Таковых есть Царствие Божие. Святые мученики молите Бога о нас. Для укрепления в вере.




Таковых есть Царствие Божие

Житие и страдание святого мученика Понтия





Кто может уверовать, если Господь не привлечет к Себе?

Кто может совершать подвиги, если Господь не поможет?

Кто может удостоиться мученического венца, если Христос не дарует его?

И я недостойный, – говорит описатель настоящего жития Валерий, воспитывавшийся и учившийся вместе со святым мучеником Понтием, – не получил такой благодати, чтобы вместе с ним и умереть за Христа, но ради его подвигов и мученичества надеюсь на милость от Господа.

Всё, что я говорю о нем, – призываю во свидетели Христа и Его ангелов, – видел и своими глазами, слышал своими ушами и даже отчасти разделял с ним.

Ради этого и вы верьте настоящему правдивому повествованию, и за веру вашу вы получите вместе со святым мучеником награду от Господа в день воскресения мертвых.

В Риме1 жил почтенный сенатор Марк; он был бездетен, что доставляло большую печаль как ему, так и жене его Юлии.

На двадцать втором году супружества Юлия к великой радости почувствовала, что она забеременела; на пятом месяце беременности она, обходя вместе со своим мужем идольские капища, – оба они были язычники, – пришла в храм Дия, называвшегося великим.

Здесь Юлия взглянула на жреца, который с венцом на голове совершал жертвоприношение пред идолом; вдруг жрец пришел в сильнейшее возбуждение и, снявши с себя венец, начал раздроблять его на части, крича со слезами:

– Эта жена носит во чреве того, который разрушит до основания сей великий храм и уничтожит его богов!

Эти слова взволнованный жрец проговорил громким голосом несколько раз, чем привел всех присутствовавших в ужас и из них особенно Марка и Юлию; они в трепете убежали из храма в свой дом, находившийся близ храма. Взяв камень, Юлия наносила себе удары по чреву и бокам со словами.

– О, если бы мне не зачинать того, от кого разорится храм и боги сокрушатся; лучше мне самой умереть с ним, чем родить его!

Когда приблизилось время, она родила совершенно здорового младенца, хотя все ожидали, что он будет мертв, вспоминая те сильные удары камнем, какие наносила себе мать. Юлия хотела убить новорожденного, но отец воспротивился этому, говоря:

– Если Дий захочет, он сам отомстит своему врагу; мы же не будем убийцами своего дитяти.

Так мальчик остался жить и был назван Понтием. Когда сын подрос, родители отдали его в училище, и никогда не брали его с собою в храм.

Отрок же возрастал не только годами, но и умом: уже во время ранней юности он мог по справедливости быть назван философом; вместе с тем он был очень сведущ и в других науках, так как обладал отличной памятью и большою начитанностью; стремлением к истинному знанию Понтий превосходил всех своих сверстников.

Раз ранним утром он отправился к своему учителю, и ему случилось проходить мимо одного христианского дома и в то именно время, когда собравшиеся там вместе с папою Понтианом2 верные пели утренние псалмы. Вслушавшись в пение Понтий разобрал слова: "Бог наш на небесах; творит все, что хочет.

А их идолы – серебро и золото, дело рук человеческих. Есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат; есть у них ноздри, но не обоняют; есть у них руки, но не осязают; есть у них ноги, но не ходят; и они не издают голоса гортанью своею. Подобны им да будут делающие их и все, надеющиеся на них" (Пс.113:11-16).

Остановившись, он вздохнул и невольно задумался над смыслом этого изречения, затем, умилившись под действием благодати Святого Духа, Понтий заплакал и, подняв руки к верху, воскликнул:

– Боже, Которому я слышу сейчас возносимую хвалу, дай мне познать Тебя!

Затем он подошел к дверям дома и стал прилежно стучать в них. Выглянувшие сверху из окна сказали папе:

– Какой-то отрок стучится в дверь.

Папа, уже знавший всё по откровению Святого Духа, сказал:

– Идите отоприте ему, чтобы он пришел к нам, "ибо таковых есть Царствие Божие" (Лк.18:16).

Честный отрок вошел в дом только с одним своим сверстником и товарищем по учению Валерием, который и написал житие святого Понтия; радов своих он оставил на улице. Войдя в комнату и увидя, что совершается богослужение, отрок удалился в угол, где и пробыл до конца богослужения, внимательно слушая и умиляясь сердцем. Затем он подошел к святому папе и, припав со слезами к ногам его, говорил:

– Молю тебя, отец мой, открой мне смысл слов, которые сейчас вы пели, – идолы язычников слепы и глухи, не обоняют и не могут осязать руками; особенно меня поразило изречение: "подобны им да будут делающие их и все, надеющиеся на них".

Папа с любовью привлек к себе Понтия и сказал ему:

– Вижу, сын мой, что Бог просветил твое сердце, заставив его стремиться к Нему. Подумай и посмотри, – не все ли идолы сделаны или из золота, или серебра, или меди или вообще из какого-нибудь вещества?

Кто не знает, что каменные идолы высечены из гор и оттуда положенные на колья привезены для продажи на торговую площадь? Могут ли эти, созданные из земли идолы, которых в будущем ждет разрушение и обращение в землю, быть богами? Наш же Бог, в Которого мы веруем, на небесах, и Его можно видеть только сердечными, а не плотскими очами и – познавать только верою.

На это блаженный Понтий отвечал:

– Мой отец и господин, ты говоришь совершенно справедливо: кто действительно не видит, что идолы бездушны и недвижимы и что ими полна не только торговая площадь, капитолий и храмы, но и все улицы: их такое множество, что и счесть нельзя; они имеют самый разнообразный вид и сделаны путем весьма высокого искусства, до какого только мог дойти ум человека.

Кто не видит также, что они прикреплены железом или оловом к своим местам, чтобы их не свалил ветер, и – они не разбились; известно и то, что воры и разбойники часто похищают золотых и серебряных идолов, и как они могут охранять людей от зла, когда сами нуждаются в охранении со стороны одних людей, чтобы их не украли другие?

Святой папа Понтиан удивлялся уму отрока и, взяв его за руку, хотел посадить с собою, но блаженный Понтий сказал:

– Если при наших учителях, обучающих маловажным вещам, мы не смеем сидеть, то как я сяду с отцом, который вместо пути заблуждения указывает мне путь правды и вместо тьмы свет.

Папа отвечал:

– Господь и Учитель наш Иисус Христос дал нам такой завет, чтобы все были едино в Нем (ср. Иоан.15:4-5) и наставляли друг друга на полезное.

Потом папа спросил блаженного отрока:

– Имеешь ли ты родителей?

– Вот уже другой год, – отвечал Понтий, – как мать моя умерла; жив только мой отец, уже глубокий старец, для которого я служу единственным утешением.

– Он христианин или язычник? – осведомился папа.

– Мой отец, как и большинство, ревностный язычник, – сказал на это Понтий.

– Бог, просветивший тебя без всякого учения со стороны людей, – говорил папа, – может просветить и твоего отца, чтобы родивший тебя в эту смертную жизнь познал через тебя жизнь безсмертную. И ты, сын мой, послушайся меня: веру во Христа и прими святое крещение, избавляющее от вечных мучений.

В подобных выражениях папа около трех часов наставлял Понтия, объясняя ему учение о Царствии Божием; огласив его и пришедшего с ним отрока Валерия и подготовив их, таким образом, к принятию святого крещения, он отпустил обоих с миром. Они же вышли и как агнцы, покинувшие обильное пастбище, радовались, что обрели спасение своих душ. С этого времени они каждый день приходили к святителю Божию, поучаясь у него.

Однажды сенатор Марк спросил Понтия:

– Что нового узнал ты, сын мой, за эти дни у твоих учителей?

– За всё время учения, – отвечал Понтий, – я не слышал от них ничего лучше того, чему научился теперь.

Отец радовался, полагая, что отрок узнал новые сведения из наук, проходившихся в языческих школах. Блаженный же Понтий, выискивая удобный случай, чтобы склонить к вере во Христа и отца вместе с собою, в один день сказал:

– Я от многих, отец мой, слышу, что боги, которым мы покланяемся суетны и ничего не имеют в себе божественного, в чем отчасти убежден и сам: они обладают только подобием органов человеческих и совершенно бездеятельны; каждый, желающий иметь в доме богов, нанимает мастера и через него делает себе богов из таких материалов, какие позволяют средства: из золота, серебра или чего-нибудь другого.

Умоляю тебя, отец мой, скажи мне, слышал ли ты или видел ли когда-нибудь, чтобы стоящие в нашем доме боги за всё время пока находятся здесь проявили силу в каком-либо действии?

– Никогда не было ничего подобного, – отвечал Марк.

– Тогда для чего же чтить их, – приносить жертвы, воскурять фимиам и кланяться им? – спросил Понтий.
От этих слов Марк пришел в сильную ярость и хотел ударить сына мечом, говоря:

– Ты хулишь моих богов!

Потом, успокоившись, он сказал:

– Неужели, сын мой, мы одни только будем не признавать богов и не приносить им жертв?

Блаженный Понтий возразил на это:

– Здесь же в городе очень много людей, которые приносят истинную жертву истинному Богу.

– Где их найти? – спросил Марк.

– Если хочешь, я пойду и приведу к тебе мужа, который всё тебе ясно расскажет, – предложил Понтий.

Отец согласился. Понтий обратился к Валерию и сказал:

– Вот перемена произведенная десницею Вышнего, – и тотчас отправился к святому папе Понтиану и привел его к отцу.
Папа долго беседовал с Марком, научая его познанию истинного Бога и открывая ему тайны святой веры. Марк от всего сердца уверовал в Господа нашего Иисуса Христа и вместе с папою и сыном начал сокрушать стоявших в доме идолов; после этого он вместе с сыном и всем домом принял святое крещение.

После крещения Марк прожил не долго и преставился ко господу, будучи уже весьма почтенным старцем. Блаженному Понтию в это время было двадцать лет. Спустя шесть месяцев по смерти отца, он был взять ко двору царя Александра и сделав сенатором на место отца своего.

Это произошло по нарочитому действию промысла Божия, чтобы впоследствии, в установленное время, через Понтия познали Христа не только народ, но и цари. Исполненный истинного благочестия святой Понтий пользовался невольною любовью и уважением со стороны всех царедворцев.

В это время доблестно скончал свою жизнь святой папа Понтиан, убитый за исповедание Христово по приказанию Максимина, преемника Александра, его место занял святой Анфир, но и он, едва пробыв месяц на престоле римского патриарха, мученически умер за Христа при том же Максимине.

После святого Анфира попою был избран святой Фавий3; он любил святого Понтия как родной отец родного сына. Святой Понтий отдал ему всё свое имение для раздачи нищим особенно единоверцам. Но уже время перейти к рассказу о том, каким образом истинный раб Христов святой Понтий обратил ко Христу царей и как в борьбе с дьяволом одержал победу, стяжав мученический венец.

После погибели мучителя Максимина царем был Гордиан, преемником которого явился Филипп, сделавший своим соправителем сына своего тоже Филиппа; оба они очень любили святого Понтия, как человека мудрого, благочестивого и полезного в делах правления своими советами.

В третий год своего царствования, бывший в то же время тысячным от основания Рима, они, отправляясь в храм для принесения богам благодарственной жертвы, пригласили с собою и любимого своего сенатора Понтия:

– Пойдем и воздадим благодарность великим богам за то, что они дали нам возможность праздновать тысячелетие Рима в самом городе.

Святой Понтий всячески старался уклониться от их приглашения, чтобы не идти в языческий храм, но цари настойчиво звали его, как друга, с собою. Тогда святой Понтий, поняв, что настало удобное время для открытия царям единого истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, сказал:

– О, добрые цари, Богом поставленные над людьми, зачем вы не покланяетесь Тому, Кто даровал вам царскую честь и власть, почему Ему, Единому, не приносите жертвы хвалы?

Царь Филипп старший сказал на это:

– Я и хочу принести жертву великому Дию потому именно, что он даровал мне власть царскую.

Святой Понтий возразил ему с улыбкой:

– Не обманывайся царь, поклоняясь Дию: один Бог на небе, всё создавший единым словом Своим и всё оживотворивший благодатью Святого Духа.

– Зачем ты всё это говоришь, не знаем, – ответили оба царя.

– От века ли существует Дий? – спросил святой Понтий.

– Нет, – сказали цари, – прежде Дия был Кронос отец его; он царствовал в Италии и под его управлением народы Италии наслаждались благоденствием.

– А в то время пока царствовал Кронос в Крите и пока он, будучи изгнан сыном своим Дием, не пришел в Италию, разве последняя не имела народов и правителей? – снова спросил святой Понтий.

– Нет, – продолжал он, – не прельщайтесь ложными баснями ваших стихотворцев. Один Бог над всеми на небе, – Бог Отец, Который вместе с Сыном Своим и Святым Духом управляет всем, что Он создал, и поддерживает силою Своею всё существующее; создал же Он и небо, и землю, и море со всем, что находится в них; после всего Он сотворил по образу и подобию Своему безсмертного человека и подчинил его власти всё, что на земле, в море и воздухе.

Видя ту великую честь, какою Бог облек человека, сверженный с неба дьявол исполнился зависти и внушил человеку льстивую мысль о нарушении заповеди Божией, чтобы через это он оказался неблагодарным и непослушным пред своим Творцом и Благодетелем.

Человек последовал коварному совету обольстителя и тем лишил себя безсмертия, своим преслушанием наведя смерть не только на себя, но и на весь род человеческий. Но дьявол не удовлетворился этим обольщением человека и изобрел идолов, которых вы называете богами, чтобы еще более отторгнуть род человеческий от Создателя.

Милосердный же Господь, не желая окончательной гибели созданного по Его образу человека, благоизволил послать на землю с небесного престола Единородное Слово Свое4: Слово Божие действием Святого Духа вселилось в утробу Пречистой Девы, непостижимо приняло от Нее плоть и родилось от Нее неизреченно, и Слово стало человеком, чтобы обновить падшего человека и уничтожить власть дьявола.

Богочеловек явил над людьми множество чудес: Он исцелял словом слепорожденных, расслабленных и привязанных к одру болезни много лет, очищал прокаженных, воскрешал мертвых, – воззвав из гроба четверодневного Лазаря, даровал ему жизнь; как Бог всемогущий он содеял неисчислимое множество и других чудес. Но иудеи, не веруя в Него и завидуя Ему, предали Его Понтийскому Пилату игемону и пригвоздили ко кресту Пришедшего спасти их.

Он же, как Бог, восстал в третий день из мертвых и по воскресении Своем в течение многих дней являлся ученикам Своим; Он уничтожил смерть, причиненную дьяволом человеку, Своею смертью и Своим воскресением даровал нам жизнь вечную, и как Он, восстав от мертвых, уже не умирает, так и мы, по окончании этой кратковременной, но обильной скорбями жизни, восставши из гробов наших, будем вечно жить с Ним.

Указав путь спасения, он вознесся на небо, и если кто пренебрежет этим спасением, тот вместе с дьяволом подвергнется вечному осуждению; верующий же и идущий путем спасения вечно будет со Христом в Царствии Небесном.

Святой Понтий долго просвещал царей: он рассказал им всё подробно о Христе, о тайнах веры и о будущей жизни, и его речь, проникнутая благодатью Святого Духа, отверзла царям ум: уразумев всю истинность его слов, они умилились сердцем и уверовали в Господа нашего Иисуса Христа.

Цари умоляли святого Понтия на следующий день еще более подробно изъяснить им тайну спасения, чтобы они могли избежать неугасимого огня и в будущей безсмертной жизни получить часть со святыми.

В этот день, равно как и после, цари не ходили в капитолий для принесения жертв идолам; они приказали только день тысячелетия Рима отпраздновать народными зрелищами. Святой же Понтий не замедлил отправиться к святейшему папе Фавию, которому и рассказал всё; папа, исполненный живейшей радости, преклонил колена, говоря:

– Господи Иисусе Христе, благодарю Тебя, что Ты благоизволил чрез раба Своего Понтия привести царей римских к познанию Твоего пресвятого имени!

На другой день папа и Понтий вместе отправились к царям и долго беседовали с ними о едином истинном Боге и о всем пути спасения; видя веру царей, папа огласил их ко святому крещению, а потом, спустя непродолжительное время, и крестил; вместе с ними крестились и другие, ибо по примеру царей весьма многие уверовали во Христа.

И кто может передать радость христиан в это время?

Тогда сбылось и произнесенное по велению Божию дьяволом чрез бесновавшегося жреца о святом Понтии, когда он находился еще в утробе матери: заручившись разрешением царей, святой Понтий вместе со святым папою Фавием, пошел в храм Дия, где было произнесено вышеупомянутое предсказание; здесь они сначала сокрушили идолов, а потом разорили до основания и самый храм; было уничтожено и несколько других языческих храмов, их место заняли святые Божии церкви; в эти дни очень многие обращались ко Христу и крестились.

Но они не составляли собой всех жителей Рима: это была только часть его, и не все капища, наполненные идолами, были разрушены за описываемые благоприятные для Церкви Христовой, но немногие, по воле Божией, годы.

Такою свободою она наслаждалась только четыре года: Господь Иисус Христос, желая искусить Церковь Свою как золото в горниле, попустил начаться новому гонению, – нечестивый Декий5, находясь во главе язычников, поднял восстание и убил благочестивых царей за их веру во Христа. И многие из новокрещенных, не обладавшие твердостью душевною, боясь гонений, снова возвратились к язычеству; другие же бежали, скрываясь, где кто мог, а мужественные смело шли на муки, полагая за Христа души свои.

В это лютое, неожиданно, как буря, поднявшееся гонение святой Понтия укрылся в одном месте в самом Риме, но его особенно старательно отыскивали языческие жрецы; своим разрушением идолов капищ он возбудил в них к себе сильнейшую ненависть, – они жаждали предать его мучениям.

Это обстоятельство побудило святого Понтия бежать в одну ночь из Рима, следуя словам самого Господа, говорящего в Евангелии: "когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (Мф.10:23); он пришел в город Кимелу6, находившийся на границе Галлии, близ Альпийских гор; здесь он жил как странник и пришелец. Царь Декий вскоре погиб, и после кратковременного царствования Галла с Волузианом на престол римского государства вступил Валериан7 с сыном Галлиеном.

Эти цари желали уничтожить самое имя христиан не только в Риме, но и во всех областях его; с этою целью они повсюду рассылали особых начальников для мучения христиан; два таких мучителя, Клавдий и Анавий, были, между прочим, посланы и в Галльскую область. Они прежде всего пришли в город Кимелу; принеся жертвы богам и устроив посреди города судилище, они издали повеления, которым предписывалось христиан брать и представлять к ним для пыток.

Святой Понтий, как муж знаменитый и знатный, был схвачен и представлен прежде всех на беззаконное судилище.

Увидев его, игемон Клавдий сказал с гневом:

– Ты тот Понтий, который, не знаю каким волшебством, произвел смятение в Риме и отвратил от богов царей?

– Я никого не совращал и не производил никаких смут, – отвечал святый Понтий, – но обратил, кого мог, от язычества к истинному Богу.
Игемон сказал:

– Цари наши, зная, что ты человек знатного рода, приказали тебе принести жертву богам: в противном случае ты будешь осужден на различные мучения вместе с людьми худородными и нищими.

Святой Понтий возразил на это:

– Мой царь и утешитель Христос, и если за Него я лишусь земного отечества, то буду наследником вечного, и если лишусь скоропреходящих благ, то буду участником вместе со святыми ангелами в небесной славе.

– Зачем ты хочешь достичь избавления, произнося совершенно непонятные речи? – спросил Клавдий, – тебе предстоит одно, – принести жертву богам: если не сделаешь этого, то тело твое будет растерзано на пытке.

– Ведь я сказал тебе, что я христианин и никогда не принесу жертвы богам, – отвечал святой Понтий.

Игемон приказал святого Понтия бросить, заковав предварительно в цепи, в темницу, пока он сообщит о нем царям; затем Клавдий отправил к ним такое письмо:

– Владыкам вселенной, могучим победителям, царям римским Валериану и Галлиену рабы ваши Клавдий и Анавий: войдя в пределы Галлии, мы нашли Понтия, некогда смутившего Рим, сокрушившего богов и разорившего их храмы, а теперь укрывающегося от вашей власти и не повинующегося вашим велениям, и так как он один из знатнейших сенаторов, то мы не посмели подвергнуть его мучениям, но только, заключив в узы, посадили в темницу, доколе вы не рассмотрите это дело и не повелите, как мы должны с ним поступить.

Цари прислали такой ответ:

– Владычество наше повелевает вам следующее: если Понтий не захочет принести жертвы богам, то вы получаете над ним полную власть и можете умертвить его каким только образом хотите.

Получив повеление царей, игемоны Клавдий и Анавий отправились в судилище и приказали привести Христова узника. Клавдий сказал святому Понтию:

– Выслушай справедливое приказание владык твоих, которым они повелевают тебе принести богам жертву; если не сделаешь этого, то предашься на мучения вместе с осужденными.

Святой Понтий ответил:

– Я не имею никакого другого владыки, кроме единого Господа моего Иисуса Христа, Который всегда может избавить меня от тех мук, какими вы угрожаете мне.

– Я удивляюсь, – говорил Клавдий, – как ты человек знатный по собственной воле дошел до такой нищеты и безчестия, – ты служишь такому господу, о Котором вы сами рассказываете, что Он был человеком бедным и простым, и что Его убил, не знаю за какое преступление, Пилат, тоже подобно нам игемон.

Не лучше ли тебе повиноваться господам, которые кротко управляют всем римским царством?

– Удивляюсь и я, – возразил святой Понтий, – как ты, будучи человеком разумным, дошел до такого безумия, что не хочешь познать Творца неба и земли, обнищавшего ради твоего спасения и – дерзаешь называть безславным Того, Кого на небе почитают ангелы и Кто не по принуждению, а по своей воле благоволил ради нашего избавления претерпеть распятие от иудеев и Пилата.

О, если бы ты захотел преклониться пред столь великим в своем смирении Богом: тотчас просветился бы ум твой и ты уразумел бы, что в своем заблуждении лежишь как в темной пропасти вместе со своими богами. или лучше сказать бесами; владыки же твои, которых ты называешь правителями римскими, поклоняясь дереву и камню, не только сами идут к погибели, но и увлекают за собою подчиненный им народ; знайте, что если вы останетесь в своем неверии, то погибнете лютою смертью и в день страшного суда вместе с вашими богами осудитесь на вечные муки.

Эти слова привели игемона в ярость; в гневе он закричал слугам:

– Приготовьте грабли, железные рожны, огонь и всё, что имеется для мучений; пусть пред всеми обнаружится его безумие!

– Всё уже готово, – отвечали слуги.

– Протяните его на дыбу, – приказал игемон, – чтобы он всем телом своим почувствовал мучения, и посмотрим, избавит ли его Бог от наших рук.

Святой Понтий, в то время как его протягивали, говорил игемону:

– Хотя по неверию своему ты и называешь Бога моего безсильным, но я твердо верю, что муки которые ты намерен причинить мне, по силе Владыки моего Иисуса Христа не коснутся тела моего и оно избежит страдание.

Тотчас же орудие пытки с великим громом упало и превратилось в прах; слуги от страха, как мертвые, тоже попадали на землю, а святой Понтий, исполнившись радости, сказал игемону:

– Хоть теперь убедись, маловер, что Господь мой имеет власть "избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания" (2Пет.2:9).

Клавдий игемон от гнева не знал, что делать; товарищ его Анавий сказал ему:

– Мудрый муж, когда мы пришли сюда, то в одно время с нами было приведено два громадных медведя, пойманных в Далматских горах; прикажи устроить зрелище и отдай Понтия на съедение этим зверям.

Быстро, по приказанию игемона, было устроено зрелище, и святой мученик поставлен посреди; два сторожа вывели медведей, чтобы они растерзали святого.

Но медведи неожиданно бросились на сторожей и пожрали их, к святому же Понтию они боялись даже приблизиться. У присутствовавшего при этом народа исторгся невольный крик:

– Един есть Бог – Бог христианский, в Которого верует Понтий!

Уязвленный в своей гордости и еще более разгневанный игемон закричал слугам, чтобы они, как можно скорее, принесли дров и хвороста: он хотел сжечь святого мученика.

Святой Понтий сказал ему:

– В чем обвиняешь ты меня, что считаешь возможным предать меня огню? Ты сам погибнешь в неугасимом огне; меня же Господь мой всегда, если захочет, сохранить невредимым среди огня, как соблюл Он в древности трех отроков в вавилонской печи (Дан., 3 гл.).

Когда были собраны дрова и другие, быстро воспламеняющиеся, вещества, святого Понтия поставили связанного среди того места, где совершались зрелища; затем его обложили кругом дровами и хворостом и зажгли их; все думали, что от мученика останется один только пепел.

Но когда всё сгорело, то увидели, что святой Понтий жив и совершенно невредим: огонь не коснулся даже его одежды. И снова народ воскликнул:

– Велик Бог христианский!

Видя свое поражение, игемон почувствовал сильный стыд и сказал святому мученику:

– Чего ты гордишься, как будто бы уже победил все мучения, не думаешь ли избежать более сильных? Но вот близ честной храм Аполлона: ступай и принеси в нем жертву.

Святой Понтий отвечал:

– Я приношу Господу моему Иисусу Христу в жертву мое тело, которое до сих пор соблюл чистым от языческих мерзостей, а вас и царей ваших скоро постигнет справедливый суд Божий за то. что вы несправедливо гоните невинных рабов Христовых.
Игемон же начал лицемерно уговаривать его:

– На самом деле следовало бы, чтобы ты был нашим судьей, а не мы твоим: ведь ты один из первых сенаторов, и мы недоумеваем из-за каких напрасных надежд ты лишаешь сам себя чести и богатства.

– Честь этого мира и богатства его, – отвечал святой Понтий, – похожи на утренний туман, скрывающий от глаз человека и землю, и горы, и море; когда же повеет ветер, он быстро исчезает, – точно его и не было; но честь, богатство и слава, к которым я стремлюсь, пребывают вечно.

Во время этой речи святого иудеи, в большом числе находившиеся среди народной толпы, начали кричать, обращаясь к игемону:

– Убей, убей скорее волхва этого!

А святой Понтий, подняв руки к небу, говорил:

– Благодарю Тебя, Боже мой, что и иудеи вопиют против меня, подражая отцам своим, кричавшим Пилату на Христа: распни, распни Его! (ср. Иоан.19:6, 15).

После этого игемон произнес смертный приговор святому Понтию:

– Ведите его за город, и там бросьте в болото.

Всё было исполнено, как приказал мучитель. И святой мученик Понтий, будучи обезглавлен, этим последним мучением завершил свои страдания за Христа. Честное же тело святого, описатель страданий его и сверстник его, Валерий предал погребению на том самом месте, где оно было повержено по усечении главы8.

Спустя немного времени по смерти святого Понтия, сбылись его пророчества.

Нечестивый царь римский Валериан во время войны с персидским царем Сапором был захвачен в плен, где постоянно подвергался всевозможным издевательствам: всякий раз когда Сапор садился на коня, он наступал ногою на шею Валериану, как будто на подножку; другой же царь римский Галлиен был убить своими воинами на дороге в Медиолан.

Игемон же Клавдий и друг его Анавий сделались бесноватыми в тот именно час, когда святой мученик был усечен: Клавдий собственным зубами изгрыз свой язык и выплюнул его изо рта, а у Анавия глаза вышли из орбит и повисли вдоль щек, и после недолгих, но лютых мучений от бесов, они оба окончили жизнь свою.

Язычники и иудеи, видя исполнение слов святого Понтия, почувствовали страх, и многие начали почитать гробницу святого мученика.

Валерий же, описав жизнь и страдания святого, и видя, что гонение не прекращается, сел на корабль и отплыл, боясь мучителей, в Ливию.

А честная душа святого мученика Понтии вошла в радость Господа своего Владыки нашего Иисуса Христа, Ему же со Отцом и Святым Духом честь и слава и ныне и присно и во веки веков. Аминь.


1 См. ниже житие св. Фавия, примеч.
2 Св. Понтиан – папа римский 230-235 гг.
3 См. житие его под настоящим числом.
4 Так называется Второе Лицо Пресвятой Троицы, Сын Божий, Христос Спаситель. Наименование это взято из Евангелия Иоанна (1:1-14). – Почему же Сын Божий именуется Словом? а) По сравнению Его рождения с происхождением нашего человеческого слова: как наше слово безстрастно, невидимо, духовно рождается от нашего ума или мысли, так и Сын Божий безстрастно и духовно рождается от Отца. б) Как в нашем слове открывается или выражается наша мысль, так и Сын Божий по существу и совершенством Своим есть точнейшее отображение Бога Отца и потому называется "сиянием славы" Его и образом (отпечатлением) ипостаси Его" (Евр.1:3). в) Как мы чрез слово сообщаем другим свои мысли, так Бог, многократно глаголавший людям чрез пророков, наконец глаголал чрез Сына (Евр.1:2), Который для сего воплотился и так полно открыл волю Отца Своего, что видевший Сына видел Отца (Иоан.14:9).
5 Император 240-251 гг.
6 Близ нынешней Ниццы.
7 Валериан – император 252-259 гг.
8 В пятом веке Валериан, епископ Кимельский (около 460 г.) в речах своих возбуждает слушателей к подражанию мученику Понтию и говорит о мощах его, украшенных усердием христиан. Впоследствии, без сомнения когда Кимела была опустошена Лангобардами и жители ее переселились в Ниццу, сюда были перенесены мощи св. мученика Понтия.
Жития святых



ВСЕЦЕЛО ПОЛОЖИЛИСЬ НА ГОСПОДА.

Святые ветхозаветные мученики Елеазар священник, семь братьев Маккавеев и матерь их Соломония



Задолго до Рождества Христова Иудея была захвачена людьми, не верующими в Единого Истинного Бога, и они принуждали иудеев отступить от отеческих законов и не жить по законам Божиим.

Был некто Елеазар, священник и законоучитель, человек, уже достигший старости, но весьма благообразный видом, славный своей мудростью и благочестием.

Его привели к мучителю и стали заставлять есть свиное мясо, а это было строго запрещено Богом в Ветхом завете.

Но Елеазар готов был скорее умереть мученической смертью за закон Божий, нежели сохранить через его нарушение бесчестную и прогневляющую Бога жизнь.

Во время великих мучений, когда от лютых ран священник Божий уже приближался к смерти, он, застонав, сказал: „Господу, имеющему совершенное ведение, известно, что я, имея возможность избавиться от смерти, принимаю жестокие страдания и охотно терплю их по страху перед Богом".

И так он скончался, оставив в своей смерти образец доблести и памятник добродетели.

Случилось также, что были схвачены семь братьев Маккавеев, учеников святого Елеазара: Авим, Антонин, Гурий, Елеазар, Евсевон, Алим и Маркелл и с ними их мать Соломония.

Их привели к беззаконному царю и стали принуждать есть недозволенное свиное мясо. Тогда один из них, отвечая за всех, сказал: „Мы готовы лучше умереть, чем преступить отеческие законы".

Тогда царь, обозлившись, приказал отрезать ему язык, содрать с тела кожу и отсечь руки и ноги на виду у прочих братьев и матери.
Лишенного всех членов, но еще дышащего, юношу бросили на огромную раскаленную сковороду.

Когда умер первый, вывели на поругание второго, и он принял мучение таким же образом. Уже при последнем издыхании он сказал: „Ты, мучитель, лишаешь нас настоящей жизни, но Царь мира воскресит нас, умерших за Его законы, для жизни вечной".

Когда мучили третьего и хотели ему отрезать язык, он тотчас выставил его, неустрашимо протянув и руки, и мужественно сказал: „От Бога я получил их и за законы Его не жалею их, и от Него надеюсь опять получить их".

Даже мучители были изумлены таким мужеством юноши. Потом славную мученическую кончину приняли еще трое братьев Маккавеев.

Седьмому же, самому младшему, мать их, святая Соломония, сказала: „Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и познай, что все сотворил Бог из ничего и что так произошел и род человеческий. Не страшись этого убийцы, но будь достойным братьев твоих и прими смерть, чтобы я по милости Божией обрела тебя с братьями твоими".

Юноша мужественно обличил нечестивого царя и так кончил жизнь, всецело положившись на Господа. После сыновей скончалась и мать, радостно благодаря Бога за то, что она сама и дети ее положили души за закон Господа Вседержителя.



НИЧТО НЕ МОГЛО ПРЕРВАТЬ ЕГО МОЛИТВУ.

Преподобный Антоний Римлянин



Антоний родился в Риме в богатой и благочестивой православной семье.

В юности он хорошо изучил творения святых отцов и по смерти родителей решил принять иночество.

Ему было тогда семнадцать лет. Оставшееся от отца и матери наследство Антоний частью раздал нищим, а частью положил в бочку и бросил в море.

Постригшись в одном пустынном скиту, он провел там двадцать лет в подвигах поста и молитвы, но усилились гонения на православных со стороны римо-католиков, и Антоний удалился в некое уединенное место на берегу моря.

Там он поднял на себя подвиг столпничества, больше года проведя на большом камне на берегу моря, принимая пищу однажды в неделю и непрестанно молясь.

Однажды на море поднялась ужасная буря и оторвала от берега камень с преподобным Антонием, но святой не прервал молитву Богу; камень же чудесным образом не потонул, а поплыл по волнам и остановился на берегу реки Волхов неподалеку от Новгорода.

Когда преподобного обнаружили окрестные жители, он, не зная русского языка, на все вопросы отвечал поклонами.

Он так и остался жить на камне, постепенно изучил русский язык, и люди стали приходить к нему за благословением и советом.

Через некоторое время по благословению святителя Никиты Новгородского на месте подвига преподобного был основан монастырь, в котором Антоний впоследствии сделался настоятелем.

Через год после прибытия преподобного так же чудесно приплыла и та бочка, которую он бросил в море на своей родине, в Италии. На имевшиеся в бочке деньги была куплена земля и имущество для монастыря.

Преподобный Антоний в 1147 году мирно отошел ко Господу и был погребен в монастырском храме. От его гробницы многие получили чудесное исцеление.



ПРОПОВЕДНИКИ ХРИСТОВА ВОСКРЕСЕНИЯ.

Седмь Отроков иже во Ефесе



Во дни нечестивого римского царя Декия церковь Христова была гонима, и христиане подвергались мучениям или скрывались от безжалостного мучителя.

Декий устроил в Эфесе буйное празднование в честь мертвых идолов, христиан же предал жестоким казням.

Семеро юношей, воинов, отвергли скверное жертвоприношение, и усердно молились Богу Единому о спасении рода Христианского.

Они были сыновьями известных ефесских старейшин, их имена были: Максимилиан, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан и Антонин.

Царь тотчас же велел схватить их, заковать в цепи и привести к себе. Потом он отнял у юношей их воинские пояса – знак занимаемого ими высокого положения.

Однако, видя красоту и молодость их, царь сжалился над ними и сказал:

– Было бы безжалостно сейчас же предать мукам столь молодых, – поэтому, прекрасные юноши, я даю вам время для размышления, чтобы вы, образумившись, принесли жертву богам и, таким образом, сохранили себе жизнь.

Затем он приказал освободить их до назначенного времени, а сам удалился в другой город, намереваясь опять возвратиться в Ефес.

Быв осуждены на казнь, Святые Отроки, следуя учению Христову, дарованное им царем свободное время употребляли на добрые дела: взяв в доме родителей своих золото и серебро, они раздавали его тайно и открыто нищим.

Вместе с тем, они совещались между собою, говоря:

– Удалимся на время из города, пока в него не возвратится царь, уйдем в ту большую пещеру, которая находится в горе на восток от города, и там, пребывая в безмолвии, усердно помолимся Господу о даровании нам крепости при предстоящем исповедании Его святого имени, чтобы мы могли, безбоязненно явившись к мучителю, мужественно перенести страдания и получить от Владыки нашего Христа уготованный верным рабам неувядаемый Венец славы.

Так они пришли в пещеру восточной горы Охлон, захвативши с собой серебро для покупки нужного. Хождение в город было поручено святому Иамвлиху как самому младшему.

По прошествии довольно продолжительного времени, Святый Иамвлих принес из города весть, что их уже ищут для принесения жертв.

Эти известия привели их в страх: пав на землю с плачем и стенаниями, они молились Богу, поручая себя Его покровительству и милосердию.

Они беседовали между собою, ободряя и поощряя друг друга к мужественному перенесению страданий за Христа.

Во время этой душеспасительной беседы их стало клонить ко сну: от сердечной печали отяжелели очи их.

Милостивый же и Человеколюбивый Господь повелел семи Святым Отрокам уснуть дивным и необычайным сном, желая в будущем явить дивное чудо и уверить сомневающихся относительно Воскресения мертвых.

Святые уснули сном смертным, души же их хранились в Руке Божией, а тела лежали нетленными и неизмененными, как у спящих.

Утром царь приказал отыскать семь благородных Отроков, и после тщетных поисков, не медля, приказал призвать их родителей и сказал им:

– Скажите, не утаивая, где ваши, опозорившие мое царство сыновья? Вместо них я велю погубить вас: ведь вы дали им золото и серебро и отослали куда-то, чтобы они не явились пред лицом нашим.

Родители отвечали:

– Прибегаем к твоему милосердию, царь! Выслушай нас без гнева: мы не замышляем козней против твоего царства, никогда не нарушаем твоих повелений и постоянно приносим жертвы богам, – за что же нам грозишь смертью?

Если же сыновья наши развратились, то не мы учили их этому, мы не давали им золота и серебра; они сами тайно взяли его и, раздав неимущим, убежали и скрылись, по дошедшим до нас слухам, в великой пещере горы Охлон. Прошло уже много дней, а они все не возвращаются: не знаем, живы ли они там или нет».

Царь, выслушав, отпустил родителей, а потом велел завалить каменьями вход в пещеру. Царь и жители Ефеса думали, что Отроки еще живы, не зная, что они отошли уже ко Господу.

В то время, когда заделывали вход в пещеру, два царских постельничих Феодор и Руфин, тайные христиане, положили среди камней медный ковчежец с оловянными пластинами, на которых написали имена Святых юношей, описав их мученическую смерть при царе Декии.

С тех пор прошло более 200 лет.

Во времена царя Феодосия Младшего (408–450) появились еретики, отрицавшие Воскресение мертвых, и даже некоторые епископы сделались последователями ереси.

Одни из еретиков говорили, что за гробом люди не могут рассчитывать на воздаяние, ибо по смерти уничтожается не только тело, но и душа, другие же утверждали, что души будут иметь свое воздаяние, – одни тела истлеют, погибнуть. «Как могут, – говорили они, – восстать эти тела, спустя целые тысячелетия, когда нет уж и самого праха их?»

Еретики производили большие смуты в Церкви Божией, чем доставляли царю Феодосию сильную печаль.

В посте и слезах усердно молил он Бога, чтобы Творец вселенной избавил от пагубной ереси Церковь Свою.

Милостивый Господь внял слезной молитве верных рабов Своих и явно открыл тайну Воскресения и Жизни вечной.

Некий муж по имени Адомий, владелец горы Олхон, сооружал загон для овец близ той пещеры, в которой находились Святые Отроки, для строительства же использовались камни, закрывавшие вход в нее.

В это время Господь наш Иисус Христос воздвиг и семь Святых Отроков: по Его Божественному велению, Святые Мученики воскресли, как бы пробудившись от сна, столь же юные и цветущие, как два столетия назад.

Весть о чуде разлетелась повсюду, и царь Феодосий придя с великой свитой, с умилением говорил с Юношами. Каждый день в течение недели Боголюбивый царь разделял с ними трапезу и служил им.

Через неделю Святые Отроки на глазах у всех, наслаждавшихся их лицезрением, опять склонили головы на землю и уснули по Божию повелению смертным сном, чтобы дождаться общего Воскресения.

Царь хотел положить их тела в золотые ковчеги, но юноши явились ему во сне, повелевая ему не трогать их, но оставить почивать на земле, как они почивали прежде.


Жития святых. Пролог свт. Николая Сербского


ПРАВЕДНАЯ НОННА


Праведная Нонна, мать святого Григория Богослова, с детства благочестивая христианка, замуж была выдана за язычника по имени Григорий.

Это было по Божию смотрению, дабы и его обратить ко Христу.

Постоянно убеждая своего мужа богомудрыми речами и со всем усердием молясь о нем Богу, Нонна привела его с Божией помощью к Истине, и Григорий крестился.

При этом он настолько преуспел в благочестии и добрых делах, что впоследствии сделался епископом в своем городе Назианзе.

Живя таким образом в честном супружестве, блаженная Нонна усердно молилась Богу о рождении мальчика и обещала посвятить своего сына Господу.

И действительно, она родила сына, которого назвала Григорием.

Это имя ей было возвещено в сонном видении еще прежде рождения ребенка. Впоследствии первенец праведной Нонны стал великим святителем Григорием Богословом, также и второй ее сын Кесарии за свою добродетельную жизнь был причислен к лику святых.

Однажды, когда юный Григорий плыл на корабле по морю, поднялась ужасная буря, и все бывшие с ним отчаялись в спасении своей жизни и плакали.

Григорий же встал на молитву, и родителям его в сонном видении было открыто то, что делается с их сыном, и они тотчас со слезами начали вопить к Богу о помощи, и буря прекратилась.

При этом одному юноше, плывшему на корабле, товарищу святого Григория, было ночью, во время бури, видение во сне, что праведная Нонна поспешно пришла по морю, взяла погружающийся корабль и привела его к берегу.

По прошествии многих лет мать святителя Григория Богослова, блаженная Нонна, достигнув столетнего возраста, в 374 году преставилась ко Христу.

Она пережила своего младшего сына, святого Кесария, и дочь Горгонию, первенец же ее, великий Григорий, напутствовал свою праведную мать в жизнь вечную. Аминь.



УГОДНИК БОЖИЙ.

«Житейския молвы отбег, вселился еси в морский остров мудре…». Житие преп.Савватия Соловецкого.



Не сохранилось известий, из какого города или села происходил прп. Савватий, кто были его родители и скольких лет от рождения он принял иноческий образ.

Известно только, что в дни Всероссийского митрополита Фотия (1408–1431 гг.) достохвальный старец Савватий подвизался в Белозерском монастыре прп. Кирилла, находящемся в Новгородской области († 9 июня 1427 г.).

За неуклонное исполнение монашеских обетов прп. Савватий был любим и почитаем всеми, являясь образцом добродетельной и трудолюбивой жизни.

Святой тяготился воздаваемою ему славой и, с благословения игумена и братии, удалился в монастырь Преображения Господня, основанный в нач. XIV в. прпп. Сергием и Германом на озере Нево (Ладожское), на остров Валаам.

Будучи радостно принят братиею новой обители, святой Савватий провел там также немалое время и превзошел всех в подвижничестве.

Преподобный стал опять жестоко скорбеть, тяготясь почитанием и похвалами братии, и вновь удалился на Соловецкий остров, лежащий среди холодных вод Белого моря, на расстоянии двухдневного плавания от материка (Архангельская губ.).

На сем безлюдном острове прп. Савватий решил поселиться для подвигов безмолвия и иноческого уединения.

Удалившись на реку Выг, прп. Савватий встретил инока Германа, жившего там при часовне, и прожил у него некоторое время. Посоветовавшись между собой и положившись на Бога, оба подвижника поселились на Соловецком острове в 1429 г.

На том месте берега, к которому пристала лодка подвижников, они поставили крест. Удалившись на некоторое расстояние в глубь острова (на этом месте впоследствии сооружена пустынь с часовней прп. Савватия), иноки увидели на берегу озера красивую горную местность.

Здесь они, построив келию, начали жить для Господа, и пребывали в трудах, добывая себе постническую пищу в поте лица, копая землю мотыгами. Преподобные руками работали, а устами славословили Господа, приближаясь к Нему духом, путем непрестанной молитвы и пения псалмов Давидовых.

Вскоре поморяне, жившие вблизи к острову, стали завидовать святым старцам и задумали их изгнать, чтобы самим владеть островом.

Один рыбак, по совету своих друзей, поселился, было, со своим семейством около подвижников, но два Ангела, явившись жене рыбака и побив ее прутьями, пригрозили этому семейству словами: «Уйдите от этого места, вы недостойны здесь жить, потому что Бог назначил его для пребывания иноков; скорее же уйдите отсюда, чтобы не погибнуть вам злой смертью».

С тех пор никто уже из мiрян не дерзал селиться на Соловецком острове и только рыбаки время от времени приезжали.

По прошествии нескольких лет блаженный Герман удалился на реку Онегу, а прп. Савватий с глубокой верой в Бога один остался на острове.

Почувствовав в глубокой старости, после богоугодных трудов, приближение смерти, прп. Савватий стал помышлять о том, как бы ему сподобиться причащения Божественных Таин, которых лишен был после отшествия из Валаамского монастыря.

Помолившись о том Богу, он сел в небольшой челнок и после того, как по его молитве море утихло, переплыл в течение двух суток на другой берег. Выйдя на берег, он пошел по суше, желая дойти до находившейся на реке Выге часовни.

Случилось, что по пути прп. Савватий встретил некоего игумена Нафанаила, шедшего с Божественными Тайнами в одну отдаленную деревню причастить больного.

Видя в Савватии угодника Божьего, иг. Нафанаил исповедовал и причастил его Божественных Христовых Таин. О. Нафанаил просил святого подождать его в келии при часовне, и прп. Савватий, затворившись в ней, приуготовлял свою блаженную душу, дабы предать ее в руки Божии.

В то время один купец из Великого Новгорода по имени Иоанн, плывя по Выге, посетил сею часовню и получил благословение от старца.

Прп. Савватий поучал купца о нищелюбии, милосердии к домочадцам и о прочих добродетелях, а после сказал: «Чадо Иоанн! Ночуй здесь до утра – и ты узришь благодать Божью и благополучно уйдешь своей дорогой».

Купец же хотел отплыть оттуда, но его все-таки остановил внезапный шторм. С наступлением утра он пришел в келию за благословением старца в путь, но святая душа преподобного Савватия отошла уже к Господу, и по всей келии распространялось сильное благоухание.

В то время вернулся от больного игумен Нафанаил, и они оба (с купцом) оплакали и предали честное тело прп. Савватия земле. Сие было в двадцать седьмой день сентября месяца 1435 г.

Мощи прп. Савватия в 1465 г. были перенесены с места его кончины при реке Выге на остров Соловецкий


По материалам православных сайтов



ОН ИСЦЕЛЯЛ ИМЕНЕМ ХРИСТОВЫМ.

Святой апостол Матфий.




Настало время, когда Господь, по прошествии 30 лет со дня Своего рождения от Пречистой Девы Марии и по принятии крещения от Иоанна, явил Себя миру: собрав учеников, Он проповедовал наступление Царствия Божия, совершая в то же время неисчислимые чудеса и знамения.

Святой Матфий, внимая учению Христа и видя Его чудотворения, исполнился к Нему любовью — оставив мирские заботы, он вместе с другими учениками и народом последовал за Господом, наслаждаясь лицезрением воплотившегося Бога и неизреченною радостью Его учения.

Господь, Которому открыты самые сокровенные движения человеческого сердца, видя рвение и чистоту душевную святого Матфия, избрал его не только в число Своих учеников, но и для апостольского служения.

Сначала святой Матфий принадлежал к числу 70 меньших апостолов, о которых в Евангелии говорится: «Избрал Господь и других семьдесят (учеников) и послал их по два пред лицом Своим» (Лк. 10:1).

После же вольных страданий, воскресения и вознесения Господа нашего Иисуса Христа на небо и по отпадении Иуды святой Матфий был сопричислен к 11 апостолам (Деян. 1:26) как двенадцатый.

Это избрание вскоре было утверждено Господом при ниспослании Духа Святого в виде огненных языков: ибо Дух Святой опочил как на прочих святых апостолах, так и на святом Матфие, даруя ему равную благодать с учениками Господа.

По сошествии Святого Духа апостолы метали жребий, кому из них и в какую страну идти для проповеди евангельской. Святому Матфию досталась по жребию Иудея, где он и трудился, обходя города и веси и благовествуя о явлении во Христе Иисусе спасения миру.

Впрочем, не только среди иудеев, но и среди язычников проповедовал он имя Христово.

Предание говорит, что святой Матфий обращался с благовестием Христовым и к жителям Эфиопии и претерпел здесь множество различных мучений: его влачили по земле, подвергали побоям, привешивали к столбу, строгая бока железом и поджигая огнем; но, укрепляемый Христом, святой Матфий мужественно и с радостью переносил эти мучения.

По некоторым же сведениям святой Матфий проповедовал Евангелие и в Македонии, где нечестивые греки, желая испытать силу возвещаемого святым апостолом учения, схватили его и заставили выпить отраву, лишавшую человека зрения.

Но святой Матфий, выпив во имя Христово отраву, не потерпел от нее никакого вреда и даже ослепленных этой отравой — их было более 250 человек — исцелил, возлагая руки и призывая имя Христово.

Дьавол, не терпя такого поругания, явился язычникам в виде отрока, повелевая убить Матфия.

Когда же они хотели схватить святого апостола, то принуждены были в течение трех дней безуспешно искать его: святой Матфий, хотя и ходил среди них, был им невидим.

Потом святой апостол явился к искавшим его язычникам и добровольно предал себя в руки их.

Они связали его и заключили в темницу, где явились ему бесы, с яростью скрежетавшие на него зубами, но в следующую ночь ему в великом свете явился Господь.

Ободрив святого Матфия и освободив от оков, Он открыл двери темницы и выпустил его на волю.

Настал день, и апостол с еще большею безбоязненностью стал проповедовать имя Христово среди народа. Когда же некоторые, ожесточившиеся сердцем, не веруя его проповеди и придя в ярость, хотели убить его своими руками, внезапно разверзлась земля и поглотила их, оставшиеся же пришли в ужас, обратились ко Христу и крестились.

Затем апостол Матфий снова возвратился в Иудею, и многих от сынов Израилевых он обратил к Господу, возвещая им слово Божие и подтверждая его знамениями и чудесами: именем Христовым святой Матфий возвращал слепым зрение, глухим — слух, умирающим — жизнь, восстановлял хромых, очищал прокаженных и изгонял бесов.

Называя Моисея святым и побуждая соблюдать закон, данный ему Богом на скрижалях, святой Матфий в то же время учил веровать во Христа, в знамениях и прообразах предвозвещенного самим Моисеем, предсказанного пророками, посланного Богом Отцом на спасение миру и воплотившегося от Пречистой и Пренепорочной Девы.

При этом все пророчества о Христе святой Матфий истолковывал, как уже сбывшиеся на пришедшем Мессии.

В это время первосвященником иудейским был Анан, ненавидевший Христа и хуливший Его имя, гонитель христиан, повелевший сбросить с кровли церковной святого апостола и брата Божия Иакова и тем убивший его.

И вот когда святой Матфий, обходя Галилею, проповедовал Христа, Сына Божия в здешних синагогах, ослепленные неверием и злобой иудеи, исполнившись сильной ярости, схватили святого апостола и привели в Иерусалим к помянутому первосвященнику Анану.

Первосвященник, собрав Синедрион, осудил святого Матфия на побиение камнями.

Когда апостола привели на казнь на место, называемое Вефласкила, то есть дом побитых камнями, святой Матфий сказал к ведшим его иудеям: «Лицемеры, справедливо говорил о подобных вам пророк Давид: Толпою устремляются на душу праведника и осуждают кровь неповинную (Пс. 93:21); то же говорит и пророк Иезекииль о такого рода людях, что они умерщвляют души, которые не должны умирать (Иез. 13:19)».

После этих слов апостола Христова два свидетеля (как требовал того закон) положили свои руки на его голову и засвидетельствовали, что он хулил Бога, закон и Моисея.

Они же первые бросили камни в святого Матфия, причем последний просил, чтобы эти первые два камня были погребены с ним, как свидетели его страданий за Христа.

Потом и остальные начали бросать каменья, побивая святого апостола, и он, подняв руки свои, предал дух свой Господу.

Беззаконные же иудеи уже по смерти мученика из угоды римлянам, отсекли ему мечом по обычаю римскому голову, точно апостол Христов был противник кесаря.

Верующие же, взяв тело святого апостола, с честью предали его погребению.

Смерть за Христа и венец мученика апостол Матфий воспринял около 63 года.


Из книги «Жития святых святителя Димитрия Ростовского»



Римские мученики за Христа

Мученики архидиакон Лаврентий, Папа Сикст, диаконы Феликиссим и Агапит, воин Роман Римские пострадали в 258 году при императоре Валериане (253-259).




Святой Папа Сикст, родом из Афин, получил хорошее образование, проповедовал в Испании и был поставлен епископом в Рим после мученической кончины святого Папы Стефана (253-257, пам.2 августа). Это было время, когда Папа, занимавший Римский престол, избирался на верную смерть.

В скором времени святой Сикст был также схвачен и посажен в темницу вместе с двумя своими диаконами Феликиссимом и Агапитом.

Когда святой архидиакон Лаврентий встретил Папу Сикста, которого вели в темницу, он со слезами воскликнул: «Куда ты, отче, грядешь?

Зачем оставляешь своего архидиакона, с которым всегда приносил Бескровную Жертву?

Возьми своего сына с собой, чтобы и я был общник тебе в пролитии крови за Христа!»

Святой Сикст отвечал ему: «Не оставляю тебя, сын мой.

Я старец и иду на легкую смерть, а тебе предстоят более тяжкие страдания. Знай, что через три дня после нашей смерти и ты пойдешь за мной.

А теперь пойди, продай церковные сокровища и раздай гонимым и нуждающимся христианам». Святой Лаврентий с усердием исполнил завет святителя.

Услышав, что святой Папа Сикст поведен с диаконами на суд, святой Лаврентий пошел туда же, чтобы видеть их подвиг, и сказал святителю: «Отче, я уже выполнил твое поручение, раздал врученное тобою сокровище, не оставь меня!»

Услышав о каком-то сокровище, воины взяли его под стражу, а мучеников усекли мечом († 6 августа 258 г.).

Император заключил святого Лаврентия в темницу и поручил надзирать за ним начальнику тюрьмы Ипполиту.

В темнице святой Лаврентий молитвой исцелял собиравшихся к нему больных и многих крестил.

Пораженный этим, Ипполит сам уверовал и принял Крещение от святого Лаврентия со всем своим домом.

Вскоре архидиакон Лаврентий был вновь приведен к императору с приказанием показать спрятанные сокровища. Святой Лаврентий ответил: «Дай мне срок три дня, и я покажу тебе эти сокровища».

За это время святой собрал множество нищих и больных, питавшихся лишь милостыней Церкви, и, приведя их, объявил: «Вот те сосуды, в которых вложены сокровища. И все, кто влагает свои сокровища в эти сосуды, с избытком получают их в Царствии Небесном».

После этого святого Лаврентия предали жесточайшим мукам, принуждая его поклониться идолам. Мученика били скорпионами (тонкая железная цепь с острыми иглами), опаляли раны огнем, били оловянными прутьями.

Во время страданий мученика воин Роман внезапно воскликнул: «Святой Лаврентий, я вижу светлого юношу, который стоит около тебя и отирает твои раны! Заклинаю тебя Господом Христом, не покидай меня!»

После этого святого Лаврентия сняли с дыбы и отдали в тюрьму к Ипполиту. Роман принес туда водонос с водой и умолял мученика крестить его. Сразу же после Крещения воины отсекли ему голову († 9 августа).

Когда мученика Лаврентия повели на последнее испытание, святой Ипполит хотел объявить себя христианином и умереть вместе с ним, но исповедник сказал: «Затаи ныне свое исповедание в сердце.

Спустя немного времени я позову тебя, и ты услышишь и придешь ко мне.

А обо мне не плачь, лучше радуйся, я иду получить славный мученический венец».

Его положили на железную решетку, под которую подложили горячие угли, а слуги рогатинами прижимали к ней тело мученика.

Святой Лаврентий, взглянув на правителей, сказал: «Вот, вы испекли одну сторону моего тела, поверните на другую и ешьте мое тело!» Умирая, он произнес: «Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты сподобил меня войти во врата Твои», – и с этими словами испустил дух.

Святой Ипполит ночью взял тело мученика, обвил пеленами с ароматами и дал знать пресвитеру Иустину.

Над мощами мученика в доме вдовы Кириакии совершили всенощное бдение и Божественную литургию.

Все присутствовавшие христиане причастились Святых Таин и с честью похоронили в пещере тело святого мученика архидиакона Лаврентия 10 августа 258 года.

Святой Ипполит и другие христиане пострадали через три дня по кончине святого Лаврентия (13 августа), как он предсказал им об этом.



Жития святых

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites