Прп. Паисий Величковский Главным делом его жизни стало возрождение в Православии школы старчества.



ПРЕПОДОБНЫЙ ПАИСИЙ ВЕЛИЧКОВСКИЙ
Память его 15 (28 н.ст.) ноября, в первый день Рождественского поста.




«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам. Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит. И стучащему отворят» (Мф.7:7, Лк.11:9)

Эти слова Спасителя в полной мере можно отнести к преподобному Паисию Величковскому, всю свою долгую жизнь пребывавшему в непрерывном духовном поиске, смиренно моля Бога указать ему, монаху XVIII века, путь спасения. Для духовного возрождения России XVIII–XIX веков старец Паисий сделал не меньше, чем святой Сергий Радонежский для Московского Царства или Антоний Печерский для Киевской Руси. Прп. Паисий Величковский не был реформатором Православной Церкви, он был восстановителем монашеской традиции. Главным делом его жизни стало возрождение в Православии школы старчества.

Преподобный Паисий (в миру Петр Величковский) родился 21 декабря (по ст.ст.) 1722 года на Украине в глубоко религиозной семье потомственных священников. Весь род Величковских и по мужской, и по женской линии служил Богу. С раннего возраста Паисий был человеком книжного духа. В доме настоятеля Успенского собора Полтавы было много духовных книг. Мальчик рано начал читать Священное Писание и святых отцов. Древние подвижники, о которых Паисий узнавал из житийной литературы, стали его героями. Им он хотел подражать, их путем идти во след Христу.

Поступив в 13 лет в Киевскую Академию, Паисий с радостью начал учиться, не забывая при этом о главном — о душе. Написав для себя короткое правило, мальчик стремился неукоснительно его соблюдать: не осуждать своих братьев даже тогда, когда собственными глазами видел их согрешения, никогда ни к кому не иметь ненависти и от всего сердца прощать ближним согрешения их.

С первых дней учебы Паисий мечтал о монашеской жизни. Посещая в свободное время Киево-Печерскую Лавру, он непременно бывал в святых пещерах, пропитанных благодатным духом первых русских иноков. Молодого Величковского не привлекала богатая и сытая жизнь некоторых монахов знаменитой Лавры, но скорее пугала и отталкивала. Паисий мечтал принять монашеский постриг непременно в бедной, удаленной от мирского шума обители. Для человека первой половины XVIII века подобные мысли были большой редкостью.

Они совершенно не сочетались с жизненными установками, насаждаемыми в Академии, где ничего не говорилось о святых подвижниках и отцах Православной Церкви. Преподавание в начальных классах сводилось к бесконечной зубрежке латинской грамматики, так как все обучение, включая и чтение Священного Писания, велось по-латыни. Учащиеся постепенно забывали родной язык, начинали мыслить и богословствовать на языке чуждой им культуры, молиться же продолжали по-славянски, что приводило к болезненному разрыву церковного сознания, травмировало детские души.

Задыхаясь в чуждой атмосфере, Паисий начал скучать, томиться, пока окончательно не охладел к «языческой мудрости», как впоследствии он сам определил преподаваемую в Академии науку. Сложившаяся обстановка подтолкнула робкого и кроткого по природе отрока к дерзновенному шагу. В 17 лет Паисий бежит из Академии, чтобы, наконец, осуществить свою тайную мечту — начать иноческую жизнь под руководством старца. Паисий, юноша из знатной семьи, становится одним из нищих странников, бродивших в то время по бесконечным просторам России в поисках истинного духовного руководства.

Духовная жизнь послепетровской империи находилась в глубоком кризисе. Церковная реформа не пощадила никого. Начав с упразднения патриаршества, превратив священнослужителей в чиновничий класс, царь Петр обрушился и на монахов. В стране резко сократилось число монастырей. Многие из них были отданы под казармы и дома инвалидов. К середине века иноческая жизнь, лишенная старческого руководства, совершенно оскудела даже в прославленных обителях.
Паисий шел из страны в страну, из города в город, из одной обители в другую, но нигде не находил мудрого и опытного наставника. Приняв постриг в одном из украинских монастырей, прожив некоторое время в молдавских скитах, Паисий решился покинуть родину, идти на Афон, полагая там, в знаменитом монашеском царстве, достичь желаемой цели. Душа инока ликовала при виде погруженного в лазурное море зелено-синего полуострова, на вершине которого, как на протянутой в небо ладони, величественно возвышался храм Преображения Господня. Афон в представлении Паисия ассоциировался с Фаворской горой, на которую он жаждал взойти, чтобы стать достойным учеником Спасителя.

Испытав великую радость от соприкосновения с древними святынями Афона, Паисий вскоре пережил и огромное разочарование. Святая Гора была уже не тем царством духа, о котором мечтал 24-летний инок. Афон находился во владениях инославных турков, которые всячески притесняли монахов. Разоряемые турецкими властями, монастыри беднели и входили в неоплатные долги. Монахи расходились из своих обителей, и цветущие монастыри оставлялись на произвол судьбы. Многое из богатой монашеской традиции было утеряно: Паисий не находит и на Святой Горе духоносного наставника. Кроме того, иноки славяского племени находились в особо тяжелом положении из-за недружелюбного отношения к ним греков.

Поселившись в убогой келии, питаясь хлебом и водой, да и то через день, Паисий провел четыре года в одиночестве и безмолвии. Его утешением и путеводной звездой становятся рукописи святоотеческих писаний, которые он находит в монастырских библиотеках болгарских и сербских обителей. Впитывая в себя опыт древних подвижников, Паисий постепенно превращается в мудрого наставника.

Когда в его одинокую келью пришел юный Виссарион, Паисию уже было что сказать новоначальному иноку. Через несколько лет рядом с первыми учениками жило уже 50 монахов. Уступая просьбе братии, Паисий принял сан священника, и стал настоятелем славяно-молдавского братства в Ильинском скиту. Евангельский дух любви прочно соединил разных по возрасту и языку иноков: молдаване, украинцы и русские жили единой душой и единым сердцем.

Отец Паисий ввел в жизнь Ильинского скита забытую многими на Афоне практику «умного делания». Монахи трудились, читали святых отцов, беспрекословно слушаясь старца и непрестанно повторяя Иисусову молитву, чем вызвали неодобрение некоторого афонского инока, который начал обвинять Паисия в ереси. Взяв себе в помощь обширную святоотеческую литературу, отец Паисий ответил обвинителю первым трактатом, посвятив его раскрытию сути Иисусовой молитвы, послушания и чтения писаний святых отцов.

Сопоставляя славянские рукописи разного времени, Паисий неожиданно для себя обнаружил в текстах массу неточностей, описок и расхождений, что привело его в замешательство и недоумение. Пытаясь внести необходимые поправки в славянские рукописи по другим славянским же рукописям, Паисий вскоре оставил бесполезный труд. Он понял, что в деле исправления древних славянских переводов святоотеческих писаний ему нужны греческие оригиналы, но их нет ни в одной из известных библиотек Афона.

Старец Паисий ясно сознавал, что без опоры на святоотеческий духовный опыт идти незаблудным путем ко спасению и вести за собой многочисленную братию, вверившуюся ему, не представлялось возможным. Тогда подвижник обращается к Богу с пламенной молитвой. И Господь пришел на помощь. Неожиданно в отдаленном ските во имя святителя Василия Великого отец Паисий обнаружил множество греческих первоисточников. Радость обретения бесценных сокровищ оказалась столь велика, что никакие бытовые трудности не смогли поколебать решимости Паисия собирать древнегреческие рукописи святоотеческих писаний и идти вглубь духовного опыта древних отцов Восточной Церкви.

Испытав многократные притеснения со стороны инославных и узнав о значительном повышении арендной платы турецкими чиновниками отец Паисий принял мужественное решение вернуться в Молдавию. Митрополит Молдавии радушно встретил переселенцев, предоставив Паисию уникальную возможность организовать свой монастырь в Драгомирне — в Богохранимой и православной земле Молдовлахии.

На новом месте все радует и вдохновляет 42-летнего подвижника. В монастыре Святого Духа, живописно расположенном в Карпатских горах, Паисий пишет устав, в котором мирно соседствует жизнь трудолюбивая и жизнь созерцательная. Так Паисий поставил последнюю точку в мучительном и трагическом споре «стяжателей» и «нестяжателей», приведшем в XVI веке к разгрому старчества, последствия которого были сокрушительными для всей монашеской и духовной жизни России. Восхищаясь устройством монашеской жизни в греческом монастыре Симеона Нового Богослова, погружаясь в богатейший духовный опыт русского старца Нила Сорского, отец Паисий сделал главный упор на внутреннем устроении души каждого инока. Он непрестанно делился с учениками своим молитвенным опытом, после вечерней трапезы вел беседы с братией, читал им и комментировал святоотеческие труды.
Материалом для поучительных занятий с братией преподобному Паисию служат богодухновенные писания святых отцов Восточной Церкви. Старец исправляет старые славянские переводы святоотеческих писаний и вновь переводит некоторые из них с древнегреческого языка. Со временем он организовал настоящую переводческую школу, плодом работ которой явились переводы многих святых отцов на славянский и румынский языки, разошедшиеся в многочисленных списках по обителям Молдавии, Румынии, Украины, России и Афона. Постепенно огромными совместными усилиями составилась целая библиотека, наиболее известным трудом которой явился сборник древних Отцов Церкви «Филокалия», более известный на русском языке как «Добротолюбие». В XIX веке «Добротолюбие» стало настольной книгой не только русского монашества, но и многих мирян.

До конца своей жизни Паисий не прекращал переводческого труда, хотя трижды ему приходилось начинать свою деятельность на новом месте. Начавшаяся Русско-турецкая война и переход Драгомирнского монастыря вместе с частью Карпат во владение католической Австрии, вынудили монахов покинуть любимую обитель и переселиться в Секульский монастырь.

Когда число братии в новом монастыре достигло трехсот человек, живших в крайней нищете и стеснении, и не было никакой возможности принимать новых братий, правитель Молдавии принудил Паисия вновь переехать. Старец Паисий, всю свою жизнь стремившийся к уединению, со слезами на глазах навсегда покинул и эту тихую обитель. Последние 15 лет ему суждено было прожить в самом большом и знаменитом молдавском Нямецком монастыре.

700 монахов, многочисленные мастерские, сельскохозяйственные угодия, больница, дом для паломников — таково новое обширное хозяйство настоятеля. Управлять таким монастырем, а тем более довести его до идеала духовной жизни очень непросто. Но Паисий уже не одинок. Рядом с ним его многочисленные ученики, ставшие опытными наставниками. Для них отец Паисий не просто учитель, а святой старец. Они хорошо знают, что стать старцем по собственной воле невозможно. Старец всегда Божий избранник, его духовный опыт уникален, так как исходит прямо из преображенного сердца. Не раз на закате жизни старца, во время вдохновенной молитвы, ученики видели лик отца Паисия просветленным нездешним светом. 15 ноября (по ст.ст.) 1794 года, на 72 году, старец тихо скончался, не назвав своего преемника, ибо знал, что преемников будет много.

Многочисленные ученики и сподвижники старца понесут живую веру во многие монастыри Молдавии, Украины, России, Греции. Более ста русских монастырей возродится к активной монашеской жизни. Поднимутся и достигнут расцвета древние северные обители — Валаам и Коневец, прославятся на всю страну Оптина и Глинская пустыни, возродится Троице-Сергиева Лавра.

Восстанавливая утраченные традиции в конце 20 века, Русская Православная Церковь — спустя 200 лет — в 1988 году причислила старца Паисия к лику святых. Преподобный Паисий вновь вошел в жизнь современного монашества, повторяя за Спасителем вечные слова: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».





ЖИТИЯ СВЯТЫХ

по изложению Филарета Черниговского

Память преподобного Паисия Величковского

Память 15 ноября (по ст.ст.)





Преподобный Паисий родился в городе Полтаве 21 декабря. Отцовская линия Петра была духовного сословия - брат, отец, дед и прадед были священниками. Четырех лет от роду мальчик лишился отца. Попечителем и воспитателем Петра стала его мать Ирина. Грамоте отрок был обучен по Псалтири и после этого по желанию матери и прихода Успенской церкви на тринадцатом году был отдан на учение в Киевскую духовную академию. Здесь, в академии, Петр впервые стал тянуться душой к монашескому житию; мудрым наставником в этом его стремлении был иеросхимонах Братского Богоявленского монастыря Пахомий, открывший в душе своего воспитанника чувство благоговения перед Словом Божиим.

Когда Петру исполнилось семнадцать лет, он пожелал удалиться в монастырь и там постричься в монахи.

По благословению своего духовника Петр отправился в Любечский монастырь, основанный преподобным Антонием Печерским. Чадолюбивый игумен Никифор принял юношу и благословил его келарствовать. Один из иноков обители иеромонах Иоаким, увидев большую любовь Петра к святоотеческим творениям, предложил юноше «Лествицу» Иоанна, игумена Синайского. Послушанием инока стала теперь работа по переписыванию «Лествицы».

Вскоре в Любечском монастыре произошли перемены. Прежнего игумена сменил новый, который настоятельствовал «не по подобию прежнего игумена, но - властительски». Однажды Петр, со страху не выяснив, о какой пище просил его настоятель, досадил последнему своею непонятливостью, за что и был с гневом выгнан.

Вскоре он пришел к обители святителя Николая в Медведовский монастырь на реке Тясмин. Здесь в день Преображения Господня в 1741 году Петр был пострижен в рясофор с именем Платон.

Недолго пришлось подвизаться здесь иноку Платону, ибо униаты воздвигли гонение на православие и монастырь был закрыт. Инок Платон с немногими ушел в Киевскую лавру, где и нашел приют.

Через некоторое время появившийся в Лавре друг по академии Алексий вновь пробудил в нем жажду пустынничества и странствия, напомнив об их обете юности - не жить в обителях телесного довольствия и достатка.

На этот раз инок Платон отправился в Валахию. Пройдя путь странствий через кельи и пещеры подвижников, он наконец пришел в Трейстенский Свято-Никольский скит, окормлявшийся известным старцем Василием Поляномерульским. Здесь послушанием Платона было стеречь монастырский виноград.

В скором времени Платон вновь решил отправиться в путь; на этот раз он идет в горный скит Кырнул во имя св. Архистратига Михаила. Здесь с благословения старца Михаила Трейстенского и начальника Кырнульского скита, иеромонаха Феодосия, началось пустынножительство отца Платона, который, «седе в келий своей радуяся и со слезами славя Бога, обучаяся монашескому безмолвию - матери покаяния и молитвы».

Наконец, инок Платон оставляет и это место, отправляясь в новое странствие, - на сей раз на гору Афон. Это было последнее путешествие, которое преподобный совершил по своему желанию; все последующие его хождения были вынужденными оставлениями монастырей. До Афона отец Платон поселялся в пустынях, а после Афона - в общежитиях.

Добрался Платон до Святой Горы со многими трудностями, и спустя четыре дня по прибытии на Афон отец Платон остался один - спутник его иеромонах Трифон, заболев, скончался. Многие места Святой Горы обошел инок Платон, ища старцев, сильных в подвиге и в знании святоотеческих писаний, и, не найдя таковых, вселился один в пустыню, пробыв в этом подвиге сорок месяцев. «Кто же может исповедати его подвиги, егда пребываше един с Единым Богом, сущу ему в разженном Богорачении». В 1750 году на Афон явился отец молдавских пустынников и старцев Василий Поляномерульский. Найдя Платона, и пробеседовав с ним несколько дней и ночей, по просьбам пустынника облачил его в мантию с переменой имени на Паисий.

Спустя некоторое время монах Виссарион пришел к старцу Паисию, прося оставить его жить при себе в послушании. Старец, знающий на опыте своем такую же жажду, предложил Виссариону жить вместе и творить равно для обоих все подвиги, телесные и духовные.

Преподобный Паисий учил, что истинным наставником в деле спасения души может быть только тот, который сам понуждает себя творить все заповеди Господни, по слову Писания: «Иже сотворит и научит, сей велий наречется». «Какого бо инаго наставити на путь может, имже сам не хождаше?»

Соблюдение заповедей Господних и научение всему тому ближних - таков образ святости, достигнутый старцем Паисием.

Старец Паисий не считал себя достойным учительствовать, поэтому согласился принять Виссариона только в качестве друга, но не ученика, чтобы обоим вместо отца и наставника иметь учение святых и богоносных Отцов Церкви. С таким условием принимал святой Паисий и других братьев, посему возникло среди его братства стремление собирать писания святых отцов, традиция книжности.
Это было необычно для афонских монастырей того времени: большинство монахов книг не имело, а о святых писателях даже и не слышало. Вот почему каждая находка древней книги была поводом для большой радости преподобного Паисия.

Вскоре число братии выросло до двенадцати, и назрела необходимость в священнике и духовнике, поэтому не только собратия, но и другие афонские подвижники стали умолять Паисия принять священный сан. В 1758 году отец Паисий был рукоположен.

Братия с благословения патриарха цареградского Серафима переселилась в Ильинский скит монастыря Пантократор. Этот скит стал по примеру других национальных на Афоне монастырей обителью малороссов. Здесь находили упокоение выходцы из Запорожской Сечи и других мест Украины.

В Ильинской обители было установлено общежитие, которое по примеру святых отцов преподобный Паисий уподоблял Страстям Господним или земному Небу, посреди которого насаждено Богом древо жизни - треблаженное послушание.

Афонское пустыннообщежительное пребывание преподобного Паисия длилось семнадцать лет. В это время на Афоне начались притеснения христиан со стороны мусульман, и по причине этого старец оставил Святую Гору и возвратился в Молдавию. Там нашелся пустующий Драгомирнский монастырь Святого Духа, куда с позволения господаря Григория и благословения митрополита Ясского Гавриила вселился старец Паисий с братией. Молдо-Влахия тех времен была прибежищем монашествующих со всех окрестных стран - это время закрытия монастырей в России (введение штатов) и униато-католического наступления на православных юго-западных славян. За три года число Драгомирнской братии утроилось. Устроитель братства отец Паисий написал и ввел устав по чину св. Василия Великого, св. Феодосия Великого, св. Феодора Студита и Афонской горы. Основные идеи этого устава: нестяжательность, отсечение воли и послушание, умная молитва и чтение книг, непрестанное рукоделие и бытовое благочиние. С наступлением долгих зимних вечеров до Лазаревой субботы после вечерни старец Паисий собирал вокруг себя всю братию, попеременно славян и молдаван, и читал поучения святых отцов - Василия Великого, «Лествицу», авву Дорофея, Симеона Нового Богослова и других.

В этом же монастыре преподобный принял схиму без перемены имени.

Паисиевские труды по переводу и переписке расцвели здесь во всей красе; монахи, владевшие различными языками, трудились по распространению святоотеческих творений и составляли славянский свод Добротолюбия.
Земля, на которой помещался Драгомирнский монастырь, после русско-турецкой войны (1774) отошла к католической Австрии; авва Паисий, не видя возможности духовного мира Восточной Церкви в новом государстве, решил уйти и увести за собой всю братию - 350 человек.

Молдавский господарь Григорий Гика и митрополит Гавриил предоставили им уединенный в горах бедный Секульский монастырь Усекновения главы Иоанна Предтечи.

Житие в Секуле было по образу Драгомирнскому, но братия умножилась, переполняя все кельи и строения, поэтому преподобный отец обратился к господарю Константину Мурузу о помощи в строительстве келий. К изумлению старца Константин повелел переселиться братии в богатейший Нямецкий монастырь. Старец стал было просить господаря не переводить его мирное братство в многолюдный монастырь, часто посещаемый мирянами; Константин же на все мольбы ответил: «Сотвори послушание, иди в Нямец, ничтоже рассуждая».

Войдя накануне Успения в 1779 году в соборную церковь нямецкого монастыря с пением «Достойно есть», братия поклонилась святым иконам, старец же, подойдя к иконе Пресвятой Богородицы, вручил себя и братию покрову и окормлению Божией Матери.
В Нямце житие было устроено отцом Паисием по образу Драгомирны и Секула: общежитие, умная молитва, переписка и чтение святоотеческих книг, ежедневное (утром и вечером) исповедание помыслов духовникам. Паства преподобного умножилась - в Нямецком монастыре были иноки более чем десяти национальностей, и число их к 1790 годам возросло до тысячи человек. В то время это была самая многолюдная обитель Восточной Православной Церкви. В 1790 авва Паисий был возведен в сан архимандрита.

На протяжении всего времени старческих подвигов в молдавских монастырях авва Паисий учил братию умной молитве, продолжая единую линию отцов Добротолюбия, св. Григория Синаита, св. Григория Паламы и преп. Нила Сорского.

Отец Паисий приводит многочисленные доказательства и свидетельства святоотеческого почитания умной молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», которая есть и моление, и исповедание веры, и само спасение. Всяким видам христианской молитвы старец находит место и значение по их достоинствам и благоплодию: «Умно-сердечная молитва - для преуспевающих, для средних - пение, т. е. обычные церковные песнопения и для новоначальных послушание и труд».

Многотрудная жизнь старца подходила к своему земному концу. Поболев пред кончиной и преподав чрез Софрония - духовника славянской братии и Сильвестра - духовника молдавской братии благословение всем, с кем был связан духовными узами подвижничества, он с миром преставился в 1794 году 15 ноября, прожив 72 года. Погребен преподобный Паисий в Нямецком монастыре в соборном храме Вознесения Господня у южной стены.

Житие и деяния старца Паисия сказались на духовной истории сотни российских монастырей. Известные пустыни: Софрониевская, Глинская, а в особенности Оптина, - определявшие духовное возрождение русского народа в XIX века, были продолжательницами духовного наследия старца Паисия.

Преподобные старцы оптинские: Моисей, Леонид, Макарий и Амвросий - явились учениками и продолжателями того дела, которому так много послужил знаменитый архимандрит Нямца и Секула - преподобный Паисий.

Преподобный Паисий был канонизирован на Освященном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году за святую, подвижническую жизнь как молитвенник, совершатель и учитель умной Иисусовой молитвы, как восстановитель в русском монашестве спасительного подвига старчества, как духовный писатель, оставивший в своих трудах назидательный пример для восхождения чад церковных по пути духовного совершенства.



http://zaveta.mybb.ru/




Тропарь Паисию Величковскому, глас 2:

Странен быв на земли, /
Небеснаго Отечества достигл еси /
преподобне отче Паисие, /
добротолюбия подвижниче, /
верных научил ум к Богу возводити /
и сердцем к Нему взывати: /
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, /
помилуй мя, грешнаго.

Комментарии (13)

Всего: 13 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 27.11.2012 23:18
  
2
Моли Бога о нас святый отче.
#2 | Георгий О. »» | 28.11.2012 11:32 | ответ на: #1 ( Андрей Рыбак ) »»
  
1
Мир Тебе! Меня удивило, когда узнал, что Паисия Величковского - преподобного удивительного, светоча Божия, у нас мало кто знает. А ведь он ничем не меньше Антония, Серафима, Сергия, .
Возможно еще не его время? Но, скорее, это мы, пигмеи в духе, не можем разглядеть тех, кто за облаками. Видим одни их ноги. Когда я попадал в Ильинский скит, - всегда было солнце и душа отчего-то радовалась. Братия встречала нас привычным Афонским угощением. Может оттого, что Паисий и сегодня - настоятель, ведь никого вместо себя не оставил... Господи, помоги мне и даруй лествицу духовную, чтобы уразуметь, что мне надлежит творить. Аминь.
Спаси Бог.
  
#3 | Андрей Рыбак »» | 28.11.2012 11:58 | ответ на: #2 ( Георгий О. ) »»
  
2
Св. Паисий, подвижник умного делания. Моли Бога о нас старче.
  
#4 | Андрей Рыбак »» | 28.11.2012 15:00 | ответ на: #2 ( Георгий О. ) »»
  
1
Здорово! Я с ним в один день родился. Кстати, ты не бывал ли в его монастыре?
#5 | Георгий О. »» | 28.11.2012 17:58 | ответ на: #4 ( Андрей Рыбак ) »»
  
0
На Афоне бывал, в Молдавии нет. Нужно исправить.Ну, вот, оказывается, имеешь и такого мощного помощника.
Спаси Бог.
  
#6 | Андрей Рыбак »» | 28.11.2012 18:05 | ответ на: #5 ( Георгий О. ) »»
  
0
Да, теперь уж точно буду ему молиться. Бог даст надо наведаться.
#7 | Георгий О. »» | 28.11.2012 18:38
  
0
Исихаст! Может, как-нибудь, по теплу, выберемся в солнечную страну. Если Бог даст и Богородица управит. С митрополитом молдавским я познакомился в Ватопеде, у пояса Богородицы. Он служил и держал крест св. равноапостольного Константина. Да и знакомства этого не надо.
Спаси Бог.
  
#8 | Андрей Рыбак »» | 28.11.2012 18:45 | ответ на: #7 ( Георгий О. ) »»
  
0
Ну если лукавый не обнаглеет, то как Бог управит.
#9 | Георгий О. »» | 28.11.2012 20:04 | ответ на: #8 ( Андрей Рыбак ) »»
  
0
этот нагл всегда, нам же в другом направлении. Если будет воля Божья по нашим молитвам.
Спаси Бог.
  
#10 | Андрей Рыбак »» | 28.11.2012 20:05 | ответ на: #9 ( Георгий О. ) »»
  
0
И то верно
  
#11 | Борис Шварев »» | 29.11.2012 14:16 | ответ на: #2 ( Георгий О. ) »»
  
0
Георгий,наверное те,кто желает побольше узнать о молитве Иисусовой,знакомы и с житием и с трудами Старца Паисия,как мне думается искания рано или поздно к нему приведут,только видимо для каждого существует своё время...
#12 | Георгий О. »» | 29.11.2012 18:55 | ответ на: #11 ( Борис Шварев ) »»
  
0
Мир Тебе! Не думаю, что исихазм многим интересен. У каждого свой путь. И, если нет наставника, то лучше придерживаться традиционных правил. В простоте иногда постигается то, что недоступно "мудрецам".
Спаси Бог.
#13 | 409 »» | 29.11.2012 23:13 | ответ на: #12 ( Георгий О. ) »»
  
0
Согласен.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites