27-е марта 2012г. вторник 5-й седмицы Великого поста.



27-е марта 2012г.
(14.03.2012 г. по ст.с.)

вторник 5-й седмицы Великого поста.
Глас 8-й.

Прп. Венедикта Нурсийского (543).
Свт. Феогноста, митр. Киевского и всея России (1353).
Блгв. вел. кн. Ростислава-Михаила Мстиславича (1167).
Свт. Евсхимона исп., еп. Лампсакийского (IX).
Феодоровской-Комстромской иконы Божией Матери (1613).


На 6-м часе: Ис. XL, 18–31. На веч.: Быт. XV, 1–15. Притч. XV, 7–19.

Трапеза

Сухоядение. На трапезу подается невареная пища. Мясо, молоко, яйца, рыбу, елей и вино не едим.



ВЕНЕДИКТ НУРСИЙСКИЙ

[Бенедикт] [лат. Benedictus Nursiensis] (ок. 480, близ г. Нурсия (совр. Норча, обл. Умбрия, Италия) - 21.03.547, мон-рь Монте-Кассино, Италия), прп. (пам. 14 мар.; пам. зап. 21 мар., 11 июля), основатель мон-ря, получившего в дальнейшем название Монте-Кассино, законодатель и реформатор зап. монашества.




Жизнь


Прп. Венедикт Нурсийский. Икона. XX в.
Единственным ранним источником сведений о В. Н. является его жизнеописание в «Собеседованиях о жизни Италийских отцов...» («Диалогах») Римского папы свт. Григория I Великого (Greg. Magn. Dial. II, а также III 16; IV 7, 8), написанных в 593-594 гг. Рассказ свт. Григория Великого, посвященный гл. обр. описанию добродетелей и чудес В. Н., не содержит хронологии его жизни. Его восполняют указания в Liber pontificalis, а также расчеты средневек. хронистов аббатства Монте-Кассино Льва Марсиканского, кардинала Остии, и Петра Диакона (нач. XII в.). Историческая справка о В. Н. содержится также в сочинении Петра Диакона «О знаменитых мужах аббатства Монте-Кассино» (De viris illustribus Casinensibus. 1 // PL. 173. Col. 1011-1012).
В. Н. происходил, вероятно, из патрицианской семьи, имел сестру св. Схоластику. В юности был отправлен для получения традиц. образования - обучения «свободным искусствам» (см. Artes liberales) - в Рим. Однако, удаляясь мирских соблазнов, он оставил учебу и начал подвижническую жизнь в мест. Эффиде (Энфиде, совр. Аффиле), в 60 км от Рима, куда за ним последовала его кормилица. Желая полного уединения, В. Н. покинул Эффиде и ок. 500 г. поселился в пещере в долине р. Анио (совр. Аниене) в местности Сублак (см. Субиако). Здесь он принимал помощь лишь от насельника одного из небольших местных мон-рей мон. Романа (Greg. Magn. Dial. II 1). Через 3 года весть об аскетических подвигах В. Н. распространилась по окрестностям, и монахи близлежащего мон-ря, вероятно, Вик Варрона (совр. Виковаро), пригласили его стать настоятелем. В. Н. долго не соглашался, но склоненный просьбой братии принял на себя это бремя. Однако через нек-рое время монахи, недовольные строгостью В. Н., решили его отравить. Этому намерению чудесным образом не суждено было сбыться: при благословении В. Н. чаши с отравленным вином она распалась. Узнав о злом умысле монахов, В. Н. покинул мон-рь и вновь удалился в пещеру в Сублаке. Вскоре к нему начали собираться ученики и сподвижники. Святой отшельник основал для них 12 небольших мон-рей, определив настоятелей и поместив в каждом по 12 монахов, сам же стал руководителем всех общин, оставив при себе нек-рых учеников. Среди ближайших учеников В. Н. свт. Григорий Великий называет Мавра и Плацида, сыновей знатных римлян (Ibid. II 3). В. Н. устроил, т. о., в Сублаке монашескую организацию, напоминающую общины, созданные прп. Пахомием Великим в IV в. в Фиваиде.
Вынужденный покинуть Сублак из-за козней пресвитера соседней церкви Флорентия В. Н. вместе с нек-рыми учениками перебрался в Кампанию. Здесь ок. 529 г. на землях, подаренных патрицием Тертуллом, отцом Плацида, близ бывшего рим. лагеря Кассин он основал общежительный мон-рь (киновию) и стал его настоятелем. Мон-рь был сооружен на горе, на месте языческого капища, где окрестные жители еще приносили жертвы Аполлону. В. Н. сокрушил идолов, храм Аполлона обратил в церковь в честь свт. Мартина Милостивого, еп. Турского, на месте языческого жертвенника построил храм (баптистерий) в честь прор. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня и постоянной проповедью призывал народ к вере (Ibid. II 8). Благочестие, подвижничество В. Н., чудеса, творимые по его молитвам, сделали его знаменитым во всей Центр. Италии. Известие о пророческом даре настоятеля кассинского мон-ря привлекло шедшего через Кампанию во время войны с византийцами (ок. 542) остготского кор. Тотилу, пожелавшего видеть В. Н. и беседовать с ним (Ibid. II 14). Ученики В. Н. по его благословению основали киновию, подобную кассинской, в г. Таррацине (совр. Террачина) (Ibid. II 22). В. Н. предсказал день своей смерти (Ibid. II 37). Кроме общепринятой датировки его кончины существует др. традиция, согласно к-рой В. Н. скончался спустя нек-рое время после смерти своей сестры св. Схоластики в 543 г. Он был погребен в построенном им монастырском храме во имя Иоанна Крестителя в одной могиле с сестрой (Ibid. II 34, 37).
Уклад монашеской жизни Монте-Кассино получил отражение в написанном В. Н. монастырском Уставе (Regula Benedicti; бенедиктинский устав). Это единственное дошедшее творение преподобного, раскрывающее его аскетическое учение. «Все способы учительства» В. Н., пишет свт. Григорий Великий, можно найти «в этом начертании правил, потому что святой муж не мог учить иначе, нежели как сам жил» (Ibid. II 36). Рост числа мон-рей, подобных Монте-Кассино, способствовал широкому распространению Устава В. Н. по всей Зап. Европе и возникновению особой монашеской общности, буд. ордена бенедиктинцев.

Устав

Рукописи

Текст Устава, написанный рукой самого В. Н., хранился в Монте-Кассино как реликвия. При разрушении мон-ря лангобардами ок. 581 г. насельники перенесли этот кодекс в Рим. Через неск. лет после восстановления Монте-Кассино (нач. VIII в.) Римский папа Захария (741-752) вернул рукопись Устава в мон-рь. В 787 г. по приказу франк. кор. Карла Великого аббатом Монте-Кассино Теодомаром с рукописи В. Н. была сделана копия, переданная в королевский дворец в Ахене, откуда она впосл. исчезла. В 884 г. после нападения на Монте-Кассино сарацин оригинал рукописи Устава был перенесен в мон-рь в г. Теан (совр. Теано, Италия), где он погиб в результате пожара в 896 г.

Место погребения святых Венедикта и Схоластика. Базилика мон-ря Монте-Кассино в Италии. Фотография. Кон. XX в.
Дошедший до наст. времени текст Устава В. Н. представлен в 3 редакциях средневек. лат. рукописей. Наиболее подлинный текст содержит т. н. краткая редакция. Самая древняя рукопись этой редакции - манускрипт № 914 (условное обозначение A), происходящий из мон-ря Санкт-Галлен. Он представляет собой список, сделанный монахами мон-ря Райхенау Гримальдом и Таттоном в 817 г. непосредственно с ахенской копии Карла Великого. Краткую редакцию, восходящую к ахенскому списку, содержат еще 3 рукописи IX в. герм. происхождения. Краткой редакцией пользовался один из ранних (2-й по хронологии) комментаторов Устава Смарагд (IX в.). Ряд рукописей краткой редакции X-XIII вв., происходящих из Монте-Кассино, вероятно, опосредованно восходит к оригиналу, погибшему в 896 г. Близость краткой редакции оригиналу подтверждает ее язык, отличающийся простотой, ориентированный на разговорную латынь VI в. (Schmitz. Col. 1385).
Расширенная (интерполированная) редакция содержится в древнейшей из дошедших рукописей Устава, т. н. Оксфордском кодексе (Cod. Oxoniensis. Hatton 48, условное обозначение O), сделанном в г. Дуроверне (совр. Кентербери, Великобритания) в нач. VIII в. К VIII или IX в. относится рукопись из Вероны (LII (50), условное обозначение V) и манускрипт из мон-ря Санкт-Галлен № 916. Возможно, расширенная редакция появилась уже в кон. VI в. и принадлежит аббату Симплицию, второму преемнику В. Н. в Монте-Кассино, внесшему в Устав ряд дополнений, а также стилистическую правку (Schmitz. Col. 1385).

Смешанная редакция возникла скорее всего в VIII в.; в ней гораздо меньше интерполяций, чем в расширенной, последовательно проведена стилистическая правка. Смешанной редакцией пользовались первый комментатор Устава, насельник Монте-Кассино, Павел Диакон (VIII в.) и др., третий по хронологии, комментатор Гильдемар (сер. IX в.). Именно эта редакция стала самой распространенной - textus receptus (общепринятой): ее содержит абсолютное большинство рукописей начиная с X в.







Память святителя Феогноста, митрополита Киевского и всея России

Память 14 марта (по ст.ст.)




Феогност - родом грек, преемник св. митрополита Петра. Получив посвящение в Константинополе в 1328 г., Феогност поселился в Москве.

В 1329 г. он посетил Новгород и объявил оттуда анафему псковичам, принявшим к себе опального князя тверского Александра Михайловича. Александр должен был оставить Псков и уехал в Литву. Скоро, впрочем, он воротился и стал княжить в Пскове. Старое стремление Пскова получить церковную самостоятельность усилилось: псковичи выбрали себе в епископы некоего Арсения и послали его для посвящения к митрополиту, но св. Феогност отказал им в этом.

При святителе Феогносте митрополит Петр был причислен к лику святых.

Святителю Феодосию удалось закрыть открытые было митрополии литовскую и галицкую, но последняя в 1337—1338 г. вновь была открыта и существовала до 1347 г.

Подобно своим предшественникам, Святитель предпринимал путешествия по своей митрополии. В Орду Святитель ездил два раза. Во вторую поездку (1342 г.) его встретили там большие неприятности. Кто-то сказал хану Чанибеку, что митрополит собирает большие доходы с духовенства и что у него много денег. Хан потребовал у него платежа со всего духовенства. Святитель Феогност перенес в Орде всякие истязания, раздарил до 600 р. (более 60000 нынешних кредитных рублей) разным сильным людям и настоял на том, что хан утвердил за церковью все ее прежние льготы новым ярлыком.

Скончался 11 марта 1353 г. и погребен в Успенском соборе. В 1471 г. мощи его обретены нетленными, но почивают под спудом.








Святой Ростислав, великий князь Киевский

Вторник, 14 марта (ст.ст.) 27 марта 2012 (нов. ст.)





Святой Ростислав, великий князь Киевский, сын великого князя Киевского святого Мстислава Великого († 1132, память 14 июня), брат святого князя Всеволода-Гавриила († 1138, память 11 февраля, 22 апреля и 27 ноября), является одним из выдающихся государственных и церковных деятелей Руси середины ХII века.
С его именем связано укрепление и возвышение Смоленска, Смоленского княжества и Смоленской епархии.
До ХII века Смоленская земля была составной частью единого Киевского государства. Начало ее политическому обособлению было положено в 1125 году, когда святой князь Мстислав Великий, унаследовав от своего отца, Владимира Мономаха, киевский великокняжеский стол, отдал Смоленск в держание своему сыну Ростиславу (в крещении Михаилу). Благодаря трудам и подвигам святого Ростислава Смоленское княжество, которым он правил более 40 лет, расширяется, застраивается городами и селами, украшается храмами и монастырями, приобретает влияние на общерусские дела.
Святым Ростиславом основаны в Смоленской земле города Ростиславль, Мстиславль, Кричев, Пропойск, Васильев и другие. Он стал родоначальником смоленской княжеской династии. В 1136 году святой Ростислав добился основания отдельной Смоленской епархии. Первым ее епископом стал Мануил, поставленный в марте-мае 1136 года митрополитом Киевским Михаилом, а имущественное ее положение было обеспечено Уставом князя Ростислава, изданным в том же году. Кроме того, 30 сентября 1150 года специальной грамотой святой Ростислав подтвердил передачу Смоленской кафедре Соборной горы в Смоленске, на которой стоял кафедральный Успенский собор и другие епархиальные здания.
Современники высоко ценили церковное строительство князя Ростислава. Даже источники, ничего более не сообщающие о нем, отмечают, что «сей князь Святую Богородицу строил в Смоленске». Эти слова следует понимать не только в смысле перестройки и расширения при князе Ростиславе Успенского собора, воздвигнутого его дедом, Владимиром Мономахом, в 1101 году (перестроенный собор был освящен епископом Мануилом на праздник Успения 15 августа 1150 г.). Князь Ростислав был «строителем Церкви» в более широком смысле: он обеспечил Смоленский храм Успения Богородицы материально, превратил из городского собора в церковный центр огромной Смоленской епархии.
Святой князь Ростислав был строителем Смоленского Кремля и Спасского собора Смядынского Борисоглебского монастыря, основанного на месте убийства святого князя Глеба († 1015, память 5 сентября). Позже его сын Давид, выполняя, возможно, желание своего отца, перенес на Смядынь из Киевского Вышгорода ветхие деревянные раки святых Бориса и Глеба, в которых их мощи покоились до переложения в каменные раки в 1115 году.
В пятидесятые годы ХII века святой Ростислав был втянут в длительную борьбу за Киев, которую вели представители двух сильнейших княжеских группировок – Ольговичей и Мономаховичей. Хотя основным претендентом на великое княжение со стороны Мономаховичей был дядя Ростислава Юрий Долгорукий, Смоленскому князю, одному из самых могущественных властителей Русской земли, нередко принадлежал решающий голос в военном и дипломатическом соперничестве. Для каждого из участников схватки он – одновременно опасный противник и желанный союзник, помимо своей воли он оказывается в центре событий. Это имело промыслительное значение, потому что святой Ростислав выделялся среди современников государственной мудростью, строгой справедливостью и безусловным послушанием старшим, глубоким почтением к Церкви и ее иерархии. Для нескольких поколений он стал олицетворенным носителем Русской Правды и русской праведности.
После смерти брата Изяслава († 13 ноября 1154 г.) святой Ростислав на короткое время стал великим князем Киевским, но владел Киевом совместно со своим дядей Вячеславом Владимировичем. После смерти последнего (в конце того же года) он вернулся в Смоленск, уступив Киевское княжение другому своему дяде – Юрию Долгорукому, и устранился от активного участия в кровопролитных междукняжеских усобицах. Вторично он занял Киев 12 апреля 1159 года и оставался великим князем до самой смерти († 1167), хотя еще не раз пришлось ему отстаивать отчее наследие с мечом в руках.
Годы правления святого Ростислава приходятся на один из самых сложных периодов в истории Русской Церкви. Старший брат Ростислава, князь Изяслав Мстиславич, сторонник автокефалии Русской Церкви, избрал в митрополиты русского ученого инока Климента Смолятича и повелел поставить его в митрополиты собором русских епископов, без обращения к Константинопольскому Патриарху. Это произошло в 1147 году. Русская иерархия в основном поддержала митрополита Климента и князя Изяслава в их борьбе за церковную независимость от Византии, но некоторые епископы во главе с Нифонтом, святителем Новгородским (память 8 апреля), не признали автокефального русского митрополита и уклонились от общения с ним, превратив свои епархии, впредь до выяснения обстановки, в своеобразные «автокефальные» церковные округа. Так поступил и епископ Мануил Смоленский. Святой Ростислав понимал опасность, которую таила в себе идея русской автокефалии в то время, в условиях раздробенности Руси. Постоянная битва за Киев, которую вели князья, усложнилась бы такой же «битвой» за киевскую митрополичью кафедру между многочисленными претендентами, которых выдвигала та или иная княжеская группировка. Предвидение святого Ростислава полностью оправдалось. Юрий Долгорукий, придерживавшийся византийской ориентации, заняв в 1154 году Киев, немедленно изгнал митрополита Климента и послал в Царьград за новым митрополитом. Им стал святой Константин (память 5 июня), но он прибыл на Русь лишь в 1156 году, за полгода до смерти Юрия Долгорукого († 15 мая 1157). А еще полгода спустя, когда 22 декабря 1157 года в город вступил племянник святого Ростислава, Мстислав Изяславич, святитель Константин должен был бежать из Киева, и на митрополичью кафедру вернулся низложенный Климент Смолятич. Началась церковная смута – на Руси стало два митрополита. Вся иерархия и духовенство оказались под запрещением: митрополит-грек запретил русских, поддерживавших Климента, Климент запретил всех ставленников и сторонников грека. Для прекращения соблазна святой Ростислав и Мстислав постановили удалить обоих митрополитов и просить у Патриарха поставления на русскую кафедру нового первосвятителя.
Но сложности на этом не кончились. Прибывший в Киев осенью 1161 года митрополит Феодор умер весной следующего года. По примеру святого Андрея Боголюбского (память 4 июля), пытавшегося в это время провести в митрополиты своего сподвижника епископа Феодора, святой Ростислав выдвинул своего кандидата, которым вновь оказался многострадальный Климент Смолятич.
Тот факт, что великий князь изменил свое отношение к митрополиту Клименту, проникнутому идеей русской автокефалии, объясняется влиянием Киево-Печерского монастыря и особенно архимандрита Поликарпа. Архимандрит Поликарп, блюститель печерских преданий (в 1165 году он стал настоятелем обители), был самым близким к святому Ростиславу человеком.
Святой Ростислав имел благочестивый обычай приглашать по субботам и воскресеньям Великого поста к своему столу Печерского игумена с двенадцатью иноками и сам им прислуживал. Князь не раз изъявлял желание постричься в монахи в обители преподобных Антония и Феодосия и даже приказал построить себе там келлию. Печерские иноки, пользовавшиеся огромным духовным влиянием в Древней Руси, поддерживали в князе мысль о независимости Русской Церкви. Тем более, что епископы из греков были в эти годы на Руси даже под подозрением относительно их православности, в связи с известным «спором о постах» («леонтианская ересь»). Но благочестивое желание святого Ростислава добиться у Патриарха благословения русского митрополита Климента не осуществилось. Греки считали право назначения митрополита на Киевскую кафедру своей важнейшей привилегией, что объяснялось не столько церковными, сколько политическими интересами империи. В 1165 году в Киев прибыл новый митрополит – грек Иоанн IV, и святой Ростислав из смирения и церковного послушания принял его. Новый митрополит, подобно своему предшественнику, управлял Русской Церковью менее года († 1166). Киевская кафедра вновь осталась вдовствующей, а великий князь был лишен отеческого совета и духовного окормления со стороны митрополита. Единственным духовным утешением его было общение с игуменом Поликарпом и святыми старцами Киевого монастыря и Феодоровского монастыря в Киеве, основанного его отцом.
Возвращаясь из похода на Новгород весной 1167 года, святой Ростислав занемог. Когда он доехал до Смоленска, где княжил его сын Роман, родные уговаривали его остаться в Смоленске, но великий князь приказал везти его в Киев. «Если умру по дороге, – завещал он, – положите меня в отчем монастыре у святого Феодора. Если Бог исцелит меня, молитвами Пречистой Своей Матери и преподобного Феодосия, постригусь в Печерском монастыре». Бог не судил исполниться давнему желанию Ростислава – окончить жизнь иноком святой обители. Святой князь скончался на пути в Киев 14 марта 1167 года. (В других источниках указан 1168 год.) Тело его, согласно завещанию, было положено в Киевском Феодоровском монастыре.
*Новейшие публикации Уставной грамоты святого князя Ростислава Смоленской епископской кафедре содержатся в книгах:
1. Смоленские грамоты ХIII-ХIV вв. / Подг. к печати Т. А. Сумникова и В. В. Лопатин. М., 1963. С. 75–79.
2. Древнерусские княжеские уставы ХI-ХV вв. / Издание подг. Я. Н. Щапов. М., 1976. С. 141–146.
3. Похвала святому князю Ростиславу // Издана в работах Сумниковой Т. А.
4. «Повесть о великом князе Ростиславе Мстиславиче Смоленском и о церкви» в кругу других смоленских источников ХII в. // Восточнославянские языки. Источники для их изучения. М., 1973. С. 128–146.
5. Щапов Я. Н. Похвала князю Ростиславу Мстиславичу как памятник литературы Смоленска ХII в. // ТОДРЛ. ХХVIII. Л., 1974. С. 47–59.*





Память святого Евcхимона исповедника

Память 14 марта (по ст.ст.)

Святой отец наш Евсхимон, епископ Лампсакийский1, христианский учитель и исповедник Христов, проводя с юных лет добродетельную жизнь, стал другом Божиим и, будучи мужем совершенным, сделал себя храмом Святого Духа. Приняв иночество и всем сердцем предавшись православной вере, он достиг высоты епископского сана и исполнился благодати Божией. Он воспылал Божественною ревностью и поразил ересь иконоборцев. При этом он совершил и великие чудеса. Так, молитвою он воскресил умершего младенца, которого принесла к нему плачущая мать. Кроме того, он внушал страх диким зверям, прогоняя их одним словом своим, когда они пытались вредить стадам. Покровительствовавший иконоборцам император Феофил повелел сперва заключить его в темницу, как почитателя святых икон, проповедника и охранителя Христовой веры, а потом приговорил его к изгнанию, где он и скончался2.

В тот же день преставление святого Феогноста, митрополита Киевского и всея России.

________________________________________________________________________

1 Город Лампсак находился во Фригии, северо-западной провинции в Малой Азии, на берегу Геллеспонта, ныне Дарданнельского пролива.

2 Преподобный Евсхимон скончался в IX в.




Феодоровская - Костромская икона Божией Матери (1613)

Феодоровская - Костромская икона Божией Матери написана евангелистом Лукой и близка по иконографии к Владимирской иконе Божией Матери.

Название свое икона получила от великого князя Ярослава Всеволодовича (+ 1246), отца святого Александра Невского, носившего в святом крещении имя Феодор - в честь святого Феодора Стратилата. Обретена она была, по преданию, его старшим братом, святым Юрием Всеволодовичем (+ 1238, память 4 февраля), в ветхой деревянной часовне близ старинного города Городца - позже на том месте был устроен Городецкий Феодоровский монастырь. Князь Ярослав-Феодор, ставший после гибели в битве с татарами на Сити святого Юрия великим князем Владимирским, в следующем, 1239 году торжественно перенес его мощи из Ростова в Успенский собор Владимира, а оставшейся от брата иконой благословил своего сына, святого Александра Невского, вступившего в том же году в брак с полоцкой княжной Брячиславой.
Ярослав-Феодор оставил значительную о себе память в русской истории. С ним, продолжателем славных традиций дяди - святого Андрея Боголюбского (память 4 июля) и отца - Всеволода Большое Гнездо, связаны почти все наиболее значительные события в истории Руси первой половины XIII века. Ему досталась в наследство Русь, сожженная и разграбленная в 1237 - 1238 гг. татарами. Он поднял ее из пепла, отстроил и украсил городами, святыми обителями и храмами. Им были восстановлены опустошенные врагом города Поволжья: Кашин, Углич, Ярославль, Кострома, Городец. Церковь Феодора Стратилата в Костроме и Феодоровский монастырь близ Городца основаны им в честь своего Ангела. Всего восемь лет стоял он у кормила великого княжения, но за это время он сумел направить страну по единственно верному в то время пути - военно-политического равновесия с Золотой Ордой на востоке и активного противостояния католической Европе на западе. Ближайшим сподвижником и продолжателем его государственного дела был сын, святой Александр Невский.
Чудотворная Феодоровская икона Божией Матери - благословение отца - постоянно находилась при святом Александре, была его моленным образом. После его смерти (святой князь умер 14 ноября 1263 года в Городце, в основанном отцом монастыре) икона, в память о нем, была взята его младшим братом Василием.
Василий Ярославич был "мизинным", то есть младшим (восьмым), сыном Ярослава Всеволодовича. В 1246 году после смерти отца (князь был отравлен в столице Монголии - Каракоруме), пяти лет от роду, он стал князем костромского удела - наименее значительного во владениях его отца. Но в 1272 году Бог судил ему стать великим князем Владимирским. Четыре года его великого княжения (1272 - 1276) заполнены обычными для того времени княжескими междоусобными бранями. Несколько лет вел он войну за Новгород с непокорным племянником Димитрием Александровичем. Поэтому, став великим князем, Василий не поехал во Владимир, а остался под защитой чудотворной иконы в Костроме, считая это место более надежным на случай новых усобиц.
Пришлось ему защищать Русь и от внешних врагов. В 1272 году при очередном татарском набеге русское войско выступило из Костромы им навстречу. По примеру деда, святого Андрея Боголюбского, который брал с собой в походы чудотворную Владимирскую икону Божией Матери, князь Василий двинулся в бой с чудотворной иконой Феодоровской. Яркие лучи исходили от святого образа, попаляя врагов; татары были разгромлены и изгнаны из Русской земли.
Летописи рассказывают, что великий князь Василий питал особую любовь к Церкви и духовенству. После мученической гибели при штурме татарами Владимира 4 февраля 1238 года епископа Владимирского Митрофана долгие годы Владимирская епархия оставалась вдовствующей. Это печалило великого князя Василия. В 1274 году при его участии состоялся во Владимире большой церковный Собор. Непосредственным поводом его явилась хиротония во епископа Владимирского святителя Серапиона (+ 1275, память 12 июля), из Печерских игуменов, митрополитом Кириллом III (+ 1282) и собором русских святителей. Содержание соборных деяний было очень широко - это был первый Собор в Русской Церкви со времени монгольского нашествия. Много накопилось проблем и неурядиц в церковной жизни, Русская Церковь только-только вправлялась от постигшего ее бедствия. Но главной задачей было возрождение русской церковной письменности - восстановление традиций древнерусского "княжеского строения". Без книг невозможно было бы спасительное делание Церкви, они нужны были и для Богослужения, и для проповедничества, и для келейного вразумления иноков, и для домашнего чтения верующих. Трудами митрополита Кирилла, русских епископов и монастырских иноков-книжников эта задача, важнейшая для последующего христианского просвещения Руси, была успешно выполнена. Собор принял новую редакцию Кормчей книги - основного канонического кодекса православной церковной жизни.

























Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites