Лев Толстой - опять "герой" нашего времени. Предтеча отечественных троллей, надежда современных врагов Руси.

Толстой и Церковь
> Отрицал клятву, присягу, патриотизм, суд, власть, собственность; брак–это разврат.

Книга С.В. Булгакова "ПРАВОСЛАВИЕ. Расколы. Ереси. Секты".
Замечательный писатель, выдающийся поэт-художник, граф Л. Н. Толстой (1828-1910) во вторую половину своей жизни отпал не только от Православной христианской Церкви, но и, вообще, от всей догматической стороны христианства, явился в роли нового истолкователя сущности учения Иисуса Христа и выступил с проповедью об отрицании Церкви, государства, собственности и современной цивилизации человечества.
Свои рассуждения о предметах веры Толстой раскрыл в брошюрах, известных под названием «Исповедь», «В чем моя вера», «Новое Евангелие», «Царство Божие внутри нас», «Критика догматического богословия» и др.
Толстой в своем учении изменяет коренным основам не только православной христианской веры, но и всякой религии. По его учению, «ожидать новой лучшей жизни, той жизни, в которой будет доступно человеку ближайшее общение с Богом, блаженство личности, рай, мы не должны».
Иисус Христос, которого Толстой считает религиозным реформатором, подобным Конфуцию, Будде, Магомету и пр., будто бы не только никогда не говорил ничего в подтверждение личного бессмертия, но, напротив, даже отрицал его.
Иисус Христос также будто бы «никогда и нигде не говорил и о Своем личном бессмертии».
Бессмертие состоит единственно и исключительно в неумирающей жизни человеческого рода.
В отношении к источникам христианского вероучения, книгам Св. Писания, у Толстого господствует полнейший произвол. Все книги Ветхого Завета, а также и Апостольские Писания Толстой отвергает без всякого основания и признает только Евангелие.
Но и к последнему он относится не так, как следует относиться истинному христианину. Приняв за правило, чтобы «каждый из людей старался понимать учение Христа сам своим разумом, а отнюдь не обращался за толкованием его к церкви». Толстой ПРОИЗВОЛЬНО ТОЛКУЕТ различные места Евангелия, исключив при этом из него все чудесное и сверхъестественное.
Существенное содержание Евангелия, по Толстому, заключается в следующем: 1) человек есть сын бесконечного начала, сын Отца, но не личного Бога, сын не плотью, но духом; 2) и потому человек должен служить этому началу, отцу и Богу (но не личному), духом (но не таинствами, не богослужением, не молитвами); 3) жизнь всех людей имеет божественное начало: «она одна свята»; 4) и потому человек должен служить этому началу в жизни всех людей, в жизни сынов человеческих, или же сына человеческого,- это воля Бога (безличного); «жизнь всех людей единственная достопоклоняемая святыня»; 5) истинная жизнь есть только в каждый миг настоящего; «обман жизни во времени, жизни прошедшего и будущего», т. е. «вера в вечность личного Бога, как и надежда на личное бессмертие, скрывает от людей истинную жизнь настоящего», и 6) потому человек должен стремиться к тому, чтобы «разрушить обман прошедшего и будущего» (обманчивую надежду на будущую премирную жизнь); 7) «истинная жизнь есть жизнь настоящего, присущая всем людям»; 8) потому живущий в настоящем общей жизнью всех людей, жизнью сына человеческого, соединяется «с Отцом, началом и основой всей жизни».
По учению Толстого, в мире разлито божественное начало «любви», как некий тонкий «дух», проникающий все живые существа и сосредоточивающийся, главным образом, в человеке.
Эта «мировая сила любви»,- назовите ее и «Духом», «Богом», безразлично, так как эти названия нисколько не объясняют самого существа этой «силы»,- проявляется в человеке то как «разум» (Дух), то как «любовь» (Отец), то как «разумение жизни» (Сын), т. е. осуществление «разумной любви» в практической жизни людей.

Толстой в своем ответе на постановление Св. Синода об его отлучении (см. Миссион. обозр., 1901, 6) еще нагляднее подтвердил свое безбожное учение. Вот что он, между прочим, писал:
«Я отвергаю Бога, во Святой Троице славимого. Создателя и Промыслителя вселенной, отрицаю Господа Иисуса Христа, Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, отрицаю бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы. То, что я отвергаю непонятную Троицу и басню о падении первого человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо. Если разуметь жизнь загробную в смысле второго пришествия, ада с вечными мучениями, дьяволами и рая - постоянного блаженства,- совершенно справедливо, что я не признаю такой загробной жизни. Сказано также, что я отвергаю все таинства. Это совершенно справедливо. Все таинства я считаю низменным, не соответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия».
Не обращая внимания на то, что в христианской религии нравственное учение стоит в прямой и неразрывной зависимости от ее догматической стороны. Толстой в своем учении, являясь самым решительным aнтидoгматистом, выступает с моралью, выдаваемой им за специально христианскую, прямо и положительно не связывая ее не только ни с какими религиозными, но и философскими началами. По его мнению, нравственные правила, им будто бы впервые открытые, таковы, что их могут принять все люди, хотя бы они держались самых противоположных воззрений по самым существенным для человека вопросам. Вместе с извращением религиозных основ Толстой изменяет самым коренным основам общественного и государственного порядка.
Взяв будто бы из Евангелия пять следующих заповедей: 1) не противься злу или злому, 2) не прелюбодействуй, 3) не клянись, 4) не судись и 5) не воюй,- он ОТВЕРГ КЛЯТВУ, ПРИСЯГУ, СУД, ВСЯКУЮ ВЛАСТЬ И СОБСТВЕННОСТЬ ВСЯКОГО РОДА.
Американское, французское, японское, английское, русское, словом, - все существующие правительства, Толстой считает сложным, освященным преданием и обычаем, учреждением, для совершения посредством насилия, безнаказанно самых ужасных преступлений, убийств, ограблений, спаивания, одурения, развращения, эксплуатации народа богатыми и властвующими.
Представительное правительство, как и народное представительство, по мнению Толстого, неразрывно связано с участием народа в политических делах, тем самым «вовлекает людей в интриги, хитрости, борьбу, озлобление, доходящее до убийства»; оно развращает политических деятелей, как и «королей, министров, президентов, членов парламентов, всякого рода революционеров, либералов». «При представительном правлении вместо одного или немногих центров разврата является большое количество таких центров, т. е. появляется большое количество людей, праздно живущих трудами рабочего народа».
«Дело как нас, русских, так и всех людей, порабощенных правительствами, не в том, чтобы заменять одну форму правительства другой, а в том, чтобы избавиться от всякого правительства, чтобы уничтожить его».
Толстой отверг также отечество и всякую любовь к нему, всякую ему верность. Защиту отечества от врагов и войну он считал преступлением и приравнивал к простому «разбою, убийству».
По его учению, различение между своим народом и другими народами есть зло; любовь к отечеству или «патриотизм есть чувство неестественное, грубое, постыдное, неразумное, вредное» и даже «корыстное» и «безнравственное».
Идея патриотизма, заявляет он, лежит в основе государственности и потому «чувство патриотизма должно быть подавлено и уничтожаемо».
ПАТРИОТИЗМ, по мнению Толстого, есть орудие власти правительств над народами; он является средством обмана народа со стороны императоров, королей, членов парламентов, правителей, военных, капиталистов, духовенства, писателей, художников и проч., чтобы жить трудами народа; а для управляемых патриотизм есть «отречение от человеческого достоинства разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти; он есть рабство».
Вся наша жизнь, учит Толстой, негодна в самом своем корне; вся она основана на насилии; от насилия вся наша теперешняя жизнь проникнута развратом; разврат скрывается и там, где его никак не предполагают; разврат гнездится и в том, что нынешние люди считают самым законным пользованием своими правами или исполнением своих обязанностей; на насилии основана администрация, на насилии основан суд; разврат, произведение насилия - вся наша культура, вся цивилизация; нужно радикально изменить всю теперешнюю нашу жизнь; всякая внешняя сила, самая законная власть - есть насилие, которое должно быть изгнано из человеческого общества; нужно уничтожить насилие вообще и всецело; уничтожать насилие (т. е. весь нынешний общественный порядок) вообще, везде и всецело - это и значит не противиться злу или злому... (см. ссылку: https://drive.google.com/file/d/0B6ALjHGFEM5lbnhYTmFEbTdRWWc/edit?usp=sharing)
Наконец, Толстой в своем учении изменяет самым коренным началам общечеловеческого чувства. В сочинении, под заглавием «Крейцерова соната», граф проповедует о необходимости уничтожения плотской любви; если не уничтожить ее одно поколение и вследствие этого появится новое поколение, то пусть уничтожает ее следующее поколение, затем еще дальнейшее поколение, пока плотская любовь не уничтожится совсем; вследствие же полного уничтожения плотской любви сам собою уничтожится весь человеческий род. То, «что у нас называется нравственной жизнью», по учению графа, есть «безнравственная жизнь», так как даже «нравственный брак» есть «разрешение на разврат». Таким образом. Толстой ПРОПОВЕДУЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ПРЕКРАЩЕНИЯ РАЗМНОЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА И УЧИТ О БРАЧНОМ СОЖИТИИ, КАК РАЗВРАТЕ.
Если резюмировать «веру» Толстого, то окажется, что это - странная смесь всех заблуждений нашего века, заблуждений, идущих к нам с Запада и воспринятых им в течение своей жизни, а именно: рационализма и так называемой «отрицательной критики», затем атеизма или, по крайней мере, пантеизма, буддизма (собственно в учении о нравственности и, в частности,- о не сопротивлении злу, космополитизма и даже просто нигилизма и анархизма (в смысле отрицательно-разрушительного начала), именно там, где он подвергает беспощадному осуждению и отрицанию существующий общественный порядок и проповедует всеобщий переворот и разрушение этого порядка.

Комментарии (27)

Всего: 27 комментариев
#1 | Валерий »» | 16.02.2015 07:58
  
-1
Вспомним слова Л.Н. Толстого: «То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрекся я от нее не потому, что я восстал на Господа, а, напротив, только потому, что всеми силами души желал служить Ему.»
Признаюсь, мне трудно понять, почему вот уже столько лет за, сказанное Львом Толстым Слово, его бьют сильнее, чем Ленина и Сталина за их дела. Да, Толстой отрекся от церкви, но в отличие от Ленина–Сталина, он не разрушал храмы, не расстреливал священников и не объявлял безбожных пятилеток, т.е. все то, что делали вожди большевизма.
Мавзолей в центре Москвы является убедительным доказательством, что большевизм, является антиподом религии и одновременно и сатанинской пародией на нее. Тоталитарная компартия, придя к власти, старалась занять место церкви и религию заменить своей идеологией. Отец Сергий Булгаков определил марксизм как вариант древнехристианской ереси хилиазма, т.е. как попытку построения Царства Божьего на земле.
Что же получилось в конечном итоге? Церковь, осудив мораль Л.Н. Толстого, была потом вынуждена заключить унию с безбожной коммунистической системой. Позвольте спросить: а имеет ли право осуждать Льва Толстого церковь, которая подчинилась ереси большевизма?
  
#2 | Александр Федотов »» | 16.02.2015 09:41 | ответ на: #1 ( Валерий ) »»
  
0
Вспоминать нечего. Дайте ссылку... Сомневаюсь. Наверняка подлог. Вникните в дух его утверждений...
Сталин, когда было нужно - убивал тело. Толстой убивал больше - душу! Вечную... Убивал на корню весь МИР. Сатанизм. Ставил под сомнение жизненные основы, рушил государство, семью! Сам погиб и за собой тянул...

Что первично материя или сознание? 1 основной вопрос философии.
Поэтому с Ваших позиции, Ваши утверждения для верующих, ничего не весят.

Никакой унии с коммунистами не было, не передёргивайте. Духом, душей никто не пал, хотя телом были вынуждены стать послушны. А там где нельзя было так делать шли на исповедничество, на муки, смерть ради Христа.
#3 | Валерий »» | 16.02.2015 10:38 | ответ на: #2 ( Александр Федотов ) »»
  
0
Если Вы ищите того, кто убил душу, то предлагаю вспомнить царя Алексея Михайловича Тишайшего, который своими поспешными реформами расколол РПЦ. Реформы Петра, отменившего патриаршество, усилили этот раскол. В этом расколотом состоянии РПЦ встретила смуту 1917 г. и оказалась бессильной против натиска безбожной большевистской революции.
Есть особая форма лжи – умалчивание. Вы умалчиваете о том, после смерти Патриарха Тихона Сергий Старогородский встал на путь безусловной лояльности политическому режиму СССР, что вызвало весьма противоречивую реакцию в Церкви как в СССР, так и за границей. И не надо забывать о том, что, если избрание Патриарха Тихона произошло на легитимном Поместном Соборе 1917 года, то избрание Патриарха Сергия произошло по воле Сталина.
  
#4 | Александр Федотов »» | 16.02.2015 16:19 | ответ на: #3 ( Валерий ) »»
  
-1
Я ничего не ищу, я констатирую факт, что САТАНИНСКИЕ АНТИХРИСТИАНСКИЕ ИДЕИ Толстого втягивали, тянули православный народ в смертельный омут гибели души.

«… невозможно не прийти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят;
лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих» (Лук.17:1,2).
Человек сам, приобщившись к Толстому, может закономерно погубит себя, - если не сумеет своим духовным разумом, различить, увидеть козни диавольские.

А Вы его троллевски стараетесь обелить, найти, в нашей исконно православной среде, кого-то ещё, как-бы хуже… - «работа такая». Смотрите, можно надорваться, себе станет потом дороже.

То, что делали наши цари, до их масштаба дел, многим, как минимум, не понять – не оценить. Но в наш горделивый, лживый век, «любая кухарка", которая УЖЕ готова рулить государством, может иметь своё суждение – осуждение.

Кривому всегда криво. Вы Церкви не принадлежите, поэтому можно так сильно не переживать, что было в нашей истории, делать вид, что Вас это так сильно волнует. Ведь Верен Сказавший:
> «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Матф.16:18).
#5 | Валерий »» | 16.02.2015 16:47 | ответ на: #4 ( Александр Федотов ) »»
  
2
Очернить можно только ложью. Укажите, в чем я солгал и я принесу свои извинения.
Но, если Вам не нравиться правда, то это - Ваши проблемы.
  
#6 | Александр Федотов »» | 16.02.2015 19:53 | ответ на: #5 ( Валерий ) »»
  
0
История не может нравиться, или не нравиться - это просто история. А вот суждения о ней - тут УЖЕ присутствует Ваша ложь, которая ставит под сомнение существование Церкви, очерняет как-бы Её.
Если хотите, будите извинятся - то это делаем именно здесь...

А для вас, троллей, понятное дело, Толстой здесь более "правдив"...
Вы к Церкви не принадлежите, но тем не менее имеете дерзновение лезть туда где Вы,
скажем мягко,
совсем не специалист
(что первично: материя или сознание - 1 вопрос...).

["Вытирайте ноги при входе!"]
["Вход со сменной обувью!"]

["Посторонним вход ЗАПРЕЩЁН!"]
#7 | Валерий »» | 17.02.2015 08:11 | ответ на: #6 ( Александр Федотов ) »»
  
0
Вы, видимо, плохо понимаете русскую речь. Я достаточно ясно сказал: « Очернить можно только ложью. Укажите, в чем я солгал, и я принесу свои извинения». Между прочим, я сказал, что избрание Патриарха Тихона произошло на легитимном Поместном Соборе 1917 года. Если Вы считаете, что я солгал, то почему бы Вам не доказать свою правду?
И прежде чем упрекать меня за то, что я нахожусь вне церкви, Вам следовало бы не забывать о том, что вера без дел мертва есть и о христианстве человека судят не по его словам, а по его делам.
  
#8 | Александр Федотов »» | 17.02.2015 08:44 | ответ на: #7 ( Валерий ) »»
  
-1
Видимая Ваша "правдивость", "объективность" - поверхностна, без учёта времени событий, правомочности по духу.
Начали Толстым, а уходим непонятно в какие дебри. Мне это не интересно, Вы вне Церкви, атеист. Вам это нужно по "работе", за это Вам, как троллю деньги платят. Я буду кормить ответами Вас?
#9 | Георгий Сергеевич »» | 17.02.2015 10:28 | ответ на: #6 ( Александр Федотов ) »»
  
3
> тут УЖЕ присутствует Ваша ложь

Александр, и все же, может вы сначала опровергните эту "ложь", и только потом будете заявлять о ней? А то как-то некрасиво получается. Обвинить во лжи - обвинили, а доказать ложь - не доказали.

> А для вас, троллей...

Зачем же оскорблять оппонента? Лжец ли он или тролль - сначала надо доказать, т.е. привести неопровержимые факты. А так похоже на банальное оскорбление, кстати, которое запрещено правилами форума.

"Будь справедлив и не обижай никого!" - советует нам Иларион Оптинский.
#10 | Валерий »» | 17.02.2015 10:48 | ответ на: #8 ( Александр Федотов ) »»
  
3
/ Вам это нужно по "работе", за это Вам, как троллю деньги платят. /
Позвольте узнать: на основе каких фактов Вы пришли к выводу, что я за свою «работу» получаю денежное вознаграждение?
В ходе спора нельзя заниматься инсинуациями. Мне остается лишь напомнить Вам псалом: «Да постыдятся и исчезнут оклеветающии душу мою». Вы прекрасно ругаетесь, но очень плохо доказываете. Вы, бездоказательно назвав меня троллем, повели себя кто тот вор, который, желая отвлечь внимание от себя, кричит: «Держите вора!»
Dixi.
  
#11 | Александр Федотов »» | 17.02.2015 18:46 | ответ на: #10 ( Валерий ) »»
  
0
Не вижу повода и смысла что-то вам говорить. Уже всё было сказано. Читайте мои комментарии, если что не понятно, снова...
#12 | Валерий »» | 18.02.2015 09:54 | ответ на: #9 ( Георгий Сергеевич ) »»
  
0
В сложные для России годы язычник Гумилёв, став христианином, пишет
Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это — Бог.
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.
С той поры прошло немало лет, однако, часто еще встречаются слова, которые «дурно пахнут»
     
-4
Автор темы просто "не в курсАх. Он поместил у нас мнение Булгакова.и поэтому ему на возражения ответить просто нЕчем.А кто такой Булгаков и кто такой Толстой Л.Н. - это ему,видимо,не известно.
     
0
Иисус Христос - Воскресший Царь И Бог однозначно Говорит:
- лев толстой - козёл отпущения.
Божия Печать
Возложили на него руки свои и отвели в дебрь непроходную, откуда нет возврата (см. Лев. 16, 20 - 22)
козёл отпущения
  
3
Тогда прочитайте мнение святого Иоанна Кронштадского оТолстом

Из дневника
о. Иоанна Кронштадтского
в обличение лжеучения
графа Л. Толстого
#16 | Борис Дубов »» | 05.06.2016 22:13
  
1
такие умо-настроения или подобные, или созвучные, в то время, время слома Империи бродили в умах подавляющей части интеллигенции, не зря бесноватый ильич назвал соответствующим словом этих граждан, знал, о чем говорил.
     
-3
Здравствуй,Борис Дубов! Лев Николаевич Толстой огорчался
считая,что лишь сотня человек разделяет его взгляды.Ленин назвал его "Зеркалом русской революции" и в советское время школьники писали сочинения на эту тему,хотя я это выражение бесноватого Ильича до сих пор не понимаю. Толстой был противником любого государства,считая государство насилием. Но насилием он считал и Церковь.И христианская,и исламская,и иудейская Церкви - это насилие. А он считал,что заставлять верить в Бога нельзя. Бог входит в человека с рождением,взрослеет там и поселяется в совести. Все люди дети Бога. И человек,не верующий в Бога - это человек без совести.
     
-2
Здравствуй,Рувим! Сравнение Толстого Льва Николаевича с Козлом отпущения мне очень понравилось. Все грехи христианская Церковь взвалила на него и по его смерти и до сих пор этого козла вместе с Сыном Божьим доедает и кровью Сына запивает...Ничего более кощунственного в этом мире я не знаю!
     
-3
Здравствуйте,Синезия! Прочитал мнение Иоанна Кронштадского о Толстом,но лучше бы было для меня,если бы я этого не прочитал! Теперь я Иоанна Кронштадского за святого не считаю! Столько ЗЛОСТИ от него я не ожидал! А где же ЛЮБОВЬ? Ни с одним из его злопыхательских "доводов" я не согласен! И портрет его со своей стены сейчас сниму!Отвечать ему сейчас бессмысленно и поэтому больше о нём и говорить не хочу!Толстой покаялся,но не в том,что ожидали от него "пастыри" слепые.Прочитайте его "Исповедь" и прочитайте,Синезия "Путь жизни"! Хоть вы одна прочитайте! Он человечище,а "святой" Иоанн Кронштадский оказался пигмеем,ни чем не отличающийся от автора "Мастер и Маргарита"...
     
0
Если кто перепутал Агнца Непорочного - Христа Воскресшего с шершавым, зловонным и богохульным козлищем - толстым, в том нет Разума.
Печальную участь козла отпущения, вместе с львом николаевичем, разделят все его поклонники и защитники:
можно поручиться:

"любовь" тех безрассудных зла,
что полюбили лживого козла.
  
2
"Ленин назвал его "Зеркалом русской революции""
что нужно еще, один бесноватый поддержал другого, что касаемо русской революции, ни какой русской революции не было, был русский бунт, причем бунт не против самодержавия, а против демократ-либералов и не русская революция против самодержавия. Слушайте больше русофобов они вам лапшу на уши отменную повесят.
     
-2
Удивляюсь я очень сильно,Борис Дубов,вам! Русофобов я не слушаю и никогда не слушал.Вы,юноша,не в КурсАх...Не в курсах о революции в России,и не в курсАх о православной религии. О политике я и не говорю,т.к.это совсем другой разговор,но связанный с нашей темой. Кто такой Толстой Лев Николаевич? Это не зеркало русской революции,а громадный человек русский и громадный писатель русский,и громадный христианин,который сделал для России больше любого другого жителя России с момента ей образования!
  
0
мда..и вы еще хвастаетесь тем, что смеете Святого!человека обвинять(!)и обзывать(!),а преданного анафеме Святой церковью Толстого оправдывать??Что сделалИоанн Кронштадский для Православной церкви и русского народа,думаю должен знать и почитать каждый православный человек. А кто ж вы такой Александр Калаушин,что смеете брать на себя роль Судии?Много по вашим молитвам исцелилось безнадежно больных?Или много людей вы привели к покаянию и тем самым к спасению?А может вы еще и прозорливый?Вы хвастаетесь,что с возмущением сняли икону великого Угодника Божия,а вам не пришло в голову,что тем самым вас Господь вычеркнул из своей книги Жизни?Разве может быть допущен в Царство Небесное тот ,кто попирает Его Святых Угодников?Так что зря хвастаетесь,потому как если не покаетесь, то можете оказаться с тем кого сейчас почитаете выше Святого!P.SТакие участники портала как вы-только подтверждают слова в заглавии данной темы.
     
-1
Простите меня,Синезия,что я так вас расстроил! Не хотел я этого.Но для меня нет злых СВЯТЫХ. Если человека назвали святым,а он ЗЛОЙ,то для меня он не только не святой,но и не христианин!
     
1
...громадный христианин...

лев николаевич никакого отношения к Христианству не имел, т. к., подобно всем сынкам погибели, Христа за Бога не считал.

И для России он сделал, действительно очень много...
...зла, отравив ядом неверия и богохульства множество людей.

Честь и Хвала Людям, подобным Святому Праведному Иоанну Кронштадтскому, которые противостали сатанинской богохульной лжи и разврату, культивируемому толстым и его приспешниками.
  
2
Апостол Павел писал Тимофею:
«Ибо будет время, когда здравого учения принимать не
будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от
истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3, 4)
Апостол Петр писал:
«Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители,
которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, на
влекут сами на себя
скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в
поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и
погибель их не дремлет» (2 Пет. 2:1
-
3)
#27 | Синезия »» | 14.06.2016 16:46
  
3
Ответ Иоанна Кронштадтского Льву Толстому на его обращение к духовенству
Святой Иоанн Кронштадский
   Русские люди! Хочу я вам показать безбожную личность Льва Толстого, по последнему его сочинению, изданному за границей, озаглавленному: «Обращение к духовенству», то есть вообще к православному, католическому, протестантскому и англиканскому,— что видно из самого начала его сочинения. Не удивляйтесь моему намерению: странно было бы, если бы я, прочитав это сочинение, не захотел сказать своего слова в защиту веры христианской, которую он так злобно, несправедливо поносит вместе с духовенством всех христианских вероисповеданий. В настоящее время необходимо сказать это слово и представить наглядно эту безбожную личность, потому что весьма многие не знают ужасного богохульства Толстого, а знают его лишь как талантливого писателя по прежним его сочинениям: «Война и мир», «Анна Каренина» и пр. Толстой извратил свою нравственную личность до уродливости, до омерзения. Я не преувеличиваю. У меня в руках это сочинение, и вот вкратце его содержание.
   С привычною развязностью писателя, с крайним самообольщением и высоко поднятою головою Лев Толстой обращается к духовенству всех вероисповеданий и ставит его пред своим судейским трибуналом, представляя себя их судьею. Тут сейчас же узнаешь Толстого, как по когтям льва. Но в чем же он обличает пастырей христианских церквей и за что осуждает? В том, что представители этих христианских исповеданий принимают, как выражение точной христианской истины, Никейский символ веры, которого Толстой не признает и в который не верит, как несогласный с его безбожием.
   Потом обличает пастырей в том, что предшественники их преподавали эту истину преимущественно насилием (наоборот, христиан всячески гнали и насиловали язычники и иудеи, откуда и явилось множество мучеников) и даже предписывали эту истину (канцелярский слог) и казнили тех, которые не принимали ее (никогда не бывало этого с православным духовенством). Далее Толстой в скобках пишет: миллионы и миллионы людей замучены, убиты, сожжены за то, что не хотели принять ее (попутно достается и православному духовенству). В словах Толстого очевидна явная клевета и совершенное незнание истории христианской Церкви.
   Слушайте дальше фальшивое словоизвержение его: средство это (то есть принуждение к принятию христианской веры пытками) с течением времени стало менее употребляться и употребляется теперь из всех христианских стран (кажется) в одной только России.
   Поднялась же рука Толстого написать такую гнусную клевету на Россию, на ее правительство!.. Да если бы это была правда, тогда Лев Толстой давно бы был казнен или повешен за свое безбожие, за хулу на Бога, на Церковь, за свои злонамеренные писания, за соблазн десятков тысяч русского юношества, за десятки тысяч духоборов, им совращенных, обманутых, загубленных. Между тем Толстой живет барином в своей Ясной Поляне и гуляет на полной свободе.
   Далее Толстой нападает на духовенство, знаете ли, за что? За то, что оно внушает церковное учение людям в том состоянии, в котором они не могут (будто бы) обсудить того, что им передается: тут он разумеет совершенно необразованных рабочих, не имеющих времени думать (а на что праздники и обстоятельные внебогослу-жебные изъяснительные беседы пастырей Церкви?), и, главное, детей, которые принимают без разбора и навсегда запечатлевают в своей памяти то, что им передается. Как будто дети не должны принимать на веру слово истины.
   Слушайте, слушайте, православные, что заповедуют духовенству всех стран русский Лев: он пресерьезно и самоуверенно утверждает, что необразованных, особенно рабочих и детей, не должно учить вере в Бога, в Церковь, в таинства, в воскресение, в будущую жизнь, не должно учить молиться, ибо все это, по Толстому, есть нелепость и потому, что они не могут обсудить того, что им преподается, как будто у них нет смысла и восприимчивости, между тем как Господь из уст младенец и ссущих совершает хвалу Самому величию и благости; утаивает от премудрых и разумных Свою премудрость и открывает ее младенцам (Мф. 11:25); и от гордеца Толстого утаил Свою премудрость и открыл ее простым, неученым людям, каковы были апостолы и каковы нынешние простые и неученые или малоученые люди,— да не похвалится никакая плоть, никакой человек пред Богом (I Кор. 1:29). Толстой хочет обратить в дикарей и безбожников всех: и детей и простой народ, ибо и сам сделался совершенным дикарем относительно веры и Церкви, по своему невоспитанию с юности в вере и благочестии. Думаю, что если бы Толстому с юности настоящим образом вложено было в ум и в сердце христианское учение, которое внушается всем с самого раннего возраста,— то из него не вышел бы такой дерзкий, отъявленный безбожник, подобный Иуде предателю. Невоспитанность Толстого с юности и его рассеянная праздная, с похождениями, жизнь в лета юности,— как это видно из собственного его описания своей жизни в его псевдониме,— были главной причиной его радикального безбожия,— знакомство с западными безбожниками еще более помогло ему стать на этот страшный путь, а отлучение его от Церкви Святейшим Синодом озлобило его до крайней степени, оскорбив его графское писательское самолюбие, помрачив его мирскую славу. Отсюда проистекла его беззастенчивая, наивная, злая клевета на все вообще духовенство и на веру христианскую, на Церковь, на все священное богодухновенное Писание. Своими богохульными сочинениями Толстой хочет не менее, если еще не более, как апокалипсический дракон, отвергнуть третью часть звезд небесных, то есть целую треть христиан -особенно интеллигентных людей и частию простого народа. О, если бы он верил слову Спасителя, Который говорит в Евангелии: кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской (Мф. 18:6).
   Пойдем дальше в глубину толстовской мнимой мудрости. Горе, сказано в Писании, тем, которые мудры в самих себе и пред собою разумны. Толстой считает себя мудрее и правдивее всех, даже священных писателей, умудренных Духом Святым, Св. Писание признает за сказку и поносит духовенство всех исповеданий христианских за преподавание священной истории В и Н Завета, почитая за вымысел сказание о сотворении Богом мира и человека, о добре и зле, о Боге,— высмеивает все священное бытописание и первый завет Божий человеку о соблюдении заповеди, исполнение которой должно было утвердить волю первоче-ловеков в послушании Творцу Своему и навсегда увековечить их союз с Богом, блаженное состояние и бессмертие даже по телу; вообще извращает и высмеивает всю дальнейшую священную историю, не принимая на веру ни одного сказания. Так, например, он говорит, что Бог, покровительствуя Аврааму и его потомкам, совершает в пользу его и его потомства самые неестественные (!) дела, называемые чудесами (Толстой не вериг в них), и самые страшные (!) жестокости (это Бог-то, милостивый, человеколюбивый и долготерпеливый), так что вся история эта, за исключением наивных, иногда невинных, часто же безнравственных сказок (!), вся история эта, начиная с казней, посланных Моисеем (не им, а Богом, праведным и долготерпеливым), и убийства Ангелом всех первенцев их до огня, попалившего 250 заговорщиков, и провалившихся под землю Корея, Дафана и Авирона, и погибели в несколько минут 14 000 человек, и до распиливаемых пилами врагов (выходит, что слышал звон, да не знает, где он: известно, что царь Манассий, беззаконный царь Иудейский, велел перепилить надвое пророка Исайю за его пророчество), и казненных Ильей (пророком), улетевшим (!) на небо (не улетевшим, а вознесенным как бы на небо Божиим повелением на колеснице огненной, конями огненными), не согласных с ним жрецов и Елисея, проклявшего смеявшихся над ним мальчиков, разорванных и съеденных за это двумя медведицами; вся история эта есть (по Толстому) ряд чудесных событий и страшных злодеяний (Толстой, отвергая личного святого и праведного Бога, отвергает и его правосудие), совершаемых еврейским народом, его предводителями и Самим Богом (!). Вот вам воочию безбожие и хула Толстого на праведного, многомилостивого и долготерпеливого Бога нашего! Но это только цветочки, и ягодки впереди.
   Слушайте дальше, что говорит Толстой о Новом Завете, то есть Евангелии. Вы,— упрекает он духовенство всех вероисповеданий,-передаете детям и темным людям (только детям и темным людям, а не всем интеллигентным?) историю Нового Завета в таком толковании, при котором главное значение Нового Завета заключается не в нравственном учении, не в Нагорной проповеди, а в согласовании Евангелия с историей Ветхого Завета, в исполнении пророчеств и в чудесах (и то и другое и все содержание преподается: Толстой не знает, что говорит, или намеренно извращает истину); далее Толстой в насмешливом тоне говорит — о явлении чудесной звезды по Рождестве Спасителя, о пении Ангелов, о разговоре с дьяволом (в которого не верит, хотя он его истый отец, ибо сказано: «В отца вашего дьявола есте»; Мф. 8:44), о претворении воды в вино, хождении Господа по водам, о чудесных исцелениях, воскресении мертвых, о воскресении Самого Господа и вознесении Его на небо. Наконец, Лев Толстой договорился до того, что священные книги Ветхого Завета не удостаивает даже названия сказки, а называет их «самыми вредными книгами в христианском мире, ужасною книгою». При этом невольно восклицаем: о, как ты сам ужасен, Лев Толстой, порождение ехидны, отверзший уста свои на хуление богодухновенного писания Ветхого и Нового Завета, составляющего святыню и неоцененное сокровище всего христианского мира!! Да неужели ты думаешь, что кто-либо из людей с умом и совестью поверит твоим безумным словам, зная с юности, что книги Ветхого и Нового Завета имеют в самих себе печать боговдохновенности? Да, мы утверждаем, что книги Ветхого и Нового Завета — самая достоверная истина и первое необходимое основное знание для духовной жизни христианина, а потому с них и начинается обучение детей всякого звания и состояния и самих царских детей. Видно, только один Лев Толстой не с того начал, а оттого и дошел до такой дикости и хулы на Бога и Творца своего и воспитательницу его Мать — Церковь Божию.
* * *
   Слушайте, что далее Толстой говорит о себе, конечно, а не о ком-либо другом, потому что ни к кому не применимо то, что он разглагольствует. В живой организм нельзя вложить чуждое ему вещество — без того, чтобы организм этот не пострадал от усилия освободиться от вложенного в него чуждого вещества и иногда не погибал бы в этих усилиях.
   Несчастный Толстой: он едва не погибал в усилиях сделаться богоотступником и все-таки достиг погибели своей, сделавшись окончательно вероотступником. Слушайте далее нелепость его, чтобы убедиться, что Толстой в своей злобе на веру и Церковь клевещет на нее, отпадая влиянию сатаны. Вот его слова! «Какой страшный вред должны производить в уме человека те чуждые и современному знанию, и здравому смыслу, и нравственному чувству изложения учения по Ветхому и Новому Завету, внушаемые ему, в то время когда он не может обсудить» (на это есть вера, как доверие истине). На это отвечаю. Мы все с детства знаем историю В и Н Завета и получили от изучения их самое всеоживляющее, спасительное знание и высокое религиозное наслаждение. Толстой же, по своему лукавству и увлечению безбожными немецкими и французскими писателями, этого не мог испытать, ибо от дерзкого ума его Господь утаил Свою чистую премудрость.
   Толстой подчиняет бесконечный разум Божий своему слепому и гордому уму и решительно не хочет верить, как в невозможное дело, в сотворение мира из ничего, во всемирный потом, в ковчег Ноев, в Троицу, в грехопадение Адама (значит, и в нужду всеискупительной жертвы), в непорочное зачатие, в чудеса Христа и утверждает, что для верующего во все сказанное требование разума уже необязательно и такой человек не может быть уверенным ни в какой истине.
   «Если возможна Троица,— продолжает глумиться Толстой,— непорочное зачатие и искупление рода человеческого кровью Христа, то все возможно, и требования разума необязательны.— Слышите, христиане, как Толстой разум свой слепой ставит выше Бога, и поелику он, Толстой, не может разуметь высочайшей тайны Божества — Троичности Лицами и единства по существу, то считает невозможным бытие самой Троицы и искупление падшего рода человеческого кровью И Христа.— Забейте клин,— говорит он,— между половицами закрома; сколько бы не сыпали в такой закром зерна, оно не удержится. Точно так же и в голове, в которой вбит клин Троицы, или Бога, сделавшегося человеком и Своим страданием искупившего род человеческий и потом опять улетевшего (какое искажение Св. Писания!) на небо, не может уже удержаться никакое разумное, твердое жизнеописание».
   Отвечаю: Толстой точно вбил себе клин в голову — гордое неверие — и оттого впал в совершенную бессмыслицу относительно веры и действительного жизнепонимания, и всю жизнь поставил вверх дном. Вообще Толстой твердо верит в непогрешимость своего разума, а религиозные истины, открытые людям Самим Богом, называет бессмысленными и противоречивыми положениями, а те, которые приняли их умом и сердцем, будто бы люди больные. (Не болен ли сам Толстой, не принимающий их?)
   Все сочинение Толстого «Обращение к духовенству» наполнено самою бесстыдною ложью, к какой способен человек, порвавший связь с правдою и истиной. Везде из ложных положений выводятся ложные посылки и самые нелепые заключения. Автор задался целью всех совратить с пути истины, всех отвести от веры в Бога и от Церкви; старается всех развратить и ввести в погибель; это очевидно из всего настоящего сочинения его.
   На все отдельные мысли Толстого отвечать не стоит — так они явно нелепы, богохульны и нетерпимы для христианского чувства и слуха; так они противоречивы и бьют сами себя,— окончательно убили душу самого Льва Толстого и сделали для него совершенно невозможным обращение к свету истины.
   «Не отвещай безумному ли безумию его, говорит премудрый Соломон, да не подобен ему будеши» (Притч. Солом. 26, 4). И действительно, если отвечать Толстому по безумию его, на все его бессмысленные хулы, то сам уподобишься ему и заразишься от него тлетворным смрадом. «Не отвещай безумному по безумию его, продолжает Соломон, в другом смысле, да не явится мудр у себе» (5 ст.). И я ответил безумному по безумию его, чтоб он не показался в глазах своих мудрым пред собою, цо действительным безумцем. Разве не безумие отвергать личного, всеблагого — премудрого, праведного, вечного всемогущего Творца, единого по существу и троичного в лицах, когда в самой душе человеческой, в ее едином существе, находятся три равные силы: ум, сердце и воля, по образу трех лиц Божества? Разве человечество не уважает в числах — число три более всех чисел, то есть по самой природе своей чтит Троицу, создавшую тварь? Разве человечество не чувствует своего падения и крайней нужды в искуплении и Искупителе! Разве Бог не есть Бог чудес и самое существование мира разве не есть величайшее чудо? Разве человечество не верует в происхождение свое от одного праотца? Разве оно не верует в потоп!
   Разве не верит в ад, в воздаяние по делам, в блаженство праведных, хотя не все по откровению слова Божия? Разве Толстому не жестоко идти против рожна? Можно ли разглагольствовать с Толстым, отвергающим Альфу и Омегу — начало и конец? Как говорить серьезно с человеком, который не верит, что А есть А, Б есть Б? Не стоит отвечать безумному по безумию его.
   Главная, магистральная ошибка Льва Толстого заключается в том, что он, считая Нагорную проповедь Христа и слово Его о непротивлении злу,— превратно им истолкованное,— за исходную точку своего сочинения, вовсе не понял ни Нагорной проповеди, ни заповеди о нищете духовной, нужде смирения и покаяния, которые суть основание христианской жизни, а Толстой возгордился, как сатана, и не признает нужды покаяния и какими-то своими силами надеется достигнуть совершенства без Христа и благодати Его, без веры в искупительные Его страдания и смерть, а под непротивлением злу разумеет потворство всякому злу — по существу, непротивление греху, или поблажку греху и страстям человеческим, и пролагает торную дорогу всякому беззаконию, и таким образом делается величайшим пособником дьяволу, губящему род человеческий, и самым отъявленным противником Христу. Вместо того чтобы скорбеть и сокрушаться о грехах своих и людских, Толстой мечтает о себе как о совершенном человеке или сверхчеловеке, как мечтал известный сумасшедший Ницше; между тем как что в людях высоко, то есть мерзость пред Богом. Первым словом Спасителя грешным людям была заповедь о покаянии. «Оттоле начат Иисус проповедати и глаголати: покайтеся, приближити бо ся царство небесное»; а Толстой говорит не кайтесь,— покаяние есть малодушие, нелепость, мы без покаяния, без Христа, своим разумом достигнем совершенства да и достигли, говорит: посмотри на прогресс человеческого разума, человеческих познаний, литературы романтической, исторической, философской, разных изобретений, фабричных изделий, железных дорог, телеграфов, телефонов, фонографов, граммофонов, аэростатов. Для Толстого нет высшего духовного совершенства в смысле достижения христианских добродетелей — простоты, смирения, чистоты сердечной, целомудрия, молитвы, покаяния, веры, надежды, любви в христианском смысле; христианского подвига он не признает; над святостью и святыми смеется — сам себя он обожает, себе поклоняется, как кумиру, как сверхчеловеку; я, и никто кроме меня, мечтает Толстой. Вы все заблуждаетесь; я открыл истину и учу всех людей истине! Евангелие, по Толстому, — вымысел и сказка. Ну, кто же, православные, кто такой Лев Толстой?
   Это Лев рыкающий, ищущий, кого поглотить. И скольких он поглотил чрез свои льстивые листки! Берегитесь его.

    Протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадтский).
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites