В гостях у батюшки Серафима

20
23 марта 2014 в 10:58 13625 просмотров 8 комментариев

Автор: Ирина Рубцова



Как-то в одной церкви увидела чудную икону – прп.Серафим Саровский коленопреклонённый стоит на камне в лесу перед деревом, на котором прикреплён любимый его образ Пресвятой Богородицы "Умиление". Денег на покупку иконы не хватило, но, получив зарплату, я поспешила в храм. К сожалению, иконы той уже не было. Прошло некоторое время, и в редакцию принесли несколько именно таких иконок, и денег в кошельке оказалось нужное количество – копейка в копейку. Дома, поставив икону на полочку, я сказала: "Батюшка Серафим, наконец-то твой образ со мною. Но как было бы хорошо, если бы ты пригласил меня к себе в гости, в Дивеево". Сказала и сама испугалась своей дерзости: мало мне, что получила икону, ещё и в гости напрашиваюсь… Через неделю я ушла в отпуск, а ещё через два дня позвонил редактор Александр Григорьевич: "Есть возможность поехать в паломничество в Дивеево. Хотите? Можно и дочку взять". Хочу ли? Да я об этом недавно самого преподобного просила.

В Дивеево приехали в час ночи. Монастырь был тёмен и, казалось, спал. Но мы-то знали, что в обители идёт невидимая для глаз молитвенная жизнь, которая не прекращается ни на минуту. Ночевали в деревне по частным домам. Нашу пятёрку встретила на пороге дома радушная старушка. Вообще жители Дивеево отличаются жизнерадостностью, старинным гостеприимством и простотой в общении. Напившись чаю, мы дружно потопали по крутой лестнице на чердак. Там нас ждали тюфяки, застеленные чистыми простынями, и одеяла. Я некоторое время разглядывала доски нависшего над самым лицом скошенного потолка, который был ничем иным как крышей дома, и не заметила, как под монотонное пиликанье сверчка уснула. Вдруг из густой темноты ночи раздался бодрый голос руководительницы: "Подъём. У нас ровно час, чтобы одеться и добежать до монастыря. По преданию, в четыре часа утра Сама Богородица обходит по Канавке Свой дивеевский удел. Идёмте, помолимся, быть может, удостоимся увидеть Царицу Небесную". – "Разве возможно такое? – мелькнула изумлённая мысль. – Видеть Пресвятую Матерь Божию удостаиваются святые угодники Божии, а мы кто есть?" Но вспомнились слова прп.Серафима: "Сама Матерь Божия обителью правит; всему Она Сама научит, всё устроит и укажет, кого нужно, изберёт и призовёт; кого нет, имиже весть судьбами изженет из обители Своей, что полезное – утвердит, что неполезное – разорит; и всё-всё Сама совершит, как Её токмо единой воле здесь то угодно". Но пока собрали группу, пока плутали в темноте по кривым улочкам деревни, прошло часа полтора. Опоздали. Когда подошли к воротам монастыря и позвонили, в нижнем Казанском храме началась ранняя служба. После службы священник, сказал, что кто готовился, может исповедаться и причаститься. Я не готовилась и вышла из храма.

Раннее утро в монастыре – это что-то особенное, птицы поют так, что начинает щемить сердце от нежности и любви ко всему, что создал Господь. Вспомнились стихи иеромонаха Романа: Покуда у нас так Божьи птицы поют, ничего на Руси не случится". Мы шли по аллее, дивясь красоте вокруг – фруктовые деревья с налившимися плодами росли ровными рядами, меж ними, ухоженные заботливыми женскими руками, грядки с кабачками, морковью, перцами, зеленью… И всюду цветы, цветы. Вот уж действительно, Дивеево, – дивиться на тебя, удел Богородицы, и дивиться.

Сад этот разбудил во мне давнее воспоминание. Как-то после смерти отца приснился мне сон. Будто выхожу я из отчего дома, иду в наш яблоневый сад, а там отец молодую яблоньку-лимонку окапывает. Я спрашиваю: "Папа, как ты здесь? Ведь ты же умер". – "А у Господа, дочка, мёртвых нет, – отвечает. – Видишь, всю жизнь был строителем, а здесь вот доверили мне за садом приглядывать. А ведь я и мечтал, когда выйду на пенсию, садом заняться, пчелок завести. На земле не довелось… А здесь, смотри, какая красота!" Я оглянулась… а сад-то наш не заканчивается у забора соседского, а тянется без конца и края. Да и не наш это вовсе сад, а такой чудесный, каких не бывает на земле…

- Идёмте, пройдём по Канавке, Богородице помолимся, – оторвал меня от воспоминаний голос одной из паломниц. – Пока идёте, читайте про себя "Богородице Дево, радуйся", – наставляла она. – Сто пятьдесят раз надо прочитать. Чётки для счёта есть?

Чёток не было, и мы пошли по деревянным мосткам, выстроенным параллельно Богородицыной Канавке, отсчитывая молитвы десятками на пальцах. Дойдя до конца, я успела не 150, а 170 раз прочитать молитву. Но расстроилась, узнав, что надо было после каждого десятка молитв Богородице читать "Отче наш"… Увидев проходящую мимо монахиню, спросила, так ли это важно и правда ли, что в четыре часа утра Сама Матерь Божия обходит монастырь. Монахиня опустила глаза: "Не важно, сколько раз прочитана молитва, лишь бы шла от чистого сердца. Что касается обхода обители Царицей Небесной – слышала я эту легенду, что достойные могут лицезреть силуэт Пречистой, но сама не видела".

Пополудни поехали к источнику прп.Серафима Саровского. Я заранее решила, что окунаться не буду, – недавно переболела ангиной. Но по дороге нам рассказывали, сколь часто происходят чудеса исцелений от многих болезней и благодатной помощи по молитвам преподобного с теми, кто с горячей молитвой и верой окунается в воды источника. И я решилась. Окунувшись три раза, стремглав вылетаю на берег. Тут подходит монахиня Магдалина, путешествовавшая с нами от самого Питера, говорит: "С головой окунаться надо". И пошутила: "А то я вижу, как бесы, спасаясь от святой воды, на сухой твоей макушке столпились и радуются". – "Ах радуются! – возмутилась я. – Ну, хорошо же…" Перекрестившись, я решительно полезла обратно в воду, "топить бесов".

После трапезы пошли поклониться мощам преподобного. Очередь была огромная. Я мучительно раздумывала, что сказать святому старцу, о чём попросить? Ибо помнила я слова преподобного: "Ходите ко мне на гробик, и чем чаще, тем лучше. Всё, что ни есть у вас на душе, всё, о чём скорбите, что бы ни случилось с вами, все приидите ко мне на гробик, да припав, как живому, и расскажите. И услышу вас, и скорбь ваша пройдёт. Как с живым со мной говорите". И вот я уже стою на коленях перед ракой со святыми мощами старца, а так ничего умного и не придумала. И тогда откуда-то из глубины души сами собой сказались слова: "Батюшка Серафим, прими меня такой, какая я есть, а отпусти от себя лучше и чище". С тем и отошла…

Бродя по монастырю, мы заглянули в какую-то открытую дверь, увидели, как послушницы резали буханки хлеба для сухариков. Их потом освящают в чугунке старца и раздают паломникам по примеру батюшки Серафима. Я спросила, можно ли поучаствовать в заготовке сухариков? – "А благословение есть?" Благословения не было. Я поняла, что это, наверное, самое радостное послушание надо ещё заработать и, вздохнув, вышла. Мы с дочкой купили кувшинчик с маслом, освящённым на мощах прп.Серафима, и два пакетика с сухариками, а за стенами обители набрели на ряды столов с поделками и сувенирами местных умельцев. Я облюбовала небольшой камешек, на котором был изображён преподобный. – "Мама, нельзя это покупать, – шепнула дочь. – Забыла, что священник в храме после службы предостерёг не покупать эти камни, потому что это язычество?" Я отошла, помню, от того стола с большим сожалением. А через два месяца увидела такие же камни с изображением святого старца на выставке "Православная Русь"…

Вот и последняя монастырская трапеза. Через час уезжаем. Покончив с кашей, говорю дочери: "Пошли, пока есть время, попросимся на кухне хотя бы посуду помыть. Паломничество – это ведь не осмотр достопримечательностей монастыря, в паломничестве надо и службу отстоять, и поработать во славу Божию". Слова мои услышала руководительница, вмешалась: "Вы правы, конечно, но с минуты на минуту придёт автобус. Да, к сожалению, у нас нередко случается так – приехали, свечи поставили, иконы, сувениры купили, всяческих благ земных понавыпрашивали себе у Господа и святых, "чмок-чмок святыни" – и домой…" Горькие эти слова долго звучали у меня в ушах, и я мысленно просила прощения у батюшки Серафима за нас, таких несуразных паломников.

…Чем дальше увозил нас автобус от Дивеева, тем острее было ощущение утраты, оторванности от дорогого батюшки. Но когда показались окраины Питера, перед глазами мысленно возник храм во имя прп.Серафима Саровского в Песочном. И сразу же нахлынула радость: не удаляюсь я от тебя, старче преподобный, а приближаюсь. Дай только Бог, чтобы достойна была этого приближения.

Комментарии (8)

Всего: 8 комментариев
  
#1 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 11:10
  
7
Батюшка Серафим, научи смирению и кротости.

Очень хочется попасть в Дивеево. Помоги, батюшка!
  
#2 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 11:16
  
8
Рассказы о помощи преподобного Серафима Саровского

"Стой хорошо, не падай..."



Этот рассказ я слышала от покойной Олимпиады Ивановны. Передавая его, она волновалась, а сын, о котором шла речь, сидел рядом с ней и утвердительно кивал головой, когда она обращалась к нему за подтверждением. Вот что я от нее услышала:

- Ване было семь лет. Шустрый он был, понятливый и большой шалун. Жили мы в Москве, на Земляном валу, а Ванин крестный - наискосок от нас, в пятиэтажном доме.

Как-то вечером я послала Ванюшу к крестному - пригласить на чай. Перебежал Ваня дорогу, поднялся на третий этаж, а так как до звонка на двери достать не мог, то стал на лестничные перила и только хотел протянуть к звонку руку, как ноги соскользнули и он упал в пролет лестницы.

Старый швейцар, сидевший внизу, видел, как Ваня мешком упал на цементный пол. Старик хорошо знал нашу семью и поспешил к нам с криком:

- Ваш сынок убился!

Мы бросились к Ване, но, когда подбежали к дому, увидели, что он сам медленно идет нам навстречу.

- Ванечка, голубчик, ты жив? - схватила я его на руки. - Где у тебя болит?

- Нигде не болит. Просто я побежал к крестному и хотел позвонить, но упал вниз. Лежу на полу и не могу встать. Тут ко мне подошел старичок -тот, что у нас в спальне на картинке нарисован. Он меня поднял, поставил на ноги, да так крепко, и сказал: "Ну, хлопчик, стой хорошо, не падай". Я пошел, вот только никак не могу вспомнить, зачем вы меня к крестному посылали.

После этого Ванюша мой сутки спал крепко-крепко, а когда встал, был совершенно здоров.
В спальне же у меня висел большой образ преподобного Серафима Саровского.
  
#3 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 11:19
  
7
Запах роз

Мы гостили загородом в доме моих родителей.

Над диваном, на котором я ночевала с годовалым младенцем и дочерью висит одна большая икона батюшки Серафима Саровского. Надо признаться, что в то время относилась я к иконе без должного почтения, все время волновалась, что она может упасть на нас, отодвигала от образа диван, лампаду снимала, на время нашего прибывания, из страха, что может упасть.

В ночь после того как дети мои Причастились Христовых тайн, во сне почувствовала я необыкновенный запах роз, в обычной жизни запахи не бывют такими яркими и чистыми и богатыми. Настолько запах дивен был, что во сне я удивилась этому необыкновенному аромату, и решила проснуться, чтобы понять наяву или во сне я это чувствую. Я проснулась - аромат был наяву, я стала принюхиваться, искать источник...Аромат сосредоточился перед иконой и казалось младенец тоже пропах розами...Я разбудила дочь и она тоже почувствовала этот запах роз.
Через некоторое время аромат стал рассеиваться, но легкое присутсвие оставалось, я уснула в очень умиротворенном и благодатном расположении Духа.

В дальнейшем, пока мы там гостили, я глядя на этот образ батюшки, очень коротко ощущала аромат роз, как буд-то старец мне напиминал, о том, что было. В дальнешем случилось мне быть в обстояниях и болезнях, в больнице много было со мной недоразумений и я часто молилась батюшке, взяла маленькую иконку в больницу, а батюшка мне помогал.

Во так я и узнала нашего скорого заступника и помощника перед Господом, батюшку Серафима Саровского.
  
#4 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 11:24
  
8
МАТЕРЩИННИКА ВРАЗУМИЛ… СВЯТОЙ СЕРАФИМ

Мой друг Алексей прежде слыл вдохновенным и неисправимым матерщинником. Ругался сочно, витиевато и с удовольствием. Вернее не ругался, а можно сказать, говорил. Не раз вызывал конфликтные ситуации, доводя до белого каления тех, кому ненормативная лексика – хуже всякой какофонии. И упорно не признавал каких-либо запретов и ограничений. Мы не виделись больше полугода и когда, наконец, недавно встретились, я прямо-таки не узнал своего друга. В его лексиконе… напрочь исчезли все неприличные слова. Дивясь невероятной перемене, произошедшей с Лехой, я, разумеется, вопросил его: “Что с тобой случилось?!” В ответ он поведал мне удивительную историю, приключившуюся с ним. Вот она:

- С младых лет я легкомысленно полагал, что понятие “мат – это плохо” - всего лишь глупая условность, порожденная человеком. Ни родителям, ни знакомым не удавалось меня переубедить. “Ну сами посудите, - доказывал я свою “правоту” оппонентам, - Взяли бы люди, и вместо всем известных запретных слов, наложили бы табу на любые другие – тот же результат был бы! Вон, в Швеции, например, ругательства вроде наших употребляются повсеместно, а самым неприличным и оскорбительным является, казалось бы, безобидное: “иди ты в лес!”. А все потому, что в древности там сильно провинившихся из племени в леса выгоняли, и это означало верную смерть. Любят люди придумывать себе запреты, так им жить интереснее! А мне на условности – наплевать!

Чудо произошло минувшим летом. Я уже считал себя верующим православным, но продолжал в быту сыпать “погаными” словечками, по-прежнему не желая признавать недопустимость их употребления. И вот однажды, мы отправились с невестой в паломническую поездку в Дивеево. Эта поистине святая земля под Арзамасом давно уже привлекает и паломников, и простых туристов. Многочисленные святые источники, купаясь в которых можно исцелиться даже от самых тяжелых болезней, очистить, “выполоскать” душу; живописные холмистые луга и лесные рощи… В Дивеевском монастыре покоятся мощи святого Серафима Саровского, великого молитвенника земли Русской. Прикладываясь к раке с его мощами, многие верующие духовно прозревают, получают утешение и защиту от болезней, “порчи”. Сам видел, как к мощам подводили бесноватую. С нормальной на первый взгляд женщиной, как только она зашла в храм, произошла метаморфоза. Чем ближе ее подводили к раке, тем сильнее ее корежило, двое дюжих мужчин с трудом удерживали ее, и она при этом издавала жуткий звериный рев. А после – она опять стала обычной, ни чем особенным не отличающейся от других женщиной.

Пребывание на святой земле дало свои плоды в первые же дни. Ругательства все реже срывались с моих уст, но я еще “сопротивлялся”. И вдруг, после очередного купания в святом источнике и посещения мощей, меня словно током ударила мысль: ругаясь – мы разрушаем свою душу, засоряем ее негативной энергией! Было ощущение, что сам святой Серафим подвел меня к простому и естественному объяснению неприемлемости нецензурных слов. Ведь даже если изначально мат и был когда-то давным-давно всего лишь набором простых универсальных слов, то, повесив ему “негативные ярлыки”, человечество за многие века неприятия настолько “напитало” его “негативной энергией”, что матерщина действительно стала “опасной мерзостью”. Употребляя ее, мы разрушаем себя на духовном плане, “зашлаковываем” душу, закрываемся от Бога, на радость его антиподу, который только и ждет, чтобы мы сбились с пути. А мы, сами того не ведая, “поем молитвы дьяволу”.

И что удивительно – желание материться как отрезало! На следующий день, идя по улице, я неожиданно подвернул ногу, попав в ямку. Обычно в таких ситуациях я автоматически изрыгал трехэтажную композицию “про близких родственников”. А тут – только нечто вроде “ёёоо” сказал. Дальше – больше. Немного погодя, проезжавшая машина окатила меня грязью. Я посмотрел ей вслед и уже открыл рот, чтобы высказаться по этому поводу, как вдруг приятная волна спокойствия затушила, словно вода, разгорающийся костер злости. “А-а, ну ее” – махнул я рукой и спокойно дальше пошел. Невеста была потрясена.

И даже когда мы уезжали, и за 5 минут до отправки поезда выяснилось, что он отправляется с другого вокзала в противоположной части города (спасибо добрым железнодорожникам, устраивающим такую путаницу!) я, по жизни довольно вспыльчивый, сдержался и перенес такой облом со стоическим спокойствием. На поезд мы опоздали, и пришлось ехать обратно на два часа позже в общем вагоне…

С тех пор я не только не матерюсь сам, но и даже огорчаюсь, когда слышу, что при мне кто-то кроет “по-матери”. Ощущение такое, что человек прилюдно испражняется. Но помня себя, тогдашнего матерщинника, я ни на кого не обижаюсь и не осуждаю сквернословов. А просто пытаюсь мягко объяснить, что они зря сами себе плюют в душу. Не ведают, бедные, что творят…



Роман Панков
  
#5 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 11:30
  
10
Чудесные сухарики батюшки Серафима

Паломники, прибывающие на богомолье, наверняка знают слова батюшки Серафима о дивеевских монахинях: "Кто заступится за них и поможет, изольется на того велия милость Божия". И уж конечно, любой православный слышал: "Послушание превыше поста и молитвы! И не только не отказываться, но - бегом бежать нужно на него!"

Мы выехали в ночь и к утру были уже в Дивеево. Оставили машину на стоянке, а сами поспешили в Троицкий храм - приложиться к мощам прп.Серафима. Народу было очень много. Внутренние двери были закрыты, и мы, стоя на верхних ступенях лестницы, стали ждать. Тут раздался голос монахини, которая, ни к кому конкретно не обращаясь, сказала: "Братия, кто во славу Божию хочет потрудиться на Богородичной канавке?" "Конечно, потрудиться для Бога можно, - малодушно подумал я, - но у нас так мало времени и так много дел: нужно исповедаться, причаститься, побывать на источниках, сфотографироваться, набрать воды, освященного маслица, взять батюшкиных сухариков, искупаться…"

Далее произошли события, которые научили меня лучше понимать то место в житии прп.Марии Египетской, где неведомая сила не пускала ее во храм. Слушая Великим постом в храме житие пустынницы или читая его дома, я считал, что неведомая сила, не пускавшая ее во храм, - это литературное иносказание, показывающее духовное внутреннее борение грешницы. Теперь я понял: это была не метафора, а реальность…

Приложившись к мощам прп.Серафима, я пошел на исповедь к священнику. Вот, кажется, уже моя очередь подходит, но в последнюю минуту то бабулька немощная пройдет вперед меня, то монахиня, то отрока болящего в коляске подвезут. Какая-то сила отпихивает меня от священника. Очередь исповедников движется вперед, а я - назад. Ранняя литургия закончилась. Не беда. Я пошел на позднюю. Очередь идет, а я топчусь на месте. Так и не смог подойти к священнику на исповедь. Дождался вечерни. Исповедаться опять не удалось - богомольцы, прибывающие огромными автобусами, действуют четко и слаженно - чужаков оттирают назад крепкими плечами и острыми локтями. День завершился крестным ходом по Богородичной канавке с четками. "Здесь тебе и Иерусалим, и Афон, и Киев!" - говорил батюшка Серафим.

И на вторые сутки мне также не удалось исповедаться. К исходу дня мое безпокойство достигло известных пределов, и я, в разговоре с матушкой Зинаидой, которая размещала нас в гостинице, пожаловался, что за два дня пребывания в Дивеево так и не причастился, а завтра нужно уезжать. Матушка внимательно на меня посмотрела и сказала: "Помолимся. Завтра причастишься". Я же, маловерный, остался недоволен таким ответом, не слишком полагаясь на силу молитвы. Вот если бы за руку подвела!

Настал третий день моего пребывания в монастыре. Утром на ранней литургии я стоял среди паломников, как фарисей среди мытарей, и ждал начала исповеди, не очень-то рассчитывая на успех. Однако результат превзошел самые смелые мои ожидания: отпустив двух или трех исповедовавшихся, батюшка внимательно оглядел всех и, словно натолкнувшись взглядом на меня, поманил к себе пальцем. Не веря себе, я несколько раз так же жестом переспросил священника: "Точно ли я?" Покрыв меня епитрахилью, батюшка долго наставлял на путь спасения, прижигая мои язвы огненными глаголами. Первый раз в жизни я так глубоко, со слезами, исповедовался. Наконец, батюшка отпустил мне грехи, благословил и поцеловал в щеку со словами: "Помочь тебе возможно. Молись". Отойдя в сторонку и оказавшись почти напротив иконы Божией Матери "Умиление", я долго не мог прийти в себя, стыдясь своих слез. Именно тогда я многое понял и, как принято говорить, прозрел… Понял, зачем мы молимся Богородице: "Струю давай мне слезам, Пречистая, души моея скверну очищающе".

Из храма я выходил другим человеком. Хотелось любить и обнимать весь мир. И когда монахиня на выходе остановила меня и попросила перенести иконы и стопки книг наверх, радости моей не было предела - я бегом, будто обретя крылья, принялся таскать поклажу. Монахини заметили мое рвение и дали мне награду - сухарики, освященные в чугунке батюшки Серафима.

М.Славин
  
#6 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 14:08
  
9
Батюшка Серафим, моли Бога о нас.


Малинка. Чудеса преподобного Серафима.


Это было давно. Приехал в Саровский монастырь новый архиерей. Много наслышан был он об угоднике Божием Серафиме, но сам не верил рассказам о чудесах батюшки. А может, и люди зря чего наговорили ему?..

Встретили архиерея монахи со звоном, честь-честью, в храм провели, потом в архиерейские покои. Ну, угостили его, как полагается. На другой день служба. Осмотрел все архиерей и спрашивает: “А где же живет отец Серафим?”

А батюшка тогда не в монастыре жил, а в пустыни своей. А была зима, снегу-то в саровских лесах - сугробы во какие!

С трудом проехал архиерей. Да и то последнюю дорожку и ему пешочком пришлось идти...

Батюшку предупредили, что сам архиерей идет к нему в гости. Угодничек Божий вышел навстречу без шапочки (клобука) и смиренно в ноги поклон архиерею положил. “Благослови, - говорит, - меня, убогого и грешного, святой Владыка! Благослови, батюшка!” Он и архиерея-то все звал: батюшка да батюшка.

Архиерей благословил и идет впереди в его пустыньку. Батюшка под ручку его поддерживает. Свита осталась ждать. Вошли, помолились, сели. Батюшка-то и говорит:

- Гость у меня высокий, а вот угостить-то у убогого Серафима и нечем.

Архиерей-то, думая, что батюшка хочет его чайком угостить, и говорит:

- Да ты не беспокойся, я сыт. Да и не за этим я к тебе приехал и снег месил. Вот о тебе все разговоры идут разные.

- Какие же, батюшка, разговоры-то? - спрашивает угодник, будто не зная.

- Вот, говорят, ты чудеса творишь.

- Нет, батюшка, убогий Серафим чудеса творить не может. Чудеса творить лишь один Господь Вседержитель волен. Ну а Ему все возможно, Милостивцу. Он и мир-то весь распрекрасный из ничего сотворил, батюшка. Он и через ворона Илию кормил. Он и нам с тобою, батюшка, вот, гляди, благодать-то какую дал...

Архиерей взглянул в угол, куда указывал угодничек, а там большущий куст малины вырос, а на нем полно ягоды спелой.

Обомлел архиерей и сказать ничего не может. Зимой-то - малина, да на голом полу выросла! Как в сказке!

А батюшка Серафим взял блюдечко чайное да и рвет малинку. Нарвал и подносит гостю.

- Кушай, батюшка, кушай! Не смущайся. У Бога-то всего много! И через убогого Серафима по молитве его и по Своей милости неизреченной Он все может. Если веру-то будете иметь с горчичное зерно, то и горе скажете: “Двинься в море!” Она и передвинется. Только сомневаться не нужно, батюшка. Кушай, кушай!

Архиерей все скушал, а потом вдруг и поклонился батюшке в ножки. А батюшка опередить его успел и говорит:

- Нельзя тебе кланяться перед убогим Серафимом, ты - архиерей Божий. На тебе благодать великая! Благослови меня, грешного, да помолись!

Архиерей послушался и встал. Благословил батюшку и только два-три словечка сказал:

- Прости меня, старец Божий: согрешил я перед тобой! И молись обо мне, недостойном, и в этой жизни, и в будущей.

- Слушаю, батюшка, слушаю. Только ты до смерти моей никому ничего не говори, иначе болеть будешь...

Глядит архиерей, а куста-то уже нет, а на блюдечке от малинки сок кое-где остался - значит, не привидение это было. Да и пальчики у него испачканы малинкой.

Вышел архиерей. Свита-то его дожидается. И чего это, думают, он так долго говорил с батюшкой Серафимом? А он, без шапочки, опять под ручку его ведет до самых саночек. Подсадил и еще раз в снег поклонился.

А архиерей, как только отъехал, говорит своим: “Великий угодник Божий. Правду про него говорили, что чудеса может творить”. Но ничего про малинку им не сказал. Только всю дорогу молчал да крестился, а нет-нет и опять скажет: “Великий, великий угодник!”

А когда скончался батюшка, он и рассказал всем про малинку.



Вениамин (Федчинков)
  
#7 | Елена Бруйло »» | 23.03.2014 14:13
  
9

Маленькое чудо.


Помнится был я на Преп. Серафима Зимнего (15 января) в Дивеево.
В последний день паломничества пошел с раннего утра (5 часов) на Саровский источник.


Зима, мороз. А я горажанин – в тепле привык находиться – и вследствии этого совсем не закаленный. Поэтому о купании в студеную погоду и не помышлял: думал руки помочить и лицо – и все. Ну и побыть час недалеко от того места, где подвизался преподобный и там почитать знаменитую беседу с Мотовиловым. В то время источник имел необлагороженный, как ныне, вид (см. рис.), и находился на левом берегу небольшой речки, которую преподобный окрестил Иорданом.


Несмотря на небольшой мороз, речка не замерзла, как это часто случается с маленькими быстрыми речками. Чтобы попасть на левый берег, надо было пероходить по переправе – по досточке до островка, затем с островка на левый берег, тоже по досточке. Речка там не широкая, но глубокая – с головой. Страшно. Да и досточка обледенела. Зато молитва искреняя – ничего лишнего – Бородица и Серафим, не дайте утонуть.


Но за метр до левого берега вдруг досточка ломается, и я в холодной воде по колено или даже выше.
Каким-то чудом, сразу упав вперед, выбрался на берег и начал оценивать ситуацию. До источника еще с километр, брюки мокрые, обувь мокрая насквозь. Но назад дороги нет – досточка-то сломалась. Делать нечего, пошел на источник, превозмогая холод. И прийдя уже конечно полез в воду – терять-то нечего все равно мокрый (вода теплой показалась даже). Потом обратно мокрый - сначала до шоссе пару километров, на попутке в Дивеево (где не удалось просохнуть) и оттуда в Арзамас - к поезду на Москву в промерзшем автобусе – в ботинках почти что лед. На вокзале тоже совсем не жарко, но настроение приподнятое, вопреки логике - отлично понимаю, что без серьезной пневмонии уж не обойтись (10 часов мокрый на холоде – это гарантия).


И что думаете - только едва заметный насморк.
Маленькое, но чудо.



Андрей Станкевич
#8 | АЛЕКСАНДР »» | 07.09.2015 17:18
  
2
Читая комментарии, прочел: все знают что послушание выше поста и молитвы!?
Извиняюсь конечно. но я не знаю такого! и кого спрашиваю, от куда они взяли такое? Где такое написано и кем? И НИ КТО НЕ ЗНАЕТ!
типичный ответ: ВСЕ ГОВОРЯТ! но от куда Н И К Т О Н Е З Н А Е Т!
а Иисус Христос сказал когда апостолы спросили почему мы не могли изгнать беса. Что Он сказал? ПОСТОМ И МОЛИТВОЙ ТОЛЬКО МОЖНО ИЗГНАТЬ !!! КАКОЕ ВЕЛИКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ГОСПОДЬ ПРИДАЕТ ПОСТУ и МОЛИТВЕ!
А мы умалили. Послушание выше поста и молитвы!? КАК ЖЕ ВСЕ ПОДДАЮТСЯ СЛОВОБЛУДИЮ! И РАЗНЕСЛОСЬ ! И ПОДХВАТИЛИ ВСЕ !
НЕ ГОВОРИТЕ ТАКОГО! пока сами не прочтете что какой то СВЯТОЙ сказал такое.
НЕ ПОПУГАИ ЖЕ ВЫ! ЧИТАЙТЕ САМИ И ТОГДА НЕ ПОПАДЕТЕ В ТАКУЮ СИТУАЦИЮ! (пустословие и словоблудие)
если кого обидел, прошу простить меня!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites