12-е марта 2012г. понедельник 3-я седмица Великого поста.




12-е марта 2012г.
(28.02.2012 г. по ст.с.)

3-я седмица Великого поста.
Глас 6-й.

Прп. Василия исп. (ок. 750).
Блж. Николая, Христа ради юродивого, Псковского (1576).
Сщмч. Протерия, патриарха Александрийского (457).
Сщмч. Нестора, еп. Магиддийского (250).
Прпп. жен Марины, Киры и Домники Сирийск. (ок. 450).
Апп. Нимфы и Еввула.
6-ти свв. мчч. египетских.
Прп. Шио Мгвимского, Грузинского ( Груз. ).
Прп. Романа пустынника Кондатского ( Галл. ).
Новомчц. Кир-Анны, Солунской (1751) ( Греч. ).
Прп. Варсуса, еп. Дамасского ( Греч. ).
Сщмч. Арсения (Мациевича), митр. Ростовского.


На 6-м часе: Ис. VIII, 13 – IX, 7. На веч.: Быт. VI, 9–22. Притч. VIII, 1–21.

Трапеза
Сухоядение. На трапезу подается невареная пища. Мясо, молоко, яйца, рыбу, елей и вино не едим.




Прп. Василия исп. (ок. 750).


Преподобный Василий исповедник был иноком и пострадал в царствование иконоборца Льва Исавра (717 - 741). Когда началось гонение на почитателей святых икон, святой Василий вместе со своим сподвижником преподобным Прокопием был предан многим истязаниям и заключен в темницу, где оба мученика томились долгое время, до самой смерти нечестивого императора. Когда святых исповедников Василия и Прокопия освободили вместе с другими почитателями святых икон, они продолжили свой иноческий подвиг, наставляя многих в православной вере и добродетельной жизни. В 750 году преподобный Василий мирно скончался.








Память блаженного Николая, Христа ради юродивого, Псковского

Память 28 февраля (по ст.ст.)




Блаженный Николай был родом из Псковской земли и прославился тем, что своим вмешательством спас город Псков от кровавой расправы царя Грозного. Дело происходило так. Царь Иоанн Грозный в феврале 1570 года, разгромив по подозрению в измене Великий Новгород, приблизился к Пскову. Царь ночевал в Николаевском Любятове монастыре. Последняя ночь осенила трепещущий город, все жители города предались молитве. Они знали, что Грозный царь пришел, по выражению летописца, с великой яростью, как лев, рыкая, «хотя растерзати неповинныя люди и пролить кровь многую». Вот ударили в колокол к воскресной утрени (была первая неделя Великого поста) и тихий звон смягчил жестокое сердце кровожадного царя: он умилился душою, пришел в чувство и приказал воинам притупить мечи свои о камень — запретил убийства.
Но Господь, по милосердию Своему к людям, вложил в сердце блаженному Своему угоднику Николаю Салосу и христолюбивому князю Юрию Токмакову, воеводе псковскому, мысль, как совершенно преложить царский гнев на милость. Согласно их приказанию, жители города, каждый перед своим домом, поставили столы с хлебом и солью; когда же царь шел по городу, то жители с женами и детьми стали на колени. Это зрелище тронуло сердце царя. Пройдя в соборную церковь Живоначальной Троицы, он слушал молебен, а из собора зашел в келлию к блаженному Николаю. Блаженный поучал царя с угрозами — не проливать человеческой крови, не грабить святых Божиих церквей. Есть известие, что блаженный предложил при этом своему державному посетителю в виде угощения кусок сырого мяса.

«Я христианин и не ем мяса в пост», — сказал ему Грозный. «Ты пьешь кровь человеческую», — ответил ему блаженный Николай. По другим известиям, блаженный изрек при этом: «Не трогай нас, проходящий, ступай от нас — не на чем тебе будет бежать».

Не обращая внимания на его слова, Грозный велел снять колокол с Троицкого собора, но в ту же минуту пал, по пророчеству святого, лучший царский конь. В ужасе ушел Грозный царь от Пскова. Однако по царскому приказу войско грабило имение граждан, кроме церковного причта, а также церкви и монастыри. Награбленные кресты, иконы, пелены, сосуды, книги, колокола и деньги царь в виде трофея повез в Москву.


Блаженный Николай преставился 28 февраля 1576 года и в силу особенного уважения псковичей был погребен под соборным храмом спасенного им города. Этой почести удостаивались тогда только князья, а впоследствии архипастыри Псковские.

По видению, бывшему в 1581 году Дорофею, старцу Псковского монастыря в честь Покрова Пресвятой Богородицы, во время нападения польского короля Батория на Псков преподобный Корнилий и блаженный Николай с другими святыми ходатайствовали пред Пречистой, чтобы Она умолила Сына Своего за людей согрешивших, и Богоматерь исполнила молитву их. Благодарные псковичи тогда же написали икону Богоматери с предстоящими преподобными Антонием и Корнилием, с князьями Владимиром Киевским, Гавриилом и Тимофеем Псковским и с блаженным Николаем.

Эта икона прославилась чудесами; она была поставлена и доныне находится в Покровской церкви; празднование ей совершается 1/14 октября. Местное празднование блаженному Николаю началось с того же 1581 года, всего пять лет спустя после его кончины.

Тропарь

Словенска языка, Псковския земли, плотски в юродстве быв, юродства притворением горняго Иерусалима гражданин явися, Ангелом свеселишися, мироточиваго святителя Николаа звание восприим, с нимже всегда Христа Бога моли даровати нам велию милость.

Кондак

Чудотворец явися, Николае, царску державу и смысла свирепства на милость обратив, и ныне молим тя, святе, пребуди в нас еще, защити от коварств вражиих. Ты бо еси граду Пскову и всем христолюбивым людем похвала и утверждение.







Житие и страдание святого священномученика Протерия, патриарха Александрийского,

Память 28 февраля (по ст.ст.)

После смерти святого Кирилла1 на патриарший престол Александрии2 вошел еретик Диоскор3. Этот беззаконник распространил свою ересь по всему Египту. В то время там жил один благочестивый пресвитер, твердый в истинной вере, по имени Протерий. Он известен был святостью своей жизни и был преисполнен боговдохновенного разума и пре-мудрости. Протерий видел, что многие уклонились в ересь патриарха, который ложно утверждал, что во Христе - едино естество, и сильно ратовал против еретиков. Патриарх Диоскор сильно гневался на него; желая и этого защитника православия склонить к своему единомыслию, он коварно ласкал Протерия и почтил даже саном протопресвитера, но старания его были безуспешны. Святой Протерий, утвержденный в вере святейшим патриархом Александрийским Кириллом, был непоколебим. На четвертом вселенском соборе, происходившем в Халкидоне при царе Маркиане4, Диоскор был обличен в своей ереси, был лишен патриаршего сана, отлучен от Церкви и изгнан в Пафлагонскую область5 в город Гангрену, где через несколько времени и умер. Вместо изверженного Диоскора, в Александрии на престол патриарший был избран православными архиереями, клириками и благочестивыми христианами святой Протерий, поистине достойный такого сана.

Но большинство александрийского народа, напоенного ядом ереси Диоскора, возбуждаемого притом некоторыми клириками еретиками, было против постановления Протерия патриархом. И когда святой Протерий, поставленный православным патриархом, вступил в управление и стал исповедывать правую веру, утвержденную святыми отцами на Халкидонском соборе, в народе произошел мятеж и вспыхнула распря. Некоторые из клириков во главе с пресвитером Тимофеем по прозванию Элур и диаконом Петром Монгом, - ставленниками Диоскоровыми и сторонниками его ереси вместе с прочими отреклись от православных, не захотели иметь общение с святым Протерием и воздвигали в народе раскол. Посему в александрийской церкви произошел великий раздор: одни признавали новопоставленного патриарха и держались православия, другие же требовали возвращения Диоскора и проклинали догматы, установленные на Халкидонском соборе. Обе стороны вели сильную борьбу друг с другом. Приверженцы Диоскора восставали на святого Протерия, называли его прелюбодеем, ибо он еще при жизни Диоскора, принял его невесту - александрийскую церковь, называли Протерия еретиком, недостойным сана патриарха. Много бед святой Протерий терпел от еретиков; боясь, чтобы еретики его не убили, он требовал воинской охраны; он всегда находился в страхе, ожидая народного волнения, ибо приверженцы Диоскора уже восставали на городских начальников и на войско, бывшее в городе. В это время консул из Фиваиды прибыл в Александрию, чтобы усмирить волнение. Мятежники стали бросать камнями в прибывших вместе с консулом воинов. Последние, видя народное восстание, направились в храм Серапидис и затворились в нем. Мятежники обступили храм и, взяв его, сожгли всех бывших в нем воинов. Когда известие об этом достигло до благочестивого царя Маркиана, он сильно разгневался послал великую воинскую силу и смирил волнение, приказав, чтобы хлеб и жито, которые привозили в Александрию на кораблях из городов Египта, с сего времени отправлять не в Александрию, а в Пилусию, а оттуда в Царьград. Кроме того, Маркиан отнял у александрийцев народные бани и другие угодья, ограничил свободу жителей, закрыл бывшие у них народные представления. Граждане, скорбя о сем и главным образом чувствуя недостаточность хлеба, смирились и просили святейшего патриарха Протерия, чтобы он отправился к царю и просил бы его за них. Святой Протерий, отправившись, ходатайствовал пред царем о своем городе, и царь, смилостивившись, исполнил все просьбы святого мужа. Гражданам была возвращена прежняя их свобода, и хлеб стали прямо подвозить к Александрии. После сего патриарх некоторое время мирно управлял своей паствой и предал извержению не захотевшего покаяться Тимооея Элура.

После кончины благочестивого Маркиана, еретики опять подняли голову и стали возбуждать простой народ, и перестали только тогда, когда достигли своего. Пронырливый и лукавый Тимофей Элур, занимавшийся и волхвованием, следующим образом хитро обольстил египетских монахов, живших по монастырям или подвизавшихся в пустыне.

В темную безлунную ночь Тимофей, одевшись в темную одежду, стал обходить келлии иноков и каждого называл по имени. Когда иноки спрашивали его, кто он и чего ему нужно, он отвечал:

- Я - один из ангелов, послан от Бога, чтобы вы не имели общение с Протерием и не принимали бы постановлений Халкидонского собора. Епископом в Александрии вы должны поставить Тимофея Элура.

Так хитрый льстец, при помощи демона, прельстил их. Иноки же, не поняв козней вражеских, приняли ложь за истину и, рассказывая друг другу о видении ангела, согласились и собрались все вместе. Посоветовавшись, все они отправились в Александрию - словно на борьбу; все они были ослеплены яростью против святого архиерея Протерия и хотели изгнать его из церкви. В то время Тимофей в Александрии собрал вокруг себя много мятежников; одних он прельщал, другим же тайно давал деньги. Дождавшись удобного времени, когда консула Дионисия не было в городе - он задержался в Верхнем Египте - Тимофей с многочисленными единомысленниками с вооруженным войском, нанятым им и с пришедшими иноками отправился в храм. Среди мятежников было два изверженных епископа и несколько клириков, тоже отлученных. Они посвятили Тимофея во епископа и нарекли его патриархом Александрийским. Он сделал это вопреки всем церковным правилам, презрев все законы царские, надеясь только на мятежный народ и на прельщенных иноков.

Святейший патриарх Протерий, видя такой мятеж и не имея ни от кого, по причине отсутствия консула, помощи, умыслил

бежать. Тайно ночью он вышел из города. Когда он в одном скрытом месте заснул, в сонном видении ему явился пророк Исаия и сказал:

- Возвратись во град, там я буду ждать тебя!

Размышляя о видении, Протерий понял, что ему предстоит мученическая кончина. Он возвратился и вошел в церковную крестильницу. Между тем мятежники, желая убить святого Протерия, всюду разыскивали его. Узнав, что он находится в крестильнице, они затворили его там. Потом некоторые из них вошли к нему и убили его и бывших при нем 6 человек, истерзав при этом всё тело святого острыми наконечниками железных жезлов, которые мучители носили с собой. Они пролили неповинную кровь в то самое время, когда был заклан за нас наша Пасха - Христос; убийство совершено было в великую субботу. Но убийцы не насытились кровью и еще далее простерли свою лютость. Привязав к ногам Христова мученика веревки, они влекли его святое тело на средину града, при чем наносили ему удары разными орудиями, растерзывая его на части. Некоторые даже в величайшей ярости, словно псы или дикие звери, зубами впивались в его тело. Разложив большой костер, они сожгли тело Христова страдальца, а прах его развеяли по воздуху6. При сем они, по повелению своего ложного патриарха Тимофея, сожгли даже архиерейский престол, на коем восседал святой Протерий, как будто оскверненный святым мужем; так скверные и нечестивые объявили безбожным угодника Божия.
После бесчеловечного убиения святого Протерия, Тимофей послал по всем городам Египта своих воинов, чтобы изгнать православных архиереев, а вместо них посадить других, которых он сам поставит. Тогда притесняемые православные епископы и клирики и все правоверные послали прошение благочестивому царю Льву, который вступил на престол после Маркиана; такое же прошение православные послали и к святейшему Анатолию, патриарху Цареградскому; в своих прошениях они рассказывали о всем случившемся и слезно просили избавить от такого бедствие Александрийскую церковь. Сильно жалели царь и патриарх о бесчеловечном убиении святого, неповинного архиерея Божия, Протерия. Царь немедленно послал в Александрию своих сановников с войском, и многие из мятежников были казнены: одним были отсечены руки, у других был отрезан язык, некоторые заключены в темницы, другие были биты и изгнаны. Сам же Тимофей Элур, ложный патриарх, был отдан на суд. Осужденный православными епископами, он восприял мзду по своим делам: они не только лишили его архиерейства, но даже извергли из Христовой Церкви, послали на заточение в город Гангры, где был некогда в заточении и его учитель Диоскор. Вместо его на патриаршество в Александрии был возведен другой Тимофей, по прозванию Салофакиол. Он отличался своей твердой верой, мудростью и добродетельной жизнью, за что и пользовался от всех уважением. И наступил мир в Александрийской Церкви, которая с сего времени стала со всеми православными восхвалять Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога в Троице. Аминь.

________________________________________________________________________

1 Святой Кирилл Александрийский жил в V в.; он ревностно подвизался на третьем вселенском соборе против еретика Нестория, хулившего Пресвятую Деву Богородицу. Скончался в 444 г. 9 июня, после тридцатидвухлетнего управления Церковью.

2 Александрия - знаменитой город, основанный Александром Великим около 333 г. до Р. X. на мысе, выдающемся в южный берег Средиземного моря (несколько южнее нынешнего города того же наименования); был некогда центром науки и первым торговым городом на земле; в начале IV века стал центром христианства и местопребыванием патриарха.

3 Диоскор был главный сторонник ереси константинопольского архимандрита Евтихия; последний утверждал, что Христос, хотя рожден из двух естеств, но пребывает не в двух, так как при воплощении Бога-Слова воспринятая Им человеческая природа утратила всякую собственную действительность, была поглощена Божеством. В истории Церкви ересь Евтихия известна под именем монофизитства (монофизиты - единоестественники).

4 Халкидонский собор (451 г.) как выражение православной истины по вопросу о соединении во Христе двух естеств составил определение, по которому Христос исповедуется как совершенный Бог и совершенный Человек, единосущный Отцу по божеству и единосущный нам по человечеству, пребывающий и по воплощении в двух природах неслиянно и нераздельно, так что сохраняется особенность каждой природы при соединении их в едином лице Христовом.

5 Пафлагония - суровая, горная область в северной части Малой Азии.

6 Святой Протерий мученически скончался в 467 году, в царствование Льва Великого.







Память святого священномученика Нестора, епископа Магидийского

Память 28 февраля (по ст.ст.)


Святой Нестор был взять в своём доме во время молитвы, в которой был предуведомлен о своем мучении видением овна; начальником города Магидиса (в малоазийской области Памфилии) Иринархом он был лично представлен в Пергию1. На пути святой Нестор был укреплен землетрясением и голосом с неба. В Пергии, после страшных мучений, он окончил жизнь на кресте в гонение Декиево, в 250 году.





Память преподобных жен Марины и Киры

Память 28 февраля (по ст.ст.)

Преподобные Марина и Кира происходили из города Берии1 от знатных и известных в городе родителей. Но они пренебрегли знатностью своего происхождения и, достигши совершенного возраста, удалились за город, сами обгородили для себя один небольшой уголок земли и, завалив вход в убежище камнями и глиною и, оставив только небольшое отверстие для подачи им необходимой пищи и бесед с приходящими, стали подвизаться в огражденном месте, на открытом воздухе. Прославляя в душе своей Бога, преподобные всё время пребывали в молчании и прерывали его чрез каждые пятьдесят дней только на один день. На теле своем под широкими иноческими одеждами святые носили весьма тяжелые железные вериги и с необыкновенным терпением переносили голод и происходящая от него страдания. В течение трех лет подряд они принимали пищу только один раз через сорок дней. Отправившись однажды на поклонение живоносному гробу Господню, они не принимали никакой пищи до тех пор, пока не совершили поклонения, а возвращаясь назад, они прошли всё пространство своего пути, заключавшее в себе 20 стадий, ничего не вкушая. Такой же подвиг совершили они и тогда, когда предприняли путешествие в храм святой мученицы Феклы2. Прославив себя такою подвижническою жизнью, сии святые жены перешли, наконец, к вечной жизни, которой так желали3.
________________________________________________________________________

1 Город Берия находился в Сирии на восток от древней столицы сирийского царства Антиохии.

2 Святая первомученица равноапостольная Фекла жила во времена апостольские; обращена была в христианство св. апостолом Павлом. Скончалась в г. Селевкии (в Киликийской области). Память ее празднуется 24 сентября.

3 Скончались около 450 года.






Память преподобного Шио Мгвимского, Грузинского

Память 28 февраля (по ст.ст.)


Житие преподобного Шио Мгвимского чудотворца, покровителя Грузинского царства




происходил из Сирийской страны, из города Антиохии, который был некогда славен многими великими и святыми мужами. Преподобный родился от благочестивых и богатых родителей, имена которых остались для нас неизвестны. Других детей, кроме сего святого Шио, они не имели. Он был единственным утешением их старости и наследником их огромного имения. Счастливые родители воспитывали этот плод своей благочестивой супружеской жизни с великим старанием: сами руководили его в изучении слова Божия и тщательно наблюдали, чтобы он хорошо понимал изучаемое.
Святой Шио охотно внимал благочестивым советам родителей и, как землю, удобрял душу свою наставлениями их, постоянно упражнялся в чтении Священного Писания и старался заучивать его на память. Он всегда носил с собой Евангелие, послания апостола Павла и Псалтирь. Достигнув шестнадцатилетнего возраста, блаженный Шио так хорошо понимал и толковал слово Божие, что многие удивлялись его необыкновенному разуму. Успехи эти, однако же, не особенно радовали любящих его родителей. Они опасались, что сильное умственное напряжение может иметь худые последствия, и часто просили сына дать себе отдых. Они даже решились однажды отобрать у него книги, что сильно опечалило блаженного отрока. Тогда Шио сказал родителям своим: "Почему прервали вы мои Божественные размышления? Кто не поучается постоянно закону Божию, тот весьма далек от царства небесного и делается рабом диавола. Вот видите, к чему ведете вы меня, добрые родители мои, отдайте мне мои сокровища". Многое другое говорил он им, прося отдать ему Божественные книги. После этого случая родители блаженного Шио не стесняли уже свободы своего сына, и он преуспевал с возрастом в страхе Божием и в изучении Священного Писания, и соделался полным благодати, как масличное дерево в дому Господнем.
Когда преподобному Шио было двадцать лет, явился великий Иоанн, подобно светлой звезде просвещающий всех антиохийцев. Он жил близ Антиохии в пустыне со многими учениками. К этому-то великому пастырю пришел св. Шио тайно от своих родителей. Он пал ему в ноги, обнимал и целовал их. Святой Иоанн, познав духом благоразумие юноши, его смирение, силу и высоту ума, сказал ему. "Чадо мое, Шио!" Юноша смутился, услышав свое имя, которое скрывал, и был рад, что нашел того, кого хотел найти, - своего будущего учителя и наставника. Святой Иоанн снова сказал ему: "Сын мой Шио, отчего ты смутился? Оттого ли, что имя твое открыл мне Господь? Если веришь в святое Евангелие, которое ты таю любишь, то не сомневайся, что для веры все возможно". Затем св. Иоанн поднял его с земли, поцеловал и благословил его.
Потом обратился к ученикам своим и тихо сказал: "Вот, Господь избрал Себе отрока сего, исполнил его благодати Святого Духа, и будет он отцом многих, руководствуя их своими добродетелями. Он будет светильник, стоящий на свешнице, чтобы светить многим". Потом преп. Иоанн обратился к святому Шио и сказал: "Сын мой, блажен ты, ибо будешь велик пред Богом, блажен буду и я потому, что назовусь отцом такого отца отцов". Эти слова долго занимали преподобного Шио. Он радовался им и размышлял: "Что должно значить сказанное святым старцем?"
На другой день святой Иоанн говорит преподобному Шио: "Сын мой, иди теперь домой, возьми у родителей своих благословение, а потом возвратись ко мне. Благодать Божия да сохранит и укрепит тебя". Блаженный Шио сильно опечалился, опасаясь, что его родители не дадут ему благословения, когда узнают о намерении его принять монашество. Но святой Иоанн утешал его, говоря: "Поверь мне, Шио, что родители твои еще прежде тебя примут ангельский образ. Ступай. Бог да будет тебе Сопутником и Утверждением".
Святой Шио, получив благословение у святого Иоанна и братии, отправился в дом родительский. Приближаясь к дому, он думал о том, как бы оправдаться перед родителями, что без их ведома отлучался так надолго, а между тем радовался духом своему намерению. В один воскресный день родители святого Шио пошли в церковь слушать Божественную Литургию. Преподобный также пошел за ними и, по своему обыкновению, встал рядом с отцом. Когда диакон на Литургии начал читать Евангелие, блаженный Шио говорит своему отцу: "Господин мой, станем под святым Евангелием, ибо я слышал от духовных людей, что если кто-либо станет под читаемым Евангелием, тот бывает свободен от разных болезней и немощей". Отец согласился, пошел с преподобным и стал под Евангелием, наклонив голову. Диакон читал следующие слова: Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк. 14; 26).
Кончилась по чину Литургия, и святой Шио с родителями пошел домой. Когда они сели за стол, во время обеда преподобный стал спрашивать отца: "Господин мой, что означают слова прочитанного сегодня Евангелия? И что препятствует нам быть учениками Господа Иисуса Христа, чтобы получить от Него сторицей в будущем веке за малое? И какая польза от этого мира, если приобретем и земные царства?" Слова блаженного подействовали на сердце отца, и он ответил; "Сын мой, ты видишь, что я и мать твоя уже стары, ты же - единственный наследник наш. Если хочешь, мы изберем монашескую жизнь, а ты женись и унаследуй все имение наше, - вот, оно все перед тобою, прими власть над ним".
Обрадовался этим словам блаженный Шио, сказав себе: "Когда родители мои примут иночество, я буду свободен и волен делать все, что хочу". Вспомнив предсказание святого Иоанна, преподобный отвечал добрым своим родителям: "Господа мои, добрую мысль внушил вам Бог. Немедля принесите Ему эту благоприятную жертву, изберите себе монастырь, а в будущем году, если угодно будет Богу, я возьму себе жену".
Убедив в этом своих родителей, блаженный Шио отвел сначала мать свою в девичий монастырь, где она приняла иночество. Святой дал ей следующее наставление: '"Мать моя, поучайся закону Господню и оставайся верной твоему обету, данному Иисусу Христу пред святым алтарем Господним. Меня более видеть ты не можешь, равно как и отца. Будь покорна игумении и всем твоим сестрам, не печалься о мне, не забывай только меня и отца моего в молитвах своих", - и т.п. Затем святой Шио со слезами простился со своей матерью, в последний раз поцеловал ее и ушел из девичьей обители.
Потом проводил и отца в монастырь, где тот облекся в святую схиму. Получив от отца благословение и в последний раз поцеловав его, и много сказав ему о терпении и подвигах духовных, св. Шио простился с ним. После этого преподобный сделал много пожертвований от своих имений в оба монастыря, в которые вступили его родители.
Так, св. Шио, едва получил свободу, раздал все имение, оставшееся от родителей его: часть раздал нищим, часть пожертвовал монастырям, освободил рабов. Сам же взял только святое Евангелие и Псалтырь, оставил все свои дела, отрекся от всего Христа ради и поспешил к давно желаемой цели.
Наконец преподобный пришел к св. Иоанну и, поклонившись, принял его благословение. Св. Иоанн, видя юношу, возрадовался и сказал: "Сын мой Шио, блажен ты, что возложил руку твою на плуг и не оглядываешься назад (*3). Истинно говорю тебе и уверяю тебя, что ты без труда освободишься от нападений вражеских, потому что пламенно возлюбил ты Христа и твердой верой исполнил заповедь Его".
Затем св. Шио умолил св. Иоанна, чтобы тот постриг его в монашество и причислил к своим ученикам-инокам. Св. Иоанн, видя большую любовь юноши к монашеству, не медля более, возложил на него руки, надел на него святую схиму и, во время облачения блаженного в схиму, увидел, что лицо его сделалось светлым, подобно лицу Ангела небесного.
Новопостриженный преподобный Шио постепенно восходил от совершенства к совершенству. Он, как финиковое дерево, насажденное при потоках вод Божественного разума, обременен был сладкими и благоухающими плодами благодати. Слушая учение св. Иоанна, он узнал весь путь монашеской жизни и возшел на степень великих Отцов. Сам наставник его, св. Иоанн, дивился блаженному Шио и столь сильно действующей в нем благодати Господней. Св. Шио все козни диавольские раздирал, как паутину, он получил от Господа благодать исцелений больных всякого рода недугами и одержимых духами нечистыми. Но при высоте подвигов и полноте в нем благодати Господней, св. Шио был кроток, и в сердце его не было никакого следа высокомерия и гордости. Смирение сделало его таким, что он называл себя червем, а не человеком.
Когда прошло уже двадцать лет, после того, как св. Шио вступил в иночество, св. Иоанн имел откровение свыше избрать из числа учеников своих двенадцать и с ними отправиться в страну Иверскую (Грузинскую), чтобы утвердить там в вере обращенных святой равноапостольной Ниной ко Христу грузин. 0б этом видении св. Иоанн рассказал всем своим ученикам. После продолжительных молений он избрал двенадцать исполненных благодати Божией иноков, в числе которых был и блаженный Шио - крепость и утверждение Грузинского царства (*4).
Св. Иоанн отправился в далекий путь со своими богоизбранными учениками. Они достигли города Мцхета и были радушно приняты тогдашним католикосом Евлавием. Преподобный наставник иноков провел в городе Мцхета три года со своими учениками и с ними же затем взошел на гору Зедазен. После их двухлетнего пребывания на горе, в одну ночь явилась св. Иоанну Царица неба и земли, Владычица Богородица Мария с равноапостольной Ниной и повелела ему, чтобы он разослал своих учеников по разным местам страны для проповеди. Проснувшись, он собрал учеников, объявил им приказание Богородицы и св. Нины и затем повелел приготовиться исполнить волю Божию - отправиться туда, куда каждому из ник укажет сам Святой Дух. Тяжко было расставаться чадам со своим возлюбленным отцом, но никто не смел противиться ему, зная, что приказание его есть воля Господня. Прежде всего св. Иоанн представил учеников своих католикосу,. испрашивая у него благословения на предлежащий им подвиг. Католикос, благословив их и сотворив о них молитву, повелел каждому взять себе в помощь по одному иноку.
Только один св. Шио, любивший пустыню и уединённую жизнь, просил своего учителя благословить его на отшельничество. Св. Иоанн позволил ему это, сказав: "Чадо мое! Ступай, куда поведет тебя Сам Господь. Мне явил Владыка наш Господь Иисус Христос, что ты должен вести уединенную жизнь, а между тем будешь аввой великой лавры. Но прежде явись католикосу, получи его благословение, и да будет Господь с тобой всегда. Он нигде не оставлял меня, смиренного, в борьбе с духом лукавым, Он будет твоим Покровителем и Утешителем и разрушит за тебя всякое коварство и ухищрение дьявольское".
Святой Шио, получив благословение от возлюбленного своего учителя, затем от католикоса Евлавия на пустынножительство, отправился на запад от города Мцхета, в места непроходимые для людей из-за дремучих лесов. Он прибирался ужасными и дикими скалами и вошел наконец в глубокое, безотрадное, глухое, безводное ущелье, полное диких зверей и ядовитых гадов. Когда св. Шио осмотрелся кругом, ему понравилась эта совершенно уединенная пустыня, как бы нарочно защищенная отвесными и необыкновенно крутыми стенами песчаной горы от людских, взоров и от мятежа мирского. Он возвел очи и руки к небу и сказал: "Господи Иисусе Христе, Боже мой! На месте этом да обретет покой смиренный раб Твой. укрепи меня благодатию Твоею молитвами отца моего Иоанна!"
На северной стороне, над отвесной скалой крутого берега реки Куры св. Шио нашел тесную пещеру, достаточную, чтобы укрыть тело его. Там поселился он, предав себя воле Божией, не беспокоясь ни о пище, ни о питье, ни о каком либо утешении человеческом. Он провел тут сорок дней в посте и молитве, не вкушая ни куска хлеба, ел только некоторые травы, и то самую малость их, и пил немного воды.
Так начал св. Шио свою отшельническую жизнь. Совершенно отрекшись от мира, он предал тело свое изнурению и болезням и, поработив его духу высокими подвигами, ожидая от одного Бога помощи и укрепления в борьбе с диавольскими кознями.
Трудно описать все нападения диавола на святого: враг спасения использовал все возможные способы уязвить отшельника. Видя же безуспешность своих попыток, диавол начал устрашать подвижника, принимая вид то какого-нибудь страшного зверя, то отвратительного гада.
Однажды во время молитвы святого и преподобного Шио собралось к нему множество бесов. С ужасным шумом и криком готовились они смертельно поразить его, но блаженный, нисколько не смутившись, окончил свою пламенную молитву. Затем он вышел из пещеры, обратился к злым духам и сказал им; "Окаянные, разве не знаете, что там, где присутствует благодать Господня, вы совершенно бессильны? Много дней вы всячески пытаетесь уловить меня хитростью и лукавством, но что же вы могли сделать мне? Это потому, что Господь Бог - моя жизнь, крепость и пение мое. Я не страшусь вас и говорю вам именем Господа нашего Иисуса Христа; отойдите и удалитесь от меня все делающие беззаконие". Бесы, оставляя его, сказали: "Гордый монах, вот, князь наш, который занят теперь убийством Иоанна, завтра придет сюда и погубит тебя".
Всю ночь после этого блаженный Шио провел в молитве снаружи пещеры. С воздетыми к небу руками молился он Богу, чтобы Господь свыше ниспослал ему помощь и даровал крепость на видимых и невидимых его врагов.
Под утро блаженный Шио увидел в своей пещере необыкновенный свет. Обоняя невыразимое благоухание и почувствовав необыкновенную радость в своей душе, он услышал из пещеры голос, говоривший: "Шио, верный раб Сына Моего!" И св. Шио увидел у входа в пещеру Бесславную Деву Богородицу. С Ней был величественный муж, имевший вид подвижника, а также множество святых небожителей. Над пещерой же видно было бесчисленное множество Небесных Сил, которые пели Трисвятую песнь сладчайшими голосами. Все святые Ангелы были украшены знаками святого креста. От страха и трепета, и от ослепительного света, исходящего от Богоматери, св. Шио пал лицом на землю. Пресвятая Дева подошла к нему и, коснувшись его концом жезла, который Она держала в руках, сказала: "Встань". Св. Шио по приказанию Владычицы мира встал, Пресвятая Богородица подала блаженному Шио часть чего - то белизной подобного снегу, и сказала: "Я - Родительница Христа Бога, Которого ты так возлюбил, стоящий же здесь со Мной - Иоанн Креститель. Мы видели любовь твою к Сыну Моему Иисусу и пришли утешить тебя. Вкуси то, что в руке твоей, и от этого времени питайся тем, что будет тебе подаваться с неба, и более не опасайся борьбы с диаволом, ибо ты получил благодать от Бога. Пустыня эта наполнится богоносными мужами, и будут они подражать твоей жизни и ублажать тебя вовеки". Затем небесное явление кончилось.
Когда после такого дивного явления св. Шио пришел в себя, то ясно увидел, что он под покровительством Божиим и Пречистой Богородицы. Затем, когда он съел полученное из рук Божией Матери, уста его исполнились необыкновенной сладости, и он в восторге сказал: "О Иисусе, Благий и Человеколюбивый, родившийся от Святой Девы! Ты, спасший введенных в соблазн диаволом, и ныне избавляешь от сетей вражиих надеющихся на Тебя и исповедающих воплощение Твое. О, Владыко Господи! Подай мне, рабу Твоему недостойному, силу с терпением пребыть на этом месте и провести остаток дней моих в добродетели христианской. Удостой и меня с прочини помилованными Тобой видеть в блаженной вечности неизреченный свет лица Твоего, молитвами Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, святых славных апостолов и молитвами святого отца нашего Иоанна". Молясь так, св. Шио стоял на коленях, орошая землю горячими слезами. После этого он предался еще более строгому посту.
После нескольких дней поста святой подвижник утешен был видимым явлением Промышления Божия о нем. Тот, Кто через ворона питал Илию в пустыне, ежедневно с голубем посылал св. Шио белый и чистый хлеб для подкрепления тела его и повелел скале источать достаточно воды для утоления его жажды.
Преподобный, видя явную милость Божию к себе, от полноты благодарного сердца возносил ко Господу пламенные молитвы и говорил; "О Господи, Боже Славный, Утешение всех! Буди имя Твое благословенно во пеки' Велика милость Твоя на всех нас! Ты по великой Своей благости промышляешь о всех и на меня, недостойного и непотребного раба Твоего, излил великую Свою благость и печешься о мне".
Имея Бога Покровителем, блаженный Шио восходил от силы в силу, Он все более прилагал к подвигам подвиги и в борьбе с невидимыми врагами был силен и непобедим. Он неустрашимо попирал все их коварства и отражал их. Непрестанной молитвой его были слова св. Псалмопевца: Господь Просвещение мое и Спаситель мои, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? (Пс. 26; 1) и пр.
Чрез некоторое время Всевышнему угодно было открыть людям этот сияющий светильник, чтобы они, видя его добрые дела, прославили Отца Небесного.
Однажды царедворец и начальник сильной крепости Насдаки (*5) по имени Евагрий, человек, рожденный от христиан и воспитанный в благочестии, вышел на охоту со своими детьми и рабами. Перейдя реку Куру, он направился в ту сторону, где жил св. Шио. Приближаясь к месту пребывания святого, он остановился, а сопутников своих послал выгонять дичь. Следя за тем, что делали охотники, он, к удивлению своему, заметил голубя, несущего пищу во рту и влетающего в пещеру, Евагрий запомнил это место и, поохотившись довольно, возвратился домой.
На другой день он снова пошел на охоту с теми же людьми и по той же дороге и стал опять на замеченном им месте. Наблюдая за охотниками, он снова увидел того же самого голубя, несущего во рту пищу, который, как и прежде, влетел в пещеру. Евагрий удивился этому и пожелал узнать, что бы это значило. Приблизившись к пещере, он увидел человека, молящегося на коленях с воздетыми к небу руками. Евагрий был поражен и подумал про себя: "Что этот человек делает здесь?" Затем спросил: "Кто ты и откуда. человек Божий?" Святой отшельник ответил ему; "Я странник, хвалю Бога в этой тесной пещере вдали от мирской тревоги. В уединении хочу окончить дни своей жизни, чтоб быть приятным Богу".
Евагрий воспламенился любовью к Господу и с восторгом воскликнул: "Жив Бог, и жива душа твоя, с этого времени я не оставлю тебя и не ворочусь к себе домой!" "Сын мой, - сказал ему святой Шио, - ты не можешь перенести суровости и скудости этой пустыни. Лицо твое показывает, в какой неге воспитан ты, возвратись лучше в дом свой и имей всегда в душе страх Божий, который сохранит тебя от всех бед и скорбей". Евагрий на это ответил ему: "Я готов умереть здесь с тобой, не оставлю тебя, богоносный отец, предпочитаю скудость и суровость этой пустыни суетному, исполненному наслаждений миру".
"Если так, - сказал святой Шио, - то исполни то. что я скажу тебе". "Готов с радостью исполнить все повеления твои" - отвечал Евагрий. Преподобный дал ему жезл свой и сказал: "Ступай, сын мой. домой и, когда дойдешь до реки Куры. то ударь этим жезлом по водам реки, и силою Господа нашего Иисуса Христа вода расступится, и ты пройдешь по дну, как посуху. Когда придешь домой, раздай имение твое, а потом возвратись ко мне сюда. На обратном пути, когда опять подойдешь к реке, то поступи, как прежде. Если увидишь, что вода даст тебе дорогу, то скорее спеши ко мне, - значит, ты избран Богом. Если же жезл мой не будет иметь прежней силы, то возвратись домой и знай, что намерение твое не угодно Богу".
Евагрий, несмотря на все свое нежелание разлучиться с богоносным отцом, покорился повелению его и обещал непременно возвратиться к нему. Но в то же время он думал про себя: "Как бы святой не переменил место жительства и не ушел бы куда-нибудь дальше". Святой Шио, видя послушание и вместе недоверие Евагрия, с клятвой уверил его, что останется на своем месте до возвращения его из дома. Евагрий, получив такое уверение, отправился домой. Дойдя до названной реки, он сделал то, что велел ему святой: ударил жезлом по водам, и, к изумлению его. эта большая река открыла ему дно свое. и он перешел через нее, как по суше.
Прийдя к себе в дом, Енагрий по наставлению святого отца раздал имение свое бедным и с радостью бежал от мира и от родных, как Лот в Сигор, к рабу Божию Шио, не оглядываясь назад ни глазами, ни умом, опасаясь потерять небесное царство вдали от угодника Божия. Евагрий пришел снова к реке, ударил жезлом по ней, река дала ему дорогу, и он снова без труда перешел ее.
Прийдя к святому Шио, Евагрий поклонился ему в ноги и сказал; "Я исполнил повеление твое, и вот я пред тобой, готовый исполнить волю твою". Преподобный ответил ему:
"За послушание твое да укрепит тебя Господь наш Иисус Христос. Да даст Он тебе мужество повергнуть под ноги сильного и лукавого врага нашего спасения. Спасайся, Евагрий, будь бодр, ибо искуситель неутомимо старается сбить нас с путей Господних. Враг расставляет нам повсюду свои сети, берегись, чтоб он не посеял в пшеницу ума твоего вредные плевелы и не возвратил бы тебя снова в мир". И еще многому другому учил святой Шио Евагрия, наставляя его, как бороться с диаволом для своего спасения.
Затем Евагрий пал святому Шио в ноги и просил постричь его в монашество. Отшельник не отказал ему, возложил на его голову руки и сказал: "Вот, сын мой, я возлагаю мои руки на твою голову. Господь же Бог наш невидимо да прострет Свою всесильную десницу на тебя и да благословит тебя". Потом св. Шио надел на него схиму и начал учить и наставлять, как нужно в ангельском образе отречься от себя и последовать Господу Иисусу. Потом преподобный учил Евагрия, когда должно молиться, когда стоять, когда трудиться и когда отдыхать. После долгих наставлений блаженным указал Евагрию особую пещеру близ своей и повелел ему поселиться там и начать свой подвиг борьбы с диаволом.
С этого времени имя святого Шио сделалось известным во всей окрестности. Многие приходили к нему и вступали в его обитель, принимая ангельский образ. Всякий, принимавший монашество, высекал себе особую, отдельную от других пещеру близ пещеры преподобного Евагрия. Святой Шио выходил из своей пещеры к братии только по воскресеньям, и то для наставления их, все же прочее время проводил в уединении в пещере.
Однажды святой Шио увидел одного монаха, который нес воду в кувшине и, упав на землю, разбил кувшин и пролил воду. Потеря эта сильно опечалила монаха: ноша стоила ему больших трудов, ибо он нес воду из далекого места. Глубоко огорченный, он стоял над разбитым сосудом и горько плакал. Святой Шио не мог не сочувствовать скорби брата и, к утешению своему, увидел Ангела, стоящего у скалы и копьем как будто копающего землю для изведения из скалы воды, которая и потекла тотчас (*6). Святой Шио, обратившись к печальному брату, сказал: "Бог за твои слезы и благочестие на этом месте через Ангела источил воду. Ее достаточно будет для всей братии". Иноков же было тогда двадцать пять, и теперь они уже без труда могли доставать себе воду.
С течением времени братия все более и более умножалась, а между тем иноки не имели церкви для общественного богослужения. Однажды все братья собрались к святому Шио и просили у него позволения построить у себя церковь. Блаженный Шио, услышав просьбу всей братии, встал со своего места, вышел из пещеры и отправился с ними на восток, и взошел на вершину близлежащей горы (*7).
Здесь он встал на колени со всеми своими учениками и со слезами молился Богу, прося Его, да укажет Он Сам место постройки храма для славословия святого Его имени.
Долго стоял святой на молитве, по окончании которой наконец встал и попросил горячих углей. Угли были принесены. Тогда святой Шио положил их на ладонь левой руки, ознаменовал угли крестным знамением, потом велел всем стоящим инокам поднять к небу руки и петь: "Кириэ элейсон". Пение это продолжалось около часа.
Дым от курящегося ладана подобно столпу поднялся высоко вверх. Потом столп дыма переменил свое направление, пошел с востока на запад, к ущелью, где были пещеры иноков, и опять поднялся в вышину. Видя это, святой Шио поспешил с братией на то место, над которым дым курящегося фимиама поднялся на высоту. Сам, идя впереди, нес в левой руке горячие угли с ладаном, а за ним следовала вся братия. Когда пришли на то место, где дым подобно столпу стоял в воздухе, то поняли, что место это избрал Сам Господь для построения храма во славу имени Своего. У святого Шио два часа курился ладан на руке, затем, покадив братию, он сложил с руки горячие угли.
Потом святой Шио взял кирку и три раза ударил по земле под самым столпом фимиама и сказал: "Слава Тебе, Боже. прославляемый в трех Лицах и в едином существе. Боже Великий! Соверши на этом месте храм славы Твоей". Затем он отошел немного южнее, ударил опять три раза по земле киркой, сказав: "Всесвятая Богородице Марие, рождшая Божие Слово плотию, на этом месте утверди дом величия Твоего". Отойдя также от этого места на юг, ударив киркой над одной пещерой, сказал: "На этом месте да построится храм в честь Иоанна Крестителя".
После этого к святому Шио подошел преподобный Евагрий и сказал: "Да будет воля Господня и твоя, отче! Ибо Дух Святой движет устами твоими, и желание твое исполнит Бог". Столп фимиама стоял три дня неподвижно в воздухе и издавал приятнейшее благоухание, после же трех дней исчез.


Преподобный Шио известен, как автор 160 поучений для братии.








Память преподобного Романа пустынника Кондатского

Память 28 февраля (по ст.ст.)



Святой Роман (Romain, Romanus), имя которого означает "римлянин", и брат его, святой Лупицин (Lupicin), родились на рубеже веков в честнóй семье, жившей в нынешней епархии Беллей (Belley).

В молодости Роман сохранил свою чистоту, несмотря на нравы тогдашних времён. После того, как он провел некоторое время под руководством святого игумена, у которого он получил серьезный урок монашеской жизни, он ушел, в возрасте тридцати пяти лет, в Кондат (Condat), что в лесах Юры (Jura), где ныне располагается французский городок Сен-Клод (Sainte Claude). Там он стал вести жизнь, подобно отшельникам прежних веков, посреди хищников, забытый миром и забыв о нем самом. Но это было в намерениях Бога только подготовкой - предназначение Романа состояло в том, чтобы основывать монастыри, в которых явились бы в полном цвете все чудеса святости, имевшие место на протяжении уже более двух веков в пустынях Востока. Первым его учеником был его брат Лупицин.

Был год, когда урожай был очень обилен, и монахи ослабили свое воздержание, на что обратил внимание Роман. Святой игумен поручил дело своему брату, и братия в течении некоторого времени не вкушала ничего, кроме простой ячменной каши. Двенадцать монахов оставили монастырь, другие смирили свой пыл. Роман оплакивал своих двенадцать монахов и жаловался своему брату. Он пролил столько слез и вознес столько молитв, что двенадцать беглецов возвратились и стали вести строгую и созидательную жизнь.

Неподалёку от монастыря Кондатского возник и женский монастыль Ла Бём (Beaume).

Использованные материалы

http://www.heiligenlexikon.de/BiographienR/Romanus_von_Condat.htm

Abbé L. Jaud, Vie des Saints pour tous les jours de l ' année, Tours, Mame, 1950.

http://www.magnificat.ca/cal/fran/02-28.htm





Память священномученика Арсения (Мациевича), митрополита Ростовского

Память 28 февраля (по ст.ст.)




Арсений был последним противником церковной реформы Петра I, уничтожевшей 4/5 русских монастырей, что по словам Пушкина нанесло сильный удар просвещению народа в России (Рус. Архив, 1866 г.,ст. 1141).

Он родился в 1697 (по другим данным в 1696) году во Владимире-Волынском в семье православного священника, ведшего свой род из польской шляхты.

Начальное образование получил в Польше. В 1715 году поступил в Киевскую духовную академию.

В 1716 году принял монашество в Спасо-Преображенском монастыре Новгород-Северского, принял монашество и рукоположен во иеродиакона.

В 1718 году вернулся в академию и по окончании ее в 1723 году оставлен проповедником и посвящен в иеромонаха.

В 1728-1729 годах проживал на послушании в Киево-Печерской лавре и Черниговском Ильинском монастыре.

В 1730 году отправлен в Тобольск для проповедывания слова Божия.

В 1733 году по возвращении из Сибири, совершил путешествие в Устюг, Холмогоры и Соловецкий монастырь, где полемизировал с заточёнными там староверами; по поводу этой полемики он написал «Увещевание к раскольнику»

В 1734 году назначен в Камчатскую экспедицию для открытия морского пути на Камчатку.

В 1736 году взят под стражу и привезен из Пустозерска в адмиралтейскую коллегию по секретному делу, но признан невиновным.

В 1737 году по болезни уволен от флотской службы и определен при епископе Вологодском Амвросии (Юшкевиче).

С 1738 года - соборный иеромонах синодального дома и законоучитель гимназии при Академии наук.

Посвящённый в 1741 году в сан митрополита Тобольского и всея Сибири,Владыка Арсений защищал в Сибири права новокрещённых инородцев от притеснений воевод, а духовенство - от вмешательства светского суда.

28 мая 1742 года переведен в Ростов и назначен членом Святейшего Синода, но присягу на это звание не захотел принимать и, представившись в Москве императрице Елизавете Петровне, отправился прямо в Ростов.

Управлял он ростовской епархией с великой ревностью, заботясь, чтобы церковь была воспитательницей народа. Зная любовь и веру простого народа в целительную силу крестных ходов, митрополит Арсений утверждал новые крестные ходы и сам участвовал в них. А в 1743 году был впервые совершен многодневный Крестный ход с чудотворной Владимирской иконой Пресвятой Богородицы из Ростова в Ярославль с заходом во многие придорожные села, который впроследствии стал доброй ирадицией, прервавшейся лишь в 1920-х годах.


В 1747 году митрополиту Арсению было повелено открыть славяно-латинскую семинарию в Ярославском Спасо-Преображенском монастыре.

В 1752 году митрополит Арсений был организатором открытия мощей святителя Димитрия Ростовского.

14 апреля 1763 года привезен на суд Святейшего Синода за выраженный резкий протест при изъятии церковных имуществ. В апреле же лишен сана и отвезен сперва в Белозерский Ферапонтов монастырь, потом в Николо-Корельский, и наконец, в Анзерский скит Соловецкого монастыря.

14 октября 1767 года лишен монашества и под именем Андрея Враля сослан в "камчадалы", в Верхнеудинский острог. Не доехав до Вологды,получил новый приговор - отправиться в Ревельскую крепость, где и скончался 28 февраля 1772 года. Погребен в приходской церкви Ревеля.



Вся жизнь митрополита Арсения представляет непрерывную борьбу то с раскольниками и вольнодумцами, то с духовной и светской властью, то с личными врагами и гонителями.

В его поступках отразился его твердый до упорства и прямой до упрямства характер, который не уступал силе и не поддавался власти, когда действия их были несогласны с его убеждениями и правилами. Его личных убеждений не поколебали ни царский гнев, ни восстание на него собратий, ни лишение святительского сана, ни пребывание в мрачной тюрьме, ни угрожавшая ему смертная казнь.

"Жизни митрополит был воздержной, а характером, видно, строгий", - говорится в воспоминаниях о нем.

Строгий к подчинённым, Владыка стал в резкую оппозицию и к светской власти. Он настаивал перед Императрицей Екатериной II-й на удалении светских чинов из состава Синода, утверждал, что Синод вообще не имеет канонической основы, и сделал вывод о необходимости восстановления Патриаршества.

Записка Владыки «О благочинии церковном» явилась первым протестом Российской иерархии против синодальной системы.
Он много потрудился в деле народного просвещения, был ревностный проповедник и горячий защитник православия против лютеран и раскольников-старообрядцев. В борьбе с последними он поступал как человек своего жестокого времени, больше надеясь на грубую силу. Не щадя себя, когда сильные мира сего оказались против него, он, пока сам был сильным, тоже не считал возможным щадить своих противников. Он не доверял даже гражданским начальникам, обвиняя их в "знатном прихлебстве". Когда дело касалось богатых и почетных раскольников, то он своею властью подолгу держал их в заключении, несмотря на жалобы, подаваемые на него духовным и светским властям. "Для вразумления" раскольников он применял меры, прямо противоположные тем, которыми пользовался его предшественник на кафедре святитель Димитрий Ростовский, действовавший "путем кротости и силой своих увещаний". В то же время митрополит Арсений глубоко чтил святителя Димитрия, добился открытия его мощей и составил его житие.

Но основное, что доставило митрополиту Арсению известность и что явилось причиной его трагической судьбы, была его борьба против изъятия земель и крестьян у монастырей и архиерейских домов. Отношения Владыки со светской властью обострились, когда в конце царствования Елисаветы Петровны, затем при Петре III и Екатерине II-й распоряжения, направленные к ограничению монастырей в управлении их имуществами, вызвали сильное негодование в высшем духовенстве. Обрекши себя на жертву за право собственности духовенства, митрополит Арсений действовал не тайно, не ухищренно, но прямо и открыто, писал и говорил смело, потому что смотрел на дело свое, как на дело Божие.

По словам секретаря митрополита Арсения, еще во время царствования императора Петра III митрополит писал ему какое-то послание, подтвержденное ссылками на пророческие книги Священного Писания.

По-видимому, письмо это было составлено не только умно, "вышним разумом", но и очень резко, так как Петр III, выслушав его, пришел в крайнее раздражение. Схимонах Лука, которому было поручено отвезти письмо, поплатился за это несколькими неделями заключения под караул, а о митрополите Арсении в то время никакого решения не было.

По восшествии на престол императрицы Екатерины II митрополит Арсений писал и ей. Секретарь митрополита Иван Волков не раз предупреждал его об опасной попытке изменить планы правительств, но всегда получал ответ митрополита, что он решил действовать именно таким образом. При этом митрополит намекал, что надеется на поддержку других лиц, но каких именно, не называл.

9 февраля 1763 года Владыка в Ростове совершает «Чин отлучения» с некоторыми прибавками, направленными против «насильствующих и обидящих святыя Божия церкви и монастыри», «принимающих данныя тем от древних Боголюбцев имения».

В марте Владыка подал два донесения в синод, который доложил Императрице о том, что Святитель Арсений является «оскорбителем Ея Величества».

Дело кончилось тем, что в Ростов были посланы солдаты под командой гвардии поручика Дурново, и вечером накануне Вербного воскресения митрополит Арсений был взят под стражу и отправлен в Санкт-Петербург. Увезли его так быстро, что "едва ли успели положить для дороги и самонужнейшие вещи и платье" и в дороге обращались с ним с большой грубостью, не позволяя сойти с саней даже по естественной надобности.

На суде митрополит Арсений держался твердо, в ответах был находчив, смел и даже весьма резок. Говорили, что он в это время прозорливо предсказал участь своего главного противника митрополита Новгородского Димитрия (Сеченова) и других своих судей. Императрице Екатерине II он сказал, что она не удостоится христианской кончины. (Она, как известно, умерла внезапно). Екатерина предала его суду Синода, который длился семь дней. Суд приговорил митрополита Арсения к лишению сана. Церемония снятия сана проходила в Московском кремле в церкви Трех Святителей, рядом с Крестовой палатой. Отдавая архиерейские одежды и знаки сана, святитель Арсений каждому Архиерею говорил о том, в каких печалях тот или иной его обидчик умрет. Все эти пророчества впоследствии сбылись, а церковь Трех Святителей спустя два месяца после неправедного суда рухнула безо всяких видимых причин. Все это укрепило в народе мнение о митрополите Арсении как о мученике.

С него в присутствии императрицы сняли архиерейские одежды и сослали его в Никольский Корельский монастырь Архангельской губернии простым монахом.

Но и там, отданный под стражу, с запрещением давать ему бумагу и чернила, он не смирился. Обаянием своей сильной личности он привлек на свою сторону не только архимандрита с братией, но и приставленный к нему караул с их начальником подпрапорщиком Алексеевским. В их присутствии он говорил "крамольные речи" о том, что императрица Екатерина II "наша не природная, да и не тверда в законе нашем и не надлежало ей престола принимать". Говорил о правах на престол Иоанна Антоновича, замечая при этом: "Лучше было, кабы ее величество за него вступила в супружество, то бы-де ей уже и престол следовал, а ее величество с ним не в ближнем родстве... И Синод бы дозволить мог".

Лучше-де ей за Иоанна Антоновича идти, нежели за Орлова".Предсказывал он и смерть митрополита Димитрия (Сеченова) такими словами: "Язык твой для меня был острее меча, им задохнешься и умрешь".

Дело кончилось тем, что был послан донос, в котором говорилось, что архимандрит монастыря почитает монаха Арсения за первого члена Синода, целует его руку, даже приказывает читать в церкви его слова, поучительные его сочинения с некоторыми толкованиями оскорбительными. В результате этого доноса, по приказанию императрицы, Арсений был лишен и монашества и под именем Андрея Враля заключен в Ревельскую крепость, в каземат на водяных воротах, представлявший из себя почти могилу в 10 футов длины и 7 ширины. Его одели в арестантский халат и c 1771 года он был фактически заживо погребен - темница его почти не отворялась.

Святитель Арсений преставился 28 февраля 1772 года и в тот же вечер был похоронен у северной стены деревянной Никольской церкви. После смерти владыки на стене темницы обнаружили надпись, нацарапанную, по-видимому, гвоздем: «Благо мне яко смирил мя еси».

Народ сострадал о нем, как о несчастном пастыре, считал его правдивым, благочестивым, ревностным поборником православия. О нем сохранилось несколько преданий, одно из них мы здесь приводим.

В 1772 году Арсений сильно заболел и велел позвать священника. Последний, войдя в каземат, в страхе выбежал оттуда и сказал: "Вы мне сказали, что надо исповедывать и приобщить преступника, а передо мной стоит на коленях архипастырь в полном облачении". Тогда пристав вошел со священником в тюрьму. На койке лежал арестант, который сказал духовнику: "Сын мой, пред тобой не митрополит, а недостойный раб Арсений, идущий отдать отчет Богу в своей жизни. Виденное тобою чудо есть знамение неизреченной милости Божией. Это значит, что душа моя скоро отлетит от скорбного тела".

Народ во все времена хранил память о митрополите Арсении. Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 годов вынес Определение, отменяющее решение синодского суда о лишении митрополита Арсения епископского сана, а Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года причислил владыку к лику святых как «ревностного святителя Церкви, принявшего мученическую смерть за Христа и Его Церковь». Святитель Арсений значится в сонме святых Ростовских и святых Земли Эстонской, память его совершается 13 марта.

http://rostov.orthodox.ru/page/arsenij- … rostovskij

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites