Что такое чётки и как к ним нужно относиться

Что такое чётки и как к ним нужно относиться


Название «четки», согласно В. Далю, происходит от слов: считать, честь (отсчитывать), обозначая таким образом приспособление для счета – нитку бус или ремень с узлами – для счета молитв и поклонов. Внешне четки представляют не что иное, как шарики (матерчатые, стеклянные, янтарные, деревянные и др.), нанизанные на шнурок и увенчанные крестиком.

Кожаные четки называются лестовка. Лестовка же представляет собой круглый ремень, у которого вместо креста находятся четыре лапостка, а между ними семь передвижек и девять ступенек кожаных и 100 так называемых «бабочек» (или иной вариант – «бобочек»). Лестовка по своему назначению совпадает с четками, служа также для счета молитв и поклонов.

Введены четки в обиход еще святым Василием Великим (по иным источникам – Пахомием Великим и даже святым Антонием, но в любом случае – очень давно, в первые века Христианства) для неграмотных монахов, выполнявших молитвенное правило не по книгам, а по определенному числу молитв Иисусовых. Никакого другого назначения – ни практического, ни символического – они не имели. У нас же, на Руси, вервица превратилась в лестовку – лестницу на небо, и замкнутый круг – образ вечной и непрестанной молитвы.

Основная молитва, которой молятся по четкам – Иисусова молитва: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго или более краткие формы, самая короткая из которых: Господи, помилуй мя. В этой короткой молитве человек, имеющий опыт настоящей глубокой молитвы, находит всю полноту и молитвенных прошений, и молитвенных благодарений, и молитвенных воздыханий.

Будучи внешне простым предметом, четки отображают многие невидимые, возвышенные вещи по слову святого апостола Павла: видимое временно, а невидимое вечно (2 Кор.4:18).

Четки в монашестве называются духовным мечом (см. Еф.6:17) и вручаются монаху при постриге для как можно более частого призывания имени Божиего. В этом случае четки являются орудием (средством) напоминания о непрестанной молитве, средством против рассеивания ума.

Четки могут использоваться также для специального молитвенного правила, которое состоит из определенного количества Иисусовых молитв (сотница, двусотница и т.д.). В этом случае правило читается по особому благословению, потому что в противном случае можно спасть в состояние духовной прелести и серьезно навредить своему духовному деланию. Тем более для простых мiрян (немонашествующих).

Молитва с четками должна быть незаметной для постороннего глаза, исключение могут составлять лишь монашествующие, имеющие на это особое благословение.

В Священном Писании мы также можем найти еще места, с которыми ассоциируется это удивительное святоотеческое изобретение – четки.

Прежде всего, четки приводят нам на память евангельский разсказ о том (см. Мф.21:12), как Господь наш Иисус Христос, войдя в иерусалимский храм, увидел там людей, торговавших скотом, который предназначался для жертвоприношений, и менял, разменивавших деньги. И вот Господь возмутился тем, что во дворе храма, где люди должны были только молиться, благоговейно предстоя перед Богом, они отвлекались от молитвы этой торговлей и общей суетой, совершенно для дома молитвы неуместной. Он стал опрокидывать у менял столы и, сделав бич, как сказано по церковно-славянски – бич от вервий (Ин.2:15), начал изгонять из храма и самих торгующих, и скор, который они продавали.

Так вот, четки как раз и ассоциируются с этим бичом от вервий, потому что молясь, мы действительно прогоняем из своего сердца, из своей души «торгующих» – всевозможную нечистоту – «скот», под которым можно понимать плотские страсти; тело же и дух человека, по учению апостола Павла, – это храм Божий (см. 1Кор.3:16-17).

Можно также найти некое сходство четок – их узлов, которые между собой соединены, – с Христовыми узами, наложенными на Господа, когда Он был взят в Гефсиманском саду, связан и веден на беззаконных суд, на страдание и позорную смерть – распятие. И поскольку четки увенчиваются изображением креста, то должны мы, занимаясь молитвой, с сокрушением вспоминать страдания Спасителя, и по крайней мере стараться подражать Его смирению.

Наконец, крест оканчивается кистью – т.н. «воскрилием», четырьмя такими воскрилиями оканчивались одежды древних иудеев, и эти кисти напоминали им о том, что они должны исполнять заповеди. И, безусловно, в данном случае эта кисть также должна приводить нам на память то, что молитва только тогда может оказаться угодной Богу, когда вместе с усердием в ней у нас будет и ревность к исполнению заповедей Его.

Но кроме того эта кисть напоминает нам и о воскрилии ризы Самого Спасителя.
…Как говорила себе кровоточивая жена: если только прикоснусь к воскрилию риз Его, тотчас исцелею (см. Мф.21-22). И по вере своей она получила просимое, т.е. едва прикоснувшись к краю ризы Господа, а именно – к кончику воскрилия, исцелилась от кровотечения. Так и мы должны верить, что только, так сказать, легким прикосновением ума к благодати Христовой, как бы к этому воскрилию, к краю ризы Его, мы можем получить исцеление от течения страстей, которые мучили нас, может быть, на протяжении многих и многих лет, если, конечно, будем прикасаться с верою.

Отношение к четкам должно быть благоговейное. Нужно, чтобы они лежали в том же месте, где хранится Евангелие и молитвослов.

Брошюра «Четки». Иеромонах Серафим Параманов. М., 2005


Появление чёток в христианстве

Доподлинно не известна конкретная дата появления чёток в христианстве. Более того, ни в одной из книг Библии (состоящей из 39 книг Ветхого Завета, написанных до Рождества Христова и 27 книг Нового Завета, написанных после Р.Х.) нет упоминания о чётках. Ни Христос, ни его соратники-апостолы, ни их последователи даже не упоминали о чётках как о ритуально-молитвенном предмете. А период раннего христианства вообще не знал о них.
(Вплоть по начало V века, когда в ряды христиан входили сотни тысяч монахов и уже существовали множественные храмы и монастыри, даже в эту эпоху о чётках практически не знали и не применяли их в культовых целях).
Основатель иноко-отшельничества преподобный Антоний Великий Египетский (251-356 гг., ушел в пустыню на берегах Нила и стал отшельником), а также основатель иночества общежительского (киновия) преподобный Пахомий Великий (292-348(346) гг.) не вводили чётки в обиход монахов. И причина тут вероятно одна. На тот период развития христианства о них (чётках) скорее всего не знали. Раннехристианские монахи, собираясь в общины, занимались коллективным трудом телесным «абы прокормиши ся», воздерживались от обильных трапез и пития. Более всего заботились о духовном стяжании терпения, сострадания, любви и покаяния. И возношение молитв к Всевышнему почитали за главное предназначение в своей Святой Миссии.Не погрешив против истины, можно утверждать следующее, а именно: иноки ТВОРИЛИ умную молитву, «стяжая Духа Святаго», духовно созерцая в размышлениях о Боге (а не ради многократного перечитывания «кратких молитв» и заучивания их до автоматизма). И если даже конкретная молитва обращалась к Нему единожды, то шла она из глубины сердца, то есть от всей души. Согласно заповедям Иисуса Христа (Мк. 13,33; Лк. 21,36) и апостола Павла (1 Фес. 5, 17; Еф. 6, 18; 1 Кор. 14,15)* монаху должно молиться непрестанно. Молиться не только умом, но и духом. Причем, о чётках в сих заповедях не упомянуто вообще. Ведь моление, то есть обращение к Богу, должно быть, как возношение ума и сердца, а счёт молитв (по чёткам) возможен только при многократном повторении одних и тех же молитв. В христианских летописях и преданиях нет конкретного определенного упоминания относительно появления и происхождения чёток. Хотя нельзя не упомянуть о греческих монахах, которые, рассказывая о житие Пахомия Великого, вспоминают о его учениках, среди которых было много безграмотных простолюдин, не умевших ни писать, ни читать. А из множества молитв, выучивших на слух только одну молитву - обращение к Иисусу. Так вот преподобный Пахомий Великий обязал своих иноков читать эту молитву определенное число раз в сутки. А, чтобы не было сбоев при читке, каждому иноку давалась верёвочка (вервица, верви). Прочитал молитву - завяжи узелок. Так же греческие монахи ссылаются на воспоминания о житие святого Василия Великого из Кесарии (330-379 гг.), который перед своей кончиной оставил завещание монахам (свод правил), относительно их молитвенного творения. В этом завещании есть конкретное упоминание о вервице и святости ее употребления при вознесении молитвы к Богу.
------------------------------------
* Мф - Матфей; Мк - Марк; Лк - Лука; Ин - Иоанн; 1 Фее - 1-е Послание к Фессалоникийцам; 1 Кор - 1-е Послание к Коринфянам;Рим - Послание к Римлянам; Еф - Послание к Ефесянам.

Обращаю внимание читателя на следующий факт. Во времена описываемых событий вервица для счёта молитв представляла собой по внешнему виду не круг (венец), а только лишь отрез верёвки определенной длины. Тем самым разговор шел не о чётках в современном представлении, а о вспомогательном молитвенном предмете, являвшимся, по сути своей, предтечей сегодняшнего культового молитвенного атрибута — чёток.
И действительно в «Номоканоне» можно прочитать следующее (здесь сохранены написание и стилистика старославянского языка):
Ст. 87. «Аще не книжный есть монах, да творит на всякий час поклонов 50, глаголя: «Господи, помилуй!», на всяк час, сорок [раз]. Аще ли не может творити поклонов, да глаголет пятьсот молитв, на час, глаголя со вниманием: «Господи Иисусе Христе, Богородицею помилуй мя грешнаго». И далее: «Да, творит безкнижный монах, за полунощницу, вервиц десять; за утреню, вервиц два десять; за часы, вервиц десять; за девятый час, ивечерню, десять; за вечерню, десять. Вервица же да имать узлы, сто и три; на всяком же узле да чтеть преднаписанную молитву. Канон же им есть: сущым убо малаго образа, поклонов 300, схимником же, поклонов 600» (Большой Требник, гл. 108; Номоканон сиречь Законоправильник, ст. 87).
Если обратить свой взор на древние книги, фрески, иконы и прочее, то можно отметить тот факт, что изображения иноков, святых с чётками в руках появились в христианском культе где-то на рубеже Х1-ХП веков, но не как не ранее. Основным поводом для приобретения и внедрения в христианский культ чёток могло послужить и то, что чётки имели 33 зерна. У тогдашних палестинских христиан - это число было священным и почитаемым в память 33 лет земной жизни Иисуса Христа. В последствие, в связи с буквально повальным внедрением чёток в быт верующих чётки были приняты к употреблению среди монахов Афона. Хотя стоит оговориться. Монашествующая братия отнеслась философски к такому явлению как чётки. Афонские монахи приняли к употреблению чётки в 100 зёрен и положили христианскую традицию использования чёток для удобства читки молитв и счёта поклонов при этом. В последствие благодаря русским паломникам-христианам, посещавшим Святые земли, традиция использования чёток распространилась и на Руси. Сначала среди монахов, затем, как пример для подражания, и среди мирян. Здесь нельзя не упомянуть и об обратной связи. На русскую землю в целях распространения христианства и для собирания пожертвований (подаяний) приходили греческие монахи и епископы. То есть существовала прямая и обратная связь. Иерусалим, Афон, Царьград, Русь. Уже в ХУ1-ХУ11 веках чётки на Руси являлись повсеместным, бытовым предметом. В частности, о них упоминается в книге «Домострой попа Сильвестра» (гл. 13), где дается совет «каждому всегда иметь при себе в руках чётки».

В настоящее время чётки вручают монаху при обряде пострижения. Как это делается и с каким напутствием - является тайной, таинством самого обряда. Но вот в смысловом, аллегорическом значении чётки в православии считаются «щитом Божиим». Находясь постоянно в руках монаха, чётки осязаемо не дают пролиться гневу, вспылить, повести себя недостойно, не соответствовать чину. Перебирая чётки в руках, монах концентрируется на сосредоточении, покое души, читке соответствующей молитвы. Чётки для монаха в наши дни стали необходимым атрибутом бытия, службы Богу, укрепления Веры. И если чётки есть символ «щита веры», то «Глагол Божий» - есть «меч духовный», тем самым,монах является воином, стоящим на страже веры и духовности.
Мирянам молиться "по чёткам" (вервице, лествице и т.д.) без специального благословения духовника запрещено (пока прямо не разрешено, запрещено). Для начала нужно согласовать своё молитвенное правило с духовником. Четки - это постоянное напоминание о молитве тому, в чьих руках они находятся. Любой христианин, а тем более инок должен всегда по возможности в уме своем содержать слова молитвы: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!" Число узелков (или бусинок) на четках не имеет большого значения, обычно их бывает 10, 30, 33, 50 или 100. Это может означать только то, что за один круг на четках прочитывается то или иное количество молитв.

По прочтению очередной молитвы откладывают одно зерно. И так раз за разом» Пока не завершится круговой цикл читки положенных молитв, то есть до тех пор, пока не исполнят всего правила, базирующегося на заданном числе молитв, соответственно им числа поклонов и наложения крестного знамения на тело. По завершению цикла читки, чётки вешают к образам (иконам), если моление было дома, или убирают в карман, если моление было в церкви. Это касается православных верующих. А католики надевают их на шею (100, 150 зёрен) или на голову (на уши) в виде венца (33 зерна). Монахи носят чётки постоянно с собой. Православные, намотав их на левую руку, а католики (например, доминиканцы), заткнув за трут (пояс) на рясе. Греческие монахи используют чётки только в своих кельях, когда молятся, а в быту ими не пользуются.


Приложение

Истории из жизни святых подвижников, связанные с чётками


О кончине иеродиакона Серапиона

О том, что чётки - это не просто механическое приспособление, говорит и очень интересный случай из жизнеописания одного глинского подвижника, иеродиакона Серапиона. Этот подвижник, благочестивый, ревностный, всю свою жизнь избегавший даже посвящения в сан иеромонаха, несмотря на то что был достоин этого, просил, чтобы, когда он скончается, не погребали его три дня. И вот, когда он почил, братья увидели необыкновенное чудо: уже после кончины, когда тело его лежало на смертном одре, он три часа непрерывно перебирал чётки, и это показывало его внутреннее возвышеннейшее состояние - все, что было в его сердце .


Истинный послушник - подражатель аввы Дорофея

В одной из Керасийских келлий, а именно в келлии Честного Предтечи и Крестителя Иоанна, жил некий благоговейный, простой и смиренный монах, истинный послушник, по имени Пантелеимон (в миру Феофил Феофилопулос), родом из городка Лонганико близ Спарты. Внимательно прочитав приводимое аввой Дорофеем в своей книге житие аввы Досифея, жившего в V веке в монастыре аввы Серида на Востоке, он захотел подражать ему.

Эта книга и образ жизни аввы Досифея произвели такое впечатление на отца Пантелеимона, что он от всей души решил подражать ему. И в самом деле, он во всем повторял его жизнь. Тот не захотел поесть яиц, необходимых ему по болезни, потому что попросил их сам; чтобы отсечь свою волю, он не стал их есть. Так и отец Пантелеимон ни в каком деле не хотел, чтобы совершалась его воля; все должно было быть в точности так, как заповедует старец.

Его самоотвержение было совершенным. Даже воды он не пил без позволения и благословения старца. Он регулярно исповедовался и открывал духовнику свои тайные помыслы; он не мог уснуть, не исповедав своих помыслов и результатов духовной брани этого дня.

Согласно с преданием, которое стало для него требованием совести, и отец Пантелеимон неопустительно совершал суточное молитвенное правило - поклоны и молитву по чёткам - и непрестанно произносил умом и устами молитвы: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя", "Пресвятая Богородице, спаси мя", "Крестителю Христов, моли Бога о мне и помози ми грешному", "Святии отцы, молите Бога о всем мире и о мне грешнем".

С позволения старца и духовника, помимо повседневных суровых и тяжелых послушаний и своих собственных молитв и духовного делания, он творил особую молитву за своих родителей и родственников по плоти и по духу и за весь мир.

Он был настолько точен и внимателен в своей жизни вообще и в своих повседневных молитвенных трудах, церковных службах и Божественной литургии, что когда в 1931 году его старец послал его в Иериссос к врачу, чтобы полечить правую руку, с детских лет поврежденную, и в течение 15 дней после операции он не мог творить поклоны и перебирать чётки, старец заповедал ему заранее совершить столько молитв и поклонов, чтобы покрыть упущенные во время выздоровления дни; о. Пантелеимон совершал по 500-1000 поклонов и по 50-60 сотниц в сутки.

Чтобы дать пример отсечения своей воли, мы расскажем об одном из многих случаев, которым сами были свидетелями.

Дело было летом; уже зрел инжир. В нашей келлии напротив дома было немало фиговых деревьев; они росли и в саду, примерно в ста метрах ниже по склону. На тех деревьях, что росли перед келлией, инжир уже начал набухать, но еще не поспел. На следующий день мы с братом отправились в нижний сад, чтобы вскопать его. Мы принялись за работу и, присев немного отдохнуть под сенью фигового дерева, с радостью увидели, что на нем немало спелого инжира. Я встал, чтобы нарвать плодов.

Отец и брат Пантелеимон сказал:

- Эй! Что это ты делаешь, брат?

Не подозревая, что я что-то делаю не так, я наивно отвечал:

- Брат, я вижу что здесь инжир уже созрел, и раз мы ничего не взяли с собой на завтрак, я нарву немного инжира, чтобы было что поесть.

А он кротко ответил мне:

- Брат, а ты взял благословение у старца?

Оправдываясь, я сказал:

- Я не знал, брат, что здесь инжир уже поспел, чтобы заранее спросить разрешения и благословения; я не думаю, что старец отказал бы. Давай я сейчас нарву плодов и мы поедим, а потом расскажем об этом старцу.

Тогда он говорит мне:

- Замечательная идея, брат: сначала заняться тайноядением, а потом попросить прощения! Это называется умышленным грехом и заслуживает наказания. Так что надо бы сначала попросить разрешения на то, что ты собираешься сделать, чтобы оно было по благословению Божию, к твоей душевной и телесной пользе.

По этому критерию он всегда выстраивал свою жизнь. И таким образом он никогда не сбивался с курса, потому что ответственность за всякое его дело нес старец, который заранее знал обо всем, что собирался делать о. Пантелеимон. Поэтому его совесть всегда была спокойной, чистой и безмятежной, ибо он исполнил свой долг.


Сила молитвы по чёткам

Один монах из монастыря святого Павла поехал однажды к святому Герасиму (известному своим даром изгонять бесов - перев.) в Кефалонию. Во время Божественной литургии он стоял в алтаре и молился по чёткам - произносил в уме молитву: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас", а в храме в это время пели. В церковь привели одного бесноватого, чтобы святой Герасим исцелил его.

Когда монах молился в алтаре, беса в храме жгло, и он кричал:

- Эй, ты, монах, не тяни эту веревку - она жжет меня!

Это услышал служивший священник и говорит монаху:

- Брат, изо всех сил молись по чёткам, чтобы создание Божие освободилось от беса.

Тогда бес, рассвирепев, закричал:

- Эй, ты, старый поп, что ты говоришь ему, чтобы он тянул веревку?! Она меня жжет!

Тогда монах с еще большим усердием начал читать молитву, перебирая чётки, и человек, которого мучил бес, наконец освободился от него.


Молитва с утруждением

Отец Арсений Пещерник говорил: "Когда я молюсь по чёткам стоя, то ощущаю сильное Божественное благоухание. А когда молюсь сидя, едва его чувствую".

Несмотря на свой девяностопятилетний возраст, старец непрестанно и ревностно подвизался, а также постоянно духовно обогащался, хотя у него и без того был уже накоплен большой духовный капитал.

http://angela.org.ua/article/a-898.html

Комментарии (14)

Всего: 14 комментариев
  
#1 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 »» | 22.03.2012 13:28
  
12

О чётках

Многие занимаются Иисусовой молитвой, но далеко не все понимают, какое великое значение имеет это делание для нашего спасения. Это всеобъемлющее дело, о котором схимонах Василий Поляномерульский, знаменитый подвижник XVIII века, сказал, что если все прочие духовные занятия подобны рекам, то умное делание - океану, в который все эти реки впадают (он имел в виду библейское повествование об океане, который обтекает и орошает всю землю). Но говоря об умном делании - об Иисусовой молитве, нельзя не сказать и о том изобретении, которое помогает нам в этом занятии. Приспособление это придумано святыми отцами: может быть, по откровению свыше, а может быть просто благодаря тому, что разум их был очищен Божией благодатию.

Для того, чтобы жить благополучно, чтобы облегчить свои земные труды (иногда и из желания заменить комфортом и житейскими удобствами утешения духовные), люди создали множество разных приспособлений, машин и т.п. Но и люди духовные, люди, угождающие Богу, также изобрели много прекрасных, необходимых вещей, оказывающих нам помощь - правда, в совсем другом отношении. Если мы обратимся к православной культуре, богослужению и обрядам, то увидим совсем особенную, оригинальную архитектуру, особую живопись и песнопения, особые приспособления - утварь для совершения богослужения. И всё это когда-то было изобретено богопросвещенными людьми - иногда по откровению, а иногда благодаря естественному, но очищенному благодатию разуму - для помощи в духовных занятиях.

И вот одно из таких особых приспособлений, употребляемое во время моления Иисусовой молитвой, - чётки. Это святоотеческое изобретение на первый взгляд кажется просто удобным предметом, с помощью которого при исполнении правила мы совершаем счёт: не отвлекаясь на то, чтобы пересчитывать молитвы, а просто зная, что чётки, как обычно бывает, состоят из ста узлов, мы, прочитав определенное количество чёток, понимаем, какую часть правила совершили. Ещё четки напоминают нам о молитве: держа их в руках, перебирая узлы чёток, или вервицы, как их раньше называли по-славянски, мы не забываем, что должны непрестанно молиться. Но понимая это простое, очевидное значение чёток, можно, однако, усмотреть в них и некое духовное значение, понимание которого никак не противоречит отношению к ним как к удобному, нужному для занятия умным деланием предмету.
Когда новопостриженному монаху вручаются чётки, то произносятся следующие слова: "Приими, брате, меч духовный, иже есть глагол Божий, ко всегдашней молитве Иисусове: всегда бо имя Господа Иисуса Христа во уме, в сердцы и во устех своих имети должен еси, глаголя присно: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго".

Здесь используется изречение из Священного Писания - слова апостола Павла (см. Еф.6:17), придающие чёткам некое символическое значение: в данном случае они называются "мечом духовным". И это очень справедливое и мудрое сравнение, хотя апостол Павел и относил эти слова не к чёткам, не к молитве Иисусовой, а к силе христианской проповеди, которая и является "духовным мечом". Но ведь занимаясь Иисусовой молитвой, мы также проповедуем слово Божие, проповедуем истину как бы для самих себя и заставляем все свои душевные и телесные силы подчиниться этой Евангельской проповеди. Противоречия здесь никакого нет: действительно, чётки, необходимые нам для совершения Иисусовой молитвы, словно изображают этот духовный меч, поражающий невидимых врагов. Все, более или менее внимательно, искренне, усердно занимающиеся этим делом - молитвой Иисусовой, знают, что в ней мы не только каемся, просим у Бога милости, прощения грехов и вечной блаженной участи, но и в момент духовной брани, восстания на нас демонов, поражаем их ею как неким мечом. Это настоящее оружие, которым мы обороняемся во время нападения врагов и сами наносим удары. Поэтому очень уместно, разумно, что чётки, вручаемые новопостриженному, символически названы духовным мечом.

Прежде всего, чётки приводят нам на память евангельский рассказ о том (см. Мф.21:12 и сл.), как Господь наш Иисус Христос, войдя в иерусалимский храм, увидел там людей, торговавших скотом, который предназначался для жертвоприношений, и менял, разменивавших деньги (также как будто бы по важной причине, ведь жертвовать Богу можно было только специальные иудейские монеты, а монеты, принадлежавшие языческим государствам, в том числе римскому, не подходили для этой цели - это было особо оговорено в законе). И вот Господь возмутился тем, что во дворе храма, где люди должны были только молиться, благоговейно предстоя перед Богом, они отвлекались от молитвы этой торговлей и общей суетой, совершенно для дома молитвы неуместной. Он стал опрокидывать у менял столы и, сделав бич, как сказано по-славянски - бич от вервий (Ин.2:15), начал изгонять из храма и самих торгующих, и скот, который они продавали. Вы знаете, что иудейский храм состоял из дворов, находился под открытым небом и только "святое" и "святая святых" (то, что в наших храмах называется алтарём) располагались в отдельном здании. Так вот, чётки как раз и ассоциируются с этим бичом от вервий, и ассоциация эта, мне кажется, имеет довольно серьёзное обоснование, потому что, молясь, мы действительно прогоняем из своего сердца, из своей души "торгующих" - всевозможную нечистоту - "скот", под которым можно понимать плотские страсти; тело же и дух человека, по учению апостола Павла, - это храм Божий (см. 1Кор.3:16-17).

Чётки также напоминают нам о притче Спасителя о сеятеле (Мф.13:3-9). Растению, выросшему на каменистой почве, не имевшему корня и увядшему от солнечного жара, или тому, которое погибло при дороге, или тому, которое было заглушено тернием, можно уподобить неправильную, неразумную молитву, от которой человек в конечном счёте не получает никакой пользы. Правильное же упражнение в молитве (а наиболее полезной и плодоносной является именно непрестанная молитва Иисусова) можно сравнить со стократным плодоношением. И действительно, чётки имеют в себе сто узлов, в чём как бы содержится намёк на то, что если мы будем усердно заниматься этим деланием, то получим во сто крат больше плодов по сравнению с тем усердием, которое приложим.
Все эти сравнения, связанные с внешним видом чёток, нужны нам для того, чтобы возбудить в себе ревность к занятию Иисусовой молитвой. Можно также найти некое сходство чёток - их узлов, которые между собой соединены, с Христовыми узами, наложенными на Господа нашего Иисуса Христа, когда он был взят в Гефсиманском саду, связан и ведён на беззаконный суд, на страдание и позорную смерть - распятие. Поэтому, занимаясь молитвой Иисусовой, мы должны с сокрушением вспоминать страдания Спасителя, по крайней мере стараясь подражать Его смирению, проявленному в те страшные страстные дни. И поскольку чётки увенчиваются изображением креста, то, скорее всего, это сравнение не напрасно и не искусственно, оно помогает понять значение и внутренний смысл, который заложен в этом прекрасном предмете, изобретённом святыми отцами.

Апостол Павел говорит: "прочее, труды да никтоже ми дает: аз бо язвы Господа Иисуса на теле моем ношу" (Гал.6:17). Конечно, под язвами Господа Иисуса имеется в виду крест, который апостол Павел, как и всякий христианин, носил на себе. И на чётках мы также видим изображение креста, то есть язв Господа Иисуса Христа, и, нося их на своём теле (мы их носим в руке, которая также - часть нашего тела), мы не должны заниматься никакими прочими трудами, кроме единого угождения Господу и, в особенности, Иисусовой молитвы. Это первое и самое важнейшее дело, а "прочее, труды да никтоже ми дает", потому что всё остальное напрасно, не нужно или, в лучшем случае, второстепенно. Таким образом, и само устройство чёток в виде связанных узлов, напоминающих нам об узах Христа, и крест, венчающий чётки, должны напоминать нам о Христовом смирении, с которым мы должны совершать это великое делание ума, делание Иисусовой молитвы.

Наконец, крест оканчивается кистью - так называемым "воскрилием". Четырьмя такими воскрилиями оканчивались одежды древних иудеев, и эти кисти напоминали им о том, что они должны исполнять заповеди. И безусловно, в данном случае эта кисть также должна приводить нам на память то, что молитва только тогда может оказаться успешной и достигнуть своей цели, когда вместе с усердием в ней у нас будет и ревность к исполнению заповедей. Но, кроме того, эта кисть напоминает нам и о воскрилии ризы Самого Спасителя. Вы помните, как говорила себе кровоточивая жена: "если только прикоснусь к воскрилию риз Его, тотчас исцелею" (См. Мф.21-22). И по вере своей она получила просимое, т.е., едва прикоснувшись к краю ризы Господа, а именно - к кончику воскрилия, исцелилась от кровотечения. Так и мы должны верить, что только, так сказать, лёгким прикосновением к благодати Христовой, как бы к этому воскрилию, к краю ризы Его, мы можем получить исцеление от течения страстей, которые мучали нас, может быть, на протяжении многих и многих лет, если, конечно, будем прикасаться к этому воскрилию с верой, подобно кровоточивой жене.
Может показаться, что всё это лишь внешние, искусственно привлеченные образы, в действительности не имеющие отношения к такому простому устройству - чёткам, но, даже если исторически это появилось в результате стечения каких-то внешних обстоятельств, ничего случайного в Церкви быть не может. И потому рассуждение о том, что прикосновение к кисти, которая имеется на чётках, символизирует как бы невидимое прикосновение ума к краю ризы Христовой, к благодати Божией, - также не является натянутым и искусственным.

Мы видим, что чётки устроены в виде замкнутого круга, который, безусловно, без всякой искусственности, легко ассоциируется в уме с бесконечностью, в данном случае - с вечностью. Апостол Павел говорит: "Видимое временно, а невидимое вечно" (2Кор.4:18). И чётки, это гениальное устройство, изобретённое святыми отцами для помощи нам в занятии умным деланием, также отражают это невидимое вечное. Будучи внешне простым предметом, они отображают многие невидимые, возвышенные вещи, как бы обнаруживают их присутствие для нас во время молитвы Иисусовой.

Ещё раз перечислю: во-первых, чётки - это меч духовный, помогающий нам в сражении с демонами. Во-вторых, это бич, которым мы изгоняем из своей души страсти. В-третьих, это символ, это утешение нам, показывающее, что если мы будем усердно и разумно упражняться в Иисусовой молитве, то получим стократное воздаяние. В-четвёртых, чётки напоминают нам о путах и страданиях Спасителя и таким образом научают нас смирению. В-пятых, они учат нас вспоминать о заповедях и одновременно надеяться на милость Божию, потому что одно только прикосновение к славе Божией и благодати уже исцеляет нас от течения страстей. И наконец, они являются образом и символом вечности, к которой человек приобщается через занятие молитвой, в особенности через занятие непрестанной молитвой Иисусовой.

Четки – духовное родство со святыми. Это ветер, раздувающий огонь любви к Богу, подземные воды, питающие корни духовных растений. Четки – дары трех волхвов: ладан – непрестанная молитва, смирна – умерщвление страстей, золото – имя Иисуса Христа. Четки это бегство души от тирании и страстей мира, подобное бегству Лота из обреченного Содома. Четки это возвращение блудного сына к своему Небесному Отцу.

http://pokrov.dp.ua/publ/osnovy_pravoslavija/o_chetkakh/2-1-0-104
#2 | Александра »» | 31.03.2012 00:46 | ответ на: #1 ( Лидия Новикова ) »»
  
9
О четках

Я помню, как в 60-х годах, во время моего пребывания в Сухумской епархии, между духовенством произошел спор: имеет ли право мирянин молиться по четкам. По моему мнению, этот спор показал только одно: насколько бездуховным стало наше время. Люди, которые по своему сану и долгу призваны учить молитве, перестали понимать, что значит внутреннее молитвенное предстояние перед Богом, которое называется также «трезвением», «тайным поучением», «памятью Божией» и Иисусовой молитвой. Они считают, что слова апостола Павла: непрестанно молитесь[1] — относятся не ко всем христианам, а только лишь к избравшим особую аскетическую жизнь, то есть в настоящее время к монахам.

Четки — это одно из внешних орудий молитвы; пользуясь ими, человек, согласно церковным правилам, может заменить суточные службы и другие молитвословия (разумеется, кроме церковных Таинств) определенным количеством Иисусовых молитв. Кроме того, четки являются постоянным напоминанием человеку о молитве.

В исторической литературе сохранилось немало свидетельств о том, что еще два столетия тому назад четки носили ремесленники, крестьяне и даже солдаты. В греческих церквах и на Востоке молитва по четкам никогда не вызывала сомнений и принималась как церковное предание. Теперь потеря внутренней молитвы, переход на внешнюю деятельность с забвением самого главного — сочетания сердца с Богом — привела современных христиан к искаженному пониманию молитвы, как будто она должна ограничиваться только определенным временем и местом и кроме этого ум и душа могут беспрепятственно вращаться в кругу земных предметов и представлений. Поэтому теперь многие смотрят на четки только как на атрибутику монашества наравне с клобуком и мантией. При виде четок на руках мирянина они говорят: «Кто позволил ему носить четки; что он — монах? Это нарушение правил!» — а каких, не знают сами. Надо сказать, что древнее предание — молиться по четкам — осталось не только у православных на Востоке, но также и в таких конфессиях, как монофизитство и католичество, кроме того, в старообрядчестве, представляющем собой консервацию обрядов Русской Церкви XVI–XVII столетий; четки существуют также у мусульман, буддистов и так далее.

В древних монашеских уставах, где объясняется символическое значение монашеских одежд, нет упоминания о четках. В Требниках, изданных до XVIII столетия, также нет обряда благословения четками, так как в то время четки были обычным предметом христианской жизни, и только в XVIII веке надо было ввести в чин монашества благословение на непрестанную молитву вместе с четками именно потому, что такая молитва стала забываться. Я спрашивал об этом архимандрита Серафима[2]. Он ответил, что «четкоборчество» происходит от незнания, но прибавил, что монастырские старцы считали, что мирянам надо получить от духовного отца — старца благословение «на четки», так как для Иисусовой молитвы нужно руководство и обучение, особенно в первое время; он считал, что ношение четок требует от человека непрестанного молитвенного труда, иначе сами четки на Суде Божием будут обличать его в нерадении или в лицемерии. Отец Серафим говорил, что глинские старцы благословляли своих чад на молитву по четкам, но из-за богоборческого времени не советовали носить четки открыто.

Одна старая монахиня рассказывала мне, что ее бабушка была в Палестине и привезла оттуда икону Рождества Христова, вырезанную на дереве, и четки, также сделанные из дерева и украшенные тонкой резьбой. Впоследствии дети разделили между собой эти четки по двадцать бусинок и по ним читали Иисусову молитву. Она говорила, что особым искусством делать резные иконы и четки славились православные арабы Вифлеема. Многие паломники привозили с собой четки из Палестины, и они хранились в их семьях как святыня. Я видел четки из кожи, которые были распространены в Древней Руси, они назывались лествицей (что значит на церковнославянском «лестница»),— молитва по ней возводит ум человека от земли к небу. На Кавказе многие христиане постоянно носили четки из янтаря. У епископов и князей были четки, сделанные из слоновой кости и драгоценных камней. Диавол, когда не может разрушить христианство путем гонений и клеветы, старается лишить человека внутренней духовной жизни и сделать христианство внешним. Поэтому враг восстал против Иисусовой молитвы и Причастия, внушив многим людям, в том числе и священникам, что Иисусова молитва — это дело одних монахов, а частое причащение может лишить человека благоговения и привести к прелести, то есть к духовному обольщению.

Когда в 60-х годах я служил в Сигнахи, в храме святого Георгия[3], то мне захотелось посетить Хирсский монастырь, где находится гробница одного из учеников преподобного Иоанна Зедазенского — святого Стефана Хирсского[4]. Недалеко от Сигнахи в небольшом кахетинском селении жил священник. Он уже не мог совершать храмовые службы, а крестил у себя на дому детей, отпевал усопших и исполнял другие требы в своей и соседних деревнях. К сожалению, я забыл его имя. Он иногда посещал Бодбийский монастырь. Я решил попросить его проводить меня в Хирси и вместе с церковным старостой отправился в его деревню.

Кахети — это уголок Грузии, где можно увидеть картины минувших веков: дома из деревянных бревен, посуда из старой керамики, оружие, передающееся из поколения в поколение. Пожилые кахетинцы на праздники любят надевать свой традиционный костюм: препоясанную чоху и небольшую шапку, похожую на монашескую скуфейку. Там время не гонит человека, люди живут, не торопясь и не спеша, и кажется, будто над Кахетинской равниной само солнце движется медленнее.

Старый священник сразу же согласился проводить нас в заброшенный и опустевший монастырь, с которым, как я узнал впоследствии, было связано его детство. При Хирсском монастыре до революции действовало духовное училище. Когда-то здесь был один из духовных очагов, откуда свет христианства распространялся в восточные области Грузии, называемые Эрети, а также в западную область Кавказской Албании. Много древних храмов, построенных грузинами, находится в Саингило[5], древней части Эрети, населенной грузинами, которые приняли мусульманство во время персидских завоеваний, но часть из них до сих пор осталась православной. Они говорят на особом диалекте грузинского языка, сохранившем много исторических архаизмов. Эта область была просвещена частично при царе Бакаре в IV веке, затем учениками Иоанна Зедазенского в VI–VII веках. После арабской экспансии и насильственного насаждения ислама этот край был вновь просвещен царем Давидом Строителем (XI–XII века). В XIII веке здесь прославились своими миссионерскими трудами преподобные Антоний и Пимен[6]. В середине XVIII столетия великий святитель Иоанн, митрополит Манглийский[7] , которого можно назвать последним равноапостольным мужем, основал монастырь, одной из целей которого было обращение ингилойцев-мусульман в Православие.

Мой спутник рассказывал, что Хирсское училище было бесплатным. В воскресные и праздничные дни ученики присутствовали на всех богослужениях; они пели на клиросе, а некоторые прислуживали в алтаре. День начинался и оканчивался молитвой. Нередко игумен присутствовал при утренних и вечерних молитвах. Молитвы читал лучший из учеников, это было для него наградой. В монастыре был обычай: монахи перед тем, как расходиться по келиям, собирались вместе, и один читал Иисусову молитву, а другие слушали в молчании, затем расходились по келиям. Такой обычай существовал во многих монастырях: монахи собирались в церкви и в полумраке, при свете только нескольких лампад, занимались Иисусовой молитвой.

. Святитель Василий впоследствии вспоминал, что первыми словами, которые он произнес, было имя Иисуса Христа. Священник рассказывал, что он в молодости хотел стать монахом, но родители были против. Он послушался их и вступил в брак. У него были дети, и он решил у себя дома сделать подобие маленького монастыря. По вечерам вся семья молилась вместе. Он обучал детей читать молитвы и сам поощрял их к чтению. Он говорил, что молитва вместе с малыми детьми доставляет особое утешение, сравнимое с тем, которое приносит молитва монастырская. Как в монастыре, после вечерних молитв дети по очереди читали Иисусову молитву. В житии святителя Василия Великого написано, что когда он был еще младенцем, то его учила Иисусовой молитве старшая сестра Макрина

Я помню также, как в 70-х годах в Самтаврском монастыре остановилась молодая мегрелка с четырехлетним ребенком. Этот ребенок удивительно любил храм и молитву и не отходил от старых монахинь. Они сшили ему длинную рубаху, похожую на подрясник, и дали ему четки. Ребенок молился по четкам и показывал эти четки посетителям монастыря; он даже пробовал объяснить им, что это такое. Некоторые из преподавателей семинарии, находившиеся при монастыре, порицали монахинь и говорили, что четки — это не детские игрушки. Но мне кажется, что сердце ребенка могло глубже, чем наши сердца, понять силу и дивную красоту имени Иисуса Христа. Никакой садовник не скажет, что еще рано поливать молодое растение, а нужно, чтобы вначале оно выросло. В древности были семьи, где все занимались Иисусовой молитвой; она прививалась детям с первым проблеском их сознания. Дети, которые читают Иисусову молитву, озарены благодатью и становятся другими.

Хирсский храм похож на каменный утес или на крепостную башню, господствующую над окрестностями. Когда-то здесь находилась епископская кафедра. Недалеко от собора, в бывшем церковном дворе, теперь расположилось музыкальное училище. Доносившиеся оттуда звуки фортепиано диссонировали с величественной картиной древнего святилища; они как будто врывались в безмолвие древнего монастыря, как захватчики — дикие кочевники — в города и села. Но священник, мой проводник, не слышал этих звуков, он забыл о нас, он казался погруженным в прошлое.

Я выходил из монастыря с двойственным чувством: радости, что посетил эту святыню, поклонился гробнице преподобного Стефана, был на месте, освященном в продолжение четырнадцати веков молитвами монахов и кровью мучеников за Христа, и — скорби, сжимавшей сердце, как будто я видел царственного пленника, закованного в цепи.

За стеной монастыря — кладбище. Когда мы проходили мимо, то услышали плач: женщина в черном одеянии стояла над могилой — холмиком недавно вырытой земли — и громко рыдала. Мне показалось, что это образ Грузии, которая скорбит о своих поруганных святынях.

Я спросил священника, когда прощался с ним, есть ли у него четки и читает ли он Иисусову молитву. Тот посмотрел на меня с обидой и сказал: «Я храню четки, которые получил еще в молодости в Хирсском монастыре, но надеваю их редко, чтобы они не истерлись и не разорвались; а как мне, священнику, не читать Иисусову молитву, неужели, по-твоему, я магометанин? Я читаю ее даже когда работаю в своем саду. Мои дети разъехались по сторонам, некоторые из них уже умерли, я остался один, но когда я молюсь, то не чувствую себя одиноким, я знаю, что Господь со мной».

О четках я спрашивал у пустынников. Один из них сказал мне: «Многие великие старцы, жившие в пустыне, не носили четок; им четки были уже не нужны — молитва непрестанно текла в их сердце, они только прислушивались к ней». Он говорил: «Для пустынников четки — это только период обучения молитве». Я спросил: «А какие последующие периоды в делании молитвы?». Он сказал: «Многие старцы учат соединять молитву с дыханием. Само дыхание напоминает о молитве, как внутренние четки. Но затем, когда ум соединяется с сердцем (молитва как бы “садится” в сердце), тогда уже ум не следит за дыханием, а молитва более обращена к биению сердца и сочетается с ним; дыхание при этом сдерживается само собой; но и это не последний предел молитвы, а только ее ступень». Я спросил: «А что дальше?» — и услышал ответ: «Не знаю; старцы не любили говорить об этом». Я спросил опять: «А как у тебя идет молитва?». Он ответил: «Я вспоминаю свои грехи и прошу: “Господи, помилуй мя” — вот и вся моя молитва. Некоторые говорят, что надо молиться так, как ребенок просит своего отца, а я, как из болота, взываю ко Господу о помощи и спасении».

Я вспомнил слова одного опытного старца: «Где нет покаяния, там нет Иисусовой молитвы. Иисусова молитва — это продолжительный внутренний плач о своих грехах. К Богу можно приблизиться только через покаяние».
#3 | Александра »» | 31.03.2012 00:49 | ответ на: #1 ( Лидия Новикова ) »»
  
12
О молитве

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Братия и сестры! Когда поражены нервы, то и все тело человека расслаблено. Он похож на живой труп. Когда нет молитвы, то парализована вся духовная жизнь человека. У него угасает вера, исчезает любовь, меркнет надежда.

Молитва – это невидимая лестница, по которой человеческая душа восходит к небу. Молитва – это те духовные камни, из которых Ангелы строят вечный дом для нашей души. Молитва – те чудные семена, посеянные в сердце, из которых в вечности произрастают райские цветы. Поэтому святые Отцы и называли молитву царицей всех добродетелей.

Молитва бывает церковная и домашняя.

Я уже много раз говорил вам о том, что церковная молитва необходима для спасения христианина. Все храмы мира соединены между собой невидимыми каналами благодати. Как радиусы пересекаются в едином центре, так и духовные лучи, исходящие из всех храмов и, если можно так сказать, из сердец всех святых, пересекаются в каждой церкви.

Поэтому, когда мы молимся в храме, то за нас совершается служба, за нас молятся во всех храмах мира. И в Иерусалиме, где Гроб Господень, и на Афоне, куда не ступает женская нога.

Особенно велико значение Литургии, в которой в священных символах перед нами проходит вся земная жизнь Спасителя, а также раскрывается будущность Церкви и мира. Кто присутствует на Литургии, тот своими духовными очами созерцает великие тайны Божии. И не только созерцает, но и участвует в них.

Когда преподобный Макарий, основатель египетского Скита, спросил у Антония Великого, посетившего его: «Чего еще не хватает нам для спасения?» – то преподобный Антоний сказал: «Храма, в котором свершалась бы Литургия».

Молитвы, которые Церковь сохранила нам, которые мы читаем по книгам, сложены святыми Отцами. Это – вопль, исходивший из их сердец, это – чистейшее дыхание их чистейших душ. Святые Отцы лучше нас видели тайны духовного мира, видели свои собственные души и в черных безднах падения, и в ослепительном свете преображения. Поэтому молитвы, составленные ими, имеют огромную духовную силу.

Когда мы читаем молитвы по книгам, то мы беседуем с Богом словами святых: людей, которые исполняли волю Божию, людей, в сердцах которых, как неугасимая лампада, сияло имя Иисуса Христа.

Слова молитв, написанные в книгах, эти слова – не чужие для нас. Если мы будем читать их внимательно, стараясь слить с ними наш ум и сердце, то они станут нашими собственными молитвами. Но мы должны, кроме того, учиться беседовать с Богом и своими словами: просить Бога о наших повседневных нуждах, благодарить Его за все. Святой Иоанн Кронштадтский говорит: «После молитвенного правила скажи Господу хотя бы несколько своих собственных слов. Как приятна будет Богу эта молитва! как отцу приятен лепет маленького младенца».

Братия и сестры! Господь говорит в Евангелии: Молясь, не говорите лишнего (Мф. 6, 7). Как это понять? Некоторые думают, что «лишнее», многословие – продолжительность молитвы. Нет, совершенно не так. Многословным мы называем того человека, в речи которого больше слов, чем мыслей.

Говорить лишнее в молитве – значит просить у Бога неполезного нам. Говорить лишнее в молитве – значит указывать Богу, как и когда исполнить ее. Быть многословным – значит составлять свои молитвы так, как составляют стихи, точно мы хотим подействовать на Бога своим красноречием. А здесь только одно нужно – искренность и непосредственность. Наша молитва должна быть произносима языком нашего сердца. Только лишь язык сердца слышен на небе.

Братия и сестры! Есть еще один вид молитвы – молитва непрестанная. Это краткая молитовка или же стихи из псалма, которые человек должен произносить как можно чаще, по возможности всегда и постоянно.

Ученики св. апостола Иоанна Богослова произносили следующие псаломские слова: Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи ми потщися (Пс. 69, 1). Преподобный Антоний Великий всегда молился: «Иисусе, помоги мне». Святой Иоанникий Великий повторял: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троице Святая, слава Тебе!»

А большинство святых Отцов творили и завещали нам Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» Эту молитву мы должны произносить как можно чаще. Сначала после молитвенного правила – десять или пятнадцать минут, постепенно увеличивая время. Повторять слова ее следует неспешно. Когда мы одни – вслух самим себе. Когда находимся в присутствии других людей, то молча, в своем сердце.

Братия и сестры! Когда вы идете в церковь, творите Иисусову молитву. Когда вы сидите за трапезой, также молча читайте ее. Некоторые даже считают, сколько Иисусовых молитв они должны прочесть, пока пройдут от двери до ворот своего двора. Сколько Иисусовых молитв они должны прочесть, пока сидят за трапезой. Так сказать, Иисусовой молитвой они наполняют и измеряют весь свой день.

Когда Иисусова молитва привьется к нашему уму, то она очищает его от скверны, лжи и лукавства. Она делает ум простым и световидным. Когда Иисусова молитва коснется нашего сердца, то в нем она усмиряет страсти, как укротитель диких зверей. Иисусова молитва пробуждает в нашем сердце любовь к Богу. Поэтому некоторые из святых Отцов называют Иисусову молитву любовию Божиею. У апостола Петра написано: Вы – род избранный, царственное священство (1 Пет. 2, 9). Царственное – потому, что нам обетовано Царство Небесное и Божественное благословение. Священство – потому, что молитва христиан – это священнодействие. Через молитву христиан освящается весь мир. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Будь епископом над сердцем своим, и в алтаре сердца приноси Богу мысленные жертвы молитвы».

Братия и сестры! Какие должны быть условия для правильной молитвы? Это прежде всего приуготовление к молитве. Мы должны отрешить ум свой от всего преходящего и суетного, от всех повседневных дел. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Как на крыльях поднимись ввысь, над землей, и ты будешь безопасен от всех врагов твоих». Затем мы должны представить, с Кем мы беседуем, в присутствии Кого находимся, с Кем начинаем свою речь – с Творцом неба и земли, с Повелителем Ангелов, Он в это мгновение внимает нам. Затем у нас должна быть надежда, что Господь исполнит наши молитвы. Господь всесилен, Он все может. Господь – Любовь неизреченная. Поэтому Он хочет даровать нам блага больше, чем мы сами желаем добра себе. Молитва должна быть как можно более внимательной. Вступая в молитву, мы как бы вступаем в духовную битву; и тогда целая туча помыслов возникает в нас, окружает наш ум («как тучи мошек», по словам святителя Феофана Затворника). В сердце нашем на молитве пробуждаются страсти.

Да, ни у кого из нас нет чистой молитвы. Чистая молитва – удел одних только Ангелов. Но мы должны стараться каждое слово молитвы осмыслить, откликнуться на него своим сердцем.

Преподобный Серафим Саровский говорил: «Когда ты стоишь в храме, то закрой глаза, чтобы ничто не развлекало тебя, и молись так; но если демон будет погружать тебя в дремоту, тогда смотри на свечу или на лампаду пред иконой и клади поклоны поясные и земные. Если на клиросе читают невнятно и непонятно тебе, тогда твори Иисусову молитву».

Братия и сестры! Какие у молитвы враги? Это прежде всего – гордость. Гордый не может молиться. Гордый требует даров от Бога, как бы заслуженных им. Гордый старается сразу взойти на высокие духовные степени, совершенно не соответствующие его жизни. Гордый требует от молитвы чуда, ждет его и поэтому часто обманывается в своих гордых надеждах. Некоторые говорят о том, что они на молитве слышат какие-то голоса, исходящие от икон, видят своими глазами Спасителя. Братия и сестры! Это – обольщение от демона и наказание за гордость. В молитве человек должен искать лишь только одного – прощения своих грехов. Гордый же, молясь, считает, что он уже святой.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) рассказывал об одном обольщенном, который решил при жизни, что его тело стало святыми мощами, и отрубил себе руку, для того, чтобы другие поклонялись ей как какой-то святыне. С кем бы он ни встречался, он говорил о том, что его рука положена в главный храм соседнего монастыря, что после каждой службы игумен с братией подходят к его руке, которая нетленна, и лобызают ее. Когда ему не верили, старались разубедить его или просто смеялись, он приходил в страшный гнев. Лицо его краснело, из уст исходили какие-то нечеловеческие звуки, вроде крика рассерженного гусака.

Другое препятствие в молитве – уныние и отчаяние. Отчаяние – это потеря надежды на Бога; а молитва без надежды – это иудина молитва.

Препятствием к молитве является памятозлобие – черный огонь, кипящий в нашем сердце. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Если ты хочешь, чтобы Бог услышал тебя, то сначала от всей души помолись о врагах своих, а потом проси у Бога, что ты хочешь!»

Препятствуют молитве наши неисповеданные грехи, которые стоят между нами и Богом как стена. Братия и сестры, у каждого из нас есть главный грех, есть любимый грех, в котором меньше всего мы хотим каяться, с которым меньше всего мы хотим расстаться. И вот этот грех подобен змею, который пьет кровь нашей души, делает нас бессильными.

Поэтому перед молитвой мы должны рассмотреть, к какому греху больше всего привязана наша душа, и отсечь его от себя, отрубить голову змея, и тогда вместе с ним уйдут из нашей души и многие другие грехи.

Враги молитвы – это небрежность и рассеянность. Если рассеянность и невнимательность в молитве происходит от сатанинских искушений, то мы должны стоять в молитве терпеливо. Св. Василий Великий говорит: «Если ты хочешь молиться внимательно, но еще по младенчеству воли своей не можешь, то стой, терпи в молитве, и Господь даст тебе за труд твой».

Но если мы можем молиться внимательно, а молимся небрежно, то это не приближает, а отдаляет нас от Бога. В одном из псалмов сказано, что идолы имеют очи, но не видят, имеют уши, но не слышат (Пс. 113, 12–14). Часто и мы на молитве стоим подобно каменным истуканам, имеющим только человеческий вид, не слыша и не понимая, о чем же молимся.

Св. Василий Великий говорит: «Когда ты встаешь на молитву, прежде всего поблагодари Бога за те благодеяния, которые Он даровал тебе в твоей жизни. Затем принеси покаяние в своих грехах. Только после этого проси у Бога того, что ты хочешь, а затем окончи свою молитву славословием Богу».

Братия и сестры! Некоторые спрашивают: почему, если Господь Благ и Всемогущ, Он так долго не исполняет наших молитв? Но, во-первых, Господь не исполняет наших молитв, когда мы просим того, что неполезно нам. Затем Господь не исполняет наших молитв, если мы молимся не так как надо, – небрежно. Господь не исполняет наших молитв иногда ради того, чтобы удержать нас в молитве. Он знает наше себялюбие. Когда мы получим просимое от Него, то отойдем, как прокаженные, которые, получив исцеление, даже не оглянулись на Христа Спасителя (Лк. 17, 12–19).

Итак, Господь медлит, чтобы приучить нас к молитве. Иногда же Господь не дает нам просимого потому, что еще не пришло время. А порой медлит для того, чтобы даровать нам Свои блага даже в большей мере, нежели мы просили, чтобы вознаградить нас за наше терпение.

Братия и сестры! Св. Василий Великий завещал, чтобы христиане каждый день думали, что это – последний день их жизни. Преп. Иоанн Лествичник говорит: «Для молитвы необходима память о смерти». Он пишет: «Некоторые говорят, что молитва выше, нежели память смерти. Я же воспеваю два существа в одном лице, то есть считаю молитву в памяти смертной – истинною молитвою».

Еще я хотел сказать вам, что, по учению святых Отцов, в молитве ум наш должен быть чист и безвиден. Нельзя представлять в это время никаких картин, например, рая и ада, никаких образов. Надо молиться не представлениями, а словами. Если человек молится, представляя перед собой что-нибудь чувственное, то этот человек только лишь развивает и разгорячает свою фантазию. А святые Отцы говорят: «Диавол – это искусный живописец».

Св. Игнатий (Брянчанинов) рассказывает о том, как однажды к нему пришел афонский монах. Святитель с радостью принял странствующего инока, желая узнать о его молитвенном подвиге. Расспросил и, к удивлению и ужасу своему, услышал, что когда тот молится, то представляет перед глазами своими Спасителя и Божию Матерь. Св. Игнатий решил предостеречь обольщенного: «Я советую тебе не останавливаться на ночь на втором этаже» – сказал он. Удивился монах этому и спросил: «Почему, Владыко?» Святитель ответил: «Вдруг тебе покажется, что Ангелы пришли за тобой и хотят понести тебя на Афон, ты упадешь со второго этажа и разобьешься».

Монах сказал: «Да, действительно, у меня были такие помыслы, что Господь может в мгновение ока перенести меня на Афон!»

Тогда Игнатий (Брянчанинов) попросил его: «Попробуй молиться, не представляя ничего перед собой, а только лишь зная и веря, что Бог слышит тебя, и расскажи мне, что из этого получится».

И через некоторое время этот человек пришел к Святителю в смятении: «У меня была раньше такая горячая молитва, а теперь я как будто потерял Бога!» – говорил он.

Но на самом деле не Бога он потерял, а потерял свои грезы, образы, рисуемые его фантазией, иными словами – освободился от страшного обольщения, которое легко могло привести его к гибели.

Итак, братия и сестры! Когда молитесь, то ум ваш должен быть прост и, если можно так выразиться, – прозрачен.

Помните: молитва – это, прежде всего, плач о грехах. Чтобы молитва была истинной, не прелестной, она должна быть исполнена чувством покаяния.

Один из Отцов говорил: «Смирение – это тот мысленный Синай, на котором Господь является человеку!»

Аминь.

Архимандрит Рафаил ( Карелин )
#4 | Елена »» | 10.08.2012 20:14
  
5
Спасибо, за доброе наставления в поучении Иисусовой молитвы и правильного обращения с чётками. И найдя ответ на правильное отношение к чёткам, но есть много вопросов.Сейчас многие не понимают для чего нужны чётки и применяют в автомашинах объясняя что как оберег и как им донести если молитвы они не читают, но а в храм не ходят.Как быть идёшь по улице и видишь проезжает машина, а в ней чётки и икона болтается.Сердце обливается кровью смотреть.Вопросов много.Спасибо ещё раз за раскрытую тему и доброе понимание.
#5 | Анна »» | 10.08.2012 20:38
  
-1
Многие люди надеются угодить Марии многократным повторением заученных молитв, например «Богородице Дево, радуйся», «Отче наш» и других. В книге «Католические символы» говорится, что у католиков «самым распространенным атрибутом почитания Марии являются, несомненно, четки» (Les symboles catholiques). Четки — это специальные бусы для отсчитывания молитв. «Пять десятибусинных циклов, разделенных шариком особой величины, составляют пятьдесят повторений ангельского приветствия («Радуйся, Мария»), пять повторений молитвы „Отче наш“ и пять повторений славословия»,— говорится в той же книге. Прислушивается ли Бог к чтению молитв по четкам?
Ответ на этот вопрос дал сам Иисус Христос: «Когда молитесь, не повторяйте одно и то же, как люди из других народов, ибо они думают, что благодаря многословию будут услышаны» (Матфея 6:7). Так Иисус подчеркнул, что его последователям следует избегать в молитве многократного повторения заученных словесных формул.
Может возникнуть вопрос: а разве не сам Иисус дал своим ученикам молитву «Отче наш», которая входит в розарий, или обряд чтения молитв по четкам? Действительно, образцовую молитву, которую называют Молитвой Господней или молитвой «Отче наш», дал Иисус. Надо все же заметить, что буквально перед этим Иисус предупредил против многократного повторения «одного и того же». Иисус два раза давал образец для молитвы, и, если сравнить эти случаи, можно увидеть различие. То есть Иисус не хотел, чтобы ученики зазубрили этот образец и потом повторяли (Матфея 6:9—15; Луки 11:2—4). Мысли, которые высказал Иисус в этих двух случаях, схожие, но слова разные. Это приводит нас к выводу, что Иисус просто дал пример того, как надо молиться и о чем. Но самое главное, из этого примера видно, кому надо молиться
  
#6 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 »» | 10.08.2012 20:47 | ответ на: #4 ( Елена ) »»
  
3
Во Славу Божью Елена, я считаю чётки монашеской атрибутикой, ....рада что вы нашли ответы на свои вопросы, что тема оказалась вам полезной!!!
  
#7 | Троицкий Рувим »» | 10.08.2012 22:09 | ответ на: #5 ( Анна ) »»
  
2
Аксион Естим
Евангелие От Луки: Песнь Богородицы
Зачем перевирать Святое Евангелие, В Котором Сказано: В Молитвах не будьте многословны, а не "не повторяйте одно и то же". Апостол же Павел Заповедал: Непрестанно Молитесь. Отец Небесный И Ныне Говорит: Основа Непорочности - Непрестанная Молитва. Причём даже Молитва Отче Наш, Для Непрестанной Молитвы не Подходит, ибо в ней слишком много Слов и Внимание Рассеивается. Ближайшие К Богу Ангелы ни днём ни ночью не имеют покоя, Непрестанно Воспевая Песнь Любви И Благодарения Всевышнему: Свят! Свят! Свят Господь Саваоф! Слава Тебе, Боже Наш, Во Веки Веков!!!!
Я Сподобился Слышать, Как любимые Божие Ангелы Славят Своего Создателя. К Сему же Призваны И Люди.
Вот Наставление О Непрестанной Молитве Из Уст Иисуса Христа - Воскресшего Царя И Бога Нашего:
Для Непрестанной же Молитвы удобнее всего Воспевать в тайне Сердца Песнь Серафимов – Любимых Моих Ангелов: СВЯТ! СВЯТ! СВЯТ ГОСПОДЬ САВАОФ! СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ НАШ, ВО ВЕКИ ВЕКОВ! Эта молитва Мне никогда не надоест. Господь Саваоф - Господь Сил –одно из Имен, Которое Открыл о Себе Вседержитель – Бог Истинный Святый. И Имя это относится в равной степени к Трём ни с кем не сравнимым Лицам Живоначальной Присносущной Единосущной и Нераздельной Троицы. Ибо Все Силы Ангельские и Все Святые оказывают всегда добровольное безропотное, безпрекословное, неукоснительное и охотное Послушание Голосу Отца Безначального, Сына Единородного И Духа Святого, Божеством Своим ни в чем не имеющего недостатка перед Отцем И Сыном..
Любимый Ученик Господень Иоанн Богослов приводит критерий или судный признак по которому можно безошибочно различить действие Духа Истины от духов лжи и злобы:
Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духи-какие от Бога. Итак всякий Дух, который исповедает Господом Иисуса Христа Пришедшего Во Плоти т.е. Богом Совершенным И Человеком Совершенным - от Бога, а всякий, который Так не Исповедает – лестчий и антихристов. Мне Господь Открыл, что Исповедание Отца И Сына И Святого Духа- Троицы Единосущной и Нераздельной Единым Истинным Богом –столь же Твёрдый и Основательный Критерий Истины необходимый для безопасной ориентации в Духовном Мире.
Очень Хорошо для Непрестанной Молитвы, творимой в тайне Сердца для Бога Единого , Воспевать Трисвятое Пение, также принесённое с Небес:
СВЯТЫЙ БОЖЕ!
СВЯТЫЙ КРЕПКИЙ!
СВЯТЫЙ БЕССМЕРТНЫЙ:
СЛАВА ТЕБЕ!
Достойно и Праведно есть петь в тайне Сердца и Ублажение Пресвятой Богородице Марии, например: БОГОРОДИЦЕ, ДЕВО ,РАДУЙСЯ! БЛАГОДАТНАЯ МАРИЕ, ГОСПОДЬ С ТОБОЮ. БЛАГОСЛОВЕННА ТЫ В ЖЕНАХ И БЛАГОСЛОВЕН ПЛОД ЧРЕВА ТВОЕГО: ИБО СПАСА РОДИЛА ТЫ ДУШ НАШИХ. Или: ДОСТОЙНО ЕСТЬ ЯКО ВОИСТИНУ БЛАЖИТИ ТЯ,БОГОРОДИЦУ:ПРИСНОБЛАЖЕННУЮ И ПРЕНЕПОРОЧНУЮ И МАТЕРЬ БОГА НАШЕГО.ЧЕСТНЕЙШУЮ ХЕРУВИМ И СЛАВНЕЙШУЮ БЕЗ СРАВНЕНИЯ СЕРАФИМ,БЕЗ ИСТЛЕНИЯ БОГА СЛОВА РОЖДШУЮ:СУЩУЮ БОГОРОДИЦУ ,ТЯ ВЕЛИЧАЕМ! Когда я , от всей Души Любя Пречистую, воспевал Ей сии Песни Любви и Благодарности за Её Неусыпное Молитвенное Предстательство и Неустанные Материнские Заботы о Нас, то Услышал Голос Отца Небесного, Который Сказал: Вот, как ты к Ней, так и Я к тебе.
В былые времена Боголюбивые Души в качестве Непрестанной Молитвы творили т. наз. «Иисусову Молитву»: ГОСПОДИ ИИСУСЕ ХРИСТЕ,СЫНЕ БОЖИЙ,ПОМИЛУЙ МЯ ГРЕШНОГО! Слова молитвы сей заимствованы у Евангельского слепого который взывал: ИИСУСЕ, СЫНЕ ДАВИДОВ,ПОМИЛУЙ МЯ!И ,вскоре получив просимое, перестал уже так взывать, и стал Славить и Благодарить Бога за Оказанную Милость. Ныне же Иисус Христос Говорит: Иисусова молитва – для богатых. Пусть они вопят: Помилуй! ,д а Помилуй!, доколе не освободят себя от бесполезного и обременительного служения маммоне неправды, чтобы соделать Куплю Добрую, о Которой Сказано в Евангелии Моём Вечном и Неизменном. Человеку же Убогому приличней Славить Меня.

http://www.logoslovo.ru/forum/all_1/user_746_3/topic_2702/
  
#8 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 »» | 08.07.2013 22:39
  
7

О чётках

[Монашеские четки] У христиан на запястье золотая нить с бесценной жемчужиной, ради которой евангельский купец продал свое имение и приобрел богатство, большее, чем царское сокровище. Этот золотой круг – четки. Круг символически означает вечность. Через четки душа человека соприкасается с духовным миром, где время сменяется вечностью.

Круг – символ бесконечности. Четки – начало духовного пути, который не оканчивается никогда; для приближения души к Богу нет границы и предела. Четки это безмолвный голос ангела-хранителя, будящий на молитву душу, погруженную в образы проходящего мира, как в тяжелые сновидения. Четки – безгласный колокольчик, который зовет наши мысли от внешнего мира в собственное сердце, как церковный колокол призывает людей на молитву в храм. Четки пробуждают ум от липкой дремоты обыденных дел. Четки – путеводитель в дороге от земли к небу, ключ, открывающий двери сердца для имени Иисуса Христа, цепь, соединяющая душу с духовным миром, лестница, ведущая в Небесный Иерусалим, где каждый узелок – ступенька ввысь.

Четки – неразлучный друг и любимая подруга, с которыми беседует душа. Это ожерелье духа, мост от закона к благодати – от молитвенного правила к непрестанной молитве. Каждый узелок четок становится самоцветом в духовной копилке, которая откроется в вечности, это то золото, которым душа будет откупаться на мытарствах.
Узелки четок – это слезы молитвы, которым ведет счет ангел-хранитель. Четки – это надежда человека на то, что с ним Бог, хотя бы судьба забросила его как буря снежинку на край света. Это радость, что имя Божие близко к душе, ближе, чем дыхание уст, свет глаз и биение сердца. Движение пальцев, перебирающих узелки на четках подобно прикосновению смычка по сокровенным струнам души.

Иисусова молитва – основа всех молитв, поэтому четки – книга книг, это песня в земном пути, обновляющая силы человека. Это посох в далеком странствовании, огни отеческого дома, которые видит душа издалека; это возвращение чистоты детства и мудрость старости. Четки – вервь, опущенная в ад, за которую хватаются грешники, чтобы молитва извлекла их из вечного мрака. Четки это радость предков, что в их роду родился молитвенник, который может помочь им. Четки – луч надежды, блеснувший в преисподней. Четки – снятие родового проклятия и умножение родительских благословений. В руках святых четки были петлей, которой они душили демона, и бичом, которым прогоняли бесов.
Узелки четок это камени, о котором разбиваются греховные помыслы – вавилонские младенцы. Узелки четок это звезды в человеческой руке. Четки – спасательный пояс, брошенный утопающему в омуте греха. Круг четок – крепостные стены, внутри которых человек безопасен. Четки – сеть зверолова, в которой запутывается как дикий зверь демон, старающийся разрушить молитву; это огненная преграда, которую не может перейти волчья стая, окружившая человека. Четки – тенета, которыми ум ловит помысли, как птицелов – певчих птиц.

Четки это духовный путь, который не кончается, и песня, которая не смолкает. Четки – заключенные врата Эдема, которые теперь вновь открыты именем Иисуса Христа. Четки – тетива лука, а имя Христа – горящие стрелы, поражающие сатану. Четки – это уста друга, которые высасывают змеиный яд из ран души. Четки – дивное растение с благоухающими цветами, которое выросло в раю. Это шлем для ума и щит для сердца, защищающие христианина в духовной битве.

Узелки четок это глаза, через которые человек видит небо, и ангельские очи, которые смотрят в глубину его сердца. Это ветвь от райского древа жизни, которое дарует бессмертие. Четки подобны Херувиму с огненным мечом, стерегущего двери сердца от злых духов. Четки – сокровище, которое приобретается дорогой ценой: за него надо отдать все тленное, что стяжал в миру, чтобы получить нетленное и вечное. Четки – молот, разбивающий твердый камень человеческого сердца; это молниевидный свет, просвещающий темную ночь души, чудодейственное брение, которое исцеляет очи слепых.

Четки – надежда на Единого Бога, в которой исчезает надежда на человека. Четки – глубокий кладезь, на дне которого текут живые воды благодати; это невидимый поток, погашающий огонь наших страстей. Четки – струны псалтириона и эхо ангельских песнопений. Четки это новое духовное сердце, открывающееся в груди. Четки – стозвездная нить, которая вращается как горящий бесчисленными звездами небосвод; это паникадило, зажигающееся от прикосновения пальцев к узелкам нити, стосвещник, возгорающийся от имени Иисуса Христа, как фитиль – от пламени. Четки – книга с древними письменами, в которой открывается всегда новое.

Четки подобны жезлу Моисея, который превратился в змея, чтобы поглотить ядовитых змей, сотворенных египетскими волхвами – гордость и плотские страсти, гнездящиеся в человеческом сердце. Четки – посох Моисея, превративший горький источник Меры – житейские скорби – в родник, источающий чистые потоки воды – духовное утешение. Четки – миро, исцеляющее всякую рану души.

Узелки четок – семена пшеницы, которые становятся колосьями в будущей жизни. Четки – рукоять меча в руке воина, всегда готового к духовной битве. Четки это пограничная межа между двумя царствами – небесным и земным. Четки это крылья, которые поднимают ум ввысь, и держат его над землей: прекращается молитва – останавливаются и застывают четки в руке, и ум, как подстреленная птица опускается на землю.

Четки – кисть художника, рисующая красками из света лик Божий в душе. Четки это долото, выбивающее на скрижалях сердца имя Иисуса Христа; это золотое перо, которое пишет заповеди Божии в глубине души. Четки это нож, который очищает свитки памяти от грязи грехов.

Четки – Синай, где Бог является человеку, горящая купина, у которой Бог открывает Свое имя. Четки – окно в небо и дверь в сокровенную обитель сердца. Это молчание души – Евы – перед обольстительной речью змия; это твердость ума – Адама – перед страстными словами Евы – чувствами падшей души. Четки – отрешение души от кожаных риз, сшитых из звериных шкур, и облачение в прежние одежды света. Четки – плач о потерянном на земле Эдеме и радость о обретении небесного рая. Четки это ларец, где хранится сокровище всех сокровищ – имя Иисуса Христа.
Если у тебя имеются враги, которые не хотят примириться с тобой, то молитва на четках как весеннее солнце расплавит лед их сердец и сделает врагов друзьями. Если твоя душа бесплодна как пустыня, то четки станут струями дождя, от которого покроются цветами песок и камни.

Четки это засов на дверях внутренней келии, чтобы туда не проникли как ночные воры обольстительные образы мира. Четки – занавес для глаз и замок для языка. Это забвение темного прошлого и отречение от туманного будущего; это освобождение от страстных воспоминаний и тревожных забот о завтрашнем дне. Четки – вручение себя и близких промыслу Божьему. Четки это духовный путь из Иерихона в Иерусалим – из заклятого города в город Божий. Четки – мост, переброшенный через берега Иордана, по которому может пройти один из тысячи. Четки – луч света, вспыхнувшего на Фаворе; это язык, которым душа беседует с небожителями, это видение невидимого и слышание безмолвного.

Четки – сокровенный подвиг, совершаемый в сердце, где обитает дух. Это весы, на которых рассудок взвешивает как ювелир крупицы золота каждое слово, прежде чем произнести его. Четки это сострадание грешнику и рука, протянутая к падшему. Четки это пояс, стягивающий чрево – плотские страсти. Четки – сокровище, которое человек уносит с собой в могилу: на это духовное богатство не зарятся гробокопатели и воры. Во время богооставления и уныния молитва на четках похожа на путь по пустыне, где небо кажется обитым медью, а земля раскаленной как печь, когда ум с трудом произносит слова молитвы, когда мысли и чувства, подобны мертвому пеплу, и только воля говорит: иди, не оставляй молитвы.

Четки – видение мира в его будущем преображении. Четки – жезл Моисея, который разделил Чермное море: с четками в руке и молитвой в сердце человек проходит по дну житейского моря, как по каменной дороге. Четки – печать с именем Иисуса, приложенная к сердцу. Четки это Евангелие, которое всегда в руке: кто молится на четках, тот читает слово Божие во всякое время на всяком месте.

Четки – духовное родство со святыми. Это ветер, раздувающий огонь любви к Богу, подземные воды, питающие корни духовных растений. Четки – дары трех волхвов: ладан – непрестанная молитва, смирна – умерщвление страстей, золото – имя Иисуса Христа. Четки это бегство души от тирании и страстей мира, подобное бегству Лота из обреченного Содома. Четки это возвращение блудного сына к своему Небесному Отцу.

http://www.logoslovo.ru/forum/all_1/section_33_10/topic_2136/
#9 | Ольга Белова »» | 14.09.2014 16:44
  
4
Спасибо очень интересная статья о чётках. Я уже несколько лет занимаюсь тем, что делаю [URL=http://chetki-chetki.ru/]чётки[/http://chetki-chetki.ru/], но многих вещей не знала.
  
#10 | Б. Ольга »» | 17.11.2014 02:14 | ответ на: #6 ( Лидия Новикова ) »»
  
0
А если четки потеряются ,что делать ?
#11 | Ольга »» | 08.03.2015 23:15 | ответ на: #10 ( Б. Ольга ) »»
  
-1
Другие купите четки http://chetki-chetki.ru/
#12 | Александра »» | 12.04.2015 21:58
  
2
Здравствуйте. У меня вопрос: недавно батюшка (православного вероисповедания) подарил мне четки, состоящие из 33 тряпичных бусинок. Из статьи я узнала, что четки заканчиваются крестиком. Но мои четки заканчиваются небольшим пластмассовым прямоугольником синего цвета. Мне известно, что эти четки были привезены из Кипра. Пожалуйста, прокомментируйте эту информацию. Спасибо за ответ.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites