Абстракция Реальности Юрия Нагулко.


Юрий Нагулко

Кредо

Абстракция Реальности – квинтэссенция события, эпизода, важного для небольшого или большого количества людей. Попытка понять мораль, этику происходящего на протяжении длительного периода времени и сконцентрированную в одной вспышке, в одном кадре. Взаимоотношения людей, выраженные через любовь и ненависть, часто диаметрально противоположные, но естественные, без позы и нарочитости. Познание сущности духовной жизни сквозь призму бесконечности времени, проявленное в искусстве прошлого, в религии, в философии целых поколений. Это не просто отклик на бытовую историю, пусть даже и страшную, сконцентрированную в войнах, катастрофах, когда исчезают целые народы.

Абстракция Реальности – попытка пройтись по нити, которая связывает древнего человека с нашим современником. Взаимоотношения Бога и людей, важность духовности, высокой морали, столкновения Света и Тьмы – вопросы вечные и неоспоримо повторяющиеся из века в век. Красота и уродство во взаимном притяжении и отталкивании творят единый мир, такой разнообразный и давно не стремящийся к гармонии. Возрождение духа посредством линий и красок, единовозможной стилистикой для такой задачи. Мир без идеализации, но любимый, не нуждающийся в правках и коррекции. Доминанта любви и сочувствия ошибающимся. Это скорее похоже на музыку романтиков, чем на какофонию современного города. В многоэтажности искусства – коридор, ведущий к Свету, наполненный страстями, свободой, далеко неоднозначной, требующей вдумчивого размышления, сопоставлений и просто беседы, для познания призвания и цели человеческой жизни. Все это невозможно без глубокого знания техник живописи, истории, философии, религий и, что очень важно, психологии. Такая живопись – довольно сложный и опасный инструмент, обращаться с которым нужно предельно осторожно, без самонадеянной уверенности в собственной правоте.

Познакомиться с творчеством автора можно на сайте - http://nagulko.com

Комментарии (508)

Всего: 508 комментариев
#331 | Георгий О. »» | 24.06.2012 22:46
  
2
Юрий Нагулко. "Мирное время1."


В одном монастыре Греции был обычай: за трудную работу давать братиям немного денег. Монахи в монастыре называются братией, ведь они живут, словно большая семья. Многие монахи хотели потрудиться побольше, а полученные деньги раздать бедным. Только один монах поступал по-другому. Никто никогда не видел, чтобы он подал милостыню хотя бы одному бедняку. И его прозвали Жадиной. Проходили годы. Всё оставалось по-прежнему.


- Вот скупердяй! - думали другие монахи. Но пришло время перейти монаху, прозванному Жадиной, в жизнь иную, и он умер.


Когда в окрестных селениях узнали про смерть Жадины, в монастырь стали стекаться все жители, чтобы попрощаться с умершим. Они оплакивали Жадину и сожалели о его смерти.


А братия очень удивились.


- Что сделал вам доброго этот человек? Почему вы так оплакиваете его? - спросили они.


Один крестьянин сказал:


- Он спас меня!


А другой добавил:


- И меня!


Крестьяне трудились с утра до вечера, чтобы накормить своих детей. Но без вола трудно пахать землю. Если же в семье был вол, то дети уже не сидели без хлеба.


И вот монах, которого прозвали Жадиной, копил деньги и покупал самым бедным волов.


Так он спасал их от голода и бедности.


Как же были удивлены все те, кто считал монаха жадиной!


И старец Паисий закончил свой рассказ словами:


- Как можно, не зная, делать выводы? Ведь сказал Христос: «Не судите»


(старец Паисий Святогорец)
#332 | Георгий О. »» | 24.06.2012 22:52
  
2
Юрий Нагулко. "Путь."


КАК НАУЧИТЬСЯ НЕ ОСУЖДАТЬ?

• Игуменья Домника •

Сегодня я начну беседу немного издалека. Мне хочется напомнить вам одну ситуацию, которая знакома каждому монаху. Очень часто, когда мы молимся на правиле или богослужении и наше сердце наполняется любовью к Богу, мы желаем ради этой любви совершить нечто великое. И Господь сразу откликается на наше желание и подает нам возможность для подвига. Но в каком виде? Какой подвиг для нас самый главный, самый возвышенный?

Игумения Домника


Господь поставляет перед нами ближнего. Этот ближний – не такой, как мы. У него другое лицо, другой голос, другие мысли, другие желания, другие чувства. И даруя нам этого человека, Господь как будто призывает нас: «Смотри, Я даю тебе то, чего ты хотел. Ты желал совершить подвиг ради Меня? Вот, Я даю тебе ближнего. Постарайся понять его, полюби его таким, какой он есть, прими его в свое сердце!».

Это и есть самый великий и самый важный подвиг для нас – подвиг евангельского общения с ближним, стяжания каждого человека в своем сердце.

Что значит – стяжевать ближнего в своем сердце? Это значит – следить за тем, чтобы при общении с любым человеком наше сердце всегда оставалось расположенным к нему, мирным, чтобы ни один помысел осуждения или неприязни не находил места в нашей душе.

Это высота добродетели, «совокупность совершенства». И часто эта высота кажется нам недостижимой. Любить всех – это нечто абстрактное, несвязанное с нашей повседневной жизнью. Но это одно из самых больших заблуждений! В действительности каждая из нас может ежечасно, или даже ежеминутно восходить на эту высоту. Сколько раз мы встречаемся с ближним, столько раз мы и можем проявить возвышенную любовь. В самой обыденной обстановке, в привычных повседневных ситуациях мы можем в каждом человеке увидеть образ Божий.

Прекрасный пример такого видения приводит старец Софроний (Сахаров):

«В Пантелеимоновском монастыре был один старый монах очень низкого роста. И он сорок лет утром и вечером работал на кухне, торжествуя: он готовил пищу для возлюбленных Самим Богом людей! Видите, как возможно поставить свой ум и приобрести такое расположение, когда самые обычные дела становятся вечными заслугами человека».

Каждая из нас может приобрести такое же расположение, чтобы всегда пребывать в любви к ближним.

И сейчас я хочу спросить вас: для чего же мы совершаем этот подвиг? Не ради самой по себе добродетели, потому что добродетель – это не самоцель, а средство. И не ради того чтобы стать нравственными и благородными людьми. И не ради того чтобы достойно выглядеть перед другими и перед самими собой. А ради чего? Мы делаем это ради того, чтобы приобщиться к Божественной жизни.

Ведь что самое удивительное и великое в Боге? Его чудеса? Его всеведение? Его могущество? Все это изумляет нас, но по слову святителя Иоанна Златоуста, ничему из этого мы не дивимся так, как дивимся Божию человеколюбию. И мы, созданные по образу и подобию Божию, призваны уподобиться Ему не в том, чтобы творить чудеса, прозревать будущее или переставлять горы. А в чем?

В том, чтобы принять в свое сердце каждого человека. И какими бы мы ни были – слабыми, нерадивыми, грешными – благодаря этому подвигу мы живем по образу жития Христова.

У старца Емилиана есть замечательные слова:

«Никакое монашеское братство не живет без любви. Монахи живут, потому что любят. Любовь есть подражание Христу, потому что “Он прежде возлюбил нас”».

И сегодня в беседе мне хотелось бы рассмотреть этот великий, удивительный подвиг неосуждения, который показал нам Господь Иисус Христос.

Самим Своим рождением Спаситель уже учит нас никого не осуждать. Ведь Он благоволил родиться от такого рода, в котором было множество грешных людей, например, блудница Раав, Фамарь, впадшая в грех кровосмешения, Соломон, который имел семьсот жен и триста наложниц и под конец жизни предался необузданному сладострастию и впал в идолопоклонство.

Как пишет святитель Иоанн Златоуст, «Бог не только воспринял на Себя нашу плоть и стал человеком, но удостоил порочных людей быть Своими сродниками, не стыдясь нимало наших пороков… Бог сочетал с Собою прелюбодейную природу. Так с самого начала Он показал, что не гнушается ничем нашим, научая тем и нас не соблазняться ничем в наших ближних».

И не только рождение, но и вся земная жизнь Спасителя являет нам образ совершенного неосуждения и любви. Мы знаем, что Христос был искушаем осуждением, как ни один человек в мире. Когда дьяволу не удалось искусить Господа в пустыне лицом к лицу, то он попытался побороть Его другим способом – он начал искушать Его через людей.

Не добившись того, чтобы Христос нарушил заповедь о любви к Богу, дьявол надеялся, что заставит Его нарушить заповедь о любви к ближним. Он постарался сделать все, чтобы возбудить в сердце Спасителя хотя бы один помысел осуждения. Он провел перед Его очами людей со всеми пороками и всеми немощами, какие накопило человечество со времени первого грехопадения. Он окружил Его человеческим равнодушием, непониманием и неблагодарностью.

Он возбудил в сердцах людей ненависть к Нему, подстрекая их поносить и уничижать Его. Он соблазнил на предательство одного из ближайших Его учеников, и наконец устроил так, что люди предали Его самой унизительной, позорной смерти. И все же он не добился своего – сердце Спасителя не омрачилось даже и малейшей тенью осуждения, ничто не поколебало Его любви к людям.

Но потерпев это сокрушительное поражение, дьявол не отступил, и теперь он пытается низложить последователей Христа, и по-прежнему одно из самых страшных его орудий – это осуждение. В особенности он искушает осуждением тех, кто стремится проводить житие христоподражательное, – то есть нас, монашествующих.

В житии одного подвижника, святого Нила, есть интересный случай. Когда Нил собирался поступить в монастырь, дьявол стал соблазнять его, желая отвратить от иноческого пути. И чем же он его соблазнял? Он не стал напоминать ему ни о красотах земной жизни, ни о грехе, ни о наслаждении, но постарался внушить всего один помысел – и это был помысел осуждения.

Прочитаем отрывок из жития:

«И начал дьявол обвинять монахов, тысячами клевет разливаясь по их поводу, называя их и сребролюбцами, и тщеславными, и чревоугодниками и говоря: “Один только котел, в котором они варят пищу, мог бы вместить всего меня вместе с этой лошадью!” Праведный же в ответ на это сказал ему: “Ты кто, обвиняющий и осуждающий работающих Богу? Достоин делатель пищи своей”. И дьявол, заткнув уши свои, как аспид, бегом удалился от него. Преподобный же, запечатлев себя знамением честного креста и помолившись Богу, чтобы Он покрыл и сохранил его от осуждения монахов, с радостью вошел в святой сей монастырь».

Старец Емилиан в толковании на житие святого Нила говорит:

«Когда дьявол искушал Нила осуждением, он знал, что делает. Ведь этот помысел мог бы сокрушить всю жизнь преподобного, если бы он с ним согласился. И если бы потом он тысячу лет прожил в монастыре, то с этим помыслом ни одного дня он не жил бы истинной монашеской жизнью. Вот что говорил ему дьявол: “Ну и куда ты идешь? Я в этом монастыре работал и знаю там каждого. Один из этих чернецов – чревоугодник, другой – сребролюбец, третий – тщеславится. И что, ты сможешь жить с такими людьми?”. То есть он пытался выбить у преподобного из-под ног основание монашеской жизни – одобрение братий и единство с ними. И если бы сатане удалось внушить преподобному Нилу суд и разделение, пусть даже всего с одним братом, то он добился бы большего, чем мог бы достичь бесчисленными грехами».

Так и нас дьявол ежеминутно искушает, стараясь наполнить наше сердце осуждением. Он преувеличивает в наших глазах немощи других людей, подстраивает разные соблазнительные ситуации, возбуждает в нас нетерпимость и недоверие. «Посмотри, как плохо ведет себя этот человек – и как возможно такое среди христиан? А та посмотрела на тебя хмуро – что ты ей сделала, почему она так смотрит? А почему люди так плохо с тобой обращаются – разве ты это заслужила?».

Подобными помыслами дьявол мечет в нас, словно грозными стрелами, и, если мы их не отражаем, то они наносят глубокие раны нашему сердцу, делают нас безблагодатными, пустыми. Дьявол влагает в нас свое собственное, лукавое рассуждение, совершенно противоположное духу Христову.

И нам нужно быть очень трезвенными, внимательными, чтобы постоянно отвергать этот злой натиск и стараться на все смотреть глазами Христа. В любой ситуации, когда мы общаемся с ближними и у нас возникает соблазн осуждения, подумаем: а как посмотрел бы на это Христос? Что Он сказал бы этому человеку? Как бы Он поступил?

Многим кажется, что это невозможно – ну что общего имеет наша маленькая, обыкновенная жизнь с жизнью Самого Господа? Но подумаем: а как жил на земле Господь? Он жил не какой-либо иной, а именно обыкновенной человеческой жизнью. Он точно так же, как и мы, вкушал Своими устами земную пищу, Он руками Своими совершал обычную, рутинную земную работу, Он ходил по земным дорогам, и Его пречистые стопы покрывались грязью и пылью.

И точно так же, как и мы, Он общался со многими и многими людьми и каждый день соприкасался с нечистотой человеческой – то есть с немощами, страстями, греховными привычками. И вот Он показал нам Своим примером, как в этой маленькой, земной жизни мы можем возвыситься до небесной любви.

Давайте теперь обратимся к Евангелию и вспомним конкретные примеры: какие люди окружали Христа? И как Он к ним относился?

Куда бы Христос не входил, в любой город или селение, вокруг Него сразу собирались все грешники, жившие в этой местности. Конечно, к нему приходили и добродетельные люди, но посмотрите, на чем делает акцент евангелист Лука: «Приближались к Нему все мытари и грешники слушать Его». Кого Евангелие именует грешниками? Если бы имелись в виду просто люди, подверженные некоторым страстям и немощам, то евангелист не употребил бы такое слово.

Грешниками здесь названы те, чья порочная жизнь была явной для всех; то есть люди, погруженные в тягчайшие грехи, преступники, поправшие все человеческие законы. Можно сказать, что ко Христу стекались воры, прелюбодеи, вымогатели, пьяницы, может быть, даже и убийцы. И обратите внимание на еще одно слово, которое употребляет евангелист Лука: все грешники – все до единого, в каждом селении, в которое приходил Спаситель! Представьте себе, как это выглядело со стороны: приходит в город некий человек и вокруг него тут же собираются все самые опустившиеся люди, весь, так сказать, преступный элемент.

Не двое или трое, а все, какие есть в селении, – может быть, несколько десятков человек, – вдруг сходятся одном месте. И в центре этого жуткого сборища – Христос. Вероятно, находясь рядом с Господом, все эти грешники старались вести себя прилично, со всем возможным для них благоговением. Но всё же они не могли в один миг совершенно перемениться. Худые навыки, порочное прошлое, несомненно, выражались в их поведении, в их речах и жестах, хотя бы и невольно. Праведные иудеи, смотревшие на это со стороны, и удивлялись, и ужасались: «Зачем Этот Человек ест и пьет с мытарями и грешниками?!»

Задумаемся теперь: какое отношение это имеет к нашей жизни? В Церковь тоже приходят самые разные люди. Приходят сюда и те, кто ранее вел чрезвычайно рассеянную жизнь, и те, кто получил плохое воспитание, и те, у кого совесть отягощена многими грехами. Вот, эти люди услышали зов Христа и пришли в святой храм, собрались вокруг своего возлюбленного Господа. Но могут ли они в один миг полностью измениться?

Некоторое время, – может быть, год, может быть, несколько лет, а может, по попущению Божию, и до конца дней своих, – они будут нести на себе отпечаток прежней страстной жизни. Кто-то грубоват в обращении, кто-то кажется распущенным, кто-то чрезвычайно упрям. Замечая это, мы не должны соблазняться и говорить: «Да что же это? Как такой человек оказался в Церкви? Что он тут делает?». На самом деле, человек может иметь не до конца изжитые пороки и при этом вести серьезную духовную жизнь: искренне каяться, усердно подвизаться, молиться.

Вспомним теперь, как относился Спаситель к закоренелым грешникам, которые приходили к Нему. Иудеи открыто презирали этих людей, брезговали общаться с ними и не хотели даже просто находиться рядом. Но Спаситель наоборот особенно радовался грешникам. Он возлежал вместе с ними за трапезой, охотно слушал их и говорил с ними, как с лучшими друзьями. Фарисеи, глядя на всё это, так и называли Его: «друг мытарям и грешникам». Было ли Господу неприятно поведение бывших разбойников и блудниц? Его любовь покрывала всё.

По выражению святителя Иоанна Златоуста, как врач, принимающий больных, должен терпеть их гнилой запах, так и Христос, общаясь с грешниками, с полным спокойствием переносил запах греха, исходивший от них. Он видел в этих людях главное – их покаяние, искреннюю любовь к Нему, желание исправиться.

Так и мы, когда встречаемся с человеком, например, грубым или невоспитанным, не будем обращать никакого внимания на его поведение, будем с ним приветливы и ласковы. И тогда постепенно с наших глаз как будто спадет пелена: мы увидим то, что в этом человеке истинно, – его душу, поврежденную грехом, но живую, образ Божий, запятнанный страстями, но не истребленный.

Интересный пример милостивого, ласкового обращения с ближними есть в жизнеописании праведного Иоанна Кронштадтского:
«Некто, совсем сбившийся с пути, окончательно расстроивший свое здоровье пьянством, проходя по Петербургу мимо вокзала, заметил толпу, устремившуюся к подходящему поезду… “Сейчас должен приехать отец Иоанн Кронштадтский!” – говорили в толпе. Из любопытства пошел посмотреть на известного священника и этот опустившийся человек.

Батюшка, несмотря на окружающее кольцо встречающих, обращает внимание на подошедшего, дерзновенно осеняет его крестом и ласково говорит ему: “Да благословит тебя Господь и да поможет Он тебе направиться на добрый путь, друг мой. Видно, много ты страдаешь!”
От таких вдохновенных слов великого пастыря благодатная сила, как электрическая искра, проходит по всему существу несчастного. Отошедши в сторону, он почувствовал, что сердце его полно умиления и расположения к отцу Иоанну.

“И в самом деле, – невольно вспыхнула у него мысль, – как мне трудно жить, до какой низости я дошел, сделался хуже скота. Неужели можно подняться? Как было бы хорошо! Отец Иоанн мне этого пожелал, и какой он добрый, пожалел меня, непременно поеду к нему!” И затем едет в Кронштадт, исповедуется, причащается Святых Таин и с Божией помощью постепенно нравственно восстанавливается».
Всякий раз, когда мы понуждаем себя к проявлению евангельской любви, приходит божественная благодать, которую чувствуем и мы, и тот человек, с которым мы общаемся.

Рассмотрим другой пример из Евангелия: кто еще находился рядом со Спасителем? Евангелист Матфей повествует: «И прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их». Иначе говоря, возле Господа собирались все ущербные, больные люди. И можно сказать, что это тоже была искусительная ситуация для Него. Ведь такие люди обычно причиняют много неудобств.

Христос должен был ради них останавливаться на пути, уделять им Свое время, смотреть на их раны, слушать их крики и стоны, терпеть их прикосновения. Нередко люди, недугующие телом, болеют и душой. И Спасителю, наверно, приходилось при общении с больными людьми сталкиваться с проявлениями эгоизма или уныния. Всё это было нелегко, и у тех, кто шел вместе с Господом, эти несчастные люди иногда вызывали раздражение. Например, когда слепой, сидевший у дороги, кричал: «Сыне Давидов, помилуй меня!», то шедшие за Спасителем «заставляли его молчать», может быть, потеряв терпение от этого нескончаемого натиска больных.

Вокруг нас тоже немало людей, которые страждут различными недугами и постоянно утесняют нас. Но вспомним только один пример, как относился Спаситель к недужным людям. Однажды к Нему подошел человек, больной проказой, и, кланяясь, сказал Ему: «Господи! Если хочешь, можешь меня очистить». И Спаситель, глядя на этого несчастного, не думал о том, как безобразны его раны, а только чувствовал его боль, невыносимое страдание человека, снедаемого проказой. И движимый жалостью, Христос немедленно простер руку, «коснулся его и сказал: хочу, очистись».

И мы можем подражать Спасителю в этом добром порыве – помочь страждущему человеку. Вот, например, кто-то очень медленно выполняет свою работу. Какой прекрасный повод для нас проявить сострадание и любовь! И наша любовь может выразиться не только в какой-то вещественной помощи, но и в ласковой улыбке, ободряющем слове. У святого Исаака Сирина есть замечательные слова:
«Если даешь что нуждающемуся, то пусть веселость лица твоего предваряет даяние твое и добрым словом утешь его. Когда сделаешь это, тогда твоя ласковость будет в уме его дороже самого превосходного даяния твоего».

И вот какую важную вещь нам нужно запомнить. Куда бы мы ни пришли, где бы мы ни жили, где бы ни трудились – там обязательно окажется человек, который будет нас чем-то утеснять – своими болезнями, привычками, немощами, странным поведением. И как нам сохранить мир в своей душе? Как всегда пребывать в радости? Запомним: у нас не должно быть даже и помысла, чтобы уйти от ближних или попытаться изменить их характер. Единственный выход для нас – это воспринять подвиг долготерпения. И тогда радость войдет в наше сердце, потому что истинное долготерпение всегда соединено с радостью.

Авва Исайя советует нам:

«Восприими подвиг стяжать долготерпение; и любовь уврачует печаль».

А старец Емилиан объясняет его совет:

«Человек, который не терпит ближнего, впадает в печаль. Он становится замкнутым вследствие своего эгоизма,… потому что ничем не хочет поделиться с ближним. Но вот что говорит авва Исайя: восприими подвиг стяжать долготерпение. То есть, подвизайся приобрести большое сердце, чтобы тебе принять всех. Тогда твоя любовь исцелит всякую твою печаль».

В жизнеописании афонского старца Харалампия есть интересный пример поистине христианского терпения. Однажды отцу Харалампию было дано послушание ухаживать за болящим старичком, который страдал сильным расстройством желудка и часто даже не успевал дойти до туалета. Сначала это нелегкое послушание вызвало у отца Харалампия помыслы ропота и недовольства. Но что было дальше? Вот как рассказывает сам старец:

«С огромным усилием мне удалось подавить эти помыслы. Я говорил себе: “Будь осторожен, Харалампий, ты служишь Христу. Пренебрегая этим старичком, ты пренебрегаешь Христом. Взывай к Богу всю ночь, дабы он помиловал тебя. И ты услышишь говорящий тебе голос: «Блаженни милостивии: яко тии помиловани будут»; и еще: «Понеже сотвористе сие одному из сих братий Моих меньших, Мне сотвористе». Будь внимателен, ты сдаешь экзамен, смотри, как бы тебе не провалиться”. После этого я стал с усердием выполнять новое послушание.

Каждый день мне приходилось перестирывать целую гору пижам и многократно обмывать самого старичка. По-человечески я, конечно, испытывал некоторую брезгливость. Два дня от невыносимого запаха мне приходилось постоянно зажимать нос. Однако вскоре моя молитва усилилась, и я стал испытывать такую радость, буквально переполнявшую меня всего, что действительно начал чувствовать, что служу моему Господу. Вершиной этих состояний было следующее чудо: тогда как в начале от зловония мне приходилось зажимать нос, теперь я неожиданно стал чувствовать благоухание, похожее на благоухание святых мощей, но еще более сильное».

Когда мы постоянно понуждаем себя к подвигу ради ближнего, с нами тоже начинают происходить чудеса. Люди, которые прежде вызывали у нас неприятие, раздражение, становятся нам дороги, как родные. Мы открываем в своем сердце такие изобильные источники любви, о которых даже не подозревали! Ведь, как говорит святитель Иоанн Златоуст, «мы по самой природе нашей имеем наклонность к милосердию». Каждый из нас по естеству способен к сочувствию, снисхождению; каждому Господь вложил в сердце семя евангельской любви, и из него может вырасти дивное плодоносное древо.

Но вернемся к Евангелию. Теперь мне хотелось бы рассмотреть: какими людьми Господь Сам окружил Себя, кого Он особенно к Себе приблизил? Казалось бы, как Богочеловек Он был достоин самого блистательного окружения, и рядом с Ним должны были находиться люди, украшенные премудростью и совершенные в добродетели.

Но Он Сам избрал Себе в ученики людей простых, не образованных, или, как говорили в то время, не книжных, таких, о которых фарисеи пренебрежительно отзывались: «Этот народ невежда в законе, проклят он». От своей простоты апостол Петр, например, говорил всё, что только ни приходило ему на ум, нисколько не задумываясь. Апостолы не были и вполне бесстрастными людьми, в них проявлялись различные немощи.

Например, апостолы Иаков и Иоанн поддавались гневу и мстительности: они предлагали Спасителю низвести с неба огонь на самарийское селение, где их не приняли. Были они подвержены и тщеславию, потому что желали занять лучшие места возле Господа в Его Царствии. А еще один ученик Христа, праведный Никодим, проявил трусость: он не решился открыто прийти к Спасителю, но, боясь фарисеев, пришел ночью. То есть на первый взгляд, ученики Господа были самыми обыкновенными, немощными людьми.

И рядом с нами Господь всегда поставляет людей, которые кажутся нам обыкновенными, немощными. Нам хотелось бы, чтобы в нашем ближайшем окружении были самые мудрые, самые талантливые и при этом самые кроткие и самые смиренные люди. Но вот Господь Своим собственным примером научает нас не искать таких людей, а любить тех, кто с нами рядом.

Старец Емилиан говорит:

«Тот, кто жалуется на людей, окружающих его, страдает по собственной вине, потому что он не понял: те, кто находятся рядом с ним – это именно то, что ему нужно. Сомнительным было бы его спасение, если бы ближние не были именно такими, какие они есть».

Что особенно привлекает нас в том, как относился Господь к Своим ученикам, этим простым и немощным людям? Его уважение к ним. Пусть апостол Иаков слишком горяч – но Спаситель удостаивает его видеть Свое преображение. Пусть апостол Петр говорит необдуманные вещи – но Ему Спаситель обещает дать ключи от Царства Небесного. Пусть Никодим боязлив – но все же Христос открывает ему возвышенные тайны.

Какой бы человек ни находился рядом с нами – малообразованный, гневливый, теплохладный, тщеславный – пусть для нас будет непреложным законом уважение и почтение к нему. Вот человек некультурно ведет себя за столом: толкает нас в бок, когда хочет что-то спросить, или тянет руку через весь стол, попадая рукавом в нашу тарелку, – а мы не позволяем своему сердцу отзываться раздражением. Вот он на наших глазах совершает плохой поступок, поддается страсти – а мы понуждаем себя к снисхождению и состраданию. И эти маленькие ежедневные подвиги – это и есть подлинная жизнь во Христе.

Святитель Игнатий пишет:«Воздай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, воспитания – и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь». И в свете этой любви мы увидим, что нас окружают не простые и немощные люди, а избранники Христовы.

Старец Паисий Святогорец приводит интересный пример: что может таиться за наружной простотой человека. В Иордании был один очень простой священник, который читал молитвы над больными людьми и животными, и те становились здоровы. Перед служением Божественной литургии он выпивал что-нибудь горячее с сухариком и после этого целый день ничего не вкушал. Слух о том, что он ест перед божественной литургией, дошел до Патриарха, и тот вызвал его к себе. Не зная, зачем его вызвали, священник пришел в Патриархию и вместе с другими посетителями ожидал вызова в приемной.

На улице стояла жара, окна были закрыты ставнями, и сквозь щель в приемную пробивался солнечный луч. Приняв луч за натянутую веревку, обливавшийся пóтом священник снял с себя рясу и повесил ее на луч. Увидев это, люди, сидевшие в приемной вместе с ним, были потрясены. Кто-то из них пошел к Патриарху и рассказал ему о таком чуде. Патриарх позвал его в кабинет и начал беседовать, расспрашивать о его служении, о том, как он готовится к литургии.

«Да как, — отвечает ему священник, — сперва вычитываю утреню, потом совершаю поклоны, потом готовлю чай, кушаю что-нибудь легкое и иду служить». – «Зачем же ты ешь перед литургией?» — спрашивает Патриарх. «Если, — отвечает тот, — я немножко перекушу перед литургией, то после потребления Святых Даров Христос оказывается сверху. А вот если я ем после Божественной литургии, то Христос оказывается снизу». Оказывается, он завтракал перед литургией с добрым помыслом!.. «Нет, — говорит ему Патриарх, — это неправильно. Сперва потребляй Святые Дары, а после – немного ешь». Священник положил Патриарху поклон и со смирением принял сказанное».

Этот человек по невежеству совершал серьезную ошибку, но Господь, взирая на его внутренние побуждения, даровал ему великую благодать. И потому не будем спешить судить. Каждый человек – это целый мир, особенный, по-своему устроенный, и тот, кто нам кажется немощным, может пред Богом быть праведником.

Вспомним теперь еще несколько примеров из жизни Господа. До сих пор мы рассматривали такие случаи, когда люди любили Спасителя или, по крайней мере, были к Нему расположены. Мы тоже без большого труда прощаем немощи и недостатки тем людям, которые к нам хорошо относятся. И часто бывает так: когда мы давно живем в каком-либо сообществе, и у нас складываются теплые, доброжелательные отношения с окружающими, тогда нам кажется, что мы уже стяжали евангельскую любовь.

Но есть одно простое средство узнать, истинно ли мы любим. Подумаем: когда ближние обижают нас, насмехаются, не понимают – то сохраняется ли в нашей душе мирное, доброе чувство к ним? И если мы хотим стяжать Христа в своем сердце, то нам нужно научиться и тому, чтобы не осуждать «проклинающих и обижающих» нас. Вот как пишет об этом старец Емилиан:

«Если ты хочешь поистине ощутить Бога, то ты должен научиться радоваться и сочувствовать и тому, кто тебя оскорбляет, и тому, кто тебя проклинает, и тому, кто тебя отталкивает, кто тебя не понимает, кто с тобой ужасно разговаривает, кто тебя поносит, кто называет белое – черным, а равнину – горой, кто всё относящееся до тебя толкует в совершенно противоположном смысле».

Посмотрите, это очень важно! Наш душевный мир, наша любовь к Богу не должны зависеть от того, как обращается с нами ближний. Ближний всегда будет делать что-нибудь не так, всегда будет врываться в нашу жизнь и сотрясать, и сокрушать ее. И если мы не стяжем в своем сердце любовь, ничем непоколебимую, то мы никогда не будем иметь покоя. Заметьте еще вот что: как мы относимся к ближним, так мы относимся и к Богу. Если мы открыты для ближних, то мы открыты и для Бога. Он близок нам, и мы чувствуем Его близость и в молитве, и во всей нашей обычной повседневной жизни.

Господь Своей жизнью показал нам, как мы можем стяжать внутреннюю свободу и евангельскую любовь. Он Сам пережил всё, что переживает на земле человек, – нет такой обиды и такого оскорбления, которого бы Ему не пришлось претерпеть. И Господь доказал, что никакое зло не может превозмочь истинную любовь. Думаю, у каждой из нас был такой опыт: кто-то нанес нам обиду, мы в смятении и беспокойстве, не знаем как себя вести, как относиться к обидчику, но вот открываем Евангелие, прочитываем одну главу – и с удивлением обнаруживаем, что Господь тоже был в такой ситуации и показал нам, что мы должны делать!

Вспомним, например, как Христос претерпевал оскорбления и насмешки. Однажды Он пришел в дом Иаира, начальника синагоги, у которого умерла единственная дочь. «Все плакали и рыдали о ней». Исполнившись сочувствия к скорбящим людям и желая немедленно утешить их, Господь сказал: «Не плачьте; она не умерла, но спит». Какой же последовал ответ? «И смеялись над Ним». По-славянски сказано более точно: «И ругахуся Ему», – то есть речь идет не просто о смехе, но о грубых насмешках. Вероятно, Спасителю говорили оскорбительные слова, бранили Его, называли безумным.

И нам трудно бывает перенести поношение, а в особенности это горько, если нас обижают те, к кому мы расположены и кому стараемся делать добро. Например, мы желаем помочь человеку выполнить трудную работу, предлагаем разные решения – а в ответ слышим насмешку. Или мы просим прощения после размолвки, в которой даже не мы виноваты, – а нас встречают ироническим замечанием. Это причиняет нам боль, и кажется, что невозможно не осудить.

Но вспомним: как Спаситель реагировал на насмешки? Когда домашние Иаира начали смеяться над Ним, Он только еще более преисполнился жалости к ним, понимая, что в их оскорбительном смехе выражается сердечная боль, горе от потери любимого чада.

И мы должны понимать: злая насмешка в любом случае показывает, что человек страдает. Уста всегда «глаголют от избытка сердца», и тот, кто поговорил с нами невежливо, – открыл свою боль, свою горечь. Что-то происходит в его сердце. Может быть, он терпит внутреннюю брань, или кто-то его обидел. И мы должны пожалеть его, а не отворачиваться с негодованием.

Христос не оскорбился на тех, которые «ругались Ему» и не ушел тотчас из этого дома, а поспешил утешить этих людей и воскресил отроковицу. Так и мы, когда слышим насмешку, постараемся утешить человека, который перед нами обнаружил свою внутреннюю рану, – утешить кротким обращением, заботливостью, добротой. А иногда достаточно просто никак не показывать, что мы заметили его насмешливый тон, то есть продолжать общение так, будто ничего не произошло.

Часто насмешливый человек и сам видит, что ведет себя нехорошо, но просто он никак не может удержаться. И для него бывает немалым утешением то, что на него не обижаются, а с любовью терпят. Вот что еще интересно: когда мы проявляем такое терпение к человеку – он обязательно со временем замечает это, и его сердце откликается ответным добрым чувством.

Вспомним и другой пример из Евангелия – как Спаситель терпел недоверие от ближних. Особенно удивительно, что эту обиду нанесли Ему не посторонние люди, но очень близкие, те, с которыми Он общался с самого детства, – то есть Его братья. Как же это произошло? «Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его». Но вот «приближался праздник Иудейский – поставление кущей». И братья Спасителя начали настаивать, чтобы Он все-таки отправился в Иудею и показал Свою силу.

Почему они этого требовали? Потому что «не веровали в Него». С дерзостью говорили они Спасителю: «Почему Ты остаешься в Галилее? Ведь Ты творишь такие великие дела – разве Ты не хочешь, чтобы все узнали о Тебе? Никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты Пророк, то яви Себя миру, иди в Иудею. Чего Ты боишься?». Эти слова были крайне оскорбительны: братья не только не верили Господу, но еще и обвиняли Его в трусости и тщеславии.

Недоверие, несправедливое обвинение – одна из самых тяжелых обид. Мы знаем это на собственном опыте. В таких случаях мы сразу обижаемся и, может быть, даже отвечаем немирно.

А как ответил Спаситель на обвинения братьев? Он кротко объяснил им, почему не желает идти в Иудею: «Мое время еще не настало». Он ответил братьям и на другое их смущение – о том, будто бы Он ищет мирской славы. «Я не стараюсь угодить этому миру, наоборот, Я свидетельствую о нем, что дела его злы, и за это мир Меня ненавидит. Вы видите, Я не ищу славы», – вот и все, что сказал Господь.

Он не укорял братьев в ответ, не пытался оправдаться и доказать, что Он – действительно Тот Самый долгожданный Мессия. Он понимал, что их рассудок еще немощен и сейчас они просто не могут вместить этой великой и страшной тайны. Он просто ответил им на конкретные вопросы, без всякого гнева, спокойно, применяясь к их рассуждению.

В самом деле, ближний не обязан быть мудрым и прозорливым, не обязан понимать нас. У него свой склад ума, свои внутренние проблемы и искушения, свои печали и слабости. Поэтому позволим ближнему думать о нас так, как он хочет, и говорить с нами так, как он чувствует. Нам нужно просто перетерпеть это, отсекая помыслы обиды и осуждения. И тогда мы приобретем гораздо больше, чем если бы мы с яростью отстаивали свое достоинство, – мы приобретем душевный мир.

Вновь и вновь мне хочется призвать вас: давайте будем любить друг друга, не предъявляя никаких условий, никаких требований. Иначе говоря, будем ежеминутно понуждать себя к смирению, снисхождению и терпению. Если мы не станем этого делать, то в нашем сердце непрестанно будут воздвигаться брани, наполняющие нашу жизнь бессмысленной, бесполезной скорбью. А если же мы согласимся принимать каждого человека, как он есть, то мы никогда не потеряем мира, радости, любви.

У старца Емилиана есть прекрасные слова:

«Когда ближний открывает уста, то знай, что он будет говорить с тобой не так, как подобает с тобой говорить, но соответственно тому, что у него в сердце. Если он человек из деревни, невоспитанный, необрезанный сердцем, то так он и будет с тобой говорить. Тебе нужно принимать людей такими, какие они есть. Если ты хочешь, чтобы немедленно, сейчас поменялся их разум, их жизнь, их взгляды, их сердца, их отношение к тебе, то ничего у тебя не выйдет».

«Вот послушай, что говорит авва Исаия: “Если ты не сможешь снести слова ближнего твоего и отомстишь ему, то брани воздвигнутся в сердце твоем, болезнь сердцу твоему доставляя”». «Итак, если я не терплю ближнего, то мое сердце ожесточается и болит, и я теряю душевную стойкость Если же мне удастся полюбить его и принять, таким, какой он есть, тогда у меня появится мир».

Добавим еще, что Христос, несмотря на нанесенную Ему обиду, не отстранился от Своих братьев, не перестал общаться с ними и учить их. И впоследствии двое из них, апостолы Иуда и Иаков, стали Его ревностными последователями и приняли за Него мученический венец. Когда мы смиряемся перед ближними, это скорее располагает их сердца к нам, чем если мы изо всех сил добиваемся, чтобы нас уважали.

В Своей земной жизни Спаситель претерпел и еще одно, более горькое искушение – непонимание от самых близких людей, от Своих учеников. Когда Его оскорбляли братья по плоти, это, может быть, еще не было так больно, как обида от тех людей, которые казались Его братьями по духу, которым Он открывал самые сокровенные, великие тайны! Вот как это было.

Спаситель пришел в Иерусалим, и вокруг Него, как обычно собрался народ. Это были люди, которые уже знали Его и, казалось, искренне любили. Они с наслаждением слушали Его поучения и говорили о Нем: «Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир». И вот Христос решился поведать им самые возвышенные истины. Он начал говорить о бесконечной милости Божией к человеческому роду; Он обещал, что напитает их Своей животворящей Плотью, и что в жилах их потечет Его Божественная Кровь, и всякий, кто только пожелает, обретет через это вечную жизнь.

Но что же Он услышал в ответ? Одни с ропотом говорили: «Да что это Он говорит? Какой Он Сын Божий?! Не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: Я сшел с небес?». Другие спорили между собою: «Как Он может дать нам есть Плоть Свою?». А «многие из учеников Его», слушая Его откровения, говорили: «Какие странные слова! Кто может это слушать?».

Только что эти же самые ученики смотрели на Спасителя с таким благоговением, ловили каждое Его слово – казалось, они всё понимают! И вот лица их помрачнели, они прячут глаза и отходят один за другим. Евангелие говорит, что именно с этого времени – то есть после того, как Христос открыл Своим ученикам величайшие тайны – именно тогда многие отошли от Него и уже не ходили с Ним. Представьте, как это было больно!

Иногда и нам приходится терпеть подобную обиду. Чаще это бывает, конечно, с духовниками и наставниками. Как они желают отдать духовным чадам всю свою любовь, всё тепло души, как стараются раскрыть перед ними тайны духовной жизни! Но чада, поддавшиеся какой-либо страсти, порой не принимают этой любви и с упрямством отвечают: «Какие странные слова! Я не могу это слушать!»

С непониманием может столкнуться и любой человек. Например, нам захотелось кому-то помочь, и мы приглашаем к участию в этом добром деле того, кому доверяем, – а он отвечает отказом, да еще, может быть, подсмеивается над нами. Когда мы получаем такой неожиданный удар, то нам хочется укорить обидчиков: «Я думала, что они всё понимают! Я говорю, а они как будто не слышат!».

Вспомним, что сказал Христос, когда многие из учеников Его отошли вспять. Он обратился к двенадцати апостолам и спросил: «Не хотите ли и вы отойти?». Ни слова осуждения не произнес Он об ушедших, не попытался удержать оставшихся, но предоставил всем свободу. Спаситель говорил апостолам: «Они хотели уйти, что же, пусть будет так. И вы, Мои возлюбленные братья, тоже можете идти – если только хотите». Конечно, Христос не отвергал от Себя апостолов, но лишь показал, что Его любовь совершенно бескорыстна, что Он не принуждает их ни к чему.

И мы призваны стяжать в своем сердце любовь, которая не связывает ближнего, которая «никогда не перестает», хотя бы ближний ранил нас в самое сердце. Господь иногда попускает и в монастырях недоразумения и недопонимание, ради того, чтобы мы упражнялись в любви. Если бы таких недоразумений не было, то как мы могли бы преуспевать? Как мы стяжали бы дух Христов?

Мне очень нравится одно рассуждение у старца Емилиана:
«Одно из великих, можно сказать, уникальных благодеяний общежительного монастыря – это то, что множество людей живет вместе, так что каждый, имея свой собственный характер, может стать подводной скалой в твоей жизни. Один – оскорблением, другой – презрением, третий – отказом, а все они вместе не делают ничего другого, как готовят, совершенствуют тебя и открывают вход Святому Духу в твое сердце. Если таких людей нет, нечего и делать в общежитии…

Да, но вы мне скажете: “А если мой брат неправ? Неужели правильно, чтобы он делал со мной все, что хочет?”. Конечно, да! Это правильно и естественно, потому что человек поступает в соответствии со своим характером. Он ведет себя так, как вели себя его папа, мама, в соответствии со своими наследственными качествами, с жизнью, которой он до сих пор жил. Всё это падает на меня. То, что, собственно, могу я сделать, – это принять каждого как он есть, и особенно, когда он меня не понимает, когда идет против меня, – потому что это может сделать меня святым».

Христос указал нам этот путь – путь совершенного, полного и безоговорочного снисхождения к ближним.

Конечно, самый удивительный пример неосуждения мы видим в том, как Спаситель относился к Иуде Искариоту. Когда мы говорим об Иуде, нам прежде всего вспоминается его предательство. Но мне сейчас хотелось бы поговорить о другом. До того как совершить предательство, Иуда в течение трех лет был одним из самых близких учеников Спасителя и почти никогда не разлучался с Ним. Как прошли эти три года? Что пришлось пережить Христу?

Представьте, рядом с Ним, в ближайшем окружении постоянно находился человек, преданный страстям. Более всего Иуду борола страсть сребролюбия, а также, по словам некоторых толкователей, зависть. Вероятно, эти страсти не сразу проявились в Иуде. Поначалу он искренне и преданно любил Господа, готов был, как и прочие апостолы, отдать Ему всю свою жизнь. Но затем дьявол начал искушать Иуду и понемногу склонять его к предательству.

Спаситель, конечно, видел это постепенное падение, которое для других оставалось не примеченным. Он знал, что Иуда присваивает деньги, принадлежащие их маленькому братству, видел и то, как Иуда все более и более соглашается с помыслами о предательстве, которые влагает ему дьявол. Христос постоянно чувствовал дыхание греха и смерти, исходившее от Иуды. И можно представить, какую скорбь Он терпел, ведь это был один из двенадцати ближайших, любимых Его учеников!

Бывает, что и нам приходится тесно общаться с человеком, который относится к нам пристрастно. Каждый день мы сталкиваемся с проявлениями его неприязни. Что бы мы ему ни сказали, о чем бы ни попросили, в ответ всегда слышим недовольство, возражения, и может быть, даже грубость. И как правило, мы отгораживаемся от такого человека, стараемся не общаться с ним, а если общение неизбежно, то вооружаемся холодностью.

Но Христос показал нам иное. Осуждал ли Он Иуду, который так сильно поддавался страстям? Старался ли избавиться от него? Мы знаем, что нет. Христос до самого последнего момента оставлял Иуду среди Своих ближайших учеников. Предателю, будто верному, Он открывал самые сокровенные тайны. Он никогда не наказывал Иуду строгостью, но напротив всегда обращался с ним особенно мягко, бережно. Если других апостолов Он откровенно укорял, например, апостола Петра или братьев Иакова и Иоанна, то Иуду никогда не обличал прямо, понимая, что он этого не понесет и сразу отпадет от Своего Учителя.

Спаситель пытался возбудить в нем покаяние осторожными намеками. Святитель Иоанн Златоуст пишет, восхищаясь мудрым поведением Господа: «Смотри, как Он щадит предателя: Он не говорит прямо: “Этот предаст Меня”; но: “Один из вас” – для того, чтобы сокрытием его опять дать ему возможность раскаяться». Господь никогда не изменял кроткого, милостивого отношения к Иуде. Даже зная о том, что он уже продал его за тридцать сребреников, Христос омыл ему ноги – первому из всех учеников, по толкованию святителя Иоанна Златоуста.

Затем Господь удостоил его причаститься Своих Тела и Крови. И даже в самый момент предательства в Гефсиманском саду Спаситель встретил Иуду теплым, ласковым приветствием: «Друг, для чего ты пришел?». В этом обращении – друг – не было никакого скрытого смысла, никакой иронии, как иногда бывает у нас. Слово Господа всегда просто и искренне, оно не двоится. И когда Он говорил предателю: друг, – Он действительно так и чувствовал.

Для нас непостижима эта великая любовь, но все же по силам мы можем подражать Спасителю – в смирении, кротости, самоотречении по отношению к любому человеку, а в особенности по отношению к людям, которые открыто показывают неприязнь или даже ненависть к нам. Такие люди, как никто более, нуждаются в нашем сострадании и любви. И если мы говорим с ними холодно, то это значит, что в нас нет духа Христова. Христос никогда не относился к Иуде хуже, чем к прочим апостолам, и давал ему всё, что давал и другим, – так и мы каждому человеку должны отдавать всю свою любовь, без всякой меры.

Хороший пример приводит старец Емилиан:

«Я знаю, что ты меня ненавидишь. Однако сегодня я нужен тебе или тебя ко мне послали. Я должен вести себя так, будто не знаю о твоей ненависти, и даже если ты не можешь сдержаться и показываешь мне свое отношение», «то я в ответ не говорю с тобой плохо, но обхожусь с тобой по-доброму, сердечно». «И это не ложь, а любовь, которая показывает, что я соглашаюсь идти впереди». «Я поступаю благородно, подражая Господу».

Теперь мне хотелось бы еще раз охватить взглядом всех тех людей, которые окружали Господа, когда Он жил на земле. Рядом с Ним были люди испорченные, развращенные греховной жизнью; были люди ущербные и больные; Его ближайшие ученики проявляли различные немощи и страсти, а один из них стал предателем. Люди, окружавшие Христа, насмехались над Ним, не верили Ему, отвергали Его. А Господь служил им, терпел их, принимал от них всё. И что наконец сотворил Господь для всех этих людей? Что стало венцом Его неосуждения и любви? Распятие.

И для нас распятие должно стать главным критерием наших отношений с ближними. Об этом можно было бы провести отдельную беседу.

Что такое Распятие Господне?

Распятие – это жертвенность. Каждый день, общаясь с ближними, мы можем чем-то жертвовать ради них: своими привычками, своим удобством, своим мнением, своим достоинством. Всякий раз, когда мы отрекаемся от себя ради ближнего, наше сердце освобождается от страсти, которая не впускала Бога. И когда мы усвоим себе этот дух жертвенности, мы сможем никого не осуждать, любить каждого человека, каким бы он ни был.

Распятие показывает нам и высшую степень терпения. В книге старца Иосифа Исихаста описывается удивительный случай.

«Рассказывал мне один брат… (здесь старец прикровенно говорит о самом себе)… рассказывал мне один брат, что однажды была у него печаль из-за некоего брата, которому он советовал, а тот не слушался, и была большая печаль из-за него. И, молясь, пришел он в исступление. И видит Господа, на Кресте пригвожденного, всего окруженного светом. И, возведя главу, Христос обращается к нему и говорит: “Посмотри на Меня, сколько Я терпел ради тебя! А что ты терпишь?”

И с этим словом растворилась печаль, наполнился он радостью и миром, и, изливая ручьи слез, удивлялся, и удивляется снисхождению Господню».

Распятие – это образ прощения. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Ты подражаешь Богу, ты уподобляешься Богу, когда вместе с Ним прощаешь». Когда мы прощаем вместе со Христом? Тогда, когда страдаем без вины, несправедливо. Как это часто бывает и как трудно нам в таких случаях прощать! Но будем всегда говорить себе: «Господь тоже ни в чем не был виноват и однако взошел на крест и с креста простил всех нас, простил конкретно, лично меня».

И в этом мы найдем лекарство от всякой неприязни, от всякого осуждения. Пока мы живем на земле, для нас невозможно не огорчать и не огорчаться. И вот Господь даровал нам средство, чтобы мы могли жить на земле в мире и любви. Это средство – прощать вне всякой человеческой справедливости.

Наконец, мне хочется вспомнить еще один пример любви Спасителя к людям – то, что совершилось уже после Его славного воскресения. Господь, так много пострадавший от людей, уничиженный и распятый ими, вернулся к ним не с упреком, не с обличением. Как пишет один древний толкователь,

«Христос не устрашает их силой Своей, но появляется с пламенной Своей любовью. Он не смущает их Своей властью, а чтит их любовью брата и тепло приветствует: “Радуйтесь!”».

И если бы вы знали, как бы мне хотелось, как бы мне было радостно, если бы мы относились друг к другу с таким же крайним благоговением, с таким неудержимым желанием порадовать друг друга!

Прекрасно пишет об этом святитель Василий Великий:

«Спеши сказать слово утешения прежде всех прочих речей, являя любовь к ближнему. Находишься ли ты в монастыре и идешь к брату, супруг ли ты и идешь к своей жене, отец ты или мать и приближаешься к чаду, – спеши сказать слово утешения».

А старец Емилиан дополняет его слова:«То, что ты хочешь сказать человеку, говори после того, как вначале скажешь ему несколько слов, которые доставят ему передышку, радость, утешение. Сделай так, чтобы он сказал: я успокоился, обрадовался! Сделай так, чтобы ближний прыгал от радости, когда тебя встречает. Ведь у всех людей в жизни, домах, телах, душах есть какая-то боль, немощи, трудности. Каждый скрывает эту боль, но она есть. И потому при всякой встрече, прежде всего, одари человека улыбкой, кто бы он ни был… И тогда Бог, видя любовь и рай в твоем сердце, видя то, что ты всех в нем вместил, не может не взять в рай и тебя».

07.09.2009

Источник: Сайт Ново-Тихвинского женского монастыря, г. Екатеринбург
#333 | Георгий О. »» | 25.06.2012 20:38
  
3
Мир всем!
Другая конфессия. А проблемы и вопросы? Те же!

Юрий Нагулко. "Суфлер."


«Не судите, да не судимы будите.» (Матф.7,1-6)

Навряд ли, ещё какая из заповедей Христа, нарушается так часто, как эта. Едва ли есть человек, который не был бы повинен в том, что он кого-то неправильно осудил. И едва ли есть такой человек, который не пострадал бы от неправильного, неверного суждения. В связи с этим есть ещё одно предостережение псалмопевца Давида. Он предупреждает, что лишь тот может пребывать в жилище Божьем, кто не принимает поношения на ближнего своего. (Пс.14,3) А значит, сможет и сохранить себя от неверного суждения. Дело в том, что мы никогда не знаем всех фактов и всего человека. Более того, человек едва ли может быть беспристрастным в своём суждении.
Слово судить при русском образе мыслей означает, осуждать, критиковать, обвинят. Значения этого слова мало расходиться со значением греческого слова «krinw». Что значит судить. Можно добавить лишь ещё такие интересные образные значения. Определять (в смысле - определённый ветер). Вступать в борьбу. Тащить на суд, обвинять человека за преступление, влекущее за собой смертную казнь. Как мы видим, диапазон этого слова весьма велик.


Ошибочное суждение. (Лук.7,36-50)


В дом Симона фарисея, куда им же был приглашён Иисус, пришла женщина с алавастровым сосудом мира, предназначенным для Господа. Эта женщина, как повествует нам Евангелие, была грешница. Была, значит - представлялась во мнение её сограждан (по-видимому, ещё не знавших или не веривших в её обращении на истинный путь) грешницей. В сердце Симона возникло негодование, когда он увидел, что она прикасается к Иисусу Христу. О, если бы Он был пророк, стал рассуждать сам в себе Симон, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему. Христос, знает помышления Симона. Своим ответом Он показывает ему, что действительно является пророком. И прекрасно знает, кто эта женщина. Более того, чем наполнено её сердце. А наполнено оно любовью и верою, чего как раз не доставало Симону для его спасения и обнаружило его ошибочное суждение.
Наши суждения о человеке очень часто могут быть не верными потому, что мы не можем знать, сердце человека. А тем более осуждающему человеку вряд ли кто-то когда-нибудь откроет своё сердце.
Так ошибочно осуждал и Давида, его старший брат Елиав, когда тот пришёл в стан к обозу, а войско готовилось к сражению. Я знаю высокомерие твоё и дурное сердце твоё, ты пришёл посмотреть на сражение. (1Цар.17,28) А между тем Бог даровал победу Израилю через раба Своего Давида. И это был муж по сердцу Божьему. (1Цар.13,14)
Часто приходиться слышать от руководителей Христианских союзов: «У нас не хватает пастырей, нет миссионеров.» А сами, порой, совершенно не обращают внимание на братьев, которые к этому имеют призвание от Бога. Но по отношению именно к таковым, как я заметил, часто существует ошибочное суждение.


Критиковать.


Есть люди, которые ничего не делают. Но начни только, кто-то, что-то делать. Как вдруг они начинают давать свой совет, игнорируя ход дела. Выискивают промахи, ошибки, не вникая в суть происходящего. Чинят всяческие препятствия. И, наконец, собирают целый сговор противников. На вопрос: «В чём же вы обвиняете человека?» Они часто совершенно ничего существенного не могут сказать. Для таковых, чтобы не делал человек всё ни так. В связи с этим я вспоминаю всемирно известного евангелиста Билли Грэма и поражаюсь. Сколько критики выслушал за свою жизнь великий евангелист. Часто критикующие говорили так: «Мы сами Билли Грэмы». Или так: «У нас есть свои Билли Грэмы, что в нём особенного»… и т.д.». О, где же вы так называемые Билли Грэмы? Где ваши дела и вера? Но эти критики, свидетельствуют рабам Божьим о том, что они действительно на верном пути. Ибо Господь сказал: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо, Ибо так поступали со лжепророками отцы их.» (Лук.6,26.)


Определять. (Определённый ветер).


Подобно северному холодному, насквозь пронизывающему, ветру. Иногда бывают суждения о каком-либо человеке. Человеку дают характеристику и клеймят его, создавая ему не хорошую репутацию. Часто, это приходиться слышать, как не странно, и по отношению к детям.
«Какой у вас не сносный ребёнок. Вы его совершенно избаловали. Да его нужно больше наказывать. Его будущее потеряно. И т.д. Но интересно то, что по отношению к своим детям такие люди часто бывают благосклонны. И воспитывают их, говоря так: «Смотри. Не будь, как Ваня. Видишь, какой он скверный, нехороший ребёнок. А ты у меня хороший, умный, послушный.»
Определять, это всё равно, что проклинать.
Однажды одного пастора пригласили в семью. С целью помолиться над одной слабенькой девочкой. Эта девочка очень быстро прямо на глазах родителей похудела, ослабла, всё равно, что увяла, как полевой цветок без влаги. Он, имея опыт душе попечителя, обнаружил, что причина происходящего кроится в грубом отношении к ней её старшей сестры. Оказывается старшая сестра заболевшей девочки, говорила по отношению к ней часто в сердцах негативные слова.
Мне запомнилось одно из высказываний этого пастора: «Наши (нехорошие, определяющие) слова, это дубинка в руках бесов. А молитва (наши молитвенные слова) сотрудничество с Богом.» Узел был развязан, дело исправлено и девочка поправилась.


Вступать в борьбу.


Значит, устраивать спор, доказывая свою правоту, свою точку зрения, искать доводы для обвинения другого - судить его. В этом случае справедливо изречение: Первый в тяжбе своей прав, но приходит соперник его и исследует его. (Пр.18,17.)


Обвинять, осуждать.


Или, обвинять человека за преступление, влекущим за собой смертную казнь. (Иоан.8,11.)
Фарисеи и книжники привели к Иисусу женщину, взятую в прелюбодеянии и, искушая Его, сказали Ему: «Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?» Христос ответил им: «Кто из вас без греха, первый брось на неё камень.» Они же обличаемые совестью все разошлись. Таким образом, никто не смог обвинить, осудить эту женщину. И Господь сказал ей: «и Я не осуждаю тебя, иди и впредь не греши.»
Мы не можем знать силу искушения обрушившегося на человека. Часто грех или греховная жизнь совсем не представляет удовольствие для человека, но рабство и безысходность. Таковые часто нуждаются не в осуждение, а в помощи. Грех и греховные дела, безусловно, мы должны осудить. Наше отношение ко греху однозначно. (Пс.96,10.) Любящие Господа ненавидьте зло. Но дети Божьи должны понимать, что творящие грех, являются рабами греха и сами таковые не в состояние избавиться от власти греха, лишь призвав на помощь Господа, (Рим.10,13.) (Пс.49,15) Как это сделали многие из нас, возможно, обрести истинную свободу от этого страшного рабства.
Существует определённый порядок того, как человек становиться не просто грешником, а, именно, рабом определённого греховного порока, человеком, жизнью и путями которого манипулирует враг душ человеческих дьявол.
Враг, всегда ищет точку опоры, притязает на своё. (1Пар.21,1.)
Христос говорит о Себе; вот идёт князь мира этого и во Мне не имеет ничего. (Иоан.14,30) Сатана, который имеет такую большую власть над миром, над Христом собственно власти не имеет. Во Христе нет точки опоры для действий сатаны – нет греха. Господь мог бы отогнать от Себя сатану. Но Он, зная волю Отца, которая состояла в том, чтобы Христос умер за людей, Сам идёт навстречу к владыке смерти и на Голгофском кресте, побеждает своей смертью, ад и самого врага душ человеческих дьявола. Совершает искупление Своей Кровью, пролитой на кресте, всего человеческого рода.
Поэтому, если сатане удаётся обольстить человека грехом, вложить в его сердце, сознание греховную мысль, (Деян.5,3.) что является для него точкой опоры, то в последствии он приведёт этого человека к падению, поражению, безысходности и рабству. Если сначала, греховная мысль была вожделенна для человека, то в последствии грех и греховная жизнь для него становятся бременем, горем и смертью. Христос пришёл на эту землю, чтобы освободить именно таковых от этого страшного рабства греха, от страшной участи ада и смерти, а не судить и осуждать. Во Христе мы имеем истинную свободу. Если Христос в нас, то мы мертвы для греха (Рим.8,10.) И враг душ человеческих (дьявол) не имеет над нами никакой власти. Мы находимся в безопасности.
Дилемма очень проста, открываешь своё сердце для Слова Божьего, хранишь Его в сердце своём и исполняешь его, значит - вкушаешь благо. Господь помощь тебе и имеешь свет жизни.
Позволяешь сатане вложить мысль в сердце твоё, значит, избрал путь смерти.
Грех прежде пришёл в мир, через грехопадения первого человека Адама и живёт в каждом человеке. Каждый нуждается в Господе Иисусе Христе, в избавление от власти греха. Но одни люди призвали Господа и получили это избавление верою в своё искупление, а другие нет. В сердцах одних людей грех получает большее развитие, а сердца других менее поддаются обольщению. Христос спросил людей, осуждающих женщину: «Кто из вас без греха»? И каждый в своём сердце через обличение совести обнаружил грех. Эти люди, так же, как и эта блудница, нуждались в избавление от греха, то есть в Иисусе Христе. Они разошлись и никто из них, не задался вопросом, а что же делать мне?
Дорогой друг, если в твоём сердце возникает этот вопрос, то ответ на него прост, Господь пришёл на эту землю, чтобы избавить и тебя от этого рабства греха и власти сатаны. Призови Господа и спасёшься: Ибо всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся. (Рим.10,13.)
По отношению к людям, осуждающим женщину, взятую в прелюбодеянии, теперь как мы понимаем, справедливы слова Господа. «Ибо каким судом судите, таким будите судимы.» Или, «Что ты смотришь на сучёк в глазе брата твоего, а бревна в твоём глазе не чувствуешь? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучёк из глаза брата твоего.» Так как и эти люди, сами жили во грехе. Вопрос лишь в том, чей грех больше.
Господь говорит, что ты смотришь, (греческое - блепо; значит видеть, быть зрячим). Видеть недостатки других и не беспокоиться о своём несовершенстве есть лицемерие. Если ты зрячим считаешь себя, то должен видеть и знать свое несовершенство. А если этого не видишь, то надо об этом позаботиться и с этим бороться. Если борешься, сам в себе с этим, значит, знаешь, как в этом помочь брату.
Мы письмо всеми читаемое. Каждый человек легко читаем другими, но одно дело, когда мы письмо Христово, и другое дело, когда это письмо нельзя назвать письмом христовым, за кого порой человек себя выдаёт.


Тащить на суд. (Матф.18,21-35)


В Притче о милосердном господине и его безжалостном слуге, говориться, что господин простил весь долг своему рабу. Тот же, нашел товарища своего, который являлся его должником, несмотря на его мольбу подождать немного, схватил его и душил его, говоря; отдай что должен, а так как тот не мог отдать долга, посадил его в темницу.
Тащить на суд означает не прощать своего ближнего, не покрывать любовью. Это предупреждение полностью относится к искупленным детям Божьим.
#334 | Георгий О. »» | 26.06.2012 15:41
  
3
Юрий Нагулко "Гость."


О ГРЕХЕ ОСУЖДЕНИЯ — протоиерей Александр Ильяшенко



Один из наиболее распространенных сегодня грехов — осуждение. Если говорить медицинским языком, то это даже не эпидемия, а пандемия, то есть всеобщее заболевание. Все мы присваиваем себе то, что принадлежит только одному Господу Богу. Господь — всеправедный Судия, Господь – всеведущий Судия, Господь все знает, все ведает. Господь учитывает все мельчайшие обстоятельства. И все смягчающие обстоятельства Он принимает в рассмотрение для того, чтобы нас помиловать.

Мы же, которые ничего не знаем и видим только негатив, часто выносим ближним приговор, причем этот приговор окончательный и обжалованию не подлежит. И человек даже не знает, почему с ним стали холодны, почему с ним стали неприветливы, почему на него перестали обращать внимание. Никто особо и не пытается объяснить. Ничего и не объяснишь по-человечески, потому что осуждение – грех. И доказывать другому правомерность греха – это немножко странно.

Как-то я принимал исповедь, и так получилось, что подряд ко мне подошли три женщины, и каждая, исповедавшись и не дав мне открыть рта, сказала: «Вы, наверное, думаете…» Я ответил: «Знаешь, милая моя, пожалуйста, не думай никогда, что я думаю то, что ты думаешь. Я даже и подумать этого не мог, мне в голову не приходило». И еще я добавил: «Ты, наверное, очень прозорливая, ты мои мысли читаешь, но уверяю тебя, ты видишь только негатив, а позитива ты не видишь». На позитив прозорливости не хватает. У нас прозорливость негативная. Мы видим только плохое, какими-то секретными путями вычисляем, что у человека что-то ужасное в голове — и в общении с ним исходим из этого как из факта.

Так вот, нужно строго следить за своими мыслями, нужно категорически запрещать себе кого бы то ни было осуждать и присваивать себе право судить о поступках человека, который является следствием огромного комплекса и стечения обстоятельств. Что-то для него оказалось важным, и, может быть, когда он поступал, то думал, что поступает правильно, или, может быть, даже и не понял, что совершает ошибку. Но мы ему ничего не прощаем. Никаких смягчающих обстоятельств. Наоборот, капельки капают, и все собирается в какой-то огромное озеро, наполненное отравленной водой осуждения.
Или, как один батюшка говорил, мы видим соринки в глазу ближнего и, не видя бревна, пытаемся эти соринки из глаза ближнего вынимать. И возникает огромная гниющая куча мусора. Греховного, который засоряет нашу душу. И часто бывает, что какой-то конкретный грех, пусть он действительно тяжелый, от него гораздо легче избавиться и от его последствий, чем от кучи мелкой греховности. Потому что тут неправильное устроение души.

Поймать себя на том, что действительно осудил человека, трудно, потому что ты привык осуждать. Нужно прикладывать особые усилия, чтобы не осудить, чтобы не позволить этой греховной заразе проникнуть в твою душу.

Вспоминается случай, который произошел в Оптиной пустыни перед революцией. Уже после смерти отца Амвросия к скитоначальнику приходит один из братьев и говорит: «Послушай, что у нас за безобразие творится? К такому-то брату по ночам ходит женщина. Это ужас, столько времени в монастыре… Дожили».

Скитоначальник вызывает этого монаха и говорит: «Как так? Что такое происходит?» А тот даже заплакал и сказал: «Как Вы могли так подумать? Был бы жив отец Амвросий, он бы не допустил… Столько лет в монастыре, столько лет в скиту, и никто не смел меня оскорблять таким недоверием. Но все-таки раз видели, значит, видели». Хорошо, пошли втроем около полуночи, спрятались и наблюдали, что будет. И действительно, в полночь появляется женщина и сквозь закрытую дверь входит в его келью. Тут стало понятно, Кто к нему являлся. А если бы поверили, то какой ужас, какой срам, какой позор. Но не поверили, решили проверить.

Даже вопреки очевидности нельзя верить осуждению, этой несправедливости, которая нагло, навязчиво и при этом убедительно лезет в нашу голову.

Я хочу коснуться сферы, которая идет рядом и которая, к сожалению, мало у нас обсуждается. Господь говорил, что суд правый творите, только правый. Творить правый суд – это совсем нелегко. Нужно, чтобы была особая благодать Божья.

Еще древние в языческом Риме сформулировали принцип презумпции невиновности. Я часто спрашиваю людей: что такое презумпция невиновности? И в девяноста процентах случаев я ответ не получаю. А это принцип, который говорит о том, что если виновность человека убедительно не доказана свободным, справедливым, независимым и гласным судом, то к человеку нужно относиться как к невиновному до тех пор, пока вина его не будет доказана.

Часто в процессе судебного разбирательства оказывается, что человек невиновен, хотя все улики сходятся против него. А гласный суд подразумевает, что обвиняемый может защищаться, причем публично. Римляне сформулировали принцип аудитора — «Выслушай другую сторону». И защитник может спорить с прокурором, убеждать, приводить контрдоводы против прокурора, который обвиняет подсудимого. Когда действительно всем становится очевидно, что этот человек виновен или, наоборот, что он невиновен, тогда и решение суда принимается как справедливое и окончательное.

Так вот, мы не должны забывать этих принципов. Нельзя исходить из принципа презумпции виновности. А когда мы осуждаем, мы как раз из этого принципа исходим. Человек не может ни оправдаться, ни защититься, он вообще не понимает, за что его осуждают.

Самый страшный бич современного человека – это уверенность в том, что он имеет право всех и вся осуждать. Осуждая, мы теряем доверие друг к другу, теряем теплоту отношений, искренность, надежду, что человек не подведет. Люди становятся для нас чужими и враждебными, хотя это есть следствие всего лишь только нашей греховности.

Дай Бог нам это осознать и начать относиться друг к другу доброжелательно. Всегда можно спросить: скажи, пожалуйста, правильно я понимаю, что так, так, так и так? Он тебе скажет: нет, ты ошибаешься, это никакого отношения ко мне не имеет. Или можно по-другому: скажи, пожалуйста, как ты на это смотришь? Задай вопрос, чтобы человек сам тебе на него ответил.

Когда я стал священником и стал принимать исповедь, то понял, что еще один из самых распространенных грехов сейчас – это грех блудный. Подходит человек, кается в каких-то грехах. Я вижу, что в первый раз. Поскольку блуд — грех распространенный, то хочется спросить: скажи, пожалуйста, вот ты женат? Женат. А вот дальше я могу спросить по-разному. Могу так сформулировать: «Ты своей жене изменяешь?» Но это же оскорбительная формулировка! Ведь можно спросить иначе: «Ты своей жене верен?» Такая формулировка, наоборот, уважительная. Спрашивая так, ты соблюдаешь ту самую презумпцию невиновности.
#335 | Георгий О. »» | 26.06.2012 16:16
  
3




ТРИ ИСТОРИИ ПРО ОСУЖДЕНИЕ

• Ольга Седакова •



Не всякое критическое или отрицательное суждение я отнесла бы к осуждению. Сказать, что нечто дурное дурно, — естественно, а иногда и необходимо. Иногда это просто своего рода акт свидетельства, и уклониться от него (под самым благим предлогом, вроде «да кто я такой, чтобы судить об этом?») было бы лукавством.

Осуждение, я думаю, случается там, где мы «обобщаем» и «принимаем решение»: где выносится некий окончательный приговор, то есть на чем-то или на ком-то ставится крест. Где мы уже не истцы, а судьи.

«Вот он (она, оно) такой, и ничего другого от него ждать не приходится». Во всяком случае, в этом меня убеждает то, что случается со мной после моментов осуждения. Не буду утомлять долгим рассказом, вот только три случая.



Ольга Седакова. Фото: Анна Гальперина



КИЕВСКАЯ ПСАЛТЫРЬ





Однажды мы сидели с бабушкой у нее в доме, и разговор зашел о моем отце – ее сыне. «Ты знаешь, — сказала я, — он ведь меня совсем не понимает. У нас нет никаких общих интересов. Что для меня важно, для него не существует».

Я говорила не обиженно, а спокойно и уверенно – как о вещи давно и навсегда установленной. Кажется, во время этой фразы или ее продолжения дверь открылась – и вошел отец, приехавший без предупреждения. Он держал в руках какие-то большие книги и протянул их мне, смущенно и сияя от радости: «Думаю, тебе пригодится!».

Это было роскошное фототипическое издание Киевской Псалтыри, два тома. Он положил тома на стол и тут же вышел, оставив меня как после удара молнии.

Такого быть не могло! Папа, который терпеть не мог моей «церковщины». Бабушка сказала: «Вот, а ты говоришь: не понимает…» Она могла бы и не говорить этого. Я уже рыдала и не могла остановиться, и умирала от стыда. Какие же они хорошие и какая я дрянь.


СПИЧКИ


В дождливую погоду в Тульской области на шоссе я ждала автобуса. Вместе со мной его ждали две не знакомых мне местных женщины. Автобус не шел, дождь лил, крыши над остановкой не было, и зажигалка у меня промокла до глубины. Но, не оставляя надежды ее зажечь, я продолжала уныло щелкать.

Полчаса, час… Сил нет. Я посмотрела на этих женщин и подумала: «Надо же так безвкусно одеться! Нарочно ведь выбирают такой ужасный покрой, такую ткань!» Нужно ли уточнять, что речь шла больше чем об их летних платьях.



Я ВСЁ о них решила — и, в частности, то, что они не могут меня не осуждать за мою мокрую незажигающуюся сигарету. Тут подошел автобус, не мой, а их. И уже у двери одна из этих женщин вдруг обернулась, вернулась ко мне и быстро сунула мне в руку спички: «Сухие, держи!».

Автобус ушел, и я осталась в том же положении, что и в случае с Киевской Псалтырью. Умирая от стыда.

ПО ПУТИ В ВОКЛЮЗ

Однажды мне довелось жить в городе Арле, в Провансе, в бывшем госпитале, который еще прежде того был монастырем. Теперь он назывался «Эспас Ван-Гог»: именно в этом госпитале мучился больной Ван Гог, и внутренний дворик этого госпиталя весь мир знает теперь наизусть; каждое утро, выглянув в окно, я смотрела в его картину.

Это был международный центр для переводчиков французской литературы. Я занималась там переводом пьесы Клоделя и однажды уговорила голландского поэта Ханса, который переводил Монтеня, предпринять путешествие в Воклюз, навестить Петрарку.

Мы добрались до Авиньона и там узнали, что никакой регулярный транспорт до Воклюза в это время года не ходит.

- Попробуйте найти попутку! — посоветовали нам, — осталось километров 20-30.

Ханс был совсем не рад такой авантюре – он уже подумал о том, что вернуться будет еще труднее, и настаивал на том, чтобы мы, пока не поздно, сели на поезд Авиньон — Арль.

- Я вообще-то никогда особенно Петрарку не любил! — сообщил он мрачно, пока мы махали проезжающим машинам. Никто не останавливался. Час и больше. И гроза надвигалась. И тут я не вытерпела и сказала Хансу:

- Французы, они такие! Эгоисты и жадины. В Италии бы уже давно кто-нибудь помог. А эти…

И едва я договорила эту фразу, как остановился маленькая старая машина, из нее вышел скромно одетый высокий худой человек и со словами:

- Bien venue, pelerins! — каким-то необычайно изящным движением руки указал нам на открытую заднюю дверцу.

Удивившись, но еще не раскаявшись, мы сели.

- Не иначе как вы любимцы богов, — заметил наш благодетель. – Чтобы вам попасть в Воклюз, я должен был забыть там важную вещь и теперь ехать за ней 30 километров!

Что за странность, думала я, кто же теперь так шутит, так говорит, так держится?

- Собираетесь испить из Ключа Вдохновения? Боюсь, вам это не удастся. После засухи вода опустилась.

Мы слушали, не понимая: мы не знали, что этот источник – совсем не то, что мы думаем, а глубочайшая горная расселина, заполненная водой.

- Но в Воклюзе, — продолжал он, — есть не только Ключ Вдохновения и библиотека Петрарки. У нас есть еще единственный в своем роде древний храм Пресвятой Богородицы Х-XI века. Навестите его — хотя бы потому, что Петрарка был его прихожанином.

Я бойко ответила:

- Как же мы его навестим, он ведь наверняка закрыт?

Я знала, что провинциальные храмы во Франции отпирают только на время службы — из-за постоянных случаев вандализма.

- Я сделал так, что все храмы в нашей округе открыты круглый день.

- КАК Вы это сделали? – уже всерьез изумилась я.

- Я местный кюре, – ответил он.

Он ввел нас в этот древний, чудный своей простотой храм, зажег свет и откланялся:

- Желаю вам счастливо отсюда выбраться.

И вот тут-то я сокрушенно зарыдала, поминая свой приговор французам. Ханс смотрел на все это уже спокойно.

Через неделю после этой вылазки в Воклюз (откуда мы не менее чудесным образом выбрались, встретив в пивной, где мы скрывались от грозы, человека, говорившего по-голландски, который оказался шофером грузовика) я рассказала эту историю Аверинцеву, с которым мы встретились на симпозиуме в Париже.

Симпозиум был посвящен Великому Инквизитору Достоевского. Аверинцев слушал азартно – особенно ту часть, которую я здесь опускаю: как мы с Хансом преодолевали недоступность Ключа Вдохновения.

- Вот, — заключила я, — стоит мне кого-нибудь окончательно осудить, как этот человек (или целый народ – в лице кюре) показывает чудеса благородства. А я погибаю от стыда.

Аверинцев помолчал. В его глазах вспыхнул разбойничий огонек, который всегда вспыхивал, когда он собирался сказать что-то из ряда вон.

- Так Оля же! – сказал он. – В Ваших руках ключ исправления мира! Осудите разом все и всех! … Впрочем…- видно, он живо представил себе, что ждет человека, который осудит все и всех.

- Нет, лучше все-таки не надо. Берегите себя.
#336 | Георгий О. »» | 29.06.2012 10:27
  
2
Юрий Нагулко. " Мой ангел"

- Можно ли узреть своего ангела?
- Можно!
- Когда?
- После того как сам станешь ангелом.
#337 | Георгий О. »» | 29.06.2012 10:56
  
1
Юрий Нагулко. " День шестой "

- Как ты знаешь, что любишь меня?
- Потому, что впервые не думаю о том, что ты можешь дать мне, а вспоминаю, - что имею из того, в чем ты нуждаешься.
#338 | Георгий О. »» | 02.07.2012 23:46
  
3
Юрий Нагулко. "Осень человека"

БЛАГОДАТЬ

Владыка давно и серьезно болел. Сперва никто этого не замечал, потом заметили, но Владыка бодрился и продолжал служить. Мало кто верил, что с такой болезнью можно долго продержаться, но он держался. Многим при этом мешал, причем давно. По великому своему смирению непонятным образом не давал мирской власти взять власть в своей Церкви, и собственным примером стеснял многих владык, да и священников в их стремлении к мирским благам.
Всякая грязь отваливалась от немощного телом владыки сама собой, в лицо же ему никто клеветать не мог - смиренный духом человек одним взглядом и даже своим присутствием закрывал рот клеветнику. Кто особо старался за спиной - вдруг получал болезнь, сникал и как-то незаметно затихал в испуге. Консилиум для устранения больного Владыки от дел из врачей-священников сам собой не состоялся, наверное, среди них не нашлось ни одного подобного владыке Луке(Войно-Ясенецкому), и Провидение разрушило непотребную возню.
Вдруг Владыка совсем слег. Кому радость на свою же беду, кому беда для будущей радости. Синод поспешил принять, никем не переданные полномочия - и скоро всякий член Синода проявился по делам своим. Народ же молился за своего Владыку, - видел в нем единственный столп церкви, свою надежду, - клевету же отвергал, и, к удивлению безверных, Владыка поднялся.
Он сидел в своей палате на инвалидной коляске и каким-то мирным, "тихим" взглядом смотрел на гостей.
Один из них сильно потел, краснел, заикался, и дежурный врач заметил, как сильно дрожат у него руки. Дежурный врач знал, кто он, - таких людей знает вся страна. Когда человек этот встал на колени, чтобы получить благословение, то только и смог выдавить из себя со слезами:
- Владыка! Простите!
Владыка мирно перекрестил его и улыбнулся одними глазами:
- Бог простит!
Второй сидел спокойно, видно было, что думал о чем-то своем, и иногда, поднимая глаза, смотрел в сторону Владыки скорее из вежливости.
Дежурный доктор и его хорошо знал благодаря ТВ новостям. Этото человек слыл мудрецом, в склоки не лез, держался от всего в стороне.
Когда пришел его черед, он неспешно и спокойно встал перед Владыкой на колени:
- Благословите, Владыко!
- Будь или горячим, или холодным... - голос Владыки едва можноь было услышать, - Болеть будешь, раз сюда пришел. Болеть... Ничего... Уповай на Господа и молись, тебе многое придется нести... Мы, вот, не знаем, что будет через два дня, ничего не знаем... Ты только не бойся, будь с Богом, не отходи... и все получится.
Стоявший на коленях человек вздрогнул, поднял голову, - Владыка смотрел на него с любовью.
- Я не верил тому, что Они Там говорили, - сказал человек треснувшим голосом и поперхнулся, - Не мог же верить, - уже скорее спрашивал себя и Владыку.
- Ты за Них молись, тяжко им. Не ведают, что творят. Молись за Них.
Человек вдруг вспомнил слова старенького священника из своего благочиния.
"Владыка давно был бы на небесах, у него там высокое место, но рада нас, грешных, здесь за нас мучение терпит - мученик наш Владыка. А мы и в ус не дуем. Даже сплетни с интересом слушаем. Эх, плети на нас нет! Развалится без него все... Народ, вот, это понимает, а Эти - нет! Но ничего, Бог не оставит!"
- Простите, Владыко! Простите, Бога ради... - слезы как-то сами-собой потекли ручьями, приглушая нахлынувшую боль.
- Бог простит, а я давно простил и прощаю, - глаза Владыки теплились любовью. - Всех прощаю.
Дежурный доктор закрыл за посетителями дверь и повернулся к Владыке. Тот сидел со склоненной головой и закрытыми глазами, словно спал.
" А жизнь, она другая," - вдруг подумал доктор. - Она не в силе... она - в Боге! Иначе, - это не жизнь. Оставьте мертвецам хоронить своих мертвецов, - вспомнились слова из впервые прочитанного Евангелия. И прочитал доктор его на второй день после того, как был приставлен дежурним врачем ко Владыке. Они даже не поговорили. Что-то вдруг изменилось в больнице, в палате, которую он хорошо знал.. и с ним самим что-то произошло.
Владыка едва заметно шевелил губами. Немощное его тело каким-то непостижимым образом продолжало жить. Вопреки всему и всем.
  
#339 | Андрей Рыбак »» | 03.07.2012 07:19 | ответ на: #338 ( Георгий О. ) »»
  
1
Аминь. Спаси Бог за Образ.
#340 | Георгий О. »» | 03.07.2012 14:03 | ответ на: #339 ( Андрей Рыбак ) »»
  
0
И Тебе благодарение. Образ реальный.
Спаси Бог.
  
#341 | Андрей Рыбак »» | 03.07.2012 16:41 | ответ на: #340 ( Георгий О. ) »»
  
1
Да, здорово получилось и первое и второе.
#342 | Георгий О. »» | 03.07.2012 18:02 | ответ на: #341 ( Андрей Рыбак ) »»
  
1
Странное дело, но главного в своей жизни мы изо всех сил пытаемся не замечать. Будто и нет главного. Квартира, шмотки, машина, выпендреж есть, а ... Христа нет. А ведь война не закончилась...
Спаси Бог.
  
#343 | Андрей Рыбак »» | 03.07.2012 22:00 | ответ на: #342 ( Георгий О. ) »»
  
1
Мне тут одновременно попались три книжки, каждая об одном и том же по сути и друг друга дополняют.

Там написано, что мало исполнить заповеди, это всего лишь начало пути, дальше идет борьба с помыслами, которая и приводит ко Христу, вернее Христа в сердце, низвергнут из него трон сатаны. Работа большая, но завершается благодатью.

Начать нам пока даже не удается. Одна надежда только на милость Божию.
#344 | Георгий О. »» | 03.07.2012 23:40 | ответ на: #343 ( Андрей Рыбак ) »»
  
1
Борьба с помыслами - борьба со своим ветхим человеком и его князем, - как тут в одиночку? Без Христа Бога не сдюжить. Начать то начали, - это как дитя учится ходить, падает - встает, снова падает, - не будет стараться, убоится - пиши пропало, - каждый шаг со страхом, вот и жизнь под откос. Недаром сказано - дерзай, чадо, усердствуй в стяжании Благодати Божьей.


Я сегодня видел, как Бог человека поднимает, как воздушный шар воздухом, так Он сердце людское миром наполняет... и пошел кволенький, совсем уже мертвый и задышал, заплакал, - и улыбка сквозь слезы, а ведь ничего понять не может. И мне, чужому человеку, такая радость...

Живы мы, брате, яко с нами Бог.

Спаси тебя Господь.
  
#345 | Андрей Рыбак »» | 05.07.2012 08:38 | ответ на: #344 ( Георгий О. ) »»
  
1
Рад и я через тебя за человека. Вот продолжение темы про Благодать - http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=95799
#346 | Георгий О. »» | 05.07.2012 11:34
  
1
Юрий Нагулко "Битва"

Мир тебе!

Битва наша без Благодати - заведомо проигранное дело. Но и научиться принимать такой дар, и все сделать, чтобы Бог сподобил нас такому дару - время требуется и усилия. Но с каждым Бог "работает" постоянно, мы ведь непохожи, и для каждого у Творца всего - свои "лекарства".

Эта тяжелая картина написана давно, в период становления духовного, это видно. Пожалуй, когда пройден первый, младенческий, период, когда Бог тебя держит на руках, это, кстати, от возраста не зависит, - наступает время первых самостоятельных шагов, а, значит, первых испытаний... потом - перод "всезнайства" и, от переизбытка чувст, не веры, заметь, но чувств, - время поучения ближних с ощущеним своего превосходства. Мало кто миновал эти искушения. Но Бог потихоньку подвигает человека на правые пути,ну, а кто нуждается, - того и жестко, - кому какое лекарство...
Недаром... блажен. Кому ниспослана Благодать, что того может удержать в сем мире - только любовь к Богу и исполнение его повелений по любви, опять же, к ближним.
Блаженни...
Блаженни...
..................

Спаси Бог.
#347 | Георгий О. »» | 05.07.2012 11:42 | ответ на: #345 ( Андрей Рыбак ) »»
  
2
Юрий Нагулко "Грани Вечности"

Другое видение, другое время.
  
#348 | Андрей Рыбак »» | 05.07.2012 11:44 | ответ на: #346 ( Георгий О. ) »»
  
1
Верное наблюдение. Картина страшноватая. Я тут книги читаю, как мы все далеки от благодати, очень еще далеки.
#349 | Георгий О. »» | 07.07.2012 11:43
  
1
Мир Вам!

С праздником Рождества Иоанна Крестителя, Предтечи Господня православные.
Здравия духа и тела.
Спаси Бог.




  
#350 | Андрей Рыбак »» | 07.07.2012 12:43 | ответ на: #349 ( Георгий О. ) »»
  
1
С Праздником и тебя Георгий.
#351 | Георгий О. »» | 10.07.2012 22:36 | ответ на: #348 ( Андрей Рыбак ) »»
  
2
Мы далеки, а Благодать рядом!
#352 | Георгий О. »» | 11.07.2012 13:53
  
4


ДВА МИРА, ОДНО НЕБО


Старый пасечник по дороге в свой дом встретил странствующего монаха. Был вечер, и пасечник, по старой привычке, пригласил монаха на ночлег. Тот был изрядно уставшим, весь в пыли, одежда странника побелела от пота.
Старенькая жена пасечника гостю обрадовалась. Вынесла чистыстый рушник, показала летний душ из посеревших от времени досок. И, пока гость мылся, стала спешно готовить вечерю. При этом с ее лица не сходила счастливая усмешка - все же такой гость. Может быть даже с самого Афона.
Пасечник сидел во дворе, на грубой скамейке и ждал своей очереди в душ. День выдался нелегким, знойным, и именно сегодня пришлось догонять улетевший рой. Но, слава Богу, догнал и вернул в улей.

Мысли пасечника были о давно разлетевшихся по миру детях, о том, что нужно помочь больному ногами соседу починить курятник, о церковной изгороди, покосившейся еще с весны.
Много всяких нужных дел видел старый пасечник.
Пасечник и монах уже чистые, и от того повеселевшие, сидели за покрытым белой скатертью столом друг проти в друга в ожидании трапезы и мирно беседовали.
Пасечник говорил мало, все слушал. Он стеснялся своей малограмотности, корявости своей речи, и дивился многознанию гостя. Пасечник слушал и горевал о своих грехах, о невозможности вот так, как этот гость, отдаться полностью молитве и служению Богу. Он видел себя одиноко стоящем на Страшном Суде, стыдился своей никчемной суетной жизни, и мысленно просил Бога о милости.Получалось, что мирская жизнь и не жизнь совсем, конечно в контексте высоких мыслей.
- Беда, Матвей! - ковыляя от калитки, хрипела бабка Мария. - Беда! У Егорихи коза в колодец сигонула, а колодец этот, сам знаешь, глубокий. Выручай, Матвей. Ты у нас один мужик, одна надежда... - бабка Мария заметила монаха и на мгновение замерла, но тут же пришла в себя. - Матвеюшка, утопнет ведь!
Пока Матвей обвязывался веревкой, монах заглядывал поверх бабьих плеч в колодец, где все еще барахталась в воде непутевая коза. Матвей перекинул конец веревки через перекладину и подал монаху:
- Держи, потихоньку будешь травить.
Монах взялся за веревку, поглядел на свои тоненькие пальцы, но тут бабы дружно потянули веревку, с двух сторон захватывая ее своими корявыми крестьянскими руками, мягко оттеснив монаха себе в тыл.
Матвей перелез через край сруба.
- Холодно! - и голова его скрылась и колодце.
Тянули дружно. Монах помогал как мог...
За ужином не говорили, в свете фонаря над головами летали мошки, трещали цикады. Живой Божий мир радовался вечеру, прохладе, первой звезде...
Уходя в с вою комнату, монах повернулся к пасечнику и виновато прошептал:
- Прости меня грешного.
- За что? - пасечник почувствавал себя в чем-то опять виноватым.
- Прости меня, - повторил гость из далекого мира и быстро вошел в дом пасечника.
  
#353 | Андрей Рыбак »» | 11.07.2012 16:04 | ответ на: #352 ( Георгий О. ) »»
  
0
Красочно. Бывает наверное и так. только финал немного странный. Зачем уходить то спешно. Он что с камнем за пазухой разве пришел.
#354 | Георгий О. »» | 11.07.2012 18:03 | ответ на: #353 ( Андрей Рыбак ) »»
  
0
Он не ушел - он ВОШЕЛ В ДОМ ПАСЕЧНИКА. Уходить ему и не надо.
Спаси Бог.
  
#355 | Андрей Рыбак »» | 11.07.2012 19:14 | ответ на: #354 ( Георгий О. ) »»
  
0
Ну слава Богу, что вошел. Этот монах вроде как уже входил и ел даже. Я что-то невнимательно прочел похоже. =)
#356 | Георгий О. »» | 13.07.2012 22:17
  
1
Юрий Нагулко. "Вход. Афон."

Мир Вам! Проснулся оттого, что мне ролик кто-то о последних временах и электронике в сознание вкручивает, а на душе неспокойно. Встал, перекрестился, поцеловал крест. "Да воскреснет..." - отошло. Стал размышлять.
Если я православный, значит должен помнить, что каждый день для меня должен быть как последний, и проживать я его обязан в ожидании ежеминутного предстательства пред Судией. Значит, - все делаю по Христовым заповедям, а что в косяк - на исповедь, и далее согласно катехизису... И так должен проходить КАЖДЫЙ БОЖИЙ ДЕНЬ! Если я живу так, то когда грянет гром - я знаю что мне делать. Если же живу не так, то и гром грянет, что мне до него, выбор мой - удобства и удовольствия. До времени.
Но люди нетвердые в вере от этого шального потока страхов сами шалеют, некоторые же читают и смотрят эти страха как "ужастики".

Всякий кувшин имеет свою меру. Больше верха своего вместить не может.

Спаси Бог.
#357 | Карина Р. »» | 14.07.2012 10:15 | ответ на: #352 ( Георгий О. ) »»
  
1
Спаси Господи !Чудный рассказ.
#358 | Карина Р. »» | 14.07.2012 10:33 | ответ на: #356 ( Георгий О. ) »»
  
2
Да уж у страха глаза велики.Кто в Боге живёт страха не имеет.
Кувшинчик мой малюсенький,такой малюсенький что и горчичное зёрнышко не вмещается и даже менее того.
Вот и трясёшься как осиновый лист ни как за себя,сколь за детей ,да крестников своих.
И при каждой новой теме про инн,карточки и пр. Только и взываешь Господи Помилуй чад ради наших!Не удивительно,что во сне привидится может.
#359 | Георгий О. »» | 17.07.2012 11:37
  
0
Юрий Нагулко. "Тихое сияние."

ПРОЦЕНТЫ.



УТРО У ОТЦА ВАСИЛИЯ ПОЛУЧИЛОСЬ НЕ СОВСЕМ УДАЧНЫМ. ПОСКОЛЬКУ ОН СЧИТАЛСЯ СВЯЩЕННИКОМ СО СТРАННОСТЯМИ, - ЕЖЕДНЕВНО ИСПОВЕДАЛ И ЛИТУРГИСАЛ С ПРИЧАСТИЕМ, - ДА, К ТОМУ ЖЕ СТРОИЛ НЕБОЛЬШОЙ ХРАМ, ПОСКОЛЬКУ, ПРИСПОСОБЛЕННУЮ ПОД ЦЕРКОВЬ СЕЛЬСКУЮ ЧЕТЫРЕХЛЕТКУ, ХРАМОМ НАЗВАТЬ БЫЛО ТРУДНО, - А ДЕНЕГ НА ЭТО СТРОИТЕЛЬСТВО ВСЕГДА НЕ ХВАТАЛО. ГДЕ ЖЕ ИМ БЫЛО ВЗЯТЬСЯ НА ТАКОМ ПРИХОДЕ. К ТОМУ ЖЕ, БАТЮШКА ИСПОВЕДАЛ ПРАВОСЛАВИЕ В ПОЛНОТЕ И ИМЕЛ ПЯТЕРЫХ ДЕТЕЙ, САМ БУДУЧИ В ВОЗРАСТЕ ПОД СОРОК ЛЕТ.
НЕИМОВЕРНО ТЕРПЕЛИВАЯ МАТУШКА В ЭТО УТРО СМИРЕННО НАМЕКНУЛА ОТЦУ ВАСИЛИЮ О ТОМ, ЧТО ДЕНЕГ В ДОМЕ СОВСЕМ НЕТ, А ПРОДУКТОВ ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО НА ОБЕД. ОТЕЦ ВАСИЛИЙ РАССТРОИЛСЯ.
В ХРАМЕ ДЕЛО ШЛО К ВОЗДВИЖЕНИЮ КРЕСТОВ - УСИЛИЯ БАТЮШКА СО СТАРОСТОЙ ПРИЛАГАЛИ К ЭТОМУ ОГРОМНЫЕ, НО ВСЕ ЕЩЕ НЕ ХВАТАЛО МНОГИХ ТЫСЯЧ ДЛЯ ВЫКУПА ЗАКАЗА.
ПОСЛЕ СЛУЖБЫ ОТЕЦ ВАСИЛИЙ ВЫШЕЛ ИЗ ХРАМА И ПРИСЕЛ НА СКАМЕЙКУ ПОД СТАРОЙ ЛИПОЙ, ЧТО ЛЕТ СТО РОСЛА У ВОРОТ БЫВШЕЙ СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЫ.
ПРИХОД ОТЦА ВАСИЛИЯ - ПРИГОРОД РАСПОЛЗШЕГОСЯ ВШИРЬ ОБЛАСНОГО ГОРОДА, ОДНИМ КРАЕМ ВТЯНУВШЕГОСЯ В СТАРИННОЕ СЕЛЬЦО, - БЫЛ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ НЕ ПОКАЗАТЕЛЬНЫМ. ПРИХОЖАНЕ - ПОЛУГОРОДСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ, И ПОЛУСЕЛЬСКИЕ ГОРОЖАНЕ ИЗ БЛИЗЛЕЖАЩЕГО МИКРОРАЙОНА, ПРИЧЕМ, ТОЛЬКО ИЗ КРАЙНИХ ДОМОВ, ТАК КАК В ЦЕНТРЕ ЭТОГО СПАЛЬНИКА ИМЕЛАСЬ СВОЯ НОВЕХЕНЬКАЯ ЦЕРКОВЬ.
ОДНАКО, НА ЕЖЕДНЕВНЫЕ ЛИТУРГИИ В ОТЦУ ВАСИЛИЮ ПРИЕЗЖАЛИ РАЗНЫЕ ЛЮДИ ИЗ РАЗНЫХ МЕСТ, ПРИЕЗЖАЛИ НА РАЗНЫХ МАШИНАХ, И ОТ ИСПОВЕДИ НЕКОТОРЫХ ИЗ ЭТИХ ПРИЕЗЖИХ ОТЦУ ВАСИЛИЮ ХОТЕЛОСЬ ПЛАКАТЬ, И БЕЖАТЬ КУДА ГЛАЗА ГЛЯДЯТ.
МЫСЛИ СЕЙЧАС У НЕГО БЫЛИ НЕ СОВСЕМ ЯСНЫЕ. ЕГО СЧИТАЛИ ЧЕЛОВЕКОМ МЯГКОГО ХАРАКТЕРА, НО ЖЕЛЕЗНОЙ ВОЛИ, ВЕРА ЕГО ВСЕГДА СОПРЯГАЛАСЬ С НАДЕЖДОЙ И БОЛЬШОЙ ЛЮБОВЬЮ. ВО ВСЕМ ОН УПАВАЛ ВСЕЦЕЛО НА БОГА, ИСПОВЕДУЯ ПРАВИЛО, - Я ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ БОГУ СВОЕ - ПО СВОИМ ВОЗМОЖНОСТЯМ, И ТОГДА ОСТАЛЬНОЕ ПОЛУЧУ ОТ НЕГО - ПО ЕГО МИЛОСТИ.
ДЕНЬГИ У БАТЮШКИ БЫЛИ. ТЕ САМЫЕ, СОБРАННЫЕ НА КРЕСТЫ. НО ВЗЯТЬ НА ПРОДУКТЫ ДЕТЯМ ОТТУДА, ПУСКАЙ ДАЖЕ НЕБОЛЬШУЮ СУММУ, ОН НЕ МОГ.
ОН ВЗДРОГНУЛ ОТ ТЕНИ, ЧТО ВДРУГ ЗАКРЫЛА ЕМУ СОЛНЦЕ.
- БЛАГОСЛОВИ, ОТЧЕ!
СЕРГЕЙ СТЕПАНОВИЧ ГРУЗНО СЕЛ НА СКАМЕЙКУ РЯДОМ С БАТЮШКОЙ. БЫЛО ВИДНО, ЧТО ПРИШЕЛ ОН С КАКИМ-ТО НЕ ОЧЕНЬ УДОБНЫМ ДЕЛОМ, ЕМУ БЫЛО НЕЛОВКО ГОВОРИТЬ О НЕМ, И ОН ВЫЖИДАЛ.
- ТЫ НЕ СТЕСНЯЙСЯ, ВЫКЛАДЫВАЙ, - ПРИОБОДРИЛ ЕГО ОТЕЦ ВАСИЛИЙ.
НЕКОТОРЫЕ СТАРУШКИ, ЗА ЭТО ЕГО УМЕНИЕ ВИДЕТЬ , ДАЖЕ ТЩАТЕЛЬНО СКРЫВАЕМОЕ, НАСТРОЕНИЕ ВСЯКОГО ЧЕЛОВЕКА, НАЗЫВАЛИ СВОЕГО, ЕЩЕ МОЛОДОГО БАТЮШКУ, ПРОЗОРЛИВЫМ. ИМЕННО ЗА ЭТИ РАЗГОВОРЫ ОТЕЦ ВАСИЛИЙ НЕОДНОКРАТНО ИМЕЛ НАГОЛНЯИ ОТ БЛАГОЧИННОГО, И ВЛАДЫКА КАК-ТО ОТЦА ВАСИЛИЯ ТОЖЕ НЕДОЛЮБЛИВАЛ.
- ТУТ ВОТ КАКОЕ ДЕЛО... - ГОВОРИТЬ СЕРГЕЮ СТЕПАНОВИЧУ БЫЛО ЯВНО НЕ С РУКИ. - ВЫ ЗНАЕТЕ, ОТЕЦ ВАСИЛИЙ, У МЕНЯ ТРОЕ ДЕТЕЙ.
- ЗНАЮ, - СОГЛАСИЛСЯ ОТЕЦ ВАСИЛИЙ, ПРИПОМИНАЯ КРЕПКИХ СЫНОВЕЙ СЕРГЕЯ СТЕПАНОВИЧА. МЕНЬШИЙ ЕЩЕ УЧИЛСЯ В ШКОЛЕ, А СТАРШИЕ, - ЧТО ДЕЛАЛИ СТАРШИЕ ОН НЕ ЗНАЛ.
- НУ ВОТ, КВАРТИРКА У НАС ДВУХКОМНАТНАЯ...
КАКИМ-ТО СТРАННЫМ ОБРАЗОМ СУММА, КОТОРУЮ ПРОСИЛ ГОСТЬ, СОВПАДАЛА КОПЕЙКА В КОПЕЙКУ С ТЕМИ "КРЕСТНЫМИ", ТАКИМИ ТРУДАМИ СОБРАННЫМИ ОТЦОМ ВАСИЛИЕМ ДЕНЬГАМИ.
- НЕ МОГУ, ДУША МОЯ, - ОТЦУ ВАСИЛИЮ БЫЛО НЕИМОВЕРНО ТЯЖЕЛО, - НЕ МОГУ, КРЕСТЫ НУЖНО СТАВИТЬ...
ГОСТЬ С УДИВЛЕНИЕМ ПОКОСИЛСЯ НА СВЯЩЕННИКА, - ОЧЕВИДНО, ОЖИДАЛ ДРУГОГО ОТВЕТА.
- КАК ЖЕ, - ПОПЕРХНУЛСЯ ОН, - Я К ВАМ ПРИШЕЛ, УНИЗИЛСЯ... ЖИЗНЬ МОЯ ПОД ОТКОС, А ВАМ НА КРЕСТЫ... МАТЕРИАЛЬНОЕ, ТАК СКАЗАТЬ, НАД НАСУЩНЫМ. ВСЮ ЖИЗНЬ Я ВАС СОДЕРЖАЛ НА СВОИ КРОВНЫЕ, ПОИЛ И КОРМИЛ ВАШУ СЕМЬЮ, А ТЕПЕРЬ У ВАС ЖЕ ЕСТЬ, - И ВЫ - НЕ ДАМ!
СЕРГЕЙ СТЕПАНОВИЧ В ЦЕРКОВЬ СТАЛ ИЗРЕДКА ЗАХАЖИВАТЬ ГОДА ТРИ НАЗАД, КОГДА ПО КАКИМ-ТО НЕВЫЯСНЕНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАЛ ЕМУ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕЕХЕТЬ НА ОКРАИНУ ГОРОДА. БЫЛ ОН ИЗ СТАРОЙ ПОЛИТГВАРДИИ, РАЗ В МЕСЯЦ, ПО ШАБЛОНУ, ИСПОВЕДАЛСЯ И ПРИЧАЩАЛСЯ. ТАКИХ ПРИХОЖАН БЫЛО У ОТЦА ВАСИЛИЯ НЕМАЛО.
- И РАД БЫ, МИЛЫЙ МОЙ, - ДА НЕ МОГУ. ДЕНЬГИ НЕ МОИ. А ВЫ ВОЗЬМИТЕ У ДРУЗЕЙ В ДОЛГ, ДЕТИ ВЗРОСЛЫЕ, ЗАРАБОТАЮТ, ДА И ВАМ НЕ ТАК МНОГО НЕДОСТАЕТ...
- ВЫ МЕНЯ ЕЩЕ НА КРЕДИТ БЛАГОСЛОВИТЕ! - ГОЛОС ГОСТЯ НЕГОДОВАЛ. - ВАС ПОИШЬ И КОРМИШЬ, А, КОГДА НАДО, ПОМОЩИ ОТ ВАС НЕТ. СРЕБРОЛЮБЦЫ!
ОТЕЦ ВАСИЛИЙ ВДРУГ ВСПОМНИЛ, ИЛИ ГОЛОС ЧЕЙ-ТО ЕМУ ШЕПНУЛ: "ПРОСЯТ - ДАЙ!"
И ОН ДАЛ.
РАСТЕРЯННО ХОДИЛ ВОКРУГ НОВОГО ХРАМА, ПОДНИМАЛ ГОЛОВУ НА КУПОЛА БЕЗ КРЕСТОВ И ВНУТРЕННЕ ПЛАКАЛ.
О ДЕНЬГАХ ДЛЯ СЕМЬИ ПРИДУМАЛ. РЕШИЛСЯ ПРОДАТЬ СТАРИННУЮ РУКОПИСЬ. К НЕМУ ДАВНО ИЗ ГОРОДА ПРИЕЗЖАЛ КОЛЛЕКЦИОНЕР - В ТАКИХ РУКАХ НЕ ПРОПАДЕТ, УТЕШАЛ СЕБЯ БАТЮШКА. РУКОПИСИ ЕМУ НЕ ЖАЛКО БЫЛО, ХОТЕЛОСЬ ЕЕ В НОВЫЙ ХРАМ, - ПСАЛТЫРЬ СТАРИННАЯ ... ВЫРУЧЕННЫХ ДЕНЕГ, ПОДСЧИТАЛ БАТЮШКА, ХВАТИТ И СЕМЬЕ НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ, И ДОЛГ НА КРЕСТЫ ПОКРОЕТСЯ.
К ОБЕДУ К ЦЕРКОВНЫМ ВОРОТАМ ПОДЪЕХАЛ БОЛЬШОЙ ЧЕРНЫЙ ДЖИП, ОТЕЦ ВАСИЛИЙ В МАРКАХ МАШИН НЕ РАЗБИРАЛСЯ, НО СООБРАЗИЛ, - МАШИНА ОЧЕНЬ ДОРОГАЯ. ВОДИТЕЛЬ РАСПАХНУЛ ДВЕРЦУ И ИЗ МАШИНЫ ВЫШЕЛ НЕБОЛЬШОГО РОСТОЧКА ЛЫСЫЙ ЧЕЛОВЕК. НЕСПЕШНО ВОШЕЛ В КАЛИТКУ, СТРОГО ПОСМОТРЕЛ НА ЗАМЕРШЕГО СВЯЩЕННИКА. И БАТЮШКА ЕГО УЗНАЛ - ГОСТЬ ЭТОТ ИНОГДА ПРИЕЗЖАЛ СРЕДИ НЕДЕЛИ НА СЛУЖБУ В ЕГО ХРАМ... ТОЛЬКО ТРУДНО БЫЛО ПОНЯТЬ, ПОЧЕМУ СЮДА. УРАЗУМЕЛ, КОГДА ГОСТЬ ИСПОВЕДАЛСЯ...
- БЛАГОСЛОВИТЕ, ОТЧЕ!
- НЕТ, НЕ МОГУ ВЗЯТЬ, - СВЯЩЕННИК ОТРИЦАТЕЛЬНО МОТАЛ ГОЛОВОЙ, ГЛЯДЯ НА ПРОТЯНУТЫЙ БОЛЬШОЙ ПАКЕТ. - НЕ МОГУ.
- ЭТО ЧИСТЫЕ ДЕНЬГИ, ОТЕЦ ВАСИЛИЙ, - УЛЫБНУЛСЯ ГОСТЬ. - ДА, И НЕ МОИ. Я В ВАШ ХРАМ ГРЯЗНЫХ ДЕНЕГ НЕ ПРИНЕСУ. ХОТЯ БЫ ИЗ УВАЖЕНИЯ К ВАМ. ЗДЕСЬ НЕБОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ... - ОН СНОВА УЛЫБНУЛСЯ, - КАК ВЫ ТАМ ГОВОРИТЕ, НЕ МОИХ, А БОГОМ ДАННЫХ, ИМЕННО БОГОМ. А ТЕ, ОТ ИНОГО...
- ОТЕЦ ВАСИЛИЙ СМОТРЕЛСЯ СО СТОРОНЫ НЕПРИВЫЧНО. ОН ВЕСЬ ВЫТЯНУЛСЯ, И КАК-БУДТО К ЧЕМУ-ТО ПРИСЛУШИВАЛСЯ, ЕДВА РАЗЛИЧИМОМУ ВНУТРИ СЕБЯ.
- ЗНАЕТЕ, Я СО СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ НЕ МОГ ПОДОЙТИ НИ К ОДНОМУ СВЯЩЕННИКУ. И ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В СТЫДЕ... ВЛАДЫКЕ, КАК БЫ ДРУЖИМ, ТЕМ БОЛЕЕ... - СБИЛСЯ С РОВНОГО ГОЛОСА ГОСТЬ. - УСЛЫШАЛ СЛУХИ О ВАС , НО, КОГДА ПРИЕХАЛ ПЕРВЫЙ РАЗ , УСОМНИЛСЯ. ТОЛЬКО ЧТО-ТО СНОВА ПРИВЕЛО МЕНЯ К ВАМ. ЗНАЮ, ЧТО МОЮ ИСПОВЕДЬ НЕЛЕГКО БЫЛО СЛУШАТЬ, ДА И НЕ ВСЯКИЙ СВЯЩЕННИК ВЗЯЛСЯ БЫ ОТПУСТИТЬ ТАКОЕ... НО МНЕ ТАК ЛЕГКО СТАЛО. ДРУГИМ СТАЛ... НЕ ВАЖНО. ВЫ ПОСЧИТАЙТЕ, СКОЛЬКО НА ОТДЕЛКУ , НА ИКОНОСТАС, НА ИКОНЫ, ДВОР БЛАГОУСТРОИТЬ... ОДНИМ СЛОВОМ, ПОД КЛЮЧ. ВИТЯ, - ГОСТЬ ОБЕРНУЛСЯ К ВОДИТЕЛЮ, - ДАВАЙ КА ПОДАРКИ МАТУШКЕ И ДЕТВОРЕ!
ОТЕЦ ВАСИЛИЙ ДАВНО НЕ ЕЛ ТАКОГО ОБЕДА, - СПЛОШНЫЕ ДЕЛИКАТЕСЫ, - ОН И ОТКАЗЫВАЛСЯ, ДА НЕ ХОТЕЛОСЬ ЧЕЛОВЕКА ОБИДЕТЬ, -СМИРИЛСЯ. ЧТО ГОВОРИТЬ О МАТУШКЕ И ДЕТВОРЕ.
- СТРАННОЕ ДЕЛО, - СКАЗАЛ ГОСТЬ ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ СВЯЩЕННИКУ, - КОГДА СЮДА ЕХАЛИ, МОГЛИ И НЕ ДОЕХАТЬ. НО, СЛАВА БОГУ, ВАШИМИ МОЛИТВАМИ ЖИВЫ. ДУМАЛ УСПЕЮ НА ЛИТУРГИЮ, НО ВСЕ ЧТО-ТО МЕШАЛО. ПОЕЗДКА ОТКЛАДЫВАЛАСЬ. А Я ВЕДЬ ТОЖЕ ИЗ МГОДЕТНОЙ СЕМЬИ. БЕЗ ОТЦА. ВАМ СПАСИБО.
ОТЕЦ ВАСИЛИЙ ПЕРЕКРЕСТИЛ УДАЛЯЮЩИЙСЯ АВТОМОБИЛЬ. И, КОГДА МАТУШКА С НАДЕЖДОЙ ПОДНЯЛА НА НЕГО РАДОСТНЫЕ ГЛАЗА, СКАЗАЛ:
- ОДЕЖДУ ДЕТЯМ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ. У НИХ ЕЩЕ НОРМАЛЬНАЯ. Я ЖЕ ДОЛЖЕН И СВОЕ ЧТО-ТО... - УДИВИЛСЯ, - И МНЕ БОГОМ ДАННОЕ, - ИСПРАВИЛСЯ, - НА ХРАМ. - НУ, А ТЕБЕ, ПОЖАЛУЙ, - ОСМОТРЕЛ ПЛОХО ОДЕТУЮ МАТУШКУ, - СПРАВИМ ЧТО НУЖНО.
МАТУШКА В ТОЙ, ДРУГОЙ ЖИЗНИ, БЫЛА ИЗВЕСТНЫМ ЖУРНАЛИСТОМ, КРАСАВИЦЕЙ, МОДНИЦЕЙ. НА УДИВЛЕНИЕ ВСЕХ ЕЕ ЗНАВШИХ, ОНА И СЕЙЧАС ОСТАВАЛАСЬ В СВОЕЙ ДЕШЕВЕНЬКОЙ ОДЕЖОНКЕ КРАСИВЕЙШЕЙ ЖЕНЩИНОЙ, И ЭТО ПРИ ПЯТЕРЫХ ДЕТКАХ. НО К ТОЙ, БЫЛОЙ КРАСОТЕ, ПРИБАВИЛОСЬ ЧТО-ТО НЕПОСТИЖИМОЕ, КАКОЙ-ТО СВЕТ ИСТЕКАЛ ИЗ ЕЕ СИНИХ- ПРЕСИНИХ ГЛАЗ.
ПОЗНАКОМИЛИСЬ, КОГДА СВЯЩЕННИК БЫЛ ЕЩЕ ГЛАВНЫМ ИНЖЕНЕРОМ СТРОИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ. ДАВНО БЫЛО, А КАК ВЧЕРА.
МАТУШКА ПОСМОТРЕЛА ЛЮБЯЩИМ ВЗГЛЯДОМ НА ОТЦА ВАСИЛИЯ И НАПРАВИЛАСЬ К ДЕТЯМ.
НА ЦЕРКОВНОЕ ПОДВОРЬЕ ТОРЖЕСТВЕННО ВХОДИЛ СТАРОСТА С БОЛЬШИМ БАУЛОМ...





Егор Нос.
#360 | Георгий О. »» | 21.07.2012 19:07
  
0
Юрий Нагулко "Истина. Христос и Пилат"

ПРАВОСЛАВИЕ ИСТИНУ НЕ ИЩЕТ, ОНО, ПРАВОСЛАВИЕ, ЕЮ ОБЛАДАЕТ

Христианских конфессий много. А Истина одна!


ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?

"Сегодня к жителям земли обращена весть Божья: “Потому и вы будьте готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий” (Мф. 24:44). Современное состояние общества, особенно в больших городах, ясно свидетельствует о близости суда Божьего, о близости конца. Мы стоим на пороге величайшего кризиса всех веков. Вскоре последуют одно за другим различные бедствия: пожары, наводнения, землетрясения, войны и кровопролития. Мы не должны удивляться тем великим грозным событиям, которые начнут происходить, ибо ангел благодати уже больше не будет защищать нераскаявшихся.
“Ибо вот, Господь выходит из жилища Своего наказать обитателей земли за их беззаконие, и земля откроет поглощенную ею кровь, и уже не скроет убитых своих” (Ис. 26:21). Сгущаются тучи гнева Божьего, и спасутся только те, кто услышал зов милости, освятившими себя повиновением закону Божественного Повелителя. Только праведники, укрывшиеся со Христом в Боге, будут в безопасности во время бури".

«Величайшим грехом иудеев было отвержение Христа; а величайший грех всего христианского мира заключается в отвержении закона Божьего как основы Его правления на небе и на земле".

Что есть истина?

«Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем. Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?
Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник». (Иоан.18:38-40)

Времена меняются, годы проходят, а вопрос «Что есть истина?» остается на все века неизменным. В этом небольшом отрывке Священного Писания, раскрывается очень важная мысль, понимание которой поможет нам в принятии решения в пользу Истины.
Люди задают вопрос: «Как отличить Истину от заблуждения?», очевидно, что люди, по своей природе склонны ошибаться и принимать заблуждения вместо Истины, ложь вместо правды. Так было на суде у Пилата, когда люди пожелали Варавву. Но Бог руководил так, что рядом с ложью была поставлена Истина.

Если вам предлагают заблуждение, помните, Истина всегда стоит рядом, ее легко отличить, только если вы по настоящему желаете следовать Истине. «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно…» (Иоан.7:17) Вопрос только в том, рано или поздно.

В день последнего суда каждая погибшая душа поймет, в чем заключалось отвержение истины. Крест будет явлен всем, и его действительное значение откроется каждому, кто был ослеплен беззаконием. Осужденные грешники предстанут пред Голгофой с ее таинственной жертвой. Всякое ложное обвинение будет снято. Человеческое отступничество предстанет во всем своем отвратительном виде. Тогда люди поймут, что они избрали. Тогда разрешатся все вопросы относительно того, что есть истина, а что заблуждение в вековой борьбе между добром и злом.

Сегодня многие обманываются так же, как когда-то обманывались иудеи. Религиозные учителя толкуют Библию, руководствуясь личными понятиями и преданиями, а люди не исследуют Писания самостоятельно и не пытаются выяснить, что есть истина.

Однако всякую доктрину, созданную человеком, мы должны проверить, сравнивая ее с Писанием. Каждый, кто с молитвой исследует Библию, желая познать истину и повиноваться ей, будет просвещен Богом. Он поймет Писание.

Пилат имел желание познать истину, хотя и был в смятении. Его сердце радостно откликнулось на слова Спасителя, и он горел желанием узнать, в чем же заключается истина и как он может принять ее. “Что есть истина?” — спросил он. Но не стал ожидать ответа. Шум, раздавшийся снаружи, напомнил ему о том, чем он должен заниматься сейчас. Подобное происходит со многими из нас, отчетливый голос Истины подавляется заботами и мнимым чувством долга.

Иисус сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня». (Иоан.14:6) Будем помнить, что теорий много, а Истина только одна! Многие люди приходили к Иисусу с подобным вопросом. Пилат, как и многие из нас не получил на этот вопрос ответ, но в Библии есть и положительные примеры.

«Между фарисеями был некто, именем Никодим, из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью... Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». (Иоан.3:1-3) Никодим спросил: «как это может быть?» (Иоан.3:9)

Вопрос фарисея, как многих тех, кто сегодня ищет Истину, не остался без ответа. «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». (Иоан.3:14,15) Это и есть ответ на вопрос, как родиться Свыше, и увидеть Царство Небесное.

Никодим хорошо знал эту историю, и все понял. Через три года, когда Писание исполнилось и Иисуса распяли, жизнь этого фарисея, человека, которому Иисус открыл САМЫЙ ВАЖНЫЙ вопрос, изменилась
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites