С Креста не сходят, с него снимают

28
29 октября 2014 в 20:40 45971 просмотр 44 комментария

Хочется предложить читателям стихотворение любимого мною батюшки, которого к великому сожалению уже с нами нет, протоиерея Валентина Мордасова.

                 Воспоминание.

Я помню каждый день тех лет далёких,
Хотя признаюсь, больно вспоминать
Скамеечку под сенью лип высоких,
Деревню нашу, дом, отца и мать.
Я помню, что они мне говорили:
«Сыночек милый к Богу обратись».
И постоянно за меня молились,
Но я уже вкусил другую жизнь.
Молиться мне страшнее ада было,
Пойти на танцы лучше иль в кино;
Святое - непонятно и постыло,
Зато в охотку - карты и вино…
Мне не забыть тот день из жизни прежней,
Последний день отца, он умирал.
Рыдая, мать казалось безутешной,
А я хмельной стоял и хохотал:
«Но где же Бог твой, что ж он не спасает?
Он исцелитель? Что ж ты не встаёшь?
Иль с Богом люди тоже умирают?
И ты отец, кА все в земле сгниёшь..»
Он улыбнулся и сказал без боли:
«Я жив ещё, а ты сынок, мертвец!
Но, если есть на то святая воля,
То знай, что воскресит тебя Творец!»
Отца похоронили, мать молилась,
Прося, чтоб я исправился, прозрел,
Но мне тогда совсем другое снилось,
Другим я жил, иного не хотел.
Молитвы, слёзы – всё мне надоело.
Мне стали в тягость мать и тесный двор,
И вот однажды я ушёл из дома-
Тайком, глубокой ночью, точно вор.
И ликовал я : «Вот, она свобода!
Огромный мир, вся ширь его – мои!»
Не знал глупец: иду на дно болота,
Где тина, гниль, обман и яд змеи.
Разгул, друзья – всё это закружило
В водовороте суеты и зла.
В бесстыдстве, пьянстве время проходило,
Но это не тревожило меня.
Не ведал я, что есть источник вечный
Живительной, спасительной воды,
Но не к нему  я шёл, увы, беспечный,
А в пропасть в преисподнюю сатаны.
Круг развлечений, в золото одетый,
Так ярок он для тех, кто ослеплён;
Я был слепцом, не видя рядом света,
В безбожный ад навеки погружён.
Но кто же мог спасти меня от смерти?
Кто б плен греха дал силы победить
И вырваться из мрачной круговерти,
Воспрянуть к свету, распрямиться, жить?
Но, впрочем, не о том тогда я думал….
Случилось как то летом в сильный дождь
На улице внезапно встретить друга.
Земляк – но вдруг меня пробрала дрожь.
Явился мне внезапно мамин образ:
Глаза в слезах, печальны, как всегда.
Забилось сердце, задрожал мой голос,
Но вырвались бездушные слова:
- Ну как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла,
Хочу заехать, только время не хватает,
Сам понимаешь, всё работа, да дела.
«Дела, работа, помолчал бы лучше!
Твои дела не трудно угадать.
Скажу тебе, но только сердцем слушай
Про то как «позабыла» тебя мать:
Когда ты скрылся, то она от горя
Вся поседела, ведь тобой жила!
И каждый день с недугом лютым споря,
Шла на распутье и тебя ждала.
И простирая свои руки к небу,
Молясь во имя пролитой крови,
Она была для всех живым укором-
Столпом надежды, веры и любви.
Но, а когда стоять была не в силах,
Когда, недужная, совсем в постель слегла,
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела, плача и тебя ждала…»
Его слова, как ковш воды с отлёта,
С души сорвали, смыли коросту;
Я задрожал, промямлив, вроде что-то,
Спросил: «Она жива? Скажи, прошу!»
«Как знать сейчас, я  уезжал дышала,
В бреду шептала те же всё слова:
«Сыночек, милый, ты приедешь, знаю».
А у тебя работа, да дела…»
Потом бежал я, словно гнали плетью,
С желаньем, прожигающим огнём:
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы,
Прощенья вымолить, покаяться во всём.
Вокзал и поезд – всё в одно мгновенье;
Недолог путь, но будто много дней;
И сердце словно вторило движенью,
Стучало в такт: скорей! скорей! скорей!
Не помню, как я вышел из вагона
И тенью трепетной шагнул с испуга в ночь.
Сжималось сердце: что и как там дома?
То замирало, то, как конь рвалось.
Но вот деревня, за погостом рядом, 
Могилок холмики, и силуэт креста,
И будто за разрушенной оградой
Увидел я стоящего отца.
И в этот миг вдруг слов его значенье
Прозреньем, озарённый осознал:
Бессильна смерть, всесильно Воскресенье!
Ты, жив, отец и ты не умирал!
Могильный холм, обняв его холодный,
Я плоть креста слезами орошал.
«Ты жив отец, а я мертвец зловонный.
Прости меня!- со стоном я взывал.-
Я искуплю грехи любовью к маме,
Сыновий долг исполню я сполна,
И ты, отец, ты в сердце будешь с нами…»
Но вдруг взошла холодная луна.
И всё вокруг безстрастно осветила…
О ужас! Только тут заметил я ,
Что рядом чья то свежая могила,
Но я то знал, я сразу понял, чья?
Мой стон, наверное, тогда весь мир услышал-
Деревья вздрогнули, чтоб больше не уснуть
Ударил эхом он как молотом по крышам,
Но маму этим не вернуть!
«Встань, мамочка, прошу тебя, родная,-
Взывал я в голос - Встань, открой глаза,
Давай молиться вместе, дорогая,
Ты только встань и уж прости меня!»
Но не было ответа, шли мгновенья,
Слагаяся минутами к часам,
И вдруг я понял, кто даёт прощенье,
И с воплем руки поднял к небесам….
И эта ночь была последней ночью
В моей безбожной жизненной ночи,
Она открыла мне слепые очи;
Нашёл я путь, и дверь и к ней ключи.
С тех пор себя не мыслю я без Бога,
В нём жизнь моя и счастья полнота,
Огромен мир, но мне одна дорога:
Сквозь тернии – в объятия Христа…
Когда я вижу пред собой отныне
Заплаканную, сгорбленную мать,
А рядом с ней напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:
«Вы, матери, скорбящие за сына,
Прострите с верой руки к небесам
И знайте, что молитвы ваши в силах
Творить и после смерти чудеса…
Вы сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на рыдающую мать,
Оставьте грех, чтоб не пришлось в итоге
Вам эти слёзы горькие пожать.»

Уважаемые братья и сестры, в этой рубрике будут печататься православные произведения других авторов. Христос Воскресе!

Комментарии (44)

Всего: 44 комментария
  
#31 | Ганина Ольга »» | 09.11.2014 11:27
  
0
  
#32 | Ганина Ольга »» | 09.11.2014 11:28
  
1
Не откажи тому. Записки Арх. Павла Груздева
Ольга Ганина
Не откажи тому, кто просит ради Бога,
Себе ночлег иль хлеба под окном,
Хотя б он был хонжа иль вышел из острога,
Или богач под рваным зипуном.

Зачем нам знать, кто под окно стучится,
Кто вопиёт о помощи до нас,
Кто в рубище зимой по улице тащится,
Кто голоден быть может в этот час?

Зачем нам знать о том,какие побужденья
Велят ему о помощи взывать?
Коль скоро ищешь ты души своей спасенье,
Не откажись просящему подать.

В лице его гласит Священное преданье,
Ты дашь тому, Кто надо всем царит,
Кто всем нам дал обет, что всякое даянье,
Он сам, Он сам сторицей возвратит.

Итак, кто б ни был тот, кто просит ради Бога,
Его и мысленно ты бойся оскорбить,
Подай и не суди, да не осудит строго,
Тот и тебя, Кто будет всех судить.
  
#33 | Ганина Ольга »» | 09.11.2014 11:28
  
1
Дорожная сума бывалого монаха.Архимандрит Павел Груздев.(Записки)

Ты помолись за всех живущих
за несчастных и счастливых,
за трудящихся, зовущих
на работу и ленивых.
помолися за богатых,
и ютящихся в лачугах,
и за всех тоской объятых,
и томящихся в недугах.

помолись за изнурённых,
но не сломленных борьбою,
и за всех обремененных,
и обиженных судьбою.

и за тех. кто в грешной битве,
так успел ожесточиться,
что не просит о молитве
и не может сам молиться.

помолись ты за страдавших,
за убогих и смиренных,
за жестоких. правду гнавших
и за правду убиенных.
но с особенным усердьем
помолись о тех, рыдая,
кто пред Божьим милосердьем
головы не преклоняя,
из житейской грешной битвы
уходил в мир тьмы и тленья
не шепча святой молитвы
и не веря в Воскресенье
  
#34 | Ганина Ольга »» | 09.11.2014 11:29
  
1
Дорожная сума бывалого монаха. Арх. Павел Груздев
Ольга Ганина
Полюби не черты молодого лица,
Не богатство-ничтожество века,
Не могучую силу, не славу венца,
Полюби самого человека.



В чьём сердце нет добра святыни,
На дикий дуб походит тот,
Какой среди глухой пустыни,
Неведомо зачем растёт.
Ничьих он взоров не ласкает,
И никому в полдневный зной,
Прохлады он не доставляет
Своей тенистою листвой.
  
#35 | Ганина Ольга »» | 14.11.2014 18:48
  
1
  
#36 | Руслан Зубчанинов »» | 18.11.2014 06:41 | ответ на: #16 ( Ганина Ольга ) »»
  
1
Истинных поэтов нередко узнают и оценивают только после их кончины.
Вот небольшой стих скитальца Романа

Берег мой покажись в дали…
Краешком, дивным облаком…
(Из кф *17 мгновений весны*)



Берег…..Где Ты..? Долгожданный.
Как достичь тебя , желанный?
Проблесковый твой маяк
Жду пробьёт полночный мрак.

Пусть кораблик мой устал,
Проскользнёт он среди скал.
Рулевой вцепись в штурвал
И бори страстей накал!

Нет надежды на спасенье?
Ты в борениях ослаб?
В твердой пристани моленья
Погрузи мышленья трап.

Бурь душевных ураган
Переждать ты сможешь там,
Где средь фиордовой тиши
Слёзно молишься в ночи.
  
#37 | Ганина Ольга »» | 28.11.2014 20:55
  
2
Возмездие

Дмитрий Московский

Случилось всё это у нас на Руси,
Давненько уж те времена завершились,
Когда ещё люди, Христос их спаси,
Господнего гнева взаправду страшились.

Их вера была глубока и сильна,
А с верою в сердце - не проще, но слаще.
Грешили, конечно, и в те времена,
Но больше молились и каялись чаще

И некто, по прозвищу Яшка-упырь,
Был многим знаком - до озноба и дрожи:
Ограбить богатый он мог монастырь,
И хлебом сиротским не брезговал тоже.

Любую добычу сбывал без труда,
До самой зари от души веселился,
А в полдень всегда направлялся туда,
Где Храм под лучами небес золотился.

По Божьему Храму блаженно ступал,
Крестился и кланялся чуть не до пола,
Потом дорогую свечу покупал
И ставил к иконе святого Николы.

Смиренно колени свои преклонив,
К нему обращался с молитвой простою:
"Никола-угодник, ведь ты справедлив,
И славен в народе своей добротою!

А если я грех совершу небольшой -
Помилуй моё окаянство мирское..."
И шёл он опять, со спокойной душой,
Творить окаянство своё воровское...

Но только однажды, в деревне глухой,
Полночной порой забрехали собаки,
И следом за вором пустились гурьбой
По чистому полю хмельные казаки.

От сабель казацких пощады не жди!
И Яшка взмолился, судьбу проклиная:
"Никола-угодник, меня пощади!
Ведь в Храме я часто тебя поминаю!

За милость я завтра с лихвой отплачу,
И в полдень, к твоей чудотворной иконе,
Уже не одну я поставлю свечу,
Лишь дай мне сегодня уйти от погони!"

А злобные крики всё громче слышны
И нету у Яшки ни сил, ни отваги...
Но вдруг он увидел при свете луны -
Валяется мёртвая лошадь в овраге.

Не будет, видать, милосердных чудес!
И Яшка в овраг без раздумий скатился, 
Под смрадную, липкую тушу залез
И словно в могиле под ней затаился...

Кричали казаки: "Неужто, сбежал?!",
И злобно кружили по чистому полю.
Неведомо, сколько там вор пролежал,
Но вместе с червями он выполз на волю.

Потом, задыхаясь, катался в пыли:
"Ой, боже, я белого свету не вижу!"
Но только не слёзы из глаз потекли -
Стекала на землю зловонная жижа.

Рубаха смолой прикипела к спине,
Подняться хотел, да не слушались ноги...
И чудится Яшке, в бреду ли, во сне -
Никола-угодник стоит на дороге.

Стоит, как обычно, в одежде простой,
Лицо озарило сиянье живое...
"Что, Яша, смердит?" - улыбнулся святой,
И Яшка-упырь закивал головою.

Никола-угодник растаял во тьме,
Лишь голос его прозвучал недалече:
"Мы квиты с тобою - вот также и мне
Смердили твои окаянные свечи..."

Мы помним сказанья родимой земли,
И звуки былинного слышим напева,
И нас удивляет, что люди могли
Страшиться взаправду Господнего гнева.

Нет веры и нет покаяния в нас,
Всё больше возмездием пренебрегаем,
И в Храмах, в ленивый полуденный час,
Всё больше смердящих свечей зажигаем.
  
#38 | Ганина Ольга »» | 30.11.2014 13:06
  
1
Сон. Ники Комедвенска. Перев. с болг

Борисова Ольга Михайловна




Где была этой ночью – не знаю.
Где уснула – не знаю сама.
Мне приснилось, брожу я по раю.
Был тот сон странноватым весьма.

Горний мир разноцветным казался, 
Как расшитый девичий платок.
Город чудный пред мной оказался –
В самом центре – за трапезой Бог.

Рядом с ним было много народа,
Поднимали бокалы они.
Те лишь призваны были под своды,
Кто провел свои праведно дни.

Не сводя с них голодного взгляда,
Я просила: «Пустите меня,
В те ворота Господнего града,
Чтоб вкусить с Божьих рук мне сполна».

Но меня за тот стол не позвали,
И никто не сказал мне: « Садись».
Рядом с тощей  собакой, устало,
Опустилась, шепнув ей: « Подвиньсь».

А собака, как низшая рая,
Скорбь в глазах увидала моих.
Лишь она мне одна, сострадая,
Кость дала из запасов своих.

А когда ночь прохладой дышала,
Зябли руки мои и спина,
То, свернувшись клубком, согревала
Своим телом горячим меня.

А проснулась, но где я – не знаю,
Идиотским, расстроена сном...
На коленях я вдруг замечаю:
Пес бездомный свернулся клубком…
  
#39 | Ганина Ольга »» | 27.12.2014 22:29
  
3
У заброшенных околиц
Где стоит собачий лай,
Стал являться чудотворец
Мирликийский Николай.

Как-то раз одна машина
С ним сошлась: гроза в глаза…
И шофер, хотя мужчина,
Позабыл про тормоза.

А собравшись с тормозами
Он на них вовсю нажал…
Но уже под образами
Вверх колесами лежал.

Шли однажды дети в школу:
Сумки, ранцы, да кошли…
В поле вышли на Николу
И от школы отошли.

Как учитель не внушал им:
Бога нет, а школа есть…
Ни к чему ребятам шалым
После меда - редьку есть.

Шла по полю атеистка
Говорила, Бога нет,
Вдруг из лунного огрызка
Появился странный дед,

С виду сухонький, как жила,
А глазами душу ест…
С перепугу наложила
На себя гражданка крест.

На одном сел от храма
Лишь стена стоит бела,
У стены когда-то яма
Не заямлена была.

Там стоял когда-то клирос,
А у клироса - амвон…
Вдруг из этой ямы вырос
До небес церковный звон.

Прикатил большой начальник
Приказал тот звон зарыть…
Но с небес сошел печальник
Умерять земную прыть.

Эффективным вышел метод,
А потом? А что потом!
Стал потом начальник этот
В нашем городе попом.

Пьяный парень ухнул в речку,
Юркнул в воду, как игла…
Мать старушка тут же свечку
Перед образом зажгла.

Враз очнулся парень в лодке:
Видит рядом старичок;
Желтый венчик, при бородке -
Душ заблудших рыбачек.

А еще такой был случай:
Баба шла поить коней,
Вдруг из леса серой тучей
Набежали волки к ней.

Тут же с неба, ровно с елки
Старичок суровый слез…
И обратно злые волки
Убежали в темный лес.

И еще иные были
Мы слыхали тут и там,
Те иные позабыли
Эти бродят по пятам.

Наступают нам на пятки,
Ноют, просятся в тетрадь
Мы с тобой читатель с Вятки
И не дети, чтобы в прятки

С Божьим промыслом играть.

То не бурею морскою
С неба молнию свело:
Николай спешит с тоскою
В позабытое село.

От тревожных дум морозно
Индевеет борода,
Он с задворок зырит грозно
На большие города.

И в ответ над городами,
Где не всякий Богу рад,
Тучи жирными стадами
Мечут молнии и град.

И опять в раздумье строгом
Николай спешит чуть свет,
Чтоб за утро перед БОГОМ
За людей держать ответ.

Обойдя земную область,
Весь в росе, как от косьбы,
Он смиренно входит в образ
Посередь кривой избы.

По России век раскола,
Лишь хозяйке невдомек:
Отчего святой Никола
Весь до ниточки промок.

Оботрет Николу тряпкой
И всплакнет, как о родном…
Белый свет над темной бабкой
Вдруг заходит ходуном.

На главу сойдет витая
И угаснет на челе…
Затаилась Русь святая
На заброшенной земле.

священник Леонид Сафронов


  
#40 | Ганина Ольга »» | 27.12.2014 22:40
  
3
Жизни светлая дорога
Вьется лентой пред тобой.
Помни, друг мой, сердцем Бога
И люби Его душой.

Будь с почтением прямодушен
Перед каждым из людей:
Будь родителям послушен,
Послушание – перл детей.

Не жалей делиться хлебом
С каждым бедным, с сиротой,
И покров Царицы Неба
Будет вечно над тобой.

Протоиерей Николай Гурьянов


  
#41 | Ганина Ольга »» | 04.01.2015 11:32
  
1
Неси свой крест!!! Не говори, что тяжко… 
Кому-то в этот миг в сто раз сложней… 
Но не носивши ближнего рубашку, 
Судить его грехи вовек не смей… 
Не истоптав в его лаптях дорогу, 
Ты о его ошибках не суди… 
Носи в себе не гнев на мир, а Бога… 
И даже если нету сил — иди!

Неси свой крест, когда тоска сжимает 
Твоё больное сердце до крови… 
Когда тебя уныние съедает, 
И, кажется, что в мире нет любви, 
Себе тверди, что счастье есть на свете, 
Ведь это не обман, и есть оно… 
К примеру, мама, дом, семья и дети… 
Любовь всегда со счастьем заодно!

Неси свой крест, когда друзья стреляют
В твою больную спину, в трудный час…
Так Бог тебя от тех освобождает, 
Кто мог предать больнее в сотни раз…
Когда ты хочешь новую квартиру, 
Кричишь «Молитвы Богу не слышны», 
Он сделает, что ты захочешь мира 
В стране, что погибает от войны!

Неси свой крест!!! Чужой не примеряя… 
Как стать дельфином птицу не учи… 
Но если миллион свечей сгорает, 
То их спасёт огонь одной свечи… 
Вот так и ты, тепла отдай немного, 
И ничего не требуя вернуть, 
Почувствуешь, как много в сердце Бога…
А хочешь быть счастливым, значит —будь…
Ирина Самарина-Лабиринт
  
#42 | Ганина Ольга »» | 07.02.2015 22:07
  
1
Возмездие
Дмитрий Московский
Случилось всё это у нас на Руси,
Давненько уж те времена завершились,
Когда ещё люди, Христос их спаси,
Господнего гнева взаправду страшились.

Их вера была глубока и сильна,
А с верою в сердце - не проще, но слаще.
Грешили, конечно, и в те времена,
Но больше молились и каялись чаще

И некто, по прозвищу Яшка-упырь,
Был многим знаком - до озноба и дрожи:
Ограбить богатый он мог монастырь,
И хлебом сиротским не брезговал тоже.

Любую добычу сбывал без труда,
До самой зари от души веселился,
А в полдень всегда направлялся туда,
Где Храм под лучами небес золотился.

По Божьему Храму блаженно ступал,
Крестился и кланялся чуть не до пола,
Потом дорогую свечу покупал
И ставил к иконе святого Николы.

Смиренно колени свои преклонив,
К нему обращался с молитвой простою:
"Никола-угодник, ведь ты справедлив,
И славен в народе своей добротою!

А если я грех совершу небольшой -
Помилуй моё окаянство мирское..."
И шёл он опять, со спокойной душой,
Творить окаянство своё воровское...

Но только однажды, в деревне глухой,
Полночной порой забрехали собаки,
И следом за вором пустились гурьбой
По чистому полю хмельные казаки.

От сабель казацких пощады не жди!
И Яшка взмолился, судьбу проклиная:
"Никола-угодник, меня пощади!
Ведь в Храме я часто тебя поминаю!

За милость я завтра с лихвой отплачу,
И в полдень, к твоей чудотворной иконе,
Уже не одну я поставлю свечу,
Лишь дай мне сегодня уйти от погони!"

А злобные крики всё громче слышны
И нету у Яшки ни сил, ни отваги...
Но вдруг он увидел при свете луны -
Валяется мёртвая лошадь в овраге.

Не будет, видать, милосердных чудес!
И Яшка в овраг без раздумий скатился,
Под смрадную, липкую тушу залез
И словно в могиле под ней затаился...

Кричали казаки: "Неужто, сбежал?!",
И злобно кружили по чистому полю.
Неведомо, сколько там вор пролежал,
Но вместе с червями он выполз на волю.

Потом, задыхаясь, катался в пыли:
"Ой, боже, я белого свету не вижу!"
Но только не слёзы из глаз потекли -
Стекала на землю зловонная жижа.

Рубаха смолой прикипела к спине,
Подняться хотел, да не слушались ноги...
И чудится Яшке, в бреду ли, во сне -
Никола-угодник стоит на дороге.

Стоит, как обычно, в одежде простой,
Лицо озарило сиянье живое...
"Что, Яша, смердит?" - улыбнулся святой,
И Яшка-упырь закивал головою.

Никола-угодник растаял во тьме,
Лишь голос его прозвучал недалече:
"Мы квиты с тобою - вот также и мне
Смердили твои окаянные свечи..."

Мы помним сказанья родимой земли,
И звуки былинного слышим напева,
И нас удивляет, что люди могли
Страшиться взаправду Господнего гнева.

Нет веры и нет покаяния в нас,
Всё больше возмездием пренебрегаем,
И в Храмах, в ленивый полуденный час,
Всё больше смердящих свечей зажигаем.
  
#43 | Ганина Ольга »» | 07.02.2015 22:23
  
2
Колючий плен земных забот -
Как грома серого раскаты.
Мы каждый миг из года в год
Друг перед другом виноваты.
Кто за "горячие" слова,
Кто за "холодное" молчанье,
За сплетни, грубые дела,
Непониманье, расставанье.
За осуждение в глазах
И непрощения оковы,
За привкус боли на губах,
Предательства удар багровый.
Но как бы ни был труден шаг,
Когда, тебя почти "убили" -
Земля не может ранить так,
Чтоб Небеса не исцелили.
  
#44 | Ганина Ольга »» | 07.02.2015 22:26
  
1
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites