Новые тайны образа Холмской Богоматери

О некоторых итогах ХVIII Международной научной конференции «Волынская икона: исследования и реставрация».
Так случилось, что с Энгелиной Сергеевной Смирновой мы сидели рядом в автобусе, на котором участников конференции возили на экскурсии в волынские монастыри и музеи. И хотя она, как говорят, и с трибуны высказывала свое виденье, однако в частном общении человек всегда открывается больше. Казалось бы, ну чем же удивишь Смирнову, которая, родившись в Ленинграде еще в 1932 году, училась в местном государственном университете и дипломную работу писала у всемирно известного академика Лихачева, работала в Русском музее и была участником экспедиций по спасению икон в Карелию и Архангельскую область? А теперь является профессором Московского государственного университета, читала лекции в университетах Милана, острова Крит и многих американских...

Но когда на горизонте под не по-осеннему ласковым солнцем заблестели золотые купола тысячелетнего Свято-Успенского храма в древнем Владимире-Волынском, она воскликнула:

— Ах, XII век! — по форме куполов безошибочно определив возраст святыни.

На Волыни профессор Смирнова уже во второй раз. Два года назад она специально приезжала в Луцк, чтобы увидеть собственными глазами чудотворный лик Холмской Богоматери, отреставрированный в Музее волынской иконы. Говорит, что среди ученых до сих пор продолжается дискуссия, к какому столетию отнести эту икону — к XI или началу XII, но это, с ее точки зрения, абсолютно не приуменьшает ее красоту и значение. И два года назад, и сегодня отметила высокий уровень реставрации икон в нашем музее, когда сохранена аутентичность иконы. В этот раз ее интересовал и Успенский собор (Мстиславов храм, 1156—1160 гг.) во Владимире-Волынском, потому что таких сооружений тех времен только три вместе с ним. Но как была поражена, увидев его размеры! Энгелина Сергеевна даже обошла собор вокруг, измеряя его своими шагами. Долго всматривалась в участки на стене с первобытной плинфой, из которой и построен храм. И тут же поправила местного экскурсовода, который сказал, что это — достопримечательность национального значения: не национального, дескать, а мирового!

Как и Мстиславов храм, так и другой владимир-волынский раритет — церковь-ротонда Святого Василия конца XII — начала XIII веков, поражают внешними формами. Но внутреннее убранство ротонды тоже потрясло участников международной конференции, среди которых были признанные специалисты по истории культуры, иконописи, искусствоведы из Беларуси, Польши, России, музеев и реставрационных заведений Украины. Здесь не просто наблюдается, так сказать, разнобой стилей, здесь немало икон просто умоляют о реставрации! Справа перед иконостасом выставлен явно древний образ, на котором почти не видно ликов. Датирование иконы Богородицы Одигитрии еще ждет своего исследователя. Но то, что время и люди бесцеремонно с ним обращаются, видно и неспециалистам. Владимир Александрович, доктор исторических наук, заведующий отделом истории средних веков Института украиноведения имени Ивана Крипьякевича НАН Украины из Львова говорит, что имеет в компьютере снимок этой иконы где-то пятилетней давности и там зримо видно, как над ней потрудились люди...

— В храме-ротонде имеются действительно красивые вещи, — говорит Татьяна Елисеева, заведующая Музеем волынской иконы. — Например, образ Почаевской Богоматери, сам иконостас прекрасен, с замечательными царскими вратами, при входе две иконы на полотне, которые тоже нуждаются в реставрации. И мы здесь бывали, и выезжали специалисты из отдела сохранения культурного наследия и наш заведующий реставрационной мастерской Анатолий Квасюк, и с нынешним священником мы нашли понимание... Но все — в воле общины. Мы могли бы найти им реставраторов, которые бы поработали, как говорят, чисто за идею, из любви к искусству.

В этой же ротонде есть два образа, которые поставили в тупик даже таких метров, как Смирнова и Александрович: изображенные сюжеты им... неизвестны. А откуда они взялись в церкви, тоже некому сказать. Недаром и директор Владимир-Волынского исторического музея Владимир Стемковский, показывая коллегам несколько отреставрированных икон, сознался, что не знает священника, который бы сумел сохранить раритет достойно в храме. Однако, когда старинные иконы вернут из небытия, на них сразу же предъявят претензии. Поэтому и говорят в музее, что отреставрированные образа взяты из частных коллекций... Кстати, именно Энгелина Смирнова несколько лет назад резко выступила против выдачи из Третьяковской галереи древней иконы «Троица» Андрея Рублева на богослужение в один из соборов.

А вот Музей волынской иконы, утверждает Татьяна Елисеева, с 1993 года не имеет проблем с церковными общинами. Ведь основу его коллекции составляют образа, которые из закрытых советской властью храмов забрали, сохранив от окончательного уничтожения, научные работники. Под каждой иконой имеется надпись, из какого она храма. Но такое взаимопонимание существует часто благодаря владыке Нифонту, митрополиту Луцкому и Волынскому, представившему на конференции факсимильное издание Луцкого евангелия, которое старше Пересопницкого на 200 лет. Оригинал, к сожалению, в Москве, а ради издания копии, которую высоко оценили присутствующие на конференции ученые, свои взносы сделали почти 200 спонсоров.

Доктору Владимиру Александровичу также пришлось увидеть очень много разных икон. Говорит, что больше всего поразили две: образ Дорогобужской Богородицы, который в настоящее время находится в Ровенском краеведческом музее: кто однажды видел, никогда не забудет глаза Богородицы... И помнит день далекого 17 сентября 2000 года, когда впервые увидел Богоматерь Холмскую... Музей волынской иконы, собственно, единственный в своем роде, если не в мире, то в Украине точно. Это потому, считает Татьяна Елисеева, что Великая Волынь благодаря своему историческому значению и географическому расположению способствовала тому, что икон именно волынской школы сохранилось больше, чем в других регионах. К тому же мастера, которые создавали волынскую школу, были высокопрофессиональными, верующими людьми, берегли веру православную от влияния западноевропейского искусства дольше.

На волынской иконе есть и своя гама цветов: зеленый до изумрудного, красный до кирпичного, достаточно специфический розовый. А Энгелине Смирновой судьба подарила возможность по сантиметру наблюдать реставрацию образа Волынской Богоматери, которая проходила в Русском музее и который теперь открывает экспозицию Национального художественного музея в Киеве. На конференции в Луцке Смирнова выступила с результатами своего исследования о возрасте этой иконы. Она считает ее моложе, чем принято было считать ранее. На конференции выступил и такой авторитетный исследователь волынской иконописи, как Василий Пуцко, заместитель директора областного художественного музея Калуги (Россия). В уже изданном сборнике материалов XVIII международной научной конференции довольно много интересной даже не для научного работника информации: и об иконе Матери Божьей Холмской в Беларуси, о Холмской Богородице как иконе польско-украинского пограничья, об иконостасе из Загоровского монастыря работы Иова Кондзелевича, об иконе Спаса в тернии в религиозной живописи Волыни и даже о том, как закрывали Божьи храмы в Шацком районе на Волыни...

Но отдельной строкой стоит доклад Оксаны Ременяки, кандидата искусствоведения, заведующей лабораторией искусства новейших технологий Института проблем современного искусства Академии искусств Украины: о хранителях иконы Богородицы Холмской. Ведь для рядового обывателя история хранения этой иконы преимущественно фокусируется на семье холмского священника Коробчука, который в одно время доверил этот многострадальный образ реставратору Анатолию Квасюку, о чем «День» неоднократно рассказывал. А история эта имеет и других действующих лиц, действовавших с 1915 по 1943 гг., в наиболее трагическое для украинского населения Холмщины и Подляшья время, тесно связанное с принудительными «переселениями» самих холмщаков. Это профессор Михаил Корнилович из украинской Академии искусств, это отважные ученые, священники, которые рисковали собственной жизнью ради спасения чудотворного образа. Оксана Ременяка говорит, что хорошо поняла роль личности в истории, потому что каждый из нас в определенное время должен сделать поступок, который оставит отпечаток в судьбе не только страны, нации, но и всего мира.

Наталия МАЛИМОН, «День»

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2023, создание портала - Vinchi Group & MySites