Митрополит Лонгин: Как относиться к грехам священников

Когда стоит сообщить епископу о нарушении священника, а когда не спешить жаловаться, а сперва восполнить пробелы в собственном образовании, какую опасность для молодого иеромонаха таит назначение на приход в Москве, почему у греческого сельского батюшки лучшая машина в деревне, а архиереи порой ездят на подержанных «рабочих лошадках», – обо всем этом рассказывает митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.
Фото А. Курочкина

— Как реагировать на то, что священник совершил грех?

— Святитель Игнатий Брянчанинов, отвечая на либеральную критику Церкви, очень хорошо сказал: «Монашество барометр, который, стоя в уединенной комнате, со всех сторон замкнутой, с точностью показывает состояние погоды на улице». Эти слова можно отнести и к Церкви в целом. Церковь — это тоже часть общества. Люди, которые составляют Церковь, и клирики и миряне, не появляются с другой планеты. Это люди, которые выросли рядом с нами, воспитывались таким же образом, как и все остальные. И они болеют теми же болезнями, что и все общество. Единственное, что их отличает от общества нецерковного – это то, что они свое состояние осознали и пришли в больницу. Как относиться к тому, что в больнице кто-то исполняет предписания врача, а кто-то не исполняет, а пьет и курит, или вообще сбегает оттуда? Закрыть больницу, сказать, что медицина как наука несостоятельна и ничего хорошего от нее ждать не приходится? Конечно, нет.

— Но разве Церковь не призвана быть другой, не такой, как общество?

— Церковь призвана быть другой. Действительно, мы призваны к святости. Абсолютно все. Но, видите ли, путь к святости даже у великих святых был непростым. Люди не могут измениться в одночасье: сегодня человек один, а завтра ― совсем другой, и таким уже останется до смерти… Человек интересное создание: он поднимается на какую-то высоту, но стоит ему задержаться и констатировать, какой он молодец и насколько он сегодня лучше, чем вчера, как он тут же падает ниже прежнего. Это закономерность духовной жизни. А Церковь принимает абсолютно всех, со всеми их недостатками. Поэтому в этом смысле Церковь действительно – срез нашего общества. Не секрет, что с каждым годом гедонизм утверждается в нашем обществе в качестве господствующей идеологии, и люди приходят в Церковь со все более заметными «родимыми пятнами»: внутренними проблемами и ранами. Даже если человек от этой идеологии убежал, он все равно не смог полностью освободиться от ее влияния.

— Должен ли священник быть более благочестивым, чем его прихожане? Обязан ли он быть подвижником? Ну, или хотя бы не ездить на вызывающе дорогой машине?

— Что значит более благочестивым? Нет ведь таких измерительных приборов, чтобы выйти поутру из своей квартиры и замерить уровень благочестия в себе и в окружающем мире… Однако священник действительно должен быть образцом, должен быть правилом для своих прихожан. Он должен на деле исполнять то, к чему призывает, а в материальном отношении – жить так же, как его паства. Но не стоит выносить поспешных суждений, если нам кажется, что это не так.

Вот представьте: пришел человек в Церковь – искренний, верующий. Он оставил за порогом все, что можно оставить, все, что у него было. Он стремится к духовным вершинам и поэтому стал монахом. Потом ― раз, и его назначили на большой московский приход – молодого, не очень опытного монаха. И тут перед ним открываются такие возможности, которые, возможно, никогда бы не открылись, если бы он монахом не стал. Я не говорю, что он берет деньги из церковной кассы и устраивает на них какие-то кутежи. Просто у него появляются новые знакомые, духовные чада (например, известный эстрадный артист, или кто-то еще). Эти люди возят его с собой, он для них нечто вроде экзотической игрушки. Они для него становятся компанией, и мало-помалу человек доходит до того, что разбивает какое-то невообразимое средство передвижения при сомнительных обстоятельствах. Как это произошло, в какой момент надо было остановить этого молодого человека? И, может быть, все остальные обязанности священника он выполнял замечательно. Допустим, он был прекрасным настоятелем, по-доброму относился к людям, и люди его любили, потому что он мог им помочь, выслушать, поехать ради этого ночью на другой конец города… Одно с другим достаточно часто сочетается. Поэтому будем стараться быть аккуратнее в своих суждениях. И будем надеяться, что те ситуации, о которых сегодня говорят в СМИ, кого-то остановят, кому-то послужат уроком.

Кстати, я вспомнил одну историю, никому о ней раньше не рассказывал. Когда я был помоложе, я часто ездил в Грецию. Две вещи меня там поразили, и я их хорошо запомнил. Несколько архиереев возили меня там на своих машинах. Да, это были нормальные иномарки, но, что называется, «рабочие лошадки» – не то что побитые, а очень подержанные. Они ничем не выделялись из общего потока автомобилей. Для меня это было первым уроком. А вторым… Мы были в гостях у священника в маленьком селе высоко в горах, и я спрашивал, как живет приход, на какие средства живет с семьей сам священник. Село крохотное, по нашим меркам там не то, что семью, кошку прокормить невозможно. Часть зарплаты священника дает митрополия, часть государство, квартира всегда церковная. А машину, говорят мне, всегда покупают обычные жители деревни, и всегда машина священника в деревне самая лучшая! Речь, естественно, не идет о «Лексусах», о какой-то претензии на роскошь. Но никому не придет в голову купить себе машину лучше, чем машина священника. И если в соседней деревне батюшке купили новую машину, то и здесь тоже возьмут и купят новую. Я слушаю и думаю – у нас такое просто невозможно. А там это естественно, потому что священник – это человек, которого уважают, который сопровождает людей, всех жителей этого села, от рождения до смерти. Это к вопросу о различиях в национальных психологиях.

— Нужно ли жаловаться епископу, если знаешь, что священник совершил грех?

— То, что священники могут грешить и грешат – открытие не последних двух недель, и даже не последних двух столетий. Именно для этого Церковь имеет соответствующие каноны и обширный опыт борьбы с недостатками духовенства, а также опыт избавления себя от служителей, которые эти недостатки в себе преодолеть не могут. Есть книги правил, в которых рассматриваются все возможные греховные поступки, которые могут совершить клирики, и за которые канонами полагается соответствующее наказание. Само слово епископ в переводе означает «надзиратель». Если священник не исполняет своих обязанностей, или исполняет их неправильно, и если вы являетесь свидетелем недолжного поступка, совершенного священнослужителем, то я уверен: именно обращение к епископу – самое правильное решение. Если человек совершил поступок, несовместимый с пребыванием в священном сане, он должен быть лишен этого сана. Если этот поступок является еще и преступлением, подлежит уголовному наказанию, значит, священник должен его понести, как и любой другой гражданин. Здесь никаких вопросов быть не может.

А с другой стороны, встречаются ведь иногда у людей странные представления о Церкви, о том, каким должен быть священнослужитель, непонятно откуда взявшиеся. Вот мне написали жалобу: «Я пришла в церковь, а нас оттуда выгнали». В чем оказалось дело? Выгнать не выгнали, а сказали, что прежде чем крестить ребенка, нужно пройти катехизаторские курсы. И вот пишут жалобы, как будто в магазине обвесили, только что в общество потребителей не жалуются: я пришла, извольте выполнить мое пожелание… Достаточно часто священника обвиняют в том, что он сохраняет верность присяге, вместо того, чтобы узаконить беззаконие.

— Откуда появилось непонимание обществом сути Церкви, мифологизированность и оторванность от реальности ее образа?

— Пушкинское «мы ленивы и нелюбопытны» в наше время можно сказать, пожалуй, о каждом из нас. На самом деле, если у человека есть желание разобраться в том, что такое Церковь, и разобраться беспристрастно, то в интернете есть все. Вы научитесь и богословию, и литургике. Семинарию и академию можно закончить на основе тех сведений, что сегодня доступны. Но мы ленивы, нелюбопытны и при этом самоуверенны, ничего не зная, считаем, что можем судить обо всем. Это же не только Церкви касается. Посмотрите, сколько у нас специалистов в государственном управлении. У нас каждый знает, как управлять страной, сельским хозяйством, что делать с экономикой и как вести внешнюю политику. Люди не знают тех обстоятельств, которые вокруг той или иной проблемы складываются годами, если не веками, но при этом безапелляционно выносят самые радикальные суждения. А потом начинают ругаться: почему их никто не слушает и не бежит немедленно делать то, что они сказали… Абсолютно то же самое и по отношению к Церкви. Это скорее особенность человеческой психологии.

— Но, все-таки, почему в большей степени критикуют Церковь? Потому, что общество не понимает ее сути? Или мы действительно заслужили эту критику своим состоянием, в том числе и состояние духовенства?

— И первое, и второе. Еще стоит учитывать, что мы являемся свидетелями массированной атаки на Церковь со стороны ангажированных СМИ. Эта атака очевидна для человека, который следит за ситуацией: на сетевых площадках, на радиостанциях и в телевизионных студиях сидят умные люди и с отстраненным любопытством обсуждают подробности этой атаки, ее технологию и качество исполнения. Берутся реальные ситуации и события, и раздуваются настолько широко, насколько возможно. Сообщения постоянно повторяются, поддерживая интерес к теме. Иной раз для того, чтобы снова дать информацию в эфир, нет даже никакого информационного повода. Но факт существования этой компании ни в коем случае нас не оправдывает. Еще апостол Павел говорил: не давайте повода ищущим повода (ср.: 2 Кор, 11, 12). Наши собственные грехи и недостатки ни в коем случае не оправдываются тем, что наши враги эти недостатки отыскивают и размахивают ими как флагом. Но сам этот факт должен заставить верующего человека насторожиться и призвать его сохранять здравомыслие и трезвость.

— Ваш пастырский совет человеку, увидевшему прегрешение священника – как это пережить?

— Прежде всего, не надо специально всматриваться и искать эти грехи, верить каким-то разговорам, потому что далеко не всегда человек грех этот увидел сам: чаще всего где-то прочитал, от кого-то услышал. Я бы не сказал, что так уж часто грехи священнослужителей бьют в глаза присутствующим в храме людям. А еще есть такой добрый евангельский совет: «Не судите, да не судимы будете». Надо понимать, что священник – тоже человек, что у него точно так же есть обстоятельства жизни, которые могут подвигнуть его к тому, что он не сможет 24 часа в сутки быть ласковым, приветливым, добродушным и, что называется, «при исполнении». Желательно, чтобы так было, но это очень сложно. Священник так же, как и прихожане, подвержен искушениям и грехам. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что если бы все христиане были настоящими христианами, в мире уже не осталось бы ни одного язычника или иудея. Все исторические неудачи Церкви связаны только с одним – мы, люди Церкви, не отвечаем своему предназначению и не живем так, как нам заповедовал жить Спаситель.

Кирилл МИЛОВИДОВ "Нескучный сад"

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Екатерина. »» | 14.09.2012 14:19
  
0
Хотя бы священник был нечестив, но Бог, видя, что ты ...(св. Иоанн Златоуст) [

О ПОЧИТАНИИ СВЯЩЕННИКОВ.

http://saintgeorgii-bugulma.prihod.ru/bibliocat/view/id/18431

На 2-е Послание к Тимофею беседа Златоуста


Кто почитает священника, тот будет почитать и Бога, кто стал презирать священника, тот постепенно дойдет когда-нибудь и до оскорбления Бога.

Иже вас приемлет, сказал Господь, Мене приемлет (Мф. 10, 40); священником Его, сказано в другом месте, воздавай честь (Ср.: Чис. 18, 8). Иудеи стали презирать Бога потому, что презирали Моисея, что бросали в него камни.

Кто благоговеет пред священником, тот тем более будет благоговеть пред Богом. Хотя бы священник был нечестив, но Бог, видя, что ты из благоговения к Нему почитаешь даже недостойного чести, Сам воздаст тебе награду.

Если приемляй пророка во имя пророча, как говорит Господь, мзду пророчу приимет (Мф. 10, 41), то, конечно, получит награду и тот, кто уважает священника, слушается его и повинуется ему. Если в деле странноприимства, когда ты не знаешь, кого принимаешь к себе, ты получаешь такую награду, то тем более получишь, когда будешь повиноваться тому, кому повиноваться повелевает Господь. На Моисееве седалищи, сказал Он, седоша... (Мф. 23, 2). Разве ты не знаешь, что такое священник? Он ангел Господа. Разве свое говорит он? Если ты его презираешь, то презираешь не его, а рукоположившего его Бога. А откуда, скажешь, известно, что Бог рукоположил его? Но если ты не имеешь убеждения в том, то суетна твоя надежда; ибо, если Бог ничего не совершает чрез него, то ты ни Крещения не имеешь, ни Таин не причащаешься, ни благословений не получаешь, и, следовательно, ты не христианин. Как, скажешь, неужели Бог рукополагает всех, даже и недостойных? Всех Бог не рукополагает, но чрез всех Сам Он действует,— хотя бы они были и недостойными,— для спасения народа. Если для народа Он говорил чрез ослицу и Валаама, человека нечестивого (Чис. 22), то тем более — чрез священника. Чего не делает Бог для нашего спасения? Чего не изрекает? Чрез кого не действует? Если Он действовал чрез Иуду и чрез тех пророков, которые говорят: не вем вас: отидите от Мене, делающии беззаконие (Ср.: Лк. 13, 27; Мф. 7, 23) и которые изгоняли злых духов, то тем более будет действовать чрез священников. Когда мы начинаем исследовать жизнь начальствующих, то, значит, хотим сами быть рукополагателями учителей, и таким образом извращается все: ноги становятся вверху, а голова внизу. Послушай Павла, который говорит: мне не велико …(1 Кор. 4, 3) и еще:ты же почто осуждаеши брата твоего? (Рим. 14, 10). Если же не должно осуждать брата — тем более учителя. Если бы Бог повелел тебе это, то ты поступил бы хорошо, и грешил бы, если бы так не поступал, но если напротив — то не будь дерзким и не выходи из своих пределов. На Аарона, когда сделан был телец, восстали сообщники: Корей, Дафан и Авирон — но что, не погибли ли они? Каждый — заботься о своих делах. Кто преподает неправое учение, того не слушай, хотя бы он был Ангел, а если кто преподает правое учение, то смотри не на жизнь его, а на слова. Но, скажешь, священник не подает бедным и нехорошо управляет делами. Откуда тебе это известно? Прежде, нежели узнаешь достоверно, не порицай, бойся ответственности. Многие осуждают по подозрению. Подражай твоему Господу; послушай, что Он говорит: Сошед узрю, аще по воплю их... совершаются: аще же ни, да разумею (Быт. 18, 21).

Если даже ты узнал, исследовал и видел, и тогда ожидай Судию, не предвосхищай себе права Христова; Ему принадлежит право судить, а не тебе; ты последний раб, а не Господь; ты — овца, не суди же пастыря, дабы не быть тебе наказану и за то, в чем обвиняешь его.

Но почему, скажешь, мне он говорит, а сам не делает? — Не сам он говорит. Если ты повинишься только ему,— то не получишь награды; тебе заповедует Христос. Что я говорю?

Даже Павла не должно было бы слушаться, если бы он говорил что-нибудь от себя, что-нибудь человеческое, но должно слушаться его как Апостола, имеющего в себе Христа, Который говорил чрез него.

Не будем же судить чужие дела, а каждый свои; исследуй лучше собственную жизнь.

Но, скажешь, священник должен быть лучше меня. Почему?
— Потому, что он священник.
Чего же он не имеет более, нежели ты? Трудов ли, опасностей, забот или скорбей? Чем же он не лучше тебя, имея все это?..
Во всяком случае, если ты считаешь себя лучше другого и не воздыхаешь, не ударяешь себя в перси, не склоняешь головы, не подражаешь мытарю, то ты погубил себя, хотя бы ты был, действительно, лучше.

Ты лучше другого? Молчи же, дабы тебе остаться лучшим; а как скоро будешь говорить, то потеряешь все.
. Если будешь так думать о себе, то ты уже не таков; а если не будешь так думать, то приобретешь еще более... Скажи мне: если ты, получив рану, придешь в лечебницу, то неужели вместо того, чтобы прикладывать лекарство и лечить рану, ты станешь узнавать о враче, имеет ли он рану или не имеет? И если он имеет, то заботишься ли ты об этом? И потому, что он имеет ее, оставляешь ли ты свою рану без врачевания и говоришь ли: ему как врачу следовало быть здоровым, но так как он, будучи врачом, сам нездоров, то и я оставляю свою рану без врачевания?

Так и здесь, если священник нехорош, будет ли это утешением для подчиненного? Нисколько. Он получит определенное наказание — получишь и ты должное и заслуженное. Учитель исполняет только службу. Будут бо, говорит Писание, еси научены Богом (Ин. 6, 45) и не рекут: познай Господа: яко еси познают Мя от мала даже и до великого их...(Иер. 31, 34). Для чего же, скажешь, занимает он такое место? Не будем, увещеваю вас, говорить худо об учителях, не будем рассуждать о них, дабы не навредить самим себе; будем исследовать свои дела и ни о ком не отзываться худо...

В отце, хотя бы он имел бесчисленное множество слабостей, сын прикрывает все; не славися, говорит Премудрый, в безчестии отца твоего, несть бо ти слава отчее безчестие: аще и разумом оскудевает, прощение имей (Сир. 3, 10. 13).

Если так говорится о плотских отцах, то тем более надо сказать об отцах духовных.
Устыдись: он каждый день служит тебе, предлагает чтение Писания, для тебя украшает дом Божий, для тебя бодрствует, за тебя молится, за тебя предстоит и ходатайствует пред Богом, за тебя творит прошения, для тебя совершает все свое служение. Этого устыдись, это представляй и подходи к нему со всяким благоговением.

Он не хорош? Но, скажи мне, что из этого? И хороший разве сам сообщает тебе великие блага? Нет! Все совершается по твоей вере.

И праведный не принесет тебе никакой пользы, если ты — неверующий; и нечестивый нисколько не повредит тебе, если ты — верующий. Бог действовал и чрез воров при кивоте, когда хотел спасти народ Свой.
Разве жизнь священника или добродетель может совершить что-либо подобное?

Дары Божии не таковы, чтобы они зависели от священнической добродетели: все происходит от благодати; дело священника — только отверзать уста, а все совершает Бог; священник же исполняет только видимые действия..

. Нет ни одного человека, который отстоял бы от другого так далеко, как Иоанн (Креститель) от Иисуса, и, однако, дух сошел на Него при Крещении от Иоанна, дабы ты знал, что все устрояет Бог, что все совершает Бог.

Я хочу сказать нечто дивное, но вы не изумляйтесь и не смущайтесь. Что же такое?
— Приношение в Евхаристии одно и то же, кто бы ни совершил его, Павел или Петр; оно то же самое, которое Христос преподал ученикам Своим, то же самое и ныне совершают священники; это нисколько не ниже того, ибо и это не люди освящают, а Сам Бог, освятивший его и тогда.

Как слова, произносимые ныне священником, суть те самые, которые изрек Господь, так и приношение есть то же самое; равно и Крещение то же самое, которое Он преподал. Так все зависит от веры… И это приношение есть Тело Христово так же, как и то; а кто думает, что оно ниже того, тот не знает, что Христос и ныне присутствует, и ныне действует.

*********************************************************************************************************
там же на http://saintgeorgii-bugulma.prihod.ru/bibliocat/view/id/18431 читайте

За что судить батюшку?

Обвинение на пресвитера
не иначе принимай,
как при двух или трех свидетелях.
1Тим. (5:19

***
Епископ Иларион (Алфеев):

***
Слово св. Иоанна Златоуста, како подобает чтити Иерея:

***
ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ СВЯЩЕННИКОВ
Св. праведный Иоанн Кронштадский.
Священнику. Извлечения из дневниковых тетрадей.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites