"Командир Николай Прошунин"

"Командир Николай Прошунин"

командир 270 стрелкового полка 89 гвардейской стрелковой дивизии Николай Эммануилович Прошунин

В этот день - День освобождения Белгорода от немецко-фашистских захватчиков - в музее-диораме принимали посетителей и проводили экскурсии для жителей и гостей города. Особое внимание гостей диорамы сотрудники музея обращают на обновленные комплексы в экспозиции. Особая гордость - комплекс посвященный Почетному гражданину Белгорода, командиру 270 стрелкового полка 89 гвардейской стрелковой дивизии Николаю Эммануиловичу Прошунину. Именно солдаты его подразделения 5 августа 1943 года одними из первых - освободителями - вошли в Белгород. Музей-диорама совместно с ГТРК "Белгород" к 68-ой годовщине освобождения города сняли фильм "Командир Прошунин"


+++

Командир полка Николай Прошунин.

Подполковник Николай Эммануилович Прошунин.

Уважение и почёт освободителям.

Первого августа 1963 года было возрождено звание «Почетный гражданин города Белгорода». В канун юбилейных торжеств, посвященных 20-летию освобождения города, решением исполкома горсовета № 821-а от 1 августа 1963 года это звание было присвоено бывшему командующему Степным фронтом маршалу Советского Союза И.С. Коневу, бывшему командующему 7-й гвардейской армией генерал-полковнику М.С. Шумилову, бывшим командирам 89-й гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой и 305-й Белгородской стрелковой дивизий генерал-лейтенанту М.П. Серюгину и генерал-майору А.Ф. Васильеву. Под их руководством воинские подразделения, сломив упорное сопротивление противника, 5 августа 1943 года освободили Белгород. Вместе с военачальниками тогда же почетного звания удостоились бывшие командиры 89-й гвардейской Белгородско-Xарьковской стрелковой дивизии, непосредственно руководившие освобождением города от оккупантов, подполковники В.В. Бунин, Н.Э. Прошунин и Г.А. Середа. Всем им в торжественной обстановке были вручены дипломы, ленты почета и букеты цветов.

«В те дни здесь каждый пережил свой самый страшный в жизни бой».

3 августа 1943-го боевым частям 89-й гвардейской стрелковой дивизии на Белгородском направлении была поставлена задача — лобовым ударом вдоль узкой полоски железной дороги ворваться на станцию Белгород, захватить прилегающие улицы, постепенно, в содействии с другими частями, освободить весь город и продолжить наступление на южном направлении.
Это был жестокий и кровопролитный бой. После артиллерийской подготовки над немецкими позициями встали тучи пыли. Гвардейцы 89-й поднялись в атаку. Одновременно пошли на штурм и другие полки 305-й стрелковой дивизии.

«…мы в Белгороде, старом русском городе, стоящем на подступах к украинской земле, которая ждет не дождется своих освободителей. Следы боя были ещё свежи, и кровь не успела впитаться в пористую меловую почву. Земля вокруг изрыта сотнями воронок. Если бы не свежие следы, трудно было бы поверить, что именно этим путём полк гвардейцев ворвался в город. После ожесточенного боя вышли к вокзалу железнодорожной станции Белгород. Тянет гарью и пороховым дымом. На перроне станции лежат еще не убранные трупы. Среди скрученных взрывами рельсов зияют свежие воронки. За вокзалом горят дома, подожженные отступающими фашистами. Гул канонады быстро откатывается на юг. Над полуразрушенным вокзалом кто-то поднял красный флаг. Неподалеку — указатель дороги, установленный немцами. Такая простая, обыденная и вместе с тем волнующая сегодня надпись: «Харьков — 80 километров». Незаметно приходит осознание того, что больше нет Белгородского направления, есть уже Харьковское направление».

Так летом 1943 года писал о боевых действиях на Белгородском направлении военный корреспондент (а позднее, в 60-70-е годы прошлого века, известный политический обозреватель) Юрий Александрович Жуков. Он узнал, что первыми освободителями города были бойцы 270-го гвардейского стрелкового полка, которыми командовал подполковник Николай Эммануилович Прошунин.

«Когда я разыскал сегодня (5 августа – авт.) в городе подполковника Прошунина, штаб которого разместился в маленьком домике на тихой окраинной улочке, он уже был занят подготовкой к новой операции. Перед нами настоящий офицер — профессионал войны, гвардеец, и в нём, пожалуй, трудно было бы узнать заводского инженера, который каких-нибудь три года назад и не помышлял о военной карьере. Он пришёл на войну и стал военным человеком, и от прежней его штатской специальности остались только точность и уменье вести безошибочный расчёт. Богатырски сложенный, светлоглазый, с чёрточкой пулевого шрама на лбу. Серебряная суворовская звезда на груди у командира полка — это больше, чем личная награда храбрецу, — это знак, определяющий военный стиль Прошунина и его питомцев. Суворовское дерзание, суворовский натиск, суворовская воля к победе — вот черты этого стиля.

Сейчас, когда я дописываю эти строки, в разбитое окно пустого заброшенного дома, где мы обосновались, доносятся звуки военного марша. Батальон гвардейцев марширует по мостовой, сопровождая развевающееся на ветру знамя 89-й гвардейской дивизии. Гвардейцы уже покидают город, двигаясь дальше на юг…» (Из ежедневной армейской газеты Степного фронта «Суворовский натиск» №202 (2.09.1943), статья «Под знаменем гвардии»).

«…а потом пришла в полк весть о приказе товарища Сталина. Дивизия, и вместе с ней полк получили имя освобожденного бойцами города. Гвардейское знамя, вобравшее в себя огонь сердец лучших людей полка, стало отныне Белгородским гвардейским знаменем.

В полночь Москва салютовала бойцам. Торжественные и взволнованные, стояли воины-белгородцы на улицах возвращенного к жизни города. По отступавшим фашистам били наши орудия, этот гром орудий слился воедино с салютом великой Москвы, и сквозь сотни километров донеслись сюда, в Белгородский полк, привет и благодарность Родины.

Полк наступает и в эти дни, и может быть, в этот час, когда читаешь ты рассказ о его славном пути, герои Белгорода и Харькова вышибают еще из одного села немчуру, и над ротами и батальонами победно реет гвардейское красное знамя, в котором – их слава и честь».
Вот так – немного пафосно, но по-военному обстоятельно и справедливо – «героям слава и честь!».
Что знаем мы об этих героях? Если о военачальниках еще можно найти материал в печатных изданиях и Интернете, то о командирах – только в архивах и, как правило, семейных. Такой архив в 2010 году передали в музей-диораму родственники (дочь Татьяна, внучка Мария и внук — Сергей Прошунин). На основе этих документальных материалов совместно с государственной телерадиокомпанией «Белгород» был снят фильм «Командир Прошунин».

«Здесь победивший, до конца остался воином и гражданином!»

Николай Эммануилович Прошунин родился 9 мая 1907 года в Бийске в семье кузнеца. В 16 лет стал трудиться молотобойцем в отцовской кузнице. С 1929 по 1932 годы — служба в Красной армии сначала в Иркутске, затем на границе с Монголией.

После армии Николай поступает в Новосибирский институт народного хозяйства, который заканчивает в 1936 году. До 1941 года Прошунин занимал различные должности – был заместителем председателя Горплана в Анжеро-Судженске, председателем сектора крайплана в Ставрополе.

В июне 1941-го мобилизован на Юго-западный фронт на должность политрука спецхимроты 49-го химического батальона. В октябре направлен на курсы политсостава в Харьков. В январе 1942 года после курсов отбывает в Урюпинск, где получает назначение в 160-ю стрелковую дивизию сначала комиссаром, а затем и командиром 2-го стрелкового батальона 537-го стрелкового полка дивизии. Затем — командир отдельного пулеметного батальона 160-й стрелковой дивизии, ранение зимой 1943-года, награждение орденом Суворова 2-й степени. За боевые заслуги 18 апреля 1943 года дивизия преобразована в 89-ю гвардейскую стрелковую. А 13 июня 1943 года Николай Прошунин назначается на должность командира 270-го гвардейского стрелкового полка.

История Белгорода и белгородской области. Командир полка Николай Прошунин.

Его полк, входящий в 89-ю гвардейскую стрелковую дивизию, занимал оборону в районе сел Сабынино и Мелихово. 10 июля полк оказался в полуокружении, а сам Николай Эммануилович в этот день был контужен. В кровопролитных боях гвардейцы выстояли и скоро сами пошли в контрнаступление. 22 июля 1943 года Н. Прошунину было присвоено звание подполковника. Его бойцы освобождали Сажное, Сабынино, Гостищево, а на рассвете 5 августа начали штурм Белгорода. За образцовое выполнение задачи по захвату Белгорода их командир удостоен ордена Красного знамени.

С 12 по 19 августа гвардейцы вели бои на подступах к Харькову. За это время они освободили от фашистских захватчиков Черкасскую Лозовую, Лозовеньки и другие населенные пункты. К 22 августа части дивизии обошли Харьков с запада, перерезали вражеские коммуникации и вышли на дорогу Харьков — Полтава. 23 августа в 4 часа утра воины дивизии заняли западную окраину Харькова. Продвигаясь вперед, 270-й гвардейский стрелковый полк вышел на площадь Дзержинского. Бойцы, прорвавшиеся к зданию Госпрома, подняли над ним Красное знамя.

В декабре 1943 года Николай Эммануилович после тяжелого ранения лечился в госпитале на станции Лыколино Ленинградской железной дороги. В марте 1945-го он вернулся на фронт после окончания Высших стрелково-тактических курсов усовершенствования командного состава пехоты «Выстрел» в Солнечногорске Московской области. Войну закончил в Берлине. В 1946 году по состоянию здоровья Н. Прошунин демобилизовался из армии. Затем долгие годы находился на партийно-политической и дипломатической работе. Заслуженный пенсионер союзного значения постоянно проживал в Москве. Умер в 1980 году.

Прошли десятилетия, но в памяти моей всегда живы:
Картины те и вы, безвестные,
Даже Победой не согретые,
Что здесь легли, как под косою стебли молодой травы.
И вы, что вышли, что выжили
и будто в чем-то виноватые, и заживо отпетые…

Уходят, не спросившись годы, но память не сдаваясь тщится –
И время то и битвы роковые в яви сохранить,
Чтоб нашим поколеньям было чем гордиться,
Чтоб беспредельно крепко Родину любить!

Н. Прошунин (ноябрь 1979 г., Москва).

Николай Прошунин — удивительный человек, настоящий фронтовик. Человек, по современным представлениям, довольно высокопоставленный, но не использовавший свое положение для повышения личного благосостояния, а значит, человек честный и чрезвычайно скромный. Наверное, поэтому мы и знали о нем так мало… до недавнего времени.

Владимир Зеленский,

заместитель директора музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» по развитию и информационным технологиям.


Теги: герой советского союза прошунин николай эммануилович, командир 305-й стрелковой дивизии васильев, командир полка, Прошунин Сергей Владимирович

http://belstory.ru/goroda/belgorod/komandir-polka-nikolay-proshunin.html
http://www.31md.ru/index.php?id=232&option=com_content&view=article

Комментарии участника: Андрей Рыбак (11)

Всего: 11 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак | 04.03.2015 21:24
  
4
Семья воинов Прошуниных

Автор Евгений Степанов 07.05.2013

Николай Петрович Прошунин. Фото из личного архива семьи Прошуниных

Перед Днем Победы хочу рассказать о своей родне по мужской линии – Прошуниных, истинных защитниках своего Отечества в нескольких поколениях.

Мой родной дедушка Николай Петрович Прошунин (переселенец из Мордовии) в 1904 году был призван на русско-японскую войну из Бийска. Дома у него остались жена Татьяна Пармеевна и два малолетних сына: Дий и Иван, мой будущий отец. В одном из боев дедушка был тяжело ранен, лечился в госпитале. По ранению был комиссован и в 1905 году вернулся в Бийск к семье.
Очень интересна и трагична судьба его старшего сына Дия Николаевича, который в 1914 году был призван на Первую мировую вой­ну, а в 1916 году в составе пехотной бригады Русского экспедиционного корпуса морским путем из Владивостока прибыл во французский город Марсель. В Русский экспедиционный корпус набирали только добровольцев, а условие было одно: голубоглазые или сероглазые шатены ростом выше 170 см. Вот такие русские красавцы шли по улицам Марселя с фиалками на штыках, держа стройные ряды и чеканя шаг. Французы встречали наших солдат восторженными криками и аплодисментами. Они в них видели своих защитников и освободителей от немецкой армии. Бригада влилась в состав французской армии, сражавшейся с немцами в Шампани. В одном из боев под бельгийским городом Ипр немцы выпустили на позиции русских солдат несколько волн ядовитого газа иприта. Среди отравленных был и Дий Николаевич. Лечился в госпитале, потом работал в швейной мастерской, а в 1924 году вернулся на родину, в Бийск. Дий Николаевич имел не только русские награды, но и французские.


Дий Николаевич Прошунин. Фото из личного архива семьи Прошуниных

Также в Первую мировую войну сражались с немцами Василий Иванович Прошунин и Эммануил Петрович Прошунин, который попал в плен к немцам тяжело раненным. Был он крепким, здоровым, до войны работал кузнецом. После лечения в госпитале работал в поместье одного немца, после подписания мирного договора между Россией и Германией вернулся в Бийск.

Во время Великой

Отечественной войны Прошуниных, сражавшихся с фашистами, было много. Мой родной брат Борис Иванович Прошунин, призванный на фронт в феврале 1943 года 18-летним парнем, прошагал по Европе до Берлина. Воевал сначала рядовым, а потом в звании младшего лейтенанта командиром отделения в 59-й армии. Несколько раз был ранен, лечился в госпитале. Брат не любил рассказывать о войне. Только один раз, когда, наверное, к сердцу подступила боль, сказал, что во время наступления наших войск на гитлеровцев их посадили на танки, по которым фашисты открыли шквальный огонь, и из всех солдат, которые сидели на танке, он один остался в живых. За храбрость, проявленную в боях, Борис Иванович был награжден орденом Отечественной вой­ны, медалями «За оборону Ленинграда», «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и другими. 1 ноября 1945 года он был уволен в запас, вернулся в Бийск. Умер в 1999 году.

Мой родной дядя Александр Николаевич, сражавшийся на Ленинградском фронте, был не единожды ранен, имел правительственные награды.

Братья Александр Петрович и Борис Петрович Прошунины были призваны на фронт в 1941 году. Борис прошел всю войну, имел награды, после войны закончил мед­институт, в 1957–1961 годах возглавлял горздрав Бийска, а затем и край­здрав. А вот Александр пропал без вести в 1941 году под Киевом. Василий Иванович, участник Первой мировой, воевал и в Великую Отечественную. После лечения в госпитале был направлен в Гороховецкий лагерь, где проходили подготовку молодые солдаты. Имел несколько орденов и медалей, а также благодарственную грамоту, полученную перед демобилизацией в 1945 году.


Николай Эммануилович Прошунин


Николай Эммануилович тоже прошел всю вой­ну. В 1943 году автоматчики полка, которым он командовал, первыми ворвались на северную окраину Белгорода. К полудню город был очищен от захватчиков. За этот подвиг подполковнику Николаю Эммануиловичу Прошунину, командиру 270-го гвардейского стрелкового полка, было присвоено звание «Почетный гражданин города Белгорода». После войны Николай Эммануилович работал на Ставрополье председателем крайисполкома, затем в Москве министром хлебопродуктов РСФСР, а в последние годы – торговым представителем в Венгрии. В 1957 году, будучи министром, он приезжал на Алтай с проверкой элеваторов и зернохранилищ, а заодно и встретился со всей родней.

http://biwork.ru/c42-obshchestvo/69318-semya-voinov-proshuninykh.html
  
#2 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 22:56
  
0
История комбата, ополченца Новороссии, история настоящего советского офицера.
Он отдал жизнь за свою Родину, за свой Донбасс.
Позывной “Панцирь”. Последнее интервью танкиста в документальном фильме “Броня”

  
#3 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 22:57
  
0
Солдаты свободы. 4 серия - Адмирал.

  
#4 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 22:58
  
0
  
#5 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 22:59
  
0
Солдаты свободы. 5 серия - Матрос

  
#6 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 23:00
  
0
Солдаты свободы. 2 серия - Лия. / Soldiers Of Freedom. Liya

  
#7 | Андрей Рыбак | 13.03.2015 23:01
  
0
Солдаты свободы. 1 серия - Михалыч.

  
#8 | Андрей Рыбак | 01.04.2015 17:21
  
0
Первый победный салют

Он был произведен 5 августа 1943 года в честь освобождения Орла и Белгорода

Александр КОЧУКОВ.



Первый во время Великой Отечественной войны салют прозвучал в столице 5 августа 1943 года в честь освобождения Орла и Белгорода войсками Западного, Центрального, Воронежского, Брянского и Степного фронтов. О рождении идеи салюта мне довелось услышать от Маршала Советского Союза Андрея Ивановича Еременко, который в кругу фронтовиков делился своими воспоминаниями.

...В первые дни августа 1943 года Иосиф Виссарионович Сталин выехал на Калининский фронт, в прифронтовое село Хорошево. Утром следующего дня командующий войсками фронта генерал Еременко докладывал ему обстановку и план предстоящего наступления. В конце доклада в избу, где проходил разговор, вошел кто-то из сопровождавших Сталина в поездке и сообщил: «Наши войска освободили Белгород!»
– Очень хорошо! Замечательно! – сказал Верховный. И зашагал по избе, о чем-то сосредоточенно думая. Потом, повернувшись к командующему войсками Калининского фронта, заметил:
– На рассвете взяли Орел, теперь вот – Белгород. В один день освободить два города... Замечательно! Как думаете, товарищ Еременко, правильно поступим, если в честь такой победы будет дан салют в Москве?
Командующий не сразу нашел, что ответить. Сталин, разряжая обстановку, снял телефонную трубку и позвонил Молотову. Сказал, чтобы к его приезду в Государственном Комитете Обороны предварительно обсудили вопрос о салюте...
О дальнейшем развитии событий мне рассказывали военачальники, которые претворяли идею Верховного в жизнь.
– 5 августа 1943 года Сталин вернулся с фронта, – вспоминал генерал армии Сергей Штеменко. – Антонова и меня вызвали в Ставку, где уже собрались все ее члены.
– Читаете ли вы военную историю? – обратился Верховный к Антонову и ко мне.
Мы смешались, не зная, что ответить. Вопрос показался странным: до истории ли было нам тогда!
А Сталин между тем продолжал:
– Если бы вы ее читали, то знали бы, что еще в древние времена, когда войска одерживали победы, в честь полководцев и их войск гудели все колокола. И нам неплохо бы отмечать победы более ощутимо, а не только поздравительными приказами. Мы думаем, – кивнул он головой на сидевших за столом членов Ставки, – давать в честь отличившихся войск и командиров, их возглавляющих, артиллерийские салюты. И учинять какую-то иллюминацию...
– Вернувшись в Генштаб, – продолжал свой рассказ генерал армии, – мы с Антоновым заглянули в военную историю, где надеялись найти что-то об артиллерийских салютах, связанных с ними ритуалах.
Наши поиски многого не дали. Однако отдельные детали были интересны. Оказалось, что особая роль в проведении «огненных потех» принадлежала Петру I. Царь лично писал сценарии «небесных представлений с золотыми дождями...»
В Генштабе решили подготовить поздравительный приказ в честь освобождения Орла и Белгорода, а организацию, проведение первого салюта возложить на командующего Московским фронтом противовоздушной обороны генерала Даниила Журавлева и командующего войсками МВО и Московской зоной обороны генерала Павла Артемьева.
Автор этих строк был хорошо знаком с обоими военачальниками и обратился за деталями к генерал-полковнику артиллерии Журавлеву.
– Во время организации и проведения первого салюта, – сказал Даниил Арсентьевич, – возникло много трудностей. Во-первых, мы не имели холостых выстрелов, а стрелять боевыми было опасно, осколки, падая на город, могли поразить людей. Во-вторых, никто не знал, как должна выглядеть процедура победного салюта.
В штабе фронта начались поиски, посыпались предложения. Поначалу все упиралось в холостые выстрелы. Боевых на складах было предостаточно. Но где взять холостые? Мы давно забыли, что они существуют в перечне боеприпасов для зенитных пушек. И все же кто-то вспомнил, что в предвоенные годы в нашем Костеревском лагере имелась пушка, из которой каждый вечер давали выстрел, означавший, что наступило время сна. Оказалось, что для этой цели были запасены холостые боеприпасы. Их насчитали 1.200 штук. Прикинули: чтобы салют услышали во всех концах Москвы, надо привлечь около сотни зенитных орудий. Простая арифметика показала, что можно дать двенадцать залпов.
– Даниил Арсентьевич, москвичи слышали, а все советские люди хорошо знают об этих исторических двенадцати залпах, но известен также факт, что стреляли не из 100, а из 124 орудий.
Генерал Журавлев улыбнулся:
– Это действительно так. Когда произвели расчет, я позвонил коменданту Кремля генералу Спиридонову и выяснил, что в дни революционных праздников они салютуют из 24 пушек. Имелись у них и холостые боеприпасы...
Свои соображения я изложил в Кремле, куда к вечеру прибыл Сталин. Помимо членов правительства и Ставки на совещании присутствовали представители Генерального штаба, разработавшие приказ по случаю освобождения Орла и Белгорода, командующий войсками Московского округа генерал Артемьев, комендант Кремля генерал Спиридонов и другие.
Приказ и план проведения салюта были утверждены. Мы разъехались, еще раз уточнили места расположения салютных точек.
– Где же они находились?
– На стадионах и пустырях разных районов Москвы. К примеру, одну из них расположили недалеко от площади Коммуны, другую – на Воробьевых горах. Старшими на каждой из салютных точек назначили генералов. Салютная точка № 1 располагалась в Кремле. Здесь ответственность за все взял на себя комендант Кремля генерал Николай Кириллович Спиридонов.
По тревоге вывели в назначенные места артиллерию. Стоя на вышке командного пункта с секундомером в одной руке и телефонной трубкой в другой, я с нетерпением ждал чтения по радио поздравительного приказа Верховного Главнокомандующего.
– А секундомер зачем?
– Сталин дал указание, чтобы интервал между залпами был ровно 30 секунд. Первый залп – сразу же после заключительных слов поздравительного приказа. Стою, сердце учащенно бьется. И вот в эфире зазвучал голос Левитана. На миг я забыл обо всем на свете. Чувство гордости распирало грудь, рвалось на простор. Как никто другой умел Левитан донести до радиослушателей глубину радостного события. И скорбного тоже.
Эта наша беседа проходила на квартире Журавлева, куда был приглашен и бывший комендант Кремля генерал-лейтенант Спиридонов. Он дополнил рассказ:
– На салютной точке № 1, как и на других, орудийные расчеты действовали безукоризненно. Позиция батареи располагалась в большом сквере Кремля, а в районе Никольской башни расположились, делясь впечатлениями, члены правительства во главе со Сталиным.
- Они остались довольны?
- Вроде бы да.
- А почему «вроде»?
- После проведения салюта к ответственности никого не привлекали, - улыбнулся генерал Спиридонов, но тут же, смахнув улыбку, уже серьезно добавил: - А точнее скажет Даниил Арсентьевич. Его после салюта Верховный Главнокомандующий вызывал к себе.
- Да, вызывал, - кивнул головой генерал Журавлев. - Замечаний особых не сделал. Как и было приказано, залпы давались с промежутками в 30 секунд. Последний, двенадцатый, грянул ровно через шесть минут после первого. Эти шесть минут заставили меня поволноваться. Стоя на вышке командного пункта с секундомером в одной руке и телефонной трубкой - в другой, я подавал команду: «Огонь». Признаюсь, после каждой команды с трепетом в душе ждал ее выполнения. Проходили секунды, и в темноте ночи в разных концах Москвы вспыхивали багровые всполохи, слышался гул залпов. Наша созданная на скорую руку система управления сработала надежно. Не подкачали и орудийные расчеты, а боеприпасы сохранили свои качества за годы хранения: осечек не было. Во время «разбора полетов» в Кремле Сталин высказал пожелание в последующем сократить интервал между залпами с 30 до 20 секунд...
И не только этим отличались последующие салюты. В ознаменование освобождения Харькова 23 августа 1943 года Москва салютовала уже двадцатью залпами из 224 орудий. Шумовой эффект пушек стали усиливать сначала стрельбой из пулеметов трассирующими пулями, лучами прожекторов, а потом ракетным фейерверком.
Ставка утвердила три категории салютов. Первая - 24 залпа из 324 орудий. Такие салюты производились в случае освобождения столицы союзной республики, при овладении столичными городами других государств и в честь некоторых других особо выдающихся событий. Всего за время войны было 23 таких салюта.
Салюты второй категории - 20 залпов из 224 орудий - звучали 210 раз, а третьей - 12 залпов из 124 орудий - 122 раза, главным образом при овладении узлами железнодорожных и шоссейных дорог, крупными населенными пунктами, имевшими оперативное значение. Всего же за годы Великой Отечественной войны в Москве было произведено 355 салютов.
Столица салютовала нашим победам иногда по два, три, четыре и даже пять раз за вечер. Наибольшее количество салютов пришлось на долю тех фронтов, войска которых победоносно завершали войну на территории гитлеровской Германии или на подступах к ней. Войскам 1-го Украинского фронта Москва салютовала 68 раз, 1-го Белорусского - 46, 2-го Украинского - 45, 2-го Белорусского - 44, 3-го Украинского - 36, 3-го Белорусского - 29, 4-го Украинского - 25.
В День Победы над фашистской Германией, 9 Мая 1945 года, был дан салют 30 залпами из 1.000 орудий. Впечатляющими выглядели и фейерверк, сопровождавший эти залпы, и световой шатер над центром Москвы, образованный лучами 160 прожекторов.
  
#9 | Андрей Рыбак | 02.01.2018 21:59
  
0
Прошунин Александр Николаевич родился в г.Бийске. Был призван в армию в 1941 году, воевал на Ленинградском фронте. После войны окончил Учительский институт и преподавал в школе с.Сростки.

http://moypolk.ru/soldiers/proshunin-aleksandr-nikolaevich
  
#10 | Андрей Рыбак | 17.04.2018 22:38
  
0
5 августа 1943 года первыми в Белгород вошли бойцы полка Николая Прошунина

Кавалер суворовской звезды

Орден Суворова III степени

В Белгороде шесть улиц нового микрорайона Восточный назвали именами героев Великой Отечественной войны. Среди них улица Николая Прошунина – почётного гражданина Белгорода, командира 270-го гвардейского стрелкового полка 89-й гвардейской стрелковой дивизии, освобождавшей город в августе 1943 года. О его судьбе – в «Белгородских известиях».

На краю Белгорода

Микрорайон Восточный – это одноэтажные дома на два хозяина. И если из окон домов, которые в центре микрорайона, можно наблюдать за немногочисленными соседями, копающимися на своих грядках, то из крайних открывается перспектива сельхозугодий. Улица Николая Прошунина как раз вот такая – крайняя. Ею заканчивается Белгород.
У одного из домов на грядках возился пожилой мужчина. Познакомились, разговорились.
– Два года назад я вышел в отставку и приехал в Белгород. По программе предоставления жилья военнослужащим, после 19 лет ожидания, нам с женой дали полдома площадью 52 квадратных метра на улице Николая Прошунина, – рассказал мой новый знакомый Александр Новаков.
– А вы знаете, кем был Николай Прошунин? – поинтересовался у него.

– Конечно! Мы, когда въехали в дом, сразу поинтересовались, в честь какого человека названа наша улица. Интересная судьба была у Николая Эммануиловича. Тем более что я тоже подполковник и, как и он, посвятил жизнь службе Отечеству…

Командир полка

Николай Эммануилович Прошунин родился 9 мая 1907 года на Алтае – в Бийске, в семье кузнеца. Работал молотобойцем, служил в Красной армии, после службы окончил Новосибирский институт народного хозяйства, а в июне 1941 года был мобилизован на Юго-Западный фронт на должность политрука.

В январе 1942 года Прошунин получает назначение в 160-ю стрелковую дивизию. Во время боёв 1943 года был ранен и представлен к ордену Суворова III степени. За боевые заслуги 18 апреля 1943 года дивизию, в которой служил Николай Прошунин, преобразовали в 89-ю гвардейскую стрелковую. 13 июня 1943 года майора Прошунина назначили в этой дивизии командиром 270-го гвардейского стрелкового полка.

Во время Курской битвы его полк занимал оборону в районе сёл Сабынино и Мелихово. 10 июля полк попал в окружение. В этот день Николай Эммануилович был контужен, но всё-таки вывел своих бойцов из кольца. 22 июля 1943 года Прошунину присвоили звание подполковника. Его бойцы освобождали Сажное, Сабынино, Гостищево, а на рассвете 5 августа начали штурм Белгорода.

Подполковник Николай Прошунин (снимок военных лет)

Фото из семейного архива

Профессионал войны

Здесь я хочу предоставить слово военному корреспонденту Юрию Жукову. В газете Степного фронта «Суворовский натиск» 2 сентября 1943 года напечатан его очерк «Под знаменем гвардии» – о боевых действиях на Белгородском направлении:
«…Мы в Белгороде, старом русском городе, стоящем на подступах к украинской земле, которая ждёт не дождётся своих освободителей. Следы боя были ещё свежи, и кровь не успела впитаться в пористую меловую почву. Земля вокруг изрыта сотнями воронок. Если бы не свежие следы, трудно было бы поверить, что именно этим путём полк гвардейцев ворвался в город. После ожесточённого боя вышли к вокзалу железнодорожной станции Белгорода. Тянет гарью и пороховым дымом. На перроне станции лежат ещё не убранные трупы. Среди скрученных взрывами рельсов зияют свежие воронки. За вокзалом горят дома, подожжённые отступающими фашистами. Гул канонады быстро откатывается на юг. Над полуразрушенным вокзалом кто-то поднял красный флаг. Неподалёку – указатель дороги, установленный немцами. Такая простая, обыденная и вместе с тем волнующая сегодня надпись: «Харьков – 80 километров». Незаметно приходит осознание того, что больше нет Белгородского направления, есть уже Харьковское направление».

Журналист Юрий Жуков рассказал о тех, кто первым ворвался в Белгород – о командире полка Николае Прошунине и его бойцах:
«Когда я разыскал сегодня (5 августа – прим. автора) в городе подполковника Прошунина, штаб которого разместился в маленьком домике на тихой окраинной улочке, он уже был занят подготовкой к новой операции. Перед нами настоящий офицер – профессионал войны, гвардеец, и в нём, пожалуй, трудно было бы узнать заводского инженера, который каких-нибудь три года назад и не помышлял о военной карьере. Он пришёл на войну и стал военным человеком, от прежней его штатской специальности остались только точность и уменье вести безошибочный расчёт. Богатырски сложенный, светлоглазый, с чёрточкой пулевого шрама на лбу. Серебряная суворовская звезда на груди у командира полка – это больше, чем личная награда храбрецу, – это знак, определяющий военный стиль Прошунина и его питомцев. Суворовское дерзание, суворовский натиск, суворовская воля к победе – вот черты этого стиля…
Сейчас, когда я дописываю эти строки, в разбитое окно пустого заброшенного дома, где мы обосновались, доносятся звуки военного марша. Батальон гвардейцев марширует по мостовой, сопровождая развевающееся на ветру знамя 89-й гвардейской дивизии. Гвардейцы уже покидают город, двигаясь дальше на юг…»

Было чем гордиться

С 12 по 19 августа дивизия вела бои на подступах к Харькову. За это время гвардейцы освободили от фашистских захватчиков Черкасскую, Лозовую, Лозовеньки и другие населённые пункты.

К 22 августа части дивизии обошли Харьков с запада, перерезали вражеские коммуникации и вышли на дорогу Харьков – Полтава. 23 августа в 4 часа утра солдаты дивизии заняли западную окраину Харькова, а чуть позже 270-й гвардейский стрелковый полк вышел на площадь Дзержинского. Бойцы, прорвавшиеся к зданию Госпрома, подняли над ним Красное знамя.
В декабре 1943 года Николай Эммануилович после тяжёлого ранения лечился в госпитале на станции Лыколино Ленинградской железной дороги. В марте 1945-го он вернулся на фронт после окончания Высших стрелково-тактических курсов усовершенствования командного состава пехоты «Выстрел» в Солнечногорске Московской области. Войну закончил в Берлине.
В 1946 году по состоянию здоровья Прошунин демобилизовался. После войны работал председателем Ставропольского крайисполкома, затем в Москве – министром хлебопродуктов РСФСР, а завершил свою трудовую биографию торговым представителем в Венгрии.

Умер Николай Прошунин в 1980 году.

Всё нормально

На улице Прошунина из пары десятков домов пока заселены не больше четверти. В окнах некоторых из них висят объявления о продаже.
– А почему у вас так мало соседей? – спросил я Новакова.

– Дело в том, что все эти дома строились под программу переселения из ветхого жилья, для детей-сирот и таких, как я, военных пенсионеров. Кто-то ещё не успел въехать в новое жилище. Район-то у нас не очень престижный, – ответил Александр Васильевич. – Хотя по мне, так всё нормально. Свежий воздух, своя земля. Только вот освещения по улице не хватает. И остановка городской маршрутки далековато. Ну да грех жаловаться. Всё же своя крыша над головой…
Редакция благодарит заместителя директора музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» по развитию и информационным технологиям Владимира Зеленского за помощь в подготовке материала.

Евгений Филиппов

https://www.belpressa.ru/news/news/kavaler-suvorovskoj-zvezdy09463/
Прошунин, Николай Эммануилович
  
#11 | Андрей Рыбак | 17.04.2018 23:21
  
0
Прошунин Николай Эммануилович

Дата рождения 09.05.1907
Меcто рождения: г. Бийск

http://www.polkmoskva.ru/people/1100858/

Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Прошунин Николай Эммануилович
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites