Сила Моя в немощи совершается.

12
https://www.facebook.com/lassa80
2 сентября 2012 в 11:15 12289 просмотров 2 комментария

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Сила Моя в немощи совершается.


У святого апостола Павла было жало в плоть. Этим жалом был медник Александр, ненавидевший его, повсюду и всегда его преследовавший, чинивший ему всяческие неприятности, поносивший его злыми словами. И трижды молился святой Павел Богу, прося, чтобы избавил его от этого жала в плоть, но Господь сказал ему: "Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи". И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова, – пишет святой апостол Павел. – Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен" (2 Кор. 12, 9-10).

Как, как это может быть, чтобы немощный был силен? Неужели может быть, чтобы старик, страдающий тяжелой одышкой, едва ходящий на разбитых ногах, с руками дрожащими, чтобы он был силен, ибо он немощен?

Так скажет с удивлением и даже с насмешкой человек душевный, не духовный, который совершенно не понимает того, что у Бога все совершенно иначе, чем у нас, людей; что пути Его – это особенные, святые, часто непонятные нам пути.
Он этого не понимает, не понимает, что Священное Писание совсем не то, что книги, хотя бы и самые мудрые, написанные людьми.
Что же мы ответим ему, этому непонимающему?

О ты, бедный! Ты разумеешь только цели и дела мира сего, дела и цели, направленные к благосостоянию твоему телесному, и совсем, совсем не понимаешь ты того, что надо понимать духовно.
Ну как же ты не понимаешь, что эти слова Павловы: "когда я немощен, тогда силен" и слова Божии относятся не к телесной немощи, а к немощи духовной.

Никогда ты, верно, не слыхал того, что говорил апостол Павел: "Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог,
Ты этого никогда не слыхал, не понимаешь, а для нас это великое откровение, ибо знаем мы, как немощными, ничего не значащими рыбарями, апостолами Своими посрамил Господь всю мудрость мира, явил миру совершенно новое, никогда не слыханное учение – учение не о царстве земном, а о Царстве Небесном.

Мы, христиане, задачей своей ставим не построение царства земного, а достижение Царства Небесного. Это нечто совершенно иное.
В царстве земном и мы живем, и мы участвуем в нем делами своими, но сердцем своим прилепляемся к Царству Божию, к Царству Небесному.

Что такое немощь духовная и что такое сила духовная?
Наше христианское и мирское понимание силы духовной совершенно различны.
Сила духовная людей мирских имеет в своей основе самоуверенность, самонадеянность, самоутверждение – гордость.
Эта сила, часто огромная, действительно может творить великое, преображая жизнь человеческую, изменяя во благо социальные и международные отношения. Она на наших глазах с небывалым успехом строит царство земное.
Но в основе этой силы духовной лежит гордость, лежит отвержение всякой помощи Божьей, само- утверждение, безусловная вера в свои человеческие силы. А Бог гордым противится, и только смиренным дает благодать.

Они этого не слышали, а если бы и слышали, то посмеялись бы над этим.
А нас глубоко поражают слова св. пророка Исаии: "...так говорит Высокий и Превознесенный, вечно живущий – Святый имя Его: я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных" (Ис. 57, 15).
И в другом месте тот же пророк говорит: "А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим" (Ис. 66, 2).

О, как велики для нас эти слова! Разве не хотите вы, чтобы в сердце вашем жил Сам Бог?
А Он говорит, что живет в тех сердцах, которые смиренны и сокрушенны.
В сердце человеческом живет Сам Бог...


И вот только тогда, когда Бог, ненавидящий гордость и превозношение, вселится в сердце смиренное, сокрушенное и трепещущее пред словом Его, тогда в этом немощном сердце совершается великая сила Божия – и только в таком сердце, ни в каком другом.
Что же такое нищета духовная, которую Бог ставит необходимым условием того, чтобы в нас действовала Его Божественная сила, что это такое?
Вот там в притворе стоят бедные нищие. Они ни над кем не превозносятся, стоят они с дрожащими коленами, с опущенной головой, считая себя ниже всех. Они ничего не имеют своего и сознают себя ничего не имеющими. Они питаются той милостыней, которую подаете им вы, одеваются теми обносками, которые получают от вас. Это телесно нищие.
И вот такими должны быть и нищие духом. Они, подобно нищим телесно, должны сознавать себя не имеющими ничего доброго, от них самих зависящего.
Они себя сознают совершенно нищими в добродетелях.

Они думают искренне и говорят, что все доброе, что совершают они, совершают не своей силой, не своими добродетелями, а по Божьей благодати.
Они одеваются и покрываются не драгоценными одеждами, а кровом крыл Всевышнего.
Только этой одежды ищут они, только под кровом крыл Всевышнего хотят они жить, а не в роскошных домах – им этого не нужно.
Они смиренно сознают себя ниже всех. И чем праведнее человек, тем глубже сознание своей греховности в нем.
Это покажется вам странным. Скажете, что это, как это возможно, чтобы святые считали себя грешнее всех?
Поверьте, поверьте, что возможно, что совершенно искренне считали себя святые грешнее всех.
Как это возможно? Вот как.

Если в комнату чрез окно упадет яркий солнечный луч, то увидите вы в этом луче миллионы носящихся пылинок. Пока не было света, не видели пыли; увидели только тогда, когда пыль осветило солнце.
Духовное зрение святых обострено до крайности, они видят то, чего не видят люди обыкновенные, люди мира сего.
Их сердце и ум озаряет яркий свет Христов, и в этом Христовом свете своим обостренным зрением видят они в сердце своем все мелкие и мельчайшие грехи, а их много в нашем сердце.

И тогда святой человек ужасается и говорит: "О Господи, Господи! Сколько же у меня грехов!"
И он совершенно искренне будет считать себя хуже, грешнее всех.
Вот это смирение – основа всякой праведности, ибо без смирения все дела праведные не имеют цены в очах Божиих.
Можно, творя добрые дела, творить их с гордостью и тщеславием. Это не праведность пред Богом – это мерзость пред Ним. Бог ждет только подлинной нищеты духовной, Бог говорит устами св. апостола Павла: "Сила Моя совершается в немощи".
Только в сердцах сокрушенных и смиренных творится великая тайна силы Божией.
Чтобы творить что-либо доброе, подлинно доброе, мы должны быть смиренными. Смирению учит нас Господь и Бог наш Иисус Христос. Разве не помните слов Его: "Научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем".
Кто был так смирен, как Он? Помните, что говорил о Нем святой Павел в послании к Филиппийцам: "...в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу – Он был равен Богу, Он мог и смел считать и объявить Себя Богом. Он этого не делал; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя превыше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних..." (Фил. 2, 5-11).
Вот чему должны мы подражать – смирению Христову, смирению святых. Никогда не забывайте страшных слов апостола Петра: "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать".
Будем же смиренными, будем нищими духовно, будем немощны, и тогда сила Божия будет в нас совершаться – только тогда.
Итак, смиритесь под крепкую руку Божию, и вознесет вас в свое время.
Аминь.

http://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/propovedi_1_26.shtml

Комментарии (2)

Всего: 2 комментария
#1 | Лидия Новикова https://www.facebook.com/lassa80 »» | 02.09.2012 11:25
  
6

Слово, произнесенное на литургии в день памяти святителя Петра Московского, 6 сентября 1972 г., в храме святителя Николая, что в Кузнецах, Москва

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Как беспомощно мы себя чувствуем перед жизнью, перед самой простой человеческой жизнью и ее трагедией и сложностью и перед жизнью нашей с Богом. И как может нас вдохновить и обрадовать и утешить слово апостольское, которое я вчера упоминал, о том, что довольно нам благодати Господней, ибо сила Божия в немощи совершается. Если бы не так, то ни за какое дело нельзя было бы взяться. Все казалось — да и было бы, вероятно — слишком для нас тяжело и трудно.

Приступает священник к Божественной литургии. Как мог бы он дерзнуть говорить такие святые слова, как мог бы он надеяться на какие-то свои силы, чтобы совершилось чудо, и освятились Дары, и хлеб стал Телом Господним, а вино — Кровью Христовой?.. Не своей силой совершает он это, а силой Господней. В начале Божественной литургии, когда все готово к совершению таинства, когда и священники помолились, и народ собрался, когда хлеб и вино приготовлены и, казалось бы, теперь время священнику действовать, дьякон подходит к нему и говорит: Время сотворити Господеви! В греческом тексте это звучит выразительнее; в греческом тексте это ясно значит: "а теперь приспелоСамому Богу действовать..."

И действительно — что может человек? Как может он освятить эти дары? Как может он низвести Святого Животворящего Духа в среду верующих? Неужели его словами, его молитвами Дух Святой нас осенит и дары станут Телом и Кровью Господними? Нет; но с нами Бог. Он — посреди нас; каким-то непостижимым чудом через крещение мы делаемся частицей тайны Христовой, каким-то чудом в миропомазании мы делаемся храмом, местом вселения Святого Духа. Как это дивно и непостижимо!..

И вот мы празднуем сегодня память Петра, митрополита Московского. Он сумелтак раскрыться благодати Божией, что сила Божия беспрепятственно совершалась в нем. Любовь Божия охватила его душу, и он любил, умел любить не только простой, живой, трогательной человеческой любовью, но той великой, порой страшной нам любовью Господней, которая Живого Бога низвела с небес на землю, ради которой Слово Божие стало человеком, Сын Божий вошел в ряды человеческие. И полюбив Божественной любовью, он смог раздавать нам дары Божественной благодати; но опять же, благодаря тому, что сила Божия в немощи совершается.

Но, скажете: неужели достаточно быть немощным, быть слабым, бессильным, беспомощным, чтобы в нас совершилась сила Божия? Нет — если мытолькослабы, если мы только беспомощны, тогда нас жизнь гнет и ломит, тогда грех берет верх и побеждает. Не об этой слабости просто человеческого бессилия говорит апостол. Он говорит о той слабости, которая рождается, когда человек отдает себя, как ребенок, в руки Божий, когда он делается гибким, послушным, когда он дает Богу действовать, не напрягая своих сил в надежде, будто человеческими силами он сможет делать дело Божие, а отдается Богу и дает Богу действовать свободно. Можно пояснить это примерами.


Вот растет ребенок; приходит ему время учиться писать. Мать дает ему в руку карандаш, и ручку детскую берет в свою руку и водит ею. И пока ребенок не знает, чего от него ожидают, только с изумлением чувствует, что его рука свободно движется и так красиво выводит линии — все хорошо; он тогда гибкий, он свободный, он отдался. Но в какой-то момент ребенку кажется, будто он понял, будто он теперь знает, чего от него ожидают, и он своими силенками начинает помогать, дергать карандашом туда-сюда — и уже ничего не выходит. Он приложил свою человеческую малюсенькую силу там, где он должен был отдаться... Так бывает и на море. Парусная лодка идет, — что может быть более хрупким на этой лодке, чем парус? И вместе с этим, потому именно, что он такой хрупкий, гибкий, отдающийся, если его верно направить, в него вольется струя ветра и понесет корабль к цели; а замени этот парус сильной, крепкой доской — ничего не выйдет. Тут то же самое чувствуется: от хрупкости, которая себя свободно отдает, зависит, чтобы сила Божия, словно мощным ветром, дыханием то бурным, то тихим, заполнила Духом Святым этот парус и повела к цели. Вот о какой немощи, о какой слабости говорит апостол. Этого нелегко достигнуть.Просто быть бессильным, просто быть беспомощным — не так уж трудно: жизнь достаточно тяжела, чтобы нас сломить. Но сломлен ты или нет, отдаться в руку Божию не всякий сумеет. Для этого надо учиться изо дня в день; учиться просто прислушиваться к тому,что говорит Господьтебе; прислушиваться так, чтобы как можно лучше понять, и потом как можно проще, как можно более честно это исполнить. И постепенно наша жесткость, наша кажущаяся сила начинает делаться гибкой. Христова Церковь не призвана к тому, чтобы быть мощной и победоносной внешне. Христос сравнивает нас и Свое учение, Свою Церковь с солью, с дрожжами. Что может быть более хрупким? Вот бросили соль — она растаяла, ее больше как будто и нет,— а вместе с этим весь вкус пищи изменился. Бросили дрожжи в тесто,— как будто их не стало; а все тесто сквашено,все переменилось.


Такими призваны быть в жизни и мы. Утверждать себя, быть сильными, защищенными — не наше дело. Наше дело — отдаться в руку Божию с тем, чтобы Он нас сеял, как пшеницу; а вы помните образ, который Христос дает: если не умрет зерно, оно останется одно, если умрет, то принесет богатый плод. Здесь речь идет не о том, чтобы телесно умереть, чтобы быть убитым, уничтоженным, а о таком соединении с той средой, в которую мы брошены, чтобы уже самих себя не помнить, самих себя не утверждать: толькобыть и приносить плод.

Так умели жить святые: отдавать себя людям и Богу. И Христос нам дал пример, когда говорит, что Свою жизнь Он отдает Сам, никто у Него ее не отнимает. Свободной, вольной волей Он отдал Себя, прошел ужас Гефсиманского сада, через внутреннее борение (потому что умирал-то Он не Своей смертью, а нашей), умер на самом деле на кресте, оставленный людьми и как будто таинственно, промыслительно забытый Богом. Не Он ли воскликнул: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил?..Всего Себя отдал; всего Себя сделал послушным воле Отчей, стал жертвой произвола людей — и победил, потому что любовь, как смерть, крепка: она, только она может сразиться со смертью и победить. И воскресил Его Отец, Который послал Его свидетельствовать: Его слово настолько истинно, настолько важно, что стоит не только жить, но и умереть за него...
И нас Он так же посылает в жизнь: как пшеницу, сеет, как дрожжи, кидает в тесто, как соль, прибавляет туда, где без соли было бы гниение. Неужели мы, после того как настак возлюбил Господь, откажемся Его полюбить ответной любовью, иЕго любовью, царствующей в нас, полюбить и нашего ближнего, всякого ближнего, каждого ближнего — не только тех, которые нам дороги, а тех, которые нуждаются в любви, чтобы воскреснуть? Вот к чему мы призваны: быть теми людьми, которым Бог вместе со Своим Единородным Сыном поручил заботу о других людях, которых послал жизнь свою отдавать. Иногда жить труднее, чем умирать. Нам надо научиться жить — любовью, немощью, но той немощью, которая крепка непобедимой силой Господней, как святые, как Петр Московский, память которого нас сегодня собрала не потому, что он умер, а потому, что онжил и показал нам образ, как можно жить Христовым учеником.

Аминь.

http://www.pravlib.ru/bloom/9/lub_vse_72.htm
#2 | Лидия Новикова https://www.facebook.com/lassa80 »» | 02.09.2012 11:32
  
6

«Его сила благодатная также совершалась в немощи…».



Проповедь отца Иоанна Кудрявцева за Божественной литургией в неделю 19-ю по Пятидесятнице, свв.отцов VII Вселенского Собора (787), прп.Амвросия Оптинского, 23 октября 2011 года

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня Господь опять привёл нас в храм Божий, и опять мы слышали Слово Божие, которое утешает нас, которое укрепляет нас в наших немощах.
Сегодня мы слышали слово о немощах человеческих. Апостол Павел говорит: «Чем похвалюсь?..» Апостол, самый великий из апостолов, который прошёл всю Вселенную, который привёл ко Христу тысячи и тысячи людей, который совершил множество чудес, множество знамений, – и он говорит: «Чем же мне похвалиться? Похвалюсь только немощами моими». И вспоминает, сколько скорбей он перенёс в жизни, сколько немощей испытал. И даже не утаил о том, что ему было попущено терпеть пакости, терпеть досаждения от ангела сатанина, испытывать какую-то тяжёлую немощь, которая постоянно его угнетала, которая постоянно мешала ему, о которой он молился Господу, чтобы Господь отнял эту немощь от него. Не раскрывает нам Слово Божие об этой немощи, но говорит о том, что Павел молился, чтобы Господь избавил его от искушения. И Господь отвечает ему: «Достаточно тебе и этого, потому что сила Божия в немощи совершается». Потому что немощь бывает полезна для человека, потому что немощь приводит к смирению, а значит, привлекает Божию благодать.
И вот удивительно, как эти слова апостольские, которые мы сегодня с вами слышали, совпадают, сочетаются – и не случайно совпадают– с памятью преподобного Амвросия, старца Оптинского. Сто двадцать лет назад почил этот великий старец, молитвенник, чудотворец, прозорливец. Человек, к которому съезжалась вся Россия: простой народ, интеллигенция, – и для каждого у него находилось слово. Так вот его сила благодатная также совершалась в немощи. Вспомните, ведь почти всю свою монашескую жизнь он проболел. Поступив в монастырь молодым послушником, вскоре он заболел настолько сильно, что, будучи священником, не мог даже совершать Божественную литургию, хотя ему было около 40 лет. Многие даже осуждали и соблазнялись, осуждали его, но он всё переносил благодушно, с терпением.

И вот это благодушное перенесение немощей своих и терпение немощей человеческих, наверное, и сделало его великим старцем и привлекло к нему Божию благодать. Как он со смирением относился к тому, что его осуждали. Одна женщина, обсуждая Амвросия, говорила: «да это лицемер! Зачем вы к нему ходите?» И, конечно, если бы мы с вами узнали о том, что о нас кто-нибудь говорит «лицемер», как бы мы негодовали, каким «праведным гневом, как бы нам захотелось обличить человека, и мы бы сказали: «Да мы не едим и не спим, мы молимся, в храм ходим, и нас называют лицемерами!» Какое негодование было бы в нашем сердце. А старец поступает иначе. Он относится к этому добродушно, даже с юмором, даже со снисхождением. И когда эта женщина пришла как-то к нему, он говорит: «Вот Вера пришла послушать лицемера». С шуткой, с доброй улыбкой, потому что не было у него злобы в сердце. Потому что понимал, что это ангел сатанин, который каждому человеку попущен, чтобы сила Божия совершалась в немощи человеческой.

А как он с любовью обличал грехи людей. Одна женщина, отправляясь в монастырь, говорит своим знакомым: «Пойду, поболтаю с Амвросием». Приходит в монастырь и стучится в келью к старцу. А старец не открывает ей, а посылает послушника. И тот выносит стакан чая, а в стакане ложечка. И говорит послушник: «Вот, старец сказал – поболтай. Ты хотела поболтать у Амвросия, вот поболтай, на тебе стакан и чайную ложку – поболтай». Так старец вразумлял, обличал людей. Но обличал без негодования, без осуждения, а со снисхождением, потому что любил тех, кто к нему приходил, потому что любил Бога.


Мы с вами постоянно видим свои немощи и видим немощи чужие. И вот эти немощи мы порой воспринимаем неправильно. Мы начинаем или унывать в немощах, или озлобляться, или осуждать немощи других людей. И у нас не хватает какого-то великодушия, чтобы спокойно к этому отнестись. Может быть, даже с шуткой, со снисхождением, потому что только тогда Господь может исцелить наши немощи. Только тогда Господь исполнит наше сердце благодатью, когда мы будем нести немощи своих ближних и свои немощи без осуждения и без укоров, а со смирением и с любовью.

Вот поэтому и мы с вами исполнены немощи, потому что Господь желает и хочет нас исполнить своей благодатью. Поэтому так и умножаются немощи в нашей стране. Но если мы будем осуждать, осуждать порядки, осуждать правительство, осуждать людей, то мы ничего не исправим. Потому что нет в этом воли Божией – осуждать. А воля Божия в том, чтобы молиться Богу, чтобы в немощи находить силы для того, чтобы пожалеть людей, которые рядом с нами. И чтобы нам с вами смиряться.

Что нужно сделать, чтобы Россия возрождалась? Нужно, чтобы каждый человек смирился. Смирился перед своими близкими, смирился на своей работе, смирился в любых обстоятельствах, в которых он находится. Смирился – это значит принял волю Божию, исполнял волю Божию, а не свою волю. И тогда Господь посылает благодать, и Сам устраивает всё, что нужно ко спасению.
И дай Бог, чтобы по молитвам старца Амвросия и наше сердце исполнялось любовью и снисхождением к близким, чтобы Господь и нас укреплял в наших немощах, чтобы нас сподобил Царства Небесного. Аминь.


Источник: Храм свв. мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба в Дегунине
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites