8 января. Попразднство Рождества Христова. Собор Пресвятой Богородицы. Правв. Иосифа Обручника, Давида царя и Иакова, брата Господня.

26 декабря по старому стилю / 8 января по новому стилю
воскресенье
Неделя 29-я по Пятидесятнице, по Рождестве Христовом. Глас 4-й.

Попразднство Рождества Христова. Собор Пресвятой Богородицы. Правв. Иосифа Обручника, Давида царя и Иакова, брата Господня. Сщмч. Евфимия, еп. Сардийского (ок. 840).
Прп. Константина Синадского (VIII). Прп. Евареста (825). Прп. Никодима Тисманского (1406) (Румын.).
Прмч. Исаакия Бобракова (1938). Сщмчч. Александра Волкова и Димитрия Чистосердова пресвитеров (1918); сщмчч. Николая Тарбеева, Михаила Чельцова, Николая Залесского пресвитеров и Михаила Смирнова диакона (1930); сщмчч. Леонида, еп. Марийского, Александра Крылова пресвитера, прмч. Василия Мазуренко, прмцц. Анфисы Сысоевой и Макарии Сапрыкиной (1937); сщмч. Григория Сербаринова пресвитера, прмцц. Августы Защук и Марии Лактионовой, мц. Агриппины Лесиной (1938).
Виленской-Остробрамской, именуемых «Трех радостей», «Милостивая» и Барловской «Блаженное Чрево» (1392) икон Божией Матери.


Утр. – Ев. 7-е, Ин., 63 зач., XX, 1–10. Лит. – Недели по Рождестве Христовом: Гал., 200 зач., I, 11–19. Мф., 4 зач., II, 13–23. Ряд.: Еф., 233 зач., VI, 10–17. Лк., 93 зач., XVIII, 35–43.

Воскресная служба Октоиха совершается вместе со службами попразднства Рождества Христова и святых Богоотцов (см. в Минее 26 декабря) по Марковой главе Типикона под 26 декабря: «В Неделю по Рождестве Христове память совершаем святых и праведных Иосифа Обручника, Давида царя, и Иакова брата Божия».

Тропарь воскресный 4-го гласа
(см. Тропари и кондаки воскресные)

Тропарь Богоотцов, глас 2:
Благовеству́й, Ио́сифе, Дави́ду чудеса́, богоотцу́:/ Де́ву ви́дел еси́ ро́ждшую,/ с па́стыри славосло́вил еси́,/ с волхвы́ поклони́лся еси́,/ А́нгелом весть прие́м.// Моли́ Христа́ Бо́га спасти́ ду́ши на́ша.

Кондак Богоотцов, глас 3:
Весе́лия днесь Дави́д исполня́ется боже́ственный,/ Ио́сиф же хвале́ние со Иа́ковом прино́сит,/ вене́ц бо сро́дством Христо́вым прие́мше, ра́дуются,/ и неизрече́нно на земли́ Ро́ждшагося воспева́ют, и вопию́т:// Ще́дре, спаса́й Тебе́ чту́щия.

***
Слово Божие и учение Церкви свидетельствуют о том, что Бог Отец предвечно рождает Бога Сына. «Предвечно» – значит вне времени, всегда. Истина предвечного, вневременного рождения Сына непостижима для человеческого сознания. Но опять-таки путем наших несовершенных аналогий попытаемся прикоснуться к этой тайне. Мы знаем, что человеческая мысль порождается разумом. Мысль и разум нераздельны. Мысль есть производная разума, отражающая в себе его силу и сущность. Рассуждая о предвечном рождении Сына Божия Богом Отцом, можно прибегнуть к уподоблению их мысли и разуму – с той, однако, поправкой, что Сын Божий в полной мере являет в Самом Себе природу Бога Отца.

Собор Пресвятой Богородицы
Собор Пресвятой Богородицы. На другой день по Рождестве Христове празднуется Собор Пресвятой Богородицы, память святого Иосифа Обручника, царя Давида (предка по плоти Господа Иисуса Христа) и святого Иакова, брата Господня, сына от первого брака святого Иосифа Обручника. Святой Иаков сопровождал вместе с отцом своим Иосифом Матерь Божию и Богомладенца Иисуса при бегстве в Египет.

Святой Иосиф Обручник – супруг Девы Марии, земной отец и воспитатель Иисуса Христа
Свя­той Иосиф был цар­ско­го ро­да, из до­ма Да­ви­до­ва и Со­ло­мо­на[1], внук Мат­фа­тов, пра­внук Ели­е­зе­ров, сын Иа­ко­ва по при­ро­де, а Или­ин по за­ко­ну ужи­че­ства[2]. Ибо его дед, Мат­фат, по рож­де­нии от­ца его, Иа­ко­ва, умер. Же­ну же Мат­фа­то­ву, мать Иа­ко­ва, взял за се­бя в за­му­же­ство Мел­хий, от ко­ле­на На­фа­на, сы­на Да­ви­до­ва, и ро­дил Илия. А Илий же­нил­ся и умер без­дет­ным, а по­сле него Иа­ков, ко­то­рый был его бра­том от од­ной ма­те­ри, но не от од­но­го от­ца, взял за се­бя же­ну его, по­то­му что за­кон пред­пи­сы­вал, что, ес­ли кто умрет, не имея де­тей, то пусть брат его возь­мет за се­бя же­ну его и вос­кре­сит потом­ство сво­е­го бра­та. По это­му-то за­ко­ну Иа­ков взял за се­бя же­ну брат­нюю и ро­дил се­го свя­то­го Иоси­фа об­руч­ни­ка, и был Иосиф, как уже ска­за­но, сы­ном обо­их: по при­ро­де – Иа­ко­ва, а по за­ко­ну – Илия. Вот по­че­му св. еван­ге­лист Лу­ка, из­ла­гая ро­до­сло­вие Хри­ста, на­звал от­цом Иоси­фо­вым Илия, го­во­ря о Хри­сте так: «сын, тот и был, как ду­ма­ли, сын Иоси­фов, Или­ев, Мат­фа­тов» (Лк.3:23-24), на­зы­вая Илия вме­сто Иа­ко­ва.

Об этом свя­том Иоси­фе су­ще­ству­ют раз­лич­ные мне­ния у за­пад­ных и у во­сточ­ных хри­сти­ан. За­пад­ные го­во­рят, что он до са­мой кон­чи­ны сво­ей был дев­ствен­ни­ком, со­вер­шен­но не всту­пая в брак, а во­сточ­ные утвер­жда­ют, что он имел же­ну и ро­дил де­тей. Так, Ни­ки­фор, древ­ний гре­че­ский ис­то­рик, сле­дуя св. Ип­по­ли­ту, пе­ре­да­ет, что он же­нил­ся на Са­ло­мии, но не ду­май (при­бав­ля­ет он), что это та Са­ло­мия, ко­то­рая на­хо­ди­лась в Виф­ле­е­ме и бы­ла на­ре­чен­ною баб­кою Гос­по­да, это бы­ла иная Са­ло­мия. Ибо та бы­ла род­ствен­ни­ца Ели­са­ве­ты и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а это бы­ла дочь Аг­гея, бра­та За­ха­рия, от­ца Пред­те­чи, Аг­гей же и За­ха­рия бы­ли сы­но­вья­ми свя­щен­ни­ка Вара­хии. Имея в су­пру­же­стве сию Са­ло­мию, дочь Аг­гея, свя­той Иосиф ро­дил че­ты­рех сы­но­вей: Иа­ко­ва, Си­мо­на, Иу­ду, Иосию, и двух до­че­рей, Ес­фирь и Фа­марь, или, как го­во­рят дру­гие, – Мар­фу; а си­нак­сарь Неде­ли свя­тых ми­ро­но­сиц при­со­во­куп­ля­ет еще и тре­тью дочь име­нем Са­ло­мию, ко­то­рая бы­ла за­му­жем за Зе­ве­де­ем. А Ге­ор­гий Кед­рин, упо­мя­нув о двух до­че­рях Иоси­фа, го­во­рит, что од­на из них, Ма­рия, бы­ла вы­да­на за­муж за Клеопу, бра­та Иоси­фа, уже по­сле воз­вра­ще­ния Иоси­фа из Егип­та, но та Ма­рия, как ка­жет­ся, то же ли­цо, что и Мар­фа или Фа­марь[3]. Ка­кая бы она ни бы­ла дочь и сколь­ко бы у Иоси­фа ни бы­ло до­че­рей, – во вся­ком слу­чае несо­мнен­но то, что Иосиф был же­нат и имел сы­но­вей и до­че­рей. По кон­чине же сво­ей же­ны Са­ло­мии свя­той Иосиф жил в вдов­стве до­воль­но вре­мя, про­во­дя дни свои в чи­сто­те. Во свя­том Еван­ге­лии его свя­тая и непо­роч­ная жизнь за­сви­де­тель­ство­ва­на сле­ду­ю­щи­ми, хо­тя и крат­ки­ми, но весь­ма по­хваль­ны­ми сло­ва­ми: «Иосиф же, муж Ее, бу­дучи пра­ве­ден» (Мф.1:19). И что мо­жет быть боль­ше та­ко­го сви­де­тель­ства? Он был столь пра­ве­ден, что сво­ею свя­то­стью пре­взо­шел про­чих пра­вед­ных пра­от­цов и пат­ри­ар­хов. Ибо кто был до­сто­ин стать об­руч­ни­ком и мни­мым му­жем Пре­чи­стой Де­вы, Ма­те­ри Бо­жи­ей? И ко­му да­на бы­ла та­ко­вая честь, – сде­лать­ся на­ре­чен­ным от­цом Хри­сто­вым? По­ис­ти­не Гос­подь об­рел се­го му­жа по серд­цу Сво­е­му, ко­то­ро­му Он от­крыл «без­вест­ные и тай­ные пре­муд­ро­сти» (Пс.50:8) Свои, со­де­лав его слу­жи­те­лем та­ин­ства на­ше­го спа­се­ния. По­ис­ти­не он был до­сто­ин та­ко­вой че­сти и та­ко­го слу­же­ния ра­ди со­вер­шен­ной по доб­ро­де­те­лям жиз­ни сво­ей. Ко­гда он был уже стар, лет вось­ми­де­ся­ти, об­ру­че­на бы­ла ему Пре­чи­стая Де­ва Ма­рия и да­на бы­ла ему для хра­не­ния Сво­е­го дев­ства (а не для плот­ско­го, дей­стви­тель­но­го су­пру­же­ства). И он со вся­ким бла­го­го­ве­ни­ем и стра­хом слу­жил Ей, как Ма­те­ри Бо­жи­ей, и сво­ей и все­го ми­ра Гос­по­же и Вла­ды­чи­це (уве­рив­шись в этом от Ан­ге­ла, ко­то­рый яв­лял­ся ему во сне), так­же и рож­ден­но­му от Нее Бо­гом­ла­ден­цу и во вре­мя бег­ства в Еги­пет, и по воз­вра­ще­нии от­ту­да, и во вре­мя пре­бы­ва­ния в На­за­ре­те, до­бы­вая Им про­пи­та­ние от тру­дов рук сво­их, ибо он был плот­ни­ком и че­ло­ве­ком бед­ным, хо­тя и цар­ско­го ро­да. Ибо Гос­подь вос­хо­тел ро­дить­ся в ни­ще­те, за­им­ство­вав от цар­ско­го ро­да толь­ко плоть, но не цар­скую сла­ву, бо­гат­ство и вла­ды­че­ство. По­се­му Он бла­го­из­во­лил иметь ни­щею и Свою Пре­чи­стую Ма­терь, ни­щим и мни­мо­го от­ца Сво­е­го, по­да­вая об­раз сми­ре­ния.

Про­жив все­го сто де­сять лет[4], св. Иосиф мир­но скон­чал­ся и ото­шел к от­цам сво­им, на­хо­див­шим­ся в ше­оле[5], неся ту­да ра­дост­ную и вер­ную весть о том, что при­шел же­лан­ный Мес­сия, име­ю­щий осво­бо­дить и спа­сти род че­ло­ве­че­ский, Хри­стос Гос­подь, Ко­то­ро­му сла­ва во­ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния
[1] Па­мять пра­вед­ных Да­ви­да ца­ря, Иоси­фа об­руч­ни­ка и Иа­ко­ва бра­та Бо­жия со­вер­ша­ет­ся в Неде­лю по Рож­де­стве Хри­сто­ва, ко­то­рая по­се­му и на­зы­ва­ет­ся Неде­лей бо­го­отец. Ес­ли эта неде­ля слу­чат­ся 1 ян­ва­ря, т.е. по от­да­нии Рож­де­ства Хри­сто­ва, то служ­ба упо­мя­ну­тым свя­тым от­прав­ля­ет­ся 26 де­каб­ря.
[2] За­кон ужи­че­ства, или ле­ви­рат, со­сто­ял в том, что, ес­ли муж уми­рал, не оста­вив де­тей, то брат, пе­ре­жив­ший его, по древ­не­му обы­чаю (Быт.38:8 и дал.), дол­жен был, как де­верь (jabam, levir), всту­пить в брак с ов­до­вев­шею же­ною бра­та (сно­хою). Этот за­кон из­ло­жен у Мо­и­сея во Вто­ро­за­ко­нии (Втор.25:5-10). Ин­те­рес­но здесь от­ме­тить, что ле­ви­рат су­ще­ству­ет и у мно­гих на­ро­дов Во­сто­ка, напр. у пер­сов, ин­дий­цев, аф­ган­цев, дру­зов, у боль­шей ча­сти кав­каз­ских пле­мен и др. По за­ко­ну ле­ви­ра­та де­ти от ле­ви­рат­ско­го бра­ка счи­та­лись детьми то­го ли­ца, чью вдо­ву взял по это­му за­ко­ну де­верь се­бе в за­му­же­ство, это и зна­чи­ло «вос­ста­но­вить се­мя бра­та сво­е­го».
[3] Здесь кста­ти бу­дет за­ме­тить, что в гру­зин­ских свят­цах в чис­ле свв. жен ми­ро­но­сиц по­чи­та­ет­ся и св. Фа­марь (под име­нем Та­ма­ры). Оче­вид­но, пре­да­ние, со­хра­ня­е­мое Гру­зин­скою цер­ко­вью, сход­но с тем из­ве­сти­ем, по ко­то­ро­му Фа­марь мог­ла быть и до­че­рью Иоси­фа, и впо­след­ствии ми­ро­но­си­цею, вме­сте с сест­рою сво­ею, Са­ло­ми­ею (дру­гою до­че­рью пра­вед­но­го стар­ца).
[4] Это пре­да­ние о 110-лет­нем воз­расте прав. Иоси­фа сход­но с из­ве­сти­ем, что он пре­ста­вил­ся 111-ти лет, о чем мы на­хо­дим упо­ми­на­ние в апо­кри­фи­че­ской «Ис­то­рии плот­ни­ка Иоси­фа».
[5] Ше­ол – ад, жи­ли­ще мерт­вых.

Священномученик Евфимий Сардийский, епископ
Свя­щен­но­му­че­ник Ев­фи­мий, епи­скоп Сар­дин­ский, в пе­ри­од цар­ство­ва­ния ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Баг­ря­но­род­но­го (780–797) и им­пе­ра­три­цы Ири­ны (797–802) за свою доб­ро­де­тель­ную жизнь был из­бран епи­ско­пом Сар­дий­ским и при­сут­ство­вал на VII Все­лен­ском Со­бо­ре (787), на ко­то­ром об­ли­чал ико­но­бор­че­скую ересь. Ко­гда же во­ца­рил­ся ико­но­бо­рец Ни­ки­фор I (802–811), Ев­фи­мия вме­сте с дру­ги­ми пра­во­слав­ны­ми иерар­ха­ми со­сла­ли на ост­ров Па­та­ла­рею, где он дол­го то­мил­ся. Вы­зван­ный из ссыл­ки им­пе­ра­то­ром Львом V (813–820), епи­скоп вновь без­бо­яз­нен­но вы­сту­пил с об­ли­че­ни­ем ико­но­бор­че­ства, и его вновь от­пра­ви­ли в ссыл­ку в г. Асс. Сле­ду­ю­щий царь – Ми­ха­ил II Кос­но­языч­ный (820–829) опять при­нуж­дал его от­ка­зать­ся от ико­но­по­чи­та­ния, но без­успеш­но. То­гда свя­той му­че­ник был под­верг­нут из­би­е­нию и в тре­тий раз со­слан, на этот раз на ост­ров Крит. По при­ка­за­нию сме­нив­ше­го на троне Ми­ха­и­ла им­пе­ра­то­ра-ико­но­бор­ца Фе­о­фи­ла (829–842) свя­той Ев­фи­мий был под­верг­нут тяж­ким му­че­ни­ям: его рас­тя­ну­ли на че­ты­рех стол­бах и би­ли во­ло­вьи­ми жи­ла­ми. Через несколь­ко дней по­сле пыт­ки свя­той Ев­фи­мий пре­ста­вил­ся к Бо­гу.

Преподобный Константин Синадский, уроженец г. Синада, по происхождению еврей, с детства чувствовал влечение к христианской вере. Внимательное отношение к учению Христа воспламенило его сердце, и он в ранней юности ушел от родителей в иноческую обитель. Он был крещен с именем Константин и принял монашеский постриг. Когда ему поднесли святой крест, он с любовью поцеловал его и приложил к голове. Изображение святого креста отпечаталось у него на всю жизнь. Пройдя свою Богоугодную жизнь в строгих подвигах, святой Константин мирно преставился к Богу.

Преподобный Еварест, родом из Галатии, сын знатных родителей, с юных лет стремился к иноческой жизни, особенно любил читать книги святого Ефрема Сирина. Удалившись в Студийскую обитель, он подвизался в строгом посте, бдении и молитвах, нося железные вериги. Мирно преставился к Богу, достигнув 75 лет, в 825 году.

Преподобный Никодим Тисманский, Румынский
Пре­по­доб­ный Ни­ко­дим Тисман­ский ро­дил­ся в од­ной из цен­траль­ных об­ла­стей Ма­ке­до­нии. Отец его был гре­ком, а мать про­ис­хо­ди­ла из Сер­бии. Пре­по­доб­ный Ни­ко­дим по­лу­чил пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние, знал серб­ский и гре­че­ский язы­ки, был пре­крас­ным пе­ре­вод­чи­ком и пи­са­те­лем. Мо­на­ше­ство он при­нял на Афоне в серб­ском мо­на­сты­ре Хи­лен­дар. Там же он удо­сто­ил­ся пре­сви­тер­ско­го са­на, а впо­след­ствии был из­бран игу­ме­ном.

Со Свя­той Го­ры Афон пре­по­доб­ный Ни­ко­дим при­шел в зем­ли кня­зя Ла­за­ря и по­се­лил­ся в ме­стеч­ке Кла­до­ва на Ду­нае. Со вре­ме­нем во­круг него со­бра­лось боль­шое брат­ство. Сре­ди бра­тии бы­ли мо­на­хи с Афо­на, а так­же из серб­ских мо­на­сты­рей. Их уси­ли­я­ми бы­ла по­стро­е­на цер­ковь в честь Пре­свя­той Тро­и­цы. По от­кро­ве­нию Бо­жию пре­по­доб­ный Ни­ко­дим Тисман­ский пе­ре­шел Ду­най и оста­но­вил­ся в уг­ро-влаш­ских зем­лях. Здесь, вбли­зи ны­неш­не­го ру­мын­ско­го го­ро­да Тур-Се­ве­ри­на, на ре­ке Во­ди­це, он ос­но­вал мо­на­стырь Во­ди­ца, по­свя­тив его свя­то­му Ан­то­нию.

Вто­рой мо­на­стырь, ос­но­ван­ный здесь пре­по­доб­ным Ни­ко­ди­мом, был по­стро­ен в честь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. На­хо­дил­ся он во Вла­хии, на ре­ке Тисман. Оба мо­на­сты­ря, воз­ве­ден­ные пре­по­доб­ным Ни­ко­ди­мом Тисман­ским, ста­ли круп­ней­ши­ми оча­га­ми пра­во­слав­ной ду­хов­но­сти в Ру­мы­нии. В 1375 го­ду свя­той князь Ла­зарь и Серб­ский пат­ри­арх от­пра­ви­ли груп­пу мо­на­хов во гла­ве со стар­цем Ис­ай­ей для при­ми­ре­ния Серб­ско­го и Ца­рь­град­ско­го пат­ри­ар­шеств. В со­став этой груп­пы вхо­дил и пре­по­доб­ный Ни­ко­дим Тисман­ский как пе­ре­вод­чик и муд­рый ди­пло­мат.

Пре­по­доб­ный Ни­ко­дим мир­но по­чил 26 де­каб­ря 1406 го­да. Он осо­бо по­чи­та­ет­ся за при­вне­се­ние в ру­мын­скую цер­ковь об­ще­жи­тель­но­го мо­на­стыр­ско­го Уста­ва и воз­рож­де­ние мо­на­ше­ско­го де­ла­ния на ос­но­ве ис­их­аст­ско­го те­че­ния в пра­во­сла­вии.

Остробрамская (Виленская) икона Божией Матери является главной святыней Вильны.

Сохранилось несколько преданий, повествующих об истории происхождения образа. Согласно одному из них, икона была принесена из Корсуни великим князем Ольгердом и подарена первой супруге Марии. Вторая супруга великого князя, Иулиания, передала икону в Троицкую церковь, откуда образ попал в часовню у острых ворот.

Другое предание говорит о том, что икона была прислана Ольгерду греческим императором Иоанном Палеологом, когда тот узнал о принятии Ольгердом христианства.

По третьему источнику, чудотворная икона сама чудесно явилась на острых воротах 14 апреля 1431 г. Несомненно одно – в 1431 году икона уже находилась в часовне близ Троицкой церкви в русском (или остром) конце города Вильны и именовалась Корсунской.

В 1498 г. в Вильне в связи с возникшей опасностью нападения татар были заложены новые городские каменные стены, сооружены ворота с башней, над которой была устроена часовня. На эту часовню (снаружи) и была помещена Корсунская икона, обращенная ликом ко входящим в город. Так как часовня была сооружена в «остром» конце города над воротами, то и название иконы постепенно заменилось новым: она стала именоваться Островоротной или Остробрамской (брама – ворота).

Во времена унии образ Пресвятой Богородицы перешел сначала в собственность базилиан, а затем, приблизительно в 1624 году, кармелитов, захвативших и часовню и икону в свои руки. В 1671 г. кармелиты устроили вместо прежней (ветхой) часовни новую и, устанавливая в ней икону, обратили ее ликом к костелу и городу, т.е. внутрь.

После страшного пожара Вильны в 1714 г. икона была перенесена в Терезинский костел, но в 1744 г., когда часовня была вновь отстроена, снова помещена над воротами. В начале XIX столетия базилиане пытались возвратить икону в свою собственность, спор дошел до Рима, и папа повелел оставить икону на попечении обители кармелитов, так как она находилась ближе к часовне, в которой пребывал святой образ.

В 1812 г. икона была немного повреждена французами, а в 1829 г. отреставрирована. После закрытия в 1832 г. кармелитского монастыря, Терезинский костел был переименован в Остробрамский и остался в ведении римско-католического духовенства.

Икона написана на дубовой доске, изображение поясное. Пречистая Дева изображена в момент Благовещения.
Икона одинаково почитается и православными, и католиками.

В начале XVIII столетия некий благочестивый живописец привез из Италии список с иконы, изображающей Святое Семейство. Этот образ он оставил в Москве у своего родственника, священника Троицкой, на Грязях, церкви. Впоследствии священник пожертвовал привезенный ему образ в свою приходскую церковь. Здесь икона была помещена на паперти, над входом в церковь.
Через сорок лет Божия благодать прославила икону дивными знамениями.
Предание гласит, что однажды на некую знатную женщину за короткий промежуток времени обрушилось сразу несколько несчастий – муж ее был оклеветан и отправлен в ссылку, имение отобрано в казну, а единственный любимый сын, опора и утешение несчастной женщины, во время войны попал в плен. Оказавшись в безвыходном положении, бедная женщина обратилась с горячей молитвой к Царице Небесной, прося Ее милостивого заступления. Владычица Небесная услышала слезные моления несчастной – однажды во сне женщина услышала голос, повелевающий ей отыскать икону Святого Семейства и помолиться перед ней. Долго искала скорбящая женщина образ по московским церквам и нашла его, наконец, на паперти Троицкой церкви на Покровке. Усердно помолившись Пресвятой Деве, она вскоре получила три радостных известия: муж ее был оправдан и возвращен из ссылки, сын освобожден из плена и имение возвращено из казны. Отсюда и пошло наименование иконы – «Трех Радостей».
На иконе Божия Матерь изображена с Предвечным Младенцем на коленях. По правую Ее руку стоит старец Иосиф, а слева – Иоанн Предтеча, взирающие на Богомладенца с любовью.


Икона Божией Матери «Блаженное Чрево» до 1924 года находилась в Благовещенском соборе Московского Кремля, в настоящее время ее местонахождение неизвестно. Барловский список этой иконы был явлен 26 декабря 1392 года, в воспоминание чего и установлено празднование в этот день. Строки из Евангелия от Луки «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие» (Лк. 11, 27) послужили наименованием иконы. Об особом почитании Барловского образа Богоматери свидетельствует то, что в соборе его поместили напротив царского места, а во второй половине XVII века икону поновлял глава иконописцев Оружейной палаты Симон Ушаков. Богоматерь на московской иконе была изображена поколенно, а Младенец Христос возлежал, вкушая млеко из Ее сосца. Согласно рукописному сборнику XVIII века, образ был принесен в Москву из г. Бари, где он находился при гробе святителя Николая, архиепископа Мирликийского, отсюда и другое название иконы – «Барловская».
На иконе «Блаженное Чрево» из собрания музея г. Рыбинска Богоматерь представлена в типе «Млекопитательница» (по-гречески «Галактотрофуса»). Предание говорит о том, что образ принадлежал преподобному Савве Освященному († 532) и находился в лавре его имени недалеко от Иерусалима. Перед кончиной преподобный предрек, что обитель посетит тезоименитый ему богомолец царского рода, которому надлежит передать чудотворный образ. В XIII веке святитель Савва Сербский во исполнение этого завещания перенес икону в основанный им Хиландарский монастырь на Афоне, где она пребывает по сей день в Карейской келье и называется «Типикарницей». На рыбинском образе поза Христа динамична и более сложна по сравнению с древним памятником. Оригинальным декоративным дополнением является рама со сложным плетеным орнаментом позднебарочного типа («стиль регентства»), заимствованная, очевидно, из какой-то западноевропейской гравюры.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites