Возможность русской философии

Доклад профессора А.Г. Дугина "Возможность русской философии"

http://paideuma.tv/video/ceminar-dekonstrukciya-ii-vozmozhnost-russkoy-filosofii#/?playlistId=0&videoId=11

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугина «Возможность русской философии: хаос, имажинэр, лицо Земли (к русской философии глубин)»: http://arthania.ru/content/vozmozhnost-russkogo#comment-49943

Часть 1. Природа философии и режим диурна
1. Философия, в топике Дюрана, есть предельное проявление диурна. Диурнический комплекс создает предпосылки для философии и саму философию. Всегда создает предпосылки, но не всегда философию. Чтобы из предпосылок появилась философия, оппозиция к имажинеру (ноктюрну) должна достичь максимума.
2. Русское общество ноктюрнично. При этом исторически есть тренд от древне-славянского драматического ноктюрна к великорусскому мистическому ноктюрну. То есть от андрогината к Великой Матери.
3. Русское обещство было ближе к философии 500 лет назад, чем сейчас, а тысячу лет назад еще ближе, чем 500. Тогда под «философией» выступала диурническая в целом православная теология и догматика. Проникая в народ, Православие становилось боле ноктюрническим. Это не хорошо, не плохо – режимы имажинэра не поддаются моральной оценке.
Часть 2. Первый заход на русскую философию. Философия вниз.
1. Если принять предыдущие положения, имеем занятную картину: момент появления русской религиозной философии (вторая половина XIX века – начало XX века) приходится на эпоху сгущения ноктюрна. Поэтому русская религиозная философия должна была бы быть рациональностью, обслуживающей колебания земного тела Великой Матери.
2. Строго это мы и видели в двух версиях: софиология и марксистский материализм. Это два пути чисто ноктюрнического режима мысли. Главное в обоих случаях: деятельная работа эвфемизма – эвфемизации мира (через Софию), с одной стороны, диалектика (ноктюрническое толкование Гегеля) и мать-Материя, с другой.
3. То есть начав мыслить «философски» тогда, когда мы начали так мыслить, мы стали мыслить «вниз». Это была философия вниз. В этом ее резкий контраст с философией просто, которая строится вокруг диурна – то есть вертикали.
4. Как тогда мыслили философы Запада в конце XIX – начале XX века? По инерции они мыслили вертикально, но то же стали задумываться о реверсивности режимов. Эта реверсивность шла вниз с начала Нового времени – горизонтальная топика субъект/объект, имманентизм, феноменология, экзистенциализм и т.д. Н это «вниз» было совершенно из иной позиции – с очень большого верха. Западный логос падал. Русский, только что проявившийся, закапывался в нору.
5. Куда рыла нору русская религиозная философия? Я предполагаю, что она ползла в сердце Ночи. В ноктюрне сознание (как след диурна) рассеивается по «объектам» и встает на их стороны. Это своего рода трансгрессия духа в сторону материальных колыханий пренатального состояния. Пренатальность есть опыт, подхваченный советской философией: она постепенно распылилсь в ничто. К концу СССР советский философский корпус достиг небывалого: он мыслил только темными материальными парами. Мысль диалектически превратилсь в не-мысль. Если наша гипотеза верна, то превращение позднесоветских философов в послушных зверьков есть результат целенаправленной стратегии русской философии в ее ориентации на трансгрессию вниз и достижение ноктюрнического надира – точки совершенной полночи.
Часть 3. Осознание полночи. Смерть сладка.
1. Продолжаем цепь умозаключений. Кульминационный идиотизм позднесоветской философии, териоморфность поздних советских философов и окончательная энтропия философского дискурса в ликвидационном «либерализме» постсовестского периода не катастрофа, аберрация или недоразумение неизлечимо «глупого» общества, но конечная станция строго организованного философского процесса. Представим себе, что кто-то хочет заболеть, сойти с ума или умереть. Всерьез хочет. И когда он заболевает, сходит с ума или умирает – это что досадная случайность? Нет, пункт назначения большого пути. Если русско-советская философия выродилась в современный (а да этого позднесоветский) кромешный идиотизм – это и была цель. Нам лишь надо осознать ценность и величие этого идиотизма. То есть сделать шаг вперед.
2. Все строго по Хайдеггеру. Философия Запада встает на путь технэ, затем тэхнэ вбирает в себя философию и замещает её собой, потом гений Хайдеггера это открывает (обнаруживает – выводит наружу – in das Offene) и через осознание технэ как Gestell, а Gestell как Geschick, а Geschick как Geschichte des Seyns расчищает путь для Нового Начала. Хайдеггер предлагает шаг вперед – «там, где риск, там коренится спасение». (Гельдерлин – как и Ницше, поставил себе цель сойти с ума, и сошел).
3. Но в нашем случае – всё чуть иначе. Мы стартовали рыть нору с иной позиции. Не высоты, сверху, а с нулевой линии. Начало русской религиозной философии уникально – мы двинулись из ноктюрна в ноктюрн (например, Н.Ф.Федоров), из земного (хтонического) безумия в еще более полное земное (хтоническое) безумие. И вот это важно: мы не падали, а спускались, зарывались, погружались, растлевались в живоносных соках внутренностей земли. Это была очень сладкая смерть.
4. Еще одно отличие: нижний горизонт у нас был другой, другим был его онтологический рельеф. Для низвергающегося с гигантской высоты диурнического западного философского логоса внизу зияло ничто (у Гегеля, у Кожева, Батайя негатив, собственно ничто у самого Хайдеггера, Сартра, Делеза – с его «волей к ничто» и т.д.). Само падение конституировало ничто – европейский нигилизм (Ницше); в этом и состоит диурн и его философскость. А что конституировало скольжение/сползание/закапывание? Вот точно, что не ничто. Русские не знают ничто. Вернее иначе: то, чем кажется извне русский нигилизм, таковым не является. Хотя бы по той причине, что для ничто нужно всё как высоко дифференциированный (по отношению к ничто) Логический (травматический, философский) концепт. Если не ничто, то что?
5. Это мы узнаем, если сделаем шаг вперед.
Часть 4. Русские, мысль и лицо Земли.
1.Тут самое интересное. Для нас ноктюрн, до чьей сердцевины мы благополучно доползли (почти! доползли), инаков, нежели для философии Запада их ничто. Наш ноктюрн на своем пределе подходит к тайне того, что находится за этим пределом. Как за пределом логоса – в самом верху, также есть тайна – что стоит выше логоса?
2. Моя гипотеза: русские хотят откопать Лицо Земли. Все знают только её спину. И поэтому она кажется безвидной и пустой, и тьмой над бездною. И ничто. Но она не такова. Земля, наша мать Нюкс, не такова. У нее есть Лицо. И это Лицо никто никогда не видел. Русские хотят увидеть это Лицо.
3. Триумф философского идиотизма в современной России должен быть кем-то замечен. Самими философами он не замечается и замечен быть не может. Они и есть носители этого блистательного в своей темноте идиотизма. Они есть искупительная жертва. Также как на Западе техники (у Хайдеггера) не способны понять, что они носители метафизики Machenschaft. Следовательно, распад сознания философского сообщества современной России должен быть схвачен как достижение точки самой темной глубины кем-то еще. Кем?
4. Тем, кто осознает ночную судьбу русской мысли. Для этого помимо судьбы, необходимо осознание. Откуда его взять? Явно что не у людей Запада, которые все еще падают. И хотя до (режущей) плоскотсти ничто им осталось крохи, ветер на последних миллиметрах свистит у них в ушах – значит, они по прежнему заняты собой и своим технэ.
6. Давайте зайдем с другого конца. Кто может познать то, что выше логоса? Выше нуса по терминологии неоплатоников? Кто может познать то, что выше познания? Взглянуть на спину Небес? Не сам нус. Не логос. Не Небеса. Они окружены своим ликом – все есть Лицо Небес. Следовательно, в этом крайнем рывке диурн должен обратиться к другому – нежели он сам. Он обращается к ничто – к области апофатического. Это тьма превысшая света. Это проекция Непроявленного выше высшего.
7. Чтобы проделать тоже самое с ноктюрном/землей, надо обратиться к другому, чем Мать. И тут мы должны привлечь на помощь диурн. Но свой собственный. Имажинэр выпрастывает из себя все режимы. Эвокация имажинэра как русского имажинера – с учетом его философских, подчас омерзительных эстетически хтонических трансгрессий, -- вот что нам нужно. Чтобы сделать еще один шаг в глубину (к Лицу зЗемли), мы должны заклясть хаос. Заклясть так, чтобы в нем забила русская молния, вспыхнул черный русский огонь. Иначе всё движение к центру Земли нашей «философии» будет напрасно.
Часть 5. Грядущие русские
1. Я думаю, что мы стоим на пороге явления русских другой формации. Они должны быть экспертами хаоса, превооткрывателями хтонических лабиринтов родного безумия, но… вместе с тем, они должны в предельном нагнетении идиотии, в пустыне, разросшейся дальше всяких пределов, из самих себя извлечь черный огонь хаотического логоса. Не огонь от огня, но огонь из льда.
2. Для русской философии следующей формации необходим новейший антропологический тип. Этот тип должен осуществить охват имижинера как целого, во всех его режимах, но не синтетически, а в губинных корнях – там, где режимы еще не разделены. Имажинер как таковой – это момент, где ночь и день еще не различны. Небо и Земля еще не разделены. Хаос это зияния и зевание. Когда зевание происходит – Небо открывает свою пасть – отныне это верхняя челюсть мира-монстра. Вторая нижняя челюсть – Земля. Зияние пространства между ними – хаос как предок Эроса, вторичный хаос. Нужный нам хаос – до разделения Земли и Неба, до космического первозевка.
3. Русская философия прорыла для нас дыру вниз. Это философская шахта, ведущая глубоко-глубоко, где гаснут последние искры сознания. Мы должны пойти туда без света. И извлечь свет из сердца самой под-донной тьмы.
4. Это могут сделать только совершенно новые люди. Русские из глубины глубин и в глубину глубин. Поверхностные русские, валяющиеся или ползающие на четвереньках, и даже закапавшиеся попояс – никому не интересны. Только убежденные геонавты, землеплаватили хтонических океанов пригодятся в этом важном деле – последнем рывке русской философии. К ее возможности сбыться.

Комментарии (9)

Всего: 9 комментариев
  
-1
Привожу очень интересный и талантливый, на мой взгляд, комментарий автора Анна,с сайта:
http://arthania.ru/content/vozmozhnost-russkogo

"...В очередной раз перечитала Дугина «…возможность русской философии». Много о чем (если не обо всем) надо много думать и подробно говорить (почему-то все арктогейские думатели и говоруну обсуждают, что угодно, только не главное…), но немного напишу соображений теме, указанной в самом названии.

Дугин много и с разных ракурсов говорил об археомодерне и его последствиях для русского исторического, политического и ежедневного… Старение Логоса во всех его ликах, самая последняя его судорога, но и самая брутальная, самая беспощадная, самая последовательная и мощная… Особенно- для временного периода в одну человеческую жизнь… Тут старик Логос Старый Свет перед своим уходомкончиной однозначно выступает как АНТЕ, тот, кто перед Новым- анти-новое…

Новое будет другим и это предсказано всеми традициями. Но старикЛогос умрет, только когда уже будет безотзывно нарождаться Новое. Судя по жестокости и мракобесию, царящему в мире сегодня- уже идет мочилово по избиению невинных младенцев, территория которых уже не ограничена одним государством (как во времена Моисея и Исуса), но- весь мир. Значит «волхвы» уже кому-то что рассказали о «звезде»?…

Также, по обширным анонсам и интуициям--- Новое начало связано с русским. У Хайдеггера- это Er-Eignis, приход последнего Бога, приуготовляемого «отрядом» верных. У Дугина- это рождение русского логоса, приравненное и названное рождением «русской философии».
Последнего Бога Хайдеггера родит русское, как свою философию: и тайное станет всему миру явным. А русские узнают, только лишь родив из себя СОВЕРШЕННО до сего дня неизвестное миру и себе--- нахрен они вообще были Богом созданы или, говоря словами Дугина- что и для чего помыслил их Бог, результатом чего и стало такое чудище как русское…

Но, что значит родить Новое и как это Новое может соотноситьсякакие отношения иметь с Логосом вообще и в частности с пройденным, прожитым старым?
Новый дом, он хоть и новый- но он дом и в этом смысле- ничего нового… Новый Логос- это ОПЯТЬ Логос (которыми мiр (и не только он) уже сыт по горло). Но конец мира, эсхатология возможно лишь после свершения ВСЕХ свершений. А любое свершение- это дело «рук» Логоса…

Значит Новое русское начало, небывалая до того и могшее Быть лишь в конце мiра- это логос и не очень. Если это нечто не логос, то события, Нового и русской философии (всего нового, но по-русски) не будет, т.к. все это не может себя явить миру без Логоса, поскольку без него ничего не может Быть… Если это будет Логос, то – это не есть Новое и уж точно не русское- т.е. опять «все еще симулякр».
Кроме того- логос должен быть рожден русским. Русское как утроба, русское как хаос, русское как европейцами означенная и забытая Хора- это местоисточник плода- Нового русского.

(кстати, всегда замечала, что анонсом чего-то на самом деле настоящего часто бывает рождение «уродца», но на правильную тему. Как первый русский блин. Перестроечное «новый русский» очень и очень не просто так… это дурно проиллюстрированное предупреждение о «русских перестройках» и «русском новом», но которое лишь грядет…)

Хора не может родить единицулогос, поскольку единица тут же маркирует хорурусское как «ничто», не имеющую смысл, как тьму, одновременно порождая при этом отрицающую дуальность, которую Логос с ненавистью и отрицаетуничтожает, пытаясь привести все исключительно к своему знаменателю...
Значит русская хора должна, осуществить некий кульбит (червячок такой, в цирке часто встречающийся:), родив из себя последнего Бога ЛогосанеЛогоса. Логоса, который бы будучи собой, не отрицал бы Хору (не порождая таким образом дуальность и начало новогостарого «национал социализма»…во всех его аспектах). Значит хора должна родить:
- себя как не себя;
- его как не его;
-русское как не русское, но глубинно-русское;
-философию как не заблуждение…

Это все очень мучительно, но больше ничего нет.
В докладе говориться о Логосе, Мистическом Ноктюрне, вскользь упоминая и третье в Имаженере. Третье и есть РоссияЕврАзия по очевидному географическому расположению. Другая Азия. Новая…

Есть только понимание, что умирающий Логос не может сам родить вообще ничего Логос, Запад не может обновить запад. Но без Логоса и опыта Запада вообще ничего бы не было…

Значит хора должна породить третье.. Для женщины это понять совсем просто, поскольку опыт такой только у нее есть. Но все, что она родит- считается тем кто рожден уже не ею. Ею Же так не считается…

По Дугину, русские- это эсхатологическая мысль Бога и именно поэтому мы есть и не можем не быть (количественное не в счет). Что получаем. Что мысли Бога русским вполне и только достаточно для жизни: Бог помыслил русское как не Западное, как не философское и как не Логос. И русским это было всегда известно; и они никогда не были таковыми, какими их не мыслил Бог. И философия Логоса мыслила их как «умом… не понять»! В этом они отличаются от других…(имхо. И м.б. южная Африка?)

(… тут возникает очень интересная смычка с темой не просто «ангелическое», но и «падше-ангелическое». Ангелы ведь не свободны в отличие от людей… Возможно у последних и есть «свобода и права человека», а у нас (!) совсем, совсем другое… )

Для мира уже не тайна, что Запад, философияполитика, конфессии, Логос уже кончились- русские раньше всех (возможно, начиная с Византии) об этом говорили и были не поняты.

А если все это рухнуло. Вся вертикаль рухнула…то… наступает ангелическое время, время мысли как ангела, а ангела как русского, мысли как русского, русской философии как последнего Бога Хайдеггера.… Время горизонталинигилизма не наступает, об этом подробно тут сказано. Горизонталь возможна в процессе (и вся западная философия, клонащаяся, с редкими перерывами, к горизонтали, ее воспевающая… как компенсаторика за отказ от хорыJ

Горизонталь, со всеми ее обществами потребления, современным скудоумием и гедонизмом- это подход Запада к хоре не с того конца. Как к другому- женскому, но как императив очевидному. Продолжая обращаться к Хайдеггеру, Дугин сам блестяще демонстрирует, что конец Западной философии, ее инструментарий, Логос с его способами коммуникации, да и вообще все на эту тему- явился важным указанием (поставом), можно сказать гумусом, тленом и г-ом как необходимым удобрением для проростания мысли Бога, т.е. русского.
Если б запад не родился и не загнил- русское не начало бы прорастать… Тут конечно видны уши аллюзии на евангельскую строфу, но это и так было понятно…
Сам по себе запад, конечно, не мог породить русское- это не его семя… Но без его компоста, увлажнения и удобрение- это возможное «камня» бы так и остался без внимания строителей…
И тут встает один и тот же вопрос, но через различные этажи и ракурсы…

Как хорарусское может с и одновременно без Логосазапада породить что-то как не себя? (биологический партеногенез полностью воспроизводит в порождении порождающего, без каких либо изменений). Как не скопировать или не породить уже полнейшего выблюдка, вместо Нового, а значит с учетом ВСЕГО старого, но ни в малейшей степени и не что-то слабое, неконкретное, почти неочевидное- подобное себе?
У Хайдеггера, а это много раз цитировал Дугин, об этом говорится немного: «Историясудьба земли будущего содержится в еще не освобожденной для себя самой сути русскости».

Вот слова самого Дугина «Спасение России от Запада будет спасением самого запада от себя самого, от своей собственной трагедии, от своих ложных и тупиковых лабиринтов в закатных сумерках вечера Вселенной».

Можно что-то освободить от самого себя для себя? ;-)
Ответ- невозможно, но придется… Иначе- вечное «все еще нет…»

Вот про это самое «от себя».
Например, в обсуждаемой тут книге Дугина есть замечательная таблица «направления и полюса притяжения археомодерна», которая в разных главах показывает распределение в политике, религии и философии русских различных движений и персонажей…

Это очень занимательные диагностические таблицы, пройдя по которым уже без всякого пристрастия можно видеть как и что интересовало тебя в той или иной тематикеразделе… Что касается авторовфилософов, упомянутых Дугиным, я с удивлением обнаружила, что интересны мне были только европеизированные, сильно археомодерно- больные персонажи (по Дугину). И вызывали абсолютное неприятие те, кого Дугин отнес к полюсу консерваторыархаика и к «отцам русской философии». Например, именно Бердяев впервые для меня показал необходимость, за которой будущее России, сочетание западной методологии в осмыслении с уникальным опытом русской мистики; именно западно-философской методологией дешифровать все русское во всех его проявлениях. Русский «Серебряный век» как политическое, как глубинно- религиозное откровение открылось мне именно после Бердяева. «Серебряного голубя» Белого вообще бы никогда не прочла без его комментариев, так же как и мною, простите, не переносимого на дух, Розонова… Дугин пишет (в том числе и о своих пристрастиях) ровно с обратной стороны таблицы. Менее всего интересен ему Бердяев и более Розанов. Тут я хочу говорить не о личных ориентациях и предпочтениях, но совсем о другом. Ведь мое неприятие Ронова и «Книжны Таракановой», или Белого исходит лишь из того, что то, о чем они так талантливо пишут, во что проникли, будучи Логосом (поскольку к мужескому полу принадлежат) у женщины этого- так много, что всю жизнь заполоняет и уж поменьше бы хотелось... Интуиции, сны, троект, наития, просто видения какие-то--- «друг на друге сидят и друг другом погоняют». Конечно, там где (в данном случае Бердяев ну и вся немецкая философия, конечно!) все тоже самое расставляется по этажам, по своим местам, где видна иерархия и преемственность- в такой ситуации тотального женского мрака, хаоса- нужно это женщине как глоток «света», как жизнь…
В этом смысле, Дугину не может быть интересен Бердяев, т.к. его самого логическая дешифровка русского несравнимо мощнее бердяевской… А вот методология Запада, Хайдеггера ему уже очень важна: бердяевское в нем и самом было, а вот аутентично западного- видимо не хватало. Теперь пропорции исправлены ;-)
Другими словами, женщине РОЗОНОВЫ С ФЕДОРОВАМИ НЕ ИНТЕРЕСНЫ, т.к. они касаются очень знакомой проблематики.
Но мужчине не интересны, по преимуществу, бабские внутренние бредни, т.к. она внятно, квалифицированно о них говорить не может… В любом случае- структуризацию женского хаоса производит Логос и он в жизни являет себя как мужской авторитет, как учитель или как ее любовь.

Все это перекладываем на русское хорухаостьму и женское по преимуществу. И на западлогос западную философию и мужское по приемуществу.
того:
Может Запад сам освободить русское да и по утверждению ХайдеггераДугина от себя и для себя как последний его шанс к спасению?

Может русское само себя спасти от западаЛогоса, который на протяжении всей ее истории душил русское?

Может женщина хоть чего-нибудь без мужчины?
Нет.

Но!
Остается в ней хоть что-то от «собственной сути», после того как из своего темного хаосахоры он ее вырубилпородил как Галатею? Очень мало…И чем больше он для нее учитель, чем больше она понимает, что только он- тем меньше ее пластики в ней и больше исключительно его оформления. А без него она так и останется во тьме, как и Россия с вечной ее интуицией Богоносности и собственной жертвенности…

Как освободиться от не себя, когда тебя-то никогда и не было и быть без чего-то еще не может.
Как с западной методологией формулировать новое русское, если язык предопределяет все.

Думается, что новое русское, русская философия должна стать женской по преимуществу.

Женщину и русское роднит многое, если не все, посему ни та ни другая никогда не были способны к философии как класс.

Как и русские мыслители, которые почувствовали всю необходимость переживания «метаний» западной мысли- русская женщина-философ должна пережить с сонмом гением (в смысле- прожить с ними вместе то, что с ними происходило) и пойти своим путем, обладая всеми их наработками интеллектуальными трофеями и одновременно оставаясь и любя КАЖДОГО, уйти ото всех. Будучи слушательницейученицей всех (но только ВСЕХ), не остаться ни с одним.
Возможно ли это для женщины? Нет, если она дойдет до того, что искала (или до того, о ком грезила). Остановка, даже минимальная нарушит весь процесс.
Как и Россия, пройдя в своей истории все, пока по ней пробегали орды то слева направа, то с права на лево, принимая все--- жестко не воспринимала ничего, осталась ни на кого не похожей, не приняла ничей облик, не взяла к себе в учителя или кумиры ни-че-го, оставаясь девственно нетронутой. Постарела и сильно ослабла -да, но аутентичность- осталась. Девственностью в традиции называется.

Значит русской философией должны заняться русские женщины. И тогда выполниться два условия: женщина САМА заговорит (дурной пародией чего является имансипация) ВПЕРВЫЕ как ФИЛОСОФ, оформив особую ИМЕННО русскую философию. А всего этого еще не было.
А почему русская женщинарусское может это сделать: потому что авторитет и преемственность учителя характерен конкретностималенькой Европе, а это часть Логоса. Если же хочешь безмерного, а Россия безмерна, то остановка на чем-то отдельномконкретном не «утоляет» поиска. А значит в поисках безмерного все, что сотворено Логосом будет не по частям, а одновременно воспринято. И это не под силу никому, кроме бесконечной невнятной русской тоски и безмерной в глубину русской женщине и самой безмерной географии на планете Земля.
Такой вот драматизм и логика момента…"
#2 | Борис Дубов »» | 30.03.2016 18:04
  
0
1. Творчество А.Г.Дугина имеет ярко выраженный антихристианский характер. В своих многочисленных работах он последовательно и целенаправленно осуществляет деконструкцию христианских оснований русской государственности и культуры, на основании философии индуизма, древнегреческой мифологии и неоплатонизма.
2. Философия Дугина - образец деградации её предмета, как по форме, так и по содержанию. С точки зрения формы, деградация состоит в том, что понятийное логическое мышление - подменяется чувственным, метафорическим, а философия - превращается в мифологию. Метафорические понятия и отдельные мифы Дугин синтезирует на основании герметических диалектических принципов. Основные характеристики герметического мышления Дугина: механицизм, схематизм, гностический редукционизм. В целом, его способ философствования можно определить как герметическая мифология. Классический предмет западной философии – мышление и бытие, русский философ подменяет изучением хаоса (материя), психологией и социологией.
3. Дугин варварски отождествляет христианство и языческие учения. Не видит принципиальных, несовместимых различий между трансцендентной природой христианской Пресвятой Троицы и тварными языческими богами (бесами), между Личностью Творца и безличностным принципом восточных нехристианских религий, между сущностью нетварной благодати и тварными (демоническими) энергиями, между Таинствами и инициациями в языческих мистериях (и посвящениях).
4. Дугин не понимает природы мышления и его отличия от чувственных форм познания. Не видит различия между понятием и чувственным образом (метафорой). Не понимает необходимости логической операции определения понятий и их классификации. Не может эти логические операции корректно провести.
5. Дугин не понимает сущности классического аристотелевского и диалектического способов мышления, в чём их принципиальные отличия. Некритическое отношение к диалектической форме является источником совершенно абсурдных и фантастических положений.
6. Философскую форму познания Дугин полагает более развитой и превосходящей, чем религиозную. Религиозную форму неправомерно отождествляет с логической, а философскую - с формой чувственного познания (метафора).
7. Понятие парадигмы Дугин не в состоянии определить непротиворечиво и строго. Его трактовка совершенно не соответствует исторической традиции его применения, и тождественна понятию хаоса.
8. Дугин пересматривает содержание категории хаоса, который традиционно, в античности, противопоставлялся форме и идее, и рассматривался как синоним материи и бесформенности. С этой целью, используя диалектический метод, в понятие хаоса как материи он вносит содержание формы и идеи (логоса). В результате, было получено центральное понятие «новой философии» - парадигмы-хаоса. Согласно заявлениям Дугина, его философия хаоса – это принципиально новое, русское направление развития философии М.Хайдеггера, альтернативное традиционной исторической философии. Но так ли нова предложенная Дугиным идея и философия? Понятие «нового хаоса», согласно дугинским представлениям, объединяет в себе « остатки» содержания традиционного понятия хаоса как материи и понятия логоса. В «новом хаосе» Дугина мы находим два старых понятия материи и мышления (логоса, сознания), - только в «одном флаконе». И, что же здесь принципиально нового мы можем обнаружить? Да ничего! Под видом новой философии и нового подхода к предмету философии, Дугин предлагает нам ортодоксальный диалектический материализм! Только более дурного «разлива» – не марксистский (основанный на гегелевской логике), а дугинский, варварский и примитивный (основанный на мифологическом мышлении досократиков и герметистов). В диалектическом материализме-марксизме, материя - это единственная субстанция и первоначало, тогда как сознание – продукт её саморазвития. Или, как показал Е.С.Линьков (самая респектабельная версия марксизма), мышление (логос, сознание) – это атрибут материи, т.е. её необходимый момент саморазвития, без которого материя не материя. Мышление, логос, сознание – это высший этап развития материи. Следовательно, различия между ними мнимые, и собственно материя и сознание (мышление) это суть моменты одной и той же единственной сущности – материи. В философии хаоса Дугина, мы видим старые действующие «лица» (материя и сознание) и «старые песни о главном» - диалектику и материализм, только в новой философской аранжировке. Для того, чтобы вновь «упереться рогом» в свой любимый диамат, Дугину пришлось «перелопатить» уже всеми забытые залежи философии Гераклита, традиционализма, экзистенционализма. Мы уверены, что и при другом исходном наборе философских первоисточников для своей философии, Дугин, в любом случае, получит «на выходе» диалектический материализм. Только называться он будет, возможно, ещё более многозначительно и загадочно. Например, философия мысленного присутствия. И так же, как и в философии хаоса (несмотря на упоминание в названии мышления), там будет отсутствовать главное, то, что делает философию философией – мышление и его формы. Дугинская философия мысленного присутствия, наверняка, будет настоящим шедевром постфилософского безмыслия.
9. Мы отмечали, что слова А.Камю, адресованные философии экзистенциализма, оказались пророческими. Дальнейшее развитие философии только подтвердило, что борьба философов против мышления (рационализма), как собственной формы философского знания, приведёт их к философскому самоубийству, к убийству предмета философии. В исторической цепи философских самоубийств фамилия Дугина будет вписана золотыми буквами. Потому, что только наш, только русский философ, мог так тотально надругаться над формой мышления и предметом философии. И в этой области, помимо революции, балета и космоса, благодаря философии Дугина, мы также можем «стать впереди планеты всей».
10. Философию диалектического материализма, в форме философии хаоса, Дугин полагает в основание своего варианта евразийской концепции и четвёртой политической теории, которая является очередной комбинацией абсурдных идей диамата, традиционализма и политического хайдеггерианства. Дугин пока до конца четвёртую политическую теорию ещё не придумал, - и это очень хорошо! В ней, согласно его планам, отрицанию будут подвергнуты все предыдущие теории: первая (либерализма), вторая (коммунизма) и третья (консервативная). Через год Дугин сможет построить и пятую теорию. Для этого необходимо будет «по-взрослому», нон-конформистски сказать «абсолютное нет» четвёртой теории и т.д. Четвёртая теория будет надстройкой над евразийством, которое, похоже, философу уже не так интересно как раньше. Дугин сам толком не может объяснить, о чём будет четвёртая теория. Но, чего там не будет, по
его заявлениям, так это «субъектов». Там не будет государства, народов, наций, религий и т.д. Там не будет консерватизма, поскольку это расизм, не буде либерализма, поскольку это гомосексуализм, не будет коммунизма, поскольку это атеизм. Ничего там не будет! Только будет мысленное присутствие тумманости радикального субъекта. В пятой политической теории не будет даже её автора, который будет вынужден прятаться в «парадигмальных складках» парадигмы модерна от преследований радикального субъекта четвёртой политической теории.
11. Возникает естественный вопрос, какое отношение христианского учения к рационализму, с которым боролся Дугин, традиционалисты и постклассическая философия? Причина объективации и натурализации мышления не в самом разуме и логической форме. Отвергать и отрицать форму мышления - безумие. Наряду с созерцанием и духом, мышление есть всеобщая (лучше сказать истинно-априорная) форма нашего познания. Она «априорна» нашей душе и сознанию. Мы слова не можем сказать без мышления, оно сопровождает созерцание и духовную деятельность нашей души. Причина объективизации мышления в ложной направленности его деятельности, связанной с грехопадением первого человека. Чтобы преодолеть объективацию мышления, его необходимо воцерковить.
12. Дугин, по сути, выводит модерн из христианства. Поскольку « во внутренней сакральности, - пишет он, - по природе ему отказали еще раньше – при переходе от манифестационизма к монотеизму. Так были разработаны предпосылки онтологии модерна.» [Дугин А.Г. Постфилософия 1. Три парадигмы http://www.platonizm.ru/content/dugin-ag-postfilosofiya-1-tri-paradigmy]. Это означает, что всю вину за кризис европейской культуры, философии и науки постфилософ постсоветского пространства возлагает на христианство.

КРИТИКА ПАДШЕГО РАЗУМА
( богословско-метафизический трактат)
#3 | Александр Сидоров »» | 30.03.2016 22:06 | ответ на: #2 ( Борис Дубов ) »»
  
-1
1.Творчество А.Г.Дугина имеет ярко выраженный антихристианский характер…
В настоящее время христианство переживает жесточайший кризис.
Мы с вами - непосредственные участники исторического апостасийного процесса.
Вы лично, Борис, какими четкими критериями руководствуетесь, высказывая свое суждение?

2. Философия Дугина - образец деградации её предмета, как по форме, так и по содержанию. С точки зрения формы, деградация состоит в том, что понятийное логическое мышление - подменяется чувственным, метафорическим, а философия - превращается в мифологию.
Мы придерживаемся той точки зрения, что философия в своей основе имеет инициатическое знание.
Деградацию, какой философии Вы имеете в виду?
По-видимому, ту, что своим источником имеет инстанцию под именем бога Апполона?
Ну, так разные есть и были философы, например Демокрит. Его эйдетический(?) покровитель, вернее покровительница, это инстанция, которую принято называть Великой Матерью, и чье «яркое» философское воплощение мы с вами пережили недавно, и изживаем до сих пор.
А есть, еще, например, известный философ Диониса – Ницше.
Дугин оппонирует западной аполлонической философии, вернее тому, что от нее осталось, но только потому, что больше некому оппонировать. Западная философия – великая философия. Но ее «судьба» нам в назидание.

3. Дугин варварски отождествляет христианство и языческие учения. Не видит принципиальных, несовместимых различий между трансцендентной природой христианской Пресвятой Троицы и тварными языческими богами (бесами), между Личностью Творца и безличностным принципом восточных нехристианских религий, между сущностью нетварной благодати и тварными (демоническими) энергиями, между Таинствами и инициациями в языческих мистериях (и посвящениях).
Хочется верить, что вы полностью отдаете себе отчет в истинности Ваших слов.

4. Дугин не понимает природы мышления.
Следующий пост лекция, будет касаться этого Вашего важного замечания.

5. Дугин не понимает сущности классического аристотелевского и диалектического способов мышления.
Чтобы это утверждать, нужно быть философом Аполлона.
Вы утверждаете, следовательно, вы философ Аполлона? ))

5. Философскую форму познания Дугин полагает более развитой и превосходящей, чем религиозную.
Полагаю, что Вам трудно будет это доказать.(это риторическое предложение)

6. Понятие парадигмы Дугин не в состоянии определить непротиворечиво и строго. Его трактовка совершенно не соответствует исторической традиции его применения, и тождественна понятию хаоса.
Мы думаем, что понятие парадигмы вытекает из природы(?) высших(?) ангелов (умов).
Не мудрено ли по противоречить? ))

8. Дугин пересматривает содержание категории хаоса, который традиционно, в античности, противопоставлялся форме и идее, и рассматривался как синоним материи и бесформенности. С этой целью, используя диалектический метод, в понятие хаоса как материи он вносит содержание формы и идеи (логоса)…
Тут мне нечего возразить. Насколько я понимаю, о Хоре говорил сам Платон, в «збивчивых выражениях», в том смысле, что инстанцию Хору можно понять только с помощью бастерного, незаконнорожденного логоса.
Дугин ищет такой другой логос. И тут я ни чего не могу Вам возразить.

9.Мы отмечали, что слова А.Камю, адресованные философии экзистенциализма, оказались пророческими. Дальнейшее развитие философии только подтвердило, что борьба философов против мышления (рационализма), как собственной формы философского знания, приведёт их к философскому самоубийству, к убийству предмета философии.
Вы льстите Дугину. )
Официальную смерть философии (западной философии), констатировал Ницше в известных словах.

10. Философию диалектического материализма, в форме философии хаоса, Дугин полагает в основание своего варианта евразийской концепции и четвёртой политической теории, которая является очередной комбинацией абсурдных идей диамата, традиционализма и политического хайдеггерианства. Дугин пока до конца четвёртую политическую теорию ещё не придумал, - и это очень хорошо! В ней, согласно его планам, отрицанию будут подвергнуты все предыдущие теории: первая (либерализма), вторая (коммунизма) и третья (консервативная).
Подправьте, Борис, название третьей политической теории. А так все верно – нас не устраивает ни одна из названных.

11. …Причина объективизации мышления в ложной направленности его деятельности, связанной с грехопадением первого человека. Чтобы преодолеть объективацию мышления, его необходимо воцерковить.
Соглашусь с Вами. Только не нашей с Вами сегодняшней церкви тягаться с подобной задачей.

12. …Всю вину за кризис европейской культуры, философии и науки постфилософ постсоветского пространства возлагает на христианство.
Этот Ваш пункт оставлю без комментария. Отмечу только, что отчасти вы правы.
В том смысле, что сам А.Дугин, по вероисповеданию, не принадлежит официальной церкви.


Спасибо за пост. Успехов.
#4 | Алексей К »» | 30.03.2016 22:37
  
-1
Ужас!!! Это я про Дугина. Почему-то люди думают, что трещать понятиями и забубёнными словечками - это и есть философия.

А на самом деле философия - это мудрость. И даже не мудрость, а любовь к мудрости (фило - софия), А мудрость там, где Простота. Значит, философия - это любовь к Простоте: желание и стремление увидеть сокрытое и сложное Просто и Ясно - и так же изложить!!!
#5 | Борис Дубов »» | 30.03.2016 23:18
  
0
«Философия, будучи исчадием падения человеческого, льстит этому падению, маскирует его, хранит и питает. Она страшится учения Христа, как смертоносного приговора для себя. Состояние, в которое приводится дух наш, есть состояние самообольщения, душепогибели, что вполне явствует из вышеприведенных слов апостола, который повелевает всем желающим стяжать истинное познание от Бога, отвергнуть знание, доставляемое любомудрием падшего человечества. «Никто же себе да прельщает! - говорит он, - аще же кто мнит, премудр бытии в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет». [Кор. 3, 18] Истинная философия (любомудрие) совмещается в едином учении Христовом. Христос - Божия Премудрость. [1 Кор. 1, 30] Кто ищет премудрости вне Христа, тот отрицается от Христа, отвергает премудрость, обретает и усваивает себе лжеименный разум, достояние духов отверженных».

«...Мудрость этого мира, в который почетное место занимают многие язычники и безбожники, прямо противоположна, по самым началам своим, мудрости духовной, божественной. Нельзя быть последователем той и другой вместе: ОДНОЙ НЕПРЕМЕННО ДОЛЖНО ОТРЕЧЬСЯ. Падший человек - «ложь», и из умствований его составился «лжеименный разум», т. е. образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющих только наружность разума, а в сущности своей - шатание, бред, беснование ума, порожденного смертною язвою греха и падения. Этот недуг ума особенно открывается в полноте в науках философских».

[Собр. соч. епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4. Аскетические опыты. СПб., 1905. Т. 1-3. C. 4.]
  
-1
«Феноменологическая философия и современная Россия: фатальная встреча и метафизика глупого общества»

Основной доклад профессора А.Г. Дугина (видио):

https://vk.com/video67844727_171228366

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугина:

1. Феноменлогия, философское направление, развитое Э. Гуссерлем на основании идей Франца Брентано, является осью европейской мысли ХХ века. Современный Запад во всех своих аспектах –от культурных и философских до технологических – вобрал в себя феноменологию. Мы не можем вынести ни одного весомого суждения о современном Западе, не будучи знакомыми с феноменологией. Нужен нам Запад или нет, другой вопрос. Но он присутствует у нас по факту, а если мы не можем его понять, то его присутствие становится необратимым, болезненным, оппрессивным. Хотим ли мы отбросить Запад или его принять, нам в ОБОИХ случаях надо его вначале понять. А в ХХI веке это значит с необходимостью понимать феноменологию.

2. Если Гераклит и Платон – начало логоса, то феноменология его конец. Феноменология это еще и операционная среда философии М. Хайдеггера. Хайдеггер же чистый конец философии (Первого начала). Чтобы понять целое, надо понять границы. Границы философии, а следовательно, границы самого Запада как чисто философского логико-технического явления, это Гераклит и Гуссерль, досократики и феноменологи.

3. Смысл феноменологии уже у Брентано состоит в выявлении интенциональности мышления (термин «интенциональность» взят у Фомы Аквинского и схоластов, но помещен в контекст метафизики Нового времени). В мышлении Брентано выделяет два уровня – первый интенциональный, в нем внимание фокусируется на предмете, который остается, тем не менее, лишь эндопсихическим представлением (Vorstellung). Воспринимая предмет, сознание его конституирует. То есть мышление (на этом уровне) не рефлективно, но конститутивно, оно конституирует то, на что направлено. Этот конструкт есть холистская цельная реальность – не отдельно «роза» и «красный цве»т, но «краснаяроза», the-rose-being-red. Этот принцип позднее ляжет в основу гештальт-психологии. У Эрнста Юнгера и Эрнста Никиша «гештальт» -- цельная фигура имеет и философско-метафизическое содержание. Мышление оперирует с сконструированным пред-ставлением (Vorstellung), на которое интенционально направлено. Это мышление не может сказать, есть ли этот предмет или нет. Оно имеет дело с ним как с интенциональным фактом. Брентано говорит о «содержании интенционального акта»; это и есть этот эндопсихический конструкт, который наивное сознание воспринимает как саму вещь. Но это не вещь, это «содержание интенционального акта». Поэтому мы можем говорить не о вещах, но феноменах, явлениях. Отсюда феноменология. Феномен бесспорен, но есть ли у него объективный коррелят в экзопсихической сфере? Вопрос открыт, и разные последователи Брентано – Алексиус Мейнонг, Адольф Райнах, Эдумунд Гуссерль, Макс Шелер и т.д. отвечали на на него по-своему.

4. Далее, у человека есть еще один уровень, качественно отличный от интенциональности. Это область логики, способной схватить «очевидное» (Evidenz). Это «трансцендентальная инстанция», выносящая суждение (Urteil). Суждение, по Брентано, сводится только к одному: к утверждению существования или несуществования «содержания интенционального акта». Суждение выносится не о «розе» и о «красном», но о том, есть ли «краснаяроза» или «краснойрозы» нет. Суждение сопоставляет с «очевидностью» не фрагменты интеционального акта, а его целостное содержание. Это ложится в основу особой логики – логики Брентано. Брентано критикует Аристотеля за то, что он в своей логике подменяет суждениями интенциальное мышление, которое первично и формирует невидимую подоплеку суждения. Логика строится на неверифицируемых понятиях –например, на автономном существовании «красного». Но «красного» интенционально не существует. Существует «краснаякровь» или «краснаяроза» или «краснаярябина». И логика сопоставляет ее с «эвиденцией» соответствующего предмета и все. (Эта тема позднее своебразно рассмотрена Л.Витгенштейном).

5. Гуссерль развивает эту тему. Он описывает сферу интенциональности в терминах ноэзис и ноэма. Ноэзис сам интенциальный акт, а ноэма его содержание. Ноэтическое мышление неопосредованного конституирования мира человеком и есть сфера интенциональности. На этом уровне воспринимаемое некритично берется как «реальное», «существующее», «объективное», имеющее «самостоятельное бытие». Но это иллюзия. Человек имеет дело с представлениями и только. Когда наука упускает анализ интенциональных процессов, то принимает за изучаемую реальность собственные представления, а значит, является неточной. Логика относится к сфере дианойи. И особенность логики состоит в том, что она может отрефлексировать соотношение ноэмы и вещи, существующей вне человека. Гуссерль показывает, что большинство людей живут в чистом ноэзисе, никогда не сталкиваясь с областью логоса. Он называет это «жизненным миром», Lebenswelt. «Жизненный мир» есть ноэтическое бытие без обращения к дианойе.

6. Хайдеггер строит именно на этом свою философию Дазайна. Дазайн это феноменологическое присутствие сознания, онтически воспринимающего/конструирующего окружающее. Его важнейшим экзистенциалом является ин-дер-вельт-зайн – Дазайн экзистирует как бытие-в-мире. Не известно, есть ли этот мир сам по себе или он созидается самим экзистерированием Дазайна? В любом случае тот мир, с которым Дазайн имеет дело, конституируется исключительном этим эксзистированием. Более того, сама мысль об объекте рождается из онтологии, надстроенной (философски – Urteil, логос) над его онтикой. Мир являет себя в явлении. Вне явления его нет - в этом смысл экзистенциализма: ранее начинали философствовать с эссенции (логика, диайнойя), теперь надо с экзистенции (ноэзис). Диайнойя по Хайдеггеру – онтология, ноэзис – онтика.

7. Что важно? Разделение этих двух сфер сознания и их четкое разграничение. Судьба Запада – в приоритетном следованиии за логосом и диайнойей. Это судьба есть онтология. Запад (и в том числе модерн, а значит модерниазция, глобализация, вестернизция и т.д.) есть только и исключительно диайнойя, онтология. Она и есть техника. Вернее, техника есть крайнее выражение онтологии, Логоса, уртайля. По Гуссерлю, беда Запада в том, что он забыл то, на чем стоит («жизненный мир»). Хайдеггер считает, что сама судьба Запада есть развернутый суицид онтики. И он откапывает танатофильские истоки логоса как такового уже в первом Начале. Логос есть гипостазированная и зашедшая с другого конца (со стороны абстрактного бессмертия) смерть. Запад в ХХ веке научился различать в себе два мышления. Он осмыслил себя вглубину. Он вскрыл свои собственные трагичные бездны. Запад по настоящему велик и грандиозен. В его технике – в его комфорте, машинах и сетях блистает величество смерти. И эта смерть стоит перед лицом ноэзиса, интенцианальности, жизненного мира. В этом его драма.

8. Мы-то здесь причем? Применение феноменологии к русскому обществу показывает: жизненный мир у нас занимает все, место логоса ничтожно. Поэтому наше общество есть глупое общество. И это спасительно. Тот факт, что мы ничего не понимаем, есть признак нашей витальной основы, нашего избранничества. Логос в нас не вошел, не вселился. Мы вообще не пониаем, что такое дианойя. Мы искренне и без колебаний убеждены в реальности наших галлюцинаций. Только глупое общество моет быть счастливым. Умножающий знания, умножает печали. Не зная дифференциации онтики и онтологии, онтологического Дифференца (по Хайдегеру), мы принимаем сферу логического за сферу ноэтического и обратно. Наше суждение случайный слепок эндопсихических представлений, следоватлеьно, мы не умеем судить, поэтому – таковы и наши суды, («как дышло» - глубокая поговорка, закон зависит от того, «как повернешь» - то есть как организуешь внимание, то есть интенциональность). Мы живем среди эндопсихических гештальтов. Это очень насыщенно жить так. Это и есть жить. Не зная фигуры «Другого», дуализм субъект/объект нам чужд, мы не знаем смерти. Это вселяет в нас глупую и интенсивную радость.

9. Самое главное открытие России в сфере философии в ХХI веке, если вообще какое-то открытие может состоятья, это открытие для себя онтологического Дифференца. То есть реальная встреча с феноменологией.

10. Но феноменология находится в конце истории Запада. Мы же, будучи вне ее вообще, равноудалены и от Начала и от Конца. Если нам все же интересно то, что такое философия, то нам удобно зайти либо с Начала (Гераклит, Платон) либо с Конца (Гуссерль, Хайдеггер). В каком-то смысле это все равно. И там и там – единая проблематика и единая суть: это проблема Логоса. В начале Логос выпрастывается из мифа и хаоса. В конце осознает это освобождение, этот исход как тупик, рабство и смерть. И тот и тот момент захватывают дух.

11. Нам сегодня следует вынести суждение о нашем глупом обществе, то есть о русском жизненном мире. Это суждение есть также суд - кризис, различение. Кризис – и есть по гречески то же что латинское differentiatio. Отсюда и диакрисис. Наука различения духов. Если мы рас-судим рас-судком эту глупость как нечто что следует преодоелеть, мы ответственно примем решение о модернизации и вестернизации. Но идиот на такое действие не способен. На это способен только квалифицированный и подлинный философ, который может нам доказать свое овладение дифференциацией. Пока такого носителя логоса нет, модернизация не возможна. Это будет очередная симуляция жизненным миром того, что происходит в сфере трансцендентного, то есть в области логоса. Так в цирке ученые кошки и пудели, гавкая или мяукая, «овладевают математикой». Российская политическая элита – дрессированные моржи.

12. Мы можем принять и обратное решение, что глупость это прекрасно, потому что сама жизнь чрезвычайно глупа. Мы можем сказать «жизненному миру» и радостному заблуждению «да». Но это тоже требует суда и дифферениации, практического активного диакрисиса. Иными словами, консерватизм, если он хочет быть ответственным, также должен (не менее, чем модернист) овладеть логосом, чтобы принять решения об освобождении от него. Инчае это будет простой не дрессированный морж, а не консерватор.
Двигаться вперед или назад, стоять ли на месте, быть ли собой или стать другим все это решается через философию – в ХХI веке и в наших условиях через феноменологию. Если мы сожжем себя в логосе Гераклита, нам наверняка захочется узнать, а чем же это преображение закончится? Тогда мы откроем позднего Гуссерля (вариант: раннего Хайдеггера) и все станет ясным. http://konservatizm.org/konservatizm/theory/121210120933.xhtml
  
-1
Долгожданное событие!

Вышел в свет двухтомник из цикла Ноомахии А.Г. Дугина, посвященный Греции. Первый том посвящен Эллинскому Логосу и заканчивается на Аристотеле, Александре Великом и Греческой Империи. Это и есть исток всей европейской, и в том числе и нашей восточно-славянской цивилизации.
Второй том посвящен Византийскому Логосу.
http://katehon.com/ru/directives/direktiva-ot-12052016-v-nachale-byl-logos
#8 | Александр Сидоров »» | 04.06.2016 21:55 | ответ на: #7 ( Александр Сидоров ) »»
  
-1
Лекция А.Дугина в Духовной Семинарии Нижнего Новгорода (28.05.2016) (аудиолекция)

Православный Логос. Битва ума. Умное делание. Антропология монашества

http://vk.com/duginag
  
-1
.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites