Вечернее чтение для Анны 8



Н.Е.Пестов


МИР ДУШИ. Глава 40. КОРНИ МИРА И ПУТИ К НЕМУ


Мир вам...
Ин. 20, 19, 21, 26


Следствием развития в христианине смирения и любви, в нем зарождается и душевный мир. Об этом так пишет старец Силуан из Старого Афона: «Не может душа иметь мира, если не будет всеми силами просить у Господа дара любить всех людей».
Апостол Павел пишет: «Плод же духа: любовь, радость, мир...» (Гал. 5:22). Итак, мир вместе с тем является плодом сопребывания с человеком Святого Духа и является также тем духовным сокровищем, которого должен искать всякий христианин.
При решении вопроса о нашем состоянии: «В духе ли мы?» — наличие мира на душе является одним из важнейших показателей. Мир в душе христианина должен царствовать постоянно, не нарушаясь ни при каких обстоятельствах и переживаниях.
Еп. Игнатий (Брянчанинов) так характеризует значение мира для христианина:
«Дверь в страну духа — мир Божий, превосходящий всякий ум, потопляющий все помышления человека в несказанной сладости своей. Этот мир Христов уничтожает все смущения и страхи, так сильно действующие на человека плотского...
Есть действие от крови, кажущееся для неопытных действием благим, духовным, а оно не благое и не духовное, оно из падшего естества нашего и познается по тому, что порывисто, горячо нарушает мир в себе и ближних. Действие духовное рождается из мира и рождает мир».
Насколько важно для христианина сохранение всегда духовного мира, видно из слов старца о. Алексия Зосимовского, которые он сказал одной паре только что поженившихся супругов (из своих духовных детей): «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир — вы будете счастливы».
Тот же старец утверждал, что «тогда только ты обрящешь мир, когда будешь верить в Промысл Божий».
Как говорил Оптинский старец Варсонофий: «У кого в душе мир, тому и на каторге рай».
Итак, мир есть такое сокровище, ради которого надо жертвовать всем житейским. Авва Дорофей велит оставлять всякое дело, если оно грозит потерей «устроения», т. е. мира души.
Как зарождается в душе мир? На этот вопрос ответ дает Сам Господь. Он говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11:28-29).
Итак, при последовании за Христом в Его кротости и смирении христианин получает здесь, на земле, награду — покой души. И наличие покоя есть вместе с тем показатель того, что человек действительно следует за Христом и в нем Святой Дух. Наоборот, состояние раздражения говорит о болезни души и об отсутствии в ней Святого Духа.
Как победить раздражение? Об этом св. Паисий Великий спросил Господа. Господь сказал ему: «Если хочешь не раздражаться, то ничего не пожелай, никого не осуди и не возненавидь — и не будешь раздражаться».
Здесь под понятием «ничего не пожелай» следует понимать: не пожелай даже того, что кажется тебе добрым и совершенно необходимым. Человек часто ошибается в том, чего хочет от него Господь, и считает
за доброе то, что противоречит в данный момент воле Господней.
О причинах раздражительности и потери мира душевного так пишет архиепископ Арсений (Чудовской): «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод — и твое настроение испортилось. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним. Тоска, уныние, угнетенное состояние духа вызываются предшествующими греховными помыслами, чувствами, делами. Благодать Божия, как утренняя роса, прогоняет все это, освежая сердце и все внутреннее существо человека. Счастлив тот, кто умеет или, лучше сказать, способен быстро привлекать к себе эту благодать Божию: тот легко освобождается от тех душевных страданий, о которых мы говорим».
Какими путями надо идти к миру душевному? Преподобный Святогорец Никодим говорит, что «смирение, мир сердечный и кротость так тесно соединены между собой, что где есть одно, там есть и другое». Поэтому мир душевный является прямым следствием развития в христианине смирения и кротости.
А прпп. Варсонофий и Иоанн так отвечают на этот вопрос: «Считай себя самым грешным и последним из всех, и будешь иметь покой» (Отв. 696). И еще: «Узнай, что служит к успокоению брата, делай это и получишь и ты покой от Бога».
Говоря о способности стяжания мира душевного, нужно вспомнить и следующие слова прп. Серафима Саровского: «Ничто так не содействует стяжанию внутреннего мира, как молчание, и сколько возможно, непрестанная беседа с собою и редкая — с другими».
Что понимал преподобный под «непрестанною беседой с собой», поясняют его следующие слова: «Признак духовной жизни есть погружение человека внутрь себя и сокровенное делание в сердце своем».
А чтобы замечать в себе ненормальность душевного состояния, преподобный давал такой совет: «К сохранению душевного мира надобно чаще входить в себя и спрашивать: где я?» (т. е. анализировать свое душевное состояние в данный момент).
На этот же вопрос: как сохранять душевный мир? — старец Силуан из Старого Афона дает следующий подробный ответ:
«Невозможно сохранять мир душевный, если не будем следить за умом, т. е. если не будем отгонять мысли, неугодные Богу и, наоборот, держаться мыслей, угодных Богу. Надо умом смотреть в сердце, что там делается: мирно или нет. Если нет, то рассмотрим, чем согрешил.
Для мира душевного нужно быть воздержанным, потому что и от нашего тела теряется мир. Не должно быть любопытным, не нужно читать ни газет, ни мирских книг, которые опустошают душу и приносят уныние и смущение. Не осуждай других, потому что часто случается, что, не зная человека, говорят о нем плохо, а он по душе подобен ангелам. Не старайся знать чужих дел, кроме своего; заботься только о том, что тебе поручено... И тогда за послушание Господь будет помогать тебе Своею благодатью, и ты увидишь в душе своей плоды послушания: мир и постоянную молитву...
Если брат твой нанесет тебе оскорбление и ты в эту минуту примешь на него гневный помысл, или осудишь его, или возненавидишь, то почувствуешь, что благодать ушла и мир пропал.
Для мира душевного нужно душу свою приучить, чтобы она любила оскорбившего и сразу молилась за него. Не может душа иметь мира, если не будет всеми силами просить у Господа дара любить всех людей. Господь сказал: "Любите врагов ваших" — и если не будем любить врагов, то и мира в душе не будет.
Необходимо надо стяжевать послушание, смирение и любовь, а то все наши большие подвиги и бдения пропадут даром».
Старец Силуан утверждал, что мир души у постоянно молящегося не зависит от внешней обстановки. Он рассказывал про о. Иоанна С, что когда тот выходил из храма, то «его окружал народ, ища благословения, и в такой сутолоке душа его постоянно пребывала в Боге, и в такой толпе он не рассеивался и не терял душевного покоя, потому что любил народ и не переставал за него молиться Богу».
По словам о. Александра Ельчанинова: «Чем больше человек будет, забывая о себе и свое, отдавать свое сердце Богу, делу и людям, тем легче будет ему становиться, пока он не достигнет мира, тишины и радости — удела простых и смиренных душ».
А подвижник благочестия И. И. Троицкий так говорил о возможностях у христианина сохранить мир в любой обстановке: «Истинные христиане и с бесами могут ужиться».
В некоторых случаях мир души христианина нарушается из-за беспокойства о близких. И хотя такое беспокойство и свидетельствует о любви христианина к близким, но и здесь нужна «рассудительность» в добродетели.
Надобно иметь такую веру, чтобы предавать благому Промыслу Божию не только себя, но и судьбу своих близких.
По этому поводу прп. Никодим Святогорец дает такой совет: «Надлежит тебе осмотрительно умерять горячность ревности о других, да сохранит тебя Господь в мире и покое душевном. Смотри, не потерпела бы душа твоя ущерба в своем главном — в мире сердца — от неразумных забот о пользе других».
Средством же к восстановлению мира душевного при временной утрате является нерассеянная продолжительная молитва. Даже при невзгодах и трудности жизни такая молитва всегда несет в душе успокоение и умиротворение. К миру душевному может повести и глубокое изучение Священного Писания и по нему — судеб человеческих. Тогда христианин может понять и слова архиепископа Иоанна (Шаховского): «Лишь глубокое метафизическое недовольство этой жизнью может дать человеку душевный мир. Человек — сын великой любви, и ничто малое ему не свойственно».
Как говорит старец Силуан: «Когда мир Христов придет в душу, тогда она рада сидеть, как Иов, на гноище, а других видеть в славе... От любви душа всякому человеку хочет больше добра, чем себе, и радуется, когда видит, что другим лучше, и скорбит, когда видит, что они мучаются».
Мир души — это великое сокровище христианского сердца; это стальная броня против всех невзгод, несчастий и бедствий мира, которые бессильны разбить ее и проникнуть в сердце христианина.
«Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир», — пишет ап. Иаков (Иак. 3:18).
Умиренный духом христианин все находит в мире целесообразным и нужным, во всем видит благость Промысла Божия, он в мире с Богом, со всеми людьми, своей совестью — он в мире со всем миром. Более того, при достижении мира и «устроении тихом», по словам прп. Варсонофия Великого, «в христианине почивает Бог».
Как говорил Оптинский старец Никон: «Когда на душе спокойно, тогда чего же еще искать?»
В дополнение к вышеизложенному мы рекомендуем прочитать главы «Дар спокойствия» и «Секрет мира душевного» из замечательной книги Миллера «Обычный день жизни».


Приложение к главе 40-й

Еще о путях к миру

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской): «В духовной жизни большое значение имеет самоукорение.
Оно облегчает прежде всего нести скорби. Случилось со мной что-либо скорбное — если я не стану укорять никого, возлагать вину на другого, а сам себя обвиню, внутренне скажу, что я достоин всего скорбного, то этим самым обличу себя и без смущения, с некоторым спокойствием, перенесу для меня трудное, тяжелое, так что можно сказать: укорение себя доставляет успокоение, умиротворение нашего духа. Самоукорением подавляются, так сказать, притупляются наши страсти, наши грехи Самоукорение для страсти то же, что вода для огня: водой заливается огонь, самоукорением — страсти. Самоукорение развивает тонкость различения нравственно доброго от скверного, дурного, так что у кого нет самоукорения, у того притуплено познание доброго. Самоукорение развивает, укрепляет смирение, ибо кто укоряет себя, тот все, что ни случается с ним доброго, будет считать делом Божия Промысла, а злое — за грехи наши. Самоукорение ведет к взаимному миру. Если бы все укоряли себя, то водворился бы мир, все бы мирствовали друг с другом и, наоборот, — укоряя друг друга, посеваем вражду и неприязнь. Самоукорение дает нам спокойно переносить оскорбления, не чувствовать их. Самоукорение есть узда, сдерживающая проявление, движение в нас всего дурного. Самоукорению противоположно самооправдание, которое развивает в нас тщеславие, самомнение и гордость».

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Георгий О. »» | 09.11.2013 19:57
  
3


Как оживлять свою душу


Игумен Нектарий (Морозов)



Очень по-разному можно жить. Можно – жизнью полной, насыщенной, яркой, богатой событиями и делами, причем такими, за которые не приходится стыдиться. Можно, наоборот, такой, о множестве эпизодов которой и вспоминать не хочется, хочется забыть и похоронить, словно и не было их. Кто-то скажет о себе или о ком-то: это вообще не жизнь, а существование. Кто-то вообще то ли живет, то ли спит…



Причем далеко не всегда человек действительно в состоянии оценить, как именно он живет и живет ли. Не каждый находит такое самоисследование нужным, не каждому охота им заниматься, принуждать себя к нему, тревожить, мучить себя.

Но всё то, что относится к «жизни вообще», относится точно так же и к жизни христианской, жизни духовной. И мы точно так же рискуем не жить, а существовать, прозябать, спать, если… Если не решимся-таки – и тревожить, и мучить, и понуждать.

«Чувствую какое-то расслабление, не могу собраться, прийти в нормальное состояние… У меня ни на что нет сил… Не могу противостоять искушениям, не могу бороться с ними… Ничего не чувствую, душа словно мертвая… Точно в прострации нахожусь: что делать, куда двигаться?..» Так или примерно так характеризуют свое состояние многие христиане, и не верить им трудно – как не поверишь, если сам многократно переживал то же? И будешь еще переживать…

Но точно ли состояния эти так тупиковы, так безысходны, что вывести, а точнее – вынести из них может лишь благодать Божия – как выносят из одного помещения в другое крошечного, беспомощного щенка или котенка, за шкирку, а он только удивляется и пищит при этом?

Всё доброе от благодати, и без Господа мы не можем ничего. Но равно ли это утверждение другому: не можем вообще ничего? Или же все-таки есть какие-то средства, способные менять – ситуацию, состояние, в том числе и духовное?

Есть законы, установленные Господом, есть опытное знание этих законов, которое стало нашим достоянием или же может быть почерпнуто у кого-то опытней и мудрей нас, и есть действия, основанные на этом знании.

При трении повышается температура; опыт свидетельствует: сделав нехитрое приспособление, крутя палочку между ладонями, можно при определенном упорстве развести костер. Остается лишь проявить упорство…

Есть ли у нас опытное знание, подобное этому знанию, как оживать в вере, как будить уснувшую душу, как заставлять чувствовать умершее, кажется, сердце? Есть ли к кому обратиться с вопросом, если опыта нет?

Есть, конечно… Все святые отцы, томами творений которых уставлены наши книжные полки, так или иначе об этом говорят. И авва Дорофей, и Лествичник, и преподобные Исаак и Ефрем Сирины, и святители Игнатий и Феофан… Есть священник, к которому приходим раз за разом на исповедь – потому, скорее всего, что не однажды уже в чем-то просили его совета и совет получали. И, безусловно, есть наш собственный опыт – может быть, не аскетический, не подвижнический, а просто христианский. И он способен дать нам подсказку, напомнить, что выводило нас из этого состояния духовного усыпления прежде, что может помочь сейчас, что скорее всего способно заставить нас встрепенуться.

Возможно, конечно, что у каждого это что-то свое или, точнее, как-то по-своему. Но всё же мы очень все похожи – христиане, да просто люди. И средства для оживления души, лекарства духовные потребны нам тоже очень схожие.

Поделюсь тем, что скорее всего заставляет лично меня восстать от «сна лености, ходатайствующего душе моей муку».

Это мысль, которая порой, подобно острому, нет – раскаленному – ножу, пронзает мое сердце, в ней я всегда вижу посещение и милость Божию:

«Я умру. Рано или поздно, прямо сейчас, через несколько дней или через много-много лет – неважно, всё равно это будет очень скоро, вдруг. И что тогда?..»

Словно идешь, идешь – по инерции, по привычке, не очень задумываясь даже куда, и вдруг останавливаешься как вкопанный: «Где я, куда попал?»

Как сразу всё переоценивается, переосмысляется, встает на свои (именно что на свои) места! Сразу становится понятно, что важно, а что нет, что решительно необходимо и от чего нужно незамедлительно отказаться, отбросить от себя прочь. Появляется удивительная ясность, четкость, контрастность видения жизни в целом и отдельных, но существенных ее деталей. Точно кто-то в тебе настройки поменял. Кто-то…

Правда, это – и милость Божия, и посещение, и дар.

Но дар нельзя запрограммировать, получить в назначенное время, он всегда неожидан, нечаян – по самой природе своей. И можно ли потому рассчитывать, надеяться на него, на то, что его посредством удастся что-то изменить в себе или даже – себя? Вряд ли…

Так что же тогда?

А тогда… Тогда нужно вспомнить о дарах, бывших прежде; с благодарностью и вниманием отнестись к ним. Вспомнить, как выводил нас Господь из смертной сени нечувствия и расслабления, и устремиться тем же путем. Да, безусловно: когда мысль, тронувшая наше сердце, послана Богом, она имеет совершенно иную, благодатную силу воздействия на нас. Но есть один «секрет», точнее – особенность устроения человеческого ума и души, о которой мы забываем или даже вовсе не знаем. Когда человек сознательно погружается в размышление о чем-либо важном, сосредотачивается на нем, то постепенно начинает это важное совершенно иначе видеть, ощущать. Наш ум, как говорят святые отцы, напоминает птицу, без конца перепархивающую с ветки на ветку, но если «привязать» его к чему-то, то он постепенно смирится, обретет возможность мыслить и зреть глубоко, а затем и сердцу передаст это чувствуемое и зримое. И Господь не замедлит помочь в этом угодном Ему труде, и то, что совершалось когда-то лишь туне, по благодати, совершится уже по нашему собственному произволению – душа оживет…

Конечно, не только мысль о смерти способна так воздействовать на наше сердце. У каждого наверняка есть в этом смысле свой опыт, свои наблюдения. В нашей власти этот опыт использовать, «оживляющими средствами» занимать свой ум, будить от сна свое сердце. Опять же – тревожить, мучить себя. Работать над собой. Или не делать этого. Но самое главное – знать, что нет состояний, в которых мы и вправду были бы совершенно не властны над собой, из которых не могли бы выйти. Даже если речь идет о состоянии крайнего душевного расслабления.



Источник: Православие.ru

Игумен Нектарий (Морозов)

Биография:

Родился 1 июня 1972 года в г. Москва. В 90-х годах работал журналистом в еженедельниках "Аргументы и факты", "Общая газета". В 1999 году пострижен в монашество на московском подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры. В 2000 году рукоположен во иеромонаха, в 2006 возведен в сан игумена. В настоящее время несет служение в Саратовской епархии, настоятель храма Святых первоверховных апостолов Петра и Павла г. Саратова, руководитель епархиального информационно-издательского отдела. Председатель Совета православного военно-патриотического клуба "Патриот" г. Саратова.
#2 | Георгий О. »» | 09.11.2013 20:15
  
4


ЛЮДИ УТРАТИЛИ МИР


Георгий Фечору



Вместе с привычкой приходит забвение. Привыкаешь к неприятной обстановке и уже не чувствуешь ее. Или же привыкаешь к хорошим условиям, и они кажутся тебе необходимыми.
У привычки есть плюсы, потому что она позволяет нам забыть о пустяках, не обращать на них внимания, но есть у нее и большой минус: она может довести до того, что ты забываешь о себе, не обращая внимания на то, что необходимо для жизни, для нашего ума и души.

Например, на мир. Если спросить у людей, мир ли сейчас, они ответят, что не слышали, чтобы начиналась война. «Сейчас благополучие, а это признак мира», – скажут они как в телевизоре. Но это только видимость, это ложь, которую мы слышали где-то, слышали везде – и привыкли к ней, потому что она пришлась нам по душе. Она не представляет нас как находящихся в кризисе, хотя, между нами говоря, именно эта благая обеспокоенность и могла бы вывести нас из кризиса, до которого довела нас эта самая ложь.

Однако в действительности дело обстоит совершенно по-другому. Тревога, беспокойство красной нитью, током высокого напряжения проходит через весь мир. То есть теперь мира меньше, чем когда бы то ни было за всю историю мира. Но имеет место удивительное явление: чем больше шума, чем больше растет тревога, тем меньше люди отдают себе отчет в том, насколько помутились воды их ума и души! Богословы об этом не говорят – но у кого сейчас есть время на то, чтобы слушать богословов, тем более что и они сами пропитаны той же атмосферой так, что даже и не чувствуют ее?!

Анри Лефевр[1] изобличает одного из самых больших современных похитителей мира. Он известен под общим названием «культура потребления». Он в тесном контакте сотрудничает с рекламой, сферой развлечений, почти со всем тем, что называется коммуникацией и модой. Чем больше у тебя желаний, подчеркивает французский социолог, тем меньшая их часть может быть исполнена, и тем больше ты чувствуешь себя ущемленным и несчастным.

Но не подумайте, что речь идет об обычном беспокойстве по поводу неудовлетворенных потребностей. Лефевр утверждает, что сейчас зарождается настоящий террор, способный довести некоторых людей до настоящих психических болезней. Впрочем, и в нашей стране, в Яссах, психиатры зафиксировали появление нового синдрома психической болезни, особенно среди молодых женщин, которые не в силах позволить себе того, чего хотят…

Тех, кто не может потреблять, терроризирует чувство неполноценности и осознание себя неудачником, а те, кто потребляет, на другом конце спектра сталкиваются с проблемой (а в некоторых случаях даже с ужасом) выбора, который они вынуждены делать на каждом шагу, – тревога, вызванная неуверенностью в том, что сделанный выбор окажется хорошим.

Реклама, вне всякого сомнения, подогревает состояние войны, и этот факт выдает даже язык, на котором о ней говорят. Почему она называется рекламной кампанией, почему разрабатываются рекламные стратегии, почему устанавливаются цели, если не для того, чтобы выиграть войну, которую кто-то ведет с потребителями – со всем населением мира?

Побочным эффектом рекламной войны, более сильным, чем изначальный вред от нее, является стресс по причине невыплаченных денег, взятых в рассрочку. Вначале он невелик, когда ты едва только сделал покупку и тешишь себя удовольствием обладать желанной мебелью, машиной или плазменным экраном в гостиной, однако долги растут – да плюс ко всему еще и начинается кризис! Так что бедные люди однажды оказываются перед тем фактом, что им придется работать всю свою оставшуюся жизнь, – это самое меньшее, если не две жизни или три! – чтобы выплатить те долги, в которые они влезли за несколько лет. Где-то произошла ошибка, но у кого теперь есть время выяснять это, когда взносы нужно уплачивать – а если нет, придут и отнимут жилье!

Я знаю людей, которые совсем лишились душевного мира. По природе это веселые люди, оптимисты, но, несмотря на это, им становится всё тяжелее улыбаться и всей душой радоваться жизни. «Что толку от всего, что мы насобирали, когда мы лишились покоя? Как жаль, что мы поняли это так поздно», – это для тех, кто понял.

И наконец, самая большая беда не в этом огромном долге перед банком, а в потере веры, вследствие чего человек чувствует себя одиноким и находящимся в безвыходном положении. Это хуже, чем в самых кровопролитных войнах прошлого, когда люди надеялись даже в самых невозможных ситуациях – ведь жизнь и смерть находятся в руке Божией…

Все кажется красивым на экране телевизора и в модных журналах; средства массовой информации вообще стараются убедить нас, что мы живем в лучшем из возможных миров, – и это прежде всего потому, что у нас имеется столько способов прекрасно провести время. Но сам телевизор, согласно аналитикам-политологам и социологам, как раз и есть самый крупный террорист за всю историю мира. Дж. Гербнер, А. Бергер и многие другие констатируют, что пропорционально насилию, показанному по телевизору, – выдуманному или реальному, взятому из новостных программ, – растет чувство небезопасности, неуверенности в других людях, страх и ужас. Старикам страшно выйти из дома, а у детей регистрируются психические состояния, близкие к посттравматическому синдрому.

Средства массовой информации вообще подогревают состояние паники, чрезвычайной ситуации. В новостных программах всегда присутствует тон «апокалипсиса». Нельзя не начать волноваться, как только заслышишь речь на фоне тревожной музыки, даже если говорят о чем-то обычном, – не говоря уже о случае с «криминальными новостями», когда излагаются самые отвратительные преступления…

Не подумайте, однако, что люди бегут от волнения подобного рода. Парадоксальным образом они привыкают к волнению и уже не могут без него. Оно действует как наркотик, по принципу «порок вызывает зависимость». Механизм прост. Развлечения – в частности телевизор, музыка и все то, что сильно возбуждает чувства, – выводит людей из себя, паркует их где-то на периферии их существа, где им и дела нет до того, что у них есть душа, есть глубина, внутренний голос, совесть. В это время, пока нас нет дома, внутри у нас нарастает хаос и безумие. Потому что всё, в тревоге пережитое нами где-то среди людей, все совершённые грехи отражаются внутри нашей души – осознаём мы это или нет. Так что когда мы возвращаемся домой и наступают минуты покоя и одиночества, мы сталкиваемся лицом к лицу с колоссальной внутренней борьбой: неудовлетворенные желания – фрустрации, страхи, тревоги и волнения.

Внутри нас уже водворился дух мiра сего. Где же выход? В возвращении во внешний мiр, в шум площадей, стадионов, дискотек или хотя бы в шум и сильные впечатления телевизора – который зачастую не выключается, пока не уснешь, и включается спозаранку тут же, как только проснешься.

Но, как и в случае с наркотиками, этот путь не может привести никуда, кроме как к скатыванию вниз. По причине постоянного снижения чувствительности к стимулам – своего рода адаптации мозга к переживанию острых ощущений – возникает потребность во все более сильных чувствах, что и объясняет скатывание в телевизионное насилие, доведенное до крайности, а также во всё большее потребление порнографии. Так появляются новые причины для волнения. Насилие порождает гнев и насилие. Порнография требует удовлетворения, то есть блуда, новых партнеров, – так возникают конфликты с совестью и тысячи других мотивов, приводящие людей к тревоге и отчаянию.

По сути дела, отсутствие мира в душе – это цена, заплаченная за культуру потребления, за проведение времени перед телевизором, моду, развлечения вообще. Этого вам кажется мало? Тревога проникла в мiр и держит в своих руках человечество больше, чем в периоды войн. Но как раз это и служит признаком того, что мы находимся в состоянии войны. Мы вовлечены в парадоксальную войну, в которой нас взяли в союзники для того, чтобы мы воевали против самих себя, против Бога. Ибо все описанное до сих пор – это не что иное, как проявления краха, к которому пришло человечество, выбравшее жизнь без Христа. Мiр, который положился на Дарвина, дошел до того, что стал жить хуже, чем обезьяны, которым тот поклонялся. Без Христа люди никак не могут снова обрести душевный мир, дарованный им Богом при рождении. Ни песни уже не будут исходить из глубины души, как когда-то пели их крестьяне в поле, ни утренние рассветы уже не будут такими ясными, ни вечера такими безмятежными и навевающими покой…

Для многих эти слова бессмысленны. Им трудно принять тот факт, что они живут во лжи настолько тревожной жизни, что некоторым образом ад уже начался здесь. Одни ищут материального выхода из долгов: «Разве Христос может выплатить мои долги?», – думают они недоверчиво. Другие обманывают себя, пытаясь доставить себе еще немного телесного удовольствия. «Все равно умирать», – говорят они себе, чувствуя дыхание смерти всё ближе, но не сознавая страшных последствий этого до самых последних минут.

Таков общий знаменатель современного мира – тревога и беспокойство. Вся культура развлечений создана специально для того, чтобы скрыть это положение дел, которое она, впрочем, обостряет и делает хроническим вплоть до самых тяжелых последствий.

На другом полюсе, однако, нас ждет Христос. Он, распявшийся за весь мир, даже за тех, кто сегодня не желает знать о Нем или, самое большее, смотрит на Него как на религиозное подспорье для достижения материальных успехов в жизни сей… Христос приходит, чтобы предложить нам мир Свой, — и это кажется не очень ценным на фоне бесконечных предложений современного мiра. Но кто вкусил мир Христов, тот спокойно спит ночью, тот радуется каждому восходу солнца, улыбке ребенка, каждому цветку. Сама жизнь становится для него песней, и каждый день — праздником.

Да. Даже если у нас есть долги в банках, которых не выплатить иначе, кроме как за десять человеческих жизней, даже если мы погрязли в грехах, одно упоминание о которых для человека невыносимо, даже если мы потеряли всякое самоуважение, благодать Святого Духа может внести в наши души мир Христов, – если мы до этого примирились с Ним, открыв Ему все наши грехи, – и Он возьмет на Себя их бремя.

Нас жестоко обманули. Имя счастья – не «развлечение», а «внутренний мир». Кто познал его, тот не насытится им никогда, он утоляет им и жажду, и голод, желание нового и потребность в утешении. Прошу вас, вкусите этот мир Божественный, который дают чистая исповедь и причащение Тела и Крови Христовых, мир, который дает молитва непрекращающаяся, когда ум очищается и просветляется…

Мiр, мiр не может сделать нас счастливыми, хотя и обещает нам это. А Бог не разочаровал еще никого, никогда, — прошу вас, поверьте в это и передайте другим. И это – пока еще не поздно для вас, для каждого из нас, пока еще не обрушились на нас другие войны, когда мы не будем чуять и сердца в груди от волнения, а о мире люди и говорить уже перестанут, забыв даже и вкус его. До этих пор – много ли, мало ли, не знаю – но у нас есть еще время обрести мир в душе, самое важное дело в этом мiре, мир, который подает нам Христос – Сам, Своим присутствием, внося его в наше сердце.

Георгий Фечору
Перевел с румынского Родион Шишков

Familia Ortodoxă. 2011. № 20


[1] Анри Лефевр (1901–1991) — французский философ и социолог, неомарксист.



ПРАВОСЛАВИЕ.RU
#3 | Родион Н. »» | 12.11.2013 21:02
  
0
Незримо эта тема связана с темой о реинкарнации.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites