Откровение Иоанна Богослова (толкование): часть первая







Первая часть толкования Апокалипсиса



Расхожее мнение гласит: толкование Апокалипсиса – неблагодарное занятие. В чем заключается правота этого мнения? Возможны ли вообще условия, при которых она могла бы быть опровергнута? И если возможны, то на какую меру раскрытия смысла Откровения Иоанна мы могли бы рассчитывать?


Речь о неблагодарности занятия толкованием Апокалипсиса подразумевает то, что всякое толкование книги о конце истории в самой истории является неизбежно относительным, то есть определяется всегда настоящим днем. Тем самым заодно проговаривается и важнейшее условие его возможного адекватного толкования: последнее, если когда-нибудь и может состояться, то только в самом конце истории, когда события Апокалипсиса, по сути, и станут уже настоящим днем. Тогда напрашивается еще один вопрос: а имеет ли вообще отношение к действительности то, о чем повествует Апокалипсис? Не являются ли события, описанные в нем, лишь одной из возможностей истории, а не, наоборот, фатальной, предопределенной его возможностью?
Уже первые возникшие у нас вопросы о смысле Апокалипсиса заставляют задуматься о необходимости принципиального обсуждения характера этой книги для разработки адекватной методики ее толкования, то есть такой, которая учитывает специфику самого предмета, а не пользуется первыми подвернувшимися под руку схемами толкования. А то, что именно такие и господствуют в подходе к раскрытию смысла Апокалипсиса, сомневаться не приходится. Достаточно вспомнить хорошо всем известные толкования числа 666, когда одни толкователи видели в нем запечатленным имя Нерона, другие же – один из титулов папы римского, причем и первые, и вторые использовали способ толкования, выбранный ими совершенно произвольно: высчитывали каждую букву слова по алфавиту, чтобы в сумме получилось искомое число. Почему способ должен быть именно таким, а не каким-нибудь другим, это, конечно, не обсуждалось, разве что в его защиту можно было услышать, что он самый простой.


Число антихриста, без сомнения, это важнейший образ Апокалипсиса, и без выявления его смысла никакое толкование не может считаться адекватным пониманием этой книги. Однако способ раскрытия значения числа 666 не может быть определен ни как-нибудь случайно, ни по наитию, а только в связи с разработкой способа толкования всего Апокалипсиса в целом. Только если будет раскрыт смысл его конкретных образов, и прежде всего в главе тринадцатой, в которой это число присутствует, только тогда и смысл трех шестерок может быть выявлен, – и другого пути для его явленности нет.


Однако же только что сказанное нами справедливо лишь в том случае, если повествование Апокалипсиса о конце истории изображает заранее предопределенные события. Поэтому первым делом подлежит обсуждению вопрос о характере Апокалипсиса.


Апокалипсис, хотя и является единственной в своем роде пророческой христианской книгой, тем не менее принадлежит к широкому кругу апокалиптической еврейской литературы, а если взять еще шире, то и вообще к кругу так называемой профетической литературы. Поэтому вопрос о характере Апокалипсиса - это прежде всего вопрос о способе бытия пророка, или, что то же самое, – вопрос об условиях возможности ясновидения как такового.


Наука относит ясновидение к так называемым парапсихологическим феноменам. Последние признаются как факты, но удовлетворительного объяснения в самой науке не находят. И действительно, трудно не признать фактами, скажем, исторические пророчества Нострадамуса или Авеля, или пророчества более частного характера, например, Ванги. Не признавать их означало бы – идти против здравого смысла.


Названные ясновидцы, однако, зарекомендовали себя таковыми уже при своей жизни, то есть предсказывали не только весьма отдаленные исторические события, но и события ближайшего будущего. Апокалипсис же Иоанна и апокалиптика вообще пророчествуют о «последних временах», о конце истории. Но все-таки принципиальной разницы в способе бытия тех и других пророков нет: в любом случае это предвидение будущего. Как же оно возможно?


Когда думают, что Апокалипсис имеет условный характер (например, Н. Федоров и Н. Бердяев), что события, в нем изображенные, не несут в себе конкретного предопределенного содержания, то возникает вопрос: а что же вообще в таком случае видят (в символической форме) пророки? Если они видят только одну из возможностей конца истории, причем якобы наихудшую, то спрашивается, почему они видят именно эту возможность, а не какую-нибудь другую (скажем, лучшую), если она тоже в общем-то есть возможность? И опять-таки, сколько вообще возможностей конца истории имеется: ограниченное число или их количество бессчетно? Если даже мы признаем, что число вариантов исторического конца не беспредельно, но просто велико, то вопрос о том, почему пророк видит только один вариант из всего этого множества, должен поставить в тупик кого угодно.


Когда думают, что Апокалипсис имеет условный характер, то не понимают, что, по существу, не пророк определяет будущее, а, наоборот, предопределенная возможность бытия человека как такового является условием бытия пророка. Только потому, что будущее предопределено, только поэтому оно и доступно предвидению в особом существенном способе бытия человека, а именно способе бытия пророка.


Предопределенная конечная историческая возможность бытия человека как такового вообще является основой определенности структуры его бытия, а не так, что возможности в качестве некого набора вариантов парят где-то в какой-то области, в странной области с принципиально не проясняемым онтологическим смыслом.


Итак, ясновидение только в том случае и возможно, если будущее предопределено. Значит, в образах и событиях Апокалипсиса выражены действительные предопределенные события конца истории. Истинное толкование этих образов и событий возможно только в самом же историческом конце, но и здесь оно не само собой разумеется, поскольку должно справиться со специфической символикой Апокалипсиса и иметь хотя бы самые общие представления о структуре ясновидения как такового. Даже если события конца истории происходят прямо на наших глазах, то это еще не означает, что мы без всякого труда способны узнать их в качестве событий, описанных в Апокалипсисе. Скорее, наоборот: люди склонны несущественные события принимать за существенные, а само существенное не видеть вовсе.


И все-таки каким же образом истинное толкование Апокалипсиса возможно в конце истории? В каком именно смысле конец истории является условием его адекватного понимания? Дело в том, что истинное толкование Апокалипсиса возможно только в том случае, если события конца истории, описанные в нем, большей частью уже произошли. То есть раскрываемый в толковании смысл апокалиптических образов должен быть подтвержден самой действительностью, причем не в каком-то общем плане, а предельно конкретно, со всеми указанными в Апокалипсисе деталями и обозначенными там сроками; и такая конкретность требуется не произвольным установлением нами метода толкования, а затребована конкретностью самих образов Апокалипсиса.


Однако именно образная структура Апокалипсиса, символизм его образов, являются одним из главных препятствий на пути к тому, чтобы увидеть в них действительные исторические лица и события. Поэтому необходимо уже заранее иметь предварительные методологические разработки относительно структуры ясновидения вообще в качестве подхода к анализу определенного откровения.


На первый взгляд кажется, что таких разработок вовсе еще не существует, и исследование ясновидения как способа бытия пророка даже еще и не начиналось. Но это не совсем так. Дело в том, что Апокалипсис, без сомнения, принадлежит к «произведениям» так называемой сферы бессознательного. Эта последняя активно изучалась в XX-ом веке, и прежде всего в работах З. Фрейда и К. Юнга. Созданные ими концепции природы бессознательного, конечно, не могут служить руководством к действию в толковании Апокалипсиса, однако проведенный ими анализ конкретного материала структур бессознательного и обнаружение некоторых закономерностей построения этих структур лежат в сфере интересов возможного адекватного толкования Апокалипсиса.


Методика толкования Апокалипсиса, однако, не может быть завершена одной только предварительной ее разработкой. Эта последняя должна продолжаться и корректироваться по ходу толкования конкретного содержания Апокалипсиса. Для нас же теперь главным вопросом методики остается следующий: можем ли мы признать, что уже сегодня существуют все необходимые условия для осуществления истинного толкования Апокалипсиса, и, соответственно, в случае утвердительного ответа, решиться на такое толкование? Ввиду уже проведенного нами методического анализа, этот вопрос, по сути, спрашивает только об одном необходимом условии: не являются ли события нашего времени событиями конца истории, о которых уже почти две тысячи лет назад поведало нам Откровение Иоанна Богослова?


Ответ на этот вопрос сначала может быть предварительным в качестве пробного анализа одного из мест Апокалипсиса.


Речь идет о пророчестве главы 8-ой о событии, связанном с трубой третьего Ангела. В этом месте Апокалипсиса говорится: «Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки» (Отк.8,10-11).


После аварии на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года многие сразу же обратили внимание на то, что Чернобыль, возможно, и есть та самая звезда полынь Апокалипсиса. Ведь чернобыль, или чернобыльник, это один из видов травы полыни. Разумеется, скептики были уже настороже, чтобы возразить: мало ли вообще бывает всяких совпадений. И основания для такого возражения у них, конечно же, были, поскольку о событии третьей трубы главы 8-ой Апокалипсиса сказано очень мало, а именно ровно столько, сколько мы процитировали; и дальше уже трубит четвертый Ангел, возвещающий о неком затмении: «Третья часть дня не светла была – так, как и ночи» (Отк.8,12).


Однако дополнительную информацию в Апокалипсисе о содержании события третьей трубы мы все-таки можем найти, поскольку видение о «семи чашах гнева Божия» главы 16-ой Апокалипсиса, по сути, дублирует видение о семи трубах. В частности, о третьей чаше в главе 16-ой сказано: «Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь» (Отк.16,4). В этом же месте Апокалипсиса названа также и причина такого наказания людям: «За то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того» (Отк.16,6).


Эти, на первый взгляд, казалось бы, незначительные дополнительные сведения к содержанию видения третьей трубы Апокалипсиса открывают, однако, возможность для того, чтобы увидеть уже теперь перспективу толкования всего Апокалипсиса в целом, поскольку связывают событие третьей трубы с его главными событиями: в первую очередь, с появлением антихриста (гл. 13) и его бранью с Агнцем. Ведь именно о звере сказано: «И дано было ему вести войну со святыми и победить их» (Отк.13,7). И если Чернобыль это и в самом деле есть падшая звезда полынь, то тогда, видимо, эти главные события Апокалипсиса связаны прежде всего с Россией.


Глава 16-ая, повествующая о «семи чашах гнева Божия», однако, не дает нам никаких новых сведений в доказательство того, что полынь Апокалипсиса и Чернобыль - это одно и то же. Но если мы внимательнее приглядимся к тем событиям, которые описывает Апокалипсис вслед за гласом третьей трубы в главе 8-ой, то сможем убедиться, что поторопились сделать вывод о краткости описания события, связанного со звездой полынью, потому что при ближайшем рассмотрении становится видно, что и четвертая, и пятая трубы Апокалипсиса трубят о нем же. Если кто-то усомнится в этом, возразив, что четвертый Ангел трубит все-таки о неком природном и, видимо, солнечном затмении, то не будем пока вступать с ними в спор, а обратимся сразу к описанию события пятой трубы.


С ее гласа начинается 9-ая глава Апокалипсиса: «Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны: она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя» (Отк.9,1-2).


Это только начало 9-ой главы, однако уже здесь видно, что речь в ней идет о той же самой звезде полыни третьей трубы, поскольку повествует о хорошо нам знакомом событии, – о чернобыльской аварии. Кто видел кадры съемки этой трагедии, тот никогда не забудет полуразрушенную «большую печь»; а «дым» из нее - это и есть та самая завеса, которая затмевает солнце, воздух и звезды, и о которой, по сути, говорит нам четвертая труба в 8-ой главе. Нужно помнить, однако, еще и о том, что образы Апокалипсиса символичны и, скорее всего, под «дымом», вышедшим из печи, нужно понимать не только обычный дым от взрыва, но и то явление, смысл которого передает хорошо нам знакомое словосочетание: «радиационное облако». Видимо, о нем говорится и в случае четвертой трубы Апокалипсиса, поскольку там сказано, что затмевается не только третья часть дня, но также и ночи. Ведь радиационное облако, конечно же, не знает между ними разницы. Что речь идет именно о нем, подтверждает и дальнейшее развитие событий в главе 9-ой:


«И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих» (Отк.9,3-4).


«Саранча» - это, конечно же, радиация, а люди без «печати Божией на челах своих» – атеисты безбожной России.


О «саранче» далее сказано: «И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека. В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них» (Отк.9,5-6).


Видимо, это место нужно понимать в том смысле, что смерть будет бежать от людей не вообще, а, продлевая мучения их, только в течение определенного времени. И, конечно же, речь здесь идет о радиационном заражении.


Если еще останутся у кого-нибудь сомнения в том, что 9-ая глава Апокалипсиса, повествующая о событии пятой трубы, на самом деле говорит о Чернобыле, то их внимание можно обратить вот на что: «большой печью», о которой мы уже сказали, назван в 9-ой главе «кладязь бездны» (Отк.9,2). Кладязь бездны! Более точного и ёмкого, чем это образное определение для атомного реактора как произведения атомной физики, найти, пожалуй, будет затруднительно. Вот и о «саранче» (радиации) в той же главе сказано: «Царем над собой имела она ангела бездны» (Отк.9,11).


Нам осталось теперь обратить внимание на то, как описываются события четвертой и пятой труб Апокалипсиса в параллельном видении Иоанна о «семи чашах гнева Божия» в главе 16-ой. Четвертая чаша означает там тоже, как и в случае четвертой трубы, некое «повреждение солнца», но уже в смысле «обжигания людей огнем», чтобы их мучил «сильный зной» (Отк.16,8-9). О пятой же чаше сказано: «Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания, и хулили Бога Небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих» (Отк.16,10-11).


Видения Иоанна Богослова, которые относятся к пятой трубе и пятой чаше Апокалипсиса, взятые вместе в качестве описания одного и того же события, подтверждают нашу догадку о том, что престол зверя находится там же, где и место падения звезды полыни, то есть в советской империи.


На этом пробный анализ одного из мест Апокалипсиса можно считать законченным. Чтобы теперь приступить к толкованию уже основных его событий, необходимо сделать предварительные замечания.


Нашей основной целью будет истолкование образа антихриста (зверя Апокалипсиса). Приступая к анализу этого образа, мы тем самым заранее предполагаем, что события, связанные с ним, большей частью уже произошли. Собственно, именно это и должно подтвердить наше толкование Апокалипсиса. О приходе антихриста повествует в основном глава 13-ая, но с ней также связана и предшествующая ей 12-ая глава. Эта последняя имеет отношение вообще ко всему «сюжету» об антихристе в целом, а именно в том смысле, какой мы встречаем, например, в «Илиаде» Гомера, когда земной битве враждующих сторон предшествует битва их Богов в небесной сфере, предопределяя тем самым заранее победителей и побежденных. В Апокалипсисе события небесной сферы описываются в 12-ой главе, земные – в 13-ой и следующих главах. Мы начнем анализ сразу с 13-ой главы, не забывая о ее связи с предшествующей главой, а также и с главой 17-ой, в которой находится до определенной степени самоистолкование образа зверя Апокалипсисом.


Глава 13-ая Апокалипсиса начинается так: «И встал я на песке морском и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадем, а на головах его имена богохульные» (Отк.13,1). Самоистолкование в 17-ой главе гласит: «Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть» (Отк.17,9-10). О десяти же рогах сказано: «И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час» (Отк.17,12).


Нужно обратить внимание на то, что на головах зверя имеются имена богохульные, то есть речь идет о правителях-атеистах, и тогда у нас сразу же складывается вполне определенная целостная картина. Мы легко можем пересчитать этих правителей по головам в их последовательности: Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев. Всего семь. Более того, в главе 17-ой речь идет еще и о восьмом звере, и разве не о Ельцине эти слова: «И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель» (Отк.17,11). Здесь даже говорится не столько о том, что этот восьмой есть формально из той же номенклатуры семи, сколько о том, что духа он того же самого.


Однако не будем забегать вперед и говорить пока о восьмом звере, соответственно отложим и речь о десяти рогах зверя, а обратимся к началу главы 12-ой Апокалипсиса, чтобы узнать, как выглядят события, связанные со зверем, «на небе».


«И явилось на небе великое знамение – жена, облеченная в солнце: под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения» (Отк.12,1-2). И читаем дальше: «И другое знамение явилось на небе: вот большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадем» (Отк.12,3). «Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца» (Отк.12,4).


С драконом в образе зверя мы уже познакомились. Здесь же, правда, есть еще одна важная деталь: дракон – красный. Но кто такая жена, против которой дальше в главе 12-ой действует дракон, и о каких родах идет речь?
Если красный дракон – это большевики, то жена – это сама Россия. Соответственно, ее образ раскрывается тогда так: венец на главе ее из двенадцати звезд – это те территории, которые входили к 1917-му году в состав Российской империи, а именно: собственно территория России, Прибалтика, Правобережная Украина, Белоруссия, часть Польши, Бессарабия, Северный Кавказ, Финляндия, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия и Памир. Всего двенадцать. Луна же под ее ногами – это два больших мусульманских государства на ее южной границе, то есть Турция и Персия.


Если перед нами и в самом деле образ Российской империи, то тогда остается понять, о каких же родах идет речь в главе 12-ой, в которой дальше о жене сказано: «И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней» (Отк.12,5-6). Затем происходит война на небе, где Михаил и Ангелы его побеждают дракона.


Кажется, что речь идет о рождении Агнца (Спасителя), ведь именно о Нем сказано ниже в главе 19-ой: «Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным» (Отк.19,15). Но что тогда означает указанный срок в тысячу двести шестьдесят дней убежища в пустыне? И что есть сама эта пустыня для России? Здесь, видимо, должно быть следующее толкование.


Пустыня, в которую убежала Россия, – это эмиграция, а срок почти в три с половиной года, в течение которого ее там «питали», соответствует поддержке белого движения в годы гражданской войны западными странами.


Ниже в 12-ой главе Апокалипсиса говорится уже о низвержении дракона с неба на землю и его преследовании жены: «И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени времен и полвремени» (Отк.12,14).


Здесь уже не указывается определенный срок пребывания жены в пустыне, что не противоречит толкованию о пустыне как об эмиграции, которая длилась для России, конечно же, много дольше, чем три с половиной года. В некотором смысле (он будет проясняться ниже) эта эмиграция и сегодня еще не закончилась.


Но можно ли толковать младенца, которого родила жена (Россия), тем самым Агнцем, который побеждает зверя и самого дракона, если сказано, что жена родила его еще до того, как дракон стал преследовать ее (Отк.12,13). Ведь именно так можно понять очередность этих событий в 12-ой главе Апокалипсиса. И тогда получается, что Агнец был рожден до 1917-го года, что Он уже пришел в наш мир. Однако не будем забывать о том, что мы толкуем в 12-ой главе все-таки только события небесные, которые «параллельны» событиям земным; и если говорится, что дракон уже на земле начал преследовать жену, которая родила младенца (Отк.12,13), то нужно помнить, что о рождении младенца было сказано выше (Отк.12,5) именно в связи с небесное сферой. То есть указание в Отк.12,13 на рождение младенца женой не несет в себе временного значения, а является характеристикой жены. Речь в 12-ой главе идет только о предначертанности рождения женой (Россией) Агнца – это ее главная черта, ее смысл.


Такое толкование будет еще более убедительным, если мы внимательнее снова прочитаем начало 12-ой главы. Там ведь дракон уже имеет место до рождения младенца и даже поджидает рождение его, чтобы пожрать его. Более того: сказано, что младенец после своего рождения сразу же был восхищен к Богу и престолу Его, а это опять-таки можно понимать в значении "во вневременную сферу". Поэтому на земле дракон и преследует уже только жену, а в качестве зверя и «прочих от семени ее», а не младенца.


Достаточно ясным оказывается и окончание 12-ой главы Апокалипсиса при условии, что пустыня, в которую летит жена на орлиных крыльях (см. герб Российской империи), истолкована нами адекватно как эмиграция. Бегство жены в пустыню описывается следующим образом:


«И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей» (Отк.12,15-16).


Здесь перед нами возникает живая картина бегства армии Врангеля численностью свыше 100 тыс. человек с Крымского полуострова и отплытие ее на судах в Турцию в ноябре 1920 года. Понятно, что вода, о которой идет речь, – это и Черное море, и «волна эмиграции», а земля, оказавшая помощь жене, – это те самые «другие берега», которые приняли беглецов.


Разгром армии Врангеля был переломным событием в гражданской войне. Поэтому 12-ая глава и заканчивается речью о том, что дракон, рассвирепевший на убежавшую жену, «пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее» (Отк.12,17). Об этой «брани» повествует уже 13-ая глава Апокалипсиса, к которой мы теперь и должны вернуться, чтобы узнать, о чем в ней говорится дальше.


А дальше там сказано: «Зверь, которого я видел был подобен барсу; ноги у него – как у медведя, а пасть у него – как пасть у льва; и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть» (Отк.13,2).
Итак, вот перед нами описание уже не дракона, а зверя. Что оно означает?


Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо сначала вспомнить видение ветхозаветного пророка Даниила, который в своем откровении (Дан.7) излагает те же самые события, что и Иоанн, но только более сжато и, соответственно, менее детализировано. Образный строй его видения несколько отличен от образов Апокалипсиса, но тем не менее Даниил называет тех же самых трех животных, из которых «состоит» и зверь Апокалипсиса, а затем говорит уже о четвертом звере как об особом, «страшном и ужасном, и весьма сильном», который имеет десять рогов (Дан.7,1-7).


Здесь у нас, однако, возникают вопросы: что означают эти звери? Почему они повторяются в видениях разных пророков? Как такое возможно? Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны вернуться к методическим разработкам нашего толкования Апокалипсиса.


Повторение у разных пророков, разделенных к тому же веками, одних и тех же видений, по сути, говорит опять-таки о предопределенности исторических событий. Пророк имеет видения, будучи особым способом бытия человека вообще. Он выступает акцентировано в качестве совместного бытия с другими (события) как априорное отношение к совместному же возможному бытию, то есть к историческому предопределенному бытию своего народа или всех народов в целом (а не, скажем, к своему личному возможному бытию). Если пророк есть именно такой способ бытия, то понятно, что этот способ может осуществляться только в качестве транса, – ведь из своего собственного мира как конечного пророк должен «выйти» в мир, возможностью которого является конец истории, то есть в мир «коллективного бессознательного» (Юнг).


Предопределенная конечная историческая возможность (смысл истории) является основанием бытия человека как такового.* Если пророк есть акцентированное отношение к предопределенному совместному будущему, то тогда становится понятным и повторение одних и тех же образов у разных пророков, потому что те животные, которых они видят, не есть случайные образы, а являются значимыми сакральными животными определенных объединений людей. Ведь если пророк видит предопределенное будущее народов, то материал (образы) для такого видения «он» черпает из их же прошлого. Поэтому животные, которые являются Даниилу и Иоанну, – это тотемы. И поскольку оба пророка повествуют об одних и тех же событиях будущего, то и животные у них одни и те же. Разнится только построение образов: Даниил поочередно видит трех отдельных животных и затем видит четвертое животное неопределенного рода с десятью рогами; у Иоанна же сразу появляется животное с семью головами и десятью рогами, но «состоит» оно из трех животных Даниила.


Мы, конечно, не можем достоверно выяснить, каким именно «кланам» принадлежали тотемы льва, медведя и барса. Те догадки, которые у нас имеются на этот счет, видимо, лучше пока оставить без обсуждения, чтобы не останавливать надолго основную тему нашего толкования Апокалипсиса. Сейчас же для нас достаточно и того, что мы уже ясно осознали: зверь, о котором говорит Апокалипсис, – это советская империя. Дальнейшее толкование только упрочит этот вывод.


Далее в 13-ой главе Апокалипсиса о звере сказано: «И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем; и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему и кто может сразиться с ним?» (Отк.13,3-4).


Если семиголовый зверь – это названные уже нами советские правители, то тогда не должно оставаться сомнений, что одна его раненая голова – это Ленин, на которого 30-го августа 1918-го года было совершено покушение, но после него он быстро поправился. Однако уже следующие слова этой главы Апокалипсиса могут все-таки принести сомнение по поводу правильности такого толкования, так как далее говорится о звере: «И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца» (Отк.13,5).


Что означает этот срок? Явно эти три с половиной года не есть все время правления большевиков, которые были у власти семьдесят четыре года с лишним. Но это также и не срок правления только Ленина, так как с 7-го ноября 1917-го года до его болезни в мае 1922-го года прошло более четырех с половиной лет. Однако если мы будем следовать букве Апокалипсиса, то сможем убедиться, что речь в нем идет все-таки о Ленине, потому что сначала сказано о ранении одной из голов зверя и ее исцелении и только вслед за этим называется срок власти зверя в сорок два месяца. Ленин был ранен 30-го августа 1918-го года и в конце октября уже приступил к работе. С ноября 1918-го года по апрель 1922-го включительно и будет как раз полных сорок два месяца, то есть три с половиной года.


Уже в этих разбирательствах со сроками Апокалипсиса мы обращаем внимание на то, что зверем в нем называется то семиголовое чудовище в целом, то специально (судя по сроку в сорок два месяца) только одна первая его голова (Ленин). И тогда, соответственно, у нас возникает недоумение: ведь дальше в главе 13-ой речь идет о неком втором звере; так что же означает этот зверь: вторую голову семиголового зверя, то есть Сталина, или же подразумевается уже тот зверь, который в главе 17-ой назван восьмым. Как мы увидим дальше, это наше сомнение не беспочвенно, потому что второй зверь 13-ой главы Апокалипсиса есть одновременно и вторая голова первого зверя (Сталин), и восьмой зверь 17-ой главы. Возникает, однако, вопрос: почему происходит такое слияние образов? Есть ли для этого основания?


Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется теперь вспомнить исследования 3. Фрейда, а именно, его анализ сновидений, которые он называл «царской дорогой в бессознательное». В частности, Фрейд установил, что двумя основными «механизмами» формирования сновидений являются: во-первых, «смещение» значимого содержания впечатлений бодрствующего человека в безразличные и неинтересные в сновидении и, во-вторых, так называемое «сгущение» образов.


Первый "механизм", понятно, может быть характерен именно только для сновидений, а не для ясновидения. А вот "сгущение", или "совмещение" образов присутствует уже и в ясновидении, которое пользуется им довольно охотно. Мы даже уже встречались с таким совмещением в ходе анализа Апокалипсиса, и Апокалипсис как бы сам уже заявил нам о том, что использует его в создании своих образов, то есть объединяет в один образ разные феномены на основе некой общей характерной черты этих последних (таков и смысл термина «сгущение» у Фрейда). В данном случае речь идет о рассмотрении нами выше главы 17-ой Апокалипсиса в качестве самоистолковывающей образ семиголового зверя. Напомним: в этой главе было сказано, что семь голов зверя означают семерых царей, но также и семь гор, на которых сидит жена (Отк.17,9-10). То есть число семь стало основанием для объединения в один образ разных феноменов: «семи царей» и «жены на семи горах».


К слову сказать, о жене в конце 17-ой главы Апокалипсиса дано еще и специальное самоистолкование. Там говорится: «Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствующий над земными царями» (Отк.17,18). По преданию, Москва основана на семи холмах, и именно о ней идет речь выше в этой главе: «И увидел я жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу» (Отк.17,3-4). И ниже: «Я видел, что жена упоена была кровию святых и кровию свидетелей Иисусовых, и, видя ее, дивился удивлением великим» (Отк.17,6).


Понятно, что речь здесь идет о Москве как столице советской империи, и следующая 18-ая глава Апокалипсиса вся посвящена событию суда над ней, «суда над великою блудницею», над «Вавилоном великим».


Сделав необходимые методические замечания о структуре образов ясновидения, вернемся теперь к толкованию 13-ой главы Апокалипсиса. Далее в ней после первого появляется второй зверь:


«И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует перед ним со всею властию первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклониться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела» (Отк.13,11-12).


По первым характеристикам второго зверя в 13-ой главе Апокалипсиса видно, что его нужно толковать здесь как вторую голову семиголового зверя, то есть как Сталина (а не, скажем, как Ельцина). Правда, кажется не совсем понятной характеристика этого зверя в качестве выходящего из земли; тогда как, напротив, о первом звере в качестве первой его головы, то есть о Ленине, у нас есть сведения о том, что, пробираясь из Выборга в революционный Петроград через Финский залив по некрепкому осеннему льду, он под лёд провалился и едва не погиб. Видимо, Апокалипсис как раз это событие и имеет в виду, характеризуя первого зверя как выходящего из моря (Отк.13,1). О Сталине же никаких особых фактов его биографии, чтобы истолковать их в смысле «выхода из земли», мы не находим. Однако интересным может быть следующее толкование.


Сталин уже во время болезни Ленина, насколько это было возможно, прибрал власть в стране в свои руки. Но всю полноту власти получил только после его смерти. Хотя Ленин и не был похоронен в буквальном смысле слова в землю, а до сих пор находится в склепе мавзолея, тем не менее в обычном понимании слово «умереть» означает то же самое, что и «уйти в землю». Таким образом, второй зверь как преемник первого и должен появиться оттуда, куда ушел первый, – из земли. Такое толкование кажется достаточно красивым, чтобы быть истинным. Но если кто-то найдет другое и лучшее, то пусть будет другое, поскольку толкование характеристики второго зверя как выходящего из земли не имеет принципиального значения для толкования всего Апокалипсиса в целом.


Второй зверь изображается в 13-ой главе Апокалипсиса как некий чародей и лжепророк. О нем говорится: «И чудесами, которые дано было ему творить пред зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив. И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтоб убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Отк.13,14-15).


Здесь мы, конечно, видим всё знакомое: репрессии, мавзолей, ленинеану, в первую очередь - кинематографическую. Но вот дальше мы подходим уже к самому интересному и, без преувеличения можно сказать, самому таинственному месту Апокалипсиса, где упоминается мистическое число антихриста 666.
Мы уже говорили, что если толкование Апокалипсиса в целом будет истинным, то и число зверя необходимо наконец-то откроет нам свой потаенный смысл. Однако верно будет и обратное: раскрытие смысла числа зверя даст дополнительный вес адекватности проводимого теперь толкования Апокалипсиса.


Итак, о втором звере читаем: «И он сделает то, что всем – малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам – положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть» (Отк.13,16-18).


Совершенно бессмысленно было бы обсуждать вопрос о том, как должно выглядеть число 666, какими цифрами: римскими, арабскими или каким-то еще иным образом оно должно быть записано, чтобы можно было его обнаружить и постичь его смысл. Ведь мы не можем заранее знать, что вообще этот образ означает. Одно предварительное замечание, однако, нам все-таки необходимо сделать. Число зверя передается в Апокалипсисе числительным, и значит, скорее всего, Иоанн его слышал, а не видел. И это обстоятельство в общем-то облегчает нашу задачу: мы просто должны быть готовы к тому, чтобы встретить число зверя в любом виде, в каком бы оно нам ни показалось.


Сталинская эпоха – это то время, в котором мы должны встретить событие положения начертания на все взрослое население советского государства. Таковым может быть только паспортизация, которая начиналась в это время, проходила поэтапно и в конце концов охватила всю страну.


В наших руках сейчас находится паспорт гражданина СССР, выданный в 1979-ом году. Открываем третью его страницу, на которой находится фотография, и видим: и начертание, и имя зверя, и число имени его.
Начертание на челе – это пропечатанная в правом углу фотографии у виска символика серпа и молота с колосьями по обеим ее сторонам; соответственно, начертание на правой руке – это сам паспорт, на обложке которого тоже имеется символика – герб СССР. Имя зверя на фотографии тоже пропечатано в нижнем правом ее углу: СССР. Эта аббревиатура, однако, располагается на фотографии таким образом, что три буквы «С» оказываются разделены где-то по их середине нижней кромкой фотографии так, что выглядят как три шестерки, а буква «Р» вообще не попадает на фотографию и поэтому почти не пропечатывается; или, если пропечатывается, как нам приходилось видеть в других советских паспортах, то все равно выпадает из единства трех шестерок, попавших на саму фотографию. На всех советских паспортах, которые мы специально рассматривали, печать была поставлена всегда на одном и том же месте, и только на одном из документов она оказалась смещена несколько выше от её обычного расположения: видимо, из-за небрежности паспортиста.


Почему, однако, в Апокалипсисе сказано, что без этих начертаний никому нельзя будет ни покупать, ни продавать? Наш ответ на этот вопрос будет следующим: да потому, что эти начертания, то есть изображения государственной символики, имеют место и на деньгах, без которых, разумеется, купля-продажа невозможна.
На этом толкование 13-ой главы Апокалипсиса можно считать законченным, но не толкование образа зверя с семью головами и десятью рогами. В 17-ой главе он появляется уже как восьмой зверь, но «из числа семи». Место восьмого правителя в новейшей российской истории занимает Ельцин. Самоистолкование же в главе 17-ой дает в связи с восьмым зверем следующие разъяснения:


«И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час; они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю; они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званные и избранные и верные» (Отк.17,12-14).


Понятно, что речь здесь идет о распаде СССР, когда из одного государства возникло сразу несколько независимых государств, причем 12 из 15 бывших его республик образовали так называемое СНГ. Правда, в Апокалипсисе говорится о десяти царях и звере, то есть получается, что в СНГ имеется на одно государство больше, чем указано в Апокалипсисе. Однако, видимо, на самом-то деле несовпадение численности государств здесь мнимое, поскольку, например, Молдова долгое время не принимала участия в делах СНГ. И опять-таки мы еще не знаем, из скольких членов будет состоять это содружество во время брани зверя с Агнцем.


То, что речь в 17-ой главе Апокалипсиса идет о распаде СССР, подтверждают и последующие в ней слова: «И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне; потому что Бог положил им на сердце исполнить волю Его, исполнить одну волю, и отдать царство их зверю, доколе не исполнятся слова Божии» (Отк.17,16-17).


Однако проводимое теперь толкование главы 17-ой Апокалипсиса необходимо должно вызвать у читателя сегодняшнего дня недоумение: как может восьмой зверь вести брань с Агнцем, если последний, видимо, еще не пришел, а первого (Ельцина) уже нет у власти. И почему вообще, если проводимое теперь толкование Апокалипсиса и в самом деле адекватное (а до сих пор еще не было особых причин сомневаться в этом), мы не находим в нем ни слова о девятом правителе, который ведь уже находится у власти в России? На самом же деле в Апокалипсисе сказано не только о девятом правителе, но уже и о десятом.


Для того чтобы увидеть это, нам необходимо вспомнить наше сомнение в толковании образа второго зверя в главе 13-ой, а именно по поводу того, что идет ли там речь о второй голове первого зверя или имеется в виду уже восьмой зверь? Забегая тогда вперед, мы сказали, что образ второго зверя «совмещенный» (Фрейд) и представляет из себя единый образ того и другого зверя. Объединение, однако, происходит на основе какой-то важной характерной черты, которая имеется у этих обоих. Нам её еще необходимо обнаружить, но сначала обратим внимание на особую черту образа второго зверя в главе 13-ой. Там сказано: «Он имел два рога, подобные агнчим...» (Отк.13,11).


Рога, как и головы у зверя, мы знаем, означают царей. Но к Сталину эта деталь образа не может иметь отношения, так как он сам есть только один из семи советских правителей, и никаких «лишних» двух правителей рядом с ним быть не может. Следовательно, эти рога относятся уже к восьмому зверю, и толковать их нужно в том смысле, что от восьмого зверя выйдут еще два правителя. И если мы теперь вспомним, каким образом передавалась власть от восьмого правителя к девятому, то тогда будет понятно, почему в Апокалипсисе нет речи об особом девятом царе.


В связи с объединением в Апокалипсисе образов второй головы первого зверя и восьмого зверя, «состоящего» из трех правителей, нам остается теперь только обнаружить ту важную черту, на основании которой ясновидение совмещает два эти образа. Понятно, что репрессий, «мавзолея» и «ленинеаны» не может быть среди черт образа восьмого двурогого зверя. Поэтому остается только паспортизация, которая и в самом деле была проведена девятым правителем. Особенно примечательным здесь, однако, является то обстоятельство, что в новых российских документах мы снова находим число зверя, а также соответственно и имя его. Причем построение образа числа зверя в них происходит по той же самой схеме, что и в советских паспортах, а именно: в один образ совмещены число 666 и название государства.


Откройте российский паспорт и увидите: на нечетных его страницах, начиная с пятой, с левой стороны листа сверху вниз идет надпись: «Россия». Каждая буква этого слова обрамлена стилизованной шестеркой, которых, соответственно, всего шесть – два раза по три. Двукратное повторение числа 666, видимо, имеет здесь особый символический смысл, смысл дубля, который в Апокалипсисе выражен еще и такими словами о восьмом звере: «Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится» (Отк.17,8).


Однако здесь нам сразу же необходимо сделать одно очень важное замечание. То, что мы обнаруживаем число зверя в российских документах, еще не означает, что оно появилось там преднамеренно, по чьему-то злому тайному умыслу. Но также нужно понять и то, что здесь и не просто какое-то совпадение. Дело вообще не в том и не в другом, а в следующем.


Ясновидение Иоанна, схватывая предопределенные события будущего, само создает образы по своим собственным законам, по законам бессознательного. В частности, число зверя - это только один из образов, в которых ясновидцу являются непонятные факты и события грядущего. И если все российские граждане имеют сегодня паспорта со стилизованными шестерками, то это еще никак не означает, что все они являются служителями зверя (хотя все же и говорит о том, что живут они, по сути, в «языческом» государстве в безбожном мире). Дело не в самом документе, который, конечно же, необходим людям: одним – для того чтобы получать пенсии и пособия, другим – денежные переводы, третьим – для пользования библиотекой и т. д. Дело не в паспорте, не в «бумаге». Дело в другом: в том, во что человек вкладывает свою душу, чем он живет, что считает он праведным, а что недопустимым. И если в Апокалипсисе сказано, что наказание ждет тех, кто «принимает начертание имени» зверя (Отк.14,11), то, конечно же, эти слова о «принятии начертания» нужно понимать в духовном смысле (ведь книгу мы читаем духовную), а не формально их истолковывать. Наказание будет: оно будет тем, кто душу свою заложил зверю, то есть злу, – а вовсе не в паспортах дело.


На этом толкование 17-ой главы Апокалипсиса, повествующей о восьмом звере, можно считать законченным. Обратим теперь внимание на следующее.


Событие третьей, четвертой и пятой труб Апокалипсиса и соответствующих «чаш гнева Божия», то есть Чернобыль, осталось уже давно позади, в конце 80-х годов XX-го века. Вероятно, значение пятой «чаши гнева», вылитой на «престол зверя» (Отк.16,10-11), является даже более широким, чем только чернобыльская авария, и имеет смысл «наказания», посланного России, в качестве всех дальнейших событий, которые происходили в ней в конце XX-го, начале XXI-го веков вплоть до сего дня. Однако пришло время задать вопрос: что же означает шестая труба Апокалипсиса, какие события соответствуют ей?


Эти события, однако, происходят прямо на наших глазах. Это наша современность – война в Ираке: «Шестой Ангел вострубил, и я услышал один голос от четырех рогов золотого жертвенника, стоящего перед Богом, говоривший шестому Ангелу, имевшему трубу: освободи четырех Ангелов, связанных при великой реке Евфрате» (Отк.9,13-14). И они были освобождены, «чтобы умертвить третью часть людей» (Отк.9,15).


Война на реке Евфрате еще не закончилась. Поэтому адекватное толкование того, что означают четыре Ангела Апокалипсиса, связанные при реке Евфрате, невозможно, поскольку в войну могут быть втянуты и другие государства. В частности, США уже угрожает войной Ирану. Пока события на Евфрате не закончены, нельзя сказать, что же означают эти четыре Ангела: основные ли государства, участвующие в них, или же этнические и религиозные группы этого региона, такие как курды, иракские шииты и сунниты.


Однако в самом ли деле события шестой трубы Апокалипсиса являются сегодняшней войной в Ираке? Такое сомнение может возникнуть ввиду знакомства с параллельным описанием этих событий в связи с шестой «чашей гнева Божия». Там тоже речь идет о реке Евфрате: «Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного» (Отк.16,12). К слову сказать, наступление союзников на Багдад действительно начиналось с юго-востока Ирака, из района города Басры. Но читаем дальше: «И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя» (Отк.16,13-14).


Странным здесь может показаться то, что зверем и лжепророком в этом месте Апокалипсиса называются те правители, которые развязали войну в Ираке, то есть это правители США и Великобритании. А мы ведь уже связали образы зверя и лжепророка с Россией. Нет ли здесь противоречия? Его нет, если мы не упускаем из виду сделанные нами ранее методические замечания о структуре образов ясновидения, а именно о совмещении некоторых из них. В частности, общей характерной чертой, которая относится как к зверю с семью головами и десятью рогами, так и к зверю, который собирал народы на брань на реке Евфрате, является их претензия на мировое господство, а в последнем случае даже уже и фактическое обладание таковым. Зверь Апокалипсиса многоголов и многолик, но, без сомнения, это всегда «князь мира сего».


К слову сказать, что если образ зверя в Апокалипсисе подразумевает, помимо названных уже нами российских правителей, также и правителя США, то возникает вопрос: а, собственно, какому же зверю тогда должны будут передать свою власть те самые десять царей «на один час», то есть бывшие союзные республики советской империи? Ответ на этот вопрос, судя по всему, дает уже сама история.


В 16-ой главе Апокалипсиса есть еще одно важное место, относящееся к событиям шестой «чаши гнева», на которое нужно обратить внимание. Там сказано: «И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон» (Отк.16,16).


Мы уже привыкли понимать последнее слово в смысле решающей битвы Спасителя и антихриста. Но из проводимого теперь толкования Апокалипсиса становится видно, что слово «Армагеддон» не имеет такого широкого смысла в Откровении и означает только ту же самую иракскую войну. И в самом деле, в 19-ой главе, где речь идет уже именно о противоборстве Спасителя и зверя, соответственно, о «воинствах их», слово «Армагеддон» как обозначение места, на котором происходит «сражение», не упоминается. Это, конечно же, не случайно, потому что «война», которую ведет Спаситель против зверя, вообще не имеет места в пространстве, поскольку оружие, которым Он воюет, сделано не из железа: меч Его исходит из уст Его, чтобы им поражать народы (Отк.19,15), и означает Слово Божие (Отк.19,13). А сам Он есть тот, кто называется «Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует» (Отк.19,11). Соответственно, и воинства Его под стать Ему, «званные, избранные и верные» (Отк.17,14), и не воюют железом.


На этом толкование, которое касается войны на реке Евфрате, можно и закончить, напомнив еще раз о том, что сама эта война не завершена. Однако к событиям, связанным с шестой трубой Апокалипсиса, относится не только иракская война, но и события, которым посвящена его 11-ая глава. Речь в ней идет о двух пророках: «И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище. Это суть две маслины и два светильника, стоящие перед Богом земли» (Отк.11,3-4). Об этих двух пророках имел видение еще ветхозаветный пророк Захария (Зах.4,3,11,14).


И вот эти пророки уже пришли в наш мир и пророчествуют, но люди (впрочем, как и всегда было) не видят в них пророков, соответственно, и не слышат их. Более того: тысяча двести шестьдесят дней, отведенных для пророчествования двум «свидетелям Бога», уже подходят к концу; остается совсем немного до того времени, когда сбудется написанное: «И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их» (Отк.11,7).


Кто есть эти два пророка? Какие их имена? Это мы пока утаим, потому что для проведения адекватного истолкования 11-ой главы в целом необходимо, чтобы описанные в ней события были завершены.
Завершатся они уже скоро. И что же будет дальше? Что будет после них?


А после них будет то, что написано: «И седьмый Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков» (Отк.11,15).

Декабрь 2005 года.

=========================




Дополнение 1

Жена, облеченная в солнце,
и десять рогов зверя


Прежде чем продолжить толкование Апокалипсиса и раскрыть смысл уже и других его образов во второй части, мы хотим дать некоторые разъяснения по поводу того, как именно проходит наше толкование, но не в смысле простого следования разрабатываемой нами методике, а в отношении преодоления трудностей толкования конкретных образов Апокалипсиса даже и при наличии у нас ясной и отвечающей сути дела методики. В некоторых случаях, несмотря на то что истинное содержание конкретного образа в целом уже бывает раскрыто, отдельные его детали тем не менее упорно сопротивляются истолкованию. Мы приведем два примера такого сопротивления образов толкованию. Сами примеры нам не пришлось даже специально и отбирать, потому что сопротивление этих образов удалось преодолеть уже после того, как первая часть толкования Апокалипсиса была нами завершена.


Вообще толкование Апокалипсиса проходит у нас не так легко и гладко, как это может показаться читателю, который имеет перед собой уже законченную работу. Настоящее толкование, например, проходило на протяжении нескольких лет и на протяжении всех этих лет некоторые образы оставались совершенно непроницаемыми для него.


Почему это происходит? Не преувеличиваем ли мы значение разрабатываемой нами методики толкования в отношении ее адекватности?


Нет, не преувеличиваем: методика толкования только задает основное направление продвижения к истинному толкованию всего Апокалипсиса в целом, но не является универсальным ключом к раскрытию действительного содержания всякого его конкретного образа, а тем более - деталей этого образа. Смысл образа сопротивляется своему раскрытию по разным причинам. В нашем толковании, например, очень многое зависело и зависит от того, произошли ли уже в действительности те события, которые изображаются в Апокалипсисе. Например, большая часть образов Апокалипсиса была нами уже истолкована, но совершенно непонятными казались события, связанные с рекой Евфратом, – до тех пор, пока США и их союзники не развязали войну в Ираке. То же самое можно сказать и о двух пророках, «предстоящих Господу всей земли»: обнаружить их было никак не возможно до тех пор, пока они сами не заявили о себе.


Другой основной причиной, по которой образы Апокалипсиса не спешат открывать нам свой истинный смысл, является наша же собственная несообразительность; и не потому, что мы как-то уж особенно тупы, а потому, что образы Апокалипсиса порой даже уж как-то «чересчур» таинственны, «чересчур» изящно сотканы. В связи с этим мы и приведем первый из двух примеров, о которых сказали выше.


В главе 12-ой Апокалипсиса мы встретили образ жены, облеченной в солнце и имеющей на своей главе венец из двенадцати звезд, а под ногами своими – луну. Ход нашего толкования Апокалипсиса, основанный на предварительно разработанной методике, подсказал нам, что перед нами образ России. Соответственно, этот образ дальше уже легко дал раскрыть себя: нам достаточно было открыть энциклопедический словарь, чтобы убедиться в том, что Российская империя действительно состояла из двенадцати территорий. И как мы еще могли истолковать луну под ногами жены, если не в качестве мусульманских государств на южной границе этой империи? Не вызвало особых затруднений также и толкование всех событий, связанных с образом жены в 12-ой главе. Однако одна деталь образа жены оказалась для нашего толкования камнем преткновения. Оказалось затруднительным истолковать, что означает облеченность жены в солнце.


Разумеется, мы не могли не заметить того, что в связи с истолкованием нами образа жены, рождающей младенца, в качестве России, рождающей Агнца (Спасителя), нам предоставляется возможность понять эту «облеченность в солнце» жены как дарование женой Света Истины всему миру. Такое толкование имеет, видимо, право на существование, особенно за неимением никакого другого, и, однако, оно же, давая возможность на себе успокоиться, закрывает от нас истинный смысл образа солнца. Успокоенность тем не менее не может продолжаться долго, и названное толкование показывает себя неадекватным в связи с тем, что мы обнаруживаем, что оно нарушает нами же утверждаемый принцип конкретности толкования образов Апокалипсиса.


Получается, что образ солнца, в которое облечена жена, выражает собой отвлеченную идею – идею просвещения мира Истиной. Повторяем: такое толкование не является само по себе неистинным, и даже, скорее всего, оно присутствует как дополнительный смысл в образе солнца, однако главный смысл этого образа обязательно должен быть конкретным. За образом солнца обязательно должна стоять какая-то конкретная «вещь», если, конечно, мы не хотим, чтобы наше толкование Апокалипсиса превратилось в набор исключений из правила.


Например, за образом луны в ногах жены стоит совершенно конкретный и хорошо всем известный символ мусульманской религии, который, в свою очередь (в связи с образом жены в целом), отсылает нас к конкретным мусульманским государствам. Точно так же и в отношении образа солнца мы должны искать ту конкретную «вещь», на которую он указывает. Казалось бы, нет ничего сложного: нам просто нужно, по аналогии, посмотреть, нет ли в истории российского государства и его религии символа солнца, который бы выражал их смысл. Однако если бы нам что-то подобное и удалось таким образом обнаружить, то все равно было бы не избежать ощущения натяжки в таком толковании, если уж образ солнца сразу и очевидно не выступил в качестве символа России и потребовал каких-то специальных разысканий. К тому же ничего особенного нам и не удалось обнаружить относительно важности символа солнца для русского государства, разве что оставалось связать этот образ с языческими культами древних славян, но тогда образ солнца 12-ой главы Апокалипсиса вообще терял всякий смысл. Он уже не мог тогда быть идентифицирован как именно образ России, поскольку культ солнца существовал у очень многих народов.


Одним словом, в истолковании образа жены, облеченной в солнце, мы зашли в тупик, из которого нас вынужденно относило снова к уже упомянутому толкованию, выражающему отвлеченную идею просвещения мира.


Образ жены 12-ой главы Апокалипсиса довольно долго находился у нас в состоянии полу-истолкованности, и мы настолько твердо были уверены в том, что отвлеченное толкование образа солнца не является адекватным и исчерпывающим, что даже не включили это отвлеченное толкование в истолкование образа жены в целом в первой части нашей работы. Однако мы также твердо были убеждены и в другом: наше толкование Апокалипсиса в целом истинно, ведь именно поэтому все его образы поддаются толкованию во всех их деталях конкретно. А значит, и образ солнца, в которое облечена жена, тоже должен поддаваться такой же конкретной интерпретации.


Уверенность в указанных принципах толкования Апокалипсиса и решимость все-таки раскрыть смысл таинственной характеристики жены («облеченности в солнце») дали наконец-то свой результат. Собственно, мы стали думать следующим образом.


Черта «облеченности в солнце» жены, видимо, все-таки должна быть как-то связана с характером образа жены в целом. Поскольку некоторые черты этого образа были нами уже ранее истолкованы, то и следует внимательнее их рассмотреть, чтобы выявить то общее, что делает их чертами именно этого конкретного образа; ведь, скорее всего, это общее должно присутствовать и в искомом нами истинном содержании образа солнца.


В 12-ой главе Апокалипсиса мы встретили, кроме «облеченности в солнце», еще две основные черты образа жены. Первая черта – это венец из двенадцати звезд на главе жены, вторая же – это луна под ее ногами. Что есть между этими чертами общего в плане того конкретного содержания, на которое они указывают? Двенадцать звезд – это, собственно, территория Российской империи в целом, луна же под ногами жены – это тоже территории мусульманских государств, раз уж речь здесь идет о границе Российской империи на юге.


И вот теперь, как только мы оказываемся способными выявить ключевое, общее всем чертам образа жены слово, а именно слово «территория», то и смысл «облеченности жены в солнце» способен теперь раскрыться перед нами. Остается только догадаться, что солнце, к которому привязан образ жены в 12-ой главе Апокалипсиса, не является символом, как в случае с луной, которая входит в состав этого же образа и означает ислам. Образ солнца – не символ, и за ним ничего не стоит, кроме действительного солнца, которое связано с территорией Российской империи. Соответственно, мы получаем следующее толкование.


Если бы в дни весеннего равноденствия, когда солнце входит в созвездие Овна (ведь ниже в 12-ой главе речь идет о рождении Агнца), мы встали на западной границе Российской империи (а к 1917 году эта граница находилась в Польше) и наблюдали бы его закат, то на восточной ее границе в это же время мы могли бы видеть его восход (или по крайней мере утреннюю зарю). То есть Российская империя – это территория, над которой, начиная с этих дней и до дней осеннего равноденствия, никогда не заходит солнце, она облечена в буквальном смысле слова в видимый ход солнца, то есть в солнце.


Выражение «империя, над которой никогда не заходит солнце», раньше, однако, уже имело хождение и означало Британскую империю, колонии которой были разбросаны по всему миру. Но тем не менее понятно, что облеченность в солнце Российской империи как единой, огромной в своей протяженности, континентальной территории имеет все-таки несколько иной смысл, чем названная характеристика Британской империи.


Образ жены 12-ой главы Апокалипсиса истолкован теперь нами полностью. Добившись полной прозрачности сокрытого в нем действительного содержания, мы в очередной раз смогли убедиться, что при наличии адекватной методики толкования Апокалипсиса в этом последнем не должно оставаться никаких темных мест. Соответственно, тогда отпадает и «необходимость» перевода конкретных образов в отвлеченные идеи, а значит, преодолевается и произвол в толковании: ведь в одном и том же образе можно увидеть разные отвлеченные идеи.


Несколько иной характер сопротивления нашему толкованию Апокалипсиса имеет другой его образ, к рассмотрению которого мы теперь и перейдем. Речь идет об образе зверя с семью головами и десятью рогами, а именно о несоответствии числа рогов зверя в Апокалипсисе числу правителей (членов СНГ) в нашем толковании. Уверенность в том, что проводимое нами толкование Апокалипсиса в целом является истинным, заставила нас искать причину этого несоответствия. Решение проблемы, которое было нами найдено, однако, не может нас удовлетворить. Нам даже пришлось отложить окончательное толкование образа десятирогого зверя, сославшись на то, что число членов СНГ может еще измениться ко времени брани зверя с Агнцем. По сути, уклонившись от проведения толкования десяти рогов зверя, мы, однако, незаметно для самих себя нарушили один из главных принципов толкования Апокалипсиса: необходимость следовать его букве.


В 17-ой главе Апокалипсиса сказано: «И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне» (Отк.17,16).


То есть Апокалипсис прямо говорит нам о том, что в разорении блудницы, в которой мы опознали Москву как столицу советской империи, приняли участие, кроме восьмого зверя, еще десять правителей. А значит, всего – одиннадцать правителей. Однако распад советского государства произошел в результате подписания Беловежского соглашения, а его подписали двенадцать правителей. Налицо явное противоречие, и указанием на то, что та или иная бывшая союзная республика какое-то время не принимала участия в делах СНГ, его преодолеть невозможно. Ведь как бы ни изменялось число членов СНГ после подписания названного соглашения, само по себе такое изменение никак уже не может отменить тот факт, что в «разорении» советского государства приняли участие двенадцать, а не одиннадцать правителей.


Как же найти выход из этого противоречия? А такой выход обязательно должен существовать, раз уж образ зверя в целом, как мы убеждены, истолкован нами адекватно. И действительно, названное противоречие в конце концов нам удалось разрешить, а именно: неотступная необходимость в его разрешении заставила нас вспомнить одно немаловажное обстоятельство по поводу подписания Беловежского соглашения.


Дело в том, что один из двенадцати правителей союзных республик не хотел подписывать это соглашение, ссылаясь на то, что нельзя его подписывать за спиной у президента СССР, и вообще был за то, чтобы подписывать не соглашение, а союзный договор, предлагавшийся Горбачевым. Речь идет о президенте Казахстана, который все-таки вынужден был подписать Беловежское соглашение, чтобы уже хотя бы как-то оформить новые отношения с теми одиннадцатью правителями союзных республик, которые безоговорочно хотели распада советского государства. Именно этих одиннадцать правителей (зверя и десять его рогов) и имеет в виду Апокалипсис, говоря: «И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне; потому что Бог положил им на сердце исполнить волю Его» (Отк.17,16-17). Президент же Казахстана принял участие в распаде СССР только формально.


На этом приложение к первой части толкования Апокалипсиса можно и закончить, чтобы во второй его части приступить уже к толкованию тех его образов, которые в большинстве своем вообще еще не были нами рассмотрены.

===============================

Комментарии участника: Алексий И (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Алексий И | 12.10.2018 23:10
  
3
Божья Матерь явилась над Чернобылем за 10 лет до трагедии.
Пресвятая Дева предупредила о трагедии Чернобыльцев ровно за 10 лет до взрыва четвертого реактора: 26 апреля 1976 года.

На ясном голубом небе появилось облако необычной формы и к вечеру оно опустилось вниз к земле. Стали видны очертания лика Богородицы, её яркие красные одежды с золотистой вышивкой. Матерь Божья держала в руках чернобыльник. Так на Украине называют полынь. Пучки травы стали падать на землю. Некоторые свидетели события даже смогли забрать полынь с собой. Потом Пречистая переместилась ближе к лесу и остановилась над Храмом Святого Ильи Пророка. Царица Небесная повернулась к Храму и дважды благословила его.

Храм

Чудесное событие даже запечатлела местная газета «Знамя победы», в которой появилась небольшая заметка о том, что попы необычное облако приняли за Явление Богородицы.


Местные жители же наоборот стали больше посещать церковь. Необычному Явлению видели многие уважаемые горожане. Решили, что стоит ждать очень жаркого лета. А через 10 лет случилась трагедия на ЧАЭС.
Икона
Почему же такое знаковое Явления Пресвятой Богородицы тогда было не воспринято ? Почему были так слепы и глухи? Понятно, что коммунистическая идеология затмила наше сознание, но все же Пречистая Дева просто так не стала бы появляться на небе и бросать сухую полынь ради того, чтобы предупредить о засушливом лете.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites