Скорбящих радость, обидимых Покровительница. Чудеса Пресвятой Богородицы.




СКОРБЯЩИХ РАДОСТЬ, ОБИДИМЫХ ПОКРОВИТЕЛЬНИЦА



Нечаянная радость


1921 год. Константинополь. Мы с Надей живем в полутемной комнате, окно которой обращено на уборную. Мы - эмигранты, бежали из России. У Нади - маленький сын, которого ей удалось устроить в приют, а у меня никого: муж убит на бронепоезде, и я одна во всем мире.

Вещи все проданы, да у меня их и не было, я жила на Надины средства, но сейчас у нее ничего не осталось, и мы с ней вот уже три дня как ничего не ели. Только сунем палец в соль, пососем и ляжем на нашу широкую общую кровать.

Что делать?

Надя находит себе работу, потому что знает иностранные языки, а я не знаю, и меня никто не берет. Зато купить нас стараются многие, и мы так напуганы наглостью окружающих людей, что боимся всех и упросили свою хозяйку, старую толстую турчанку, никого не впускать к нам.

Даже адреса своего никому не даем - так боимся. Ведь нас недавно чуть не продали в публичный дом свои же соотечественники. Нас случайно спас французский офицер.

Как мне хочется умереть!

Надя верит в Бога и в то, что наша жизнь изменится к лучшему. Я тоже верю в Бога, но Он забыл нас...

Мне надоело лежать, опротивели грязные стены, и хотя я всего в Константинополе боюсь, но встаю и, одев свой единственный костюм, выхожу на улицу. Иду и пошатываюсь от слабости, но на воздухе мне легче.

Вдруг кто-то хватает меня за руку. Коля - товарищ мужа по бронепоезду.

Здороваемся, рассказываем о своих печалях. Он предлагает отвести меня к знакомому купцу Н-у, который открыл ресторан для эмигрантов, и попросить принять меня на работу.

- Эх, пока работа найдется, мы с Надей умрем с голоду, ведь мы три дня ничего не ели, - вырывается у меня.

- Мария Николаевна! И вы молчите! Вот, возьмите, - волнуясь, Коля протягивает мне монету.

- А еще есть?

Коля мнется.

- Допустим, нет.

- Тогда я не возьму.

Мы долго препираемся и наконец делаем так: мы с Колей покупаем на все деньги хлеба, одну треть он берет себе, а с двумя я бегу домой.

- Надя! - кричу я прямо в дверях. - Хлеб!

И мы едим мягкую душистую булку и никак не можем насытиться.

- Ангельский хлеб, - приговаривает Надя, набивая себе полный рот.

Она довольна и уже полна бодрости, а у меня опять тяжело на душе и я не хочу идти к Колиному купцу: мне так не везет в жизни, что конечно же и теперь постигнет неудача.

Все-таки Наде удается уговорить меня, я иду к Н-у, но получаю от него холодный отказ:

- Все места заняты...

Ах, к чему стоило унижаться... Лежу и плачу... Наде опять посчастливилось найти работу, а я снова должна висеть у нее на шее. Сколько еще может тянуться такое существование? Хватит, мне остается только один выход - Босфор. На дне его уже много таких, как я...

Эту ночь я сплю почему-то особенно крепко, а под утро вижу сон: темная комната, в углу - сияющий образ Царицы Небесной, и от него голос:

- В эту пятницу пойди в церковь...

Просыпаюсь - на душе радостно, свято...

Долго лежу и переживаю увиденное, потом принимаюсь тормошить Надю:

- Послушай, какой я необыкновенный сон видела. Проснись, прошу тебя.

Надя трет глаза и ничего не понимает. Но мой рассказ быстро приводит ее в себя.

- Какой дивный сон! - восторженно шепчет она. - Это Царица Небесная предвещает тебе что-то хорошее. Подожди, а нет ли в эту пятницу праздника?

Надя хватает единственную книгу, вывезенную из дома, - "Житие Пресвятой Богородицы" - и начинает листать ее.
- Сегодня вторник, значит, в пятницу будет праздник в честь иконы "Нечаянная Радость" - первое мая (по ст. ст. - Прим. Ред.)

Весь этот день я хожу, окрыленная надеждой, но к вечеру снова приходит тоска. Что такое сон и разве ему можно верить? Только чтобы не расстраивать Надю, я иду в пятницу в нашу посольскую церковь.

Отошла Литургия... Где же чудо? Чуда не было...

Иду домой и ничего не вижу от слез. Вдруг над ухом голос Коли:

- Мария Николаевна, я ищу вас по всему городу. Что это за манера такая - никому, абсолютно никому не давать своего адреса! Я ведь всех русских спрашиваю, я ведь с ног сбился, а сегодня пришел сюда, думаю: может, вы в церкви? Идемте скорее к Н-у, он меня за вами послал.

- Опять к этому толстосуму? Ни за что!

- Но у него произошла какая-то перемена, он сам приходил ко мне и умолял найти вас.

Наконец, я согласилась, хотя прекрасно понимала, что из этого ничего не выйдет.

Н. встречает нас, как самых дорогих гостей, приглашает в комнаты, знакомит с женой, потом говорит:

- Выслушайте меня, многоуважаемая Мария Николаевна, а потом судите, как хотите. Я вам отказал, потому что все места официанток у меня были заняты, а другой работы у меня не было.

Отказал и успокоился: ведь формально-то я был прав. Настала ночь, и снится мне, что стою я перед образом Царицы Небесной и слышу от него голос, да такой грозный, что затрепетал весь. "Ты, - слышу, - не дал работы пришедшей к тебе женщине, а она может погибнуть, и ты будешь в этом виноват". Проснулся я ни жив, ни мертв. Сама Царица Небесная на вашу защиту встала!

Едва утра дождался и скорее к Николаю Петровичу пошел: приведите, прошу его, Марию Николаевну, а он отказывается, не знает, как и где вас искать.

Уж так мы с женой волновались, сказать не могу. Слава Богу, вы пришли. А я уже спланировал, что столы можно немного потеснить в зале и еще один поставить, а два вынесем на улицу, поставим у входа, так что работа вам найдется, и прошу вас очень завтра же приступить к ней, я вас поставлю старшей официанткой.

Я слушаю и не все понимаю, а в душе растет что-то ликующее, мощное, недоступное уму - нечаянная радость.




"Встань и подними!"


Моя прабабушка жила в своей усадьбе в Ярославской губернии.

Она более десяти лет лежала на кровати неподвижно - у нее отнялись ноги.

В углу, в изголовье, висела Владимирская икона Божией Матери, к которой она часто обращалась в молитве.

Однажды она слышит стук, будто что-то упало, и слышит голос: "Встань и подними". Осмотрелась - никого нет. "Послышалось", - подумала она.

И вот снова слышит слова: "Встань и подними". Напал на нее страх и удивление: "Как я встану, когда столько лет лежу неподвижно?"
В третий раз слышит голос, твердый, как приказание: "Тебе говорю, встань и подними".

Тут она почувствовала в себе силу, спустила ноги на пол и пошла в тот угол, из которого слышала голос.

И что же она видит?

Икона (без оклада, одна доска, но написана была очень хорошо - лик как живой) лежала на полу, расколотая на две части.

Она в страхе наклонилась, подняла икону и стала соединять две половинки, и икона как бы срослась. Но так как она соединила половинки неточно, у Матери Божией одна сторона лица выше другой.

С тех пор бабушка поправилась. Икону перенесли в церковь, и от нее стали совершаться чудеса.



Помощь от Владимирской иконы Божией Матери


Мать моя была благочестивая женщина и принимала к себе странников и странниц.

Помню одного старца - батюшку с длинными седыми волосами, одетого в белый холщовый подрясник.

За спиной он носил тяжелую сумку, как песком набитую, а в руке железный посох, такой тяжелый, что мы, дети, не могли поднять его.

Умер у нас отец, оставив мать с шестью малолетними детьми.

Мать решила открыть белошвейную мастерскую, чтобы прокормить детей.

Взяла денег в долг, накупила материала, наняла мастериц и у парадного входа повесила дощечку - вывеску о приеме заказов.

Начала ждать заказчиков, а они и не идут. Месяц к концу подходит, жалованье мастерицам платить надо, а денег нет.

Мать в отчаянье начала впадать.

Вдруг приходит тот странник. Мама со слезами рассказывает ему свое горе.

"Не горюй, Ульянушка, - говорит странник, - я тебе дам великую помощницу, от заказов отбою не будет. Пошли со мною для помощи кого-либо".

Мама послала нашу няню, и они принесли большой Владимирский образ Божией Матери из кельи странника.

Тот мало бывал в своей келье, а больше все ходил по святым местам.

Странник велел повесить этот образ в мастерской и чтобы перед ним горела неугасимая лампада.

Когда повесили образ и зажгли лампаду, мама собрала всех нас, детей.

Странник-батюшка читал молитвы, и мы с ним долго молились.

Мама молилась со слезами.

Потом батюшка благословил всех нас, не велел маме отчаиваться и ушел.

И вдруг начались звонки от заказчиков. Звонок за звонком - до обеда двенадцать заказов приняли.

А на другой день временно прекратили брать заказы: их набралось за один день на целый месяц.

Потом пришлось даже расширять мастерскую.



Обращение офицера


Знала я одну семью, в которой была благочестивая мать и молодой сын-офицер. На службе он, забыв Бога, повел разгульную жизнь.

Мать, сколько ни пыталась, не могла на него повлиять и лишь усердно молилась Божией Матери о спасении его души.

Умирая, она позвала к себе сына и просила дать ей слово исполнить ее последнюю волю.

Сын согласился.

Мать заповедала ему после ее похорон пойти в церковь и приложиться к чудотворному образу Царицы Небесной.

Как громом поразила сына эта просьба умирающей матери.

При его тогдашней разгульной жизни и настроенности души исполнение этой просьбы казалось ему чем-то ужасным, так как вера в нем погасла еще не совсем и он понимал, что такое кощунство.

Мать умерла. Несмотря на глубину падения и ужас перед святыней, сын не считал возможным нарушить слово офицера и заставил себя пойти в церковь.

Словно буря поднялась в его душе, и чем ближе подходил он к церкви, тем труднее становилось ему идти. Но чувство долга, сохранившееся в нем, заставило его дойти до церкви.

Он увидел ту икону Царицы Небесной, к которой он должен был приложиться.

Пот выступил на его лице, и он не мог сдвинуться с места. С большим усилием сделал он шаг вперед и снова остановился.

Расстояние до иконы в несколько шагов он преодолел лишь через час, и когда наконец, собрав остатки сил, он приложился к иконе, то тут же упал без чувств...

Когда пришел в себя, он был уже другим человеком.

Как пелена спала с его глаз.

Он увидел всю глубину своего падения и всю горечь, которую причинял матери.

Он совершенно изменил свою жизнь, стал посещать церковь и горячо молиться о прощении своих грехов и об упокоении души своей матери, молитвами которой была спасена его душа.



Встреча


В одном из московских храмов служил священник. В его семье жила, как родная, благочестивая женщина Мария, приехавшая в Москву из деревни в 1936 году.

В тридцатые годы священник и его матушка вынуждены были выехать из Москвы на несколько лет. Вначале вернулась матушка. Надо было поступать на работу, а девочку не с кем было оставлять.

Незадолго перед этим Мария приехала в Москву и пошла в домработницы. Ей хотелось поступить в какую-либо благочестивую семью, чтобы там прослужить до конца дней своих.

Долго не удавалось это Марии. Однажды пришла она в одну из московских церквей, встала перед чудотворной иконой Божией Матери и стала слезно умолять устроить ее в благочестивую семью. При выходе из церкви незнакомая женщина остановила ее. Вид Ее поразил Марию...

Женщина сказала ей: "Иди завтра в церковь, подойти к священнику, когда он будет давать народу целовать крест. Попроси его устроить тебя, я сама позабочусь об этом".

Женщина исчезла, и Мария поняла, что перед ней была Сама Божия Матерь.

На другой день в ту же церковь пришла и матушка - супруга священника. В конце службы подойдя к батюшке, подававшему прихожанам крест, она попросила помочь найти домработницу, чтобы та присмотрела за малолетней дочкой во время ее отсутствия.

Батюшка сказал, что у него на примете такой нет, и она отошла, чтобы приложиться к образу Божией Матери.

После нее к батюшке подходит Мария и просит устроить ее в благочестивую семью.

Удивленный таким совпадением, священник сказал ей: "Вот, подойди к этой женщине, что стоит у иконы, она как раз ищет домработницу".

Так соединила навеки Сама Матерь Божия для совместного жительства Марию и семью священника.


Тетя Поля


Храм в Селенском под Клином закрыли перед войной, а тетя Поля оставалась его старостой.

Во время войны власти хотели устроить склад в храме, а она не отдавала ключи. Тогда считали, что храм не приносит пользы и община должна платить налоги.

Что делала тетя Поля?

У нее была корова. Она выращивала телят, продавала их, а деньги, вырученные от их продажи, вносила в счет налога за храм.

Однажды она продала бычка и приготовила деньги, чтобы налог заплатить.

Ночью пришли к ней воры, набросились на нее и стали душить. Взмолилась она тогда: "Божия Матерь, помоги, помоги!"

И вдруг где-то в доме ведра полетели.

Грохот был страшный.

Она подумала: может, кошка с чердака прыгнула, а у нее и кошки-то не было. Жулики бросили все и убежали...

И налог она уплатила.

Был с ней еще такой случай. Был у нее бычок.

А в то время проводили "контрактацию" скота и скот отбирали и угоняли куда-то. Дома ее не было, а бычок сорвался с привязи и ушел со стадом. Она очень долго плакала: "Теперь мне платить за храм нечем".

А у нее и сапоги были худые, и дверь вся в щелях.

Она сама зимой мерзла. "А я, - говорит, - приду домой, постучу палочкой по ножкам, ножки-то у меня и отойдут".

Так вот, плакала она несколько дней.

Вдруг - стук в окно.

Подходит и видит: рука чья-то положила сверток, и голос чей-то сказал: "Возьми, раба Божия".

И все исчезло. Развернула она сверток, а там - деньги. Ровно столько, чтобы налог заплатить.



"Кабы не Она..."


Шел второй месяц войны.

Вести с фронта приходили тревожные; на заводе началась эвакуация, и я стал готовить к ней лабораторию, которой заведовал.

В конце августа меня вызвали к директору.

- Юрий Павлович, немцы прорвали линию обороны и быстро продвигаются в нашем направлении.

Завод эвакуируется ночью, а сейчас надо вывозить детей. Вы назначены ответственным за эвакуацию заводского детсада и его персонала.

Детей - 102 человека. Поедете в двух грузовиках, третий повезет продукты и все необходимое.

Машины поведут лучшие водители - Пинчук Михаил Степанович и Костя Рябченко, на третьей машине - Светлана Уткина.

Выезжать сейчас, без промедления.

Ну, доброго пути!

На заводском дворе стояли крытые брезентом грузовики; заглянул - ребят битком набито, сидят перепуганные, недоумевающие, многие плачут.

Пошел к первой машине. За рулем сидел Михаил Степанович, кряжистый сильный человек со спокойно-сосредоточенным выражением лица. Мы давно знали друг друга.

Я вскочил в кабину, и мы тронулись. За грузовиками бежали и что-то кричали матери, отцы, бабушки. Дети плакали и тянули к ним руки.

Машины выехали за город и покатили по шоссе. Вскоре немецкий самолет закружил над нами. Первый снаряд упал недалеко от нас на обочину дороги.

- Тикать надо с нашим грузом, - проворчал Михаил Степанович и повел грузовик к лесу, мимо которого шло шоссе.

Постояв в лесу, пока не закончился обстрел, мы снова тронулись в путь, но не прошло и часа, как немецкий самолет опять застрекотал над головами. Местность была лесистой, и мы успели скрыться в чаще деревьев.

Понимая всю опасность нашего положения, я стал совещаться с шоферами и заведующей детским садом, как ехать дальше.

- Я думаю так: пока дорога идет возле леса, доедем до Красного вала и там остановимся дотемна, потому что дальше будет девяносто километров открытой местности. А ночью нас немцу не увидеть, вот ночью мы и поедем, - предложил Михаил Степанович.

- А как же в темноте без фар ехать, не опасно? - спросил я.

- Если ночь без облаков, то очень просто, а вот ежели облачка - поплутаем, - усмехнулся Костя.

Когда стемнело, мы тронулись в путь.

- Вы эту дорогу хорошо знаете? - спросил я Михаила Степановича.

- Нет, здесь ездить не приходилось. Но вы не беспокойтесь, шоссе идет до самой Ветвички, и мы его к утру проскочим, а дальше дорога такой чащобой пойдет, что никакой немец не увидит.

Тихо шелестел дождь. Я смертельно устал. Шепот дождя убаюкивал, глаза слипались, голова упорно падала на грудь, и я уснул.

Проснулся от того, что машина остановилась.

- Что случилось?

- По полю едем, с дороги сошли, - сердито отвечал Михаил Степанович. - Темнота полная. Поедем по компасу, не стоять же на месте.
Едва мы тронулись, я снова уснул. Сильный толчок машины и громкий крик разбудили меня:

- Ну куда же этот человек под колеса прет? Соображения нет! Чего надо?

Я посмотрел в окно. В нескольких шагах от нас, резко белея в густой черноте ночи, стояла женская фигура с раскинутыми в обе стороны руками.

- Гражданка, что вам надо?

Женщина молчала. Шофер выскочил из кабины, но через минуту вернулся обратно.

- Никого нет. Померещилось мне, что ли?!

- Нет, женщина вот здесь стояла, - сказал я.

- Высокая, в белом.

- Значит, спряталась. Нашла время шутки шутить. У меня от нее аж мороз по коже, - занервничал вдруг Михаил Степанович.

Он тронул машину, но колеса не успели сделать второй оборот, как белая фигура появилась вновь, и я почувствовал от ее появления страх, доходящий до смертного ужаса, особенно от предостерегающе раскинутых рук.

- Михаил Степанович, остановитесь! - отчаянно закричал я.

Мы выскочили из кабины, к нам подбежал Костя:

- Что случилось?

Не дожидаясь нас, Михаил Степанович бросился к стоящей впереди женщине, и через секунду оба исчезли из моих глаз.

- Скорей ко мне! - вдруг раздался вблизи его крик. Мы побежали на голос.

- Осторожно, стойте! - сдавленным голосом прошептал он, указывая на что-то рядом с нами. Мы посмотрели и отпрянули - там был обрыв. Мы стояли на его краю, камешки с шорохом падали вниз, когда мы делали неосторожное движение.

- Почему стоим? - подбежала к нам Светлана.

- Вот поэтому, - сказал Костя, показывая на обрыв.

Светлана ахнула и всплеснула руками.

- Кабы не Она, - Михаил Степанович снял шапку, - все бы сейчас там, на дне, были.

Его голос дрожал, он едва стоял на ногах.

- Дядя Миша, да кто Она-то? - испугано спросил Костя.

- Ты что, дурак или малахольный? Не понимаешь?! Кто же мог быть еще, как не Матерь Божия?!

- Где же Она была? - робко прошептала Светлана.

- Здесь, сейчас, - так же шепотом ответил Костя и тоже снял шапку...



В Беловежской Пуще


Во время войны произошло удивительное событие в Беловежской пуще. 27 сентября 1942 года в лес, расположенный недалеко от деревни Рожковки Каменецкого района Брестской области, спустились советские парашютисты.

Об этом узнали немцы и начали прочесывать лес. В перестрелке погибли два немецких солдата, а парашютисты ушли.

Обозленные фашисты решили взять в заложники деревню - за одного немецкого солдата расстрелять 100 мирных жителей.

В ночь с 27 на 28 сентября фашистские солдаты окружили деревню и никого не выпускали. Они дали команду в течение двух часов всем жителям собраться с повозками и вещами в конце деревни.

Было назначено 16 человек для копки ямы размером 2 метра на 20 метров и глубиной два метра. Молодежь старше 16 лет отобрали для угона в Германию. Всех оставшихся жителей деревни построили в колонну и погнали к яме.

Немцы поставили людей по краю ямы, а вокруг поставили пулеметы.

Люди попадали на колени и стали плакать и молиться.

В это время над деревней появился немецкий самолет, который вскоре сел неподалеку от ямы.

Офицеры, руководившие расправой, подбежали к нему.

Из самолета вышел офицер высокого звания. Он сказал, что сейчас снова должен лететь и если через два часа не вернется, следует расстрелять всех заложников.

Точно через два часа самолет вернулся и сделал посадку на том же месте.

Из самолета вышел тот же офицер.

Людям сказали, что они должны были быть расстреляны, а деревня сожжена, но благодаря прилетевшему офицеру все будут освобождены; дети, скот и все имущество, что было отнято, будет возвращено.

Яму было приказано не засыпать в течение года. Если за это время что-нибудь случится, все будут расстреляны.

После этого всех отпустили по домам.

Через две недели в деревню приехал офицер, прилетавший на самолете, и привез икону Божией Матери с Младенцем на руках, вырезанную из дерева.

Церковь у нас в то время была еще не полностью восстановлена, но службы уже совершались.

Офицер сказал: "Когда самолет летел над полем, явилась Дева и показала рукой вниз. Храните эту икону - это ваша Спасительница!"

Наша деревня этот день - 28 сентября - празднует ежегодно. В церкви служится служба.



"Обратись, ты заблудилась"


С Наташей я работала на швейной фабрике с 1922 года.

Она была не только неверующая, но и смеялась над верующими, хотя по характеру была добрая и помогала другим.

С 1927 года мы с ней не встречались - ее перевели на другую фабрику.

Вновь я с ней встретилась уже в 1947 году.

Она ласково поздоровалась со мной и рассказала следующее:

- В 1942 году я работала на Калужской улице в ателье. Ездить было далеко, а время было тяжелое - военное. Всего хлебнула: и холода, и голода.

Вот однажды ехала я на работу, вышла из метро в шесть часов утра.

Была глубокая осень, начались заморозки. Улицы были темны и пустынны.

Переходя площадь, я попала в большую лужу и упала в нее. Пробую встать - и не могу, поднимусь - и опять падаю, как будто кто-то толкает меня. Я выбилась из сил, заплакала и говорю: "Господи, если Ты есть, помоги мне".

Вдруг вижу: с неба спускается как бы икона большого размера и останавливается передо мной. Это был образ Божией Матери "Знамение". А я стою на коленях посреди лужи и кричу: "Матерь Божия, помоги мне!"

Она обращается ко мне из образа и говорит: "Наталья, ты заблудилась, обратись к Сыну Моему".

С этими словами образ стал подниматься, и все время, пока он не скрылся из глаз моих, я слышала голос: "Обратись, ты заблудилась".

Тут ко мне подбежали люди, стали меня поднимать. Я спрашиваю: "Видели, какой образ опускался с неба?" Но никто, кроме меня, не видел.

На работу я пришла вся грязная, мокрая и с плачем просила меня отпустить, так как работать была не в состоянии. Меня отпустили. Я приехала домой и сейчас же отправилась в церковь Ново-Девичьего монастыря. Там нашла образ Божией Матери "Знамение", поставила перед ним свечку и долго рыдала, ничего не замечая.

Потом я исповедалась и причастилась.

"Счастливая ты, - сказал мне батюшка, - видно, добрая у тебя душа..."

Теперь я часто хожу в церковь и дочь, и внуков моих окрестила; часто хожу причащаться, и жизнь моя стала легкая и счастливая, и не знаю, как благодарить Бога за Его милости.



Скоропослушница


За городом жили две знакомые мне сестры - очень набожные женщины и усердные молитвенницы.

Много чудесного было в их жизни.

Однажды во время войны они, променяв что-то на картошку, погрузили ее на саночки - дело было зимой - и повезли.

Путь был далекий. Измученные и голодные, они выбились из сил.

Взмолились они: "Пресвятая Богородица, помоги нам".

Стоят они на дороге без сил и видят, что подходит к ним благообразная Женщина и говорит: "Устали вы очень, дайте Я помогу вам довезти картошку".

И взялась Она с ними вместе везти.

И стало им так легко с Ней, и изумились они, глядя на Нее, и боялись спросить Ее, Кто Она такая. Только как подвезли картофель к дому - потеряли Ее из виду.

Поняли они тогда, что это была Сама Скоропослушница - Пресвятая Богородица.



Знамение в небе Сталинграда


В мировой истории есть события, которые навечно сохраняются в памяти человечества, составляют золотой фонд истории народов и государств.

К их числу относится блистательная победа нашего народа в Сталинградской битве, которая по размаху, напряжению и последствиям превзошла все вооруженные столкновения прошлых времен.

Именно Сталинградская битва стала переломной в ходе всей Второй мировой войны.

Исследователи анализировали главным образом соотношение техники, людских резервов, боевой подготовки и морального уровня как советских, так и гитлеровских войск.

Однако за рамками научных монографий оставалось нечто, стоявшее за пределами человеческого познания, а потому тщательно сокрытое в секретных папках спецхранов государственных архивов.

Во время работы в Государственном архиве Российской Федерации мне попался по-своему уникальный документ: отчет уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР тов. Ходченко тогдашнему председателю этого Совета Г.Г. Карпову.

В нем штатный атеист, борец с религией доносил вышестоящему начальству о том, что напрямую расходилось с его собственными взглядами и убеждениями. А писал уполномоченный ни много ни мало о Чуде, свидетельницей которого была целая воинская часть, прибывшая на Украину со Сталинградского фронта...

После сокрушительного поражения под Москвой германское командование рассчитывало нанести главный удар на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда к Каспийскому морю и на север вдоль Волги.

Поэтому оборона Сталинграда представлялась советскому руководству важнейшей стратегической задачей.

В середине июля 1942 года в район города была направлена 64-я армия генерала Чуйкова, на которую легла основная тяжесть борьбы с противником, чьи силы насчитывали 26 дивизий.

В сентябре 1942 года фашисты готовились к последнему, "генеральному" штурму крепости на Волге. К этому времени в их руках уже находилась большая часть города.

В течение месяца шли тяжелые уличные бои за каждый квартал, дом, за каждый метр приволжской земли. 11 ноября нацисты предприняли очередную попытку штурма города.

Наши войска оказались рассеченными на три части.

Но вот в самый критический момент битвы бойцы одной из частей прославленной армии увидели нечто такое, что заставило их содрогнуться: в ночном осеннем небе Сталинграда появилось Знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск.

К сожалению, в отчете уполномоченного не сказано, что именно увидели воины в Сталинградском небе.

Можно только предполагать, что Сталинградское знамение и явление Казанской иконы Божией Матери в Сталинграде (чудотворная икона находилась среди наших войск на правом берегу Волги, и перед ней непрестанно служились молебны и панихиды) связаны между собой.

Но как бы то ни было, Сталинградское знамение ясно указывало всем, что помощь Божия не оставит русский народ в самые критические моменты его истории.

Дальнейшее развитие событий - окружение врага и контрнаступление советских войск - служило ярким подтверждением тому.

После всего случившегося легендарного командарма, впоследствии прославленного маршала Чуйкова, можно было увидеть в православных храмах. Герой Сталинградской битвы стоял в церкви, ставил свечи перед иконами...

Наверняка вспоминались ему ночь перед битвой и дивный Лик Богородицы, показавшийся на просветленном осеннем небе!



Кто помогает русским?


В 1941 году Василия Григорьевича Казанина взяли на фронт.

Воевал под Смоленском, участвовал в наступлении на Великие Луки.

Неоднократно ходил в разведку, пять раз был ранен.

Одна из пуль прошила его тело насквозь, в нескольких сантиметрах ниже сердца. Освобождал Кенигсберг.

Немцы тогда засели в дотах. Снаряды, как мячики, отскакивали от каменных бастионов.

Наши несли огромные потери.

Потом принесли Казанскую икону Божией Матери.

Священники отслужили молебен и двинулись крестным ходом к передовой во весь рост.

Со стороны немцев шла стрельба.

Вдруг она прекратилась, противник как будто оцепенел.

Наши войска начали общий штурм Кенигсберга.

Выходя из своих убежищ, немцы тысячами сдавались в плен.

Позднее они рассказывали, что у них отказало оружие, а в небе явилась Пречистая, и они поняли, Кто помогает русским...

После войны Василий Григорьевич по зову души поступил в Псково-Печерский монастырь и подвизался в монашеских трудах под именем схимонаха Иринарха.


Православный источник

Комментарии (4)

Всего: 4 комментария
#1 | Е. »» | 01.01.2013 12:58
  
1
Я хочу рассказать о помощи Пресвятой Богородицы , которая избавила меня от неразделенной любви , помогла справиться с с тяжелыми последствиями. Я крещенная. В 2011 году я встретила человека, который мне понравился, потом я его полюбила все сердцем( в тот момент, когда перенесла тяжелую болезнь) даже не задумываясь над тем, кто он, его социальное положение, материальный достаток, инвалидность меня совершенно не трогали, хотя социальный статус у меня выше. Я поверила, что он одинок (разведен) , а я( вдова), тем более он сам позвонил и сказал, что приедет. Я ждала его. Потом была встреча на нейтральной территории, близких отношений не было. Потом он сказал, что позвонит и не позвонил больше.Возникло виртуальное общение, я стала ощущать его, разговаривать с ним. Объяснялась ему в любви. Я пыталась узнать о его здоровье, но ответа не было.Я позвонила сама и узнала, что он находится в больнице , хотела приехать , но он сказал, что не надо,выпишется и сам позвонит. С момента встречи прошло десять месяцев. Я очень страдала, у меня все пошло кувырком и дома и на работе, появились конфликты . Моя жизнь превратилась в кошмар. Я стала агрессивной, обидчивой, мне не хотелось жить, я хотела уйти из жизни, оставив своего ребенка ( хотя он и совершеннолетний) и больную маму. В тот момент я не понимала, что со мной происходит. Он мне снился, возникали образы, ощущения. Все время я думала о нем. У меня понизилась самооценка, появились страхи, неуверенность в себе и своих способностях. Я чувствовала себя ниже бомжа. И в этот момент, когда мне было совсем плохо, я случайно зашла в одну церковь, в которой раньше никогда не была. Там мне встретился человек , с которым я пообщалась, который дал мне совет. Я сделала все так, как он сказал. Потом я вернулась в эту церковь. Выполнила все как нужно. Мне предложили почитать Канон МОЛЕБНЫЙ КО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ , поемый во всякой скорби душевной и обстоянии. Я читала его каждый день несколько месяцев вподряд. Постепенно боль стала исчезать, хотя я все еще думала о нем. Все же решилась позвонить ему сама , чтобы узнать о состоянии его здоровья и заодно поздравить с праздником. Выяснилось , что не хочет отвечать мне по телефону , посылала сообщения , но все напрасно. Я его поймала... я видела , как он избавляется от моего сообщения . Я поняла, что заблуждалась.Хотя мы разные , но все же я надеялась найти общий язык, интересы, ведь мы уже не молодые люди почти 50 и 60, что главной ценностью должна стать семья, успехи детей и внуков, помощь нашим родителям, соблюдение семейных традиций и т.д. Может мы не подходим по зрелости и ему нужна молодая жена? И вчера, когда это случилось, очень переживала, а потом с облегчением вздохнула, боль и любовь ушли, на душе стало легче. Я увидела новый ориентир в жизни. И поняла , какой мне нужен человек для совместной жизни и я могу еще получить от жизни радость. Спасибо Пресвятой Богородице, за ее любовь к нам, утешение, искоренение обиды, за то, что она подарила меня себе, заставила полюбить себя такую какая я есть, избавила от конфликтов. Спасибо ей .
#2 | Людмила »» | 10.04.2013 15:22
  
4
Хочу рассказать чудесную свою историю. Случилось это в 2010 году. Мой муж тогда занимался пассажирскими перевозками: возил на своем микроавтобусе людей в город за 200 км в краевую больницу: кому на консультацию надо, кому обследование пройти. Уезжал рано утром, возвращался почти ночью. И вот как-то раз, ожидая, пока все подойдут к автобусу, он пошел перекусить и по дороге потерял органайзер со всеми документами: там и паспорт, и права, и все документы на машину. Обошел все места, где был - нет документов. Звонит мне в ужасе: что делать, как добирать домой? Дело уже под вечер, дорога до дому дальняя. В салоне 13 человек пассажиров, все больные. Положение просто безвыходное. Я впала в прострацию. Что можно в такой ситуации придумать? Я обратилась к Богородице с молитвой о скорой помощи. Ровно через десять минут раздался телефонный звонок. Я подняла трубку. Звонил незнакомый мне мужчина, сказал, что его кум в городе нашел документы и попросил найти по адресу наш номер телефона и сообщить номер его мобильного для связи. Я перезвонила мужу, продиктовала ему номер и через двадцать минут он забрал документы у нашедшего. Я была тогда в такой растерянности, что не спросила имен этих мужчин: ни того, который нашел документы, ни того, который разыскал наш домашний номер телефона. Но всегда в молитвах прошу Богородицу благодати и здоровья им и их семьям. Вот такая просто сказочная история. А говорят, что в наше время чудес не бывает. Я думаю, это веры настоящей в людях нет.
#3 | Светлана »» | 29.12.2014 15:17
  
2
Богородице, слава тебе во веки веков!
Однажды у меня случился панкреатит, боль была невыносимой, она не прекращалась ни днем , ни ночью ничего не помогало. Я решила читать молитву перед Иконой Богородицы "Всех скорбящих радость", когда я прочла ее три раза, мне сразу стало легче, через некоторое болезнь прошла. Благодарю тебя, за то, что ты услышала мои молитвы, и помогла мне грешной!
#4 | Ольгаольга »» | 07.01.2015 21:11
  
1
Прошу сведующих людей просветить меня, есть ли какое мнение православных о Междугорье? Не знаю, как к этому относиться. Спасибо.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites