О правильном отношении к старцам, и есть ли такие в наше время?

16
http://vk.com/lassa80
16 сентября 2012 в 16:36 68315 просмотров 34 комментария
Афонские старцы

Последнее время начала рассуждать на тему отношения к старцам, особенно к духоносным, и вообще есть ли такие в наше время? А если есть, то как к ним правильно относиться, какие вопросы можно задавать? И вообще какова роль духовника в судьбе человека? Порылась в интернете и нашла две замечательные ссылки, которые будут полезны всем, особенно тем, кто вознес старца в статус оракула, и считает, что от его решения зависит вся дальнейшая судьба человека!

профессор Московской Духовной Академии, А.И. Осипов.



Внимайте!


)))))))



О лжестарцах

Комментарии участника: Лилия Никул (23)

Всего: 23 комментариявсе комментарии ( 34 )
  
#1 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:38 | ответить
  
4

Старец Порфирий об ошибках в отношениях с духовным отцом

Старец Порфирий Кавсокаливит,

Перевела с английского Ангелина Леонова

Старец Порфирий (1906–1991) пользуется большой любовью среди православных Греции. После его блаженной кончины издаются книги о нем и собрания его советов и поучений. Некоторые из этих советов посвящены ошибкам и опасностям в отношениях с духовным отцом – теме, которая актуальна и для России. Приведем небольшую подборку таких советов.

Один брат рассказал мне: «Некогда я работал в деревне. Тогда у моей жены был очень строгий духовный отец. Однажды она призналась ему в своей слабости и в том, что она ее повторяет. Он отругал ее, запугал. После этого она еще не скоро вновь решилась идти на исповедь».

«Видишь, – сказал старец, – к чему может привести чрезмерная строгость? Вот почему я призываю быть осторожными с духовными отцами, к которым вы идете на исповедь – и вы, и ваша жена, и ваши дети; больше всего старайтесь быть честными во всем, что говорите, потому что тогда Бог все вам простит, и вы будете улучшаться духовно».

***

«Смотри, дитя мое! Наш Бог, желая научить Своих детей, которые надеются на Него, верят и любят Его, поклоняются Ему, прибегает к различным способам. Среди средств нашего Господа есть и введение правил, соблюдение которых ведет к спасению наших душ. Мы не можем изменить или нарушить планы Бога. Более того, мы не можем чего-либо навязать Ему. Но мы можем, однако, попросить Его, помолиться Ему, и Он, из любви к людям (ведь Он и есть любовь), может внять нашим молитвам и сократить время испытания – или даже обойтись без него. В любом случае, все зависит от Него. Мы просим о чем-то, а Он – Тот, Кто нас поддержит.

Более того, эти правила носят характер не мести или наказания, но воспитания, и они не имеют ничего общего с правилами, введенными некоторыми духовными отцами, которые либо от чрезмерного рвения, либо по незнанию размывают пределы наказания, не понимая, что таким образом совершают преступление, вместо того чтобы творить благо. Я всегда ругаю их и советую так: нет – суровым наказаниям, да – доброму слову. Потому что строгое наказание только поможет диаволу увеличить свою клиентуру, то есть как раз посодействует в том, что составляет цель его ожиданий, в том, к чему он с всегда стремится.

Именно поэтому выбор духовного отца требует крайней осторожности. Как вы бы искали наилучшего врача, так же вы должны заниматься поисками духовника. И там, и там – врач, но в одном случае – для тела, а в другом – для души!»

***

Говоря о вещах, превышающих обычные грехи и ситуации, таких как, например, совершение сердечной молитвы или преодоление особо трудных духовных искушений, старец советовал: «Будьте осторожны в том, что говорите вашим духовникам, которых вы выбрали для исповеди. Потому что они могут не знать всего. Они должны быть очень мудрыми, проницательными и опытными. Они должны носить Дух Божий внутри себя, чтобы суметь разрешить ваши различные проблемы».

***

«Если ты живешь далеко от города, – сказал старец одному брату, – и не можешь приезжать сюда регулярно, тебе нужно найти хорошего духовника, чтобы исповедовать ему свои грехи. Но если тебя беспокоит что-то относительно сердечной молитвы или твоих помыслов, не сообщай ему этого, потому что тот, кто знает недостаточно, может сбить тебя с толку. При таких вопросах приходи сюда, и сможешь обсудить их со мной».

***

Один уверенный в себе строгий духовный отец отказался одобрить желание своего духовного чада посетить отца Порфирия и поговорить с ним о серьезной личной проблеме. Этот инцидент произвел на меня тяжелое впечатление, и я сообщил старцу о нем. Старец грустно покачал головой и промолвил: «Что я могу сказать? Понимаешь, он ведь тоже духовный отец». Старец всегда был очень осторожным и мягким в суждениях о других – особенно когда это касалось священников, совершавших ошибки. Вместо характеристики он предпочитал выражаться метафорически:

«Ты знаешь, когда папский миссионер получает инструкции для своей миссии, от Рима он добирается на самолете, а по прибытии в аэропорт одной из африканских стран открывает запечатанный конверт и читает, что должна включать в себя его миссия – что он обязан выполнять, даже если с этим не согласен. У нас, у православных, все происходит не так».

Я понял – более или менее – то, что старец пытался мне сказать. Это был не первый раз, когда я убедился, что в православной среде бывают духовники с «папскими» замашками, которые требуют повиноваться своим указаниям, полностью игнорируя внутреннее несогласие своих духовных детей. Они склонны развивать тоталитарное мышление, потому что сами боятся свободы, которую ограничивают дисциплиной, невзирая на то, что православное послушание есть плод свободы.

Вскоре после этого упомянутое духовное чадо «строгого» духовника в конце концов сказало своим друзьям, которые призывали его поехать к старцу Порфирию, что у него пропало желание посетить старца. В одну из моих поездок я сказал старцу об этом и добавил: «Я думаю, что причина того, что он к вам не пришел, не в его нежелании, а в том, что он демонстрировал послушание своему духовному отцу».

Ответ старца удивил меня: «Он проявляет послушание, потому что советы его духовника удовлетворяют его эго». Это был первый раз, когда я услышал, что старец так открыто говорит о духовной ошибке. Старец сам не стремился к появлению последователей, он просто помогал тем, кто искал помощи в его келье. Быть может, он сообщал это все мне так открыто потому, что хотел показать еще один пример обольщения диаволом христиан. И это заставило меня понять, что мотивом послушания для человека иногда служит удовлетворение собственного эго.

Старец Порфирий Кавсокаливит,
Перевела с английского Ангелина Леонова

http://www.pravoslavie.ru/put/44253.htm
  
#2 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:42 | ответить
  
5
Истинные или ложные старцы, чудеса


- Ответ Алексея Ильича Осипова на вопрос про старца Порфирия Кавсокаливита.
  
#3 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:46 | ответить
  
5

Вот, что говорит свт.Игнатий Брянчанинов о современных старцах, которые пытаются подражать древним старцам: «То, что сказано об отшельничестве и затворе, должно сказать и о послушании старцам в том виде, в каком оно было у древнего монашества: такое послушание не дано нашему времени…
Те старцы, которые принимают на себя роль... употребим это неприятное слово, принадлежащее языческому миру, чтоб точнее объяснить дело, которое, в сущности, ни что иное, как душепагубное актерство и печальнейшая комедия, — старцы, которые принимают на себя роль древних святых старцев, не имея их духовных дарований, да ведают, что самое их намерение, самые мысли и понятия их о великом иноческом делании — послушании суть ложные, что самый их образ мыслей, их разум, их знание суть самообольщение и бесовская прелесть, которая не может не дать соответствующего себе плода в наставляемом ими. Их неправильное и недостаточное настроение только в течение некоторого времени может оставаться незаметным руководимому ими неопытному новоначальному, если этот новоначальный сколько-нибудь умен и занимается святым чтением с прямым намерением спасения. В свое время оно должно непременно раскрыться и послужить поводом к неприятнейшей разлуке, к неприятнейшим отношениям старца с учеником, к душевному расстройству того и другого. Страшное дело — принять, по самомнению и самовольно, на себя обязанности, которые можно исполнять только по велению Святого Духа и действием Духа; страшное дело — представлять себя сосудом Святого Духа, между тем как общение с сатаною еще не расторгнуто и сосуд не перестает оскверняться действием сатаны! Ужасно такое лицемерство и лицедейство! Гибельно оно для себя и для ближнего, преступно пред Богом, богохульно.
Иноческое послушание в том виде и характере, как оно проходилось в среде древнего монашества, есть высокое духовное таинство. Постижение его и полное подражание ему соделались для нас невозможными» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.5, гл. «О жительстве в послушании у старца»).

Поэтому, то что в МП, в ИПЦ, и вообще хоть где, выставляется в виде старцев, которые набирают себе послушников, и стараются поступать по подобию древних старцев, – это бесовские подвижники, находящиеся в духовной прелести.

Таковые, подражая древним старцам, точно так же принимают у себя массу народа, давая им всеразличные советы, типа, кому жениться, а кому в монастырь пойти; или кому поступать в институт, а кому нет. А люди, – начитавшись книжек о древнем старчестве, об Оптиной, как там приходили за наставлением, или увлекаясь всеобщей рекламой старчества, – находятся в состоянии иллюзии, не видя того, что это все не то, что было раньше; что то, что есть сейчас – это все подделка и бесовский обман. Но они, по причине своей духовной слепоты, не могут этого различить. И смотрят на этих лже-старцев, и относятся к ним, как язычники к своим языческим оракулам.

Нашему времени, как сказал свт.Игнатий, не дано «послушание в том виде и характере, как оно проходилось» у древних старцев, подвижников. И кто пытается этому подражать, тот принимая на себя «роль древних святых старцев», да знает, что он находится в бесовском самообольщении и духовной прелести. А люди, которые ищут такого послушания, если во время не прозреют и не одумаются, то попадаются в эти бесовские ловушки, и заходят в состояние духовной прелести.
«Напрасно Ваше желание – находиться в полном послушании у опытного наставника. Этот подвиг не дан нашему времени. Его нет не только посреди мира христианского, нет даже в монастырях… Послушание – «чудо веры!» Совершить его может один Бог. И совершили его те человеки, которым дан был Богом этот дар свыше. Но когда люди захотят собственными усилиями достичь того, что дается единственно Богом, тогда труды их суетны и тщетны… Все мимоходящие, т.е. бесы и страсти, посмеиваются им, потому что по наружности они будто совершают добродетель, а в сущности, находятся в горьком обмане, слепоте и самообольщении, подчинены страстям своим, исполняют волю бесов. И многие думали проходить послушание, а на самом деле оказалось, что они исполняли свои прихоти, были увлечены разгорячением. Счастлив тот, кто в старости своей успеет уронить слезу покаяния на увлечения юности своей. О слепых вождях и водимых ими сказал Господь: «если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Матф.15:14)» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к мирянам», п.229).

«Обиловавшие даром рассуждения старцы и при посредстве его руководившие новоначальных к духовному преуспеянию с особенным успехом, по причине особенного благоразумия в руководстве назывались искусными… В цветущие времена монашества было много неискусных старцев, пользовавшихся громким именем святости, прославленных с одной стороны невежеством, а с другой - сатаною, который употребляет таких старцев в свое орудие для погубления… К системе действия духов всегда принадлежало распространение злых слухов об истинных рабах Божиих и необыкновенных похвал о служителях сатаны, прикрытых личиною служителей Божиих. То и другое вполне явствует из учения Спасителя: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого... Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их» (Лк.6: 22, 26). Пастыри, говорит святитель Тихон Воронежский, заботящиеся о спасении душ человеческих, подлежат злоречию и гонению злых людей; сатане дело их неприятно: и потому он изощряет на них языки злых людей и гонит их. Против Самого Спасителя диавол действовал распространением злых слухов (Ин.7: 12; Мф.28: 13-15). Напротив того, как говорит святой Ефрем Сирский, при появлении антихриста, диавол немедленно огласит его по вселенной великолепною, восторженною молвою, и приготовит общество человеческое к принятию его, насеяв в этом обществе самое благоприятное мнение распространением благоприятных слухов… Не должно увлекаться мнением человеческого общества, хотя бы это мнение было мнением значительнейшего большинства: должно руководствоваться светом Священного Писания и писаний Отеческих. Великое бедствие – впасть по причине неведения и легкомыслия под руководство лжеучителя: «если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму», сказал Господь (Мф. 15: 14)» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.6, «Отечник», гл.«Повести из жития старцев, преимущественно египетских», п.5).

Истинный, настоящий подвижник, который подобен древним старцам, по духу. Никогда не будет устраивать этого шоу со старчеством, и такого послушничества, как это делается лже-старцами в наше время. Ибо он, имея духовные очи открытыми, будет видеть, что сейчас не та эпоха и не те времена, как были раньше, что духовное состояние у людей совсем не то. Что люди не способны к такому послушничеству, как это было у древних старцев. Что внешнее подражание всему этому воспитает только фарисеев и лицемеров. «В последнее время... те, которые поистине будут работать Богу, благоразумно скроют себя от людей, и не будут совершать посреди их знамений и чудес, как в настоящее время. Они пойдут путем делания, растворенного смирением (4-й Ответ преп. Нифонта)» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.6, Отечник, «Заключение»). Он, имея тот же дух, как у древних старцев, будет просто чисто внешне приспосабливаться к обстоятельствам нашего времени, к духовному состоянию людей, поступая смиренно, кротко, осторожно, ненавязчиво, предоставляя всякий свой совет свободному произволению тех, кто его слушает. И естественно, что его советы будут чисто духовны, ибо будут касаться только лишь внутреннего духовного состояния человека, а не его земного благоустроения. «Скромное отношение советника к наставляемому совсем другое, нежели старца к безусловному послушнику, рабу о Господе. Совет не заключает в себе условия непременно исполнять его: он может быть исполнен и не исполнен. На советнике не лежит никакой ответственности за совет его, если он подал его со страхом Божиим и смиренномудрием, не самопроизвольно, а будучи спрошен и понужден. Также и получивший совет не связывается им; на произволе и рассуждении его остается исполнить или не исполнить полученный совет. Очевидно, как путь совета и последования Священному Писанию сообразен с нашим слабым временем» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.5, гл. «О жительстве по совету»).

«Ныне очень трудно найти истинного слугу Божия… Есть много ведущих Бога и угодных Богу по свидетельству человеческому, но трудно найти засвидетельствованного Богом Боговедца и Богочтеца. Свидетельство Божие ясно как солнце, но мир слеп и потому не видит свидетельства Божия; не видя свидетельства Божия, он заменяет свидетельство Божие свидетельством своим и мнит удовлетворяться» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.7, «Письма к разным лицам», п.125).
  
#4 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:50 | ответить
  
5
Cтарец Христофор Тульский.


Старцы. Мария старица.


Старец Мелхиседек из Псково-Печерского монастыря

  
#5 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:52 | ответить
  
1

Протоиерей Димитрий Смирнов: «В последние времена все старцы отнимутся»

Глава Синодального отдела протоиерей Димитрий Смирнов в интервью телеканалу «Доверие» ответил на вопросы о том, есть ли в современной России старцы, и кто такой старец. Видеозапись интервью была выложена на мультимедийном блоге отца Димитрия. Ниже мы приводим распечатку его ответа на заданный вопрос:
«Насчет, есть ли в России старцы – я надеюсь, что есть. Но для меня духовным авторитетом был отец Иоанн Крестьянкин. Чем характеризуется старец?
Во-первых, послушанием священноначалию. Если какой-то старый священник или монах с большой бородой находится в неподчинении священноначалию, то это старец уже ложный.
Во-вторых, он должен иметь достаточный уровень богословского образования. Он должен обязательно разбираться в церковной догматике, в канонах, не путаться в этих вопросах, потому что это всегда очень важно и востребовано для народа.
В-третьих, он должен, помимо образования, иметь духовный опыт. Потому что сейчас большая востребованность в священниках, мы в Церкви имеем только десятую часть того, что требуется для нашей страны, а может даже и меньше, потому что всех порасстреляли за время советской власти. Церковь сузилась в своих масштабах, и поэтому бывает так, что на вид священник старый, лет шестидесяти, а посвящен в сан лет семь-восемь назад. И конечно, не имея ещё такого духовного опыта, он не может быть старцем. Хотя жажда старцев у народа огромная. И очень много неопытных священников, и даже не очень добронамеренных, начинают «кронштадтить» (есть такое выражение, оно возникло еще в начале ХХ века), т.е. начинают изображать из себя тех, кем они не являются. И тем наносят вред себе в первую очередь, а во-вторых, и тем людям, которые у них спрашивают совета, потому что советы могут быть самые страшные. Например, не имея медицинского образования, не имея на руках анализы, рентгена, томографии, ОМРТ, кардиограмм, начинают отменять лекарства. Это, говорит, тебе не надо, тебя залечат… И, так сказать, вопреки постановлению Священного Синода, ухудшают здоровье людей, поступают не хуже, чем знахари. Когда кто-нибудь из таких «старцев» начинает проявлять активность, значит нужно проявлять большую осторожность. Потому что востребованность большая – вот некоторые неразумные и недобронамеренные, бывает, начинают этим пользоваться.
Вообще, старец это есть пророк Бога Вышнего, который открывает людям Божию волю. Но известно, что в последние времена (а кто не знает, что мы живем в последние времена?!) все старцы отнимутся, потому что люди не могут выполнять их советы, поэтому они будут не нужны. Люди, которые в основном приезжают к таким опытным священникам, они обычно желают своей воли, то есть они хотят получить санкцию на то, что они уже сами для себя решили. Сомнения какие-то есть, вот он должен утвердиться, и он будет ездить до тех пор, пока от кого-нибудь не получит «да, вот так и делай!». А иногда, если старец настоящий, он говорит часто и против того, что человек желает.
И потом, бывают вопросы, на которые может ответить любой семинарист, даже не первого курса, а абитуриент. А люди ищут обязательно старцев, а вопрос не стоит не только выеденного яйца, но и той плёночки, которая между белком и скорлупой бывает, когда его сваришь. Это конечно неразумно. Да, бывают сложные истории, а бывают истории, на которых нет ответа, потому что человек спрашивает: «Что мне теперь делать?»,— а он так запутал свою жизнь, что хорошего выхода нет, любой выход плохой. И если это, конечно, рассудительный священник, из всех 12 ужасных вариантов выхода он может выбрать наименьший, потому что он смотрит со стороны.
Ну и конечно, старец наизусть знает Священное Писание. Если он не знает Священное Писание и говорит, как говорил Патриарх Алексий, «от ветра головы своея», то тогда конечно… (разводит руками). Сам преподобный Серафим говорил: «Когда я от себя говорю, всегда бывают ошибки». Это преподобный Серафим! Это не старец, это один из самых прекрасных наших святых. Сергий Радонежский, преподобный Серафим – это двоица, выше их никого нет. И вот он так говорил про свои собственные ошибки. А часто, ещё молодые, неопытные, ещё плохо знающие Писание, начинают «кронштадить» и от этого бывает вред в первую очередь им самим, во вторую пастве, в третью – Церкви».
Русская линия
  
#6 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 16:56 | ответить
  
4
митрополит Рязанский и Михайловский Павел (Пономарев).




Старцы

Рядом с ними всегда чудо и тайна

Эти люди всегда занимали особое положение в нашей церкви. Их никто не назначал на высокие посты и не поручал особой миссии. Но все, от простого прихожанина до патриарха, знали, что эти люди — особенные. Они могут пророчествовать, помогать, исцелять, наставлять. Больше многих других знает о православных старцах один из иерархов Русской церкви митрополит Рязанский и Михайловский Павел (Пономарев). Он рассказывает «Труду» об удивительных встречах.
митрополит Рязанский и Михайловский Павел (Пономарев)

Митрополит Рязанский и Михайловский Павел (Пономарев)

У него яркая судьба, в которой важное место принадлежит старцам. Внук ссыльного священника, родился в Караганде, где был крещен Севастианом (Фоминым), теперь уже канонизированным. После учебы и монашеского пострига в Троице-Сергиевой лавре близко общался с другим известным старцем, архимандритом Кириллом (Павловым). Служил в Иерусалиме, в США и Вене. А когда возглавлялПсково-Печерский монастырь, рядом были великие старцы, и прежде всего знаменитый Иоанн (Крестьянкин). Помнятся и судьбоносные встречи на острове Залит с подвижником Николаем (Гурьяновым), и общение в Рязанской епархии с мудрым старцем Авелем (Македоновым), и множество других ситуаций, в которых ощутимо присутствовало то таинственное, что в земной жизни считается чудом.
Севастиан (Фомин)

— Вы помните своего первого в жизни старца?

— Да, и очень хорошо. Крестил-то он меня в младенчестве, а умер в 1966 году, когда мне было уже 14 лет. Он у нас и дома бывал. К отцу Севастиану в Караганду приезжали за помощью множество людей. И вокруг него жили другие подвижники.

— А с Вашей семьей что-то чудесное случалось?

— Мама моя осталась жива только благодаря молитвам преподобного Севастиана. После операции врачи посчитали ее безнадежной. Она кровью истекла. И коляску с ней уже отправили в морг. А в это время ее подружка пришла в храм, где служил отец Севастиан. Вдруг он выходит из алтаря и на весь храм кричит: Настя, иди сюда! Вот тебе, говорит, просфорочка, святая вода, беги к Аннушке! Та бегом в больницу, нашла маму уже перед дверями в морг. Санитары не поймут: покойнику дают воду, какую-то еду?! А мама глазами моргает — ее назад и вернули. Врач, которая вела операцию, говорит: «Кто-то за Вас очень сильно молился. После такой потери крови человек не может выжить».
Иоанн (Крестьянкин)

— О старцах Псково-Печерского монастыря вообще рассказывают чудеса. А Вы ведь возглавляли обитель…

— Это удивительнейший монастырь. Там такие старцы были: и отец Иоанн, и отец Александр, и отец Серафим, и отец Нафанаил, которых я застал. А чудеса с ними были просто каждодневными. Можно сказать, в рабочем режиме. Такой, к примеру, случай. Начали мы строить у себя на Святой горке храм. Никакого разрешения нам на это не давали ни Министерство культуры, ни ВООПИиК — была тогда такая организация. И кто-то на нас «настучал». Звонят мне: к вам высокая делегация из Москвы, очень строго настроены. Прибыли. Я им даю экскурсовода, предлагаю пещеры осмотреть, потом Успенский собор… А они: нет, пойдем в библиотеку, а потом на Святую горку. Ну, все ясно! У нас же и в библиотеке тоже ремонт, и тоже без разрешения. А день такой ясный, солнечный. Снег сверкает. Ни облачка, ни ветерка…

Я к отцу Иоанну: беда, говорю, батюшка, молитесь!

Прошло минут 10–15. Выходим на улицу. Что такое? Темно. Огромными хлопьями снег валит. Все занесло. Еще минут 20 прошло. Гости вернулись. Ругаются: ну и погода у вас, только солнце светило, а к горке подошли — разом все заволокло, ничего не разглядеть. Разошлись миром. Вот какова молитва отца Иоанна!
Николай (Гурьянов)

— А предсказания, пророчества приходилось слышать?

— Была такая история. Где-то в конце ноября 91-го приехала к нам в Печоры матушка Георгия (Щукина). Оказывается, у нее был разговор со Святейшим Патриархом о возможном направлении ее в Иерусалим. И ей нужно было посоветоваться с духовником — отцом Николаем, известным старцем на острове Залит. Но попасть на остров ей не удалось — пароходы уже не ходят, а лед еще не встал. Решила она тогда к отцу Иоанну (Крестьянкину) заехать. А он говорит: «Чем же я, матушка, помогу, может, отца наместника попросим?» Ко мне обращаются. Я говорю: «Что же тут сделаешь — на лодке не поплывешь, на машине не проедешь, хоть вертолет вызывай…» А эконом меня спрашивает: «Так благословите на вертолет?» Я-то и не знал, что это возможно. Позвонили в аэропорт — оказалось, вполне доступно. Через 40 минут вертолет уже был в монастыре. И нам место нашлось.

Прилетели — а там и приземляться-то некуда. Только что выпал снег хороший. Сели куда-то в огород. Видим — сам отец Николай идет. И матушки бегут,что-тошумят. Потом рассказали. Оказывается, после службы и трапезы все по кельям разошлись — и вдруг отец Николай стал всех звать. Ходит, по кельям стучит. Выходите, кличет, матушки, к нам гости едут, матушка игуменья Иерусалимская, отец-наместник с братией монастыря. Они говорят: «Батюшка, ты в своем уме? Кто к нам едет? Пароходы не ходят. Ложись, отдыхай». И вдруг — вертолет, шум. А ведь тогда не то что мобильников, вообще связи с островом не было. И ведь называл уже отец Николай матушку игуменьей Иерусалимской, хотя о ее будущем совсем никто не знал…
Авель (Македонов)

— И рязанская земля, место вашего нынешнего служения, известна старцами, такими, как архимандрит Авель…

— Когда я только приехал в Рязань, на одном из епархиальных советов мы сидели с ним рядом. И я предложил обратиться с просьбой к Святейшему Патриарху Алексию ходатайствовать перед правительством РФ о том, чтобы нам возвратили Рязанский кремль. Это было для всех неожиданно, но решение о таком ходатайстве мы приняли. И тут отец Авель встает — и бух на колени со слезами. А потом рассказал, как еще в те времена, когда все изымалось и закрывалось, старцы пророчествовали, что придет время — и все вернется.

— И что же, вернули?

— Успенский собор вернули. Храмы практически все, за исключением одного — Духовского. Постепенно все возвращается. И это тоже чудо.

— С отцом Авелем связана история, в которой вы участвовали. Ее в своей книге описал архимандрит Тихон (Шевкунов). Когда в вашем присутствии протоиерею Владимиру Вигилянскому позвонил писатель Андрей Битов и рассказал, что во сне к нему приходила умершая мать и просила исповедоваться у старца Авеля в Рязанской области…

— Да, помню эту ситуацию. Тут ведь что важно. Для чего нам даются некоторые необычные повороты в жизни? Чтобы встряхнуть, помочь отойти от суеты. Нам некогда, мы вертимся. А надо чаще выпадать из этой суетной череды. Иногда в буквальном смысле слова. Как у меня в юности было, когда упал я с мотороллера, разбился, а пока лежал на больничной койке, многое переосмыслил и встал на новый путь. Потому что суета не дает сосредоточиться на душе, подумать о смысле жизни. А вот богослужение позволяет.

— Так и для Битова тот сон, видимо, был в помощь?

— Да, конечно. Но надо эти ситуации понимать, использовать. Он ведь так и не доехал до отца Авеля, хотя тот долго его ждал. А через несколько месяцев старец умер…
Кирилл (Павлов)

— Владыка, Вы со многими старцами общались. Чем же они отличаются от обычных людей?

— Помню, только меня рукоположили в воскресенье в иеромонахи, а на следующую субботу назначили исповедовать духовником в лавре. Я подхожу к отцу Кириллу (Павлову): «Батюшка, переживаю, как я буду исповедовать?» — «А что такое?» — «Да я даже не знаю, за какой грех кому какую епитимью давать».

Он так посмотрел на меня. Улыбнулся, обнял и говорит:

«Отец Павел, какая епитимья? Любовью покрывайте все. Люди у нас и так настрадались. Они такие несчастные, души у них исковерканные. Какая им епитимья?»

Они такие. Любовь от них идет. С ними хочется все время рядом быть, общаться. Их отличает от обычных людей особое качество: к самим себе — строгость во всем, а к людям во всем — любовь.


http://www.pravmir.ru/starcy/
  
#7 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 17:41 | ответить
  
7
Для чего живет человек ?

  
#9 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 21:39 | ответить
  
3
Старцы нашего времени

В Православной церкви сложился институт старчества. Старцы - старые, опытные монахи, обладающие полученным от Бога даром молитвы, прозорливости и чудотворения. Некоторые из них живут и сейчас.

Вот список самых известных старцев России, Украины и Белоруссии:

Отец Кирилл Павлов - Троице-Сергиева лавра, г. Сергиев Посад. Очень старенький и очень известный батюшка, духовник патриархов Пимена и Алексия II, многих священников и знаменитостей. По данным таблоидов - "тот самый" сержант Павлов, который в Сталинграде захватил Дом Павлова. Почти не принимает.

Отец Наум - Троице-Сергиева лавра, г. Сергиев Посад. Принимает ежедневно, кроме воскресения. До 700 человек записываются на приём к нему.

Отец Герман - Троице-Сергиева лавра, г. Сергиев Посад. Занимается отчиткой бесов. Обладает даром прозорливости.

Отец Власий, прозорливый - Калужская обл., г. Боровск, Пафнутьев-Боровский монастырь. Время от времени исповедует. Лучше приезжать на несколько дней.

Отец Пётр, прозорливый, духовник - Лукино, Нижегородская область. Лучше приезжать на несколько дней.

Владыка Алипий - Украина, Донецкая обл., г. Красный Лиман. Как видим, и архиереи могут быть старцами.

Отец Серафим - Украина, Донецкая обл., г. Святогорск, Святогорская лавра

Архимандрит Дионисий - Москва, храм св. Николая Чудотворца в Покровском (Бакунинская, 100). Относительно молодой батюшка, но обладает редкой силой молитвы и даром пастырства.

Отец схиархимандрит Илий - Оптина Пустынь, г. Козельск. Является духовником патриарха Кирилла, почти не принимает.

Отец Иероним - Алатырь, Чувашия, Успенский монастырь.

Отец Илларион - Ключевская пустынь, Мордовия, пос. Тургенево. Трудно добираться, но попасть на исповедь относительно легко.

Архимандрит Амвросий Юрасов - Иваново, Свято-Введенский женский монастырь.

Схиархимандрит Иоанн - Иоанновский мужской монастырь под Саранском. Проводит отчитку бесов.

Отец Николай - настоятель Покрово-Эннатского монастыря в Башкирии.

Отец Адриан - Псково-Печерский монастырь, Псковская область. Почти не принимает...

Протоиерей Валериан Кречетов - Покровская церковь, с. Акулово Одинцовского района. Редкий пример старца из "белого духовенства", духовник многих московских священнослужителей.

Несколько прозорливых монахов есть в Почаевской лавре на Западной Украине (г. Почаев, Тернопольская обл.). Туда достаточно трудно добраться, зато относительно нетрудно можно побеседовать со старцами.

Архимандрит Митрофан, Жировицкая лавра, Белоруссия (г. Слоним Гродненской обл.). Почти не принимает. Надо приезжать на несколько дней.

Существуют также "младостарцы" - относительно неопытные в духовном плане священники, которые фактически ведут себя как волки в овечьей шкуре. Бывают и лжестарцы - проходимцы и еретики, выдающие себя за старцев. Младостарцев вообще достаточно много. Не надо называть их имена, но надо за них молиться, чтобы Господь их вразумил.

В заключение хочу вам сказать, что если Господу будет угодно, то попадёте к старцу. Об этом надо молиться. Если вам трудно добраться до монастыря, то можно отправить заказное письмо в монастырь или в храм на имя старца. Можно с чистым конвертом для ответа.

Храни вас Бог!




Есть ли сегодня на Украине живые старцы, выяснял корреспондент "ВП"



О прозорливом старце Серафиме из Святогорской Лавры я услышал несколько лет назад. Архимандрит Серафим - первый настоятель Святогорского монастыря после его восстановления. Сейчас живет в монастыре на покое, тяжело болен (сахарный диабет) из-за чего батюшка почти не ходит... Люди съезжаются к нему со всей Украины. Едут с самыми различными проблемами, надеясь кто на мудрый духовный совет, а кто и на то, что старец совершит для них чудо…

Пару раз порывался и к нему на прием, но для этого, как правило, не хватало времени - ведь в очереди к нему стоят иной раз по три дня. И вот, десятого декабря, без особой, кстати говоря, надежды на успех задуманного, я отправляюсь в Святогорье…
  
#10 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 16.09.2012 21:53 | ответить
  
14
Для меня о.Серафим единственный старец на Украине, хоть я и живу в Одессе...
В своё время, когда мне было тяжко, меня очень сильно утешил и помог и принял по милости Божьей удивительный прозорливый старец
о. Серафим из Святогорской Лавры (духовник лавры)земной ангел и молитвенник, он так многим нужен здесь на земле, он несёт такой свет,
Любовь и истину.

Господи Боженька укрепи, исцели и помилуй верного твоего слугу о. Серафима, для служения Церкви твоей святой, для вразумление и укрепление нас грешных,Господи не допусти болезнь свыше силы его, но избавь от неё, Матерь Божья и все святые молите Бога о телесном здравии и душевном спасении батюшки, прости и помилуй и меня Господи за мои убогие молитвы. Спаси Господи!
  
#12 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 17.09.2012 15:52 | ответить
  
3


Дмитрий Ребров. Как измерить святость старца?



«Старцы благословили…» — за этим началом нередко следует мрачноватое продолжение: «сжечь паспорт», «уйти в леса», «не делать прививок».

Старческое служение — благодатный дар, но под «старческой внешностью» нередко скрываются шарлатаны или же люди, находящиеся в прелести. Как отличить истинного старца от фальшивого?

Дурная традиция

Тамара Ивановна, прихожанка небольшого провинциального храма, по совету подруги несколько лет назад отправилась в один из мужских монастырей Мордовии — к старцу-целителю.
Паломники, такие же, как и Тамара Ивановна, провинциальные прихожане, проехали не одну сотню километров на автобусе, прежде чем добрались до места.
У ворот монастыря их встретил схиархимандрит Феофил — тот самый «старец».
Прямо из автобуса паломников проводили в трапезную, где мужчин попросили раздеться до пояса.
Далее, держа в руках литургическое копие, отец-чудотворец принялся колоть гостей до крови.
Женщин — через одежду, мужчин — прямо в оголенные спины и бока.
«Не умеете каяться — терпите!» — приговаривал помощник «старца», монах помоложе.
После всего паломникам предложили пожертвовать денег на монастырь.
С одного автобуса, как утверждает Тамара Ивановна, набралось почти два пластиковых тазика наличности.
«Когда нас стали колоть, я сразу заподозрила: что-то здесь не то происходит», — вздыхает паломница.
Брать духовные советы у такого «старца» Тамара Ивановна не стала.

Целительство — одна из многих «специализаций» псевдостарцев.
Впрочем, чаще они ограничиваются «наставлением» и «духовным руководством».
По советам таких «старцев» в начале девяностых сотни человек продали городские квартиры и в ожидании скорого пришествия антихриста удалились в леса.
Некоторые поселились вокруг Дивеева — по местному преданию, в конце мира только избранные праведники спасутся, спрятавшись от мировой катастрофы в кольце дивеевской Канавки.
По прошествии лет кто-то из этих эсхатологических беженцев вернулся к обычной жизни, а кто-то не отступился и стал частью причудливого дивеевского пейзажа: в монастыре таких с иронией называют «неформалами».
Та же картина характерна и для Оптиной пустыни, где с начала девяностых вокруг монастыря начали селиться младостарцы, часть из них — бывшие оптинские монахи, отчисленные из обители.
Они проповедовали о последних временах и грехе ИНН.

Своего осуждения младостарчество дождалось лишь к 2000 году, когда стало объектом критики на юбилейном Архиерейском соборе Русской Церкви.
К этому времени «традиция» успела укорениться в церковной жизни, особенно монастырской, скрытой от глаз высокого священноначалия.
Чуть позже младостарчество даст плод в виде пензенских «сидельцев» и епископа Диомида.

«Сколько существовало старчество, столько существовал и феномен псевдостарчества, — профессор Православного Свято-Тихоновского университета Александр Дворкин, историк, ведущий российский сектовед, не склонен видеть в псевдостарчестве только «пережиток перестройки» или «лихих девяностых».
— Просто имена настоящих подвижников остаются в истории, а шарлатанов — нет.
Если мы вспомним «Братьев Карамазовых» Достоевского, то увидим там два примера: старец Зосима, с одной стороны, и псевдостарец Ферапонт — с другой.
У всякого явления есть обратная сторона, своего рода пародия, существующая параллельно ему. Своеобразным историческим прецедентом псевдостарчества можно считать историю одного из крупнейших еретиков в истории христианства — александрийского пресвитера Ария.
Он, безусловно, был влиятельным харизматическим лидером, противопоставлял себя церковной иерархии.
Это был классический «лжестарец», и неспроста его окружали многочисленные почитатели, вдовицы и даже монахи».

Православный гуруизм


Для неофита, равно как и для человека малоцерковного, определить лжестарца довольно сложно.
Когда очередной доброжелатель приглашает его в паломничество, то перспективы поездки он описывает, как правило, лучезарно: «батюшка посмотрит раз в глаза и все про тебя скажет».
Но искренние неофиты принимают руководство лжестарцем за нормальную церковную жизнь только потому, что никакой другой церковной жизни они еще не знают.

На что обратить внимание, если вы отправились в поездку «к старцу»?
«Очевидно, что настоящий старец никогда не навязывает свою волю, не лишает человека свободы выбора, — предостерегает Александр Дворкин.
— Псевдостарец всегда больше похож на гуру и требует беспрекословного подчинения себе.
Гуруизм в принципе — это и есть синоним младостарчества.
Настоящее отсечение воли, о котором пишут святые отцы, это особая монастырская практика, предназначенная исключительно для монашествующих.
Молодому монаху назначается руководитель из опытных насельников, он обучает новоначального премудростям аскетической борьбы, его советы послушник обязан выполнять неукоснительно.
Но — с одним исключением: если старец начинает проповедовать грех или ересь, то ученик обязан обличить такого «старца» и уйти от него.
То есть даже в случае отсечения воли мы говорим о сознательном послушании, но не о сектантском слепом повиновении.
Последнее как раз характерно для лжестарчества».

Кроме того, можно обратить внимание на неканонические иконы со Сталиным, Иваном Грозным, Распутиным.
«Это однозначный сигнал! — считает Александр Дворкин. — Малоцерковному человеку сложно оценить степень догматических заблуждений, которые могут разделяться общиной псевдостарца.
Но некоторые признаки сложно не заметить.
Если данная группа противопоставляет себя священноначалию, если старец начинает с приказаний, если в учении старца присутствует отрицание всей светской культуры, не критика какой-то из ее частей, а принципиальное отрицание культуры как «сатанинской», «нечистой», — все это знаки, на которые надо обратить внимание».

«Нужно помнить, что младостарческие идеи проникают в Церковь не только «справа», — продолжает профессор. — Известны и весьма либеральные общины с характерным для младостарчества отношением к их главе.
Главное ведь не сами идеи, а отношение к священнику как к единственному непререкаемому авторитету, каждое слово которого — закон.
А проповедует он царебожничество или то, что в Церкви есть двойной институт членства («полные» и «неполные» члены), — это уже частности.»

И еще один важный момент.
Если поклонники такого духовного лидера начинают говорить вам, что их община — особенная, что только она по-настоящему православная, в отличие от всей (или почти всей) остальной Церкви, что только у них сохранена истинная традиция, от которой остальные отступили, — будьте осторожны!

Часто псевдостарцев окружает целая гвардия экзальтированных почитателей или почитательниц. Впрочем, само по себе их наличие не может быть решающим критерием.
Святого праведного Иоанна Кронштадтского, известного русского подвижника начала XX века, тоже окружали экзальтированные поклонницы из числа прихожанок.
Святой пытался всячески избавиться от них, обличал, но ничего не помогало.
Важно отношение старца к таким людям.
Если он поощряет поклонение собственной персоне — это непременно должно вызывать опасения.

Святость как условие

«Признак настоящего старца — смирение, — говорит протоиерей Владимир Воробьев, настоятель московского храма во имя святителя Николая в Кузнецах, ректор ПСТГУ, крупнейшего православного вуза страны. — Подлинный старец бежит от похвал, превозношения и людской молвы».

В течение 20 лет отец Владимир регулярно посещал архимандрита Иоанна (Крестьянкина) — самого известного русского старца второй половины XX века. Богословский институт (сегодня — православный университет), основанный им тогда же, создавался по благословению отца Иоанна.

«Кто такой старец и чем он отличается от духовника?» — спрашиваем мы у отца Владимира.

«Духовник — это духовный руководитель, священник, с которым чадо находится в постоянном контакте. Он следит, наставляет, вникает в жизнь.
Старческое служение — в русском понимании — это служение особое.
Старец — это святой человек, а старчество — благодатный дар.
Каждый из святых имеет свой чудотворный дар от Бога.
Дар старчества — один из них.
У старца нет возможности общаться с каждым, вникать в перипетии жизни, и поэтому к старцу идут не как к духовнику, а как к прозорливцу, который, ведомый Духом Святым, может дать верный совет.
Вот почему старцы так популярны. Люди хотят видеть святых и всегда будут искать с ними встреч».

Повидать отцу Владимиру довелось многих старцев: и прославленного в лике святых схиархимандрита Серафима (Романцова), жившего в начале шестидесятых годов в Сухуми, куда ему пришлось переехать после закрытия Глинской пустыни, и знаменитого отца Тавриона (Батозского), проживавшего в Латвии.

«Мы добирались к нему на поезде до Риги, автобусом до Елгавы, а дальше пешком через лес, — вспоминает отец Владимир. — Туда приезжало огромное количество народа.
Студенты, профессора, крестьяне. Это была удивительная личность, оказавшая на меня большое влияние.
Незадолго до смерти отца Тавриона я спросил его: «Батюшка, а правда, что вас вызывали в КГБ?»
Он ответил: «Да. Я их спросил, мол, посадить хотите? Кра-со-та!»
Отец Таврион долго сидел в лагерях и уже ничего не боялся.
Чекисты тогда поняли, что они бессильны, и просто отпустили его».
Бывал отец Владимир и у священника Николая Голубцова, отца Серафима Тяпочкина.
Вел переписку с отцом Павлом (Троицким).

«Часто за святых старцев выдают себя персонажи далекие от всякой святости, — предостерегает он. — Так же как подделку от произведения искусства может отличить только профессионал, особенно если подделка достаточно тонкая, отличить старца от шарлатана иногда очень непросто, для этого нужен опытный человек».

Трезвый подход

Проблема младостарчества существует не только в России, но и у греков, сербов.
Часто поклонники лжестарцев апеллируют к Афону.
«Афон — это достаточно обширная территория, особенно если ходить пешком», — говорит Александр Дворкин.
Его «Афонские рассказы», выдержавшие уже два печатных и одно аудиоиздание, пользуются заслуженной популярностью.
Как ни странно, харизматики, раскольники-псевдостарцы встречаются и в этих рассказах.
«Самая гористая оконечность полуострова — северная, там живет множество отшельников, не подчиняющихся ни одному монастырю.
Обычно это неуправляемые зилоты, которые выглядят весьма экзотично.
У них белые длинные бороды, вытертые подрясники, что может произвести на человека малосведущего большое впечатление.
Своими речами они смущают паломников, новоприбывших.
Другое дело, что эти зилоты не являются афонскими монахами по сути, на Афоне они находятся незаконно, бродяжничают, распространяют самые экзотические учения, — объясняет Александр Дворкин.
— Последнее время там появилось много и русских «старцев» подобного типа, по паломнической визе они прилетают сюда из России и остаются нелегально».

Последний критерий «старчества» отец Владимир Воробьев подчеркивает отдельно:
«Старец должен мыслить трезво, это обязательное условие.
Если «старец» высказывает какие-то абсурдные идеи, нелепые, противные Преданию Церкви, — не стоит обращаться к такому старцу.
Его советы смогут только навредить».

Отправляясь к «старцу», христианин оставляет этот поступок на собственной совести, самостоятельно определяя, кто стоит перед ним: святой подвижник, имеющий старческий дар, или шарлатан.
Ни гарантий, ни «знака качества» тут быть не может.
«Если вы сомневаетесь — спросите знающего человека, духовника», — советует отец Владимир.

http://www.hram-feodosy.kiev.ua/article/4/20/466/1
  
#13 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 17.09.2012 16:04 | ответить
  
5

Преподобный Кукша Одесский
Дни памяти - 29 сентября, 22 октября, 24 декабря


Схиигумен Кукша родился в 1874 г., в селе Гарбузинка бывшей Херсонской губернии (ныне в Николаевской области) в благочестивой крестьянской семье.В семье у них было три брата: старший Феодор, средний Косма (о. Кукша) и младший Иоанн. Была у них и сестра Мария, которая умерла в 16 лет от сильной простуды внутренних органов: полоскала зимой в речке белье и упала в воду, полгода болела, все на печи выгревалась, но Богу было угодно призвать ее душу в юные годы. Мать о. Кукши Харитина была благочестивая и богобоязненная женщина. Когда он был еще во чреве матери, последняя часто посещала храм Божий и причащалась Святых Христовых Тайн, укрепляя Божественною благодатию себя и свое чадо. Отец Кукша просил всегда молиться за его родных: Кирилла, Харитину, сестру Марию, брата Феодора (брат Иоанн тогда был еще жив), крестном отце Захарии. Косма с молодых лет любил тишину и уединение, не любил никаких увеселений, в свободное время сидел на крыльце и читал Евангелие. Бывало, мать скажет ему: «Сходил бы погулял, вон твои братья пошли на «вечерницы», иди и ты» — «Ну и пусть идут, а я никуда не пойду, лучше почитаю». В возрасте 20 лет Косма впервые отправился паломником во Святой град Иерусалим вместе со своими односельчанами. Как видно из рассказов о. Кукши, в то время его земляки — крестьяне часто имели возможность и средства путешествовать во Святую Землю. Побыв в Палестине и посетив все святые места, юноша Косма на обратном пути посетил и Святую гору Афон, которая стала его «судьбой». Он решил всю свою жизнь посвятить служению любимому им Богу. По возвращении в Россию Косма посетил Киевского старца Иону, известного всем своей прозорливостью и чудотворениями. Старец принимал людей во дворе обители (Ионовской), всем давал разные благословения. Приближался в очереди со всеми и Косма, с замиранием сердца думая: «А вдруг старец меня не благословит на Афон?!» Неожиданно старец Иона сам подошел к Косме, стукнул его по голове крестом и сказал: «Благословляю тебя в монастырь! Будешь жить на Афоне!» Приехав домой, Косма открыл матери желание стать афонским монахом, чему та очень обрадовалась и посоветовала ему попросить благословение у отца. Отец рубил во дворе хворост, когда Косма подошел к нему и поведал о своем намерении уехать на Афон, попросил благословения на отъезд. «Еще раз услышу про монастырь, изрублю как эту гиляку (ветку)!» — последовал ответ отца. Отец смотрел на монашество, как на дело несерьезное. На это была такая причина: один их односельчанин ушел в монастырь и, прожив там некоторое время и приняв монашество, стал вести страннический образ жизни. Приходил не раз и в свое село: кому дров поколет, кому обувь починит, зарабатывая на хлеб насущный.

Молитва Кукше Одесскому


О преподобне и богоносне отче наш Кукшо, обители Успения Божией Матери похвало, богоспасаемаго града Одессы неувядаемый цвете, кроткий пастырю Христов и великий за нас молитвенниче. Усердно к тебе прибегаем и с сокрушенным сердцем просим: не отыми покров твой от обители нашей, в ней же подвигом добрым подвизался еси.
Буди помощник благий всем благочестно живущим и добре труждающимся в ней.

О добрый наш пастырю и богомудрый наставниче, преподобне отче Кукшо, призри милостивно на предстоящия люди, умиленно молящиеся и просящие от тебе помощи и заступления.
Помяни всех, веру и любовь к тебе имущих, имя твое молитвенно призывающих и на поклонение мощем твоим святым приходящих, и вся во благих прошения их милостивно исполни, осеняя их святоотеческим твоим благословением.
Избави, святый отче, от всякаго навета вражия Церковь нашу святую, град сей, обитель и землю нашу, и не остави заступлением твоим нас немощных, грехами и скорбями многими обремененных.
Озари, преблаженне, ум наш светом лица Божия, укрепи благодатию Господнею жизнь нашу, да в законе Христове утвердившеся, неленостно по пути заповедей святых потечем.
Осени твоим благословением нас, и всех в скорбех сущих, болезнями душевными и телесными одержимых, исцеление, утешение и избавление даруй. Над всеми же сими испроси нам свыше дух кротости и смиренномудрия, дух терпения и покаяния, отступившим от Православныя Веры и погибельными ересьми и расколами ослепленным вразумление, во тьме неверия блуждающим светом истиннаго Богопознания просвещение, раздоров и нестроений утоление.

Умоли Господа Бога и Пресвятую Богородицу даровати нам тихое и безгрешное житие.
Поминай нас недостойных у престола Вседержителя, и испроси мирную христианскую кончину, и сподоби нас помощию твоею спасение вечное улучити и Царствие Небесное унаследовати, да славословим велия щедроты и неизреченныя милости Отца и Сына и Святаго Духа, в Троице поклоняемаго Бога, и твое отеческое заступление во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4

От юности мир суемудренный и лукавый оставил еси, Божественною свыше просветився благодатию, преподобне, многим терпением во временней жизни подвиг совершил еси, темже источаеши чудес благодать всем с верою приходящим к раце мощей твоих, Кукшо, преблаженне отче наш.

Кондак, глас 8

Подвижника благочестия искусна, новаго исповедника веры отеческия преподобнаго Кукшу верно вси ублажим, яко пастыря истиннаго, старца благостнаго, иноков наставника, утешителя малодушных, целителя недужных, и по кончине показующаго светлость жития своего. И днесь в память его притекше, радостно возопием: яко имея дерзновение к Богу, многообразных нас избави обстояний, да зовем ти: радуйся, утверждение людем православным.

Преподобный Кукша Одесский


http://kuksha.od.ua/
  
#14 | Лидия Новикова http://vk.com/lassa80 | 17.09.2012 17:16 | ответить
  
3
Старчество и современность

Диакон Владимир Василик

Что такое старчество? Это особый институт духовного наставничества, органично сложившийся в Православной Церкви с древних времен, прежде всего в монашеской среде. Как говорит один из современных подвижников благочестия – старец Лука из афонского монастыря Филофеу, «тот, кто оставляет мир, чтобы стать монахом, покидает мир не потому, что ненавидит и отвращается его. Он покидает грех и зло мира. И насколько он отдаляется от мира и исцеляется с помощью благодати Божией, тогда, насколько он исцеляется, настолько понимает, как страждет мир. И насколько он облегчается от тяжести грехов, настолько любовь Христова, входящая в него, открывает ему сердце для того, чтобы он принимал грехи других, чтобы он отдавал самого себя». Старец – тот, кто достиг высот евангельского совершенства: молитвы, смирения, веры, любви – и, как опытный альпинист, способен вести к этим высотам и других. Вот слова епископа Зарайского Меркурия о схиигумене Илии (духовнике нынешнего патриарха): «Высота смирения и внутренняя постоянная молитва столь же характерны для него, как умение дышать, слышать и видеть. Даже когда он говорит, то не перестает молиться. Общаясь с ним и рассказывая о своей жизни, поймал себя на мысли о том, что я его ни о чем не спрашиваю…»[1] Невольно вспоминаются слова Спасителя, приводимые в Евангелии от Иоанна: «В тот день вы не спросите Меня ни о чем» (Ин. 16: 23).

В чем же одно из главных дел монаха? По словам недавно почившего афонского монаха Иосифа, ученика старца Иосифа Исихаста, это хранение чистоты ума: «Однако монах как ум должен усовершиться через внутреннее обращение, и приходит соприкосновение человека с Богом, когда происходит просвещение или очищение сердца. Именно это сказал Самарянке Господь наш: “Бог есть дух и ищет поклоняющихся Ему в духе и истине”. И, собственно говоря, монах занимается именно этим. Итак, видите, что именно ум есть способ нашего общения с миром. Следовательно, если мы хотим отринуть безумное (paralogon), закон извращения, и снова соединиться с Богом, то мы это делаем через ум. И закон извращения, безумное, которое действует в чувствах, действует и на ум, и если он не сопротивляется, то пленяет его и приводит к безумию. Однако если ум здрав, то он не позволяет чувствам приближаться и желать безумного. Ум контролирует их, поэтому монах действительно рассматривается как ум, зрящий Бога. И поэтому подлинное делание монаха – держание ума».

Возникает вопрос: как этого добиться, если вся современная жизнь построена по закону извращения, надругательства и над верой в Бога, и над здравым смыслом, и над человеческой природой? Один из ответов: через твердую и определенную жизненную программу, через исполнение молитвенного правила и устава, через постоянную духовную деятельность, через послушание и смирение и отсечение поиска сверхъестественных состояний. Характерны слова игумена Дохиарского монастыря отца Григория, сказанные в ответ на вопрос наместника Валаамского монастыря епископа Панкратия: «Как молятся ваши монахи? Занимаются ли они умной молитвой?» Отец Григорий ответил так:

Архимандрит Григорий (Зумис), настоятель Дохиарского монастыря
«Мы не требуем умной молитвы от многих и с трудом даем ее. Я считаю, и даже верую, что умная молитва есть небесное делание, но нужно подходить к ней с большим вниманием и великой осторожностью.

Существует просто молитва (euchе) и умная молитва (noera proseuchе): первую мы должны творить неукоснительно, вторая – не в нашей власти, но во власти Бога. Проблема современного афонского монашества состоит в том, что многие монахи – молоды, и они приходят из мира, который уже совершенно другой, чем тот, что был до 1960 года. Капитализм, материализм, гедонизм в нашей стране сделали то же, что коммунизм – в вашей: они разрушили духовное наследие нашего народа. Мои родители были неграмотными, но я знал все, что относится к жизни Церкви. Мои детские годы прошли с моей тетушкой, монахиней, которая совершала 300 поклонов утром, 300 поклонов вечером. Поэтому у меня не было проблем в монастыре: что я делал дома, тем же занимался и в обители. Теперь не то: у современной молодежи почти нет связи с Церковью – она порвана. Когда современные молодые люди приходят в монастырь, они ничего не умеют, их приходится учить всему: стоять в церкви, креститься, сидеть за трапезой (ведь дома они привыкли класть ноги на стол), даже – нормально пользоваться туалетами. Люди приходят в монастырь с чувством дерзости, неуважения к старшим, с совершенным отсутствием смирения, так что часто необходимы определенные кровопускания. Ему еще нет 18 лет, а он уже сотворил все мыслимые и немыслимые грехи. И с такими людьми вы собираетесь говорить об умной молитве, с ними – заниматься ею?! Нет и еще раз нет! Сейчас многие говорят и пишут об умной молитве, но посвящают буквально одну-две страницы тому, как ее стяжать, и пишут десятки, сотни – о ее плодах. Это все равно что нахваливать апельсины, но забывать о том, как их выращивают. Вот ты трудишься, сажаешь дерево, поливаешь его, удобряешь, а об этом – ни слова. Только о плодах, ведь они – вкусные, все их любят. Мы любим льстить монахам, убаюкивать их словами об умной молитве, и прежде всего – о ее плодах. Некоторые игумены и монахи со Святой Горы любят приезжать в Элладу, в Фессалоники и другие города, где рассказывают об умной молитве, и их с восторгом слушают толпы народа, особенно женщины. Но что они рассказывают? О сердечном жаре, о боли в сердце и т.д., а не о покаянии. Ко всем таким проявлениям следует относиться с большой осторожностью, они могут быть истинными, а могут быть и прелестными, а прелесть – самое худшее, что может быть для человека.

Как же стяжать умную молитву? Через исполнение заповедей, через борьбу со страстями, стяжание добродетелей Христовых. Если же монах – чревоугодник, хулитель, сплетник, пьяница, то о каком умном делании может идти речь? Приведу один пример. Старец Амфилохий, мой наставник, никого никогда не осуждал. Я прожил с ним 15 лет и не слышал от него ни одного слова осуждения. Вот он был подлинным делателем умной молитвы. Расскажу один случай. Однажды летним утром он сидел у себя в келье. Он был болен, и обыкновенно мы каждые полчаса заходили к нему келью. Он заснул в своем кресле, и мы долго не входили к нему в келью, уважая его покой. Наконец, когда прошло довольно много времени, мы подошли и постучали. Ответа не было. Мы не выдержали и потихоньку вошли в его келью. Он сидел в своем кресле совершенно неподвижно, как неживой, я подошел поближе, чтобы рассмотреть, жив ли он, и увидел, что рука его медленно перебирала четки. Наконец он как бы очнулся, выпрямился в кресле и спросил: “Много ли времени прошло?” “Немного” – ответил я. Тогда он приложил палец к устам и сказал: “Тсс, молчи об этом”. И я умолчал об этом до его смерти. Мы – чувственные люди. Мы смотрим, слышим, обоняем, Если ты хочешь заниматься умной молитвой, то должен совлечься всех своих чувств. Можешь? Нет? Тогда нечего и говорить об умной молитве. Она – для усовершившихся, а не для новоначальных».

Но возникает вопрос: разве молитва может быть механической, несознательной? И разве слепое послушание само по себе изменяет человека? И на это афонские старцы дают свой ответ, ясный и трезвый. Предоставим слово отцу Григорию, игумену монастыря Дохиар на Афоне: «Именно поэтому я ввожу братьев в таинства Церкви и в круг церковных праздников. Я не рассказываю им долгих историй, я не ученый, тем более не старец-тайноводитель. Просто в церкви мы читаем проповеди великих отцов Церкви, потом в трапезной я изъясняю их. Например, на Вознесение в церкви мы читали слово Епифания Саламинского и первое слово Иоанна Златоустого. В трапезной мы читали второе слово Иоанна Златоустого, а потом я его толковал. В своем истолковании я стараюсь выделить самое существенное в празднике, в его таинстве, ибо праздник – это своего рода таинство Церкви. Старец Амфилохий говорил: “Самая лучшая молитва – богослужение в течение 24 часов (то есть богослужение суточного круга). Только на нем может вырасти хороший монах, настоящий монах».

Но что же делает монаха настоящим монахом? По словам отца Григория, послушание и полное отсечение своей воли: «Монах со своей волей – не монах. Это вообще невозможно. Поэтому если хочешь стать монахом, то необходимо кровопускание. Если я вижу, что послушник как приходит со своей волей, так и остается с ней, то отправляю его домой. Домой его. Требуется полное послушание игумену. Я требую его не потому, что я святой, но потому, что монаху необходимо отсекать свою волю. Это нужно для монаха же». Но опять-таки вопрос: как не переусердствовать, требуя послушания? По словам отца Григория, должно быть рассуждение. Следует проявлять к послушнику внимание, обладать познанием его душевного склада, его психологии: «Не смиряйте его резко, а ограничивайте его так, чтобы он шел в нужном направлении. Нагружайте его не сразу, а постепенно и в зависимости от того, как он стоит. Если он стоит хорошо, нагружайте его как следует, но не сразу. Если он еле стоит, шатается, не нагружайте его совсем». Но что делать, если брат не слушается? Как его направить в нужную колею? Ответ прост: делая то, что должен делать он сам. Например, один брат не выполнил послушания и не попросил прощения. Тогда отец Григорий сказал ему: «Прости меня, брат». Он устыдился и пошел исполнять послушание.

Но это в монастыре высокого уровня, на Афоне. А как происходит общение старцев с мирянами? И вот здесь хотелось бы поделиться своим опытом общения с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным), старцем Псково-Печерского монастыря. Мне довелось общаться с ним в мои отроческие и юношеские годы – в 1980–1990-е. В середине 1980-х попасть к отцу Иоанну было очень трудно: существовало негласное (вероятно, согласованное с властями) распоряжение наместника обители отца Гавриила: не пускать. И тем не менее (и это было чудо Божие) он нас принял. Помню, как он утешил маму во всех ее скорбях, как ее успокоил и воодушевил. И спросил меня: «А кем ты хочешь стать, Володенька?» Я в то время был увлечен историей и ответил: «Историком». Старец лишь покачал головой: «И о прошлом не все говорить-то можно. О настоящем вообще молчать надо. А будущее от нас сокрыто. Ты больше языками занимайся. Они во всем полезны будут». Передо мной стоял тогда вопрос: куда дальше идти – в английскую школу или в историко-литературную. До сих пор помню, как деликатно поступал отец Иоанн: он не давал безусловных повелений, зная, что мы, немощные, не можем их понести, а лишь мягко советовал: «Может быть, лучше пойти в английскую школу, как более аполитичную».

А я, грешный, ослушался его: английская школа меня отпугнула возможными контактами с детьми партноменклатуры, а о ленинградской историко-литературной № 27 шла слава как об оазисе свободолюбия и культуры, исторической науки и литературоведения, и я выбрал ее. Почти что сразу я убедился в прозорливости отца Иоанна: директор школы, весьма пронырливый коммунист и политикан, сразу «взял меня под колпак», а на следующий год, увидев крест на шее, «рассекретил» как мальчика верующего. В общем, было не без приключений, каковых я избежал бы, послушайся старца. Но все-таки я закончил ее, будучи некомсомольцем, и встал вопрос: куда дальше?

Естественным путем казалось ехать в Москву, где уже веяли ветры перестройки, и поступать на исторический факультет МГУ. Поехали за благословением к отцу Иоанну, рассказали о шансах в Ленинграде и Москве. Он очень обеспокоился: «В Москву? Зачем от дома отрываться? Поступай в Питере». И опять я поступил своевольно: поехал в Москву, где позорнейшим образом провалился на сочинении. О результатах отписали отцу Иоанну и получили от него утешительное письмо, в котором, между прочим, было следующее: «Я очень рад, что Владимиру придется поступать вновь и дома. Пускай посмиряет себя на филологическом факультете, в надежде, что со временем займется любимым делом». Это было написано в 1987 году. С того времени я занимался многими вещами. Но к чистой истории приступил лишь в 2003 году, за три года до смерти старца. И чувствуется, что его молитвами мне удалось попасть на работу на исторический факультет.

Всякая встреча с отцом Иоанном была праздником, даже когда времени у него не было и он, проходя, приговаривал: «Общее благословение, общее благословение». Но от общения с отцом Иоанном оставалось не только удивительное общее светлое впечатление – он давал и конкретные, удивительно трезвые, ясные и своевременные наставления. Он чутко чувствовал и дух человека, обращавшегося к нему, и дух времени. Вот лишь одно из его вразумлений: «“Мы все глядим в Наполеоны. Двуногих тварей миллионы для нас – орудие одно…” Вот, Володенька, не будем наполеоновскими планами заниматься. Потихоньку, полегоньку. Никого не осуждать, никого не раздражать и всем мое почтение». Трезвость и ясность пронизывали его пастырские советы. Еще в 1985 году краем уха я услышал его разговор с одним священником: «Что это отец Н. частную исповедь затеял, да еще на час с каждым? Времена сейчас такие… Придет вестник с пером на шляпе да и скажет: разойтись всем. Общая и только общая исповедь сейчас».

Рассказывал он и о своем аресте и заключении, но без обиды, и уж тем более – без гнева, призывая нас к бдительности и осторожности: «В 1945 году, после Победы, была эйфория: внешний враг разгромлен, внутренний с Церковью примирился. А потом, когда меня в 1950 году арестовали и показывали доносы и то, что прослушивали, стало ясно: напрасно радовались. Поэтому и сейчас осторожно надо. Осторожно, потихоньку, полегоньку» (разговор был в 1986 г. ).

Когда открывался Иоанновский монастырь на Карповке (еще как подворье Пюхтицкого монастыря), он очень радовался и подбодрял радетелей открытия, говоря: «Давайте делайте быстрее. Скоро Эстония отколется, так хотя бы в России у монастыря уголок будет». Разговор этот происходил в 1988 году, когда еще ничего не было ясно.

Видел он не только грехи и беды советского периода, но и то, что нас ожидало. В 1988 году он писал: «Вы пишете, что храмы открываются. Это хорошо – да так ли хорошо? Храмы открываются, а души закрываются – и кто откроет их?» И еще вспоминается его пророчество о глобализации – об одной нашей знакомой, желавшей уехать в эмиграцию: «О М. умолчу. Что посеет человек, то и пожнет… А беда повсюду идет, и ни в какой Америке от нее не спрячешься». Видел он все это: и домашнее атеистическое душеубийство, и западное, глобалистское, материалистическое.

Протоиерей Василий Ермаков
Не только, однако, монах может стать старцем, но и белый священник, если он в своей жизни достигнет монашеской высоты, чистоты и духовной проницательности. Хотелось бы поделиться воспоминаниями об отце Василии Ермакове. С ним мне довелось общаться с 1999 года и до его кончины – 2 февраля 2007 года. Отец Василий Ермаков родился в г. Болхове Орловской области, и в нем истинно проявилась широта южного русского характера, крепость русского духа. Он пережил войну, оккупацию, был угнан в лагерь. Под конец войны служил в Советской армии. Репрессии, опустошительная война… все это было на его глазах. Но страшные испытания не сломали его, а духовно закалили. Он говорил о том, что война открыла для него путь к Богу.

Во время оккупации, когда открылись церкви, он получил возможность славить Бога. И, несмотря на страх, на боязнь, он шел в церковь, молился, прислуживал. Позднее он разделил крестный путь многих русских людей, которые были угнаны из своих родных мест немцами. Спас его отец Михаил Ридигер. С тех пор и пошла его дружба с отцом Михаилом и его сыном Алексеем Ридигером, будущим Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

После войны он поступил в семинарию. Несмотря на трудности, на проблемы, связанные с тем, что он был на оккупированной территории, поступить ему удалось. Учился он в голодные годы, когда не хватало хлеба, когда каждое полено было на счету, – он все твердо и мужественно сносил ради любви к Господу.

После принятия священного сана долгие годы служил в Никольском соборе Санкт-Петербурга. Он вспоминал, что это были удивительные годы, когда молились люди, прошедшие Блокаду, знавшие страдания. Ему довелось служить с духовенством, прошедшим войну, пережившим Блокаду. Особенно удивительным был отец Александр Медвецкий.

Из Никольского собора отца Василия удалили за независимость и твердость духа, за его смелые проповеди, за то, что он говорил прихожанам: «Потерпите, эта власть скоро кончится». Его удалили на Серафимовское кладбище, и вот там расцвел духовный цветник, удивительный центр духовной жизни, который под конец его жизни стал не просто всероссийским, а всемирным. К нему приезжали люди со всех уголков мира – из Европы, из Америки. Один из священников был у него голландец, и это не случайно, потому что у отца Василия за долгие годы его молитвы открылся удивительный дар пророчества, дар ведения души человеческой и удивительный дар молитвы о ближних. Я лично на себе испытал этот дар прозорливости. Прихожу я однажды на исповедь, а он вдруг говорит: «Владимир, дуй в Москву, я за тобой». Я спрашиваю: «Батюшка, откуда вы знаете, что мне надо ехать в Москву на конференцию?» Он говорит: «Я все знаю».
Очень он не любил всего ложного, не любил он и озлобленной политизированности нашего времени. Однажды пришел к нему на исповедь, рассказал все, а он мне говорит: «Это все пустяки. Политикой занимался?» – «Занимался». – «А вот с этого и надо было начинать». Он болел душой и скорбел о развращении русского человека, о безумии молодежи, о той неправде, которая царит в нашем обществе. Он говорил об этом на проповедях: «Некоторые по-молодецки идут по жизни, наступая на головы ближним, а потом оказываются или в больнице, или в тюрьме. Потом пишут слезные письма: “Простите, помогите, не знали…” – да все вы знали, все прекрасно понимали, когда ломали чужие жизни во имя вашего гордого “я”».

Особым было его отношение к исповеди и к Евхаристии. Он возмущался тем поверхностным, потребительским, горделивым отношением к Евхаристии, которое было и бытует в «кочетковских» кругах. Он его называл «предательским». Он говорил: «Причастие – это не таблетка, а великое таинство». Он лично переживал таинство Евхаристии, говоря: «Вот вы приходите, а чувствуете ли вы Господа в сердце своем? Чувствуете ли святое причастие, как это надо чувствовать?» Часто эти вопросы оставались без ответов.

Он «вынимал» людей из самых трудных, самых сложных ситуаций. Людей разболтанных, расшатанных, разбитых миром, этой жизнью. Он собирал и делал их снова людьми целеустремленными, дисциплинированными, внимательными, верующими, христолюбивыми. И приход у него был и есть особенный. Отец Василий сыграл большую роль и в жизни нашего города, и в жизни своего родного города Болхова, в немалой степени способствовал восстановлению церковного строительства и воцерковлению его жителей. Под конец своей жизни он действительно стал всероссийским духовным светилом. Он был человеком пророческого духа, болевшим за Россию, человеком святой жизни. И пока жива Церковь, такие светила будут подниматься на ее небосклоне. Пока жива Церковь, в ней всегда пребудут старцы.

Диакон Владимир Василик

http://www.pravoslavie.ru/put/56034.htm?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter
© LogoSlovo.ru 2000 - 2014, создание портала - Vinchi Group & MySites