Из смерти в жизнь

ИЗ СМЕРТИ В ЖИЗНЬ

Евгений Родионов

ОТ АВТОРА

Этот материал был написан много лет назад, но не потерял своей актуальности до сих пор. Это рассказ об исповеднике и мученике нашего времени солдате Евгении Родионове, который предпочёл выбрать смерть, но не отрёкся от своей веры. Это пример стойкости и верности своим жизненным принципам, которые сегодня многие готовы предать ради зарплаты, должностей, выгодных знакомств, сулящих более-менее сносное существование.

* * *

Не так давно Читу посетила Любовь Родионова – мать русского пограничника Евгения Родионова, зверски убитого с несколькими его сослуживцами в Чечне под селением Бамут 23 мая 1996 года. Вместе с Любовью Васильевной приехал и священник Георгий Ханов, написавший о Евгении книгу «Бесценный подарок», посвященную его матери. Недавно Женя был причислен Православной церковью к лику святых. К сожалению, Чита практически не узнала о приезде матери героя-солдата – об этом не сообщило ни одно информагентство. Но даже тех нескольких встреч, которые удалось провести отцу Георгию и Любови Васильевне, хватит, чтобы многие люди по-другому посмотрели на смысл служения Отечеству. Одна из таких встреч прошла в Управлении госнаркоконтроля.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
«ВЕРНИ ГОЛОВУ СЫНА!»


Мать Евгения Родионова


О Евгении, как о новом святом воине, впоследствии узнает вся Россия. Его казнили в праздник Вознесения Господня и в день рождения самого Евгения, которому исполнилось 19 лет. С тех пор прошло восемь лет. За это время было написано 160 икон воину-мученику Евгению, которые появились в 26 храмах России. На его могилу едут с Поволжья, Санкт-Петербурга, Чувашии, Украины. Одиннадцать детских организаций названы именем Евгения Родионова. В английской армии его считают своим покровителем. О нем знают в Америке, Японии, Германии. В Сербии его называют Евгением Русским. При этом до сих пор находятся такие, кто считает, что в смерти Евгения Родионова не было ничего особенного.

Евгений рос обычным парнем, отличавшимся от своих сверстников лишь тем, что по-настоящему гордился службой в пограничных войсках. В каждом письме домой он писал: «Мама, я не просто солдат, я – пограничник». По окончании учебки в городе Неман Калининградской области, Женя оказался на границе с неспокойной Чечней. Перед отъездом, мать пыталась отговорить сына от этого решения, на что Евгений как-то ответил: «От судьбы еще никто не ушел…Я могу выйти на дорогу, и меня задавит машина. Разве от этого будет легче? А плен…Это уж как повезет».

Зимой 1996 года гранатометчик Евгений Родионов начал службу на Ингушской заставе в составе погранотряда особого назначения. Задачей Евгения и его сослуживцев было не пропустить провоза оружия и боеприпасов для боевиков. Ежедневно через блок-пост проезжал «уазик», прозванный «таблеткой».
В ту роковую ночь «уазик» остановился сам. Из машины выскочили вооруженные бандиты Руслана Хойхороева. Через несколько минут пограничников уже везли в сторону Чечни. В плену им предстоит пробыть сто дней и ночей. Все это время в стенах старого, сырого подвала русских солдат будут ежедневно избивать и пытать, подвешивая на дыбе, прикрепленной цепью к потолку. Днем же их будут заставлять носить воду, стирать, копать, рыть траншеи и таскать ящики с боеприпасами. Боевики хотели выкупа, но Женя и его товарищи отказались писать письма домой. Ребята до последнего верили, что их спасут.

Много раз боевики тщетно заставляли русских солдат отречься от православной веры и принять мусульманство. Евгения боевики ненавидели больше всех за его православный крестик, который они не раз требовали снять. Им это не удалось даже тогда, когда Жене отрезали голову – его руки намертво сжали крестик. Именно по нему мать и опознает сына - его Женя отлил сам перед уходом в армию.

Много позже в лицо матери бригадный генерал Бамутского полка боевиков Хойхороев будет кричать:
- Ты вырастила борзого сына! Он не хотел подчиняться. Дважды пытался бежать, но от нас не убежишь! Он не любил тебя, мать. Если бы любил, то перешел бы на нашу сторону. Нам нужны такие крепкие бойцы. Принял бы нашу веру, воевал бы против федералов, а после войны вернулся бы к тебе. Он плохой сын, непокорный и упрямый. Но мы упрямее и сильнее! И мы убиваем всех, кто не подчинится нам. Придешь еще раз - и тебе конец, не испытывай судьбу!
Долгое время Любовь Васильевна не могла получить тела сына – не было головы. Тогда она снова поедет в Бамут и скажет убийце: «Верни голову сына».
Тот засмеется и через какое-то время принесет ей несколько кусочков черепа: суеверный горец разбил голову Евгения прикладом автомата – боялся, что тот будет преследовать его на том свете.

…Через год 479-й погранотряд расформируют, сдав знамя в архив. Место, где казнили четырех русских воинов, зарастет травой. Только срезанные пулями бандитов ветки и кора деревьев будут долгим напоминанием о том, что здесь было.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ЗАЧЕМ ПОГИБАТЬ В ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ?


Отец Георгий


Как живется сегодня матери героя-солдата, знают лишь близкие ей люди. Ее почти никогда не видят плачущей, часто она даже шутит, не позволяя жалеть себя. Но душа ее доверху наполнена слезами и даже не потому, что с ней уже нет ее любимого Женьки – еще тогда, провожая сына в Чечню, она знала, что он может погибнуть. Сегодня она плачет по сотням русских парней, оставшимся в чеченском плену, ставшими калеками, пропавшим без вести. Все, кто слушал ее, воочию видели то, через что прошла эта удивительно сильная женщина, тронуть которую не посмели даже боевики, к которым она приходила в поисках сына. Но она не жалела о происшедшем с ее Женей:

- Я не знаю, может, я неправильная мать, но на самом деле все эти годы я живу с твердым убеждением, что если бы у меня было десять сыновей, все бы они служили в армии. Нельзя жить спокойно и сыто, когда где-то там, на маленьком кусочке земли осталась великая нечисть, собравшаяся со всего мира и то, что они вытворяют, нельзя ни описать, ни рассказать. Наверное, все вы видели кадры, когда боевики отрезанными головами солдат играют в футбол. Больше даже не это ранит, а отношение людей и на этой, и на той, первой войне. В Грозном на площади Минутка, на рынке в 1996 году рано утром нашли десять отрезанных голов русских солдат. И уши отрезаны и носы. Наши офицеры, может быть, от неумения, может быть, не знаю, от чего еще, сказали нам: «Идите, матери, мы привезли их в госпиталь. Может быть, среди них есть ваши сыновья». Представляете, приходит мать, смотрит на это…Конечно, она никакая. Даже если это и был ее сын, она не сможет его опознать. Может, проще было бы, если бы сделали фотографии и показали уже фотографии. Война жестокая штука, но нельзя на такие, быть может, не важные в военной стратегии вопросы не обращать внимание. Но это важно. Война – это люди. Прежде всего, люди, которые честно выполняют отданный им приказ. Отношение к матерям со стороны государства было, честно говоря, самым паскудным. Так не может быть. Вырастив сына, отдав его отечеству живым, здоровым и порядочным, почему я должна была ходить по полям войны, по отрядам боевиков и искать его? Это же несправедливо!
И вот с этой болью десять месяцев мать ходит под бомбежками, по минным полям. До сих пор, гуляя по лесу, она не может смотреть в небо – все время ищет растяжки. Не так уж часто она их видела. Тогда в Бамуте, где был зверски убит ее сын, все было заминировано. Она шла и видела эти тоненькие проволочки…Они до сих пор снятся ей по ночам.
-Больнее всего в этих войнах то, что по освобождению заложников в принципе операций боевых не проводилось. Это сейчас, когда в Москве начались взрывы, тогда подключились подразделения уровня «Альфы». А во время первой чеченской войны я не помню такого. Ведь знали о лагерях боевиков, а чего ж операции-то не проводились? Не было команды сверху? Сейчас многие говорят: «Да вот, я держал на мушке этого Хаттаба, но вот поступил приказ и…» Мужики, а что, приказа надо ждать, чтобы нечисть убрать? А если змея ползет и вот-вот укусит, надо позвонить и спросить: «Можно я убью змею?» Что-то изменилось в нас самих. И права Любовь Васильевна, когда сказала, что надо учиться брать на себя ответственность, не боясь наказания. Если бы тогда был нажат спусковой крючок русского солдата или офицера, крови и террора уже сегодня было бы меньше.

слушатели


…Евгений Родионов, не единственный русский солдат, которому отрезали голову. Но чем же так важна или особенна его смерть? Ответ кроется в крестике. Женя не встал на колени, не молил о пощаде, и не принял ислам, хотя мог это сделать. Зачем погибать в девятнадцать лет? Но есть то, что гораздо выше самой жизни – вера и честь. Именно вера дает жизни человека особый привкус и особое же звучание. Есть огромная разница между смертью, как просто закономерным следствием существования человека, и между смертью во имя чего-то. Евгений не просто погиб, а погиб за веру, за Отечество, смерть за, которое на поле брани во все времена считалась высшей доблестью. Он шагнул из смерти в жизнь.

ЭПИЛОГ

«…Легким ледком затянул морозец небольшой пруд – тот самый, что виден из окна комнаты Жени. Деревья небольшой рощи сбросили листья. Жизнь замирала, сдаваясь на милость наступающей зимы. И только душа мученика-солдата продолжает жить в Небесных чертогах любящего Отца».
Так заканчивается книга священника Георгия Ханова. Святость Евгения Родионова подтверждается тем, что иконы с изображением воина мироточат. На могилу Евгения едут люди со всего мира, а участники прошлых войн снимают с груди боевые ордена и кладут ему на могилу – как Герою.

Максим СТЕФАНОВИЧ.

Комментарии участника: Максим Стефанович (1)

Всего: 1 комментарийвсе комментарии ( 3 )
  
#2 | Максим Стефанович | 06.03.2015 01:30 | ответ на: #1 ( Ульяна Ф. ) »»
  
6
Спасибо за информацию, Ульяна.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites