Когда содрогаются камни ... О расстреле Царственных мучеников …


Когда содрогаются камни

О расстреле Царственных мучеников …


1. НАРОД БЕЗМОЛСТВОВАЛ



В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. зам. Председателя Уральской Чрезвычайной Комиссии Янкель Хаимович Юровский, получивший приказ о расстреле царя Николая II и его семьи, поднялся на второй этаж Ипатьевского дома и разбудил их личного врача, профессора Е.С. Боткина «Ввиду того, что в городе неспокойно, необходимо перевести семью Романовых из верхнего этажа на нижний», - сказал он и попросил разбудить их. Царственные узники оделись и умылись за полчаса. Затем все они были переведены в подвал - Император Николай Александрович, Императрица Александра Фёдоровна, их сын четырнадцатилетний Царевич Алексей и дочери: двадцатичетырёхлетняя Ольга, двадцатилетняя Татьяна, девятнадцатилетняя Мария и семнадцатилетняя Анастасия. Кроме того, с ними были профессор Боткин, повар Харитонов, царский лакей Трупп и комнатная девушка царицы Анна Демидова. Мебели в комнате не было, но для больного царевича Алексея принесли стул, на который он сел.

На некоторое время установилось напряжённое молчание. Юровский достал листок и стал зачитывать смертный приговор, но не успел произнести последние слова, как Царь громко спросил: «Как, я не понял?.. Прочитайте ещё раз». Юровский прочитал вторично и сразу же вытащил револьвер и выстрелил в Царя. Почти одновременно раздался залп команды латышских стрелков по остальным приговорённым. Расстрелянные, истекая кровью, упали на пол, и лишь царевич Алексей всё ещё сидел на стуле. В него снова начали стрелять, пока он не упал. Потом по лежащим на полу узникам выстрелили ещё раз. Дым заслонил электрический свет и затруднил дыхание палачей. Стрельбу прекратили и, чтобы разошёлся дым, открыли двери. Принесли носилки, начали убирать трупы. Когда взялись за одну из царевен, она вдруг вскрикнула и закрыла лицо рукой. Живыми оказались и другие царевны. Тогда палачи стали добивать их штыками. Но они долго не умирали, кричали, стонали, передёргивались...

Таковым было, по воспоминаниями самих убийц, кровавое злодеяние, совершённое над Помазанником Божиим - Царём Николаем II, его семьёй и верными слугами. Так свершилось одно из самых трагических событий в истории России. И что же? Содрогнулся ли русский народ при известии об этом? Нет, выражаясь словами Пушкина, «народ безмолвствовал». Марина Цветаева записала о тех днях так: «Стоим, ждём трамвая. Дождь. И дерзкий мальчишеский выкрик (разносчика газет И. Е.): «Расстрел Николая Романова!.. Николай Романов расстрелян рабочим Белобродовым!» Смотрю на людей, тоже ждущих трамвая и тоже (тоже!) слышащих. Рабочие, рваная интеллигенция, солдаты, женщины с детьми. Ничего. Хоть бы что! Покупают газету, проглядывают мельком, отворачивают глаза - куда? Да так, в пустоту...»

Странно и горько читать сегодня эти строки. Конечно, истинно православные люди были поражены гибелью Царя, но, как писал митрополит Анастасий (Грибановский): «Ещё более должно нас поражать и удручать бесчувствие русского народа, с каким он отнёсся к страдальческой кончине своего Государя. Когда его невинная кровь, соединившись с кровью его супруги и юных детей, пролилась в тёмном подвале Ипатьевского дома, это потрясающее событие, от которого, казалось, МОГЛИ СОДРОГНУТЬСЯ САМЫЕ КАМНИ, не вызывало ни ужаса, ни острой скорби в толще русского народа, почти не заметившего его в шуме общих потрясений революции».



2. КЛЯТВОПРЕСТУПЛЕНИЕ



И в самом деле, «общие потрясения революции» действительно были потрясающими. В этом же 1918 году, когда была расстреляна царская семья, только в двадцати губерниях Центральной России вспыхнуло 245 кровопролитных народных восстаний. На борьбу с большевиками поднялось казачество во главе с генералом Корниловым. Создавалась Добровольческая Армия, возглавленная впоследствии лидером Белого движения генералом Деникиным. До Царя ли было народу? Крестьяне проливали свою кровь за землю, рабочие - за фабрики, белогвардейцы - за конституционную республику, а все вместе - за демократические свободы и некое «Учредительное собрание», которое, якобы, должно решить судьбу России. И только за освобождение Императора Николая II и восстановление монархии борьбы не было.

Хотя никто не освобождал народ от Соборной клятвы 1613 г. на верность Романовым «из рода в род». Да и армия не была освобождена от присяги, в которой каждый воин говорил: «Клянусь Всемогущим Богом перед Святым Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу Самодержцу Всероссийскому и Его Императорского Величества Всероссийского престола Наследнику, верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови... Об ущербе же Его Величества интереса, вреде и убытке... всякими мерами отвращать... В чём да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение же сей моей клятвы целую Слова и Крест Спасителя моего. Аминь». И никакой, даже надуманный «Манифест об отречении», (которого в действительности не было, а была лишь телеграмма в Ставку с конкретным адресатом - «начальнику штаба»), не освобождал русское воинство от присяги и крестоцелования. И всё-таки присяга была попрана.

«Мы былого не желаем, Царь нам не кумир. Мы одну мечту лелеем, дать России мир», - как гимн распевали белогвардейцы генерала Корнилова. Да и генерал Деникин впоследствии прямо заявлял, что Романовы вернутся на трон только через его труп. Конечно, такое отношение к Помазаннику Божию дало все основания святителю Иоанну (Максимовичу) с болью и горечью сказать: «Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени: кто прямым мятежом, кто его подготовкой, кто изменой и предательством, кто оправданием смирившегося или использованием его в выгоду себе. Убийство Царя-Мученика есть прямое следствие их».

Сегодня трудно поддаётся пониманию, как мог наш народ так низко, так позорно пасть. И тем более трудно представить, что пережили Царь Николай II и Царица Александра Фёдорововна, видя кругом «трусость, обман и измену». Казалось бы, они должны презирать предавший их народ. Но в своей святой вере в Россию они знали и понимали русских людей настолько глубоко, что до конца дней своих сохранили к ним искреннюю, отеческую любовь.

«Странность в русском характере, - писала Императрица Александра Фёдоровна из заточения, - человек скоро делается гадким, жестоким, безрассудным, но одинаково быстро он может стать другим; это называется бесхарактерность. В сущности, большие тёмные дети... Чувствую себя матерью этой страны и страдаю, как за своего ребёнка, и люблю мою Родину, несмотря на все ужасы теперь и все согрешения... Верь народу, он силён и молод, как воск в руках. Плохие руки схватили, - и тьма, анархия царствует, но грядёт Царь Славы и спасёт, подкрепит, умудрит сокрушенный, обманутый народ».

И надо сказать, что, действительно, русские люди после революции, отрезвляясь от дурмана демократических свобод, начали жалеть о содеянном. Писательница З. Гиппиус в дневнике от 18 ноября 1918 года записала случай, когда в Петропавловской крепости большевистские комиссары разговаривали с солдатами и матросами, поддержавшими революции, о новой власти. Комиссары были просто поражены, когда узнали, что они хотели бы вновь видеть на троне Царя.

Конечно же, безмолвие народа после расстрела царской семьи было каким-то неподдающимся осмыслению затмением умов и окаменением чувств. Но в глубинах духа православных русских людей всё-таки произошли некоторые сдвиги. Как писал архиепископ Нафанаил (Львов) «мученическая смерть Государя и всей семьи... была тогда для многих отревзляющим ударом, исцеляющим от опьянения угаром революции».



3. КРОВЬ ЕГО НА НАС



Убив Государя Императора Николая II, большевики не убили в народе память о нём. Об этом говорят факты почитания расстрелянного Царя, как мученика. Известен случай, когда казаки, оказавшись в окружении красных отрядов, получили по молитвам к нему чудесную помощь. Оказавшись в безвыходном положении, священник о. Илия отслужил молебен «мученику Николаю, Государю Российскому». «Святые мученики Дома Царского молите Бога о нас», - пели казаки и находившиеся в обозе люди. В конце молебна о. Илия прочитал отпуст: «Молитвами святого Царя-Мученика Николая Государя Российского, наследника его отрока Алексия-Царевича, Христолюбивых войск казачьих Атамана (Царевич Алексий при жизни был избран почётным Атаманом казачьих войск - И.Е.), благоверныя Царицы-Мученицы Александры и чад ея Царевен-Мучениц помилует и спасет нас, яко благ и человеколюбец». После чего все стали выходить из окружения прямо по непроходимому болоту. Вот как описано это в книге «Чудеса царственных мучеников»: «Шли и по колено, и по пояс, проваливались по шею... Лошади вязли, выскакивали, опять шли... Сколько шли и устали ли не помнят. Никто ничего не говорил. Лошади не ржали... И вышли... 43 женщины, 14 детей, 7 раненых, 11 стариков и инвалидов, 1 священник, 22 казака - всего 98 человек и 31 конь... Из окрестных жителей никто не хотел верить, что прошли этим путём. И шума перехода не слыхал неприятель. И следа, куда ушли отрезанные, не могли утром установить красные партизаны. Были люди - нет их!»

И, тем не менее, надо признать, что широкие массы народа Цареубийство не отрезвило. Революция победила, и богоборческая власть тогда прочно утвердилась в России. Сегодня, когда настали иные времени и почитание царственных мучеников стало в среде православных всеобщим, нам необходимо хранить духовное трезвление, которое приходит с большим трудом. Также мы должны помнить и слова, сказанные святителем Иоанном (Максимовичем) после убиения Божия Помазанника: «Кровь его на нас и на чадах наших (Мф. 27,25). Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к Цареубийству. Лишь полный духовный разрыв с ними, сознание их преступности и греховности и покаяние за себя и своих предков освободят Русь от лежащего на ней греха».http://ruskline.ru/analitika/2013/07/17/kogda_sodrogayutsya_kamni/

Комментарии участника: Серафима (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Серафима | 17.07.2013 11:25
  
3
Аудиозапись речи Государя Императора Николая II Александровича, произнесенная во время визита во время визита во Францию в октябре 1901 года. ·
#2 | Серафима | 17.07.2013 13:39
  
3
Эта третья запись голоса Государя Императора Николая II прозвучала в 4 серии фильма "Николай II", показанном на телеканале НТВ в 1998 году.
Император Николай II принимает парад гренадеров. This third voice recording of the Emperor Nicholas II, performed in four of the film "Nicholas II", shown on the NTV channel in 1998.
Emperor Nicholas II takes the parade grenadiers.
#3 | Серафима | 18.07.2013 22:20
  
2
ИСКУПИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА ДЛЯ СПАСЕНИЯ РОССИИ. В ночь на 4 / 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге большевики убили Царскую Семью: Царя Николая II, царицу Александру, Великих Княжон Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и 14-летнего Наследника Престола Алексия

Кощунственный антихристианский дух большевиков проявился и в убийстве Царской Семьи. Даже после формального отречения, вырванного у Царя обманом и революционным насилием, Николай II оставался Помазанником Божиим – этого его никто лишить не мог. Поэтому в Екатеринбурге убили не «гражданина Романова», а последнего Помазанника Третьего Рима, и это имело исторически-переломный смысл для всего человечества – независимо от того, сознавали это или нет другие народы и рядовые исполнители убийства.
Однако противники христианства сознавали это как кульминацию своей двухтысячелетней борьбы против Христа и удерживающей Православной власти. Они еще до революции печатали новогодние открытки, на которых раввин держит жертвенного петуха с головой Государя Николая II, подписанные по-еврейски: «Это мое жертвоприношение». И есть немало признаков их сознательного и активного участия в убийстве Царской Семьи.

Доказано, что в советской России решение об убийстве Царской Семьи было принято не на Урале, а большевицкой верхушкой в Москве; указания местным исполнителям давал Свердлов (неспроста его именем потом назвали именно этот уральский город).

Несомненно, что оставленные на месте убийства надписи сделаны теми, кто сознавал ритуальный смысл этого действа. Одна из них, на немецком языке, является парафразой стихотворения Гейне об убийстве последнего вавилонского царя Валтасара за то, что он осквернил своими устами еврейские священные сосуды. Вполне правдоподобна трактовка каббалистической надписи, сделанной буквами из трех языков: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы». У евреев издавна принято написание «вины преступника» на месте казни – оно было сделано на трех языках и на Кресте распятого Господа нашего Иисуса Христа.

Многие вопросы можно было бы уточнить в архивах США, Англии, Франции, но и там эта тема еще засекречена. Видимо, мiровой закулисе распространение правды о цареубийстве невыгодно до сих пор.

Календарь «Святая Русь»

http://www.ruskalendar.ru/publications/detail.php?ID=14334
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites