Слово священника. Праздничные проповеди. О Святой земле Иерусалима.

Картинка №9280


О крестных страданиях Иисуса Христа


Архимандрит Рафаил (Карелин), Слово

13.04.2012

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Братия и сестры! Учение Церкви, учение святых Отцов говорит нам об удивительном, превысшем всякого постижения соединении во Христе Божественного и человеческого естества.

Будучи бесстрастным по Божеству, Господь наш Иисус Христос по человечеству Своему мог испытывать голод и усталость, горечь и боль, радость и сердечную тугу. Так, воистину будучи совершенным Богом, Он был воистину и совершенным Человеком.

Поэтому мы не должны удивляться, читая в Евангелии о молитве Спасителя в Гефсиманском саду: И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать.

И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей (Мк. 14, 33-35).

Но воля человеческая во Христе во всем решительно была согласна с волей Божественной.

И оттого, укрепившись, Он заканчивает сию молитву словами: Отче мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф. 26, 42).

Слова эти решили судьбу человечества.

Вскоре послышался шум, звон оружия. Отряд воинов, посланный первосвященниками, искал Иисуса. Иуда отделился от этой толпы, подошел к Спасителю и поцеловал Его: радуйся, Равви! - то есть: «Радуйся, Учитель!»

Как был мерзок для Господа этот поцелуй предателя! Поцелуй - знак любви - Иуда превратил в знак самого гнусного вероломства. Но Господь не отвратил Своего лица от губ Иуды, а сказал ему: друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50).

Господь хотел еще пробудить совесть в падшем ученике. Он называет его другом, то есть говорит: «Еще не поздно, ты еще можешь спастись, Я прощу тебя и вновь сделаю Своим другом и апостолом!»

Однако сердце Иуды было бесчувственно и холодно, точно серебро, которое он сжал в своей руке под одеждой.

Воины схватили Христа как преступника и ночью привели к первосвященнику Анне, бывшему первосвященнику, отстраненному римлянами, но, однако, пользовавшемуся большим влиянием в народе.

Первосвященник стал допрашивать Иисуса о Его учении, и Господь ответил, что Он говорил явно миру и тайно не говорил ничего. спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил (Ин. 18, 20-21),- сказал Спаситель.

Раб первосвященника с размаху ударил Христа в лицо, воскликнув: так отвечаешь Ты первосвященнику? (Ин. 18, 22). Ударил с такой силой, что Господь упал на землю, обливаясь кровью, и след этой руки, закованной в железную перчатку, остался темным пятном на Его лице.

Церковное предание говорит, что слуга, ударивший Спасителя, был тот расслабленный и несчастный больной, которого исцелил некогда Христос при Силоамской купели.

Долгие годы он лежал, как живой труп, на одре, не в силах двинуться. Господь исцелил его, как бы даровал вторую жизнь, сказав: Не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5, 14).

А человек этот тотчас пошел к первосвященникам и указал на Иисуса, донес, что Он совершает исцеления в субботу.

Первосвященники оценили его усердие и взяли в свою храмовую стражу. И теперь несчастный, исцеленный Господом, отплатил за благодеяние - ударом по лицу!

Как часто, братия и сестры, мы духовно повторяем то же самое, отвечая Богу такой же страшной и черной неблагодарностью!

Затем Господа ведут к первосвященнику Каиафе. Там начинается допрос, лжесвидетели путаются в своих показаниях.

Каиафа встает и властью первосвященника вопрошает: Ты ли Христос, Сын Благословенного?

Господь отвечает ему: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную ...... силы и грядущего на облаках небесных.

Тогда первосвященник в порыве ложного негодования разрывает свою одежду и кричит: на что еще нам свидетелей?

Вы слышали богохульство; как вам кажется? (Мк. 14, 61-64).

И весь синедрион отвечает: повинен смерти (Мф. 26, 66). Некоторые, правда, говорят, что среди членов синедриона были и такие, кто защищал Христа, но их голосов не было слышно.

Есть и такое предание: святые Отцы учат, что когда Каиафа разодрал свои одежды, то это был знак того, что отошла благодать от ветхозаветного священства.

Братия и сестры! Знал Каиафа, знали фарисеи и книжники, что должен придти Мессия - Спаситель, ожидали Его. Они знали даже время и место, где родится Христос.

Перед ними стоял Мессия, перед ними стояла их вечная жизнь, а они пылали против Христа, против Спасителя своего, страшной сатанинской ненавистью.

Почему?

Почему пауки, скорпионы, когда на них падает луч солнца, бегут снова во тьму, почему змеи при виде света шипят?

Потому, что они ненавидят свет. Так и эти люди. Они не могли любить Того, в свете Которого была видна низость их собственной жизни.

Их гордость не могла примириться с той любовью, которую проповедовал Христос, лживость их жизни - с Истиной. И поэтому они обрекли Христа на смерть как своего личного и самого лютого врага. Они знали: или они, или Христос.

По иудейским законам смертная казнь совершалась через побиение камнями, так что уже после нескольких ударов человек обычно терял сознание. У римлян казнь была более мучительна.

Осужденного распинали на кресте. И вот враги Иисуса Христа, не довольствуясь тем, что обрекли Его на смерть, захотели выбрать Ему смерть самую страшную, самую мучительную.

Поэтому они привели Его к прокуратору Иудеи Понтийскому Пилату на суд, говоря, что Этот Человек называл Себя Сыном Божиим, а потому Он должен умереть.

Пилат отказался судить Христа, он сказал: возьмите Его вы и по закону вашему судите Его (Ин. 18, 31).

Тогда первосвященники стали говорить, что Иисус Христос называл Себя Царем, значит Он враг римского императора, значит Он мятежник.

И если Пилат не осудит на смерть Христа, то перестанет быть другом императора. Это была страшная угроза, потому что в это время Римской империей правил жестокий тиран Тиверий, который по малейшему подозрению казнил и ссылал в ссылку приближенных к нему людей.

Пилат знал, что Христос невинен, однако, убоявшись гнева кесаря, осудил Спасителя на смерть.

Он отдал Его воинам на бичевание - была такая пытка, забава для жестоких и грубых людей. Христа хотели привязать к столбу, но Христос Сам обнял столб. Воины стали бить Его бичами, которые назывались «кошки».

В ремнях этих бичей были зашиты металлические крючья, которые при ударе вонзались в тело, вырывали куски его. Человек истекал кровью, и многие умирали во время этой страшной пытки.

Потом Христа отпустили, и Он Сам, ползая по земле, стал собирать Свою одежду. Воины со смехом набросили на Него старый плащ полководца багряного цвета и говорили: радуйся, Царь Иудейский! (Ин. 19, 3).

И сплетши Ему венец из колючего терния, несколько раз с размаху надевали и затем снимали этот венец с головы Спасителя и били палками по голове и по терновому венцу так, что иглы глубоко вонзались в тело и все лицо Христа было обагрено струями крови.

Пилат вывел Христа к народу и сказал: се, Человек! (Ин. 19, 5). Он думал, что толпа, удовлетворившись в своей злобе, попросит отпустить Христа. Но народ, научаемый первосвященниками, продолжал кричать: распни, распни Его! (Ин. 19, 6).

На Христа положили тяжелый крест и заставили нести, влачить этот крест от претории дворца Пилата до Голгофы, находящейся недалеко от городских стен.

Есть предание, что иудеи, в насмешку над Христом, не хотели сделать Его крест из только что срубленного дерева, а взяли бревно, которое служило мостом через ручеек.

Это бревно почернело от времени и грязи от ног тех паломников, которые переходили по нему, направляясь в храм. Из него и сделали Крест Христа Спасителя. И здесь это было знаком того, что Господь нес на Голгофу наши грехи, грязь наших черных преступлений.

По дороге Христос шатался и падал под тяжестью Креста. Когда Он падал, то толпа, как стая диких зверей, бросалась на Него, осыпая ударами, заставляя встать и идти дальше. Наконец Он упал и больше не мог подняться. В это время навстречу шел человек по имени Симон Киринейский.

Он остановился и с сочувствием посмотрел на Господа. Это увидела стража и понудила, заставила Симона нести Крест. Но Симон был свободный землевладелец.

Нести орудие казни, по законам Рима, могли заставить только раба или преступника.

Он мог отказаться, однако из любви и жалости ко Христу, понес на своих плечах Его Крест. Так и мы, братия и сестры, когда помогаем людям страдающим, несчастным, уподобляемся Симону Киринейскому, который нес Крест Спасителя.

На Голгофе, пока готовили яму для Креста, Христа посадили в пещеру.

Но вот яму выкопали, затем бросили Христа на крестное древо, приложили гвозди к рукам и ногам, застучали молоты, и струи крови обагрили землю.

Крест подняли и вложили в яму с такой силой, что он колебался и дрожал как струна, и при каждом движении его раны на руках разрывались, и Господь испытывал страшную боль. Спаситель, казалось, потерял сознание, но затем Он открыл Свои глаза.

Внизу, как бушующее море, бесновалась толпа. Он видел перед собой лица, искаженные ненавистью или гримасой насмешек. Толпа кричала: если Ты Сын Божий, сойди с креста (Мф. 27, 40

Господь открыл Свои пречистые уста и сказал первое слово с Креста.

Какое это было слово?

- Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34). Братия и сестры! Это первое слово, сказанное Господом с Креста, это - вечный завет нам, молитва за своих врагов.

Господь говорил: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас (Ин. 13, 34).

Самый явный признак этой любви - любовь к врагам.

Если человек исполнит все остальные заповеди, но не будет любить врагов, он уже не ученик Христа страдающего, он не христианин, он внутренне чужд Христу.

Великий афонский подвижник нашего столетия преподобный Силуан говорит: «Как нам узнать, правильно ли мы верим в Бога, как нам узнать, в благодати ли мы, или чужды Богу?»

И сам отвечает: «Если у тебя есть любовь к врагам, значит ты в благодати, значит вера твоя права и истинна. А если нет у тебя любви к врагам, то знай, что ты далек от Духа Святого, далек от Христа Спасителя, ты чужд Ему».

Итак, первая заповедь, данная с Креста - любовь к врагам, которая определяет всю нашу вечную жизнь.

Около Христа были распяты два разбойника, два злодея. Всю жизнь свою они занимались этим страшным ремеслом.

Жили в пещерах, скалах. Бросались на людей, точно дикие звери на свою добычу, грабя и убивая.

Их тоже преследовали как диких зверей.

Наконец поймали, закованных привели на суд и осудили на крестную казнь. И эти два злодея вместе с толпой насмехались и хулили Христа. Так иногда и мы в страданиях еще больше ожесточаемся и вместо покаяния хулим Бога.

Но вот один из разбойников услышал слова Спасителя, услышал Его молитву о врагах. И он понял, что около него - Сын Божий и Мессия, около него распята Сама воплощенная Любовь.

Открылись у него очи сердца, и он увидел Христа в Божественном сиянии, и сказал товарищу своему: мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.

И, обратившись ко Христу, воскликнул: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! (Лк. 23, 41-42).

Он исповедал Господа Царем, хотя не царская мантия, а раны и кровь были на теле Его.

Вместо золотого престола - страшный Крест, вместо скипетра - гвозди, которые пронзили руки Христа.

Но разбойник сердцем своим познал, что около него - Владыка Неба и Земли. Он сказал: достойное по делам нашим приняли.

Это первое покаяние!

Он винил не кого-нибудь, а только самого себя в том, что он заслужил грехами своими, своими злодеяниями мучительную смертную казнь.

Помяни меня!..

Он не просил у Господа вечного спасения, он только просил, чтобы Господь вспомнил его в Царствии Своем.

И вот разбойник получает царственно-величественный ответ: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (Лк. 23, 43).

Итак, первым в рай вошел разбойник.

Почему Господь сотворил это чудо?

Почему первым был спасен не великий праведник и подвижник, а раскаявшийся разбойник?

Братия и сестры, это было сделано для нас, чтобы мы никогда не отчаивались, чтобы мы знали, как велико милосердие Божие. Знали, что двери покаяния всегда открыты для нас.

Господь спас разбойника и для того, чтобы мы не осуждали ни одного человека.

Незадолго перед страданием Господа Иуда был в числе Его учеников и притом в числе ближайших двенадцати учеников, которым была дана великая власть исцелять, изгонять из людей демонов, творить чудеса.

Казалось бы, Иуда должен быть навечно со Спасителем, а Иуда стал добычей ада! А разбойник, весь залитый человеческой кровью, совершивший все злодеяния и уже умиравший, этот разбойник стал сыном Божественного света.

Поэтому, может быть, эти люди, кого мы осуждаем нашими распущенными и грязными языками, в раю окажутся прежде нас; может быть, на том свете мы увидим их там же, где покаявшегося разбойника, и будем просить у них прощения, милости и помощи.

У Креста стояла Пречистая Матерь Господа и любимый Его ученик Иоанн Богослов. И Господь, обратившись к Деве Марии, сказал: Жено! се, сын Твой. А Своему любимому ученику: се, Матерь твоя! (Ин. 19, 26-27).

И здесь не только сыновняя забота о Деве Марии, здесь нечто другое. Здесь великое таинство. Господь, в лице Иоанна Богослова, усыновил Матери Своей весь человеческий род.

Братия и сестры! Пока у человека жива мать, он знает, что он не сирота, знает, что в мире есть одно сердце, которое бьется для него с любовью.

А у нас теперь есть Небесная Матерь - сама Любовь!

В сердце Девы Марии, расширенное страшными страданиями, вошло все человечество.

И для Ее любви самый страшный преступник, самый ожесточенный грешник - это лишь несчастный ребенок, лишь страдающее больное дитя.

Страдания Господа увеличивались. Люди, пригвожденные ко кресту, терпят страшную боль, словно пылает все их тело.

У них запекается кровь, и сердце кажется пронзенным тысячами игл. Все тело как будто разрывается на части. Но страдания Господа были другие, более страшные - страдания невидимые.

Тот адский огонь, который был уготован навечно всему человечеству за его грехи, те страшные страдания Господь должен был претерпеть на Кресте. Сам ад ворвался в пречистую душу Спасителя, и этот страшный огонь терзал Его.

Грешник испытывает оставленность Богом. И эта богооставленность, которая нам сейчас совершенно непонятна, которую испытывают грешники в аду, - совершенная потеря Бога, она, как говорят святые Отцы, страшнее всех остальных мук.

И ее испытал Христос. Поэтому Он воскликнул: Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?.. (Мк. 15, 34).

Но вот, - совершилось! (Ин. 19, 30) - сказал Господь.

Что совершилось?

Совершилось искупление человечества. Диавол, древний змий из бездны, который обвил своими кольцами всю землю, поднял голову, чтобы вызвать само Небо на бой.

Но сошел Лев от колена Иудова, потомок Давида по человечеству, Сын Божий - Христос. Этот Лев стер голову адского змия, наступил на ад, логовище аспидов и скорпионов. И Крестом Своим, как мечом, поразил ад в самое его сердце.

Итак, свершилось спасение человечества. Раньше праведники после смерти сходили во ад, а теперь кающиеся грешники стали наследниками рая.

Взор Христа, тот взор, который радовал Ангелов, угасал, как лучи солнца при закате.

Смертельная бледность покрыла Его лицо.

Последние слова были: Отче! в руки Твои предаю дух Мой (Лк. 23, 46).

Совершилось страшное и непостижимое таинство.

Только в вечности узнаем мы, братия и сестры, что произошло на Голгофе.

Аминь.

http://www.portal-slovo.ru/theology/40776.php


Картинка №10810



«Да воскреснет Русь, и нравственно преобразятся дети ее, и да бежат от лица ее ненавидящие ее!»

13.04.2012

Митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин призывает не забывать, что мы сами должны решить, быть или не быть Святой Руси …

Митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин обратился с пасхальным посланием к пастырям, монашествующим и всем верным чадам Владивостокской епархии Русской Православной церкви, сообщает епархиальный сайт.

Поздравив клириков и мирян епархии с Воскресением Христовым, владыка сказал:

«Ликует и веселится сегодня Святая Русская Православная Церковь, торжественно прославляя и величая Воскресшего из мертвых Господа нашего Иисуса Христа в праздничных богослужениях и дивных песнопениях, призывая и нас всех участвовать в этом пире веры словами святителя Иоанна Златоуста:

"Войдите все в радость Господа нашего; первые и последние, богатые и бедные, друг с другом ликуйте, постившиеся и не постившиеся – возвеселитесь сегодня!

Трапеза полна пищи! Наслаждайтесь все! Пусть никто не уйдет голоден…

Никто пусть не страшится смерти, потому что освободила нас смерть Спасителя!"

И в заключение своего пасхального слова святитель Иоанн торжественно восклицает:

"Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа? (1 Кор., 15:55).

Воскрес Христос, и пали демоны! Воскрес Христос, и нет ни одного мертвого во гробе! Христос, воскресший из мертвых, стал начаток умерших. Ему слава и держава во веки веков! Аминь"».

«Поистине, православные, мы счастливы, что есть у нас такой дивный праздник, что еще можем мы, забывая все житейские невзгоды и скорби нынешнего апокалипсического времени, ежегодно наслаждаться этим духоносным торжеством правды, любви и добра.

Да и как нам жить без этого жизнеутверждающего праздника, без Бога любви и добра, создавшего нас для вечности и пославшего в мир Христа – Своего Единородного Сына, чтобы Он нас, отпавших от Божественной любви и умирающих во грехах, исцелил, очистил и примирил с Отцом Небесным.

Пасха Христова дарует нам жизнь нескончаемую, и если кто думает прожить без веры в спасающего нас Бога, без надежды на вечную жизнь, тот напрасно будет существовать на белом свете.

Если даже такой человек в этой временной жизни приобретет все блага мира сего и будет самым богатым среди сынов человеческих – всё это с точки зрения вечности будет бессмыслицей.

Отвергнув Святую Пасху, отказавшись от Бога-Спасителя, без надежды на вечную жизнь, человек теряет духовно-нравственный ориентир в своей жизни, уклоняется от истинного пути и погружается в беспросветный материализм, в мир греха и страстей с его волчьими законами», - напомнил владыка.

«Отсюда у нас, дорогие мои, такая злая и горькая жизнь, исполненная бесчисленными страданиями и слезами.

Повсюду видишь бессмысленность существования, страшное падение нравственности: наркоманию, алкоголизм, разврат; убийства не только взрослых, но и детей в утробах матерей; распад семьи, ненависть друг к другу, злобу, жестокую несправедливость. Богатые всё больше богатеют, а бедные беднеют…

И всё это от безверия, от духовного опустошения, от нелюбви и крайнего эгоизма. Так, потеряв веру в Бога и воскресшего Христа, человек духовно деградирует и опускается до уровня зверя и даже бесоподобия», - обратил внимание владыка Вениамин.

«Но отбросим, братья и сестры, всякое сомнение, воспрянем духом, очистим свои души от безбожных комплексов прошлой жизни, откроем свои омытые слезами покаяния сердца для Воскресшего, любящего нас Христа, - продолжил владыка. - И верьте – радость пасхальная вольется в вашу жизнь стремительным потоком Божественного света и преобразит всё ваше существо, вызовет в вас слезы духовного умиления.

Твердая и живая вера в создавшего и спасающего нас Бога поможет нам подняться из глубины нравственного падения к высотам добра, любви, правды и милосердия, так что уже не земное будет преобладать в человеке, а небесное, не грех и страсти, а духовная жизнь по законам нравственного бытия.

Только во Христе, распятом и воскресшем, мы найдем мир и покой, силу, нас преобразующую и спасающую, вечное счастье и радость жизни. Вот почему наша душа духовно ликует и от полноты радости не может молчать в этот светозарный и спасительный Праздник Праздников.

Вот почему мы из глубины своего верующего и любящего сердца прославляем Виновника торжества – Христа Бога нашего, примирившего Небо с землей, человека с Богом, победившего смерть и тем самым открывшего нам двери, ведущие в жизнь вечную».

«В этот светлый день Пасхи Христовой наше сердце невольно обращается к многострадальной Родине, с древних времен именуемой Русью Святой.

О ней наши мысли и чувства, о ней наша тревога и забота.

Русь, крестившаяся в великой купели Днепра и пронесшая через тысячелетие пасхальную радость о Воскресшем Господе, неужели совсем погрузится в глубокий мрак неверия и практического материализма.

Народ, который носил Христа в своем сердце и именовался богоносцем, воскреснет ли после своего падения?

Ответ на этот вопрос зависит от нас самих. Мы сами должны решить, быть или не быть Святой Руси.

Дай же Бог, чтобы в эти праздничные пасхальные дни наш народ почувствовал благодатную силу Воскресения Христова, встрепенулся своим кающимся сердцем навстречу любящему и спасающему его Господу и твердо стал на путь духовного преображения.

Пусть этот Праздник Праздников и Торжество из Торжеств поможет нам стать нравственно лучше, добрее, духовно чище, еще больше приблизит нас к Богу любви и добра и друг к другу.

Постоим же, братья и сестры, за Русь Святую, за торжество Православия на нашей земле! Да воскреснет Русь, и нравственно преобразятся дети ее, и да бежат от лица ее ненавидящие ее!» - призвал архиерей.

В заключение своего обращения митрополит Вениамин пригласил всех православных на Крестный ход, который пройдет во Владивостоке 15 апреля по Океанскому проспекту от Покровского кафедрального собора до центральной площади.

«Также взываю ко всем пастырям и общинам Владивостокской епархии провести по городам и сёлам Крестные пасхальные ходы, - сказал он. -

Дабы исчезла с земли Приморской всякая нечисть и очистилась бы светом Воскресения Христова наша духовная атмосфера от тьмы безбожия и безнравственности.

Да сподобит Воскресший Господь всех нас достигнуть вечной Пасхи в Его Царстве Любви, чтобы вечно созерцать неизреченную славу Триединого Бога Отца и Сына и Святаго Духа. Благодать Воскресшего Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами.

Аминь. Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/04
/13/da_voskresnet_rus_i_nravstvenno_preobrazyatsya_deti_ee_i_da_bezhat_ot_lica_ee_nenavidyawie_ee/


Картинка №10811



«Нет у нас праздника веселее и радостнее настоящего»


13.04.2012

Пасхальное поучение протоиерея Родиона Путятина …

Сей день сотворил Господь: возрадуемся
и возвеселимся в оный! (Пс. 117, 2)

Нынешний день есть день особенного веселия, особенной радости; нет у нас праздника веселее и радостнее настоящего.

И с каким желанием все ожидают его, с каким приятным беспокойством приготовляются к нему, с каким удовольствием друг друга приветствуют с наступлением его.

При словах «Христос воскресе» - мы и сами как бы воскресаем, душа оживает, сердце восхищается.

Да, сей праздник для того и установлен, чтобы мы радовались и веселились.

Ужели же ныне всем, даже нераскаянным грешникам, надобно радоваться?

О чем, кажется, такому грешнику ныне радоваться?

Христос воскрес, но в душе нераскаянного Он не воскрес; Христос разрушил царство тьмы, но нераскаянный все в неволе у диавола; Христос сокрушил вереи ада, но нераскаянный все не избегнет огня геенского; Христос смерть попрал, но нераскаянный все не минует вечной смерти; Христос приблизил к нам Ангелов, но от нераскаянного все они бегут, как от смердящего трупа.

Увы, бедный нераскаянный грешник!

У всех ныне праздник, только у тебя нет.

Все ныне веселятся, торжествуют, люди и Ангелы ликуют вместе, только тебе нечего торжествовать и не с кем веселиться.

Как ни украшай себя совне, как ни убирай своего тела - видно, не бывать у тебя ныне радости, ибо у тебя душа не убрана, замарана грехами, не омыта слезами сокрушения, не очищена в бане покаяния.

Какой ты ни готовь себе стол - видно, быть тебе ныне голодным, ибо у тебя голодна душа, ты не питал ее ни словом Божиим, ни Телом и Кровью Христовою.

Куда ты ни пойди, везде тебе не радость - ибо тут встретишь нищего, которому ты отказал; там увидишь вдову, которую ты презрел; на всяком шагу тебе будут попадаться или обиженный тобой, или обольщенный, или обманутый, или оклеветанный, или...

Но что я в такой праздник тревожу душу грешника?

Ах, он, бедный, и без того не имеет никогда покоя.

Нет, успокойся, грешник!

Ты беден добрыми делами, но Бог богат милостями к тебе.

Успокойся! Дверь покаяния для тебя еще не затворена, а чрез эту дверь ты войдешь в полную радость нынешнего дня.

Восплачь же, вздохни к Богу из глубины души о своих грехах. Иные плачут от радости, а ты от своих слез возрадуешься.

Весело проливать слезы раскаяния; сладко плакать о грехах.

Восплачь же, вздохни для праздника - и у тебя будет настоящий праздник Воскресения: в тебе воскреснет Христос, ты освободишься от рабства диавола, ты не умрешь смертью вечной, о тебе возрадуются на Небе Ангелы Божии.

Да, Ангелы Божии на Небе возрадуются, когда увидят твои слезы раскаяния, когда услышат твои вздохи о грехах.

Так, никто из нас не должен ныне унывать; двери веселия всем отверсты - входите без сомнения; реки радости для всех текут - черпайте без опасения.

Оживимся же настоящим торжеством, обнимем друг друга, ненавидящим нас простим все для Воскресшего и будем устами и сердцем воспевать: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав. Аминь.


Протоиерей Родион Тимофеевич Путятин родился в 1807 году в селе Путятине Рязанской губернии Сапожковского уезда, где его отец служил священником. По окончании Рязанской духовной семинарии, а затем - Московской духовной академии со степенью магистра, он был определен профессором словесности в Ярославскую духовную семинарию. Свое пастырское служение отец Родион начал в Ярославле, а в 1845 г. стал настоятелем только что вновь отстроенного и рассчитанного на три тысячи молящихся рыбинского Спасо-Преображенского собора, где и служил до самой кончины (4 (17) ноября 1869 г.). Здесь он прославился своими проповедями на всю Россию. Через 32 года после кончины отца Родиона, в 1901 г., вышло в свет 25-е издание Полного собрания его поучений (315 проповедей на 610 страницах). Его поучения кратки и вместе изящны, а порой и мелодичны, легко запоминаются.

http://www.ruskline.ru/news_rl/2012/04/13/net_u_nas_prazdnika_veselee_i_radostnee_nastoyawego/


Картинка №10241


Сегодня Страстная Пятница

Великий пост / 13.04.2012

Православная Церковь вспоминает страдания Христовы …

Великая Страстная пятница считается самым скорбным днем церковного года.

В этот день Господь наш Иисус Христос был распят и умер на Кресте, искупая людские грехи. В Евангелии от Иоанна сказано: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную».

Рассказ о дне страданий Спасителя присутствует у каждого из четырех евангелистов (Мф 26. 20-27. 66; Мк 14. 17-15. 47; Лк 22. 14-23. 56; Ин 13. 1-19. 42), согласно которым все, что произошло в Великую Пятницу являлось важнейшей частью Божественного плана человеческого спасения.

Приговоренный судом Синедриона к смерти, в этот день Господь был доставлен к римскому прокуратору Понтию Пилату.

Тот не нашел никакого преступления в Его делах, но несмотря на свое желание отпустить Христа и после нескольких неудачных попыток сделать это, Пилат под давлением иудейских первосвященников и толпы предал Его на Распятие, предварительно омыв руки, тем самым возлагая всю ответственность за совершающееся на еврейский народ, кричавший, что «кровь Его на нас и на детях наших» (Мф 27. 25).

После бичевания и поругания в претории Господь Иисус Христос был выведен за пределы Иерусалима и распят римскими солдатами, разделившими между собой Его ризы, на Голгофе.

Претерпев несколько часов крестных страданий, свидетелями которых было множество народа, Господь Иисус Христос умер на Кресте, «и завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (Мф 27. 51-52).

Двое из Его тайных учеников Иосиф Аримафейский и Никодим сняли Тело Иисуса с Креста, обвили его плащаницей и вместе с женами-мироносицами погребли тело Христа «во гробе» – небольшой пещере неподалеку от Голгофы, закрыв ее большим камнем.

В Великую пятницу, когда умер на кресте Спаситель, Божественная Литургия не совершается, но на службе Часов, в пятницу утром, снова прочитываются Евангелия о Его Страстях.

Вечерня Великой пятницы – Вынос Плащаницы – посвящена погребению Спасителя и совершается обычно в середине дня. Перед началом выноса Плащаницы в середине Церкви устанавливается возвышение – «гроб»,

украшенный цветами, а на престол помещается Плащаница – большой плат, на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя. Плащаница находится в центре храма до начала воскресного пасхального богослужения.

В день Пасхи она вновь возвращается на Престол алтаря. Песнопения Вечерни посвящены страданиям и смерти Христовым.

В Страстную Пятницу православные христиане соблюдают строгий пост, не вкушая ничего до выноса Плащаницы, и стараются прийти в церковь – на самое печальное и проникновенное богослужение года.


Картинка №10428


Значение подвига искупления

Митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков), Русская народная линия
Великий пост / 13.04.2012

Слово в Великий Пяток, произнесенное в Петрозаводском Кафедральном Соборе 7 апреля 1900 года …

«Свершилось!»

(Иоан. 19, 30)
Так заключил Божественный Страдалец Свой земной подвиг.

Совершилось!...

Исполнился предел судеб Божиих над Ходатаем Бога и человеков, окончились страдания, жертва принесена, дело спасения совершено.

Могла ли быть когда-нибудь минута более великая, более торжественная для земли и неба, как та, когда возвещено было на Голгофе: «совершилось!»...

Это был голос радости Сына Божия об исполнении воли Отца; голос радости Искупителя мира об окончании великого подвига искупления; голос победы света над тьмою, жизни над смертию; голос торжества правды и любви, истины и милости.

Совершилось! Воля Отца Небесного, благоволившего от века спасти грешный мир Сыном Своим и «возложившего на Него грехи всех» - ныне исполнена. То, на что Он родился и на что пришел в мир, - совершено.

Дело, которое дал Ему Отец да сотворит, - которое, так желал исполнить Сын по любви к Отцу - окончено: - истина возвещена, путь жизни указан. Агнец Божий, закланный от сложения мира «отдал душу Свою для искупления многих».

Совершилось! Скорбный путь Сына Человеческого, устланный терниями вплоть от самого Вифлеема до Голгофы, пройден, - терниями и увенчан, - завершен крестом, столь тяжким и мучительным, что еще в Гефсимании небесная душа Богочеловека, переживая его, «прискорбна была даже до смерти».

Совершилось!

Преданный одним из избраннейших учеников Своих, оставленный всеми, Творец и Владыка всяческих, безропотно перенес и беззаконный суд и все безумные насмешки, поношения и истязания своих мучителей.

Осужденный на позорную крестную смерть, Он - чистейший и Святейший - «со беззаконными вменися».

Господь славы - Он, истязанный и изъявленный, распят, как злодей; источник всякой жизни - Он, наконец, изнемог и умолк. -

Совершилось!

Все, чего могла желать злоба врагов Его - достигнуто: «вид Его бесчестен, умален паче всех сынов человеческих»...

Пресвятое лицо Его, на которое с благоговением взирают ангелы, претерпело удары и заушения, оплевано и поругано.

Пречистые очи Его, светлейшие солнца, залитые кровью и слезами и облагаются тьмою смертною.

Пречистые уста Его, источавшая слово жизни и спасения, слово любви и утешения, слово милосердия и сострадания, - напоенные оцтом и желчию, запекшиеся кровию, сомкнулись смертию.

Пренепорочные руки Его, простиравшиеся только на благословения и благодеяния, - пригвождены ко кресту.

Любвеобильное сердце Его, жаждавшее спасения мира, жившее и дышавшее одною любовию к людям, прободено копием, все пречистое тело Его изранено, измучено.

Самая пресвятая душа Его испытала все болезни адовы...

Уничижение достигло предела крайнего, его не вынесла даже природа: солнце померкло при виде страданий Сына Божия, земля содрогнулась от креста Его....

Совершилось!

Великий крестный подвиг окончен.

Совершилось! Христос на кресте и во гробе. Но в этом уничижении и Его торжество, здесь блистает уже Его высочайшая слава, - смерь Его, была «грех наших ради».

Он, не знавший греха, сделался жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2-Кор. 5, 21).

Правда Божия теперь удовлетворена. Клятва, от начала мира тяготевшая на грешном человеке, снята. Преграда, отделявшая землю от неба, разрушена.

Этот гроб явился лестницею к небу, в блаженную вечность.

Мы все - уже не сыны противления, заклейменные проклятием, отвергнутые от лица Божия, - не рабы неключимые, осужденные во тьму кромешную, но - чада Божии, омытые святейшею кровью спасителя, - к которым Милосердие Божие снова склонилось и стало так же близко, как некогда было близко в раю к невинным прародителям....

Совершилось!

Грех уже не царствует в смерти (Рим. 5, 21); он вознесен на теле Иисуса Христа Праведника и пригвожден на кресте (I - Петр. 2,24); жало смерти притупилось, уязвив Неуязвляемого. Христос одолел смерть в то самое время, когда казался ею одоленным...

Совершилось!

Владычество диавола над грешным миром ниспровергнуто. Христос «смертию упразднил имущего державу смерти».

«Кровь Иисуса Христа Праведника избавляет нас от всякого греха», и у диявола нет более власти заключать и содержать в своих узах грешника, если он стремится к Богу.

Исполнилось изначальное обетование Божие: «семя жены попрало главу змия»; совершилось то, чего ожидали ветхозаветные праведника; Авраам увидел день сей, и возрадовался (Иоан 8,56)...

Итак, совершилось!..

Воистину - «место лобное - рай бысть»...

Христианин! Все, что совершил Христос Спаситель, - для тебя совершил Он.

Для тебя Он сшел с небес, для тебя Он «смирил себя, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестные», для тебя Он перенес все эти биения, заушения, оплевания и крестную смерть, на тебя чрез Него излита бездна величайшего милосердия Божия...

Смотри - страшен гроб сей: в нем жизнь, вечная слава и блаженство для добродетели, но в нем же - и осуждение и вечная смерь нечестию и злобе....

Со страхом и трепетом приступай к сему гробу, сердце сокрушенное и полное глубокого раскаяния приноси сюда, и лишь тогда с дерзновением облобызай пречистые язвы Твоего Спасителя, и как благоразумный разбойник, с надеждою взывай к Нему: «помяни мя, Господи, во царствии Твоем!»


Об узости в религиозной области, опасной более всякого «либерализма»

22 декабря 1922 года /4 января 1923 года. Петроград. Б.Пересыльная тюрьма
Пропаганда безверия ширится, особенно среди молодежи.

В этом году празднуется особое кощунственное «ком¬сомольское» Рождество. Духовенство уничтожается и терроризируется. Среди верующих растерянность и раздор.

Раскол церковный прибавляет «масла в огонь». Церковь загоняется в подполье. Наступит, может быть, в недалеком будущем время, когда будет преследоваться всякое публичное оказательство религиозности. И хотя веры не потрясти, но «иные поколеблются».

Не мешало бы, между прочим, ради сохранения и Церкви и пастырей, заранее установить ношение обыкновенной одежды духовенству на улицах. Но наши массы еще так обрядоверны, так узки в религиозном вообще, что сделать это, - значит, в их глазах чуть ли не отказаться от веры. А между тем, эта узость в религиозной области опасна более всякого «либерализма».

Вот что, собственно, произвело мировую трагедию - непризнание Иисуса Христа за мессию и распятие Его?

Именно - узкое законничество, благочестивое стояние за букву закона и обрядов: охранение субботы, преданий старцев, которые так сузили кругозор, что широкое и свободное учение Христа не могло вместиться в их узко-благочестиво настроенные умы, и эта узость помешала увидеть им в Иисусе Мессию.

Вот к чему в истории уже привела религиозная узость мысли, боязнь свободы мысли. Подобное может быть и теперь: охраняя мелочи и внешнее, можно погубить существенное и важное.

Да уже и губим.

А бороться - трудно, очень трудно. И в этом виновны ни кто иной, как сами пастыри, не одушевленные духом Христовым («где дух Господень, там свобода»), а также большей частью внешне религиозные, больше требоисправители, ремесленники. Был один - о. Иоанн Кронштадтский; наиболее приблизившийся к идеалу пастыря, хотя тоже не особенно широкий в воззрениях (например, его усиленные проповеди последнего времени против Л.Н.Толстого).

Теперь мы часто его вспоминаем, но тоже - скорее хотим возвести его во святые, и уже стараемся окружить всевозможными легендами или так привычными нам словами: «провидец», «предрек» и т.п. (хотя сам о. Иоанн никогда не говорил о себе ничего подобного), чем уподобиться ему духом и жизнью в этой глубокой вживчивости в религиозное, в погружение в Господа, в стремлении к радости общения с Ним, к любовному отношению ко всем, а главное - в широкой благожелательности, в широком проявлении милосердия.

Вместо этого - нас занимают вопросы об уставности службы, о непропуске какой-нибудь стихиры, мы с ужасом говорим о службе всенощ¬ной только полтора часа, а не два с половиной или три; нас волнует открытие царских врат не в положенное время, или даже возмущает коленопреклонение в воскресный день.

Так мы сами идем, и Церковь (в лице верующих) ведем к упадку.

Происходящее должно бы образумить, должно бы разбудить и заставить прозреть, но... «одебеле сердца людей сих, и глаза имеют, но не видят, и уши имеют, а не слышат».

Так, кого Господь хочет наказать - отнимает разум.

О миропонимании православном и обновленческом

20 декабря 1923 года / 2 января 1924 года. «Живая Церковь» в лице Красницкого (в воскресенье он вел беседу в Казанском соборе; я был, но скоро ушел, вследствие начавшихся криков толпы) хочет приспособляться к современному направлению коммунистической мысли и по вопросу о том, что разделяет ее от «тихоновцев», заявляет, что - не имя Патриарха Тихона, не Собор 23 года и не желание белого епископата вместо монашеского, а «особое миропонимание»...

Это он высказывал и в своем журнале, но далее этой общей фразы не шел и в статье, и в беседе.

Надо думать, что они разумеют крайний аскетический взгляд православия на совершенную неценность здешней жизни и игнорирование всего, что касается земной жизни ради Царствия Небесного.

Сами они идут в другую крайность и примазываются к учению, которое дальше земли ничего не видит.

Между тем истинное Христово учение говорит о Царствии Божием, которое «внутри» человека, которое надо осуществлять в жизни, т.е. в земных условиях существования, чтобы воспитать в себе «мужа совершенна, в меру полного возраста Христова» и затем уже, по смерти, войти в «радость Господа своего».

Здесь не только не исключаются земные интересы, но они ставятся условием осуществления Царствия Божьего, наступление которого Христос заповедал молиться в молитве Господней, которая и вся приспособлена к жизни земной.

Вопрос только в том, что дело христианина ограничивается своей внутренней жизнью, а живоцерковники примешивают сюда заботы об общественном устроении, «оправдывают» тот или иной общественный строй и т.п.

Это, по-моему, не дело христианства: человеку, знакомому с историей различных общественных течений, стремящихся достигнуть «райского блаженства» в общественных отношениях, не может не быть ясным, что ведь нет надежды найти безусловную форму общественного устройства, нет такого средства в политике, которое раз и навсегда обеспечило бы людям неизменное совершенство жизни.

Это потому, что 1) жизнь зависит не от общественных форм, которые хотят регулировать ее, а от внутреннего строя мыслей, чувств и воли отдельных индивидуумов, строящих жизнь; а 2) что между личностью и обществом есть неустранимое несоответствие: личность, ее душевная жизнь шире и глубже «политики» и «общественности» и человек должен искать удовлетворения, прежде всего в себе.

Тут, конечно, нет отказа от общественного идеала, но пред сознанием ставится не вера в «земной рай», а вера в человеческую личность, непреклонную в своих нравственных стремлениях.

Вот, следовательно, что должно браться за основу общественного сознания.

Если так, то все дело сводится на направление внутреннего «я» человека, на его внутреннюю работу.

И здесь дело переходит уже в область близкую к морали, и нет места для какой бы то ни было «борьбы» из-за форм общественной жизни. Потому-то христианство и безразлично относится к этим формам, имея дело с отдельными личностями и говоря только о «внутреннем» усовершенствовании... «Ищите Царствия Божия и правды его (а оно «внутри» вас) и «все остальное» (т.е. лучшие общественные формы) «приложатся» вам (т.е. естественно и с неизбежностью вытекут из того внутренне¬го настроения, которое будет в членах данного общества).

Конечно, не сразу, а постепенно.

Источник: Григорий (митр.) Чуков. В сб. Избранные слова, речи и статьи; Дневник. Фрагменты. Архив Историко-богословское наследие митрополита Григория (Чукова) © Александрова Л.К. СПб.2011.

http://www.ruskline.ru/analitika/2012/04/13/znachenie_podviga_iskupleniya/

Картинка №8738


Родная Святая Земля

Священник Александр Шумский, Русская народная линия
13.04.2012

В час полночного молчанья,
Отогнав обманы снов,
Ты вглядись душой в писанья
Галилейских рыбаков...

Алексей Хомяков


По возвращении из Святой Земли я долго не мог найти то главное слово, которое наиболее полно выразило бы впечатление от этого небольшого участка нашей планеты, а, между тем, слово это было совсем рядом, даже не рядом, а внутри, в самом сердце - родная!

Буквально с первых же часов пребывания там вас охватывает удивительное чувство, сочетающее абсолютную новизну, никогда ранее вами не виденного, с узнаваемым, словно вы начали выздоравливать от страшной болезни потери памяти. Описывать Святую Землю дело для писателя очень непростое, потому что под рукой почти не находится известных всем аналогов, которые в иных случаях выручают литератора.

Здесь все уникально, и поэтому вы почти нигде не можете использовать прием сравнения по аналогии.

Видеофильмы и иллюстрированные альбомы не могут передать и сотой доли того, что вы созерцаете там в реальности.

Вот написал такое предисловие и теперь не знаю, что делать дальше. Аналогии не работают, так как же быть?

Придется, хочешь не хочешь, прибегать к приемам, которые сам и отверг. Да простит меня читатель за этот бред. Я в самом деле волнуюсь и не знаю, как приступить.

Поэтому начну с погоды. Мы прилетели в Израиль двенадцатого декабря. Из Москвы вылетали в серую промозглую погоду, наводившую тоску и зевоту. А в Израиле оказались, словно в нашем мягком бабьем лете.

Бывают у нас такие дни в октябре. Странное такое время, когда в душе парадоксальным образом покой сочетается с волнением, но с каким-то мудрым, зрелым волнением.

Я такое время называю велеос, что означает сокращенно: весна, лето, осень. Действительно, в такие дни бабьего лета как будто сочетаются три времени года, потому и получается велеос. Но израильский велеос, конечно, какой-то особый, потому что у нас бабье лето является преддверием зимы и это добавляет грусти от ожидания долгого холода, а в Израиле декабрьский велеос предваряет весну, что возбуждает сдержанную радость в предвкушении скорого тепла и цветения.

И вообще состояние, как после бокала густого красного вина.

Я не знаю, какие чувства испытывают местные жители, но одна православная, живущая там постоянно, сказала, что нам немного не повезло, что обычно в это время года уже значительно теплее.

А я очень радовался именно такой погоде, просто идеальной для русского человека.

В Святой Земле оживает, и становится зримо-осязаемым Священное Писание, прежде всего, Новый Завет.

Причем, оказывается, что наши представления о многих евангельских сюжетах не совсем совпадают с тем, что мы видим в реальности в Святой Земле.

Вот, например, читаем мы в Евангелии о том, как сорок дней постился Господь в пустыне: «Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню; там сорок дней Он был искушаем от диавола и ничего не ел в эти дни;...» (Лк. 4, 1-2)

Какое представление о пустыне у москвича, равнинного жителя?

В нашем обыденном сознании пустыня - это некое ровное море песка, вроде Сахары.

Но что же представляет собой пустыня, в которой держал сорокадневный пост Иисус Христос?

Это вовсе не ровное место, а множество каменистых больших и малых холмов и даже невысоких гор.

И вот на одной из таких гор, называемой Горой Искушения, и постился Спаситель.

По серпантину мы довольно долго поднимались на вершину горы и прикладывались к камню, на котором сидел Господь.

Теперь, когда я читаю это место в Евангелии в храме на богослужении или дома, то зримо представляю то, о чем повествуется. Это в той или иной степени касается и всех остальных евангельских сюжетов. Для священника посещение Святой Земли неоценимо.

Во все время нашего паломничества меня не покидало удивительное и даже пугающее от чрезмерной радости чувство, что здесь на Святой Земле ты оказываешься физически ближе к Богу, или Бог приближается к тебе тоже как-то физически.

Я не оговорился, употребив слово «физически».

Тут действительно несколько иные физические или телесные ощущения. К сожалению, у меня не хватает слов, чтобы описать это особое состояние.

Может быть нечто подобное имел ввиду блаженный Августин, когда говорил, что бывают мгновения особого «соприкосновения с Божеством».

Вот, пожалуй, слово «соприкосновение» наиболее подходящее для обозначения того чувства, которое я хочу передать. Наверное, можно сказать, что на Святой Земле человек почти физически, телесно, соприкасается с Богом, Божией Матерью, святыми.

Везде вы ощущаете мощнейшее и, одновременно, легчайшее присутствие иного светлого мира.

Вся эта антиномия мощи и легкости потрясает, и лица у паломников, как я заметил, словно застывают в изумленной улыбке от небывалого переживания.

Когда мы спустились в Яффе в пещеру, где была погребена праведная Тавифа, о которой читаем в Деяниях Апостолов, то у всех одновременно возникло чувство, что из этой могилы бьет ключ воды, текущей в Жизнь Вечную, настолько явственно ощущалось ласковое присутствие святой.

И так было везде. Иногда даже хотелось воскликнуть: «Хватит, не могу больше!».

Немощный сосуд телесный готов был рассыпаться на части.

Но в такие моменты Бог посылал удивительный покой, голова вдруг отключалась, мысли исчезали, ты тихо застывал, и слезы затуманивали глаза.

И совершенно исчезал всякий страх. После того, как мы вышли из пещеры праведной Тавифы, настоятель храма предложил нам собрать в саду остатки апельсинов, и мы естественно радостно ринулись туда.

Собирая апельсины, я заметил, как из будки, находящейся рядом, вышел огромный ротвейлер на цепи.

Он не лаял, а просто стоял и смотрел на нас. Не знаю почему, но мне вдруг очень захотелось его погладить, и я, не раздумывая, подошел к нему и осуществил свое желание.

В ответ ротвейлер, как мне показалось, улыбнулся, лизнул руку и завилял обрубком хвоста. Я не знаю, может быть, этот ротвейлер был какой-то необычно добрый, но мне ведь никогда не пришло бы в голову в другом месте нашей матушки Земли подойти к ротвейлеру, сидящему на цепи.

В Назарете долго-долго стояли у колодца, к которому приходили Божия Матерь и мальчик Иисус.

И опять возникало тоже чувство покоя, тишины и абсолютной убежденности в Вечной Жизни.

Мне кажется, что людей, сомневающихся в существовании Бога и Вечной Жизни, но не богоборчески настроенных, следует убеждать не словами и цитатами, а подвести их, например, к источнику живой воды в Назарете и посоветовать просто постоять минут десять в полном молчании, слушая как тихонько журчит вода, к которой прикасались Пречистые руки Богородицы и Самого Господа.

В таких местах действительно начинаешь всем существом осознавать, что Господь наш Иисус Христос стал нам родным и близким. Ощущение родного Бога, который любит нас неизбывной отцовской любовью абсолютно превосходит на Святой Земле все иные ощущения.

Когда я увидел в Кане Галилейской каменные водоносы, в которых вода претворилась в вино, то невольно вспомнил слова старца Зосимы из «Братьев Карамазовых» Достоевского: «Кто людей любит, тот и радость их любит...».

И предстала перед мысленным взором наша заснеженная милая Родина и очень захотелось передать ей в этот момент теплый луч любви из Каны Галилейской.

Вообще у меня было отчетливое ощущение, что Святая Земля и есть та самая Святая Русь, которую всю жизнь искали русские странники во все века нашей истории.

Весьма долго мы не могли, конечно, покинуть магазин, в котором продается потрясающее вино из Каны Галилейской.

В магазине радушные продавцы дают попробовать все сорта этого вина, и мы воспользовались такой возможностью от души, но совершенно не опьянели, а лишь возвеселились сердцем, вспомнив слова из псалмов Давида: «Вино веселит сердце человека». Действительно, благословляет наш Господь людскую тихую радость.

В Вифлееме впервые причастились Святых Христовых Таин. Раннее утро, греческий батюшка совершает Божественную литургию.

В сторонке молится греческий архииерей, разрешивший нам приобщиться без всяких справок.

Лишь благословил священников надеть епитрахиль. Замечательное красивое пение, попеременно по-гречески и по-арабски.

А наша радость дополнилась еще и тем, что над самым вифлеемским престолом мы заметили образ Божией Матери «Споручница грешных», особенно почитаемый в нашем храме святителя Николая в Хамовниках, где пребывает одноименная чудотворная икона Божией Матери.

И опять вспомнилась «тихая моя Родина». Все шло по нарастающей. Господь щадил нас, постепенно вводя в Свою радость.

И вот перед нами Иерихон, древний как сама история. Одно название этого города отзывается каким-то глубочайшим трубным звуком, и мурашки идут по коже.

Здесь температура воздуха на несколько градусов выше, чем в других частях Святой Земли. Нам казалось, что мы попали в наш русский ясный погожий июньский денек. Можно было ходить в тонком подряснике.

А ведь на дворе декабрь! Да, в Иерихоне, пожалуй, велеос уже ближе даже не к нашей весне, а к нашему лету.

Подворье в честь святого Иоанна Крестителя находится в окружении мечетей и минаретов.

В Иерихоне очень жесткий ислам. Несколько наших сестер несут здесь нелегкое послушание.

Мусульмане относятся к ним с уважением, но мы с вами знаем, какая тонкая грань отделяет мир от войны.

В Иерихоне ощущается тревога, здесь не до расслабления. Недалеко от подворья я поймал взгляд пожилого местного жителя, продающего какую-то еду и невольно вспомнил слова русского поэта Велимира Хлебникова: «Глаза тигра напоминают глаза пожилого мусульманина».

Постоянного священника на подворье нет, поэтому, когда приезжают паломнические группы, в составе которых есть батюшки, сестры очень просят отслужить у них в обители Божественную литургию.

И вот мне, недостойному, по милости Божией, была дана возможность совершить литургию в храме в честь святого Иоанна Предтечи. Храм для нас необычный.

Большой престол не отделяется иконостасом, и в маленьком храмовом пространстве молящиеся находятся непосредственно за спиной священника.

Во время богослужения я испытал необыкновенное чувство единения с нашими паломниками, часть которых вместе с сестрами подворья составили импровизированный хор.

Так легко, радостно и умилительно удается служить, пожалуй, лишь в дни Святой Христовой Пасхи. Казалось, что мы вернулись в древние времена, когда христиане, находившиеся во враждебном окружении, совершали тайное богослужение.

И здесь совершенно оправдано отсутствие иконостаса, здесь по-другому быть не должно. А вот к нам в Россию такое переносить не следует, в этом будет искусственность и неорганичность.

Все хорошо на своем месте, чего не хотят понимать некоторые наши модернисты, пытающиеся бездумно и механически воспроизводить некоторые древние формы богослужения.

Потрясало, конечно и то, что этот храм находится непосредственно на месте дома, в котором жил евангельский мытарь Закхей, взобравшийся на дерево, чтобы увидеть Господа, и потом принимавший Его в своем доме.

И именно этот сюжет запечатлен на запрестольной фреске. После литургии чувства настолько переполняли всех, что я почти ничего не мог сказать, кроме слов: «Если сейчас так хорошо, то как же будет там, в Царствии Небесном?!».

В 1874 году территория подворья святого Иоанна Предтечи была приобретена начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонином (Капустиным) для паломников, направляющихся к месту Крещения Господня на реке Иордан.

И наша паломническая группа последовала после Иерихона к священным «водам иорданским».

Все приобрели длинные рубахи, сшитые специально для омовения в Иордане. Совершили молебен, пропели тропарь Крещению Господню, прочитали Евангелие, и я опустил свой наперстный крест в драгоценную иорданскую воду, и в этот момент в нескольких метрах справа взыграла стайка маленький рыбешек, напоминающих серебряные монетки, брошенные с неба невидимой рукой.

Потом мне рассказали, что такое явление происходит иногда именно после совершения молебна и чтения Евангелия. И опять охватило чувство родного близкого любящего нас Бога. Очень не хотелось выходить из иорданской воды.

А одна наша замечательная паломница Вера, маленькая худенькая пожилая русская женщина из деревни Кошки Рязанской губернии, погружалась в иорданскую воду без перерыва 60 раз!

А ведь на дворе, хоть и южная, но, все-таки, зима!

Потом мы спросили ее, почему она так много раз погружалась?

Вера ответила, что совершала по два погружения за каждого из самых близких для нее людей, живых и усопших.

Вот такая у нее молитва.

Разве можно сломить такую русскую женщину?!

И я еще раз убедился, какой потрясающий у нас народ!

Мой друг Виктор Саулкин, ведущий радио «Радонеж» и замечательный публицист, достал со дна Иордана несколько камней и один из них, самый большой, подарил мне.

Теперь камень на моем письменном столе. Пишу эти строки, смотрю на него и вспоминаю зеленовато-дымчатую иорданскую воду, похожую на драгоценный уральский пузырчатый малахит и приходит на ум проникновенное стихотворение русского поэта Сергея Попова «Иордан»:

Иордан - река зелёная,
Несмотря на весь почёт,
В море самое солёное
Безалаберно течёт.

В море под названьем Мёртвое,
Вся от Первого Лица,
Как в людское сердце чёрствое,
Льётся, льётся без конца.

Так бежит река весёлая,
Нам с тобой благоволя,
В море самое тяжёлое
Через минные поля.

От живой воды Иордана переходим к живым камням Лавры Саввы Освященного.

И снова предо мной на столе один из камней, взятых с освященной земли, пропитанной кровавым молитвенным потом великих подвижников веры Христовой.

Когда мы вышли на смотровую площадку монастыря, нашему взору открылась высокая каменная скала.

Во времена преподобного Саввы Освященного в этой скале были высечены сотни монашеских келий.

Иеромонах Владислав из Оптиной Пустыни невольно воскликнул: «Ну надо же, здесь нет никакого человеческого утешения!».

Действительно, здесь только камни, которые в летнее время раскаляются до 70 градусов. Ни деревца, ни травки, ни прохладной тени и лишь скудный водный поток у подножья скалы.

От осознания глубины и тяжести монашеского подвига, творимого здесь подвижниками веры, невольно приходишь в состояние смирения, понимая всю степень своей духовной несостоятельности.

Немного по-человечески веселей было на подъеме в гору, на которой находится монастырь преподобного Георгия Хозевита с пещерой, где жил Илья Пророк, и куда прилетал ворон, приносивший пророку хлеб.

Как только мы встали на горную тропу, местные жители, бедуины, народ серьезный и суровый, начали наперебой предлагать нам за пять долларов довезти нас до монастыря на своих осликах.

Как только я представил свое нехудое тело на спине осла, мне стало очень жаль несчастное животное, и я отказался.

Другие последовали моему примеру, но бедуины продолжали навязывать свои услуги. Оно и понятно, ведь это их скудный заработок.

Один из бедуинов, чтобы расположить нас к себе, все время декламировал: «Христос воскресе, бедуин хороший!».

Чтобы как-то отвязаться о бедуинского сервиса, я продекламировал: «Да здравствует бедуин Муамар Каддафи!».

Неожиданно все бедуины замолчали, посмотрели на меня недобрыми глазами и удалились от нас.

Тут я понял, что несколько рисковал, произнося имя ливийского вождя.

Я предполагал, что бедуины, живущие на этой земле, вряд ли почтительно относятся к Каддафи, но я забыл, что бедуинский народ весьма скор на радикальные действия.

Но Бог миловал.

Долго находились в пещере Ильи Пророка, помолились в храме. Монахи вынесли нам кофе и сладости.

Душа, казалось, уже была переполнена впечатлениями. Но главное оставалось еще впереди. И вот мы, наконец, в Иерусалиме. Я не буду подробно описывать все свои впечатления от этого города.

Их столько, что можно написать ни одну статью. Общее впечатление можно выразить одним словом - Вечность.

Все-таки не Рим должен именоваться, в первую очередь, вечным городом и ни один другой город мира, а именно Иерусалим, град Великого Царя Господа нашего Иисуса Христа.

Действительно, в Иерусалиме мне казалось, что время закончилось, что мы находимся в некоем пограничном пункте бытия, когда ты уже не совсем на земле, но еще и не совсем на небе.

Тут возникает странное ощущение пространства, словно пересекаются отдельные параллельные миры, проникающие беспрепятственно друг в друга, проходящие друг через друга. Это не просто город контрастов, это город, в котором сошлись все культуры мира, все эпохи, все религии, все человеческие типы и темпераменты.

У Иерусалима нет, по большому счету, никакого своеобразия, потому что он выше всяких определений.

Этот город - вселенная, а у вселенной своеобразия быть не может. И, безусловно, Иерусалим - метафизический центр мира.

Когда мы всей нашей паломнической группой, около тридцати человек, шли по Крестному Пути Спасителя, мы заняли всю ширину узенькой дороги, пролегающей через иерусалимский рынок.

Справа и слева от нас шла оживленная торговля. Ширина дороги не превышала трех-четырех метров.

Впереди шли мы с отцом Владиславом, попеременно неся большой крест, купленный той самой Верой из деревни Кошки.

Я еще подумал, как же мы будем идти, ведь идти, собственно, негде.

Но удивительно, что встречные потоки людей, состоящие из мусульман, иудеев, арабов и других племен и наречий проходили мимо нас, сквозь нас, словно не видя нас совсем. Ни одного из нас никто из встречных ни разу не задел даже краем одежды.

И мы прошли, словно по широкому проспекту. Потом я обратил внимание, что в самых людных местах Иерусалима никто друг друга не задевает, и при таком скоплении народа всем хватает пространства.

И, наконец, до меня дошло. Ведь если здесь кто-нибудь толкнет по-настоящему другого, например, мусульманин иудея или наоборот, то начнется такая война, такая вселенская резня! Подобное уже не раз бывало в истории этой древней земли. Вот почему никто как бы не видит никого.

Незадолго до нашего приезда произошел такой случай. Православные греки шли, так же как и мы, Крестным Путем Спасителя, и вдруг молодой хасид демонстративно плюнул в греческого батюшку. А тот, недолго думая, отдал крест, который нес в руках, кому-то из своих и врезал хасиду в челюсть.

Потом было судебное разбирательство, и... израильский суд полностью оправдал греческого священника, а хасида признал виновным!

Воистину, парадоксален сей мир!

Надо заметить, что мы с Виктором Саулкиным ходили по всему Иерусалиму, причем я постоянно был в подряснике и с наперсным крестом, и никто не проявлял по отношению к нам агрессии, даже непосредственно в еврейском квартале. Может, в нас и плевали, но, вероятно, очень скрытно.

Великой радостью и утешением было сослужить на Божественной литургии у Гроба Господня и на Гробнице Божией Матери в Гефсиманском саду.

У Гроба Господня до озноба ощущалось присутствие Живого Бога.

Об этом свидетельствовали все наши паломники.

Когда мы прикладывались к самому Гробу Господню, слезы лились, не переставая.

Мы приходили туда утром, днем и ночью.

Такие же чувства все переживали и на Гробнице Божией Матери.

В какой-то момент мне стало очень жаль иудеев, в больших и маленьких шляпах, в меховых шапках и кипах, которые ходят мимо величайших святынь, проходят мимо Бога Живого и не могут к Нему прикоснуться.

Разве не жалок человек, который, имея перед собой живой хлеб, упорно продолжает грызть безжизненный камень.

Особое впечатление произвел на всех Гефсиманский сад. Все мы множество раз читали место в Евангелии, где повествуется о том, как Господь молился в этом саду перед Своими мучениями и Распятием.

Всех поразила необыкновенная красота этого места. Даже зимой сад кажется роскошным.

И можно только представить, каким он становится ранней весной. И я вдруг осознал, что Господь неслучайно выбрал именно весенний Гефсиманский сад для своих последних молитв до кровавого пота.

Ведь идти на мучения и смерть из цветущего благоухающего жизнью сада несоизмеримо труднее, чем из раскаленной пустыни.

А вот совершать сорокадневный пост гораздо тяжелее среди раскаленных камней, чем в прохладной тени оливковых деревьев. Иисус Христос нигде не щадил Себя.

Уходя на муки и смерть из Гефсиманского сада, Господь делает свое расставание с жизнью в максимальной степени трагичным и тяжелым.

Ему очень, очень не хотелось покидать эту благоухающую жизнь, но Он подчиняет это нестерпимое человеческое желание Своей Божественной жертвенной любви.

Непостижима Тайна Гефсимании, непостижима Тайна Голгофы, непостижима Тайна Богочеловека.

Но какая же несказанная радость соприкоснуться с этими Тайнами и, воскликнув в день Святой Пасхи: «Христос воскресе!», войти в Тайну Таин - Воскресение из мертвых!


http://www.ruskline.ru/analitika/2012/04/13/rodnaya_svyataya_zemlya/

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites