Наставления, советы и поучения великих Глинских Старцев - схимников.



О борьбе с греховными помыслами. Наставления схиархимандрита Иоанна (Маслова)


Схиархимандрит Иоанн (Маслов) сочетал в себе два высоких призвания: как духовник огромной паствы – старческое и как магистр Московской Духовной Академии – богословское.

В своих проповедях и наставлениях отец Иоанн часто повторял: «Мы должны постоянно следить за собой, за своими мыслями, делами и пожеланиями и всячески избегать того, что оскорбляет Бога и удаляет Его из нашего сердца».

Старец как бы за руку вел человека по ступеням лестницы духовно-нравственного совершенствования.

Сначала учил замечать помыслы (что очень непросто для новоначальных), открывать их духовнику, и, наконец, бороться с ними.

Он называл внимание первым средством для очищения души:

«Что касается духовной жизни и очищения души от греховного мусора, то первым средством в этом деле является бодрствование духа».

В письмах старец также часто писал своим чадам о внимании:

«Будем внимать себе!»;

«Будь повнимательнее к себе самой»;

«Желаю тебе быть лучше и обратить особое внимание на свою бессмертную душу»;

«Будь внимательным к своей жизни и побеждай все плотские пожелания, вопиющие против безсмертной души, страхом Божиим и страхом вечных мучений за гробом».

Отец Иоанн показывает, какое важное значение имеет внимание в деле спасения.

Он пишет: «Наше спасение заключается в том, чтобы мы смотрели за собой повнимательнее».

«Будем почаще испытывать самих себя, где мы находимся, и с помощью Божией удаляться от всего греховного и порочного».

По учению святых отцов, поставив ум в трезвенное состояние, мы должны внимательно смотреть на нападающие помыслы и отвергать их при самом появлении, не принимая их и не позволяя им проникнуть в наше сердце.

Батюшка очень образно учил этому.

Его духовная дочь как-то сказала: «Батюшка, мне от этих мыслей [тщеславия] никуда не деться».

– «Вот выдумала. Если дверь закрыта, то никто не войдет.

Не принимать этих мыслей. Безобразие».

Это образное выражение, что дверь надо держать закрытой, батюшка часто использовал.

Когда батюшке говорили об унынии, тоске, он отвечал, что «это бывает, когда дверь [души] открыта, то есть впускаешь лукавые помыслы, они понемногу расхищают все, что накопилось в душе, все дары молитвы.

Нужно дверь закрыть, помыслы гнать, богатство копить.

Тогда в душе будет теплота, сокровища и благодать».

Поясняя эту мысль молодой девушке, с которой он говорил в храме, батюшка добавлял:

«Вот видишь, сколько здесь всего: облачения, книги, иконы.

А если я дверь не буду закрывать – все растащат.

Так и ты – закрывай дверь [души]». Еще говорил:

«Душу держишь всему открытой, все впускаешь, а надо дверь на замок от дурных помыслов и дел».

Тем, кто был отягощен помыслами, батюшка мягко говорил:

«Помыслов у кого не бывает, но их надо сразу отгонять; с помыслами бороться, и с плотью, и с врагом».

Вообще, когда ему исповедовали греховную мысль или пожелание, он часто отвечал:

«Это отогнать».

Как приказ давал.

Еще говорил: «Раз сразу не отсек мысль, а разговариваешь с ней, значит, не возненавидел [греховную мысль]».

Батюшка образно говорил: «Если зверя посадить в ящик и не давать есть и пить, он обязательно умрет.

Так и мысли и воспоминания.

Если не давать им пищи (отражать), они умрут».

В одном из своих писем старец так раскрыл суть своего учения о борьбе с помыслами:

«Безусловно, от помыслов никто не бывает свободен, и они всякого человека влекут к чему-то дурному, но от нас в полной мере зависит не соглашаться с ними и не вступать в беседу, и тогда они постепенно начнут удаляться от человека.

Но здесь необходима борьба, только после которой наступает постоянное благодатное пребывание души в Боге».

Батюшка пишет: «Подвиг отсечения помыслов предстоит всем христианам без исключения и непрестанно».

«Важно в жизни, что извлекаешь из обстоятельств.

Паук из цветка яд берет, а пчела – мед.

Вот, например, идешь, услышишь музыку, песни, а ты сразу мысль переключай:

«А как же Ангелы на небесах поют?»

Мыслей греховных не допускай.

Сразу переключайся на другое.

Думай, например, о смерти, о Страшном суде».

Другим батюшка советовал переключать ум на работу.

О том, как опасно принимать греховные мысли, свидетельствует такой случай.

Один человек рассказал батюшке о мыслях, какие у него были летом, когда он не мог видеть старца.

Батюшка сказал:

«Да, плохо дело, натворил дел, большой грех.

Телом не согрешил, но душой, теперь годы нужны, чтобы скверну эту омыть, чтобы душу к прежнему состоянию привести».

Вот один из примеров, как батюшка учил бороться с мыслями.

Женщина говорит: «Батюшка, мне муж неприятен».

Батюшка отвечает:

«Враг не дурак, он знает, как действовать, ему только и надо разорвать таинство и выбросить.

Если бы ты видела, кто все это шепчет, только по грехам нашим закрыты глаза наши.

Когда ты венчалась, этого не было.

С помыслами надо бороться.

Когда назревает ссора, сказать себе:

«Батюшка мне этого не велел».

Когда враг начнет шептать, что муж плохой, неприятный, – ответить:

«Нет, он хороший», – и все сразу исчезнет, и он действительно хороший…»

Батюшка учил замечать в душе пристрастие к кому-либо или чему-либо.

Он говорил:

«И малая вещь может погубить человека, если он будет относиться к ней с пристрастием».

Батюшка наставлял бороться с помыслами молитвой.

Он говорил: «Надо гнать вражьи мысли, заменять их молитвой».

Некоторым советовал, когда в голову «лезут» плохие мысли или ненужные воспоминания, читать молитву:

«Пресвятая Владычице моя Богородице…»

И еще говорил: «Если будешь делом да молитвой занят, враг не подступит».

Батюшка учил, что бороться с греховными помыслами нужно и покаянием.

Вот одна из его бесед с духовным сыном: «Ну, что у там у тебя?»

– «Тяжело на сердце, батюшка, грехи мучают».

– «Что согрешил?»

– «Не знаю, наверно, мыслью».

– «Мысли – все равно, что дела».

– «Пусто на душе».

– «Пустота, она всегда от помысла, когда плохую мысль принимаешь.

Не молишься, не борешься».

– «Как подогреть себя?»

– «Борись.

Сразу проверяй: что согрешил, что принял, раз тяжело душе.

Кайся и дальше иди».

Еще старец мог постучать пальцем по голове человека, или когда благословлял, слегка ударял по голове, – и все мучившие плохие мысли исчезали.

Многие просили: «Батюшка, постучите», но старец не любил, когда просили.

Духовные чада отца Иоанна отчетливо помнят, как он, поднося палец по очереди к глазам, уху и устам, весомо, проникновенно говорил: «Глаза, уши, язык», то есть «ограждай глаза, уши, язык».

Казалось, что батюшка налагал на органы чувств какую-то узду.

Давая такое наставление, батюшка как бы передавал человеку состояние внутренней собранности, контроля над собой.

Такое состояние продолжалось некоторое время после беседы со старцем.

Потом человек, уже опытно познав его, должен был своим трудом и молитвой сам воспитывать в себе внутреннюю собранность, без которой духовная жизнь невозможна.

Батюшка приводил много разных примеров того, как надо быть внимательным к зрению:

«Засмотрелся на книгу с пристрастием, пожелал – уже грех.

Надо сознавать».

Один человек сказал:

«А я часто езжу в транспорте и даже не обращаю внимания на то, что могу посмотреть или прочесть то, что люди рядом со мной читают (газеты, журналы)».

Батюшка строго укорил его за этот грех и сказал, что это недопустимо: «Удерживай глаза».

Батюшка приводил слова Антония Великого о языке: «Блюдись, человек, возьми власть над языком своим и не умножай слов, чтобы не умножить грехов».

Своих чад он наставлял: «Больше надо молчать.

Много говорит пустой человек.

Если будешь мало говорить, к твоему слову будут прислушиваться.

Когда говорят старшие – все выслушать, не перебивать, потом вежливо, кротко ответить».

Духовная дочь жаловалась на себя:

«На работе много говорю, потом душа болит».

Батюшка тихо отвечал: «Не надо, надо молиться, возьми тропарик и читай».

Воспоминания, по слову батюшке, также могут повредить душе.

О снах старец говорил: «Встал – забыл».

«С нашей стороны требуется постоянный контроль за нашими действиями, поступками и мыслями.

Такого внимательного человека Бог никогда не отринет, и, более того, Он будет всегда помогать ему в преодолении всевозможных искушений».

«Жизнь нам дается один раз, можно нажить столько врагов, что и по земле стыдно будет ходить, а можно приобрести столько друзей, что всегда помощь будет.

Будь внимателен!»

Строго говорил: «Бегай, как огня, всего ненужного».

С большой осторожностью приучал старец относиться к чтению книг.

Новоначальным обычно говорил:

«Надо осторожно читать. Читай то, что проверено: «Жития святых»,

«Жизнеописания подвижников благочестия», авву Дорофея, Оптинских старцев».

Однажды одна девушка спрашивала у батюшки разрешения поехать на Рождество в деревню.

«Зачем тебе?» –«Батюшка, там тихо».

Старец внимательно посмотрел на нее и сказал, что надо внутрь себя углубляться – там великая тишина.

И как бы передал ей это внутреннее состояние.

Речь старца изобиловала духовной силой и выразительностью:

«Кто не кается, тот мертв». «Ум покаявшегося думает по-другому».

«У нас сердце каменное, где плод не растет».

«Бес свил в нашей душе гнездо».

«Осуждая ближнего, досаждаешь Богу».

«Что в душе отпечатлелось за время жизни, с тем она и предстанет на Суд».

«Кто Церковь не слушает, тот не Христов».

«Безнравственный человек есть посмешище злого духа».


По книге «Благодатный старец», Москва, 2006 г.







Выдержки из поучений схиархимандрита Виталия (Сидоренко)


О терпении


Лучше потерпеть боли и очиститься от греха, нежели быть здравым и быть обреченным на муки огня.

Если благодати нет, то человек не может сам по себе терпеть.


Об Иисусовой молитве


Надо не помыслы принимать, а молитву совершать.

Молитву творите во всякое время и положении - вот будет Вам моление, бдение, чтение и благодарение.

Творите молитву - она все восполнит.

Всегда надо читать: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных». Сидишь, кушаешь, беседуешь, идешь, стираешь, стряпаешь, моешь, копаешь, носишь - всегда надо читать Иисусову молитву. Тогда не будет тоски. Говоря так, и Господа радуем, живых и почивших, и свою душу обогащаем, и в рай вселяемся о Христе Бозе.

Как дышишь, не спрашивая, как это делается, так и молитву читай да читай - и получишь спасение.

Читайте Иисусову молитву во всякой нужде и печали, тогда приидет по времени искомое.

Когда будешь безпрестанно творить молитву, будет благо, а ежели не радостно, так потому, что не творим молитву.

Во время тоски и других изменений надо безпрестанно творить: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицей помилуй нас грешных». Отец Андроник говорил: «Кто молитву не читает, тот тоской заболевает, с нею и уныние приходит - и тако себя отягощает».

Хотя бы ты находился в смятении ума, когда он бывает увлечен чем-нибудь, и тогда не оставляй молитвы Иисусовой.

Эта молитва избавит от печати антихриста, простит грехи, украсит добродетелями и с Богом соединит.

Люби Иисусову молитву, а она тебя оденет, яко ризою, добродетелями, поведет путем спасения, ободрит, обвеселит и жребий спасения со избранными дарует.

С людьми, когда они прекословят или порицают, надо молчать да молитву Иисусову творить. Это чудное средство.

Отец Виталий говорил, что к молитве надо относиться с большим рассуждением, дабы не впасть в прелесть. В письме к одному архимандриту он так отвечал на его вопрос: «Почему Отцы не велят заниматься Иисусовой молитвой? Это в области сердца. Кто прежде времени берется за сей подвиг, а не стяжал молчания, терпения, отсечения своеволия, и берется за великий подвиг, оттого бывает прелесть.

Поэтому Отцы, остерегая от сего дела, строго говорят не входить в сие делание прежде времени»* (здесь отец Виталий говорит о третьей степени Иисусовой молитвы - об умно-сердечной, к которой Святые Отцы не рекомендовали приступать без опытного духовного руководства).

Мы горды, потому и молитвы Иисусовой нет. За гордость молитва не дается. Молитва с гордостью не принимается Богом.


О молитвенном правиле


Батюшка учил не скорбеть и не унывать, если не успеваешь вычитать утреннее правило, а неустанно читать в течение дня Иисусову молитву, 150 раз «Богородице Дево, радуйся» и Пяточисленные молитвы. Он говорил, что Иисусовой молитвой можно заменить все правило, а кто каждый день читает 150 раз «Богородице Дево, радуйся», того Матерь Божия спасет.

Если после молитвы попьешь чаю или покушаешь, заново надо читать молитву на сон грядущим.

Всегда читайте «Богородице Дево, радуйся» по 150 раз с поклонами - и Матерь Божия совершит спасение.

Батюшка советовал утром, выходя из дома, прочитать 26, 50 и 90 псалмы, а между ними, в начале и в конце по одной молитве «Богородице Дево, радуйся». После этого, он говорил, если рядом разорвется снаряд или пуля, или случится пожар - никакая беда тебя не коснется.

Читайте 26, 50, 90 псалмы, и Господь и Матерь Божия подадут Свои милости.

Раз есть тщеславие исполнением правила, много не бери, а тяни четки с Иисусовой молитвой, не считая, но только смиренно и со вниманием.

Старайся аккуратно молиться утром, вечером и при всяком деле, хотя бы так: «Благослови, Господи. Слава Тебе, Господи». И вместо других мыслей говори: «Господи, помози ми. Господи, защити мя. Господи, буди врач души и телу. Господи, научи мя творити волю Твою». Тако творя, ты будешь беседовать с Богом, что и есть молитва. Другие мысли не принимай - они не Божии.

При крайнем затруднении к прочтению правила ко Причащению позволял прочитать 5 четок Иисусовых молитв.

Требовал молиться за всех, но при крайней занятости позволял даже так: «Благослови, Господи, всех здравием и помяни всех усопших во Царствии Твоем. - Вот и помолились, тогда не будете унывать».


О церковной молитве


Отвечая духовным чадам о важности частого посещения Церкви, отец Виталий говорил: «Домашняя молитва за несколько дней не заменит одного «Господи помилуй» и поклона, сделанного в Церкви».

Внимайте, как вы креститесь: махаете, как мух гоняете», - предупреждал он своих чад, обращая внимание на то, что перенося руку с плеча на плечо нужно делать прямую линию, а не гнутую дугу.

Батюшка считал важным совершать крестное знамение и поклоны не самочинно, а в согласии с церковным уставом, который должен знать каждый православный христианин.


О христианских добродетелях


Терпение, благодарение, молитвенный труд - все недоумения, препятствия и скорби сотрут, и в тихое пристанище приведут...

Будете любить - ни тоски, ни уныния не будет.

Господь учить нас быть подобно детям, не осуждать, не обижаться, всех любить, терпеть, благодарить, на промысел Божий возлагаться.

Никогда не должно падать духом, а всегда уповать на помощь Божию и на милость Его.

Знайте, что за послушание Господь подаст терпение, великую милость и спасение.

Смиряйтесь, терпите, любите. Любовь будет - и стены разойдутся.

Любовь - единственное, что надо стяжать.

Учил со всеми жить в мире, говорил: «Лучше пусть дело разорится, чем нарушать мир».


О неосуждении


В письмах Батюшка постоянно повторял, чтобы никого не осуждали, ибо от сего греха «благодать уходит, а тогда - тоска, уныние, леность, ожирение, похоти, алчность, жадность, шутки, многословие находят, а также нетерпение, неделание ничего доброго».

Чтобы научиться любить, надо молиться так: «Господи, благослови всех, кого я осудил (имена), и их святыми молитвами и мя, окаянного, помилуй». - С этой молитвой 12 поясных поклонов. Так учил нас отец Серафим* (духовник Глинской пустыни схиархимандрит Серафим Романцов), и мы все ежедневно сие совершаем.

Когда не можешь отстать от осуждения, тогда надо совершать 150 раз «Богородице Дево, радуйся», - и Матерь Божия поможет никого не осуждать.

Одна духовная дочь отца Виталия вспоминает: «Как-то Батюшка на ходу, как бы между делом, сказал: "Лучше бы вы объелись, чем осудили человека"».

Одна из его духовных чад поехала в Сочи. В храме она соблазнилась тем, что на престоле не горели свечи и сокращают службу, и не стала причащаться. На это Батюшка ответил: «Причащаться надо, и надо самому гореть свечой. За то, что привыкли осуждать, покоя нигде не находят люди.

Осуждай себя каждый человек... Все грехи нас борют потому, что мы горды».

При злопамятности, когда зло внутри гнездится, тогда скажи себе: «Бог - Любовь, а я не люблю, значит меня Бог отринет!» - И сим помыслом выгонишь злопамятство.

Не осуждай, люби, себя вини, всех за Ангелов считай - и будут слезы.

Батюшка приучал в общении с людьми постоянно думать: «Все как Ангелы, а я хуже всех».


Об отношении к обидчикам


Если кто на тебя обижен или недоволен, ты за него поклончики положи, а то и гостинчик пошли.


О нестяжании и милостыне


Нищим всегда помогай. Хоть копеечку подай, если больше нет - и она возносится на Небо.

Старайтесь все раздавать, оставьте только самое необходимое - тогда отрада будет на душе.

Говорю: все надо раздавать, но не слушают. Всего имею аки склад - вот мне и ад.


О жилище


Дом освятите непременно. Где человек живет - там и обитель святая.

Ежедневно кропите квартиру святой водой.

Нельзя говорить, что в доме грязно. Бог все сотворил чисто и свято.

Берите икону Божией Матери утром и вечером, и все четыре стороны крестите, читая «Богородице Дево, радуйся». И придет помощь от Господа.


Интернет сайт "ВСЕЛЕНСКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ"







Мы должны все переносить с детской покорностью. Глинский старец Серафим (Романцев)

*Все имеют скорби. Они заменяют старцев, так как их попускает Господь, зная сердце каждого. Никто не поможет и не изменит, если не менять себя. Начинать надо со внимания к языку и уму. И надо постоянно следить за тем, чтобы обвинять себя, а не других.

*...Мы должны все переносить с детской покорностью - и приятное, и неприятное, и за все прославлять благого Бога. Пришла какая скорбь или болезнь, будем говорить: "Слава Тебе, Господи". Умножились ли скорби и болезни, опять: "Слава Тебе, Господи"... Болезнями и скорбями Господь врачует греховные раны нашей души. Переноси все трудности с благодарением к Господу, Он никогда не дает человеку крест, который тот не смог бы понести, и Своей благодатью укрепляет нас к преодолению трудностей. А ропотом и отчаянием мы отталкиваем от себя божественную помощь и, будучи сами не в состоянии нести бремя своих грехов, все более и более удаляемся от Бога...

*... при нападении страстей и при всяких искушениях вражиих, в болезнях, в скорбях, в бедах и напастях - во всех трудностях жизни говорите: "Все для меня делает Господь, а я сама не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Он - сила моя!"

*Начинай каждый день утром полагать начало благое, прося словами Златоуста: "Господи, сподоби мя любити Тя..."

*Заметишь, что не удалось сделать все, что хотелось, скажи: "Господи, помилуй!" Надо бы заставить себя, да лень одолела - "Господи, прости". Если кого, забывшись, осудишь - скорее кайся, если что нарушишь - тоже. Покаявшись, старайся не грешить, а на допущенном не останавливай внимание, чтобы всегда иметь покойный дух, ни на что и ни на кого не возмущайся.

*Болезни допускаются тогда, когда мы не способны к подвигам. Наше горе в том, что мы очень нетерпеливы и малодушны.

*Большим утешением в болезнях был бы навык непрестанной Иисусовой молитвы. Она "прививается" только при сокрушении о грехах и смирении. Старец говорил, что опытно знающие о том, какую радость дает молитва, уже не хотят перемен, так как боятся потерять молитву в суете будней.

*Оскорбит ли кто? Уступи ему, и наступит мирная тишина, избавляющая душу от смущения. В духовной жизни не воздается злом за зло, но зло побеждается благочестно. Добро творите обидящим вас, молитесь за творящих вам напасть и всю печаль возложите на Господа. Он заступник и утешитель страждущим.

*Духовное богатство приобретается в терпении. Терпение же испрашивается непрестанной молитвой: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя", - и помилует.

Глинский старец Серафим



Старец Серафим (Романцев) (1885-1975)


Как спасаться, если нет старцев? Старец Серафим (Романцов)

Старец Серафим (Романцев) (1885-1975)


Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим, как и старец Андроник, прошел тот путь, которым было суждено пройти множеству русских монахов и священников — старец был арестован, выслан на строительство Беломорканала, проживал в Киргизии, после войны жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе.

30 декабря 1947 года старец вернулся в Глинскую пустынь, а в следующем году был назначен духовником обители.

Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом.

Особым духовным даром старца было умение принимать исповедь, вызывать людей на полную откровенность. Наделенный духовным рассуждением, старец Серафим всякому приходящему к нему давал наставления.

С особой отеческой любовью принимал он тех, кого терзали горести, печали, уныние, кто не знал, каким путем идти в жизни, принимал и тех, кто был обуреваем сомнениями и жил вне спасительной ограды Православной Церкви.

В тяжелое послевоенное время старец Серафим выслушивал все скорби и тотчас накладывалпластырь на раны душевные, давал нужные советы. Утешение, успокоение и отраду вливали в души скорбящих наставления и молитвы любвеобильного старца.

Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению.

После закрытия Глинской пустыни схиигумен Серафим переехал в Сухуми, где продолжал свои старческие труды, будучи духовником кафедрального собора. И сюда к нему стекалось множество богомольцев. Никогда до этого Сухумский храм не был переполнен так, как при старце Серафиме.


Духовные поучения


Как спасаться, если нет старцев? — «Все имеют скорби. Они заменяют старцев, так как их попускает Господь, зная сердце каждого. Никто не поможет и не изменит, если не менять себя. Начинать надо со внимания к языку и уму. И надо постоянно следить за тем, чтобы обвинять себя, а не других».


* * *


«...Мы должны все переносить с детской покорностью — и приятное, и неприятное, и за все прославлять благого Бога. Пришла какая скорбь или болезнь, будем говорить: «Слава Тебе, Господи». Умножились ли скорби и болезни, опять: «Слава Тебе, Господи». Безотрадные скорби и болезни усилились и ведут ко гробу, и опять: «Слава Тебе, Господи». Ибо по смерти вечно будем жить и радоваться во светлостях святых. А потому, что бы ни случилось с нами, за все будем благодарить Бога и говорить: «Слава Тебе, Господи». Болезнями и скорбями Господь врачует греховные раны нашей души.

Переноси все трудности с благодарением к Господу, Он никогда не дает человеку крест, который тот не смог бы понести, и Своей благодатью укрепляет нас к преодолению трудностей. А ропотом и отчаянием мы отталкиваем от себя божественную помощь и, будучи сами не в состоянии нести бремя своих грехов, все более и более удаляемся от Бога.

«Великий старец преподобный Серафим так говорил: «Не имеющий скорбей не имеет спасения», — а поэтому нам надо взять свой крест скорбей и трудностей житейских и понести его безропотно, благодаря за все Господа. Господь не возлагает на нас Своего Великого Креста, но заповедует взять каждому свой собственный, то есть быть готовым перенести столько страстей, внешних и внутренних искушений, сколько на каждого наводит наказующее, очищающее и вместе с тем милующее Провидение Божие. Так и настройтесь, чтобы всегда говорить, всем существом своим чувствовать: «Все для меня делает Господь». Так и во всей жизни: при нападении страстей и при всяких искушениях вражиих, в болезнях, в скорбях, в бедах и напастях — во всех трудностях жизни говорите: «Все для меня делает Господь, а я сама не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Он — сила моя!»


* * *


Как начать исправляться? — «Начинай каждый день утром полагать начало благое, прося словами Златоуста: «Господи, сподоби мя любити Тя...»


* * *


«Заметишь, что не удалось сделать все, что хотелось, скажи: «Господи, помилуй!» Надо бы заставить себя, да лень одолела — «Господи, прости». Если кого, забывшись, осудишь — скорее кайся, если что нарушишь — тоже. Покаявшись, старайся не грешить, а на допущенном не останавливай внимание, чтобы всегда иметь покойный дух,ни на что и ни на кого не возмущайся».


* * *


Многие жаловались на болезни, на что старец говорил: «Болезни допускаются тогда, когда мы не способны к подвигам. Наше горе в том, что мы очень нетерпеливы и малодушны».

* * *


Большим утешением в болезнях был бы навык непрестанной Иисусовой молитвы. Она «прививается» только при сокрушении о грехах и смирении. Старец говорил, что опытно знающие о том, какую радость дает молитва, уже не хотят перемен, так как боятся потерять молитву в суете будней.


* * *


Когда хотите побеждать бесов, уступать должны человекам. Оскорбит ли кто? Уступи ему, и наступит мирная тишина, избавляющая душу от смущения. В духовной жизни не воздается злом за зло, но зло побеждается благочестно. Добро творите обидящим вас, молитесь за творящих вам напасть и всю печаль возложите на Господа. Он заступник и утешитель страждущим.



* * *


Духовное богатство приобретается в терпении. Терпение же испрашивается непрестанной молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», — и помилует.


Старец Серафим (Романцев) (1885-1975)




Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим, как и старец Андроник, прошел тот путь, которым было суждено пройти множеству русских монахов и священников — старец был арестован, выслан на строительство Беломорканала, проживал в Киргизии, после войны жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе.

30 декабря 1947 года старец вернулся в Глинскую пустынь, а в следующем году был назначен духовником обители.

Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом.

Особым духовным даром старца было умение принимать исповедь, вызывать людей на полную откровенность.

Наделенный духовным рассуждением, старец Серафим всякому приходящему к нему давал наставления.

С особой отеческой любовью принимал он тех, кого терзали горести, печали, уныние, кто не знал, каким путем идти в жизни, принимал и тех, кто был обуреваем сомнениями и жил вне спасительной ограды Православной Церкви.

В тяжелое послевоенное время старец Серафим выслушивал все скорби и тотчас накладывалпластырь на раны душевные, давал нужные советы.

Утешение, успокоение и отраду вливали в души скорбящих наставления и молитвы любвеобильного старца.

Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению.

После закрытия Глинской пустыни схиигумен Серафим переехал в Сухуми, где продолжал свои старческие труды, будучи духовником кафедрального собора. И сюда к нему стекалось множество богомольцев.

Никогда до этого Сухумский храм не был переполнен так, как при старце Серафиме.

http://hramsatka.orthodoxy.ru/bib/bib00018.htm#0700




В 1961 г. Глинскую пустынь снова закрыли.

Правда, никого не
сажали в тюрьмы, просто разогнали.

Предстояло каждому искать себе место.

Отец Серафим
поехал в знакомые края, в Грузию.

Там, в Сухуми, он мог в соборе помогать местным
священникам: исповедовал чаще всего, сослужил иногда, делал все, что скажут охотно, просто,
незаметно.

К нему на исповедь приходило все больше и больше людей, многие приезжали
издалека, как только узнали, где он.

И здесь, как прежде в Глинской пустыне он хлопотал,
устраивая каждого к кому-то из местных под крышу, даже организуя паломничества по святым местам древней Иверии, большей частью уже забытым самими местными жителями.

Пока были
силы, ездил сам (направлял в монастырь прп. Шио Мгвимского, в Сигнахи, где скончалась и
похоронена святая равноапостольная Нина, в Команы, где почти разваливался храм на месте
кончины святого Иоанна Златоустого, на Иверскую гору и др.), позже благословлял проводить
кого-либо из знающих дорогу к святыням.

Естественно, к о. Серафиму потянулись и монахи
закрытой Глинской пустыни.

Кто в миру невольно заражался пропитавшим все духом гордыни,
подогреваемым сознанием собственной исключительности (как же - гонимый монах закрытой
обители!), с тем о. Серафим на исповеди был строг.

Однако строгость вызывала не страх, не
чувство подавленности или обиды на непонимание, а отрезвление.

Понимал человек опасность
такого самомнения, каялся - и старец тут же смягчался, радовался, что тот понял и намерен
следить за собой.

Кто, особенно из молодых, рвался к подвигам, старец удерживал от
неразумной горячности, ревности не по разуму, указывая на более надежные добродетели -
терпение, смирение, послушание.

Особенно предостерегал от всевозможных видений,
откровений, явлений и т.п., тешащих самолюбие и как бы подчеркивающих духовную высоту и
исключительность.

В отрыве от серьезной духовной школы, от обстановки реальной духовной
борьбы со страстями особенно рьяно неопытные жаждут подтверждения "свыше" и могут
вместо "благодатных озарений" нажить очень серьезную духовную болезнь (прелесть - как
называют ее аскеты, т.е. обман, который наша гордость не позволяет узнать) и кончить
психическим расстройством.

Тем, кто просил благословения читать Иисусову молитву, старец благословлял,
напоминая, что в ней главное - чувство покаяния.

Начинать же ее читать, как и всякую другую,
следует, внимая словам молитвы, не увлекаясь количеством и, тем более, не прибегая к
искусственным приемам.

Если человек не был склонен бороться с гордостью, считая ее своим
достоинством, то старец советовал начинать с молитвы мытаря, приучать себя к сознанию
необходимости покаяния.

Это сознание не ограничивается только признанием за собой когда-
либо допущенных грехов, в которых человек каялся, оно включает в себя понимание своей
греховности, которое по милости Божией механически исчезает даже у подвижников.

Потому
покаянное состояние святые отцы считали нормальным.

Это не приводит к унынию, так как
кающийся всегда опытно знает, что Господь его прощает и минует. Покаяние, смирение,
терпение, внимание... и все - с молитвой.

Эти темы у о. Серафима не просто повторяются, они
наполняют все его поучения. Кто не заботится об этом, тот попадает в пучину "бестолкового
немирствия".

Относился о. Серафим ко всем по-разному, смотря по настроенности, учитывая
обстановку, условия, возраст, физические силы. Кто любил читать каноны и акафисты, о.
Серафим не ломал своим советом привычки и расположения, кто мог молиться в уединении и
старался вычитывать пятисотницу, чтобы приобрести навык к Иисусовой молитве, о. Серафим
благословлял, учитывая условия и настроенность.

Где мог, особенно в странствиях своих, он
старался служить вечерню, утреню... все, что можно.

При этом присутствующие в самой
обыденной обстановке не могли не отметить такого спокойствия, умиротворенности,
внутренней тишины, которые обычную хатку или квартирку в городе превращали в храм
Божий.

Его простота, искренность, ясность, желание помочь каждому, кто просил совета и
наставления, удивляли многих.

Помогал он и тем, кто нуждался материально, посылая через
доверенных, умеющих молчать людей, продукты и деньги в забытые местными жителями
монастыри.

Как ни бодрился о. Серафим, как ни старался не обращать внимания на свои недуги
и немощи, но годы трудов, лишений, переживаний не могли не сказаться на его здоровье, да и
возраст напоминал о предстоящем переходе в вечность.

Старцу шел уже 90-й год. Митрополит
Сухумский Илия (позже ставший патриархом Грузии Илией II) возвел о. Серафима в сан
архимандрита (до этого в 1960 г. патриарх Алексий I возвел старца в сан игумена).

До конца
дней о. Серафим сохранил бодрость духа и ясность ума.

В декабре 1975 г. во время всенощной
о. Серафим почувствовал себя плохо, пришлось лечь.

Все время (это 2 недели) старец читал
вслух молитву Иисусову, причащаясь ежедневно Святых Христовых Тайн. Когда уставал,
просил читать других.

В полном сознании видел многих собратий по духу, которые пели
стихиру Божией Матери "Совет превечный", затем и он запел слабеющим голосом: "Вкусите и
видите, яко благ Господь. Аллилуиа".

После видения сказал: "О чем я молился всю жизнь и
чего искал, то открылось сейчас в моем сердце; моя душа исполнилась благодати настолько,
что не могу ее даже вместить".

Последние его слова: "Теперь я буду умирать". 31 декабря
старец закрыл глаза и больше уже ничего не говорил, ни на что не реагировал. 1-ого января
1976 г. он мирно скончался.

Похоронили его на Михайловском кладбище г. Сухуми. Теперь
душа его "во благих", успокоилась от трудов своих, но окончательное ее умиротворение и
радость придет тогда, когда многие, вспоминая сказанное, написанное им в назидании,
научатся жить по заповедям Божиим, а те, кто не могли знать его, найдут в его примере, его
научении для себя ориентиры в жизни, особенно трудной в духовном отношении теперь.

С
Богом нет невозвратных потерь, и обращение к образу о. Серафима может помочь многим
желающим знать верный путь спасения, тем более, что он, как и другие старцы Глинской
пустыни жил в не менее трудное время, сравнительно недавнее, знал и пережил сам многое и,
"быв искушен, может и искушаемым помощи". "


Цитируется по книге:

Жизнеописание Глинских старцев: схиархимандрита Серафима (Романцова),
схиархимандрита Андроника (Лукаша), схимитрополита Серафима (Мажуги).
Издание Глинской пустыни. 2010 г.

http://hram-bataysk.ru/глинский-патерик/

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | анастасия »» | 27.01.2015 19:58
  
2
ув. писатель этого текста! не могли бы вы сделать рассказ чуть чуть поменьше!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites