Позиция, которая вызывает лишь смущение и недоумение

Митрополит Волоколамский Иларион Алфеев
Позиция, которая вызывает лишь смущение и недоумение Комментарий по поводу недавних интервью митрополита Илариона и В. Легойды в отношении проведения Всеправославного собора на о. Крит


Позиция, которая вызывает лишь смущение и недоумение


Комментарий по поводу недавних интервью митрополита Илариона и В. Легойды в отношении проведения Всеправославного собора на о. Крит
В. Легойда
В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора
Митрополит Волоколамский Иларион: На Всеправославном Соборе не будут обсуждаться вероучительные вопросы

Митрополит Волоколамский Иларион: Для нас важно, чтобы Собор стал фактором единства и единомыслия

Нет ничего достопочтеннее для священников, как благочестие и правильное проповедание слова истины..Ибо в этом состоит вся наша надежда на спасение и воздаяние обещанных благ. Поэтому мы должны делать все и подвизаться за истинную веру, за изложение (веры) и учение святых отцов, так чтобы всегда и при всех потрясениях оставалось все это целым и невредимым.

Свмч. Флавиан, архиепископ Константинопольский, послание к свт. Льву, города старого Рима о заблуждениях нечестивого Евтихия

В приведенных словах свт. Флавиана Коонстантинопльского, ревностного борца с нарождавшимся и набиравшем постепенно силу монофизитством преподается прекрасное наставление всем епископам и священникам Православной Церкви о том, в чем состоит спасительное служение православных пастырей. Оно состоит в проповедании слова истины и благочестии, то есть в подвижнической жизни по заповедям Божиим. И такое богоугодное и спасительное служение неибежно должно понуждать и заставлять епископа и священника к борьбе за истинную веру, то есть за православную веру, за чистоту ее изложения, ее соответствие святых отцам Церкви Христовой. Этот наиважнейший принцип в пастырском служении всегда находил свое отражение в оросах Вселенских соборов «во всем последуя святым отцам». Это последование не было декларативным, оно составляло отологию вероисповедания всех отцов Вселенских соборов и оно всегда является критерием и мерой истинности веры всякого архипастыря, пастыря и собора.

Во времена Вселенских соборов в Церкви истинные пастыри не пытались входить в некие богословие диалоги с инославными, еретичествующими в основе полагая поиск догматических компромиссов. Святые Отцы бескомпромиссно сверяли всякое новоявленное учение с предшествующими Святыми Отцами в духе трезвения и состоянии просвещения от Бога. А по обнаружении несогласия новоявленного учения и богословской концепции того или иного епископа, пресвитера с учением Церкви, то есть с предшествующими Святыми Отцами, епископы считали своей прямой обязанностью не обходить молчанием вероучительное пагубное новшество, а «для предостережения народа» его «открыто обнаруживали», подчеркивает свт. Флавиан Константинопольский.

В нынешней ситуации, которая сложилась в ходе подготовки всех автокефальных поместных Православных Церквей к святому и Великому Собору, от епископов также прежде всего требуется, чтобы они вникли в суть этой ситуации, прояснили ее для себя и донесли всю правду до народа Божия. «Ничто столько не требуется от священника Божия, просвещенного догматами Божественными, - подчеркивает свмч. Флавиан Константинопольский, - как то, чтобы он был готов удовлетворить всякому, требующему от него ответа относительно нашей надежды и благодати». Епископ и священник в таинстве рукоположения становится «причастником священнодействия благовествования», чтобы при этом «мудрстововать право и неосужденно». А для этого они обязаны следовать не своему мнению, воображению, а «всегда следуя Божественному писанию и изложению веры святых отцов», - дополняет свмч. Флавиан Константинопольский.

Неоднократно заявлялось о том, что Всеправославный собор не будет рассматривать никаких вероучительных вопросов и что его основная задача явить видимым образом единство Православной Церкви через факт проведения Собора.

Тем не менее, благодаря настоятельной просьбе Святейшего Патриарха Кирилла подготовленные Предсоборными Совещаниями документы для Всеправославного собора были обнародованы, что дало возможность оценить, так скажем, православность принятых документов. Поднявшаяся вокруг них дискуссия в среде епископата Элладской Церкви, и также последующие официальные критические заявления Поместных Церквей и Священного Кинота Святой Горы Афон доказали совершенно обратное тому, что утверждалось и утверждает доныне. Этим Собором самым непосредственным образом затрагивается вероучение Православной Церкви. И обстоятельная критика документа «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру» видными богословами и иерархами единогласно подтвердила:

Этот документ самым непосредственным образом затрагивает учение о Церкви, а именно экклезиологию[1],
В документе сознательно произведена терминологическая ревизия с целью введения новой экклезиологии в основу которой входят разработанные в ходе двусторонних богословских диалогов экклезиологические модели и теории (теория ветвей, церквей-сестер, теории всеобъемлемости Церкви и ее интерконфессиональности, двух легких и разделенности Церкви и христинства)
В документе исключены ряд ключевых святоотеческих понятий (ересь, раскол, возвращение и обращение к Православной Церкви) и терминов, которые являются необходимыми для точного изложения православной экклезиологии и избежания двусмысленности скрытого поддекста.
В документе отсутствует критическая богословская оценка хода двусторонних богословских диалогов, которые по многим направлением не просто зашли в тупик, но вступили в крайне опасную фразу.
В тексте этого документа хитро, но настоятельно навязываются неверные, не согласные с учением Православной Церкви мнения о «единстве христиан» и «единстве Церкви», как «чего-то искомого» и еще не исполненного и не достигнутого в соответствии с заповедью Христа Спасителя «да будут все едины». В то время как согласно православному учению единство является онтологическим свойством Православной Церкви[2], а инославные христиане, которые исторически отпали от нее, призывается к возвращению в ее спасительное лоно. (См. Письмо Священного Кинота святой Горы Афон[3] и Открытое Письмо радакции «ПА» Святейшему Патриарху Кириллу[4])
Некоторые высказывания Вселенского Патриарха Варфоломея (мы не можем собрать Вселенский собор из-за отсутствия западных христиан) свидетельствуют о том, что в высшей иерархии отсутствует понимание того, что только Православная Церковь является Единой, Святой и Апостольской, обладающей полнотой истины. Такие же высказывания были даны, например митрополитом Иларионом, и не раз (о признании таинств римо-католиков, о снятии моратория на термин ересь в отношении римо-католиков ), или в недавнем интервью митрополита Мессинийского Хризостома газете lastampa, публично утверждающего что Римо-Католическая церковь является такой же Церковью как и Православная.[5]
Это отсутствие понимания онтологии Православной Церкви, то есть ее единственности и уникальности как единственной в подлинном смысле слова Церкви Христовой является следствием опасной коррозии экклезиологического сознания у высшего епископата, который происходит по причине активного влияния не только Экуменического диалога, но и внедрения нами упомянутых экклезологических моделей в сознание епископата, духовенства и народа, а также в методологию преподавания таких фундаментальных богословских дисциплин как «догматическое богословие» и «сравнительное богословие».

Из этой совершенно чуждой православному учению экклезиологии вытекает и еще одно искажение вероучительного характера утверждение о том, что высшим судией в вопросах веры является институт соборов (п. 21 «Отношение Православной Церкви к остальному христианскому миру», «Как свидетельствует вся жизнь Православной Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры»). Согласно диахроническому опыту Православной Церкви и определению Посланий Восточных Патриархов (1848г.) таким критерием является только лишь сознание церковной полноты, или церковная кафоличность, которая может выражаться и одним человеком, а не только соборами. (См. Письмо Священного Кинота Святой Горы патриарху Варфоломею о Всеправославном Соборе[6])



Именно поэтому совершенно неверная интерпретация причин критики этого документа дана митрополитом Иларионом в его интервью на телеканале «Россия -24» (См. http://www.patriarchia.ru/db/text/4490247.html), который ее сводит просто к критике и неприятия Экуменизма. Но если даже и так, то митрополит Иларион должен, как епископ, обязан привести реальные претензии к Экуменическому движению, которые были высказаны богословами и иерархами, а также Священным Кинотом Святой Горы Афон. А претензии эти состоят, прежде всего, в том, что делегации Православной Церкви подписывают двусторонние документы, которые с догматической точки зрения являются совершенно неприемлемыми.

Странно то, что г. В. Легойда всю критику этого документа крайне унизительно расценивает, не являясь специалистом в области догматического богословия: «Ее, наверное, и сложно критикой назвать. Из того, что я видел, я даже не готов сказать, что это критика. Это просто какие-то обвинения, которые не имеют под собой никаких оснований и содержания — ни богословского, ни какого-либо еще». Одно – это действительно эмоциональные высказывания простых верующих, движимых духом простого благочестия, а другое – критика признанных авторитетов в области православного богословия. Кроме того, В. Легойда в своем интервью агентству ТАСС дает неверную интерпретацию содержанию критики Поместными Церквами документов для Всеправославного Собора: «». То есть также как и митрополит Иларион В. Легойда игнорирует подлинные причины критики: принципиальное несогласие с внедрением в документы Всеправославного собора неправослваной, ложной экклезиологии. То есть в основе конфликта лежит расхождение в веройчительных вопросах, ане «условиях и обстоятельствах проведения Всеправославного собора», которые хотя и имеют место, но они второстепенны.

Весьма странным и парадоксальным выглядит следующее разъяснение митрополита Илариона о целях созыва этого Всеправославного собора: «Нет какой-то ереси, которую мы должны приехать и осудить. Нет какой-то группы людей, которую мы должны будем изгнать из этого Собора. Наоборот, мы приезжаем для того, чтобы засвидетельствовать свое единство, чтобы поговорить о каких-то — не всех — наболевших проблемах. Обо всех имеющихся проблемах мы поговорить не сможем, потому что, во-первых, не хватило 55 лет на подготовку, надо тогда еще 55 лет готовиться; во-вторых, потому что есть и разногласия».

Соборы в истории Церкви собирались вовсе не с целью «поговорить о каких-то наболевших вопросах», а разрешить серьезные догматические вопросы. Так, например было в 16 столетии, когда Константинопольские соборы анафематствовали введение римской церковью нового Григорианского календаря и новой Пасхалии. Так было в 17 столетии, когда Иерусалимские и Константинопольские соборы давали вероучительные разъяснения на учения протестантов. Данный Всеправославный собор хочет проигнорировать все эти соборы, внеся в Православную Церковь дух плюрализма и догматического безразличия, то есть стереть вероучительные грани. И, к глубокому сожалению, митрополит Иларион этого не видит, либо сознательно игнорирует.

Реально возникает вопрос : каковы же причины такого непонимания всей остроты поднятой богословской критики некоторых документов для Всеправославного собора? Исходя из опыта святоотеческого богословия и аскетической литературы мы можем сделать следующие печальные и настораживающие выводы:

Крайняя степень обмирщенности сознания
Поверхностное знакомство со святоотеческих богословием, догматически богословием,
Отсутствие подвижнической жизни и персонального опыта переживания божественной благодати, причастности к божественной жизни.



Видные иерархи Православной Церкви указывают на то, что регламент проведения собора, предоставляющий право голоса только предстоятелю Поместной Церкви, а не всем присутствующим на нем епископам, грубейшим образом нарушает традицию проведения Соборов в Православной Церкви, согласно которой каждый епископ и даже священник и мирянин имеет право голоса. Регламент Всеправославного собора не просто упрощает процедуру принятия соборного решения, а ее упраздняет. А сам собор превращается в расширенный Синаксис Предстоятелей Православных Церквей. И поэтому вполне оправданно некоторые епископы Элладской Церкви отказались от поездки на этот собор, оценивая свою роль в этом Соборе как простой марионетки.



Указанны нами ранее отклонения от православного этоса и мышления в личной жизни не являются оправданием, тем более, когда речь идет о важных вероучительных истинах. Они не простительны потому, что такая индифферентная позиция, крайне далекая от православного сознания, является пагубной для народа Божия. Еще более серьезное опасение вызывает то, что народ Божий подаваемой в интервью информацией о Всеправославном соборе дезинформируется, вводится в заблуждение.



Болгарская Павославная Церковь, Грузинская Православная Церковь и Сербская Православная Церковь, отказываясь участвовать в работе святого и Великого Собора, на самом деле выбрали единственно правильную позицию. Любое присутствие на этом соборе является не просто недоразумением, а проявление неразумия. Этот собор является ловушкой для неискушенных душ, чтобы подчинить любыми путями и способами Церковь интересам мировой закулисы, чтобы иерархия встала на путь выстраивания новой идеологической линии для Православной Церкви как средства и способа ее окончательного уничтожения.



Редакция Православного Апологета. 11.06. неделя памяти святых отцов I Вселенского собора





[1] См. Письмо Священному Синоду Элладской Церкви профессора догматического богословия д. Целенгидиса: ««Например, вопрос самосознания и идентичности Церкви, который рассматривается в тексте «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», является экклесиологическим вопросом, то есть преимущественно догматическим»

[2] См. Письмо митрополита Напактского Иерофея священному Синоду Элладской Церкви о Святом и Великом Соборе : Επιστολή 1-η Μητροπ. Ναυπάκτου και αγ. Βλασίου Ιερόφέου Πρός τήν Αγίαν καί Ιεράν Σύνοδον της Εκκλησίας της Ελλάδος Αρ. Πρωτ. 11 18 Ιανουαρίου 2016 ««То есть единство для Православной Церкви является фактом или объектом поиска, потому что утрачено?».[2] Однако единство является онтологическим свойством Церкви Христовой, которое всегда сохраняется независимо от того когда и какие группы от нее отпали: Римо-Католическая Церковь, Протестантские Церкви».

[3] По отношению ко всем, как самосознанию православной паствы, так и инославных, нам следует говорить о возвращении отделившихся от Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви, то есть от нашей святой Православной Церкви, дабы воцарилась ни чем непоколебимая «неразрывная связь между правой верой и общением в таинствах»,[3] как это было изложено святыми Вселенскими Соборами.

[4] Сноска 24: «В 7 правиле II Вселенского собора читаем: «присоединяющихся к Православию, и к части спасаемых из еретиков приемлем…когда они делают рукописанием и проклинают всякую ересь» (τούς προστιθεμένους τῇ ὀρθοδοξίᾳ, καὶ τῇ μερίδι τῶν σωζομένων ἀπὸ αἱρετικῶν…δίδόντας λιβέλλους, καί ἀναθεματίζοντας πᾶσαν αἵρεσιν...) Правила святых Вселенских соборов с толкованиями. Репринт . М. 2000., с.108, 95 правило VI Вселенского собора начитается теми же в точности словами…, с. 682

»

[5] Συνέντευξη στην εφημερίδα lastampa.it και στον AndreaTornielli: http://aktines.blogspot.ru/2016/06/blog-post_96.html «Но вплоть до нынешнего момента католики считали Православную Церковь истинной, не так ли? Несомненно, конечно же да. Католическая Церковь (то есть папская) всегда считалась Церковью. Предложение о которых говорят оно принадлежит некоторым конкретным людям крайних воззрений, которые не желают ставить на один и тот же уровень две Церкви. Но я верю, что это будет трудно провести. Есть многие и другие, которые не принимают такого образа мышления».

[6] [6]«Во всяком случае, с ним связан пар. 22 текста «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру», в котором сообщается о том, кто является «конечным судией в вопросам веры», где следовало бы сделать более ясное уточнение о том, что церковное предание признает в качестве конечного судии в вопросах веры сознание церковной полноты, которую выражают либо отдельные лица, либо соборы иерархов, либо верующий народ, которые должны быть утверждены через соборные решения».

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites