Вечернее чтение для Анны 5


Церковь перед лицом отступления

Иеромонах Дамаскин

Актерство

Архиепископ Аверкий выявил еще один признак того, как Православные церкви, даже если они сохраняют все внешние формы, утрачивают силу Православия. Это наступает тогда, как вожди Православных групп и их глашатаи начинают играть "роли". Причина этого в том, что ничтожные духовно люди из мирских амбиций стремятся занять в Церкви позицию предназначенную для людей более высокой духовности. В большинстве случаев эти "актеры", не обладая в действительности никаким духовным авторитетом, вынуждены приобретать его, прибегая, по выражению Архиепископа Аверкия, к "человекоугодию". Об этом говорил св. Апостол Павел, который в первые годы христианства вынужден был указать на отличие подлинных представителей Христа от "человекоугодников": "Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым" (Гал. 1; 10). "Но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши. Ибо никогда не было у нас (перед вами) ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель! Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других..." (1 Фес. 2; 4-6).

"Угождая", приходится льстить "нужным" людям, и, напротив, уничтожать возможных противников в подходящий момент, нужно "считаться" с влиятельными людьми, независимо от своих убеждений. Наконец, нужно раздавать награды и посты и разглашать об этом, тем самым, связывая себя с "союзниками" взаимным "признанием", а не сердечной любовью. "Как мною людей, – писал Архиепископ Аверкий, – без ума любят высокие посты, звания, ордена и награды, и готовы приобрести их любым способом, даже попирая указания своей совести".

Архиепископ Аверкий считал, что "актерство" может также вносить вражду и разделения в Церковь:

"Чтобы пробудить жесточайшую враждебность и разделение, которые подсекают самый корень мирного течения приходской жизни, чтобы потрясти и разрушить приход, достаточно появиться в нем еще одному такому человеку – человеку, вообразившему себя "пупом земли", считающему, что все должны считаться только с ним и подчиняться ему во всем, что все его суждения и оценки безошибочны и непогрешимы... Для этих людей, кажется, совершенно исчез голос совести, они не признают Закона Божия: они способны на любое тенденциозное искажение истины, на любую ложь и злобную клевету в борьбе с теми, кто не согласен с их тщеславными влечениями, кто не поддерживает их самодовольство и их необузданное желание играть главенствующую роль везде и всюду, даже если эти люди – законно назначенные и поистине добрые пастыри и молитвенники, которых все меньше и меньше в наше время, и которых нужно ценить, а не преследовать ложью и клеветой из чисто личных тщеславных побуждений, которые являются мерзостью и грехом в глазах Бога. И этими людьми, которыми овладела безумная страсть себялюбия, часто пользуются темные силы, служители грядущего антихриста для того, чтобы разорвать и разрушить Церковь, начиная с приходов... Это люди поистине бессовестные!"

Играя роль, человек избирает такой образ действий, какой мир ожидает увидеть у человека, находящегося на столь "ответственном" посту. Это прямо противоречит тому, что характерно для людей на самом деле являющихся "звеньями" в непрерывной цепи Православного Предания: совершенная естественность, отсутствие притворства и свобода духа, без всяких попыток подпасть под какую-либо из предписанных "ролей".

Про одного "актерствующего" церковного вождя Архиепископ Аверкий сказал, что он носил "маску". "Есть лицемеры, – писал он, – которые любят казаться набожными и благочестивыми, хотя на деле совсем не таковы. Но они дадут ответ перед Богом, потому что они пытались обмануть верующих и делали это для своей личной пользы".

Это актерство может принимать различные формы. Ведь можно играть роль человека облеченного властью духовной, даже "аввы", "старца", приписывая слабой духовности нашего времени то, что было свойственно высоким образцам прошлого. Используя выражение Апостола Павла, архиепископ Аверкий определял это как "ревность не по разуму, – ревность, которая теряет свою ценность из-за отсутствия самой главной христианской добродетели: рассуждения, и поэтому вместо пользы приносит вред".

Еще один вид актерства можно обнаружить у лжепроповедников Православия. Мы уже говорили о "богословах" "очищенного" обновленческого Православия. Этих лжеучителей можно встретить не только в "либеральных" кругах, но также в среде "специалистов по отцам", "ученых", "консерваторов" и "традиционалистов". Глашатаи фальшивого Православия могут дать человеку ощущение, что он, наконец, "понял" Православие, но чаще всего они оставляют душу человека не затронутой, прежней. О них Архиепископ Аверкий заметил;

"Увы! как мало в наше время людей, среди образованных, а иногда и среди "богословов" и священнослужителей высоких рангов, которые правильно понимают, что такое Православие и в чем его существо. Они подходят к этому вопросу совершенно внешне, формально и решают его слишком просто, даже наивно, не замечая всей полноты Его духовного содержания".

Однажды, когда некие священнослужители нападали на память одного святого XIV века, потому что тот не соответствовал их представлению о "традиционности", архиепископ Аверкий назвал их "богословами-молокососами". Они были последователями (воспользуемся термином иеромонаха Серафима Роуза) "внешней мудрости". Для Архиепископа Аверкия так называемые "либералы" и фальшивые "традиционалисты" были двумя сторонами одной медали. И те и другие затронуты современным критицизмом, любовью к внешнему блеску и всезнайством, поскольку приняли Православие, исследуя Его и делая из своих исследований "разумные" выводы, а не от живых Его хранителей. Недостаточен и простой внешний контакт с подлинным хранителем Предания; должно быть духовное родство, любовь и "единство духа". Конечно, со стороны трудно увидеть, есть или нет это родство, особенно если не понимать тот мир благочестия, в котором был воспитан подлинный хранитель традиции. Так, например, можно подумать, прочитав труды архиепископа Аверкия, написанные резко, прямолинейно, что он тоже был подвержен влиянию духа всезнайства. Но когда человек начинает понимать, каковы были его духовные учителя, Феофан Полтавский и Феофан Затворник, то становится очевидным, что он находится целиком в их традиции, что он принял все от них. Подобно Отцам Церкви, архиепископ Аверкий учил других, не потому что имел слишком высокое мнение о своих познаниях, но потому что чувствовал свою личную ответственность за то бесценное богатство, которое передали ему его святые наставники.

Комментарии (2)

Всего: 2 комментария
#1 | Георгий О. »» | 05.10.2013 21:39
  
6
Три уровня отступления

Изучая написанное Архиепископом Аверкием об отступлении, можно выделить три его уровня. Причем, они отличаются тем, насколько легче или сложнее распознать Отступление.

Уровень первый

Первый уровень Отступления состоит в утрате силы всем Христианством, как единым целым. Корни этого обнаруживаются в расколе Запада и Востока и в постепенном формировании на Западе "нового христианства", в котором падший человеческий разум, а не переданная Духом Божиим святая традиция, становится мерилом истины. Сущность этого феномена в том, что духовное заменяется природным, и в конце концов эта подмена – через Возрождение и "просвещение" – привела к вульгарному материализму наших дней, к материализму, духовно ослепившему современного человека. "Во всем этом, – писал Архиепископ Аверкий, – видна какая-то планомерно действующая черная рука, которая стремится как можно крепче привязать людей к этой временной земной жизни, заставить забыть о неизбежно всех нас ожидающей жизни будущей, жизни вечной".

Материализм, в понимании Архиепископа Аверкия, разлагает веру христиан так, что они даже не замечают этого. Даже если они подчеркнуто противопоставляют себя "мирскому" или говорят о Небесном, они могут находиться во власти мирских представлений, если они утратили правильное понимание "мира", противостоящего самой сущности христианства. Более того, поступки, с точки зрения Православия безнравственные, становятся позволительными в христианстве, зараженном суетностью.

Архиепископ Аверкий пишет: "О каком подлинном единении всех христиан в духе христианской любви можно сейчас говорить, когда Истина почти всеми отвергается, когда ложь почти повсюду господствует, когда подлинная духовная жизнь среди людей, именующих себя христианами, иссякла и заменена жизнью плотской, жизнью животною, возводимой к тому же на пьедестал и прикрываемой идеей мнимой благотворительности; всякое духовное безчинство, всякую нравственную разнузданность лицемерно оправдывающей. Ведь отсюда именно и происходят все эти бесчисленные "балы", разного рода "игры", "танцульки" и развлечения, к которым весьма снисходительно, несмотря на антихристианскую безнравственную сущность, относятся теперь даже многие современные священнослужители, иногда и сами их организовывающие и в них участие принимающие".

Теряя опору в самом основании своей веры, которое состоит, если выразить это кратко, в принадлежности к иному миру, христианство, зараженное суетностью, лишает своих верующих живого контакта с благодатью Святого Духа. Поэтому христиане вынуждены искать замену этой благодати, возбуждая самовнушением "духовные переживания". Они ищут замену в этом мире, поскольку мир иной более им недоступен. Об этих "неохристианах" архиепископ Аверкий писал:

"Они ищут блаженства здесь, в этом мире, отягченном множеством грехов и беззаконий; и ждут они этого блаженства с нетерпением. Одним из самых верных путей его достижения они считают "экуменическое движение", союз и слияние всех народов в единую новую "церковь", которая объединит не только римо-католиков и протестантов, но также иудеев, мусульман и язычников, с сохранением каждым своих убеждений и заблуждений. Эти будто бы "христианская" любовь, во имя будущего земного счастья человечества, есть ни что иное как попрание Истины".

Архиепископ Аверкий именовал веру в будущее счастье на земле "нео-хилиазмом" (хилиазм – древнее еретическое верование в тысячелетнее царствование Христа как земного царя). Он предвидел, что внешнее "экуменическое единство", которого добиваются "нео-хилиасты", будет организацией, которую антихрист признает и будет поддерживать.

Для архиепископа Аверкия современное "экуменическое движение" было свидетельством о распространении неверия в существование абсолютной Истины. Отсюда проистекает нежелание занимать какую-либо определенную позицию и слабовольное примирение со злом или даже оправдание его, и все что во имя самых поверхностных представлений о "христианской любви" и "мире". Архиепископ Аверкий выразил это следующим образом:

"В наше время, когда существуют столь сильные сомнения относительно даже самого существования Истины, когда каждая "истина" почитается относительной и считается вполне нормальным, что каждый человек придерживается "своей истины", борьба за Истину приобретает особенно важное значение. И тот, кто не сочувствует этой борьбе, тот, кто видит в ней лишь проявление "фарисейства" и предлагает взамен "смириться" перед ложью, отпав от Истины, естественно, должен считаться предателем Истины, кем бы он себя не считал и как бы не называл".

Те, кто всю свою надежду полагают в этом мире, обязательно вынуждены или впадать в отчаяние, или не замечать растущего вырождения во всех формах общественной жизни. Релятивизм и нерешительность таких людей лишь помогают высвобождению сатанинских сил в последнее время. Как подчеркивал архиепископ Аверкий:

"Слуги сатаны" или, что одно и тоже слуги грядущего антихриста пользуются духовной слепотой большинства современных людей и упрямо и настойчиво делают свое дело с поистине сатанинской энергией. И специальными усилиями, и всеми доступными способами, с помощью тех средств, которые попали под их контроль, они привлекают к себе последователей, которые сознательно или бессознательно, желая того или не желая, сотрудничают с ними, создавая в мире условия и обстоятельства, подходящие для очень близкого пришествия антихриста как владыки всего мира и господина всего человечества".

В другом месте Архиепископ Аверкий пишет на ту же тему:

"Основная задача служителей грядущего антихриста состоит в том, чтобы разрушить старый мир со всеми его представлениями и "предрассудками", с тем, чтобы построить на его месте новый мир, способный принять своего приближающегося "нового господина", который займет в глазах людей место Христа и даст им на земле то, чего Христос не дал им... Нужно быть совершенно слепым духовно, совершенно чуждым истинному христианству, чтобы не понимать всего этого!"

Второй уровень

На втором уровне Отступления, как это описывает Архиепископ Аверкий, православные церкви, ступая "в ногу со временем", откажутся от некоторых традиционных форм церковной жизни и экклесиологических положений, которые они сочтут "несовременными", и также отпадут от Предания, содержащего в себе силу истинного христианства. Таков один из путей превращения подлинного Православия в мирское фальшивое "православие". Сущность Православия не может сохраниться там, где утрачено то, что прежде окружало эту сущность.

Архиепископ Аверкий следующим образом объясняет, почему Православная Церковь, по слову св. Афанасия Великого, не должна служить времени:

"Церковь никогда не подчинится миру, никогда не пойдет на компромисс с ним. Конечно, ведь Господь сказал Своим ученикам на Тайной Вечере: "вы не от мира". Если мы хотим остаться верными истинному христианству, мы должны держаться этих слов – подлинная Церковь Христова всегда была, есть и всегда будет странницей в этом мире. Отделенная от него, она способна передать Божественное учение Господа неповрежденным, потому что эта отдаленность сохраняет ее неизменной, т.е. подобной вечному и неизменному Богу".

Однажды, в начале шестидесятых годов, один семинарист услышал, как Архиепископ Аверкий очень долго ходил по коридору семинарии. Наконец, семинарист подошел к нему и спросил его, не случилось ли чего-нибудь.

– Брат, – ответил все еще погруженный в свои размышления праведный иерарх, – термин "Православие" потерял свой смысл, от того что неправославие прикрывается маской Православия. Поэтому нужно выдумать новое слово для обозначения того, что мы называем православием, точно также как некогда нужно было создать слово "Православие" – и это не так легко.

Архиепископ понимал, что по разным причинам Православные церкви и главы церквей не сохранили принадлежащую иному миру основу Православного Предания, которое передавалось от отца к сыну непрерывно на протяжении веков. Он писал об этом так:

"Там, где прервана преемственная духовно-благодатная связь со святыми Апостолами и их преемниками Мужами Апостольскими и Святыми Отцами, где введены разные новшества в веро- и нравоучении с целью "идти в ногу со временем", "прогрессировать", не отставать от века и приспособляться к требованиям и моде мира сего, во зле лежащего, – там не может быть и речи об истинной Церкви".

Эти "нововведения" иногда являются попыткой смягчить резкое отрицание этого мира Православием или сделать Православие менее "странным" в глазах окружающих. Архиепископ Аверкий пишет, что сама эта позиция чужда Православию, поскольку "Православная вера учит тому, как строить свою жизнь в соответствии с требованиями христианского совершенства, тогда как инославие берет от христианства лишь немногое и лишь настолько, насколько это совместимо с требованиями современной культурной жизни". Сделав ниже высочайший эталон православной аскетической брани это значит отнять у христиан средство к самоочищению, т.е. утратить самую возможность спасения через покаяние, если христианин отказывается от следования этому образцу по духу, если не по букве. Это подрыв основ Православия, которое, по свидетельству архиепископа Аверкия, является "аскетической верой, которая зовет к подвигам во имя искоренения греховных страстей и насаждения христианских добредетелей".

В других случаях Предание подвергается расчленению и изменению и начинает уже питать гордыню современных "богословов", которые, будучи оторванными от непосредственно переданной, живой традиции, стремятся найти "новые пути православного богословия", чисто интеллектуальным путем "переделать историю" и "восстановить" православные обычаи во имя искусственного пуризма. Они шумят, пишет архиепископ Аверкий, о том, насколько существенно важно "обновить Православную Церковь", о каких-то "реформах в Православии", которое, по их голословному утверждению, "застыло", "находится при смерти"... Эта новая порода "православных" на самом деле не что иное как современные "схоластики". Они "богословствуют", не имея правильного чутья традиционной церковной атмосферы, в которой воспитывались святые. "По их плодам узнаете их" (Мф. 7; 20); традиционное Православие, со всеми своими мнимыми "наслоениями" и "искажениями", питало святых даже уже в наше время; "вновь открытое" или "воскрешенное" Православие, со всеми своими призывами становиться все чище и все ученее, породило, в лучшем случае, неглупых людей. Духовное бессилие последних – это результат того, что их "богословы" "лучше знают", нежели современные живые хранители православной святости.

"Идя в ногу со временем", Церковь может также утратить силу Православия, если ей овладеет дух модного "экуменического движения", которое, как мы уже видели, свидетельствует о мировом отступлении. Поэтому в разных своих работах Архиепископ Аверкий говорил:

"Разрушительный дух отступления уже проник в нашу Православную Церковь, самые высокие иерархи которой открыто заявляют о пришествии своего рода "новой эры" и цинично предлагают отказаться от всего прошлого, поскольку они собираются в какую-то совершенно "новую церковь" в близком "экуменическом контакте и единодушии" со всеми отступниками от правой веры и Церкви... Вожди экуменического движения лишь недавно стали совсем откровенно высказываться, а ранее занимались бессовестным "пусканием пыли в глаза", заявляя, будто они входят в "экуменическое движение" с целью "свидетельствовать перед инославными истину Святого Православия". Теперь же, как это явствует из часто сообщаемых международной прессой их выступлений, они становятся предателями этой святой истины".

Третий уровень

И, наконец, Православные церкви достигают третьего уровня Отступления, когда, сохраняя все традиции и предания того, что они называют "истинным Православием, они также теряют бесценную "силу" своей веры, и к ним проникает зараза духа мира сего уже под видом духовности. Это проявляется: 1) в утрате первоначальной христианской любви, без которой все предания становятся в осуждение, а не источниками благодати, и 2) в употреблении внешних обрядовых форм и всего, что задумано было для того, чтобы пробуждать памятование о мире ином в мирских целях. Из этого рождается новая форма (фальшивого "православия", на этот раз еще более тонкая, скрытая, потому что может облекаться в одежды Истины. Ниже будут описаны признаки этого Отступления, которые, однако, могут проявляться и на втором уровне.

Иеромонах Дамаскин
Церковь перед лицом отступления
#2 | Георгий О. »» | 05.10.2013 21:56
  
6

Завещание

Архиепископ Аверкий предупреждал, что если мы хотим оставаться верны Христу, то мы не должны доверять тому, что может казаться "разумным", тому, что согласуется с "мнением" нашего падшего ума. Вместо этого мы должны следовать велению совести и заповедям Господа нашего и ожидать за это ненависти со стороны тех, кто находится – и в секулярной и в церковной сфере – во власти духа мира сего. Он писал:

"В наше время Истину вполне официально и торжественно объявляют ложью, а ложь – истиной. И каждый, хочет он этоо или не хочет, должен верить всему этому, вопреки всем доказательствам и без оснований. Если же нет, то горе! Тому, кто следует указаниям совести и учению Господа, придется дорого заплатить за это. И так происходит везде – иногда даже в религиозной и церковной среде... Братья! Не станем ни в малейшей степени поддаваться духу мира сего: мы ведь так хорошо знаем из Слова Божьего, что мир этот находится во власти жестокого князя тьмы – нашего яростного противника, злодея, лжеца и человекоубийцы от начала (Ин. 8; 44) – дьявола. Не будем же бояться осмеяния, всеваемых им раздоров, притеснений и преследований со стороны его верных слуг..."

Осматриваясь вокруг себя, архиепископ Аверкий видел, как сатана подрывает самые малейшие благочестивые намерения христиан. Те люди, чьи сердца жаждут любви, не получают ее от христиан, которых по этой любви и должны узнавать (Ин. 13; 35) – и их сердца засыхают и исполняются горечью, точно так же как у всех окружающих. Когда же "испаряется" христианская любовь, ее заменяют суррогаты, способные объединять церковь лишь на внешнем уровне: официальность, установленные нормы поведения, актерство, человекоугодничество, политические союзы – все эти подмены, объединяющие фальшивую церковь, внутри которой – пустота. Пустота, которую заполнит грядущий антихрист. Так происходит то, что архиепископ Аверкий назвал "просеиванием". Отделение мудрых и разумных этого мира (Лк. 10; 21) от тех, кто не обращает внимания на "мнения" мира и просто хочет быть со Христом в Его Царствии. Это отсеивание фальшивого от настоящего, утверждал Архиепископ Аверкий, еще увеличивает бремя лежащее на боголюбивых пастырях, так как размыты оказываются основные определения из-за сатанинской лжи и подмен:

"Жизнь христианская стала сейчас столь трудной, как никогда прежде, ибо козни врага человеческого спасения чрезвычайно усложнились и утончились. Во много раз стал труднее и ответственнее подвиг пастырствования... Воочию начинают сбываться слова святителя Феофана Затворника о последних временах: "Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – одна видимость, внутри же отступление истинное". Отсюда, помимо всегда, в первую очередь, необходимого примера личной высокой духовно-нравственной жизни, для современного пастыря вытекает ответственейшая и важнейшая задача – научить верующих распознавать истинную Церковь среди множества лже-церквей, и словом, исполненным духовной силы и мудрости, удерживать их в лоне ее, а заблудших привлекать".

Архиепископ Аверкий ощущал бремя этой ответственности быть может сильнее всех великих православных пастырей нашего времени. Подобно любимому им св. Иоанну Кронштадтскому, принадлежавшему к предыдущему поколению, он видел, что труднее всего примирить со своими пастырскими задачами несомненную победу зла в мире.

На устах архиепископа Аверкия часто было выражение св. Григория Богослова: "страждущее Православие". Это выражение относится, во-первых, к страданиям, которые претерпевают православные христиане в этой "юдоли плача" на своем пути к Небесному Отечеству, и, во-вторых, к преследованиям вечной Истины в этом падшем мире, где царствует диавол.

Архиепископ Аверкий по своему опыту знал, что такое "страждущее Православие". Незадолго до смерти, его, больного телом, а духом состраждущего Церкви Воинствующей, спросили, как он себя чувствует. "Как я могу себя чувствовать, – ответил он, – когда слава Православия исчезает, зло празднует победу, христиане становятся враждебными и недоброжелательными друг к другу, и православные христиане ничем не лучше – наверно, даже хуже их, потому что православным больше дано. И кто постоит в эти страшные последние времена за бедное страждущее Православие?!..."

В своей последней книге архиепископ Аверкий упомянул о том, как отразилась его пастырская забота о "духовном разорении" на его долгой болезни, которая окончилась потом его смертью:

"В результате всех эмоциональных потрясений, которые я пережил в связи с тем, что происходит в наши дни, я был поражен (по крайней мере, как утверждают врачи) рядом серьезных болезней, которые чуть было не стали причиной смерти, потому что я не мог примириться со всем происходящим вокруг меня и относиться к этому равнодушно ".

Упокоение в Боге в 1967 году принесло архиепископу Аверкию освобождение от тяжелейшего бремени пастыря. С мирской точки зрения, он умер побежденным. На земле война сатаны с любыми видами праведности продолжается и должна закончиться его победой. Но на небе архиепископ Аверкий – победитель. Он благочестиво пожил приуготовляя себя к жительству со всеми святыми на небесах. Он вдохновляет нас на это же следующими словами, которые он написал всего за год до смерти:

"Пусть только набожность и благочестие будут светильниками в наших руках, как у старца Симеона – и в более таинственном смысле – в глубине наших душ и сердец. Тогда мы сможем от всего сердца возгласить прежде своего отшествия из этой жизни: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое!"

В душе архиепископа Аверкия, когда он почил, не было отчаяния, неверия в Истину и любовь. Он жил в этой Истине и любви, и знал, что Истина победит антихриста, после малого времени его царствования.

В последние времена истинные апостолы Христовы будут умирать или погибать как в первые годы: закат похож на восход. И до тех самых пор нас будут предохранять от тонких искушений и подмен, которые уже находятся среди нас, пламенные слова Архиепископа Аверкия, одного из последних истинных апостолов. Он стоял перед лицом потока мирового Отступления и не поколебался. Он раскрыл наиболее хитроумно скрытые сети духа злобы, показав их всем, кто имеет глаза, чтобы видеть. Он звал не оставить нашу вечную надежду, но не надеяться на земное, то, что может быть имитацией. С мужеством и стойкостью он исполнял свой долг, не в глазах только служа, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога (Кол. 3; 22). Поэтому прежде своего отшествия ко Господу он писал, не имея ни тени сомнения: "Меня, как и всех, будет судить справедливый Бог. Но я могу сказать одно: я делал все честно, в соответствии со своей совестью, и не взирал на лица".


Иеромонах Дамаскин
Церковь перед лицом отступления
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites