Error: Incorrect password!
Последняя война

Последняя война


ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА



"И открышася основания вселенныя, от запрещения, Твоего, Господи, от дохновения духа гнева Твоего" (Пс. 17, 16).

Долгая история человечества представляет собой почти непрерывную череду вооруженных конфликтов. Поэтому естественно будет предположить, что феномен Войны вовсе не роковая случайность, а некое вполне закономерное поражение людей грехом воинственности. По наущению невидимых, разумных и неистребимых для людей сил зла противоестественное желание убить все чаще перевешивает в людях естественную потребность к мирному сосуществованию.

Разумность же сил зла вытекает из того, что война увлекает в основном нормальных людей, во всяком случае, в общепринятом смысле. Чтобы довести нормального человека до состояния воинственной невменяемости требуется совершенно особый злой разум, внушающий, что именно это состояние и есть здравый смысл. Хотя, конечно, и в безрассудной войне могут участвовать люди, не теряющие ума, что в первую очередь относится к христолюбивому воинству.

Неистребимы же силы зла потому, что в противном случае на земле воцарился бы всеобщий мир. Но многочисленные жестокости в нашем полном абсурдов обществе объясняются еще и тем, что патологическая склонность к убийству имеет обыкновение рядиться в белоснежные ризы праведности. Это грубый обман, и раскрыть его несложно, но мало кто в наше время ищет правды...

С другой стороны, и Война все еще не является всесильной, поскольку до сих пор так и не привела желанному ею истреблению человечества. Следовательно, злу Войны неким образом противостоит не менее могущественная, разумная и организованная сила Добра, предотвращающая самоистребление людей. На самом деле она не только не менее разумна м могущественна, но, более того, единственно разумна и неодолима никакими силами зла.

И даже в том случае, когда военные действия для обеих противостоящих сторон равно несправедливы, мало что меняется. Зло проявляет себя в том, что пытается до конца сокрушить души обеих воюющих сторон. Добро, напротив, препятствует сему беззаконию. Злу во многом удается добиться своего, хотя нередко результатом и лютой бойни становится прозрение, приводящее к осознанию пагубности Войны. Обнаруженное зло поспешно скрывается тогда в темных уголках человеческих душ, не исчезая, впрочем, совсем... До следующего раза.

Православному христианину нет нужды объяснять ни природу этих сил, ни неизбежность окончательного попрания мирового зла во всех его проявлениях. Тем не менее, до пришествия этого срока твердая решимость к ведению брани со злом должна быть у верующего человека непрестанной как и молитва.

Причины, по которым Господь до сих пор не останавливает безумство злобы людей и демонов, предельно ясно изложены в многочисленных творениях Святых Отцов Православной Церкви. В настоящей же книге предполагается показать лишь некоторые особенности современной войны, которая стала нынче намного изощреннее, чем когда-либо ранее. Изощренность же эта заключается не столько в том, что злобная сила сейчас стала в чем-то умнее и коварнее. Она всегда была одинаковой. А в том, что человечество с умалением Веры все более и более утрачивает понимание сути происходящего. На самом деле зло не придумало ничего нового в обольщении людей, в желании погубить их бессмертные души. Оно лишь хорошо умеет "помогать" нам забыть наш собственный прошлый опыт. И все же, некоторые особенности воительства нашего времени существуют.

Так история войн свидетельствует, что применение одним из противников какого-либо нового приема ведения боевых действий или оружия способно привести к ошеломляющему успеху. Особенностью же нашего времени является то, что приближается или уже разворачивается Последняя Война Последних Времен, предваряющая Судный День. "Сюрпризом" ее станет крайняя степень ожесточения и отчаянная решимость беззакония, осознающего всю свою обреченность и неотвратимую близость страшного возмездия. Поэтому в эту Войну зло вложит все свои силы без остатка, так что многие напуганные им люди могут просто не успеть приготовиться к будущим сражениям, тем более что они во многом будут существенно отличны от нынешних стереотипов войны.

Нервное, физическое и психическое напряжение военных действий Последних Времен достигнут такого невероятного уровня, что выдержать его окажутся способными далеко не все. К тому же, невероятной эффективности разрушения психики участников современных боевых действий дополнительно содействует повсеместно распространенная неадекватная оценка собственных возможностей, в связи с чем особо удручающим выглядит нынешнее расслабленное состояние российского общества. А ведь именно ему от века уготовано быть на самом острие Последней Войны с мировым злом. Так, все мы стали участниками трагедии, когда наша некогда победоносная Советская Армия вдруг оказалась совершенно беспомощной против новых врагов, без особого труда разрушивших ее изнутри. И это было не естественным кризисом политической системы, как сейчас нам твердят коварные "правозащитники", а самым настоящим заговором против России. Заговором столь изощренным, что мы по сути в одночасье потеряли свою Родину даже не поняв как это могло произойти. Впрочем, потеряли не совсем...

Произошло же это потому, что для победы в Последней Войне оказалось недостаточно традиционной для Руси воинской отваги. Как свидетельствует история растерзанных Демократией Сербии и Ирака, для этого нужно что-то еще, а именно - почти забытое многими исконное свойство православной русской души - царский дух. Его так не хватало во времена злокозненной "Перестройки". Каждый тогда прятался за спину другого, не в силах выйти на единоборство со злом, как это свойственно обладателям царского духа. Хуже того, общество сумело даже ... полюбить зло, почти что искренне принимая его за добро. Хотя в этом деле несомненно совесть говорила о подлоге. Да кто ж ее непутевую сейчас станет слушать. Да, мы все еще способны на отчаянную храбрость слуги, но никак не дотянем до меры прежнего бесстрашия - царского духа воина Христова.

Но желаем мы того или нет, а именно Московской Руси Бог уготовал быть Третьим Римом - источником вселенского правопорядка, защитником правды, где бы она не попиралась, Последним Имперским Воином, уже столько раз в полном духовном одиночестве останавливавшим победное шествие мирового зла.

Сего тяжкого послушания с России никто пока не снимал... Во всяком случае так будет продолжаться до тех пор, пока Божьим произволением не "будет взят удерживающий теперь" (Фес. 2, 7). Изъятие же царственного "Удерживающего" в числе прочего означает и то, что при неумолимом приближении Последних Времен будет меняться и сам характер противостояния беззаконию.

По мере усиления беззаконных сил, человечеству будет все сложнее применять традиционные виды противоборства со все более организованным злом. Наступит и такой момент, когда подобное станет вовсе невозможным! В ту скорбную, но и славную пору на смену коллективному воительству, когда воины ощущают локоть собрата и заботу командиров, окончательно придут индивидуальные, а точнее соборные боевые действия - самые тяжелые для души и психики. Внешне они будут напоминать бой в полном окружении и одиночестве. Только самый крепкий в вере сможет выдержать такую брань, явственно ощущая при том нерушимость православного единства в Духе Святом.

К сему великому, но и чрезвычайно скорбному времени падут последние социальные и государственные преграды перед расползающимся по вселенной беззаконием, оставив поле брани высшему воинскому подвигу последних героев. Совсем как в пору новомученичества России во времена Революции и Красного Террора. В такие времена все способы, которые общество будет судорожно пытаться применить в борьбе со злом, будут так или иначе служить именно злу. Это вполне подтверждает и нынешний пример нелепого безрассудства Америки, претендующей на нравственное и государственное превосходство в ее глобальном противостоянии "тоталитаризму" или более отдаленный пример гитлеровского фашизма, также нелепо занимавшегося борьбой с мировым беззаконием.

Вообще обман и самообман уже достигли такого распространения, что вполне можно ожидать, хотя и в новом качестве, того, что именно "пламенные патриоты", неистово рвущиеся к безумной "свободе и правде", каковыми несомненно были в свое время и евангельские фарисеи, станут главной разрушительной силой общества. Манипулируя именно подобными "правдоискателями", силы зла приступят к решительному уничтожению истинной Правды. Хотя впоследствии те же фарисеи возглавили, и уже осмысленно, мировое беззаконие, но начиналось "освобождение" как бы вполне искренне... Во всяком случае, некоторые события и нашего патриотического движения могут быть истолкованы именно так.

Чрезвычайно важную оценку духовной атмосферы военных действий Последних Времен дал последний русский Царь-страстотерпец Николай: "Кругом предательство, трусость и обман". Из этих горьких слов становится ясно, что именно крамола и дерзкое предательство в новой мировой системе власти заменят непоколебимую до самоотречения верность. Трусость тогда придет на смену забытой отваге. А правда, на этот раз уже окончательно, будет попрана самой наглой и бесстыдной ложью. То же самое утверждал святой и праведный Иоанн Крондштадтский, раскрывая прикровенные пророчества Апокалипсиса, утверждая, что крамола более не оставит наше общество до самого его конца.

Однако бессилие человеческих средств нисколько не умаляет Божиих. Поэтому единственной силой, организующей победоносную борьбу со злом, по-прежнему останется Святая Церковь - Тело Христово. Устремленная к Небу, она кажется мало интересуется земными, социальными проблемами человечества. И это до известной степени так. Но лишь только дело заходит о Войне с беззаконием, именно соборное единство Церкви, повсюду собирая всех верных, неизменно возглавляет свой победоносный поход против зла.

Избежать участия в стремительно разворачивающейся Войне невозможно. Победа же над невообразимой силой, которое кропотливо собирает зло под своими мрачными знаменами, хотя и немыслима но ... неотвратима. Вопрос состоит лишь в том, как понимать суть войны, победы и поражения. Победа России в этой брани неизбежна, поскольку она неразлучна со Христом, но победителями станут лишь те, кто займут в победоносном строю подобающее место, победят собственную злобу, а значит - страх, Христовой любовью, смирением и верой.

Вот яркий пример - война Америки с Ираком 2003 года. Блестящая, казалось поначалу, победа супердержавы над диктатурой Саддама. Все видели как сильный, смелый и гордый Ирак в одночасье был деморализован и раздавлен американским сапогом. Совсем недавно воинственный и гордый народ сразу после военного поражения стал низко пресмыкаться перед гордым победителем. От того позорного дня прошло совсем немного времени, и как дела обстоят сейчас? Очевидно, что победа была мнимая! Америка в растерянности. Никак не ожидала продолжения военных действий в непривычной для нее форме терроризма. А чего еще следовало ожидать? Не она ли сама со всем тщанием натаскивала наставников нынешних террористов, разрабатывала им тактику и стратегию террора в тренировочных лагерях, разбросанных по всему мир? Сама же сеяла ветер...

Едва ли она и сейчас стала понимать какой именно страшный "муравейник столь неосмотрительно разшерудила своей примитивной, дуболомной и бесчестной политикой. Несомненно, что именно стараниями Америки современный мир более всего вступает в преддверие такой тотальной войны, стремительность, масштабы и жестокости которой обещают превзойти все мыслимые пределы.

На самом деле ядовитое острие войны невидимые истинные разжигатели мировой бойни направили вовсе не на поверженный Ирак, а наоборот - против ликовавшей Америки, этого гиганта, насмерть пораженного в самое сердце стрелой алчной гордости, медленно умирающего, и даже смутно ощущающего приближение своей кончины, но неспособного уже что-либо изменить?

Давно ли был злодейски разрушен непоколебимый Советский Союз? - Каких-то десять-пятнадцать лет, а уже мало кто помнит о его былой мощи. Может Америку ожидает не менее печальная участь, так что спустя еще каких-то двадцать лет мало кто вспомнит и о ней. Глядя на напуганные и озлобленные племена, скитающиеся по изгаженным прериям Техаса или зловонным руинам Манхеттена, трудно будет предположить, что тут обитают потомки великого народа, некогда строившего могучие "Боинги", запускавшего в космос "шаттлы", грозившего всему миру своим технотронным кулаком. Напрасно эта страна вступила в войну со злом, не имея на то ни твердых понятий, ни даже простого здравого смысла. Хотя все может сложиться иначе или в другое время. На все воля Божия!

Во всяком случае, Последняя Война для Америки кажется началась... Кто знает, сколько она продлится, насколько будет фатальной. Но победы Америке, конечно, в ней не видать. А вот, Россия своего самого веского слова еще не сказала, и ее аргументы традиционно могут оказаться решающими...

Мы - грешные люди, многое не в силах понять в происходящем, но с Божией помощью, попробуем изложить здесь свое понимание происходящей Войны.

Священник Александр Круглов

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА


1. КАТАСТРОФА
2. ИЕРИХОН
3. СЧАСТЬЕ НА КРОВИ
4. САМСОН И ВАРТИМЕЙ
5. "ОСНОВАНИЯ ВСЕЛЕННЫЯ"
6. "КРЕСТНЫЙ ХОД" ИЗ ИЕРИХОНА В ИЕРУСАЛИМ
7. САМОСВЯТСТВО
8. ВЕЧНОЕ ЦАРСТВО
9. НЕМНОГО О РУССКОМ ЦАРСТВЕ
10. ЖИЗНЬ. ПРОГРЕСС. СВЕРХЧЕЛОВЕК
11. СРЫВАЯ БЛАГОДАТНЫЙ ПОКРОВ
12. ГОРЯЩИЕ СНОПЫ
13. ВРЕМЯ И ВЕЧНОСТЬ
14. КРЕПКО ЛИ СТОИТ ЦАРСТВО СМУТНОГО ВРЕМЕНИ?
15. ПРОГУЛКИ К ПЛАМЕННОМУ МЕЧУ ОБРАЩАЮЩЕМУСЯ
16. "АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ"
17. РАСТУТ ЗМЕЕНЫШИ!
18. КТО ВОДИТСЯ В ТИХОМ ОМУТЕ?
19. ИЛЛЮЗИЯ СИЛЫ
20. СОСТОЯНИЕ ДУШИ
21. НЕКОТОРЫЕ ОСНОВАНИЯ ВОЙНЫ
22. КОЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ
23. ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И "НОВЫЙ ПОРЯДОК"
24. "МЫ НЕ НАШЛИ НИ ОДНОГО ЛЕКАРСТВА ЧТОБЫ ИСЦЕЛИТЬ ЭТУ БОЛЕЗНЬ"
25. ТАИНСТВЕННЫЙ "УДЕРЖИВАЮЩИЙ"
26. АМЕРИКА. ВЬЕТКОНГ И ДВИЖЕНИЕ "ПРОТИВ ВОЙНЫ"
27. К МИСТИКЕ ТАЙНОГО САТАНИЗМА
28. СТРАШНЫЕ ПОБЕДЫ "СТРАННОЙ ВОЙНЫ"
29. СВОБОДУ МОЖЕТ ЛЮБИТЬ ТОЛЬКО СВОБОДНЫЙ!
30. "КАМЕНЬ ЕГОЖЕ НЕБРЕГОША ЗИЖДУЩИИ, СЕЙ БЫСТЬ ВО ГЛАВУ УГЛА"
31. СИСТЕМА - ТРИАДА ВОЙНЫ
32. ВАВИЛОНСКАЯ БЛУДНИЦА И ДЕСЯТЬ ЦАРЕЙ ИЗ "КОРОНЫ" ЗВЕРЯ
33. РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ И ПОДСОЗНАНИЕ - НЕСОВМЕСТИМЫ
34. ИДЕОЛОГИЯ - САМАЯ ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА!
35. ИЗ РАЗМЫШЛЕНИЙ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ
36. СМЕРТЕЛЬНАЯ РОМАНТИКА
37. ВТОРЖЕНИЕ В РАЗУМ
38. ТРИАДА НЕСТАБИЛЬНОСТИ В АТМОСФЕРЕ ВОЙНЫ
39. КРОТКИЕ НАСЛЕДУЮТ ЗЕМЛЮ
40. ПОБЕДИТЕЛИ

Комментарии (40)

Всего: 40 комментариев
#1 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:26
  
5


1. КАТАСТРОФА


На рубеже третьего тысячелетия над Россией снова сгустились тучи. Напал на нашу страну коварный враг, и некогда могучая Советская Империя распалась, правда не совсем. Отдельные баталии, часто невидимые, все более перерастают в решительную битву за Россию, на которую и направлен главный удар.

Разгорающаяся Война необычна, отчего многие все еще находятся в полном недоумении от происходящего. А суть событий заключается в том, что на бескрайних просторах нашей Родины, в городах и весях ведется невидимая, но от того не менее кровопролитная битва с древними темными силами, которые Апостол Павел две тысячи лет назад назвал именем "тайна беззакония" (2Фес.2,7).

Мы видим, как последовательно уничтожаются любые проявления Русской Цивилизации, Русского Царства, Русской Империи. Лукавые кормчие ведут накренившийся корабль России прямо в небытие, возбужденно крича: "Ничего страшного, все идет нормально. Пока Прогресс требует немножко жертв, зато потом всем будет хорошо!" Что ж, их можно понять: себя-то они в число тех жертв не включают. Чужое горе для них не горе, и слезы обездоленных не вызывают в них сочувствия. Тайные жрецы охотно принесли бы многострадальную Россию в жертву своему мерзкому "богу" - сатане. И вот, как было уже не раз, почти все разбито, разграблено, сожжено, пленники угнаны на чужбину. Кажется, осталось нанести последний удар и все, конец! Но почему все время что-то у врагов не получается, чуть-чуть да не доводится до полной победы? Как будто какие-то невидимые силы неизменно и властно срывают злые планы супостата. Так оно и есть. Россия вопреки всем вражьим ожиданиям стоит и не падет никогда, потому что Православная Империя непобедима в принципе.

Истинная цель этой Последней Войны - убийство Народа-Богоносца, и хотя враги изо всех сил пытаются это скрыть, прозрение уже началось! Навстречу грядущему Темному Царству поднимается Царство Русское, медленно но верно насыщаясь благодатной мощью. Явственно близится решающее сражение. Почему же враг медлит, почему не решается на последний штурм, о котором столько мечтал и к которому так долго готовился? Все очень просто:

Беззаконие боится силы русского народа, часто падавшего, но всегда встававшего!

Так в чем же заключается эта таинственная и непобедимая сила?

Давайте для начала вспомним историю чудо-народа-воина, создавшего Последнюю благодатную Империю.

Православная Русь всегда стояла на пути мирового зла. На Куликовом поле железный жезл Русской Правды в прах сокрушил необозримые орды Мамая, а Непрядва три дня текла кровью. Изумленная, она несла весть миру о цене, заплаченной Русью за свободу во Христе. На дно Чудского озера были отправлены ливонские лиходеи-меченосцы и властной десницей была остановлена под Грюнвальдом рвущаяся к победе железная лавина тевтонов. Победоносный меч россов попрал мечтания горделивых ляхов и самодовольных свеев. Непобедимое Наполеоновское сборище «двунадесяти языков» распалось, обратившись в ничто. Яростный напор храбрых драгун и мощных улан Европы скоро поглотила неподвижная пустыня Русского Океана, а блистательный его сын адмирал Ушаков смирил под Синопом и Чесмой дерзкую, но неразумную Османскую Порту. И, наконец, на огненном Прохоровском поле был сломан хребет железного гитлеровского дракона.

Незлобивый и верный, русский народ столетиями кропотливо собирал под могучим имперским крылом и защищал великое множество малых племен и народов. И вдруг сам оказался ограбленным, искалеченным, униженным и разделенным.

Никто теперь уже не вспомнит о недавних благодеяниях и радушии. Забыли отогретые теплотою русских сердец, как отважно русские защищали слабых и утешали обиженных. Все, что имела Россия лучшего во времена своего былого могущества, бескорыстно и щедро раздавалось ближним и дальним, соседям и братьям.

И вот наступила расплата за доброту. Некогда утешенные воспылали «праведным и благородным» гневом, осыпая нас несправедливыми упреками и обвинениями. Большинство отогретых похоже имеют теперь самые серьезные претензии к России.

Была ведь, кажется, искренняя и взаимная, ну пусть даже не любовь - дружба? Не тут-то было, слишком многие, хотя Божией милостью и не все, за маской дружбы скрывали завистливую ненависть, и лишь страх перед могучей русской силой до времени сдерживал эту неприязнь. Братство на деле оказалось трусливым холуйством, а благородному хозяину никто не мстит так жестоко, как холуй, незаконно дорвавшийся до власти над ним. Поэтому-то трусливые бывшие «братья» так осмелели и обнаглели, видя нынешнюю русскую немощь. Напрасно...

Опутало зло Россию и душит ее. Любимая наша Родина стала подобна древнему Иерусалиму, оплаканному неутешными слезами Пророка Иеремии. Скорбно взирал он на Святый Град, разрушенный жестоким Вавилонским царем:

Как одиноко сидит город, некогда многолюдный! Он стал, как вдова; великий между народами, князь над областями сделался данником. Горько плачет он ночью, и слезы его на ланитах его. Нет у него утешителя из всех, любивших его; все друзья его изменили ему, сделались врагами ему (Плач. 1, 1-2).

Как безжалостны сейчас эти самые бывшие друзья, самозваные претенденты на мнимую святость, ныне азартно попирающие Россию. Они заматерели и возмужали, но не в мудрости, а в грехе сладострастия «цивилизованной» жизни. С неподдельной сумасбродной радостью отпали эти народы от доброй матери России, наивно полагая, что теперь настал и на их улице праздник. Как в красивой сказке, они теперь заживут долго и культурно, сыто и счастливо. Бывшие братья думают, что, избавившись любым способом от русского духа, получат они желанное отдохновение. Как тошно им, глубоко цивилизованным, даже и вспоминать о необходимости былого общения с немытой, вороватой, полупьяной и неумной русской «биомассой». Сколько долгих лет Россия своей «тоталитарностью» мешала их наслаждению настоящей европейской жизнью!

Ну что ж, и это гибельное заблуждение для истории не ново, каждому - свое... Россия, конечно, ответит перед Богом за свои грехи, но и метающие в нее камни «праведники» не избегнут возмездия. Нет, не им вершить судьбу славного народа. Не им, вдохновенно клеймящим нашу Родину, присваивать себе право Божьего суда. Обманутый, оболганный и растерзанный народ наш - по-прежнему Божий! А вот многие из злобно глумящихся ныне над Россией даже не подозревают, что сами они лишь жалкие пешки в страшной игре мирового зла - «тайны беззакония».

Россия сейчас находится в скорбном умалении державной и духовной мощи. Кажется, она повержена врагом окончательно. Теперь непременно умрет, нет - просто обязана умереть, чтобы все были довольны, осталось только дождаться конца! Как же сладостен момент ее ожидаемой смерти, торжества над поверженным богатырем. Наконец-то настало время безнаказанного надругательства, и смерть России никак не должна быть естественной. Вот уже заносится над ее сердцем ритуальный меч, и множество племен и народов имеют твердое намерение держать его в своей руке...

Из глубины двух бескконечно долгих тысячелетий снова и снова раздается все тот же леденящий смех, обращенный к распятому Христу. Кто-то черный, трясущийся от ненависти, шипит из преисподней, заходясь в клубах дыма и серы: "Других спасал, а Себя не может спасти!" (Мк. 15, 31)

Да, именно этого требовали от Христа, когда Он, Царь Мира, волею восшел на Голгофу, чтобы приняв Крестные Страдания, разрушить власть диавола над людьми и утвердить на Кресте незыблемость Своего Царства. Величайшее Таинство непоколебимого могущества и законной власти было расценено иудеями как непростительная слабость. Точно так же пренебрежительно относится «прогрессивное» человечество и к нынешней слабости России. Как и тогда, на глазах у всех злых умников века сего, свершается непостижимая для их падших умов царская Тайна России. В тишине молитв пробуждается спящее покаяние обманутого народа. Скорбями возрождается жертвенное смирение Русской Империи. «Идет война народная, Священная война!» Россия ведет бой за свою бессмертную душу, за свободу от мирового зла, и она победит опять!

России не без причины надлежит пройти и нынешнее искушение, чтобы в нем обрести особую воинскую мудрость, крепость воли и бесценный опыт попрания планов беззакония! Россия проходит, самое тяжкое, «огненное искушение» (1 Пет. 4, 12), очищающее золото ее души от многолетней греховной скверны и самих злодеев, уже сейчас сходящих с ума от злобы. Россия напряженно готовится к своей Последней Войне с последним вором-антихристом.

Как раньше русские воины перед боем одевались во все чистое, чтобы в случае смерти чистыми предстать пред Богом, так и теперь победоносная рать России невидимо облачается в ризы праведности, чтобы предстать перед Господом с чистым сердцем.

Нынешняя Война и несомненная победа России будут удивительными, но мир, копошащийся в мусорном баке проблем своего застарелого эгоизма, вряд ли возрадуется попранным штандартам «тайны беззакония», а победный клич славного русского христолюбивого воинства не вызовет иных чувств кроме глухого раздражения.

Нынешняя трагедия России - не повод для потехи, тем более что ее народ немыслимым чудом противится врагу рода человеческого, тогда как сами потешающиеся уже давно и безоговорочно покорились злу. Не факт, что веселящийся исполнен Божьей благодати, а скорбящий богооставлен. Мы знаем, как часто бывает наоборот.

Россию судят неправо, лишая ее права на жизнь. Ловко сотворены для этого лукавые законы самостийных государств - раковых опухолей на державном теле Русской Империи. Повсюду «борцы за справедливость» изгоняют людей с насиженных мест куда глаза глядят, отбирая у них нажитое потом и кровью под молчаливое одобрение злорадной мировой общественности. Гуманное цивилизованное сообщество не видит в этом трагедии. В его такой трогательной заботе о богомерзких меньшинствах не остается места великому Народу Богоносцу. Россию страстно ненавидят уже за одно то, что она все еще есть.

Русские и действительно братские им народы навеки связаны единым духом Православной Веры, неделимым державным сознанием Империи. В их сердце еще не угас царский дух, который по-прежнему благодатен.

Наш народ справедливо несет наказание за свои грехи, доходившие порой даже до богоотступничества. Но это отступление не было вполне осознанным. Люди были обмануты, мерзостям научили их служащие «тайне беззакония» злые вожди из дореволюционного высшего общества, продажная коммунистическая аристократия и нынешние перестроечные растлители.

Говоря о России, нужно помнить, что нельзя бесконечно и безнаказанно мучить Божий Народ. Сегодня он пал, но завтра Господь его поднимет, а встанет ли сам обидчик? Ныне он безжалостен, но и его поджидает беда.

Горе тебе, опустошитель, который не был опустошаем, и грабитель, которого не грабили! Когда кончишь опустошение, будешь опустошен и ты; когда прекратишь грабительства, разграбят и тебя... и будут собирать добычу вашу, как собирает гусеница; бросятся на нее, как бросается саранча... Вы беременны сеном, разродитесь соломою; дыхание ваше - огонь, который пожрет вас, - возвещает пророк Исаия (Ис. 33, 1-12).

И вот, новые христопродавцы рвутся, толкая друг друга, надругаться над несчастным нашим народом, возбужденно пьют жизненные силы нашей страны. В предвкушении кровавого пира жадно глотается ядовитая слюна. Острые клыки тянутся к заветной сонной артерии России... Все гады жаждут большого праздничного жертвоприношения, Последней Жертвы - Всесожжения России!

Жертва эта нужна им для самоутверждения и для снискания милости у своего злобного темноликого князя. Сам он до поры до времени сидит связанный в преисподней, но очень любит потешить себя жестокими забавами. Зная, что в конце концов ему за все придется платить самыми страшными муками, он не может остановиться и не станет никого щадить. Напрасно преданные князю безумцы рассчитывают на поблажку, им обыкновенно достается «по полной программе», причем от своих же. Хотя себя палачи России приносить в жертву никогда не собираются, каждый раз, когда происходит крушение их планов, их настигает справедливое возмездие. Тогда эти наглецы визжат, что именно они - главные жертвы трагедии. Людей-то еще можно обмануть, но не Бога, а Бог поругаем не бывает!

Народ России, вообще склонный к жертвенности, величия нынешних сквернодействий даже и не осознаёт. Жертву злому князю приносить он сам не намеревается, нарушая тем самым беззаконное празднество, раздражая палачей и лишая «красоты» долгожданную казнь.

Однако России все же надлежит быть принесенной в жертву! Война идет даже не за само жертвоприношение, а за то, станет ли для России эта жертва в очищение и спасение или станет нечистой в вечную погибель!

Слишком мало кто сейчас жалеет Россию и ее многострадальный народ. Слишком многие злорадствуют, видя ее горькую беду. Еще меньше тех, кто правильно осознает совершенно особенную роль нынешней России: она по-прежнему остается единственной законной правопреемницей Византийской и Российской Империй.

Однако параллельно с Последней Законной Империей, собранной Россией, идет иная интеграция народов. Современная цивилизация с ее гордой похотью вопреки Божией воле создает Глобальную Империю, незаконную по многим причинам, в том числе потому, что создается она для зверя-антихриста. Ее трудно разглядеть за нарастающим хаосом международных и общественных событий лишь потому, что многим людям неведомо: именно Хаос и есть главная суть Глобальной Империи или еще точнее, Империи Зверя.

Таинственная, во многом тоже невидимая, Империя русского и духовно единых ему народов - последний грозный бастион на пути этого зла! Империя и раньше всегда была таковой. Отличия от прежних времен, тем не менее, значительны. Как сказал духовник Псково-Печерского монастыря архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Теперь в России царство не от мира сего, теперь вместо царя правит страной Матерь Божия!»

Однако невидимость Русской Империи совершено иного рода, чем у антихриста. Она открывается лишь созерцательному безмолвию Христовой Веры.

Россия играет исключительную, даже решающую, роль в судьбах всех народов мира, а собственная ее судьба более всего определяет державное будущее гибнущей от растления современной цивилизации. И пусть все вокруг рушится, но скипетр Русской Империи все так же пребывает в руке Всемилостивой Небесной Царицы Богородицы! Значит опять беззаконных ожидает сокрушительное поражение, а русский народ снова восстанет воскресшей Верой в Господа нашего Иисуса Христа по молитвам Приснодевы Марии. Пусть верных Христу до смерти сначала будет немного, но ведь и Апостолов было всего лишь двенадцать, а они силою Божией победили все зло мира...

Накануне «Перестройки» положение Советской Империи казалось незыблемым. Нынешние разрушения мало кто мог представить себе даже в кошмарном сне. Социалистическое общество имело, конечно, немало очевидных пороков, однако они не нарушали в целом здорового имперского духа Советского Союза. Тем не менее, роковые события неотвратимо надвигались.

Исполнялись времена, пророчества и сроки, попущенные Богом для рождения, жизни и смерти могучего государства, собранного железной идеей коммунистического единства. Близилось время нового сражения неизменно победоносной Войны Божьего Народа с мировым беззаконием. Многие русские люди пока еще не стали осознанными участниками битвы за Россию, но ведь она еще только разгорается!

Реформы Российского государства могли пойти путем духовного перерождения нашего общества, как было во время равноапостольного императора Константина. Принятие им в четвертом веке Христианства сохранило внешнее устройство языческой Римской Империи, изменилась лишь ее духовную суть.

Мы же поступили иначе, предавшись безответственности, беспечности, самодовольству и гордому безволию, и этим определили себе участь разрушителей собственной державы. Что бы и кто ни говорил, мы сами позволили ее разрушить!

Дух беззаветного служения Отчизне старшего поколения, прошедшего Отечественную Войну и знавшего цену свободы, почти утрачен их потомками.

Наши старики-ветераны были порой не очень образованы, зато мыслили категориями «от океана до океана». Такой и стала созданная их мозолистыми руками Советская Россия. Державное же сознание нынешних «интеллектуалов», взявших бразды правления Россией, не простирается дальше забора собственной виллы. Такие размеры все более принимает и новая родина «новых русских».

Сейчас уже очевидна принципиальная недостижимость устойчивого коммунистического общества, которое порой даже и честные люди с благими намерениями, но вопреки определениям Божиим, пытались устроить на нашей земле. Снова напомнила о себе непреложная истина, что строительство рая на земле - хлопотное и неблагодарное дело. Социальная справедливость в известных пределах достижима, но совершенства на земле быть не может.

Коммунизм пытался по-своему возродить и использовать задолго до Революции начавшую угасать в российском обществе Веру Православную. Следует, однако, различать два главных проявления Коммунизма, которые хотя и неразлучны, но всегда непримиримо враждебны друг другу.

Первое из них - тайное и древнее, инородное и ядовитое магическое начало. Манипулируя идеями свободы и братства, оно всегда выражало стремление зла к мировому господству, хаосу, смерти. Это на деле никакое не братство, а чистый сатанизм!

Второе направление - стремление к справедливости и борьбе против зла, явно воцарявшегося в мире, - было бы естественным, если бы не было безбожным.

Здесь давно известный Церкви парадокс: зло для достижения власти, не имея на то собственных сил, часто использует силу и волю... борцов со злом! Увы, даже самая справедливая борьба за свободу от рабства и несправедливости, ведущаяся без Христа, всегда оканчивается борьбой со Христом, еще более жестокой несправедливостью и рабством беззаконию. Справедливость и правда становятся злыми, непримиримыми и беспощадными, чтобы потом неизбежно перейти в ложь и злобу.

И вот, обе эти грани настолько переплелись в Советском обществе, что трудно было различить действие каждой. Зло почти все время пряталось под разными масками, подстраиваясь под любое изменения обстоятельств. Впрочем, эта двойственность, скрывающая за красивой вывеской коварство тайного зла, есть свойство не только поверженного Коммунизма. Капиталистический «рай» и разгорающееся пламя всемирной войны с неверными за «светлую правду» исламского экстремизма - из той же самой «оперы».

В России за годы Советской власти тайное зло было перемолото народами, создавшими мощное Союзное государство, не раз грозно становившееся на пути победного шествия мирового зла. Но недобитое в собственном сердце беззаконие оказалось причиной гибели могучей Советской Империи. Не внешний враг разрушил великую страну, хотя и без него тоже не обошлось. Крах Коммунизма изначально скрывался... в нем самом! Такова судьба всех «обществ справедливости», построенных на возбужденном надрыве «прекрасной идеи» безбожного или лжерелигиозного счастья. Событие это стало трагедией не только для разбежавшихся подобно зайцам племен и народов Советской Империи, но и для всего мира.

Кончина Коммунизма произошла быстрее смерти Капитализма не потому, что тот более совершенен, а потому, что пока меньше мешает беззаконию.

Заметим, еще в коммунистическую эру России было пресечено так много проявлений тайного сатанизма, что одно это явно свидетельствует о наличии в недрах Советской Империи некоей особой силы, не дававшей злу полной власти! Эта сила не была присуща громадному аппарату Советского государства, неуклюжий механизм которого всегда был беспомощен в войне с невидимыми духовными сущностями - демонами. Безбожие из-за своего отрицания мистики в принципе не может бороться с мистической природой зла. Действует всегда не сам бич, а тот в чьей руке он находится. И это был, конечно, не Генеральный Секретарь...

Таинственная державная сила и власть, противостоящая злу в советский период, исходила от Святой Церкви. Нет иного источника всех великих побед Коммунистической Империи над мировым беззаконием!

Это не новость для верующего человека, хотя Церковь во все времена Советской власти находилась в состоянии отчасти забвения, отчасти явного гонения, и почти повсеместно - самого жестокого разрушения. Влиять на происходящие события она, казалось, была совершенно не способна. Однако именно через нее невидимым образом происходило видимое посечение всей громады зла.

Идеи Коммунизма, которыми пытались заменить христианское милосердие и соборный дух народов, не случайно родились в угасающей от безверия Европе. Мертвящий дух западного еретического христианства лишил людей истинного богообщения. Измученный, одинокий без Бога европейский человек страстно и безрезультатно искал высшей справедливости, желая обрести в ней цель жизни.

И вот, мировая закулиса «пошла навстречу» обществу, предложив ему смутный, но эффектный лозунг: «Свобода. Равенство. Братство», не слишком, впрочем, вдаваясь в подробности. А понимать следовало вот как: «Свобода - растлению и беззаконию! Равенство - правды и наглой лжи! Братство - всех тайных слуг сатаны!»

На таком сомнительном фундаменте и возникла официальная коммунистическая доктрина. Тайная же ее часть придала учению тот демонический дух, который и выражался известными всем революционными жестокостями.

Хотя истину Веры и нельзя заменить гордыми мудрованиями, тем не менее, Коммунизм для многих честных и достойных людей, увлеченных этой идеей, был привлекателен попыткой создания общественной справедливости. Однако, не имея в себе Истины-Христа, даже «честный» Коммунизм никогда не мог достичь своей цели, водружая на место Бога неживую, хотя и по-своему красивую идею. Живой Бог дает миру настоящую жизнь, а мертвые безбожные идеи не только на это не способны, но и сами несут в себе смерть.

Умирание советской государственности, таким образом, было делом неминуемым. Вопрос был лишь во времени, когда это событие произойдет.

Еще раз отметим, подобные соображения не менее, а кое в чем и более справедливы и в отношении капиталистической формы достижения социальной справедливости, так что нынешние метания в сторону капитализма с самого начала не имели особого смысла.

Вновь, как марксов призрак, только на сей раз уже в демократической личине, возник революционный лозунг: «Весь мир насилья мы разрушим», - и Великая Держава пала.

Хотя к концу коммунистического периода несостоятельность его основных концепций стала для многих очевидным и тяготящим душу фактом, мало кто мог предположить, какую опасность несет в себе «прозрение». Эти знания в неумелых руках стали оружием огромной разрушительной силы. Только впоследствии выяснилось, что разрушено было вовсе не тайное зло, а здоровое основание державы, подтвердив в очередной раз истину - не все знания полезны.

Впервые с подобной проблемой человечество столкнулось в Раю, незаконно вкусив плодов от Древа Познания. Последствия были самыми катастрофическими. Человек искал свою правду, а нашел свою смерть. В некотором роде подобные события произошли и с советским обществом.

Неполные знания о духовных основах государства сложили человеческую безответственность со злой волей все того же эдемского змия-искусителя. И вот теперь мы имеем духовно разлагающееся общество и множество лукавых вождей, бессовестно разрушающих державу в угоду своим амбициям.

Мало познать добро и зло, - для этого, как свидетельствует история Адама, не требуется большого ума. - Нужно уметь их различать и разделять, а такое умение приобретается не развитием наук, а только покаянием и любовью.

Желание добиться социальной справедливости, как у многих нынешних прокоммунистических и бытоулучшительных течений - идея все того же усеченного Коммунизма. Она, хотя часто исходит от честных и достойных людей, все же слишком мелка для того, чтобы снова собрать вокруг себя весь народ. Коммунизмом Россия переболела. Теперь тоже самое должно случиться и с бациллой Капитализма.

Земной рай - основа коммунистических, капиталистических и многих других явно или скрыто, но обязательно антихристианских теорий. А русский народ не создан для жизни земного пресмыкающегося, но рожден самой высокой духовностью, которая только может существовать на Земле - Православной Верой! Земля лишь на время - от усталости, от непрестанных войн, становилась кратким пристанищем и временным идеалом России. Но даже связанная путами атеизма, ее душа рвалась ввысь, ища своего предела! К сожалению, она снова обманулась, искусившись «земной правдой».

Так не будет продолжаться вечно. Святая Христова Вера непременно воссияет в Российских пределах прежним неугасимым апостольским светом, призывая ко спасению народы мира, страдающие от жестокой «тайны беззакония». Лишь в Вере - незыблемое основание Российской жизни, все остальное - временно!

Путь Православной Веры ведет в небесные обители. Начинается он во времени и на земле, а заканчивается на Небе и в Вечности. Тысячу лет этому напряженному движению подчинен весь духовный строй таинственной русской жизни. Нам незачем искать новую Правду, Россия давно нашла ее. Пусть ищут другие, а России же достаточно смиренно поднять свой нелегкий крест, взятый русским народом тысячу лет назад, и продолжить свой апостольский путь на Небо.

Когда Коммунизм разрушил Православное Царство, то в какой-то мере сам невольно стал его восприемником, сохраняя даже не саму Веру (ее-то гнали), а особый дух православного мироощущения - любовь к людям, как образ любви к Богу!

Это было подобие некоего таинственного и невидимого сохранения Божьего народа для его особого служения Богу в будущем.

Примерно так же сохранял Бог израильский народ во время своего скитания по пустыне, в котором истреблялась скверна народного духа. Вера была как бы в небрежении до положенного Богом срока, но лишь для того, чтобы ветхий народ, обновляясь скорбями, очищался от рабского духа. Израиль должен войти в Землю Обетованную - свободным!

Так и период коммунистического правления был важен для России, таинственно готовившейся в то время к своему апокалиптическому служению. Именно во время гонений на Веру в народных недрах крепла особая святость царского духа. В любом случае, нельзя слепо проклинать прошлый образ жизни, выстраданный нашими отцами и дедами великой кровью и многими скорбями. То нелегкое время можно, без преувеличения, назвать Коммунистической Эрой России. Эрой, без сомнения, великой. Таковы ее дела и влияние на человечество. Нельзя в осуждении своей Родины уподобляться Евангельским фарисеям.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков. (Мф. 23, 29-31).

С такими словами обратился Спаситель к будущим богоубийцам, говоря об их бессердечии к их собственному не всегда праведному прошлому. Презирающий предков не имеет любви и к ближнему. Не имеющий любви Царства Небесного не наследует, а если такие становятся патриотами, что в наши дни не редкость, - жди беды. Пренебрежение Христову обличению печально закончилось для Ветхозаветного народа. Хотя богоубийство не может повториться еще раз, но безумное желание повторить тот «неудавшийся эксперимент» по-прежнему очень велико.

Да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира, от крови Авеля до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом. Ей, говорю вам, взыщется от рода сего (Лк.11.50)!

Наши деды совершили множество ошибок, но они и заплатили за все самой дорогой ценой, не переложив тяжести своего бремени на потомков. Не нам, поэтому осуждать дела, суть которых до конца не была ведома ни им тогда, ни нам сейчас. На наших глазах разрушается дело рук отцов, как ничего не стоящее, и тем самым повторяется грех евангельских фарисеев. Может статься, что и с разрушителей Советского Союза взыщется вся кровь, пролитая за свободу Русской Земли. Напрасно поэтому многие пренебрегают своим коммунистическим прошлым.

Не разрушать надо было доставшееся нам от отцов, а преображать полученное к высоте той духовности, для которой Русь была предназначена.

Никакое зло не останется безнаказанным, просто Божия кара может медлить. Пусть гром возмездия еще не грянул, но грозные тучи сгущаются уже давно. И потому нельзя вести себя на благословенной земле России так безответственно, как мы сейчас.

Роль коммунистического периода гораздо более значима для нашего будущего, чем кажется с первого взгляда, а осмысление его - не такое простое дело. Ведь государство - это отнюдь не механическая совокупность индивидуумов, объединенных только общими интересами, а также экономическими и политическими связями.

Государство - это единый, живой и разумный духовный организм. Разрушение его - убийство, а значит, страшное преступление! Его общность - не просто подобие роя пчел или муравейника. Законное государство - всегда личность. Безликими и безжизненными являются только беззаконные сообщества, каковыми от века были тайные бандитские и сатанинские сборища.

Государство - духовный образ первого единства человечества в Адаме и Еве. Хоть и искаженный грехом, но он все еще сохраняется таким по сию пору. Организму государства присуща жизнь, а Податель ее - Сам Спаситель.

Государство является существом высшего порядка по отношению к отдельному человеку, это невозможно описать материалистическими теориями, а нынешнее представление о нем как никогда цинично и прагматично. Между тем, эгоизм по отношению к Отечеству несет в себе самые тяжелые последствия. Превозношение личности над государством уже сейчас зарождает социальные потрясения, которые могут вскоре кардинально изменить мир, и совсем не в лучшую сторону. Многие в наше время усвоили ложный тезис, что человек - вершина мироздания. На самом же деле безбожный и ожесточенный человек не только не вершина, но напротив - самое страшное проклятие для всего живого на земле.

Высшим творением и самым совершенным живым существом на Земле вот уже 2000 лет является Тело Христово - Святая Церковь, и только в ней раскрывается во всей полноте природа человека. В ней, в насыщении Христовой Верой, он устремляется к вершине совершенства - святости!

Раньше простые люди охотно умирали за Родину, за Веру, за Царя или даже за Сталина. Теперь, став «мудрее», они охотно принимают лишь чужие жертвы. Жертвенный дух, создававший некогда нынешние государства, медленно разлагается безнравственностью, развратом, эгоистическим сластолюбием.

Те же, кто по-прежнему бескорыстно и честно умирают за Родину, позволяют эгоистам сохранять их собственное благополучие и душевный покой. Но, хотя подвиги уже перестали быть общественным идеалом и мыслятся уделом дураков, в дураках в конце концов окажутся лишь те, кто не любит Россию, а не ее герои!

Ничто, казалось, не предвещало катастрофы. Напротив, все как бы застыло в вязкой гробовой тишине. Пятилетки, съезды, пленумы, намолоты зерна, тракторы, уборка картошки, очереди на квартиры и машины, семейные ссоры - все как в продолжение многих скучных лет умирания в мире, но в безверии. Но зловещий гул уже нарастал в недрах Советской державы. Шло незаметное разрушение главного стержня государства - любви, отчего в душе многих людей возникала непонятная и навязчивая тревога.

Много было пролито крови на Руси в сражениях брата с братом, а мир злорадствовал, ненавидя Россию. Ведь она искала Правды, которая и состоит в любви. Не всегда русская правда бывала совершенной, но доверчивый наш народ без счета отдавал за нее жизни ради счастья и благоденствия потомков.

И Господь принимал эти жертвы, давая России силу, мир и порядок.

Теперь все стало по-другому. Люди начали слишком много мнить о себе. Стали не нужны многим царственным россам ни Родина, ни предки, ни потомки. Детские дома переполнены брошенными детьми, родители которых бесцельно прожигают свою пустую жизнь. Стариков тоже часто стараются сбыть в больницы или интернаты. Пусть умирают где-нибудь подальше, не путаясь под ногами и не отравляя самим своим видом уютную атмосферу евроремонта!

Ненужное более Отечество с нарастающим шумом погибало, уязвленное человеческим безразличием. Следом наступило уже совсем ужасное. Живую Россию стали резать на куски и расстреливать из танков. Последнее и вообще было обставлено как феерическое представление. Заступников у Родины осенью 1993 года оказалось немного. Ненавистников - поболее, они сбежались поглядеть на бесплатное представление, и никто из собравшихся не пожалел о потраченном времени. Где же еще такое увидишь, просто загляденье! Как забавно и беспомощно мечутся в пламени взрывов какие-то защитники какой-то Родины! Так им, постылым «комунякам», и надо, нечего стоять на светлом пути Прогресса и Гуманизма! Надо было сразу падше поклониться воцаряющейся «тайне беззакония». Глазели бы тогда на все со стороны, лизали сладкое мороженное, аплодируя удачному выстрелу, а не рыдали от бессилия, истекая кровью простреленных душ.

Но те жующие жвачку несчастные молодые люди еще не ведали о собственной печальной участи. Сколькие из них уже захлебнулись от наркотиков, убиты своими же подельщиками в грязной подворотне или, оставшись в живых, перестали быть людьми, покорившись злу. Как же мучает совесть, которую нельзя залить вином!

Гибель Отечества в прямом смысле есть гибель самого себя.

Такая смерть может прийти нескоро, но непременно придет. Белый капюшон и страшная коса многих приведет в трепет, когда предъявит свои законные права. А может, обойдя нас, возмездие явится к нашим детям. «Так, душою Адам умер тотчас, как только вкусил» запретного плода, «а после, спустя девятьсот тридцать лет умер и телом», - говорит Симеон Новый Богослов. Началу видимой смерти общества всегда предшествует его духовная погибель. Вот и нам когда-то придется отвечать за «невинные шалости» с Отечеством.

Гибель Родины - как гибель некоторого жизненно важного органа. Следом за нею наступает неизбежная смерть и всего, на первый взгляд вполне здорового, организма. Она может как бы и не затрагивать конкретного человека. Но боль Отечества настигнет каждого, кто все еще жив. Так будет продолжаться до тех пор, пока мы остаемся людьми, сохраняя остатки былого богоподобия - любви.

В свое время мы думали, что крушим лишь отживший свое дряхлеющий Коммунизм, а на самом деле наносили смертельные удары в самое сердце живой Российской державы - Последней Благословенной Империи, заодно убивая и собственные души.

Но Империя не погибла, а лишившись плоти, снова стала невидимой!

Она непременно победит, чтобы, собрав последних, пусть немощных, но верных Господу нашему Иисусу Христу, покинуть этот падший мир, восходя к вечному Небу, оставив Землю для сражения последних могучих ратоборцев с антихристовой волчьей стаей - злобными человекоподобными существами.

Внимательный наблюдатель может вспомнить конец семидесятых годов, когда в социалистическом обществе возникла некая непонятная тревога. Почти невидимая, свинцово тяжелая, она как тень легла на беспечную страну, омрачая жизнь советского общества. Внешне было все, как и раньше. Только что-то неспокойное появилось после злополучной «оттепели» шестидесятых годов, вроде духоты перед грозой. Неосознанная, нарастающая нервозность требовала каких-то действий. Но ум, лишенный нужных знаний и понятий, упрямо заперся в убогие рамки неживых математических форм диалектики и ничего не мог сделать и понять. А причина, увы, была чрезвычайно проста и ужасна: Снова народился на Руси поганый змееныш гордой элитной зависти и блудодейства со злом. Ему еще предстояло долго расти, чтобы стать нынешним многоголовым драконом-разрушителем. Тогда же нечистая сила только собиралась - копила свой смертельный яд ненависти.

Задолго до начала «Перестройки» тревожным колоколом прозвучали трагические события первых народных безумств братских стран социалистического лагеря. Это были «демократические» перевороты 1956 года в Венгрии и 1968 года в Чехословакии. Так начинались первые приступы грядущего коллапса огромной Коммунистической Системы.

Неосознанное нервное напряжение, нарастающий страх отдельных людей собирался воедино, подобно бомбе взрывая общественное сознание тех же Венгрии и Чехословакии. Скрытый страх стал видимым, воплощаясь бешенством народного бесчинства, разрушительным вихрем страстей, который был поднят, на удивление ничтожной кучкой истеричных и неуравновешенных людей, которые обманом разбудили народный гнев, легко направив его на саморазрушение.

Чего боялись тогда эти самые обыкновенные люди, с таким отчаянным ожесточением бросавшиеся на еще неприступные коммунистические твердыни? Они жили гораздо богаче России и знали это. Их жизнь давала твердую уверенность в будущем, чего у них нет сейчас. И, тем не менее, народы хотели всего этого лишиться, восстав на непобедимого коммунистического гиганта - СССР. Это необъяснимо с позиции здравого смысла, но его никогда и не было в тех быстро подавленных восстаниях. Зато были массовые припадки самой настоящей шизофрении, захватившей своим безумием огромное количество людей, изо всех сил старавшихся разрушить собственное благополучие и разум.

Те мятежи более напоминали буйство психически больных, пытающихся покончить жизнь самоубийством, нежели борьбу за правду, хотя почти все делалось вполне здоровыми людьми, которые чего-то боялись. Визгливое торжество демократии было лишь обыкновенным нервным срывом!

То были не поиски нелепой и романтической свободы, как представлялось. Неудавшиеся перевороты стали первыми выражениями уже явственно нарождающегося ужаса людей от надвигающейся катастрофы: сначала Коммунистического лагеря, а затем и всего мирового сообщества. Поэтому нынешнее спокойствие в тех странах еще более иллюзорно, чем 30-40 лет назад!

В мире много людей не верит во Христа. Многие не боятся гнева Богочеловека, полагая, что Господь пришел на Землю с тихим смирением из-за бессилия. Спаситель же пришел дать измученным людям истинную свободу, не требуя от них ничего, кроме любви к Тому, Кто и есть совершенная Любовь - к Богу.

Не так придет антихрист - гордое и злобное существо. Именно его так боится и с замирающим сердцем ждет оставившее истинного Бога человечество. Конечно, самого зверя в 60-е годы еще не было и в помине, но уже повсюду рождались, как на Руси, маленькие генераторы ненависти - «предтечи» антихриста.

Как же чуток человек, издалека ощутив на себе страшное дуновение бездны - дыхание смерти! Страх сей был неосознан, но столь силен, что легко смел государственные преграды на пути рвущейся к власти «тайне беззакония». Души людей неистово метались от безысходного ужаса перед мировым злом, и одновременно сами же покорно следовали к месту собственной казни, уготованной беззаконием и победителям и побежденным в войне против разума.

В 1956 и 1968 годах бунты окончилось относительно безболезненно. Крамола была подавлена твердой военной силой. Все обошлось малой кровью и малой войной, но правильных выводов из тех предостережений так и не было сделано. Увы, мы по своему обыкновению не стали учиться на чужих ошибках! И вот, внешне снова все стало благопристойным, но самого главного те, быть может, весьма блестящие с военной точки зрения силовые акции сделать не смогли в принципе. Они не смогли прояснить затуманенные людские мозги в рамках материалистических доктрин, составлявших основу социалистического мировоззрения - впрочем, и капиталистического тоже.

И вот, следствие подавлено, а причина, страх, осталась загнанной в скрытые глубины души. Порождая обиду, он сжимал тугую пружину будущего взрыва. Страх, тревога и нервное напряжение, не находили ни выхода, ни утешения, становясь хронической болезнью общества.

Грозная на вид крепость социалистического лагеря стояла, к началу «Перестройки», на основании, точно описанном в евангельской притче, - зыбком песке. Потому она и рухнула во время социальной бури, поднятой лукавыми вождями КПСС.

И вот что поразительно. Огромная страна, весь социалистический лагерь пал от визгливого крика всего лишь нескольких, шевелящихся в слизи самодовольного бессилия червяков. Одно только это говорит, что за их спиной скрывается более могущественная, но невидимая сила, тайно управляющая общественными безумиями, оставляя на виду общества только упомянутых пресмыкающихся.

«Перестройка» - не личная проблема ограбленного русского народа, а знамение новой смертной Войны «тайны беззакония» против человечества. Для России это продолжение Битвы за Правду, за Веру. Это еще не всем россиянам ясно, хотя для нас многие события начались раньше, чем для других народов. Россию беда настигла раньше, потому что она еще может выдержать то предельное напряжение сил, которое невозможно выдержать остальному миру в подобных катастрофах. Именно измученная Россия все еще несет в себе победоносную духовность, потребную для борьбы с армией зла!

Приближалось время испытания на твердость Российской государственности, остановить которое было уже невозможно. Невидимая врагу, Святая Русь задолго до того уже готовилась к грядущим сражениям. Совсем иначе вело себя безбожное общество, утратившее важнейшие человеческие качества, которые можно объединить одним понятием - инстинкт государственного самосохранения.

Вместо того чтобы искать причину тревоги и искоренять ее, люди всеми способами заглушали отчаянные крики собственной души. Такое состояние тревоги и страха в какой-то мере передает состояние человеческих душ, проходящих нескончаемую череду мук адской бездны.

Ад, в который люди давно перестали верить, сам выходил из бездны! Зримый и невидимый ужас не знающий конца явил себя людям! Господь как бы обращался к нам унылым и нераскаянным, показывая то, во что общество перестало верить - бесконечно далекую бездну. Вот она, прямо перед глазами. Еще есть время на обретение Веры, покаяние и исправление, но его становится все меньше. Наступит и апокалиптический День, когда, как в настоящем аду, покаяние опоздавших станет невозможным и недоступным лекарством для исцеления умирающей от злобы души.

Обществу было дано время познать трагичность своего недалекого будущего, чтобы достойно приготовиться к нему. Этого, увы, не произошло, вместо этого человек научился весьма успешно заглушать голос своей совести и крик души. Надо было содрогнуться, обратиться к небесному Утешителю, моля Его о спасении, но советское общество все еще не осознавало происходящего, будучи под наркозом лжи и самооправдания.

Несчастные души идут в адскую бездну, часто не замечая этого. Они не слышат ни зова Ангелов Хранителей, ни своих предков, ни крика самой Земли, ужасающейся от поднимающегося на ее поверхность бездны ада.

Когда гибнет разоренное, оболганное Отечество, гибнет вместе с ним и народ. Это всегда нестерпимо больно, но сейчас люди, оглушенные диким воем страстей, почти перестали слышать даже собственный крик!

В который уже раз люди возомнили о своем гордом уме как о вселенском вместилище мудрости, и как обычно, жестоко за это поплатились. И ведь расплата только начинается, катастрофа России еще не кончилась. Наиболее тонкие, чуткие, особенно нервно или психически неуравновешенные граждане острее других, скорее сердцем, чем умом, ощущали угрозу, скрывающуюся в недалеком будущем и воплотившуюся впоследствии в зловещего монстра, названного «Перестройкой». Некоторые пытались объединяться, чтобы защитить себя и, возможно, страну. Они протестовали, восставали, как могли, против бездушия общества. Бездушие от этого, как всегда, только усугублялись. Не будем их осуждать за это. Лишь сейчас и лишь отчасти многое становится ясным. Всего несколько лет назад многие пружины механизма глобальной катастрофы были непонятны и тщательно скрывались от глаз непосвященных.

Примерно в то же время создавалось особое сообщество людей, получившее впоследствии название - движение диссидентов, собравшее в своих рядах разных по возрасту, духу и убеждениям людей. Всех их объединяла идея неистового протеста против бездушия существующего порядка. Диссиденты хотели безбожными и немощными, но гордыми силами пробудить общество от сна. Они страстно желали немедленных действий, всеобщего протеста, тотального разрушения государственного порядка. Их не слушали, гоняли, били, сажали. От этого они становились лишь злее, обидчивее и злопамятнее. Общество «искателей справедливости» становилось все многочисленнее. Диссиденство той поры все больше становилось духовным блудом со злом, а не освободительным движением. Сейчас, спустя годы, относительно легко прослеживается ложность целей этих «правдоискателей», ориентированных на «свободный и цивилизованный» Запад. Запад всегда завидовал и ненавидел Россию, ему совсем не нужно наше благополучие. Это стало ясно лишь сейчас, а тогда, задолго до «Перестройки», все было так запутанно и сложно. Не все смогли вовремя сделать правильный выбор и, как было не раз в прошлом, многие жаждущие свободы Родины невольно, по неведению, вступили в число будущих ее разрушителей. Зло ловко умеет управлять душами грешных людей, отпавших от истины Правой Веры.

Многим людям, отравленным безбожием, непоколебимый покой Церкви казался выражением ее беспомощности, бессилия и подавленности беззаконием. Напряженное, уверенное молитвенное стояние и духовное возрастание в преддверии ожидаемой Церковью бури не было правильно истолковано. Суете же общественного движения Церковь неизменно противопоставляла свою непоколебимую твердость духовного стояния, являющегося важнейшим основанием всего русского православного миропонимания.

Такое поведение не значит, что нужно стоять, открыв рот, и безучастно смотреть, как все ломают. Стояние - это не бездействие, а бесстрастие - совершенное состояние духа. Духовное стояние означает непрестанное ведение брани. Это незримое сражение невидимо направляется благодатью Божьей. Когда надо, Бог даст силы претерпеть скорби. Когда надо, даст силы и волю сокрушать врагов.

До начала «Перестройки» думалось, что можно погасить нарастающий страх срочными переменами. Стоит только все до основания разрушить, и возникнет само собой желанное царство, а точнее республика, справедливости и любви. Но своими нелепыми протестами и раскачиваниями державы диссиденты больше разрушали не государственные устои, а свою собственную, и без того ослабленную, психику. Часто по причине своего истерического надрыва, они заполняли психиатрические лечебницы, ставшие более чем многочисленными. Эти «человеко-койки» сами по себе стали немыми свидетелями невиданного роста неисцеленного страха.

Другие диссиденты уловились гордым духом диссидентской исключительности. Для тех наступило самое страшное: они незаметно для себя вступили в ряды осмысленных ненавистников России, а потом и Бога. Рано или поздно для всех них наступил «момент истины», и иллюзии добра оказались отброшенными. Потерявшие свободную волю «правдоискатели» покорно поклонились пугающей власти зла. Они узнали, наконец, чей именно дух стоит за их нелепой «свободой». Увы, поздно! Демоны властно овладели их гордыми душами. Беспорядочный протест против неведомого зла в конце концов обратился на Бога и на Его народ. Не сразу, не вдруг это случилось. Возможно, так же было и у предателя-апостола Иуды. Но, как бы то ни было, наверно они были не хуже и не лучше остальных. Сначала где-то в малом не послушали совести и не смогли пересилить страха пред злом мира сего, а остановиться в дальнейшем падении уже не дали «товарищи». Упав однажды, не смогли подняться. Трагична судьба многих таких искателей ложной правды, и вот один яркий пример - глубоко несчастный и злополучный бывший священник, а ныне презренный гражданин «свободного мира» Глеб Якунин. Этот доигрался в своих мечтательных претензиях даже до отлучения от Церкви!

Падшие думали, что когда они станут в один ряд вместе со всесильным по их мнению врагом рода человеческого, то так тяжко мучивший их страх отступит. Единые со злом, они обретут долгожданный покой души.

Не тут то было! Такого не бывает! Зло никому и никогда не дает покоя.

Эти люди забыли, что у истинного их врага - демонических сил, нет, не было и не будет никаких союзников и друзей. Бесам нужна душа и кровь каждого человека на земле. Тех же из людей, кому якобы они служат, может даже и прежде прочих.

Страх становится формой жизни, средой обитания для всех безрассудно покорившихся злу. Такие люди, как бы себя они не обманывали, никогда не смогут избавиться от вездесущей тревоги. Только к страху грядущей катастрофы прибавляется еще и ужас предателя, страх близости немилостивой бездны и ее "плача и скрежета зубовного".

Они думают, что живут честно, комфортно и уютно, не замечая леденящего холода адской бездны и исходящего от нее непрестанного беспокойства. Их бессмертная душа не чувствует этого, потому что оцепенела. Зато зависть к живым людям поселяется в холодном сердце. Ощутивший вечность собственной погибели не станет жалеть других. Напротив, только чужие скорби и мучения еще наполняют такую душу хоть какой-то радостью. А иной более не будет!

Впрочем, наверняка все это произошло незаметно для них самих. Эти люди - самые несчастные существа на свете, потому что никогда не обретут покоя, а потребность самооправдания может довести их и до умоисступления. Только покаянием еще можно вырваться из этой адской карусели. Некоторым это все еще удается. Такие обретают долгожданную безмятежность Церкви.

По преданию, даже предателю Иуде удалось повеситься только с третьего раза. Дважды Господь невидимо обрывал веревку на его шее, чтобы Иуда очнулся от демонического отчаяния. Однако он все же предпочел гордую обиду спасительному покаянию. Окаянный безумец все-таки удавился с третьего раза, и темная бездна весьма охотно приняла душу бывшего апостола.

Неясная тревога и ощущение грядущей беды накануне «Перестройки» были достоянием не только до предела обостренной психики несчастных диссидентов. Простые люди чувствовали происходящее в не меньшей мере. Многие пытались оглушить душу простыми и «эффективными» способами: шумными застольями, напряженной работой, дачными участками, семейными ссорами. По пьянству мы даже оказались «впереди планеты всей». Понятно, что такие нелепые «мероприятия» успеха не имели. Держава пала.

Вулканический взрыв страстей в России не прошел бесследно, закономерно породив во всем мире огромную невидимую волну духовного разрушения.

Этот процесс, начавшись в России, пошел по всему миру. Медленно, но верно он сокрушает весь прежний мировой порядок. От катастрофы никто и нигде не сможет скрыться, и только Россия Божией милостью еще может укротить нынешнее безумие самоуничтожения.

Хотя хаос глобального разрушения во многом начался в России, не она тому виной. Причина состоит в особой духовности России и ее власти над миром, которая хотя и невидима, но от этого не менее тверда.

Сейчас власть, данная Богом России, отвергается мировым сообществом. «Свято место пусто не бывает», и место законной власти теперь занимает беззаконная, породившая безумный «парад суверенитетов» бывших республик. Этим дело конечно не ограничится. Отвержение законной власти долго может быть вялым, но обязательно окончится неистовым взрывом ненависти падшего мира к Русской Правде.

Власть России подобна апокалиптическому «жезлу железному», которым она давно и властно держит в невидимом повиновении многие народы, поскольку именно Московская Русь - центр мирового равновесия!

Сейчас Русское царство в напряженном молитвенном созерцании готовится подняться на новую ступень духовности - восхождению от тленного земного царства к вечному Царству Небесному.

Желающие следовать за покаянной Русью - следуют. Желающие предаться тлению - предаются. Каждый волен до времени распоряжаться своей судьбой по своему усмотрению, но наступит время неминуемого возмездия за все. А пока потрясения, постепенно, но непрерывно нарастающие во всем мире, не оставляют и саму Россию. И здесь происходит невидимое разделение людей на народ Божий и "цивилизованный", но чуждый Христу. Не все русские по крови останутся таковыми по духу, и не все инородцы останутся чуждыми великих царских даров благодати, данной Богом русскому Народу-Богоносцу.

Нынешние земные царства, или как их в изуродованном, оскопленном виде именуют республиками, крайне несовершенны, не могут дать человеку обещанной ими полноты гармонии свободы, служения, а также защиты от врагов. Уже сейчас они не в состоянии противостоять лавинообразному натиску нарастающего в мире зла. Их неизбежное падение - лишь вопрос времени.

Источником совершенства во всем является Царство Небесное. Там собственно свобода и служение Богу гармонично сливаются во единое целое. Но и на земле всем верным Христу дано посильно воевать с «тайной беззакония».

Немалая роль в этом возложена на государство, которое хотя отчасти и связывает свободу человеку, но зато берет на себя заботу о его благополучии. Это удобно, но лишь до тех пор, пока государство живо. Когда же оно начинает разрушаться (или его начинают насильно разрушать), то вместе с ликвидацией привычных устоев, человек снова обретает отданную государству свободу.

Свобода - тяжелый груз, для многих уже и непосильный. Поэтому справиться с ношей свободы в пору потрясений «Перестройки» к сожалению не удалось. У Российского общества имелось все необходимое для обретения истинной свободы. Не было лишь самого главного - бесстрашия. Поскольку «тайна беззакония» всегда пытается похитить у людей именно свободу, нужно уметь сражаться за нее отважно.

Можно было исправить недостатки теперь уже прошлого государства, не ломая самим себе станового хребта. Но для этого нужно было еще одно свойство свободного человека - свободный от иллюзий и мечтаний разум.

В поисках мнимой свободы мы поторопились избавиться от тяжелого бремени свободы, желая найти себе «свободу» без бремени. Такого не бывает. Оказалось, что в такие времена нужны не глубокие умствования и крики на митингах, а только смиренная воля, бесстрашие, любовь и терпение.

Советское общество, к сожалению, почти утратило все эти качества, но не то происходило в таинственных духовных глубинах Святой Церкви.

Внезапно, вся годами копимая обществом энергия тревоги и злости вырвалась непристойной истерикой саморазрушения. Массовые митинги, нелепые протесты породили постоянное лихорадочное радостное или агрессивное возбуждение. Оно выплеснуло на улицы огромные толпы людей, ворвалось в тишину рабочих кабинетов, пришло к станкам, в уютную атмосферу квартир.

Хотелось крушить, искать и немедленно наказать виноватого. Все желали немедленно обрести материальное благополучие, сразу иметь все то, чего не могли получить за долгие годы честной работы у станка, кульмана, среди книг и бескрайних полей. Это было подобно лозунгу: «Грабь награбленное!»

Такие взрывы эмоций не могут долго продолжаться и хорошо кончаться. Истерика вскоре затихла. Люди в бессилии опустили руки, не в силах ничего противопоставить волне нарастающего хаоса. Образовалась как бы «энергетическая яма», в которую и устремились лукавые злоумышленники и аферисты всего мира. Им нужно было добить умирающего льва - СССР! Мы все им отдали, не получив ничего взамен. Только нарушили социальными взрывами хрупкое вселенское равновесие. И теперь остановить многие социальные процессы уже невозможно. Разрушение продолжается как бы по инерции, сметая старые порядки жизни. Этому хороводу непрестанных злых перемен, кажется, нет конца. Все, создававшее людям хоть малый уют и уверенность, ныне рассыпается в прах.

Масштабы грядущих разрушений, если они не будут остановлены, станут фатальными, и с этого разгорающегося адским пламенем «праздника свободы» никого не отпустят живым.

«Будем есть и пить, ибо завтра умрем» - говорил Ветхий Израиль в вихре безумного веселия накануне трагического Вавилонского пленения. Страшные слова изрекли тогда уста Пророка Исаии народу. «И открыл мне уши Господь Саваоф: не прощено будет вам это нечестие, доколе не умрете» (Ис. 22,13-14). Пророка не только не послушали, но, исполняя волю царя, перепилили деревянной пилой. Грозные же его пророчества сбылись вполне - лишь малая толика сохранивших верность Богу вернулась из Вавилона через семь десятилетий на пепелище разоренного Храма.

Конечно, можно возразить, мы-то уж без сомнения гораздо умнее древних людей. Но постойте, разве не мы увлеченно пилили такой же пилой Родину-Мать? И кто дозволил так жестоко разделять ее - Единую и Неделимую на мелкие кусочки для самодовольных князьков?!

За каких-то несколько лет гигантская Советская Империя оказалась поверженной в прах практически без сопротивления, даже с немого согласия большинства населения. Жившие в относительном мире, покое и согласии народы мгновенно возненавидели друг друга, как виновников всех бед и невзгод. Рабочие коллективы взорвались конфликтами за передел собственности, приватизация овладела умами людей, пробудив алчность. Но кто кого бы не возненавидел, все вместе ненавидели русских. Даже те, кто сами пришли к нам, на коленях моля защитить их от полного уничтожения, недавно получившие азбуку из рук русского учителя, от него же наученные правилам личной гигиены, получившие первую медицинскую помощь от русского же врача, - и те насколько могут, попирают и унижают русских, претендуя на русскую землю.

Слишком часто многие в нас видят не братьев и даже не людей. Русские все чаще рассматриваются в качестве личной собственности - будущих или уже настоящих рабов. Причем рабов нелюбимых.

Русский же народ по преимуществу Божий - это неложно утверждал еще преподобный Серафим Саровский. С любым народом нельзя обращаться как с бессловесной скотиной, тем более это относится к Божьему люду.

«Вы свет миру» - говорит Божьему Народу Спаситель в Евангелии. Слово Господне вполне относится и к Русскому народу. Не мерой Бог одарил его благодатью. Божий Народ - как Луна, - светит во мраке безбожия отраженным от Солнца Правды - Христа благодатным светом, несет жизнь еще не принявшим Святую Животворную Веру. Когда Россия согрешает, благодатная святость отступает. Покой сменяет смятение. Умаляется «свет миру». Народы-иноверцы, гревшиеся в благодатном свете России, охватывает смертельный ужас. От этого-то ужаса и рождается известная всем истерия, так часто проявляющаяся жаждой тотального разрушения.

Русский народ - не единственный православный народ на земле, и было бы неразумным пренебрегать православными собратьями в великой Войне Церкви с мировым злом. Но роль России в этом великом деле все же совершенно особенная. Она всемирный защитник Православия. И не только православных, но вообще всех униженных и оскорбленных во всем мире.

Злорадно ожидаемое многими разрушение России неизбежно захлестнет собой весь якобы благополучный, но на деле давно находящийся на пороге гибели мир. Как это может произойти, по какому сценарию будут развиваться катастрофические события, каковы будут их масштабы - можно только предполагать.

Сейчас часто говорят, что экономические, социальные и демографические наши потери после такого жестокого «перестроечного» реформирования России во много раз превосходят последствия Великой Отечественной войны. И все это - без ковровых бомбардировок, без атомных взрывов, без войск вторжения, карателей. По крайней мере, пока без них...

Сейчас на Русь пришла, как в фантастических фильмах, невиданная и Невидимая Война, которая без жалости наносит смертоносные удары в сердце России. Мы же - ослепшие, беспомощно размахиваем руками, истекая кровью, пытаемся ухватить и увидеть не знающего жалости и пощады «невидимку». А между тем, для нас нет иного выхода, кроме непримиримой борьбы с невидимым пока противником до последних сил. Желающим сдаться на милость этого немилостивого победителя надо твердо уяснить: он в плен никогда никого не брал, не берет и не будет брать. Ему нужна только наша душа и смерть, причем смерть вечная по причине нераскаянного греха. Такова уж природа зла.

Нечто похожее случилось с Русью во времена пленения ее Ордой. Тогда нашествие было наказанием за то, что единая и неделимая во Христе Русь самочинно надумала разделиться на самостийные и духовные уделы. За это понесла суровое наказание попущением власти Орды.

Соединили-таки Русское царство, сплотили его навеки великая беда, великие слезы и великая кровь. Русский народ тогда вразумился, но как же крепко сидит в человеческой душе нечестие, если для окончательного изгнания скверны потребовалось еще почти двести лет. И только тогда гнев Божий прекратился вполне, а Россия обрела, наконец, всю полноту желанной свободы.

В те далекие времена дикая Орда требовала только дани и рабов, но не требовала божественного поклонения себе. Ей не нужны были наши бессмертные души. Сейчас время иное. Снова мы в разделении, но на этот раз безжалостные враги России пришли как раз именно по наши неприкаянные души...
#2 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:30
  
2

2. ИЕРИХОН


Многие загадочные события имеют самое простое объяснение. Так, по мнению подвижников последних двух столетий, современная эпоха является порой стремительного приближения Последних Времен перед Кончиной Мира. В этом смысле нынешнее общество напоминает общество последних дней земной жизни Господа Иисуса Христа. Тогда наступало время гибели Ветхого мира, сейчас приближается конец Новозаветной истории.

Евангелие, описывая драму тех времен, показывает, что Господь пришел не к тяжело больному человечеству, а к умирающему. Положение казалось неисправимым, порождая у людей бессильную покорность духам злобы, уже тогда рвущимся к власти над миром. Даже христиане первых веков часто были уверены, что живут в преддверии грядущего конца света! Во времена же Ветхозаветные это ощущение дополнялось еще и острым ощущением безысходности.

Рождество Христово изменило мир. Еще не увидев своего Спасителя, отчаявшееся человечество уже обретало надежду. Проповедь же Богочеловека превратила ее в твердую уверенность. Жизнь снова возвращалась на гибнущую Землю. Ощущение перемен витало в воздухе, хотя сама Тайна Спасения открылось лишь после Славного Воскресения Христова и сошествия благодати Святаго Духа, ставшего днем рождения Христовой Церкви.

Но и до того множество страждущих повсюду следовало за Христом. Эти люди надеялись в Нем найти исцеление от отчаяния, и они не ошиблись.

Не все, однако, принимали Христа с радостью. И не все из принявших Его с радостью смогли сохранить свое трепетное чувство до тех пор, пока новозаветная благодать сделала бы его непоколебимым. Лишь «малое стадо» Христово - будущая Церковь - сберегло верность своему Предвечному Учителю.

Рядом с верными, кажется такие же люди, по-человечески может даже и более достойные, отказывались от спасения. Как же крепко связала смерть их волю! Покорившись гордой страсти, они отвергли Христову любовь! И вот, уже не радость, а безумные упреки обращены к Богочеловеку. То рождалось ожесточение. Несчастные люди теряли остатки жизни, погружаясь в мир вечного небытия. Они понимали это, но увы, остались верны порочной сладости греха, скрывавшей за собою спящую до времени злобу. Над миром сияло Солнце Правды - Христос, а изнуренные народы подобно ночным тварям уходили неисцеленными во тьму, покорно следуя воле мерзких бесов - на пороге жизни они искали смерти!

Господь с учениками восходил из Иерихона в Иерусалим (Мф. 20, Мк. 10, Лк. 18,). Восхождение это явилось, по толкованию блаженного Феофилакта Болгарского, подобием Небесного восхождения Спасителя. Ведомое Им «малое стадо» верных шло от земного мира суеты к миру вечному. От скорбей, соблазнов и разочарований мира здешнего, чада Христовы восходили к совершенному миру - Небесному Иерусалиму - месту нерушимого духовного упокоения.

Иерихон находился на территории Палестины, у Святой реки Иордан в Иудее, в пределах одного из двенадцати колен Израиля - колена Вениаминова.

Иерихон был первым городом, который после перехода Иордана штурмом взяли евреи более чем за тысячу лет до Евангельских событий. На нем завершился исход Израиля из Египта и скитания по пустыне. С него началось освобождение Святой Земли от засилья нечестивых народов и их беззакония.

За четыре сотни лет до того Бог обещал Аврааму Святую Землю. Но не самому Аврааму была дана Палестина, а лишь его потомкам «ибо мера беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась» (Быт. 15. 16).

Воинственные Аморреи и другие народы, проживавшие в Земле Обетованной, были поистине самым настоящим сатанинским семенем. Гнев Божий, излившийся некогда на этой же земле на их злочестивых соплеменников - Содом и Гоморру нимало не образумил оставшихся, равнодушно взиравших на ужасную гибель своих собратьев. Почти четыреста лет Господь ожидал их вразумления. Но вот, последняя надежда на раскаяние иссякла. Тогда-то и пришло справедливое возмездие в лице Ветхого Израиля, которому было назначено Богом поголовное истребление нечестивых народов, включая жен и детей, - все они были неисправимы!

То была необычная война. Господь, наставляя вождя Израиля, говорил: «будь тверд и очень мужественен» (Нав. 1, 7). Мужество и твердость требовались, потому что не только людям противостало воинство Израиля. Народ, ведомый Богом, шел сражаться против власти демонов на земле. Следуя воле Господней, избранный Им народ, становился не просто слепым выразителем Его гнева, но сопричастником славы Божией!

Иерихон первым испытал на себе тяжесть десницы Господней.

Вождем «видящего Бога», таков один из переводов слова Израиль, был Иисус Навин. Он принял власть над Ветхим Израилем после Пророка Моисея и привел этот народ к стенам запечатленного проклятием города.

Мерзость Иерихона была столь велика, что даже прикосновение к его стенам оскверняло человека, и Господь не попустил этого своему освященному воинству. Силы зла были столь значительны, что человеческими усилиями их нельзя было превозмочь, но «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18, 27).

Сначала была повержена духовная - демоническая твердыня города. Лишь затем начался победоносный штурм, начало которого ознаменовалось внезапным падением городских стен и укреплений от могучего трубного гласа.

«Тогда сказал Господь Иисусу: вот, Я предаю в руки твои Иерихон и царя его,... людей сильных; пойдите вокруг города все способные к войне и обходите город однажды [в день]; и это делай шесть дней; и семь священников пусть несут семь труб юбилейных пред ковчегом; а в седьмой день обойдите вокруг города семь раз, и священники пусть трубят трубами» (Нав. 6, 1-3).

«Услышал народ голос трубы... и обрушилась [вся] стена ... основания, и [весь] народ пошел в город, каждый с своей стороны, и взяли город» (Нав. 6, 19).

По Божьему повелению от Иерихона не было оставлено камня на камне, следовало стереть в памяти людей даже воспоминания о скверном месте и творимых в нем бесчинствах. Но, как с сокрушением говорит Апостол: «пес возвращается на свою блевотину» (2 Пет. 2, 22).

Казалось, с прошествием лет, все должны были забыть о проклятом месте. Но не тут-то было. Природа беззакония и упрямство безумия упорно жаждут отмщения Богу, намеренно и именно на месте былого посрамления снова и снова возрождая ту же самую мерзость, за которую было проклято.

На протяжении десятилетий, столетий и даже тысячелетий хранители беззакония старательно стерегли тайну проклятого Иерихона, ожидая часа, когда возвратятся времена былого нечестия. Связанное Божией благодатью безумство с годами лишь крепло в своей ненависти. Все это время оно мечтало снова вырваться на свободу. Столетия неподвижности ни на секунду не прервали напряженной работы патологического ума. В предвкушении свободы творить зло и желания отомстить всем, демоны и люди-демоны строили свои коварные планы один ужаснее другого, - готовили кровопролитие.

Для этого было необходимо, чтобы на Святой Земле Палестины, где некогда стоял разрушенный Иерихон, снова воцарилось бы прежнее бесчинство. Только оно могло спустить зверя беззакония с цепи, коей было приковано Законом.

Это случилось во времена нечестивого царя Ахава и его жены-колдуньи Иезавели. Новым жителем Иерихона стал тот самый Израиль, который некогда с мечом в руках принес правду Божию на землю благословенной Палестины, посекая беззаконие. Люди без какого-либо принуждения поселились в нем, совершенно добровольно став новыми восприемниками того самого старого проклятия. Свободные, они снова добровольно стали пленниками духов злобы.

Так же грешно и распутно можно было бы жить и в любом ином месте. Но какая-то неведомая и непреодолимая сила тянула людей именно туда, где лежал в развалинах проклятый Иерихон. Для ума, укоренившегося в гордости, есть особое неодолимое и услаждающее влечение ко всему проклятому. Властно стремится падшее естество к познанию кровавых тайн. Люди покорно следуют к познанию ужаса, и тайны страха отчасти открываются, но только сначала ценой униженного рабства в земной жизни и затем вечной погибели.

Подсознательно или явно рассудок обычно ведает о страшной угрозе и последствиях, следующих за подобными поступками. Но - крепко связана воля похотью страстей, и чуждая воля властно влечет ее к бездне. Человек без Бога невыносимо боится неотвратимости смерти. Но вот что здесь странно: этот страх непреодолимо тянет к ней же - как кролика к гипнотизирующему удаву.

В «общении» с собственной смертью падшему человеку кажется, что он может с нею бороться или сотрудничать, а может даже и владычествовать!

Наверное, это подобно томительному ожиданию наступающего противника в окопах, когда солдаты думают о том, чтобы все случилось скорее - так тягостна неопределенность невидимой угрозы. Нужно немалое мужество и сила духа для преодоления подобной тревоги. И то, и другое обретается прежде всего крепостью Веры, а ее-то в подобные времена обычно успевают изрядно подрастерять.

И вот, эта самая греховная зараза ко времени восстановления города глубоко проникла в самое сердце Ветхого Израиля, парализовав многие защитные инстинкты народного организма. Безвольные люди все больше устремлялись навстречу смерти.

Об этом пророчествовал еще Иисус Навин (Нав. 6, 25; 3 Цар. 16, 34), зная наперед, что отсеченная глава ядовитой змеи - Иерихона - вновь возродится для отравления его возлюбленного народа. Но Иисус Навин твердо верил, что непременно наступит и иные времена - новое очищение. Неизбежно придет Божие возмездие ко всем грешникам, творящим на Святой Земле мерзкие беззакония. «Бог поругаем не бывает», - таков непреложный закон мироздания.

Восстановление Иерихона возможно стало одним из первых симптомов нарастающей смертельной болезни Израиля. Последствия ее для Ветхого народа были самыми трагическими и сказались не только в те далекие времена. Болезнь лихорадила Израиль долгие столетия, а апогеем ее стало распятие ожесточившимися иудеями Самого Богочеловека - Господа Иисуса Христа!

Трагедия каиновой печатью запечатлела во зле немало людей. Ведь прошли уже две тысячи лет, а ожесточение все еще не ослабевает! Здесь человек бессилен, и только Господь еще может освободить несчастных, плененных сатаной.

Не скрыто было будущее Ветхого Израиля и от великого Пророка Моисея.

«И станет народ сей блудно ходить вслед чужих богов той земли и оставит Меня, и нарушит завет Мой, который Я поставил с ним; и возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их и сокрою лице Мое от них, и он истреблен будет, и постигнут его многие бедствия и скорби» (Втор. 31, 16-17).

«Возрождение» Иерихона сопровождалось ритуальными убийствами невинных младенцев. Таившееся в земле проклятие дождалось-таки «свободы»! Любое ритуальное убийство - неотъемлемая часть сатанизма. Но ужаснее всего то, что нечестивый восстановитель Иерихона был ... отцом убиенных младенцев!

Дорога к такому убийству достаточно проста и обычно начинается с мистического любопытства, стремления к тайнознаниям, желания особой власти над «энергиями космоса», а кончается все человеческим жертвоприношением. Незаконное познание тайн добра и зла всегда приводит к чьей-либо смерти! Это равно относится и к современным «спасителям человечества» - экстрасенсам, также губящим своими смертоносными дарами собственных детей.

И вот, отец, находясь в сатанинском безумии, намеренно заложил основание града именно там, где покоилось древнее проклятие. Грех детоубийства выпустил на волю стосковавшееся по крови страшное зло. Основание города было заложено на крови первенца. Закончено страшное строительство убийством последнего. От начала до конца - везде невинная детская кровь!

Поганый отец младенцев знал, что творил. Этот гордый «архитектор» беззаконного града желал стать безумным и стал им, дерзко проникнув в ужасные тайны демонической магии. Получающий от беззакония нечистую силу проклятия всегда лишается разума и воли. Человек становится зверем, безвольным рабом духов злобы, зомби, покорно исполняющим все то, что сами демоны сделать бессильны.

Невинная кровь лилась совсем не для «светлого будущего» потомков, как, быть может, говорил детоубийца. Преступления свершались с единственной целью насытиться патологическим экстазом, в котором магия проклятия якобы подчиняла убийце темные силы ада. Ритуальная кровь электризовала мертвую душу безгрешной детской жизнью только для услаждения собственной смертью. Этот страшный вид самоутверждения отнюдь не чужд и нашему «просвещенному» времени. Смерть, однако, никогда не прощает подобных попыток властвовать над собой и жестоко мстит всем своим безумным «властелинам».

Не как плод любви, не для радости жизни и семейного счастья, не для утешения в старости родились несчастные младенцы, хотя отец с нетерпением ожидал их рождения - они были очень нужны нечестивцу для его скверного дела. Вот злодей несет свое малое чадо к месту заклания. Вот уже захлебнулся детский крик под отцовским ножом. Вот он - долгожданный экстаз! Руки погружаются в убитую плоть. Губы дрожат от нервного возбуждения. Как тепла еще пульсирующая аортой кровь! С утробным воем отец пьет ее, окропляет землю - сила проклятия получена сполна! Убийца понимает, что случилось ужасное, но именно ужасом проклятия он и намерен обрести власть над миром.

«Аз есмь Альфа и Омега, начало и конец», - говорит Спаситель мира Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову в Откровении - Апокалипсисе (Откр. 1, 8). Но беззаконная злоба в приведенном библейском событии намерена утверждать обратное. Даже по сию пору она полагает, что именно она-то и есть те самые «альфа и омега», начало и конец - основание огромной вселенной. Неспособная сотворить и единого атома, «тайна беззакония» самозванно мнит присвоить себе власть над всем тварным миром и даже - над Самим Богом!

Тот, кто принес в жертву своих детей, на самом деле лишил себя начала - первенца, и конца - последнего. Этот бывший человек, а ныне - лютый зверь, вольно отказался и от прошлого, и от будущего. Вся жизнь этой бессловесной твари отныне сосредоточилась на единственном дне даже только на неуловимом его мгновении. Вот и все, что получил сей дерзкий «властелин вечности».

Первенец с незапамятных времен посвящался Богу, становясь священником своей семьи, своего рода. Жертвой первенца отец отрекался от Бога. Жертвой последнего, он перед Богом и людьми свидетельствовал о своей безнаказанности и власти над продолжением жизни, обрекая себя на вечную смерть. Он мнил о себе как о земном боге, но стал лишь жалкой игрушкой в руках невидимого и бесплотного, многоопытного, но еще более безумного кукловода.

Время бежит, и по-прежнему звучит клич: «Наука требует жертв. Искусство требует жертв. Нация требует жертв. Революция требует жертв». Сколько страшных жертв еще потребуется идолам современной цивилизации, где жертвами смертельных экспериментаторов, «отцов» - основателей новых Иерихонов стали уже миллионы живых людей - «детей».

Почему-то таким всегда нужно строить «прекрасное будущее» именно на крови по-младенчески вверивших им свою судьбу людей. Пожалели бы их или строили свои мечты на собственной крови. Как бы не так! Этим вурдалакам непременно нужна чужая кровь, как нужна она мерзким и зловонным клопам.

Со временем о пролитой крови забывают. Ее как бы и не было. Но она остается тяжелым камнем нераскаянности в душах потомков и тянет в бездну еще немало поколений.

Мало кого из власть имущих и не только их, волнуют проблемы гибнущего молодого поколения России - беспризорников, наркоманов, малолетних преступников и проституток. Все они без сожаления принесены в жертву страшному молоху Нового Порядка, творящему на Руси сатанинский беспредел. Новые кровавые «отцы» принимают эстафету все того же забытого проклятия. Берут намеренно!

Их окаянных потомков Евангелие, неложными словами Господа нашего Иисуса Христа и Иоанна Предтечи, именует «порождения ехиднины» (Мф. 12, 34; Лк. 3, 7) - то есть, достойными продолжателями смертного греха.

Время бежит, и многое забывается. Потомкам убийц пролитая кровь уже не кажется страшной, поскольку более не проступает на светлых одеждах этих «праведников». Душу же не обмануть. Она долго хранит следы злодеяний.

Меняются времена - меняется и «кровь», но остается главное - убийство. Яд по-прежнему капает с клыков ехидны в вожделенном ожидании очередной жертвы. Это может быть безразличие к чужому горю, жестокое слово, карьера по головам друзей и многое тому подобное. Наконец, это может быть и само убийство ближнего или даже самоубийство в безумном умоисступлении.

Ехидной Писание именует ядовитую змею, смертельный яд которой не знает никакого противоядия. Ее детеныши, по общепринятому в те времена мнению, рождались, прогрызая чрево своей матери. Дети убивали мать, но ехидна и должна порождать именно ехидну. Каков человек, таковы его порождения, да и сам процесс «родов». Ехидна несет окружающим только смерть, даже просто неосторожное прикосновение к ее тайнам несет неминуемую погибель. Но и сам змеиный род умирает поганой смертью. Зачав смертный грех, он тем самым зачинает и собственную смерть. Ехидна понимает это, но не может остановиться в злой похоти, и от злобной безысходности эта мертвая тварь лишь еще больше ненавидит живых людей.

Особенностью ехидны является неспособность с младенчества и до смерти к покаянию. Даже неслыханно жестокое и беззаконное убийство не только не вызывает в ней раскаяния, но и простого сочувствия. Ехидна представляется средоточием земного зла. Хотя не все настолько пропитаны ядом злобы, чтобы именоваться ехиднами, но безнаказанность ехидн-человекоубийц, притворяющихся людьми, свидетельствует и о нашей сопричастности их беззаконию.

Как и сейчас, их некому было истреблять. Страх сковал волю к жизни!

Родители, не думая о будущем потомков, бездумно прожигают свою жизнь. Потомки попирают память предков - людей, по их мнению, никчемных. На самом же деле они сами являются прямыми продолжателями их злых дел. Презирающие родителей дети губят их своими поступками, но и сами впоследствии примут сполна то же самое от своего потомства. Как все это знакомо в наше жестокое время!

Остановить непрерывную цепь духовной и физической смерти может лишь покаяние и осознание собственной сопричастности к совершенным своим народом беззакониям. Это тяжелое признание и себе, и Богу.

Мы всегда являемся носителями духа предков и близких людей. Их святость и греховность - наше достояние. Покаянием мы можем очиститься, непрестанными молитвами отмолить, по милости Божией, погибших во грехе.

Во времена Спасителя Иерихон внешне являл гораздо большую благопристойность, чем при своем нечестивом возрождении. Жители в большинстве своем давно уже не были теми убийцами - «ехиднами», хотя в чем-то были их духовными наследниками, так как жили среди тайных ехидн, и хоть в малом, но все же были неизбежно отравлены их скверным духом.

Как часто души обыкновенных людей незаметно оскудевают в спасительном покаянии и умирают для спасения, уже не видя большой вины в своих обыденных грехах. Таким был и евангельский Иерихон. Таким все больше становится и наш «Иерихон нераскаяния». На этот раз Господь покидал этот город уже навсегда, но даже и его не обошел мимо и собрал здесь некую толику «малого стада» верных. Вслед за Господом последовали немногие, подобные прозревшему слепому - Вартимею. Евангелие упоминает об исцелении еще одного слепого и семейства Закхея-мытаря.

Город видел Спасителя, но умирал неисцеленным. И теперь никто не сможет сказать Господу на Страшном Суде, что не видел посещения Божия, что, в отличие от других, был совершенно богооставлен. Евангельское посещение Спасителем Иерихона в самые последние дни Его земной жизни является тому твердым и непоколебимым доказательством.

Стародавнее зло через века сделало и здесь свое незаметное, черное дело.
#3 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:32
  
2

3. СЧАСТЬЕ НА КРОВИ


Как часто во время искушений мы не ищем смирения Правды Божией, а пускаем в свою душу отвратительную змею «мстительной правды». Тогда нас охватывает всепоглощающая жажда карать супостатов-обидчиков. Кажется, все здесь правильно, вот только волю мы исполняем не собственную. То змея мести захватила наш разум.

Правду Божию и человеческую разделяет пропасть греха. Их нельзя соединить, не повредившись в рассудке, но именно такой путь «поиска истины» стал столбовой дорогой современной цивилизации. Этим проторенным путем самоубийства проследовал в ад не только гордый безумец, детоубийца и восстановитель Иерихона, азартно искавший «правду проклятия». Множество подобных людей, племен и народов прошли той же дорогой много ранее и гораздо позднее его. Но даже гибель чудовищных демонических цивилизаций, таких как шумеры, библейских племен Палестины, истребленных Ветхим Израилем, Майя, Ацтеков, мало вразумила остальных.

Наша человеческая правда горда и зла. В ней нет смирения и мудрости настоящей Правды, хотя именно ею обычно оправдывают любые бесчинства.

Вместо утвержденного Церковью спасительного покаяния, людей все больше увлекает богопротивное, а значит беззаконное, самоутверждение, и этим человечество лишь обличает само себя в злобе и лжи. Грех состоит в том, что мы уже не склоняемся смиренно пред Всеблагим и Всемилостивым Богом, прося о помиловании, не молим Господа о ниспослании нам дара разумения. Напротив, воссев «на Моисеевом седалище» (Мф. 23, 2), подобно древним фарисеям, которых обличал Спаситель, современный человек дерзко присваивает себе благодать рассуждения. Более того - даже прерогатив Божия суда. И потому человеческий суд обыкновенно бывает немилостивым и безжалостным, если только речь идет не о потакании собственным низменным страстям.

Мы охотно осуждаем начальства и власти, окружающих, близких, политику и политиков, часто даже вполне справедливо оценивая их поведение. Но движет нами при этом не любовь к Родине и близким, а обыкновенная злоба и обида, превращающая в обман самые правильные рассуждения.

Суд над другими ведет к нашему собственному осуждению на Божием Суде, и нечем нам будет оправдаться на нем. Пусть мы по немощи или неведению согрешили, но если хотя бы не осуждали других, то Господь помиловал бы и нас. Ведь Он сказал прямо: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк. 6, 37). Современный же человек не желает этого понимать, считая, что уже свят. Поэтому его жестокая и упрямая «правда» служит лишь к большему его осуждению.

Кажется, уж православным-то людям скверна осуждения должна бы быть чужда. Ведь не напрасно мы каждый день произносим слова молитвы Господней: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Мы просим Бога, чтобы Он прощал наши грехи так, как и мы их прощаем своим обидчикам. Мы все страшно согрешаем, но надеемся, что если простим ближним, то и нас Бог простит, ведь Он Сам обещал нам не только суд, но и милосердие. Но если мы не помилуем, и Он тоже не помилует.

Достаточно лишь понаблюдать за собой повнимательнее и, о ужас! Наши глаза по любому поводу наливаются кровью «праведного гнева». Обида и злоба давно уже почти стала частью нашего естества. Так мы сами себе готовим мрачный тартар.

Господь строго взыщет с неверных. Но наша участь, если не исправимся, будет намного ужаснее. Нужно бы содрогнуться, но... увы, как часто даже Храм превращается нами в место взаимных пересудов, осуждений и неприязни.

Пожалуй, не станет преувеличением сказать, что наше современное материальное благополучие тоже зиждется на крови убиенных в материнской утробе младенцев, поскольку практически в каждой семье не раз свершалось это жестокое злодейство.

Почти то же сотворил некогда и основатель Иерихона. Впрочем, он все же осознавал, что творит ужасное дело, сознательно ища проклятия и желая получить у демонов особые силы и власть. Мы же почти перестали понимать, что творим убийство, хотя свое «семейное гнездышко» строим как маленький Иерихон, на крови своих детей.

Ехидны сейчас сильно преуспели в деле отравления людских душ, так что многие подобно им уже стали безумными убийцами. А иначе, как можно объяснить все происходящее? Никогда на Руси счастье не строилось на крови - разве что только самыми окаянными разбойниками. Их часто боялись, но всегда презирали.

Сейчас же дело обстоит иначе. Известно, например, что для достижения высоких результатов в женском спорте будущие чемпионки часто провоцируют беременность с последующим абортом. Беременность стимулирует силы организма женщины для рождения ребенка, но матери-убийцы используют эти силы для славы собственных спортивных побед...

Разница между человеком и ехидной теперь, видимо, состоит лишь в том, что дети ехиднины убивали свою пропитанную ядом мать. Люди стали более жестокими и хитрыми, без сожаления убивая своих невинных детей. Совершенно невероятно, но такое чудовищное положение вещей это - реалии жизни обычного современного человека. Убийство в качестве общепринятой нормы цивилизованной жизни никогда, наверное, за всю историю человечества так глубоко не проникало в народное сознание. Насколько мы вообще при этом еще остаемся людьми? Невозможно понять, что творится с нами, если мы не видим в детоубийстве ничего ужасного, хотя именно так совершается необратимое духовное перерождение от человеческого богоподобия к демонической богооставленности.

Современная цивилизация стала кровавой цивилизацией детоубийц.

Такими «успехами» в подобном деле массового безнаказного убийства могли похвастаться только разве что совсем уже сатанинские цивилизации.

Убийство собственных детей это есть, без сомнения, и убийство своего будущего. Значит, это одна из форм извращенного самоубийства. Человек убивает разумную, по ангельски чистую часть самого себя - собственного младенца, именно с него начиная свое самоубийство! Став привычным, оно открывает широкую дорогу полному самоуничтожению.

Современное общество безумно, убивая Россию с двух сторон.

С одной - попускается гибель Отечества. Как легко мы позволили разорить могучую Империю говорунам-негодяям, - это смерть народного единства. С другой - люди убивают себя абортами, - это смерть индивидуальная. Оба самоубийства стали неотъемлемой частью современной «цивилизованной» жизни. Слава Богу, нет у нас пока и гражданской войны для полного «комплекта», чтобы наше самоистребление могло обрести совершенство, полноту и логическую законченность!

Тех детей, которых мы не успели добить в утробе, продолжаем убивать растлевающим воспитанием или отсутствием воспитания вовсе. Страшная трагедия нарастающего безумия и самораспада гибнущего от похоти человечества.

Все люди тесно связаны друг с другом. Особенно же близки младенец с матерью в утробный период. Такая близость - почти полное единство.

Один врач рассказывал по своим наблюдениям, что когда матери-роженицы принимали решение об отказе забрать из роддома свое дитя, то у многих младенцев, ранее практически здоровых, начинали появляться тяжелые заболевания. А у больных детишек происходило резкое обострение болезней, в первую очередь - нервных и психических. У брошенных младенцев смертность растет уже в роддоме.

А что если предположить совершенно невероятное? Может быть, это наши новорожденные и брошенные дети от горя и жестокости своих родителей уже не хотят с нами жить! Им мерзок и отвратителен наш «цивилизованный» мир, в котором нет места материнской любви, а значит, и жизни. Может, именно от этого они и умирают? Со временем острота младенческих ощущений брошенного ребенка стирается в памяти, но смерть навсегда пропитывает все его естество, становясь невидимой, но неотъемлемой частью его скорбной жизни.

Сейчас много говорится о болезненности молодого поколения, вызванного, якобы, плохим питанием и нарастающим экологическим загрязнением. Это верно лишь отчасти. Можно предположить другое объяснение. Вероятнее всего, уже зачатие в блудной похоти, а не настоящей любви, изначально делает детей нездоровыми. Сожительство без заключения законного брака, не говоря уже о венчании, стало нравственной «нормой» современного общества. И грех этот усугубляется допустимостью насильственной смерти собственных младенцев.

Так, с самого зачатия маленького человечка окружает тяжелая духовная атмосфера, усугубляемая прошлыми детоубийствами. Все это влияет на здоровье ребенка больше, нежели неправильное питание и экология.

История Руси такова, что русским людям часто приходилось то скудно питаться, то жить впроголодь, то вообще голодать. Но в целом, нация всегда была здорова и крепка. Еще недавним общепринятым стереотипом русского человека была его чрезвычайная выносливость, физическая сила и мощь.

Неизменное свойство жизни - рождать новую жизнь, нести любовь другим. Напротив, органическое свойство смерти - убивать все живое. Или иначе, любовь рождает новую жизнь, а злоба может лишь отнимать ее!

Правда Божия состоит в том, что убивая других, мы убиваем, прежде всего, самих себя. Убийца при свершении своего преступления теряет в себе какие-то главные свойства жизни и сам же отторгается от нее.

Восемь миллионов убиенных детских душ России предстают пред Создателем каждый год только по официальной статистике. Во сколько раз их больше на самом деле - не знает никто. Да ведь это же самая настоящая кровавая бойня, война с собственными беспомощными детьми!

Мы не слышим их тихого, но оглушающего крика о помощи. А Господь слышит и не только упокоит их, но и нам - убийцам готовит возмездие...

Иногда православные расклеивают по своим подъездам и лифтам маленькие плакатики. На них - расколотое трещиной личико плачущего младенца и подпись: «Аборты - узаконенное детоубийство». Клей у них крепкий, сорвать трудно. Некоторые, зная норов соседей, стараются развешивать эти плакатики в местах, где их будет трудно достать. Достают... Как звериными коготками, лики исцарапаны оскорбленной похотью. С ненавистью лезут убийцы в самые неудобные места, чтобы и там уничтожить огненные обличения.

Жестокость наша усугубляется тем, что нас не интересует загробная участь собственных убиенных детей. Такие размышления неприятны, и многие предпочитают вообще не вспоминать о загубленных душах. Неприятностей и без этого хватает.

Мы считаем, что маленький младенец в утробе - не человек, и к нему вообще не приемлемы законы человеческой справедливости. Как он посмел нагло вторгнуться в наш только-только более или менее благоустроенный и уютный мир? Явился отобрать у родителей с таким трудом нажитый комфорт, присвоить себе время, отведенное ими для отдыха, отобрать силы, хлеб с маслом, колбасу, при том еще бесстыдно претендуя на любовь!

За это, конечно, наглый маленький «недочеловек» должен свое получить сполна! Для него справедливо готовится целая программа возмездия, включающая в себя не только само убийство, но и заранее заботливо выращенную ненависть родителей к своему еще не рожденному чаду. Ведь без нее такое убийство было бы невозможным.

С первым ударом маленького сердца в душу младенца приходит ужас: «Меня хотят убить! Милая, любимая мамочка - не надо. За что?! Что я сделал плохого? Я ведь никого не люблю так, как тебя и папу. Пожалей!!!» Чистой детской душе не понять «праведности» гнева суровых родителей...

А его сюда никто не звал! Родители искали в интимном общении только плотское удовольствие и не звали незапланированного гостя семьи. Сам без спросу пришел, вот и получил! Нечего об этом больше думать, так ему и надо! А как он там сейчас у Бога - радуется душа, или скорбит безмерно, скитается ли неприкаянная во тьме бездны или имеет от Бога хоть малое утешение, скучает ли по своим родителям-убийцам или нет, наконец, простил ли он им их злодейство - до этого убийцам нет никакого дела. Это его личные проблемы, как сейчас говорят.

Детоубийство - страшный грех, и хотя именно женщина принимает самое последнее и роковое решение, затрагивает он и мужчин и женщин, роковым образом меняя весь облик современного общества.

Идет видимый даже невооруженным взглядом процесс перерождения людей в безвольных, изнеженных, эгоистичных мужчин и, так называемых, «современных» безжалостно жестоких и непомерно властных женщин.

Такое перерождение во всех отношениях ненормально и противоестественно человеческой природе. Оно крайне опасно для всего человеческого сообщества, поскольку такие намеренно искаженные межполовые отношения являются одним из важных оснований будущей структурной нестабильности человечества.

Жена создана хранительницей домашнего очага и общества. Женская самоотверженность, к примеру, дала Церкви возможность выжить в пору самых жестоких гонений. Именно на женщин легла главная тяжесть противостояния воинственному безбожию. При современном же властном своем имидже, женщина, не будучи в состоянии стать главой семьи по-настоящему, теряет и свое основное достоинство, поражается как раз то начало, что когда-то давало женщине силу и выносливость.

Нарастающее безволие современного мужчины - не менее тревожный факт. Безволие несет в себе утрату творческих способностей, что в свою очередь является надежной гарантией грядущего распада мирового сообщества. Тем более что настоящим хранителем очага мужчина вместо жены тоже не сможет стать никогда.

Итак, хранитель - не охраняет, творец - не творит, а то, что осталось, быстро расхищают злые воры. Все распадается, не имея должного ухода. То, что мы не захотели добровольно отдать своим нерожденным детям, теперь насильно забирают безжалостные инородцы-работорговцы.

В бескрайней России все меньше остается места для русских. Они в своей стране - как дикие аборигены. Их функции все чаще сводятся к роли покорного слуги, сторожа, рабочего, продавца. Властные же функции все больше и больше присваивают себе другие племена. Зло возвращается к нам обратно многократно приумноженным. Теперь уже мы сами становимся в лице грабящих и убивающих нас духовных чужаков такими же «недочеловеками». Новоявленным ехиднам нет до нас никакого дела, как нам - до своих детей. Они тоже считают наши страдания вполне справедливыми и законными, так что винить действительно некого. А мы все продолжаем упрямо искать виновных, и конечно, среди таковых себя никогда не находим...

Ни одна война или самая страшная моровая язва не уносила столько жизней, сколько уносит убийство младенцев во чреве. Такое убийство давно стало как бы естественным свойством «нового бытия». Оно - в крови даже самых добрых и благопристойных по нынешним меркам родителей. Человек не осознает этого умом, но совесть каждый раз обличает в тяжком грехе, рождая в душе страшный, но незримый, из-за нераскаянности, ужас неизбежного возмездия.

Если мы, будучи убийцами своих детей, считаем себя праведными, то намного ли мы лучше кровавого террориста Басаева? Он, по крайней мере, убивал чужих...

Это ложь, что мы, своими руками убивая будущее России, совсем уж не понимаем, чему нас учат суетливые учителя «общечеловеческих ценностей». Просто так удобнее жить, делая вид, что все в порядке. Мы всегда в глубине души понимаем происходящее, только притворяемся ничего не понимающими.

Массовые убийства младенцев в утробе совершаются исключительно по причине совершенной безнаказанности. Дело даже не в жестоком законодательстве, допускающем это, а в состоянии современного общественного мнения, оправдывающего детоубийство: «Аборт - право женщины на самоопределение!»

Если мы постепенно внушаем себе безнаказанность убийства, то рано или поздно будем совершать его с таким же спокойствием, как сейчас свершаем аборты. Наши естественные нравственные ограничения, рожденные эрой христианской этики, почти угасли. И хотя люди пока еще боятся быть прямыми свидетелями мучений убиваемых, но уже любят видеть их в кинофильмах.

Пока человеку еще требуются соблюдение некоторых правил умерщвления, но время идет, и вскоре эти ограничения могут стать ненужными.

Не доброта, а страх наказания - та причина, которая еще удерживает нас от превращения в настоящих убийц. Мы не совершаем убийства не из жалости. Лишь страх возможных последствий останавливает человеческую руку.

Если нет суда человеческого, то «подводит» слабая психика. И здесь причина нелюбви к людям. В нас не выработаны нужные навыки.

Настоящие убийцы часто имеют или более крепкую или наоборот совершенно поврежденную психику и меньше боятся наказания. В этом вся разница между нами и ими. Они в этом деле смелее, а мы - трусливее. Смелые «по-новаторски» дерзают. Их по старой привычке наказывают. Трусливые довольствуются традиционными, «общечеловеческими» способами умерщвления. Они наказания от людей не несут. Но не от Бога!

Давайте же вдумаемся в это невероятное на первый взгляд обстоятельство:

Наказывается не грех, не убийство как таковое, а... «смелость» в его совершении. Кажется, сие нелепо и безумно, но по нынешним понятиям - вполне законно и разумно. Причем, сфера законного убийства невинных постоянно расширяется при одновременном лукавом запрещения смертной казни для самых настоящих преступников и душегубов.

В это же самое время мировая законодательная система делает вид, что ведет борьбу за гуманизм в общественных отношениях. Такая политика представляет собою скрытое поощрение особо тяжких преступлений. Ведь совершая их, люди уже перестают бояться самого для себя страшного - смертной казни.

Доля тех, кому «гуманно» отменили смертную казнь, стала ничтожно мала по сравнению с числом «законно» убиенных, чья смерть вовсе не считается преступлением.

Семнадцать тысяч детей ежедневно гибнет от голода; вместе со взрослыми - уже около сорока тысяч, и это при общем изобилии продуктов в мире. Сколько не имеющих крова гибнет от холода, сколько спивается и гибнет от наркотиков и насильственной смерти? Всего и не перечесть! Но все это не является уголовно наказуемыми преступлениями против человечества. Таковы плоды гуманизма цивилизации. Такого «прогресса» на земле Господь не простит! Наглое бесстыдство будет пресечено, если мы сами не остановимся в этом падении.

В свое время Иосифа Виссарионовича Сталина льстивые царедворцы именовали «отцом народов». Давайте подумаем, насколько это было справедливо.

В сталинское правление на территории Советского Союза были законодательно отменены и были уголовно наказуемы все виды абортов. Преступниками считались все лица свершающие аборт - и матери, и врачи.

Так неожиданно выясняется, что «кровавый» Сталин, оказывается, был воистину самым настоящим отцом народов! Во всяком случае, он был таким для немалой его части в самом прямом и высоком смысле этого слова. Сколько миллионов детей родилось благодаря его заботе, даже не счесть!

Сопоставляя его жесткую волю и репрессии с деятельностью нынешних «жалостливых» правозащитников и политиков, можно еще поспорить о том, у кого из них больше жестокости: у «отца народов» или у ревнителей права женщины на аборт, растленных поборников «безопасного секса», заступников чеченских бандитов, боснийских мусульман, «невинных» косовских албанцев, НАТО, разбомбившего Сербию и судящего за это президента Милошевича.

Во всяком случае, Сталин спас больше детских жизней от смерти в абортариях, чем было убито во время всех репрессий Советской власти! В последнем случае, правда, тоже есть с чем разобраться.

Какая темная сила на самом деле стояла за массовыми убийствами революционной поры, которые сейчас списывают на Сталина и коммунистов? Его мнимой или действительной кровожадностью прикрывается огромная Система Уничтожения, которая до сих пор не понесла никакого наказания! Значит, до сих пор существует сила, не допускающая раскрытия тайны гибели миллионов людей! И это - не коммунисты...

Они, если бы даже и желали, все равно не имеют никакой власти скрывать что-либо от общественности. Скрывают правду те, кто имел твердую власть при коммунистах и не лишился ее при нынешних демократах.

И коммунисты, и демократы боятся даже заикнуться об этой нечистой силе.

Во времена самых страшных Сталинских репрессий людей за год гибло гораздо меньше, чем при нынешней гуманной демократической власти.

Получается, что злой гений Сталина изводил людей в лагерях. Это очень плохо. Затем пришли «добрые и хорошие дяди» и сказали, что убивать взрослых - нехорошо, но маленьких детей - можно! Потом приходят третьи, еще более «цивилизованные» и говорят: русских можно убивать - всех!

Русских каждый год становится на полтора миллиона меньше. Это, как утверждается, - никакой не геноцид. Просто «плохой» народ сам по себе, без посторонней помощи, сходит со сцены истории и оставляет место и богатства земных недр тем, кто может ими распорядиться гораздо лучше, чем грязный, бессмысленный и не окультуриваемый никакими средствами Иван-дурак.

Считается, что плохой народ вообще хорошо убивать любым способом, и мировому сообществу внушается, что русские как раз к таким и относятся.

Можно много спорить по этому поводу, но вымирание великого и еще недавно многолюдного народа - налицо. Чему тут расстраиваться, диалектика - серьезная и строгая наука, все расставляющая и объясняющая так, как этого хочется самому диалектику. Зло опять спрятало поганое кровавое рыло под лживыми цивилизованными одеждами. И ужасно то, что мы этого совсем не видим.

Ложь часто намного опаснее, чем явная злоба. Происходящее сейчас не является случайным. Только привычная обыденность смерти сможет легко подвигнуть ослабленных цивилизацией людей ко взаимному уничтожению. Начинаются такие дела с уничтожения самых слабых, а закончиться должно тотальным уничтожением всех оставшихся. Тем же, кто умудриться пережить и это, надо будет внушить сладость самоубийства. Нетрудно видеть, что последнее извращение мало-помалу, но все же насаждается твердой рукой.

И все же, обыденная узаконенность абортов является в деле уничтожения человечества одним из ключевых звеньев.

С абортов началась Глобальная Бойня народов, именуемая «миром».
#4 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:39
  
2

4. САМСОН И ВАРТИМЕЙ



В отличие от многих поколений наших благочестивых предков, мы живем сладострастием, расслабленной мечтательностью и трусливым самообманом.

Мы слишком долго ослепляли себя самооправданиями и саможалением. Бегали от страха, слушая учителей из преисподней, увлекающих народ во тьму, чтобы там безнаказанно выколоть всем нам глаза. И вот, их коварная цель почти достигнута. Теперь мы действительно слепнем по-настоящему!

В этом отношении судьба России подобна скорбной доле библейского богатыря Самсона, которого Господь поставил судьей над иудеями во времена умаления их Веры и державного могущества. В те времена враг по сути оккупировал древнюю землю Палестины, а причина бессилия Израиля была проста: «Сыны Израилевы продолжали делать злое пред очами Господа, и предал их Господь в руки Филистимлян на сорок лет» (Суд. 13, 1)

Казалось, еще мгновение и многочисленные иноплеменники победят. Неистовый противник готовился торжествовать победу, но она все не давалась. Один-единственный силач Самсон легко разрушал их планы.

Самсон был могуч и чрезвычайно простодушен. Он был удивительным человеком, к которому не применимы обычные стереотипы святости и благочестия. И все же Самсон был свят. Не было в нем явной полноты веры, как у Моисея, Иисуса Навина или Гедеона, но он все же оставался особым избранником Божиим. Кажется, Самсон часто нарушал Закон, но обыкновенно его нарушения почему-то служили средством очередного поругания нечестивых Филимистимлян и прославления Силы Божией. Его можно было легко перехитрить, но вражья хитрость не раз обращалась страшной бедой для самих хитрецов.

Самсон был в непрестанном единении с Богом, хотя его таинственное единство с Творцом было необыкновенным, в чем-то подобным Христа ради юродству, которым так прославилась тысячелетия спустя наша Святая Русь.

А еще его можно уподобить послереволюционной России. Вспомним: Вера поругана, и враги Христовы, кажется, всесильны. Но они ничего не могут поделать с ненавистным русским народом. Россия не может сбросить ярмо иноверцев, но и те не могут овладеть Россией. Хотя Вера и умалилась, зато надежда и любовь - неистребимы!

Самсон страстно влюбился в одну прекрасную иноплеменницу. На его беду, она оказалась скверной блудницей, да к тому же еще и врагом Израиля. Она не любила доверчивого богатыря и по наущению злых своих соплеменников не прочь была погубить и Самсона, и весь Ветхий Израиль. Вот, что говорит о том Писание: «Полюбил он одну женщину... имя ей Далида. К ней пришли владельцы Филистимские и говорят ей: уговори его, и выведай, в чем великая сила его, и как нам одолеть его, чтобы связать его и усмирить его» (Суд. 16, 4-5).

Вот, и Русь так же опрометчиво полюбила ненавидящую Христа блудницу - нынешнюю развратную цивилизацию - «далиду», дочь все той же «тайны беззакония».

Долго выпытывала настойчивая Далида секрет непобедимости Самсона, а он слишком доверился своей возлюбленной, совсем как русский народ, и в конце концов все же неосмотрительно выдал тайну данной ему Богом силы. «И он открыл ей все сердце свое, и сказал ей: бритва не касалась головы моей, ибо я назорей Божий от чрева матери моей; если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб...» (Суд. 16, 17).

Самсон был назорей, посвященный Богу. В этом крылось все его могущество. В этом же заключена сила Святой Руси, которая также посвящена Богу.

И вот, настал тот роковой вечер, Самсон мирно уснул на коленях своей коварной возлюбленной. Она же незаметно впустила в комнату врагов, которые быстро остригли голову смелого богатыря, и Самсон разом потерял все свои силы - совсем как обольщенная инородцами Россия, охладевшая перед Революцией к своей Святой Вере. И здесь тоже все было тайно, обманно. Россия, как и Самсон, дала отсечь себя от благодатной Веры.

Итог был печален. Коварные враги взяли Самсона, который «пробудился от сна своего, и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал, что Господь отступил от него. Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, ... и оковали его двумя медными цепями, и он молол в доме узников». (Суд. 16, 21-22).

Свободный доселе богатырь стал презренным рабом нечестивых. И это весьма напоминает нынешнее пленение нашего Отечества, точно так же попавшего в рабство. Теперь мы мечемся, не находя выхода из этого положения. Хотелось бы, конечно, вернуть себе былое зрение, но многие уже давно успели забыть, что это вообще такое, и как прекрасен на самом деле Божий мир. В буре страстей мы не замечаем, как дивно Господь сотворил поля, леса, реки, горы, зверей и птиц, как правильно устроено взаимное расположение и движение звезд и планет во всей громадной вселенной, как гармонично в ней соотносятся размеры и величины, как жизнь, даже самого малого цветка, бывает питаема и управляема вездесущей благодатию Божией.

Какое счастье мы почти потеряли - иметь жизнь и быть тварью словесной, разумеющей красоту Божьего творения и созерцающей Бога в Его благодати! Все это скрылось для многих из нас в торопливой суете будней. Ужас состоит в том, что человек, бывший управитель и добрый царь всей этой красоты, ныне сам все изуродовал и искалечил непрерывным потоком своих грехов.

Кажется, все так просто: остановись, покайся, освятись Святыми Тайнами, очисти душу от неправды святостью молитв и прими обратно весь дивный Божий мир. Верни себе обратно незаконно у тебя отобранное - выколотые врагом глаза. Ведь Господь в силах вернуть их нам. И природа снова с радостью покорится человеку и станет послушной, как до грехопадения. Сама ляжет у наших ног, без всяких машин, самолетов и ракет перенесет туда, куда надобно, накормит, оденет и обует. Ведь Господь не раз показывал это, являя свою власть над природой в своих Евангельских чудесах.

Но нет! Мы не можем смириться со справедливым наказанием Господним за грехи, потому что боимся настоящей правды.

Утратив зрение - понимание реального мира, человек выстраивает мир мечтательный, придуманный, в котором благодать заменяется похотью лживого услаждения, а «правдой жизни» становится мерзость греха.

Низверженные с вершины богоподобия люди упрямо ищут недостижимой власти над непокорным миром, строя иллюзии своего владычества.

В таком виртуальном мире нет понятия греха, отягчающего совесть. Чтобы этого избежать, он либо намеренно не замечается, либо притворно превращается в «добродетель». Мнимое же отсутствие греха как бы отменяет необходимость покаянного исцеления души. Таким образом, люди замыкаются в клетку-тюрьму своих иллюзий. Но со временем сладкий мир грез для многих исчезает в прошлом. А горечь пугающего зла остается и, уже не скрываясь, обволакивает душу безысходностью. Процесс все нарастает и нарастает, предвещая коллапс самоуничтожения. Все меньше остается надежды вырваться из лап лукавого беззакония, когда этот выдуманный мир замкнет человека в себе совершенно. Тогда человека нельзя будет спасти, потому что душа его умрет.

Сильнее прочих качеств, приводящих к подобной замкнутости, является некритичность и глубокое чувство обиды.

Настоящий мир с его жесткими реалиями ужасает человека, и он в лживых мечтах бежит прочь от страшной реальности. Но это не выход. Все равно с беззаконием придется столкнуться лицом к лицу.

Иллюзии уже стали не просто массовым заболеванием, а самой настоящей эпидемией духовной слепоты современной цивилизации, которую вполне можно считать слепой и беспомощной - мрак в сердцах людей стремительно становится кромешным.

Лишь «малое стадо» Христовой Церкви ясно понимает происходящее.

Человек создан по образу и подобию Творца Бога. И все мы тоже являемся маленькими творцами. Но, покидая Церковь, человек с Верой теряет и творческую способность. Утрачивая творческий дар, становясь бесталанной, бессловесной и слепой тварью, человек по-прежнему продолжает мнить себя творцом, «творя» собственный мир, в котором нет места спасительным заповедям Божиим.

Не бывает безблагодатность беззлобной и бессмертной, и потому мир иллюзий всегда несет в себе невидимую смерть. Мечтания - еще один способ быстрого и эффективного самоуничтожения человечества.

Духовное ослепление погибельно не только в будущей жизни, но и в нынешней. Даже если по слепоте неведения человек и не совершил грубых проступков и падений, то все равно он постепенно теряет жизненную основу бытия.

Наш мир смертоносен почти во всех своих проявлениях. Впрочем, об этом говорили Отцы Церкви во все времена. Только сейчас духовная опасность, подстерегающая общество, представляется уже чрезвычайной.

На нашу беду охотно сбежались к «рулю» России наглые и самонадеянные слепые «поводыри» и смело повели страну ко «спасению» - к некоему, как сами утверждали, «свету», коим якобы обладали в полной мере. Это лукавым змием к нам приползло беззаконие, чтобы «помочь» скорейшей нашей погибели. Пришло таким необычным образом по двум причинам:

Во-первых, некоторые в своем богоотступничестве преуспели более других. Такие, невольно или осознанно, начинают завидовать и ненавидеть всех тех, кто еще не пал так низко, как они сами, - более чистых и небезнадежных еще для спасения. Об этом часто говорит блаженный Феофилакт Болгарский, - особенно в своих толкованиях на Евангелие от Иоанна.

Отступники Веры начинают вести других в бездну практически только для того, чтобы отомстить им, обманутым ими же самими, за свою продажу души бездне. Не спасаться самому, но увлекать за собой, как это делают демоны - вот одно из главных качеств демоноподобия, свойственное богоотступничеству. Так, во времена гонений на Церковь слепые вожди пытались увлечь подвластных им в тяжкие грехи поругания святынь. Так часто происходит в нашем обществе и даже в семьях. Такова же во многом природа тоталитарных сект.

Во-вторых, тяга стать «вождем слепых» - вообще свойство падшей природы. Вождями особенно стараются стать такие бездарные люди, которые, по их собственному мнению, овладели некими законами человеческого и общественного бытия. Это - ложь мечтательного мира их «виртуальной реальности».

Они хотят власти потому, что ничего, кроме испепеляющей жажды власти не имеют. Отсутствие же любви принуждает их не служить другим людям, а насильно заставлять всех служить своей персоне.

Куцехвостые знания, надерганные из книг и собственных гордых раздумий, бесстыдно именуются «спасительным светом». И влекут всех подряд в пропасть убожества своих знаний эти маленькие антихристы, несущие миру большое зло.

Последствия подобного руководства страной не замедлили явиться. И вот, как старуха в известной сказке, мы сидим у разбитого корыта. Но все равно, вины своей в разрухе упорно не замечаем. С твердостью, достойной лучшего применения, идем курсом зловещих реформ, как «Титаник» на айсберг.

Когда Господь в последний раз проходил через Иерихон, направляясь в Иерусалим, у врат сего града стоял слепец Вартимей, бывший сыном Тимея. По всей вероятности, отец слепца был некогда почитаемым и богатым человеком. Иначе вряд ли кто долго помнил бы о имени его и его слепого сына.

Вартимей просил подаяния у проходивших мимо людей. Где-то в прошлом осталась слава, почет и богатство. Он слеп и нищ. Быть может, и не понял, как его ограбили, а теперь просил у всех, в том числе у своих лукавых грабителей, на пропитание. Видимо подавали, ведь как-то он существовал. Но скорее всего подавали не столько от жалости, сколько невольно исполняя волю Господа. Ведь именно на слепом Вартимее должна была особо явиться Слава Божия, чтобы сохраниться в веках.

Так, некогда славная, богатая и могучая, но ослепленная и ограбленная без Бога Россия стоит у врат современного Иерихона - безжалостного лицемера, циничного паразита и чудовища - современного технотронного мира, пожирающего без стыда и угрызений совести человеческие души и территории.

И вот, мы ждем вместе с Вартимеем подаяний, но в Иерихон не входим. Для этого надо совершенно потерять совесть и Святую Веру, а иначе не пустят. Стоим и томимся от чуждого сердцу безбожия, от чинимых нам обид, не зная, что делать, куда идти, кому поплакаться в своих нескончаемых бедах.

А в это время Господь восходит в Иерусалим - образ Небесного Иерусалима. Он покидает мерзости мира проходящего, открывая путь в нескончаемые радости мира вечного. С Ним восходят верные ученики - Апостолы и все, оставляющие Земле ее нечестие и нераскаявшихся в грехах нечестивых.

Идет начавшееся уже давно разделение людей на живых и мертвых - живых во Христе и мертвых без Него. Потому что жизнь без Христа, «живая смерть», может рядиться в самые нарядные одежды. Однако «красота» ее гроба, как говорил Господь о чванливых фарисеях, отнюдь не стоит вечной жизни: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония». (Мф. 23, 27-28).

Красота же истинной жизни может быть только в ней самой - в Боге.

Много «зрячих» людей толпилось тогда близ Христа, но лишь немногие покинули с Ним Иерихон - тягостный образ вечной погибели грешных людей. Лукавый мир крепко держит в своих липких лапах. Трудно вырваться из его объятий, для этого нужна немалая сила воли и решимость идти к настоящей, живой во Христе жизни. А ее-то у Евангельских и современных людей почти и не осталось...

Но даже Иерихон не оставил без Своего посещения милосердный Спаситель! Быть может, Он намеренно привел сюда Апостолов, чтобы они прежде Светлого Его Воскресения увидели воочию «тихий земной ад».

Книга Судей, упоминает город Лаис близ Сидона, отданный на посечение колену Данову. Люди жили покойно и мирно, но этот кажущийся «мир» был медленным гниением во грехе. Там жила бессильная покорность смерти. Господь пресек ее, послав воинов «против народа спокойного и беспечного, и побили его мечом, а город сожгли огнем» (Суд. 18, 27). Мера греха безбожной беспечности видимо столь велика, что Господь отдал землю Лаиса людям даже не сохранившим святость Израиля, исказившим его Веру идолопоклонством.

Последние ожившие Христовой Верой покидали духовно опустевший Иерихон вместе с Господом, оставляя «мертвым погребать своих мертвецов» (Мф. 8, 22).

Когда Вартимей услышал, что мимо идет Спаситель, то громко возопил: «Иисусе, Сыне Давидов, помилуй мя». На него зашикали, поскольку он дерзко нарушал своими неблагозвучными криками умилительное благолепие шествия. Презренный слепец нарушал торжество «порядочных людей». А торжественность для многих заключалась в том, что они собрались как бы мечтательно идти за Христом, решив погреться в Его благодатном Свете. Но делали они это не по искреннему велению трепещущего от счастья сердца, а так, чтобы окружающие, по возможности, осознавали бы и их сопричастность великому.

Чинно следовала за Христом и Его «малым стадом» абсурдная процессия самодовольных праведников. Чем дальше она отходила от городских ворот, тем меньше становилась желающих продолжить путешествие. Отставшие растворялись в сумерках небытия. Лишь стадо Христово оставалось верным Учителю.

Вартимей же вопил все громче и громче. Господь услышал его крики и подозвал к Себе. Тот опять нарушил все правила приличия: бросился сломя голову ко Христу, сбросив свои рваные лохмотья.

Нагим как Адам предстал Вартимей пред Христом, с надеждой ища избавления от постылого одиночества. Уставший слепец припал, наконец, с верой и надеждой, а может и слезами, ко стопам Спасителя мира, умоляя Его вернуть ему потерянное зрение. Он жаждал снова увидеть Божий мир!

Точнее, наверное, уже и сам не знал, чего надобно просить. Просто хотелось всегда быть со Христом. С Ним так просто, хорошо, покойно и радостно! Господь вот-вот мог уйти, брезгливо пройти мимо, но не ушел, не побрезговал им - слепым, грязным, оборванным и всеми презираемым существом. Не осознавая до конца своего счастья, Вартимей в сущности просил лишь одного - чтобы Господь не прогнал его от Себя, чтобы взял с Собой, не бросил бы его погибать в этом душном, постылом и умирающем городишке.

Господь дал все просимое. Чудесно прозревший, а правильнее сказать - духовно просветлевший, Вартимей без малейшего сожаления оставил падший Иерихон и радостно пошел навстречу спасению вместе со своим Спасителем.

Истомленная, израненная, смертельно измученная душа его ликовала. Наверное, так же ликовала душа святого царя Давида, когда он, скача и играя и даже обнажившись от восторга, как Вартимей, сопровождал Ковчег Завета во время перенесения его в Иерусалим за полтысячи лет до истории Вартимея.

Вартимей несомненно не остался без награды, а осудившие его остались бесплодны, как до конца своих дней оставалась бесплодной Мелхола - жена Давида, брезгливо осудившая его «неуместные для царя восторги». Ей показалась непристойной высокому царскому званию по-детски непосредственная радость Пророка.

«Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула... сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь и рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек! И сказал Давид Мелхоле: пред Господом плясать буду». (2 Цар. 6, 20-21).

Она устыдилась Веры в Самого Бога. За это царь отверг ее и как супругу, и как царицу. Но долгим одиночеством ее наказание не ограничилось. После смерти Давида у Мелхолы было отобрано последнее дорогое, что у нее оставалось - дети, родившиеся у нее тогда, когда Саул отобрал Мелхолу у Давида. Спустя годы после своего безумного презрения к радости и вере царственного Давида, пятеро ее сыновей были повешены прямо у нее на глазах по приказу врагов Израилевых, и даже не за собственные проступки. Их убили во искупление грехов их предка - царя Саула (2 Цар. 21, 8).

А начиналось все, кажется, с совсем малого - с брезгливого осуждения. Пример Мелхолы и ее детей показал, что долготерпение Божие - не бессилие, а милосердное ожидание раскаяния, которого у Мелхолы, увы, так и не оказалось.

Вартимей и Давид - оба они вели себя почти как настоящие безумцы. Так полагали «умудренные» миром люди. Но именно безумцы оказались мудрее самых мудрых мудрецов, всегда остающихся ни с чем, кроме своей гордости и тяжкого груза грехов. Осужденных же людьми Спаситель поднял до вершины Небес!

Вот наглядное свидетельство цены человеческой надменности пред Богом.

Вартимей шел от тьмы к Свету, Солнцу Правды - Господу нашему Иисусу Христу. Великая честь. Бывший слепец шел наравне с великими избранниками Божиими - святыми Апостолами и Пречистой Божией Матерью. Немногие удостоились такой великой славы.

Быть может впервые за многие годы его жизни, никто не гнал его вон, не попрекал куском хлеба. Ему не нужны были теперь жалкие, ничтожные и унизительные подаяния прогнившего самодовольного мира. Вартимей навеки соединился с Творцом, достиг предела желаний. Сверх этого человеку на земле уже ничего не нужно. Вместе с Самой Правдой он восходил в Иерусалим. На этом пути восхождения к Небу нас, как и его, ждут скорби и лишения, демонские страхования и злоба ослепления нераскаявшихся в своем ехидстве. А впереди ждет еще более страшное и жестокое безумство - Судилище и Распятие Того, Кто пришел спасти всех труждающихся и обремененных. Будет отчаяние и страх одиночества и богооставленности учеников Христовых после Голгофы. Но будет и непреходящая вершина счастья - Светлое Воскресение Христово.

Однако дивное, неземное счастье увидят не все, покинувшие Иерихон.

«Много званных, но мало избранных» (Мф. 22, 14), - говорит Евангелие о вечной смерти человеческой души. Вера ведь не освобождает от скорбей, нередко даже приумножает их, но одновременно дает силы и терпение для преодоления наших недугов и немощей.

В Свете Веры все происходящие события обретают скрытый ранее от человека глубокий смысл и обусловленность. Только в ней возвращается вся полнота жизни, утерянной миром во грехах. Видеть опасность и врага, иметь силы для брани, ощущать рядом близость Спасителя - есть великое, ни с чем не сравнимое, благо и богатство для всякого человека и любого народа.

Даже ослепленный Самсон смог прозреть духом. Он казался беспомощным и бессильным, но его укрепил Бог, и на этот раз враги жестоко ошиблись!

Им мало было сделать Самсона рабом. Над ним решили глумливо потешиться, для чего привели его на свое пиршество. Однако глумления над телесно изувеченным, но духовно не сломленным избранником Божиим, кончились для богоненавистников самым нежданным образом: «И воззвал Самсон к Господу и сказал: Господи Боже! вспомни меня и укрепи меня только теперь, о Боже! чтобы мне в один раз отмстить Филистимлянам... И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утвержден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою. И сказал Самсон: умри, душа моя, с Филистимлянами! И уперся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нем» (Суд. 16, 28-30).

Грозен и славен был Самсон в своем последнем великом подвиге! Что и говорить, жизнь могучего богатыря не всегда была праведной. Много свершил он в ней оплошностей и безрассудства. Но иной был конец героя. Смерть Самсона ознаменовалась славой Божией и победой над всеми силами «тайны беззакония».

Так же во многом складывается и судьба многострадальной России, с той лишь разницей, что кажущаяся гибель ее каждый раз становилась новым возрождением.

Скорби и социальные катастрофы, подобные нынешним и даже много превосходящие их, весьма разрушительны для земных устроений. Однако часто они же являются единственным очистительным лекарством для гибнущего общества, а нередко и совсем преображают его. Люди, обретая Веру, становятся отважными мучениками за Родину и Господа нашего Иисуса Христа.

«Мировые катастрофы повторяются в истории. При каждом повторении они становятся глубже и шире, распространяясь на все большую область земной поверхности. Мы не знаем и знать не можем, сколько раз суждено повторяться в мире катастрофическим явлениям войны, смуты, голода и гонений... Но как бы часто не повторялись эти ужасы, - безусловный смысл их всегда один и тот же. Они всегда означают не только близость конца, но и действительное его приближение», - писал после Революции князь Трубецкой. - «Чтобы осуществился на земле безусловный, вечный мир между Богом и тварью, должен разрушиться тот ложный мир, который соединяет тварь с чуждым и враждебным Богу началом... Суд вечного Логоса (прим. - Христа) над миром и есть тот острый меч, который рассекает всякие бессмысленные сочетания, - все, что носит на себе печать полулжи или полуправды. И этот процесс болезненный, катастрофический».

Кажущаяся бессмысленность социальных катастроф скрывает приближение Второго Пришествия Христа и неотвратимость возмездия - Страшного Суда. Сказанное Трубецким говорит, как неразумно распространенное ныне одностороннее понимание сущности катастрофических социальных явлений. Эти потрясения несут не только злобу, скорбь и народные страдания. В них заключается приближение Окончательной Правды и гибель зла. Более того, эти явления уже сейчас несут в себе властное начало той самой Правды.
#5 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:47
  
2

5. "ОСНОВАНИЯ ВСЕЛЕННЫЯ"



Эпиграф этой книги - один из стихов Псалтири, неиссякаемого благодатного источника и молитвенного утешения нашего народа. Долгие столетия эта книга открывала «диким» россам созерцательные вершины мироздания, недоступные всем мудрованиям «цивилизованного» мира.

«Читай Евангелие и Псалтирь, и ты узнаешь, как устроено Солнце», - говорится в святоотеческих творениях XIX века, об этом писали святители Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов и многие другие. Сказанное - не просто красивая игра слов. Без приборов, научных теорий и многотрудных исследований покоряются верным тайны вселенной. Сейчас трудно даже представить величественность таинственного мира, открывавшегося некогда молитвенникам, тихо сидевшим у старенькой Псалтири под неровным светом горящей лучины. Некогда и курная изба могла вместить благодатное Небо. Сейчас же обильные научные познания совершенно закрыли его от человека.

Гордая и завистливая образованность, неспособная на молитвенные подвиги и самоотрешение, но вечно ищущая превосходства над смирением, способным на это, создала особую среду - «интеллектуальную элиту».

Во времена Грибоедова, написавшего «Горе от ума», она формировалась томно развращенными французскими романами, вольтеровскими и байроновскими обличительными «правдоисканиями», гордыми материалистическими трактатами, масонскими манифестами, - словом всем, что по сию пору с кровью выблевывает человечество. Много горя пришло в мир от того «ума». Поразительно то, что поглощение духовных помоев происходило в то же самое время, когда писались строки о таинственном постижении сущности Солнца.

Но злой человеческий гений отчаянно рвется к новым «вершинам». Путь сей весьма тернист и очень опасен, а результат все тот же - горе. Потуги ума на самом деле не несут ничего нового: старую блевотину в новой блестящей обертке опять суют нам в рот.

Об этом обстоятельстве так актуально пишет святитель Феофан Затворник: «Как у драчуна руки чешутся, а у говоруна - язык, так у немца чешется мозг и не дает ему покоя». - Такому уму непременно нужно донести до всего мира свой болезненный философский бред, как самое великое откровение, ниспровергающее все существовавшие ранее догматы.

Надо сказать, что во времена святителя Феофана Германия была своего рода «Меккой» научных и философских систем и школ, куда устремлялась и с благоговением ей внимала вся мировая научная мысль. Такое положение сохранялось вплоть до прихода к власти фашистского режима, который эту «Мекку» разогнал, и потому эстафету «просветительства» приняла новая мировая «творческая элита», воспитанная на все тех же духовных отбросах. Избыток ее образованности при недостатке нравственности и Веры по сей день производит все тот же нестерпимый зуд в голове - наука так и не победила высокоумия.

Псалмопевец в упомянутом эпиграфе возвещает, что когда исполняется определенная Богом мера беззакония, наступает страшное время «запрещения» - грозное пресечение человеческого умоисступления. Гнев Божий посещает землю, пресекая скверну. Наступает пора катастроф, происходящих не столько из-за тектонических сдвигов земной коры, экологической безграмотности или социальной несправедливости человечества, сколько из-за переполнения мира грехом. Именно он зарождает те страшные геологические и социальные потрясения, сдерживаемые милосердием Божиим до тех пор, пока есть иные средства для вразумления непокорных Богу. Когда и эти средства иссякают, происходит разрушение их гордого мира.

Катаклизмы часто потрясали людей, но общее поражение душ таково, что очнувшихся от сна смерти оказывалось очень и очень немного. Ведь за внешними проявлениями гнева Божия неисправимые редко видят духовное назидание.

Начало перестроечного процесса, очевидно не случайно, совпало со страшным землетрясением в Спитаке. Пятьдесят тысяч погибших! Огромная материальная и людская помощь потекла в Армению, многие люди Советского Союза выражали искреннее сочувствие страшному горю пострадавших, потерявших кров и своих близких. Затаив дыхание, огромная страна следила за ходом спасательных работ, радуясь каждому спасенному.

Прошло время, боль попритихла. И вот - диво! Благодарность сменилась ненавистью, обращенной к «тюрьме народов» - Союзу и «проклятой России». С распадом Союза «безумство храбрых» не успокоилось и почти сразу же приняло форму войны между Арменией и Азербайджаном.

Открывшиеся горем «основания вселенной» быстро скрылись за кровавой пеленой неприязни в глазах «правдоискателей», так и не понявших духовного смысла происшедшего. Господь предупреждал народы Империи о грядущем кровопролитии, но они не одумались. Значит, следует ждать продолжения трагедии. Хотя Содом и Гоморра были сожжены огнем с неба, оставшиеся в живых не оставили своего безумия и спустя столетия были поголовно посечены мечом Израиля.

А сейчас за происходящим в Армении с нескрываемым интересом наблюдает Турция. Ее старый добрый ятаган все еще ждет забывчивых армян, в прошлом чудесно избежавших истребления только благодаря покровительству Российской короны.

Нет, хотя Россия и ослабела, ей снова напрасно пренебрегают...



-2-



Первопричиной огромного числа смертоносных катастроф является умножение в обществе беззакония и умаление в нем любви (см. Мф. 24, 12). Именно беззаконие бывает причиной самых катастрофических явлений: от землетрясений, ураганов и моровых эпидемий до кровопролитных революций, бунтов и ожесточенных мировых войн. Люди обычно думают, что в развязанных ими кровопролитиях обретается правда, что вулканы стирают с лица земли города и веси лишь по неудачному стечению обстоятельств. А это гнев Божий стирает присутствие людей с лица оскверненной ими земли.

«Бог есть любовь» - возвещает Священное Писание (1 Ин. 4, 8). Значит, гнев Божий не есть подобие человеческой злобы. Ее не было, нет и не может быть во всесовершенной божественной святости. Гнев Божий - обильное излияние животворной любви Господней на пространства и народы, пораженные мерзостью запустения. Благодать гнева Божия несовместима с этим беззаконием и властно отделяет добро от зла.

Гнев Божий уподобляется в Писании раскаленным угольям и огню. Так, в Откровении Иоанна Богослова, Ангел берет кадильницу с жертвенника пред престолом Божиим, чтобы низвергнуть на землю раскаленные угли (Откр. 8, 5).

Зло должно быть «сожжено очистительным огнем», - поясняет Андрей Кесарийский. Одни согреваются и очищаются благодатным огнем от скверны, поднимаясь от мрака страстей и греха к свету богопознания и спасения. Другие - напротив, твердо отвергают Божье благо, вольно избирая себе безотрадность адских мучений. Нераскаянные, они сгорают от злобы в пламени страстей и подобно падшей звезде низвергаются в бездну, влекомые бесовской гордостью.

Взалкавшие Божией Правды среди мирской лжи - прозревают. Господь открывает им глубины Своей божественной премудрости и духовную сущность происходящего в мире, отворяя им таинственные «основания вселенной».

Человечество всегда исследовало окружающий мир, желая свить в нем свое гнездышко безоблачного счастья. Но на земле такого быть не может. Там, где есть смерть, нет вечного счастья. Вечное счастье - лишь в Вечности. Эта истина проста, но недоступна современной цивилизации, лишившей себя Божией Правды.

И вот сейчас, люди еще более настойчиво, чем когда-либо, ищут все того же там, где его все так же нет. Напуганное ощущением грядущего возмездия за грехи, общество уже не в состоянии остановиться в своих неблагодарных поисках. Очень сложно, почти невозможно человеку вырваться из цепких объятий цивилизации, навязавшей людям этот бессмысленный сизифов труд.

Окаянное человечество очень боится, но не в силах терпеть правды о себе.

Благодать гнева Божия нестерпимо жжет нераскаянную душу. Окаянные сами добровольно извергают из себя жизнь, становясь живыми мертвецами. В каменеющем без Бога сердце воцаряется духовная пустота.

«Пустота, через отпадение от Бога, возжигает... неудовлетворимую жажду, - неопределенную, но непрестанную. Человек стал бездонной пропастью», - говорит об этом святитель Феофан. Ему вторит святитель Игнатий: «Человечество - сор, непотребный для неба, выметенный с неба, повергнутый сперва к устью пропасти, потом повергаемый постепенно, по мере своего размножения, в саму пропасть».

Страшные слова, сказанные полтора столетия назад, и сейчас обличают нас с прежней силою. Особенно это наглядно в свете чрезвычайного нынешнего размножения человечества, которое все больше становится лишь законной добычей пугающей и ненасытной адской бездны.

Присмотримся к происходящему. Человек, образ и подобие Божие, создан был для усыновления Творцу. Но через нераскаянные грехи и безверие он становится бессильной и безликой «биомассой» - кормом вечного червя неусыпающего.

В это самое время, малое стадо Христово - Святая Церковь, находит в себе силы преломить гордость. Покаяние вместе с грехом извергает из души и вечную смерть, благодатно размягчает окаменелые сердца, возвращая ясность понимания происходящего, восполняя утраченную цель жизни.



-3-



Есть законная мера свободы наших действий. Свободная воля всегда неотъемлема от понятия разума. Поэтому есть то, что свершается Божьей волей вне зависимости от наших желаний, и есть то, что происходит, хотя и по Божьему произволению, но не исключает разумного человеческого соучастия.

Нарушение законной меры, данной Богом, есть беззаконие и богопротивление, всегда приводящие общество к самым тягостным для него последствиям.

Как часто людям хочется стать на место Самого Творца или немного «помочь» Ему. Вместо того чтобы воспользоваться великими дарами свободы, которые Господь дает людям в меру их сил, общество ищет «более высокого».

«Характеристическая черта греховной жизни есть, при беспечности о спасении, забота о многом, многопопечительность... Пустота ума рождает заботу о многознании, разведывание, пытание, пытливость». - Так, обличая свое время, святитель Феофан Затворник наставляет нынешнее.

Многие совсем не знают или забыли о том, что бывает с тем, кто сам пребывая в нечестии, дерзает «помогать» Творцу в свершении Его Промысла. Библейская Вторая Книга Царств свидетельствует об этом на примере Озы, сына Аминадава, от дома которого начинали перевозить в Иерусалим священный Ковчег Завета, долгое время хранившийся в том доме на холме.

Озе, вместе с братом Ахио, доверили особую честь - вести под уздцы волов, везущих колесницу с Ковчегом. Но Озе не довольно было такого почета. Возбужденный ложным благочестием, он дерзнул прилюдно показать особую ревность к святыне Израиля. Вот, что говорит об этом Священное Писание: «Когда Оза простер руку свою к ковчегу Божию (чтобы придержать его)..., ибо волы наклонили его. Но Господь прогневался на Озу и поразил его Бог там же за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия» (2 Цар. 6, 6-7).

Дорого стоило Озе его неуместное рвение. Возмездие за подобное отношение к святыне стало назиданием не только для собравшихся провожать Ковчег в его путешествии в Иерусалим. Оно поучительно и для всех нас, так часто легкомысленно относящихся к святыням и Таинствам Церкви. Наказанием Озе не стала долгая болезнь или скорбь, но мгновенная смерть без покаяния!

Гораздо ранее, подобной участи удостоился некий злочестивый Корей со всем своим семейством. Движимый демонической гордостью, он задумал возжечь «огонь чуждый» помимо данного первосвященнику Аарону - брату Моисея, желая доказать, что его огонь «честнее», то есть благодатнее.

«Расселась земля под ними; и разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество; и сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества» (Чис. 16, 31-33).

Очередная попытка самоутверждения не удалась.



-4-



Не без участия человека свершается Промысл Божий, но не по недостатку у Творца сил. Происходит так потому, что и человеку по неизреченному милосердию Божию надлежит стать сопричастником Его Славы. Тем не менее, самочинное желание приумножить славу - незаконно и чрезвычайно опасно, как убедительно следует из Писания.

Мы же в своей жизни обыкновенно возлагаем свои надежды только на свои больные грехом разум и силу. Не ведая устроения мира, человек все время хочет его исправить. К сожалению, последствия чаще всего подобны участи злосчастных Озы или Корея. В результате «модернизации» получается еще более неустроенный мир, а целые народы, подобно дому Корееву, сходят «живые в преисподнюю», в которую постепенно превращается уже и сама земля!

«Основания вселенной» открываются, чтобы люди, просвещенные светом Разума восходили бы от силы в силу, от власти к власти, при этом всегда ведая свою меру. Человек должен ясно понимать, что - в его власти, а что - выше его сил и разумения. Нужно, чтобы люди не «замышляли тщетное» (Пс. 2. 1), видя и в годину тяжких испытаний заботу Спасителя о нашем спасении.

Одновременно с вершинами, людям открываются и глубины адской бездны, охотно поглощающей леденящим пламенем всех гордых и скверных богопротивников. И она не сидит без дела, по-своему отделяя падших от верных.

Во времена катаклизмов обнажается сущность разрушительных процессов, до поры скрытых благополучием. Это в равной мере относится к катаклизмам природным, материальным и происходящим в мире духовном, в человеческом сообществе. Колоссальные выбросы природных энергий или истерия человеческих эмоций видимым образом создают в природе и обществе нарастающий хаос, мощь которого уже многое сокрушила в привычном нам мире.

Но за видимыми процессами нарастающего хаоса скрывается невидимая сила, собирающая воедино и управляющая механизмом разрушения. В общественных процессах это все та же «тайна беззакония».



-5-



Любая катастрофа заканчивается, истратив свои силы. У разрушения нет ни собственной энергии, ни разума, ни воли, что равно относится не только к природным явлениям, но и социальным. Вопреки воле этой безумной силы, в мире действует разумная и самовластная сила - созидание, останавливающее разрушительные процессы. Она может казаться незаметной, но не будь ее, любая катастрофа не остановилась бы до тех пор, пока в мире не наступил бы совершенный хаос. А этого нет.

Говоря же о катастрофическом характере человеческой истории, Евангелие и Писание вообще не ограничивают себя описанием только социальных потрясений. Неотъемлемым атрибутом большинства общественных катастроф являются и катастрофы природные. Это обстоятельство убедительно объясняет уже упоминаемый нами известный философ эмиграции - князь Трубецкой:

«Связь между... явлениями вулканических сил и событиями истории человеческой... не очевидна и не может быть вскрыта научным анализом; но мистически связь явлений человеческой разрухи с явлениями разрушения космического вполне понятна. Раз смысл всемирной истории есть тем самым и смысл существования земной планеты, - конец человечества есть... и ее конец; поэтому и совпадения катастрофических событий истории с «ужасными явлениями» (Лк. 11, 11) вполне естественно».

Всякое явление всегда содержит в самом себе причину происходящего.

Пока явление не произошло, причина его часто не ясна. Нередко поведение сложных систем изучается путем исследования патологических отклонений их деятельности, особенно - катастрофического характера. Так, изучение нарушений функционирования является одной из основ научного познания мира.

Исследования болезненной деятельности органов дали науке понимание их назначения и логики работы всего организма. Исследования катастрофических явлений, таких как засухи, наводнения, землетрясения, помогают понять природу атмосферных явлений, тектонических процессов и самого строения земли.

Даже в этом смысле время катаклизмов - время осмысления, получения бесценных знаний. Бесценными они являются потому, что цена их - разрушение созданного, гибель материальных ценностей и человеческих жизней и душ.

Простым обогащением человеческого опыта последствия катастрофических явлений себя не ограничивают. Существенно важнее Божественные откровения их сопровождающие. Сильнейшие потрясения обнажают человеческую душу, срывая с духовных очей пелену ложных представлений. Людям возвращается возможность восприятия неповрежденной истины. Тому, кто этой возможностью не пренебрегает, приходит забытое в суете осознание величия Господа. Оно и открывает «основания вселенныя».

Божьим изволением, потрясения обнажают сущности многих явлений. Заканчиваются катаклизмы, и пружины, приводившие в движение их механизмы, становятся снова невидимыми. Человек же обыкновенно не может долго выдерживать высоты духа, в котором он находился во время катастрофических явлений, и возвращается в обычное состояние. Но память о некогда открывшемся освещает всю его оставшуюся жизнь.

Природа не помнит прошлого, во всяком случае так, как помнит его человек. Всякий раз она пассивно противостоит разрушениям, восстанавливая нарушенное равновесие рефлексивно. Человек же устроен иначе: осмысливая природу явлений, он может не только активно противостоять разнообразным катаклизмам, но даже избегать многих из них. Однако есть предел его возможностей. Сам человек чрезвычайно слаб, и лишь с Богом его силы становятся беспредельными.

Людям дан самый совершенный инструмент постижения мира и Бога - Святая Церковь. Только в Ней человек достигает истинного могущества, а разверстые «основания вселенныя» видны особенно ясно.

Церковь, обладая полнотой Истины и соборным единством Православной Веры в Господа нашего Иисуса Христа, Распятого, Воскресшего и паки Грядущего, ведает настоящее, прошлое и будущее. Она раскрывает свое ведение каждому по мере и нужде, через Таинства, Священное Писание и Предание, действия Благодати Святаго Духа, творения Святых Отцов, приготовляя человека к главному событию в его жизни - посмертной встрече с Господом на пороге вечной жизни или вечной погибели.

Ныне эта Истина для большинства человечества остается невостребованной.

Как часто, только в момент смерти человек впервые осознает ничтожность своей гордой правды и величие Правды Божией. К сожалению, прозрение приходит слишком поздно, чтобы что-либо можно было еще исправить в своей угасающей жизни. Увы, время спасительного покаяния закончилось!
#6 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:50
  
2

6. "КРЕСТНЫЙ ХОД" ИЗ ИЕРИХОНА В ИЕРУСАЛИМ



Что может быть необычного в приходе Спасителя в Иерихон по пути в Иерусалим? Господь, проповедуя спасение, совершал и большие путешествия. Но на этот раз оно было особенным, ибо вело к Крестным Страданиям - на Голгофу. Поэтому будничность происходящего была всего лишь внешней видимостью, на самом деле этот период был настолько насыщен чрезвычайными духовными событиями, что мы не раз еще будем к нему возвращаться.

Надо сказать, что именно сочетание обыденности и чрезвычайности особенно роднит эти евангельские события с нашими временами.

Тогда, как и сейчас, малое стадо, следующее за Христом, насыщалось огромной жизненной силой, которая никогда не дается без особой на то нужды и причин. Господь не только Сам твердо шел на Вольную Страсть, но и приготовлял к этому верных. Он вступал в решительную схватку со смертью и звал к победе всех взалкавших истинной жизни.

Какими же немощными казались врагам Христовым «несчастные», плетущиеся вслед за Ним - «неудачником». Какой немощной видится нынешняя Россия, тихо умирающая от их коварства. Но какая немыслимая жизненная сила незримо наполняет ее, якобы умирающую!

Видимо впереди события такого рода, что они еще раскроют нам всю чрезвычайность происходящего ныне с Российским обществом. Говоря кратко, нас ожидает выбор жизни или смерти. И это решение еще потребует от нации предельного напряжения сил.

В начале пути из Иерихона в Иерусалим Спасителя окружали многочисленные любознательные жители Иерихона. Наглядевшись вдоволь, они поустали, поотстали, подумали и побрели обратно - восвояси. Многие возможно и не поняли, что за это время с ними произошла ужаснейшая перемена. Они умерли! Правда, смерть пришла почти незаметно для них. Тихо и мягко, но уже властно входила она в дебелые сердца, только что отвергшие Христово спасение. Господь ждал от людей только доброй воли, предлагая им - умирающим, вечную жизнь. Безумные горожане пренебрегли этим даром, и Господь покинул Иерихон. Опустевший без Него город теперь вполне законно занимала смерть.

Наверняка многие и раньше осознавали бедственность своего положения, вот только не горели желанием что-нибудь сделать для собственного спасения. Рабское безволие охватило гордые души «свободных» Иерихонских граждан, тяжко страдавших, но не хотевших в этом признаться даже самим себе. Более пяти тысяч лет длилось беспросветное рабство человечества беззаконию, начавшееся со времени грехопадения и изгнания людей из Рая. Никто уже не помнил, когда все началось, и не чаял, когда кончится. Рабство стало привычным, но все эти тысячелетия души человеческие разрывала нестерпимая тоска по почти забытой свободе. Несчастные люди все еще ждали исцеления.

Как тягостны и скорбны узы рабства, и как желанна Свобода! Но вот что удивительно: хотя людей страшно тяготила духовная несвобода, однако они не хотели отказываться от первопричины своего рабства - похоти страстей. Капризный эгоизм все чаще начинал видеть в Боге единственную причину всех своих страданий. Вначале неосознанная обида на Него привела к тому, что люди перестали стремиться к жизни. Все нарастающие муки от гибельных страстей приводили лишь к еще большему ожесточению на Господа. Тихая неприязнь в конце концов прорвалась страшными криками на Пилатовом судилище: «Распни, распни Его!». Но пока события проходили в «мирном духе».

От Спасителя ждали, чтобы Он исцелил нестерпимую боль, но оставил людям страсти. Это невозможно, боль и страсть - два симптома одной болезни - греха. И только свобода от них ведет к жизни. Рабство же греху умаляет жизнь, неся смерть, которая и пугает больше всего. Однако безумному рабу даже собственная смерть кажется сладостной! Получается, что от Христа требовали не истребления причины смерти - греха, а лишь того, чтобы она не была такой пугающей. В остальном она всех устраивала...

Так вот в чем дело! Именно к сладости неудержимо рвется душа, совсем не думая об ужасных для нее последствиях. Но вот уже пришел положенный срок, скорби и ужас смерти превзошли наслаждение болью. Пора бы и остановиться! Душа пытается вырваться из лап страсти, но уже не может. Страсть, еще недавно дававшая усладу, теперь показывает свое настоящее злобное лицо. Оказалось, что это смерть, и она вовсе не намерена отдавать обратно хозяину захваченную ей душу.

Страсть - желание греха, преступление Закона Божия и нарушение человеческого естества. Отсюда и боль: от израненной совести, от наказания Божия и бесовских издевательств. Но напрасно кричит измученная совесть: окаянная душа не желает ее слышать, как будто чужую. В таком состоянии уже сама благодать Божия становится для человека «наказанием», и это для души является преддверием ее смерти. Тем не менее, спастись было еще можно. Ведь именно для того Господь и пришел в Иерихон, чтобы оживить умирающих Своей Любовью и привести их в Царство Небесное.

Но Спаситель ушел один - Любовь уже была не нужна мертвому городу!

Как просто умирает душа. Почти все понимает, хотя чаще всего не признается в этом, от чего лишь больше страдает. Самое ужасное - падшее сердце даже в преддверии гибели продолжает мечтательно-сладкую игру со смертью.

Страшно томление духа в ожидании вечной погибели. Но именно от невыносимости боли и страха рождается... безумное услаждение! Обида, похоть, мечты, жажда власти, безволие, злоба... - все смешалось в единую нераскаянную страсть, представляющую упоительным приближение вечной смерти. Пораженный ум представляет трагедию как томительно пьянящее таинство, которое становится отныне безумным пределом мечтаний. Но вот смерть уже поблизости, и она, оказывается, пришла не одна! Отброшены в сторону блестящие и заманчивые карнавальные побрякушки. Теперь за нею следует ад - мрачный холод, опаляющее черное пламя, безжалостный неусыпающий червь, снова и снова пожирающий несчастного человека под оглушительный вой таких же нераскаянных грешников.

От всего этого кровь стынет в жилах. А тут еще хохот бесов гулким эхом раздается из бездны. Страшно! Робкое сердце готово выпрыгнуть из груди от ужаса. Услада забыта. Теперь новая страсть - отчаяние безысходности. На деле страсть старая. Просто тайная ложь стала смертельной обидой. Вырваться еще можно, но спасительный крик: Господи, помилуй! - замирает в груди. Даже эти слова произнести безвольная душа уже не хочет. Духи злобы овладели волей и разумом, не дозволяя ей и этого.

Плоть может долго еще совершать движения кажущейся жизни, а омертвевшая душа несет в себе только ее подобие. Сама же жизнь окончилась.

Главным последствием недолгой прогулки любопытных горожан вслед за Спасителем и Его учениками по дороге к Иерусалиму стало воцарение в душе смерти. Она необычна в житейском понимании - тихая злоба и обида.

Жизнь, кажется, идет своим чередом, но на деле наступил земной ад. Ни радости, ни покоя, ни любви. Только адский огонь в преддверии вечной смерти. Теперь лишь чудо может спасти погибшие души. Но, о бездна милосердия Божия! И это невероятное произошло: богодохновенные Апостолы снова вернулись к погибшим людям, распявшим Спасителя, чтобы опять изгнать злобу отчаяния и освободить несчастных от власти смерти. Это случилось после сошествия на Христовых Апостолов благодатного огня Святаго Духа.

Но вновь, лишь немногие порадовались их возвращению, войдя в малое стадо Христово. Остальные к смерти привыкли. Кажется невероятным, но радость и свобода жизни пугали мертвых больше тягостного рабства смерти!

«Свет Христов просвещает всех», - возглашает священник на Литургии Преждеосвященных Даров, совершающейся Великим Постом. Этот несказанный Свет дает людям прозрение от иллюзий, открывает тайны мироздания, являя неизреченные глаголы Божии. Прежде всего, он грозно обличает мерзости человеческой нечистоты, рожденной нашими грехами. Не видящий этого Света ослеп самой страшной слепотой - духовной. Нет человека несчастнее больного, который, умирая, не может осознать наступление собственной смерти!

Пример жителей Иерихона - неординарное событие прошедших дней.

Он и сейчас потрясает бессмыслием и трагизмом тихой духовной погибели несчастных людей. Ну ладно бы, не видели Христа. Так видели же, и даже почти пошли за Ним! Лишь отказались идти до конца - до спасения. Сами определили предел, до которого следует идти. Сами решили своим безумным умом, что им нужно, а что нет. А виноватым в итоге оказался Христос!

Увы, в Евангелии это не единственный подобный эпизод. В разном виде не раз повторяется одно и то же; некоторые различия несущественны. С распространением Христианства мир узнал не только ликование спасенных, и не только в Иерихоне Христовы вестники принимались народами хмуро. Однако это не остановило благовестие жизни, и на Земле возник новый мир Христианской любви.

Не всегда слабый человек может сам противостать натиску страстей, и как тогда к иерихонцам, невидимо приходит к изнемогающим христианам Господь. Сколько раз в Христианском мире повторялось то же, что и в древней Палестине. Как и там, не все сбрасывали иго греха. Бывало даже, что кровавая пелена злобы на Христа застилала глаза народов и нашего богоспасаемого Отечества.

Сейчас вновь решается судьба России. Людям возвращается свобода и жизнь в Вере - Сам Господь обходит Российские пределы, собирая всех верных воинов Христовых в победоносный, но тяжкий горний поход.

Нельзя на Святой Земле Русской повторить трагедию погибшего евангельского Иерихона! Ведь и нынешнее посещение Божие может стать подобием иерихонского - последним. Бесчисленные враги России и исконный враг рода человеческого с нетерпением ждут именно такого исхода. У них давно все готово, чтобы враз стереть всякую память о великом народе с лица земли.

Без Христа, без Его Церкви нет спасения, потому что без Церкви нет покорности воле Божией. Люди, лишенные Веры, избегают покаяния в угоду страстям. Но неразумно отвергать правду, чтобы иметь «утешение» лжи, ласкающее сердце обманом. Обман - грех! Нераскаянный, значит - непрощенный, он причиняет постоянную боль. Можно сделать вид, что ее нет, и нераскаянная злоба греха будет тихо бесчинствовать в грешной душе, пока вконец не изорвет ее истерией лютой ненависти. Именно так смерть изгоняет жизнь. Не то, чтоб смерть была так уж сильна, нет. Просто благодать сама покидает оскверненную душу.

Если бы не было самообмана, рожденного злобой, никто не стал бы с таким безумным ожесточением распинать Спасителя. Множество людей погубило тогда богоубийством свои бессмертные души, оправдывая преступление ревностью к соблюдению Закона. Но если бы это было так на самом деле, то истреблялись бы и лжеучители. Ведь Писание словами Гамалиила (Деян. 6, 36-38) утверждает, что в Израиле тогда проповедовало спасение изрядное количество «учителей-спасителей». Кого-то из них слушали, кого-то прогоняли, кому-то внимали с благоговением, а кто-то и сам погибал дурной смертью.

Но вполне сознательно и целеустремленно распяли только Истину - Христа!

Даже лютых преступников не всегда предавали такой страшной, мучительной и позорной казни, как Спасителя. Допустим, скверные богоубийцы считали ошибочным Его учение. Однако неистовые фарисеи более или менее уживались, даже в синедрионе - верховном судилище иудеев - с противным им учением славолюбивых саддукеев, и все вместе - с вовсе безумными иродианами. Каждая из этих иудейских «партий» осознавала грубейшие нарушения Моисеева Закона противной стороной. Но не было случая, чтобы по поводу этих философских и богословских разногласий устраивалось бы смертельное кровопролитие. Вот распять Христа - другое дело! Ни те, ни другие, ни третьи терпеть Его обличения были не намерены. Можно, конечно, укрыться от грозных речей Господа, обращенных к грешникам. Но даже ослепив себя, спрятаться от яркого Света спасения невозможно. Значит надо Его убить! И вот уже заклятые враги дружно собираются на святотатственное злодейство.

Духовно слепые бегут от Света, боясь его подобно ночным тварям. Такие могут до времени тихо и неосознанно ненавидеть Христа, но наступает время взрыва ожесточения - и верных Христу опять ведут на Голгофу. Внешне она может быть мало похожа на Евангельскую, важна лишь духовная сущность. Голгофские страдания для христиан, исполненных любви к Богу, - путь мученического воскресения. Для прочих - это дорога в черную бездну безысходности и вечной погибели.

Но Голгофа - не только место славы распинаемых и казни самих распинателей. Это и место просвещения падших. Ни тихая проповедь, ни жаркие споры - сильнее всяких прочих средств для вразумления неверных может оказаться сильнейшее потрясение от жестокости палачей и мужества воинов Христовых.

Духовная сопричастность христианских мучеников Христовой Голгофе стала незыблемым основанием Церкви. Не мерой изливается благодать Божией Славы на распинаемых за Христа. Слава - это еще и власть, которой мученики попирают зло. А любовь бессмертна, и потому зло всегда погибает, пытаясь распять ее.

И снова ослепительно яркое: «Свет Христов просвещает всех». Именно всех, а не только верных. Каждый вольно избирает ослепление смерти или жизнь.

В ином месте Евангелия Господь говорит о страшной участи видевших Христа, ощутивших благодать Божию, но оставшихся с холодным сердцем: «Тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись: горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ...И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но... земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе». (Мф. 11, 20-24).

Когда Господь произносил эти слова, еще не требовалось того непоколебимого мужества, которым прославились воины Христовы впоследствии - только добрая воля и любовь к жизни, но и этого малого Спаситель не находил.

Как просто спасительная благодать Божия обращается в проклятие всем тем, кто по своему безрассудству ее отвергает! Для такого дела, как видно, нет нужды вообще что-либо предпринимать, достаточно просто остаться равнодушным. Поскольку Бог есть Любовь, равнодушие ко Христу есть отсутствие любви, которое может начинаться по-всякому, но кончается всегда злобой и смертью.

Напомним еще раз: для многих людей и народов безволие и теплохладное «иерихонское» сердце не навсегда оставались таковыми. Умирающая душа, отвергшая Христа, после посещения Божия принимает в сердце зависть ко всем живым, ушедшим вслед Ему. Проходит время и начинается сперва тихая, а затем буйная истерика-бунт, не раз становившаяся причиной самых страшных и кровопролитных трагедий, коренным образом изменивших мир.

Меняются эпохи, но, как и прежде, звереющие «тихие иерихонцы» раз за разом распинают Христа и Святую Церковь.

Так, на глазах у бессильного народа была разрушена и Советская Империя. Даже в коммунистический период силой ее объединявшей был отнюдь не только страх перед инородцами-большевиками, как утверждают, а еще и любовь, это надо твердо усвоить. Пусть любовь была не всегда осознана, но она была! Иначе не было бы героев-защитников Брестской Крепости, двадцати восьми панфиловцев, Матросова, непобедимых защитников Сталинграда и многих других героев. А теперь мы холодно наблюдаем за медленной гибелью своего Отечества, хотя это наша собственная гибель!

Чего же нам следует ожидать дальше? - Того же, что и в Евангелии. Взрыва ненависти к Отечеству или сразу ко Святой Церкви - Телу Христову. А уж ненависть может быть самого разнообразного свойства - революции, междоусобные войны или... неистовый патриотизм.

Когда обличающий Свет Правды, сокрушая иллюзии, властно вторгается в жизнь ожесточившихся нераскаянных слепцов, попытка убийства Правды, а точнее - самоубийства этих безумцев, становится неизбежной. Правду ведь нельзя убить, а себя - можно. Вопрос лишь во времени, когда состоится эта трагедия и конечно, в попущении Божием на святотатство. А сейчас неистовство смерти уже ясно наблюдается в яростном ожесточении окружающих нас народов, которым сопровождается духовное возрождение Православия в нашем Отечестве.

Можно не сомневаться, что и нынешнее, еще во многом мирное, собирание русского и братских ему православных народов окончится свирепым нападением на них врага. Каким и когда оно будет, сколько душ от этого гонения на Христа еще прозреет, а сколько ожесточится до конца - сие нам не ведомо. Для нас важнее успеть приготовиться к будущему противоборству злобе сатанинской. В том же, что Христос победит снова - нет и тени сомнения!

Тяжелые гонения на Христа происходят ныне в Украине, став хотя и скрытой, но целенаправленной государственной политикой самостийных делителей Неделимой Империи. Гонители Христа - униаты, самосвяты и крушители Церкви, нагло выдают себя за христиан, но на самом деле они - всего лишь маленькие антихристы.

Дерзко восхищают право Божьего суда нечестивые «ревнители веры», вся ревность которых состоит в тайной ненависти ко Спасителю и открытой - к Православию. Хотя и они проповедуют Христа, но особенного. «Христос» значит «Помазанник», Царь мира. Беззаконные униаты ожидают именно такого царя... Почти такого. Им действительно нужен некий «царь мира», в чем они вполне искренни. Есть лишь маленькая разница.

Их «христос» беспощадно жесток к тем, кто не разделяет его убеждений, у него нет любви, а значит - и самого спасения. Да это же антихрист! Вот, оказывается, кому готовят трон «незалежные христиане», поступившие с Церковью и Россией точно так же, как некогда евангельский Иуда Искариот! Если не придет раскаяние - их участь будет такой же скверной. Может именно таким образом, не дай Бог, на окраине огромного Русского Царства, рождается последний злочестивый зверь-антихрист!?

Не случайна ненависть к России, поощряемая на Украине, да и не только там. Она связанна с возрождением Апостольского духа России, чего новоявленные иуды не могут стерпеть. Как же он силен, этот невидимый могучий дух, что далекие от Москвы «западэнцы» из РУХа в злобе берутся за оружие, чтобы даже в Чечне сражаться с ненавистными «москалями»!

В Евангелии воины Пилата вдоволь натешились, избивая беззащитного Христа. Сейчас их потомки хотят убить беспомощную Россию. Мировое сообщество с удовольствием дозволило бы, да Бог не велит!

В такое предательство нельзя было бы поверить, не происходи оно прямо на наших глазах. Но раз уж молитвы православной Руси дошли даже до таких наших «братьев» - иначе отчего они так озверели? - значит, велика она и пред Богом!

И до гонителей Христа доходит благодатный Свет Правды, струящийся по всему миру от престолов и келий - молитвенного стояния Третьего Рима.

Евангельское молчаливое исповедание спасения измученного побоями, издевательством и безумием народа Христа, вознесенного на Кресте, вызвало истерическую ненависть и визг христопродавцев. Не стихающий их злобный вой и поныне доносится из темных глубин «тайны беззакония». Скорбное молчание распятого Христа, оказывается, равно ненавистно врагу рода человеческого, как и свободная проповедь Его Учения.

Мир и сейчас не может игнорировать кажущееся безмолвие Божьего народа и Святой его Церкви. Либо произойдет обращение заблудших к Вере, либо их ожесточение снова обрушится на православных и Святую Русь.

К нашему счастью, процесс ожесточения соседей еще только разгорается.

Как некогда Евангельский Иерихон, Русскую Империю тоже посетила неумолимая смерть. Но не все на Святой Руси умерли. Не все с иерихонским безрассудством отдали бездне свои бессмертные души. Храмы Святой Церкви с каждым днем собирают новых воинов Христовых. Многие из них немощны, скорбны и изранены, но все исполнены решимости идти до победного конца! Ведь с нами Бог, ведущий Свою паству через Голгофу к славе обителей Горнего Иерусалима - Царства Небесного!

Раньше защитой Святого Православия, останавливающей его извечных врагов, было как само церковное устроение Русского Царства, так и державная мощь Российской Империи. Сейчас состояние ни того, ни другого нельзя считать удовлетворительным. Поэтому злорадные враги Христовы все безбоязненнее поднимают свои мятежные головы, извергая серный дух бездны против России и его православного народа, в первую очередь - русского.

Но враги-обманщики сами обмануты. Злорадно наблюдают христопродавцы за беспомощностью доверчивых и беззащитных людей, но не различают под скудными их ризами блистание грозных доспехов непобедимых воинов Христовых. Их блеск ослепляет неверных, а за кажущимся метанием отчаявшихся людей не видит враг тихого собирания победной рати!

Чья-то способность к видению Света, как особенно ярко видно и из евангельских событий, может очень сильно раздражать духовно незрячих. Особенно это проявляется, когда свидетельствует об их собственной неполноценности. Ведь поврежденные гордой завистью сердца слепых не желают смириться с этой правдой. Они непрестанно вопиют о своем мнимом превосходстве над Христом. В болезненном состоянии слепоты некоторые усматривают большие преимущества, особенно живя в мире глубоко искаженном. Слепой, например, легче зрячего ориентируется в кромешных потемках современного общества.

Выросший в духовной слепоте зачастую бывает более удачлив и приспособлен к духовному мраку, легче адаптируется к его изменчивым и жестоким законам, но такое «знание жизни» есть на самом деле познание смерти.

Понятно, что подобные способности и навыки неизменно кончаются для «счастливчика» большой бедой. Если она не настигает его в земной жизни, то в загробном бытии возьмет свое обязательно. Вроде бы полезная способность ориентирования в духовной тьме никому еще не помогла найти дорогу из адской тьмы к Божьему Свету. Бесполезна эта способность на светлом месте - в Христовой Церкви. Во Царствии же Небесном - и вовсе бессмысленна.

Присмотримся еще раз внимательнее к происшедшему некогда в Иерихоне, чтобы понять, почему именно самые близкие, по сути - братья, какими являются украинцы-униаты, стали внезапно злее самых заклятых врагов России.

Сначала собравшимся вокруг Христа жителям Иерихона было очень хорошо. Благодатно действие на человека Божией Любви, утешающей его израненную душу. Так действует благодать на новоначального, обратившегося к Вере. Но когда человек немного набирается сил, та же самая благодать начинает не только утешать, но и обличать, настойчиво пробуждая спящую совесть и все больше требуя от человека посильного труда в деле собственного спасения.

Возвращение к жизни понуждает безвольную волю вернуть себе свободу, отобранную страстями. Этот тяжелый труд может показаться сластолюбивой душе не таким уж приятным, а часто и вовсе досадным. И тогда человек начинает по гордости противиться обличающей благодати. «Есть лукавство в грешной душе, что она всячески уклоняется от труда по делу спасения. Приди, возьми и понеси ее; перечить не станет, - ей лишь самой потрудиться не хочется», - поучает святитель Феофан.

Нужно волевое усилие над своей немощью, а это сложно. Радостно шли жители Иерихона, но лишь до тех пор, пока не ощутили в шествии необходимости труда.

Сначала, видимо, удалились гордые, но безвольные. От них, таких «мудрых и уставших от жизни», Господь потребовал посильного труда наравне со всеми - даже унизительного общения с жалкими смердами-рыбаками - Апостолами.

«Смиритесь. Вы не лучше их», - слышали они слова Господни. - «Но это же возмутительно! - стрелой пронзила обида сердце. - Коли так, то хватит нам унижений! Или несите нас и славьте, или идите дальше одни. Ах, так? Не хотите? Значит, вы решили бросить нас на погибель? Так знайте, что вы оставляете лучших! Идите же со своим безграмотным быдлом. Копайтесь в их мелких душонках, в то время как от вас уходят настоящие благородные люди!» - А сами с тоскою все смотрели вслед ликующим ушедшим. Истомленная душа рвалась к только что познанной бесконечной радости. Они ждали, что за ними, такими замечательными, вернутся и позовут встать на почетное место. Увы! Дорожная пыль постепенно оседала вслед за ушедшими в Иерусалим. Сначала затихли вдали радостные голоса людей, затем почти неслышное, мягкое и торжествующее ангельское пение, сопровождавшее процессию. Тишина. А горькие слезы несчастных все текли и текли. Томная обида - новое страшное услаждение, становится уделом одинокой нераскаянности!

Вслед за ними, спустя время, последовали восвояси гордые и волевые.

Эти возможно даже и не поняли, как снова очутились в городе. Таких можно назвать «ревнителями веры». Они проследовали далее прочих, но их ожидала, наверное, более незавидная участь, чем отставших из-за эгоистичной обиды.

Велика была радость Божия утешения, испытанная шедшими со Христом. Ведь Сам Спаситель усыновил их! Радость эта для некоторых, увы, была недолгой.

Законное сыновнее дерзновение скоро сменилось незаконной дерзостью.

Дерзкие неожиданно возомнили стать не просто учениками, а самыми незаменимыми «помощниками Христа». Без них Ему, Такому непрактичному, не обойтись! В нарастающем своем безумии гордецы вдруг ощутили властное обличение Спасителем их нечистой совести. Господь любовью и обличением греха снова хотел спасти гибнущие души, но люди, увы, отказались от новой милости.

Нераскаянная гордость рождает в душе особый гнев, приводящий ревнителей к необычной злобе, обычно выражающейся в неумеренной религиозной ревности, особенно опасной тем, что в ней таится скрытая, но бешеная ненависть «ревнителей» Веры Христовой... ко Христу!

Обличение, которым благодать исцеляет многих нераскаянных, «ревнители» с негодованием отвергают для того, чтобы самим обрушиться «праведным» гневом на «схизматиков», смиренно идущих вслед Христу.

Страстная натура не может терпеть благодатной тишины сердечного покоя. И вот уже «гордо реет буревестник, черной молнии подобный», без устали сеющий в Церкви черную смуту и кровавые расколы. Таким напряженно-созерцательная и благодатная жизнь Церкви не потребна. Непокаянные безумцы жаждут особой «жизни» - сладкой крови врага.

Пусть не всегда это удается, но хотя бы посеять семена злобы - уже для них хорошо!

Сперва злоба не осознается и выражается ревностным осуждением «нерадивых» братьев во Христе, представляясь сугубым благочестием. Придирки, осуждения, долгие бесплодные молитвы постепенно заменяют былую радость любви. Ревнители даже не поняли, как пошли обратно от Христа к Иерихону.

Напрасно был пройден большой путь. Смертельная болезнь стала неисцелимой. Несчастные только переполнили сердце злобой - ужасное состояние души!

Человек мечтательно думает, что шествует со Христом, в то время как давно следует в сторону бездны. Душа его может быть наполнена отвагой и ревностью, но это уже или скрытая ложь, или явная злоба ко Христу.

Такого человека раздражают люди, идущие в противоположном ему направлении. От гордости и ненависти душа страдает, но спасительного покаяния эти страдания уже не производят. Поэтому «ревнитель веры» доходит до такого исступления, что начинает гнать Самого возлюбленного им Христа. Без каких-либо мучений и кровопролития, гонений или насильного отречения от Веры душа такого «ревнителя» сама незаметно отпадает от Бога. Страшно и бессмысленно погибнуть христианину такой лютой смертью. А ведь это - отнюдь не редкость!

Уместно будет упомянуть еще об одном обстоятельстве, видимо повлиявшем на решение иерихонцев возвратиться в город. Господь шел в Иерусалим - образ Небесного, но на этом пути надлежало пройти и через Голгофу. Господь, уже не скрывая ни от кого, сообщил это своим ученикам, наверное для того, чтобы объяснить непонятный страх, который входил в сердца верных. Они его еще не знали, имея до сей поры только радость богообщения. Поэтому новые ощущения особенно пугали. Чувствовали тревогу и иерихонцы, начиная понимать, что жизнь, свобода и любовь даются не даром. За них придется до смерти сражаться с демонами.

Радоваться хотели все, но трудиться, и тем более страдать, было неохота!

Страх вообще - тяжелое испытание, и преодолеть его, по слову Писания, может в полной мере только одно средство - любовь. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13, 4-7).

Этой-то любви и не смогли обрести напуганные и нераскаянные гордецы, свой нарастающий страх скрывавшие особой ревностью. Здесь проявился закон духовной природы - чем меньше любви, тем больше страха, а чем больше страха, тем больше нервозности и истеричной злости.

Нетрудно заметить, что таким же скверным качеством обладали и фарисеи. Подмену любви жестокой ревностью можно считать одним из важнейших качеств, определяющих истинное лицо христиан, оставивших полноту правой Веры.

Можно здесь вспомнить и дела более давние. Например, странный «крестовый поход» католиков, дотла разграбивших и разоривших православный Царьград - Константинополь. Та же жестокость привела к походам меченосцев и их последышей на Русь. Во всех этих случаях жестокость была следствием именно злобной религиозной ревности.

Но то - в прошлом, а сейчас почти разорены уже две украинские епархии.

Что побудило нынешних «ревнителей веры» - униатов, к жестоким преследованиям православных? Может и до них тоже дошло древнее Иерихонское шествие, вызывая у принявших Христа, но отказавшихся от Его любви, прежнюю ненависть, рожденную завистью, страхом и демонической гордостью?

России, на первый взгляд, подобное не грозит. Но так ли это на самом деле? Есть все основания предположить, что опасность реальнее и ближе, чем думается.

Ведь дело даже не в католицизме, протестантстве или униатстве, принесших столько вреда Христианству. Это лишь видимые очаги проявления тяжелой болезни христоненавистничества. Так, тело больного чумой покрывается страшными язвами. Но не от язв гибнет еще недавно здоровый организм. Гибнет он от совсем малых, невидимых глазу бацилл. А язвы образуются от собрания их гниющих масс в одном месте, и свидетельствуют о начале смерти, а не о начале болезни.

Так и сейчас, язва униатства на теле умалившейся до времени Российской Империи ясно говорит, что наше общество находится в смертельной опасности. Промыслительное, по-видимому, отсечение от Российского государства ее особо тяжко больного члена - Украины, дает России еще некоторое время для того, чтобы достойно приготовиться к неизбежной борьбе с нарастающей болезнью гордого и злого самосвятства - с самой смертью.

Если все действительно так и есть, насколько же велика сейчас опасность!

А какое тяжкое бремя духовной брани выпало православным, оказавшимся в гуще событий! Может быть, в Малороссии уже сейчас стяжаются дивные светлые венцы новых исповедников и мучеников от «демократических» гонений на Святую Церковь Христову.

Тихо, без видимой войны и без особой надежды на помощь из России, ведут сии отважные воины Христовы непримиримую битву за Украину - окраину Руси, за бессмертные души своего народа. Велико молитвенное стояние праведников. Им неоткуда ждать помощи, но с ними Господь наш Иисус Христос!

А что же происходит в России? Готовы ли мы к тому, что в этом духовном сражении неминуемо настанет и наш черед? Как часто на наших приходах царит вовсе не соборный дух любви, как должно бы быть. Настоящие братские чувства - не слишком частое явление в обыденной приходской жизни. Особенно ярко это проявляется тогда, когда кого-нибудь из братьев настигает беда. Еще недавно он был всем нужен и мил, особенно если мог помочь приходу средствами, своим трудом или еще чем-либо. Но вот человек пал или заболел, и очень скоро забывается его добрый отзывчивый взгляд. Так же незаметно уходят из жизни старушки, отдавшие Церкви всю свою жизнь, силы и средства. Так бывает не всегда, но увы, нередко. Одинокие люди умирают вдали от тех, с кем провели годы церковного стояния, забытые всеми кроме Бога.

Зато как часто у нас процветают взаимные осуждения, доходящие до неприязни. Жгучая обида - тоже постоянная спутница нашей приходской жизни. Как трудно от всего этого избавляться. Зачастую только лютые скорби могут еще как-то отвлечь нас от негодных страстей, и действительно, по милости Божией скорби не покидают верующих. Когда зло среди христиан набирает силу, посещают Церковь многие беды. Пока же подобная напасть не наступила, нужно успеть укрепить душу, приготовиться к грядущим непрестанным сражениям не на жизнь, а насмерть!

Давным-давно уже нет в живых никого из участников того удивительного иерихонского «крестного хода», но по-прежнему, из века в век с тихим и радостным смирением следует Христово воинство от сумеречного греховного Иерихона в Горний солнечный Иерусалим свободы, счастья и святости.

Все так же Спаситель ведет верных. Все новые и новые ряды победоносных воинов Христовых приходят на смену нашедшим желанное вечное упокоение. А другие, точно также как и их предшественники-иерихонцы, искушаются демонами и уходят несчастные прочь от спасения, в жгучей обиде и нестерпимой злобе проклиная Спасителя, видя все свои беды в Нем и в преданных Ему учениках.

Как же легко живительное Божие благословение становится для отвергших Христа людей тяжким проклятием, нестерпимо жгущим несчастных, где бы они ни были. Рожденные от этого тревога и страх могут подолгу оставаться почти незаметными, и лишь по временам они внезапно выплескиваются массовой безудержной истерией. Тогда озлобленность перестает быть уделом отдельных людей, целые народы дружно собираются, чтобы отомстить всем, кто по-прежнему следует за Христом.

И в наше время это проклятие тоже принимает откровенно воинственные формы, например, в сербском Косово, где «цивилизованный» мир твердо, злорадно и безжалостно поставил Христа на «законное место» - среди «мерзких православных недочеловеков».

Сербии уже не раз доводилось видеть разных захватчиков - и мусульман, и католиков. Даже православные (!) братья - болгары, и те часто за что-то ненавидели их. И вот, некоторые из страха перед оккупантами, в отчаянии приняли чужую кривую веру. Прошло время, и оказывается, что отпавшие стали уже не просто чужим народом, но народом, ненавидящим свою Родину-Мать - Сербию! Теперь сомнительные права дерзких сынов агарянского Магомета ставятся теперь выше прав законных хозяев.

Вина православных сербов, зачастую даже не очень-то и церковных в наши времена, была для убийц очевидна и состояла уже в том, что народ сербский не отверг Христа, как все «порядочные» люди. Проклятые жаждут, чтобы их проклятие досталось всему миру! Поэтому так настойчиво идет усмирение непокорных. Вся западная технотронная мощь обрушилась на невинных сербов только за одно то, что они все еще остаются людьми. Весело и быстро пролетели для войск НАТО и прочих деятелей, увлекающихся политикой, несколько недель ракетно-бомбового террора. Кажется, сопротивляющиеся поставлены на колени? Нет - ошибаетесь!

А пока что мертвая западная цивилизация, бывшая некогда христианской, шествует к Иерихону, а точнее - к самой Голгофе, где уже кипит работа: готовятся кресты для распятия Православного мира. Многие думают, что это для них - единственный путь ко спасению, иные просто покорились злу.

Протест против Спасителя всегда принимает такие агрессивные формы, когда он уже в самом разгаре. Но начинается все обычно с относительно мягких и почти незаметных, как бы «тлеющих» форм выражения этой неприязни. Рассмотрим одну из них.
#7 | Георгий О. »» | 20.10.2012 19:57
  
2


7. САМОСВЯТСТВО



Поклонение самому себе существует издревле, однако в наше время оно умножилось чрезвычайно, став вероятно самой распространенной духовной болезнью современного общества. Подобное самосвятство давно уже не считается недугом и гордо именуется индивидуализмом. Дать четкое определение этому весьма расплывчатому понятию затруднительно. Впрочем, в этом и нет особой нужды, достаточно сказать, что индивидуализм являет собой не столько особый способ выживания в жестком постхристианском мире, сколько замаскированное, но достаточно твердое отрицание христианских нравственных законов. Одно только это свойство обличает присутствие в нем все той же «тайны беззакония».

Индивидуализм имеет обыкновение представляться в виде проявления твердой воли, сохранения индивидуальности и независимости в нарастающей духовной несвободе современного общества. Такое качество соблазнительно для многих неискушенных, поскольку для предлагаемой индивидуализмом «независимости и свободы» многого сначала и не требуется. Достаточно считать самого себя особенным. Если еще устранить комплексы и излишнюю скромность - необыкновенным. А почему бы и нет, если очень хочется? Нераскаянная гордость быстро обучит любого желающего такому образу мышления.

Однако, как и во всякой лжи, простота самосвятства на самом деле не проста, напротив - весьма хлопотна и обременительна. В первую очередь, всеобъемлющему наслаждению собой мешает неистребимая и недреманная совесть. Вскоре после сладостного упокоения индивидуалиста в самообмане своей необыкновенности, она начинает настойчиво беспокоить его, предупреждая о страшной угрозе ложной святости. Вот и приходится заглушать голос своей совести разнообразными порывами самоутверждения, растрачивая на это все больше и больше сил. Индивидуализм - не более чем обыкновенная страсть со всеми атрибутами лжи и духовного опустошения. Так, наступает момент, когда усталость от усилий, затрачиваемых на самоутверждение, превосходит уже само услаждение. Здесь бы и остановиться, но расслабленная воля чаще всего уже не в силах преодолеть власть окрепшей страсти. Неизбежное истощение сил в борьбе со своим же естеством и подспудное осознание лживости индивидуализма приводит к появлению одной из весьма распространенной его разновидности, именуемой в психологии комплексом неполноценности. Ложное превозношение себя в итоге оборачивается обратной стороной - равно ложным же самоуничижением.

Конечно, легкость и доступность обретения внутренней свободы, предлагаемая индивидуализмом, многим все же кажется весьма привлекательной при всех перечисленных его недостатках. Ведь тогда отпадает нужда в целительном, но обременительном покаянии. Не нужны и тяжелые, скорбные труды по очищению души от скверны греха и страстей. И, наконец, отпадает необходимость освящения нашего больного грехом естества причащением Тела и Крови Христовых, поскольку «святость», согласно индивидуализму, есть органическое свойство всякого «нормального» индивидуалиста. А потому ему более нет нужды в святости Христовой.

Вооруженный ложной «святостью», индивидуализм, как показывает окружающая действительность, без особого труда разрушает практически любые формы общественного единства, кроме беззаконных, поскольку и сам беззаконен. Так происходит, потому что опасность индивидуализма недооценивается не только в безбожном обществе, но и в церковной среде. А она - огромна.

Исповедание индивидуализма очевидно ведет личность к отказу от духовного единства с человечеством, что на первый взгляд сулит некоторые преимущества в обыденной жизни. Так, индивидуалист, освобождая себя от обязательств по отношению к обществу, обязанностей общества по отношению к себе не отменяет. Это другие должны неукоснительно выполнять надлежащие общественные и нравственные требования, а себя он считает никому и ничем не обязанным. В этом смысле «свобода» индивидуализма - самый обыкновенный паразитизм. И на самом деле больной этой духовной болезнью не так уж свободен и независим. Напротив, он нуждается в обществе хотя бы для того, чтобы как-то утверждаться в своей «святости», а вот общество в нем действительно не имеет никакой нужды.

Не имеющим особых достоинств приходится самовыражаться за счет унижения достоинства окружающих. Если и таким способом доказать свое превосходство не удается, тогда создается особый мечтательный мир гордых фантазий.

Индивидуализм достаточно давно стал привычной общественной нормой. Поэтому многие индивидуальные фантазии уже успели соединиться в единый глобальный «виртуальный бред», где каждый индивидуалист умело надувает свои щеки перед другими. Когда это делают все одновременно, сохранить свое «я» становится довольно трудно. Впрочем, можно признавать некоторое достоинство окружающих, если последние в свою очередь как-то признают его за тобой.

Порочная природа индивидуализма делает его источником многих неразрешимых социальных противоречий. В здоровом обществе, где его без труда распознают и отторгают, этот навязчивый паразит не может существовать. Такая духовная зараза может комфортно себя чувствовать только в больной социальной среде с глубоко пораженным инстинктом самосохранения.

Именно таковым, к сожалению, и является современное «цивилизованное» общество. Живущее по законам индивидуализма, оно как бы рассекается на две части:

Первая - агрессивные субъекты. Это самодовольные индивидуумы с глубоко пораженной и ущербной совестью. Давним эталоном этого типа является мужественный ковбой, образ сколь сентиментальный, столь же и лукавый. «Все вокруг народное, все вокруг мое». Подобные романтические индивидуалисты беззастенчиво грабят собственное общество настолько, насколько это им удается.

Другая часть общества - безвольна. Являясь для агрессивных своего рода донором, она в чем-то обязательно принижена. Она должна «знать свое место», указанное самозваным «хозяином». Понятно, что безвольные люди необходимы агрессивным индивидуалистам: без них последние просто не смогут существовать. Поэтому оба этих антипода всегда неразлучны, но никогда не любят друг друга, во всяком случае, искренне.

Отношения их обычно основаны на скрытой вражде, зависти или страхе. Вынужденный покоряться более агрессивному индивидуалисту, индивидуалист униженный терпит, но никогда не смиряется со своей незавидной участью. В этом, собственно, и нет необходимости. Однажды созданная ложная фантазия своей исключительности легко принимает любые, порой самые невероятные формы. Особенно нынче вошли в моду затаенная обида и депрессивная тоска. Короче, утешения всегда найдутся. «Непризнанный гений, гонимая добродетель, да просто депрессия, в конце концов...»

Уже в одном этом разделяющем общество гнойнике индивидуализма зреет семя будущих социальных бурь, культивируется тяжелый дух взаимной неприязни.

В ответ на агрессивность паразитов, общество создает своеобразную защиту. Часто это маленькие духовно замкнутые тем же эгоизмом миры, в котором общество еще больше дробится на мелкие социальные субъекты. Каждый - за себя! Этот лозунг, глубоко чуждый христианскому мироощущению, порождает другую тяжелую болезнь нашего времени - одиночество. И вот какой здесь парадокс: чем больше людей, тем больше одиночество и беззащитность людей, обездоленных собственным же индивидуализмом.

Отношения обоих субъектов индивидуализма - агрессивного и безвольного, упрощенно могут описываться давно известными в математике циклическими соотношениями типа: «хищник - жертва». «Хищник» - агрессивный и самодовольный паразит, неспособный к самостоятельной жизни. «Жертва» должна содержать его, одновременно служа еще и объектом глумления. Она отдает свои силы не по широте души, а потому, что боится «хищника!» Ей, скажем, неловко отказать ему в услуге или пресечь его наглую распущенность. «Хищник» не обязательно должен быть сильным или властным. Он может быть слаб, болен и жалок. Просто этот хам считает паразитизм нормой жизни. Ему достаточно просто дать отпор, но система «интеллигентных» общественных отношений полагает это неприличным.

Любое человеческое сообщество, основанное на подобных «общечеловеческих ценностях», лишено полноты живительной Веры и находится в состоянии углубляющегося самораспада, хотя полная его несостоятельность станет очевидной лишь со Страшным Судом.

Периодически в обществе происходят кратковременные взрывы общественной агрессивности. Тогда измученные безволием и завистью индивидуалисты пытаются изменить свой рабский статус, изображая собой «хозяев». Но скоро возбуждение сменяется подавленностью и еще большим безволием, поскольку безволие - следствие бессилия. Всплеск агрессивности лишь только усугубляет несвободу, не устраняя причин немощи. Войны нередко дают выход накопившимся отрицательным эмоциям, после них следует мирный период. Стоит, однако, обществу хоть немного накопить дурных сил и нереализованной злобы, как самые агрессивные особи уже неистово рвутся в бой, увлекая за собой в бездну безвольную общественную массу.

Индивидуализм не может жить без врага, поскольку рожденная им ложная «святость» не в состоянии существовать, хотя бы в чем-то не унижая ближнего и не видя в нем противника. Корни индивидуализма злые. Поэтому даже «любовь» его зла. Он и Христову Любовь проповедует обыкновенно огнем и мечом.

Единственным залогом «вечного мира» в современном обществе является... бессилие. Отсюда понятно, что любые переговоры о мире - лишь обман, передышка, предваряющая очередное кровопролитие, не более того.

Но конечно не все социальные процессы сводятся к надрывному ведению вооруженных действий и тяжкому отдыху после их окончания. Мир все еще слишком разнообразен, хотя и становится от индивидуализма все примитивнее. Понятие «враг» для агрессивного индивидуализма не ограничивается только военным противником, неприязнью к сослуживцам или к домашним. Этого недостаточно, нужна настоящая жертва, от которой при первой же возможности требуется жертвоприношение.

Индивидуализм есть ложная духовность, поскольку он заведомо безблагодатен. Предлагая людям мечтательную свободу, возможностями ее достижения он не обладает. Зато в поисках ее безрассудно растрачивает свои и чужие жизненные силы.

Обессиленное ложной свободой общество обычно боится свободы настоящей! Страх перед ней настолько велик, что обычно люди выбирают самого яростного, наглого и бессовестного «вождя-хищника», которому покорно отдает остатки своей свободы в обмен на самое бесчеловечное «свободное» рабство. А вождь соединяет напуганных людей только для того, чтобы еще большим страхом перед собой смирить их непокорную Богу волю.

«Клин клином вышибают», - гласит русская поговорка. Вот и здесь страх вышибается еще большим страхом. Хотя это и безрассудство, но зато - коллективное! Раньше боялись каждый своего поодиночке, теперь - одного и того же все вместе.

От этого абсурда все чаще возникают экстремистские течения, которые захватывают своими ужасными идеями опустошенные и бессильные души людей и ведут общество как бессловесное стадо к некоему призрачному счастью. Людям от страха уже не хочется напрягаться на размышления типа: «Куда же нас ведут?», - а задуматься неплохо бы! Хотя провозглашаемые лозунги свободы - самые разнообразные, цель же чрезвычайно проста: «хищнику» нужны «жертвы», которых он «ест». Только в этом и состоит вся лукавая правда лживой свободы. Все остальное - ложь.

Таким образом, стремление к ложной свободе в индивидуализме приводит к «свободному рабству», через которое для «хищника и жертвы» начинается совместный путь к кровавому ритуальному жертвоприношению, в начале шествия часто имеющему совсем безобидные формы.

«Хищник» готовится стать убийцей-палачом, а «жертва» - самоубийцей, добровольно предлагая себя в беззаконную жертву. Сразу прийти в такое ужасное состояние человеку невозможно, поэтому здесь требуется постепенность.

Поклонение рок-кумиру, моде, похоти, пламенной и «чистой» идее, вождю или просто злу - это лишь начало жертвоприношения, которое может продолжаться долгие годы и даже столетия. Предмет поклонения особой роли не играет, часто меняясь в зависимости от возраста, эпохи и состояния общества. Но в конце обязательно откроется, что жертва была назначена сатане. До этого момента «тайне беззакония» необходимо выработать очень стойкие рабские навыки не только у «жертвы», но и у самого палача. Ведь они оба - рабы, а быть убийцей или самоубийцей - почти одно и то же.

Ярмо рабства, ведущее к кровавому жертвенному алтарю тяжко, но вместе с тем и... желанно. Вначале это, конечно, пугает, потом привычка и самообман делают свое дело. Неясное возбуждение и тревога мало-помалу кристаллизуются в безвольную, но отчаянную решимость... убить или умереть!

Все это может показаться преувеличением, однако тонкость заключается в том, как следует понимать жертвоприношение. Возьмем, например, ставшие давно привычными аборты. Разве это не кровавая жертва человеческой похоти? А терроризм, кровавые бандитские разборки - то же самое. Подобных примеров не счесть, хотя сказанное - только лишь прелюдия к предстоящему «празднику свободной смерти».

Беззаконное жертвоприношение не имеет отношения к действительной евангельской жертвенности, готовности сложить кости «за други своя». Евангелие прямо говорит об этом: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Искренняя, честная, любовь к Родине и людям очищает всякую жертву, кроме беззаконной.

Агрессивности хищных «хозяев жизни» многие безумно боятся, покорно становясь их «законными» жертвами. Это не пример благородного смирения, а всего лишь низменная ущербность. В индивидуализме нет равноправия, братских чувств, любви. Там царит порочный дух, принимающий в зависимости от обстоятельств агрессивное первенство или униженное пресмыкательство.

Немощный индивидуалист мечтает о себе, как об исключительно свободной и самобытной личности, но не может жить без «хозяина». Ведь поражение свободы есть поражение воли и жизненной силы. Спаситель как раз и дает человеку волю, свободу и силу. Но они не нужны индивидуалисту, который безволен и лишь притворяется волевым и сильным. Признать свою несостоятельность не позволяет закоренелая гордость, а потрудиться для спасения не дозволяет эгоизм. В глубоко деформированном сознании «жертвы», как впрочем и «хищника», покорность злу представляется достаточно разумной, а повиновение «бессильной» любви Божией кажется безусловно неумной.

Было бы, однако, несправедливым ограничить все человечество этими двумя болезненными категориями. Существует пока еще и естественное состояние души. Находясь в нем, человек или общество не нуждается ни в эгоистичных «хозяевах», ни в расслабленных «жертвах», одинаково свободно и самовластно отвергая эгоистичные претензии первых и избегая подхалимских услуг вторых.

Истинная свобода может быть лишь во Христе. К ней и стремится всякая свободная душа. Во всей полноте свобода дается святым - избранным сосудам Божиим, но и самый обыкновенный христианин не остается обделенным. Соответственно, мерой свободы человека является мера его святости. При этом только искренний и верный раб Божий и есть единственно свободный человек! Христианин добровольно кладет к ногам Спасителя свои нечистые «ризы свободы», не напрасно ожидая от Него царских одеяний праведности. Так рабство Христу оборачивается свободой, а «свобода» от Христа - рабством.

Индивидуализм, напротив, истощает любое общество, лишая его свободы. При этом и «жертва», и «хищник» всегда чего-нибудь боятся. Причины этого страха могут представляться им разной, но кроются, по учению Церкви, в одном - умалении любви. Со временем неосознанная тревога становится главной и зловещей движущей силой любого общественного проявления индивидуализма.

Когда силы бурлят, страх скрывается агрессией. Когда иссякают - отчаянием и обидой. Индивидуализм - это как бы игра в жизнь, скрывающая от людей непонятное и пугающее их своими скорбями истинное бытие жизни. Но жизнь ведь - это не одни только скорби, но и радости, вершиной которых является созерцательное богообщение. Ложная же святость индивидуализма то властно навязывает миру свои бредовые идеи и лукавых вождей, то «скромно», с обидой на всех и вся, ожидает от мира признания своего мнимого превосходства. В первом случае преобладает деятельный, злобный, энергичный индивидуализм. Во втором - созерцательный, безвольный, но обидчивый. И то, и другое - духовная несвобода, покорность злу, от беззаконного общения с которым и возникают упомянутые страхи и тревога.

Суть духовной соборности, как главного стержня русского и вообще православного самосознания, свободна, самодостаточна и прямо противна понятиям как деятельного, так и созерцательного индивидуализма. Ни дерзкий «хищник» не является выражением христианской свободы, ни унылая мечтательная «жертва» не является выражением христианского смирения, как, к сожалению, часто считается даже в церковной среде.

Индивидуализм, сиречь самосвятство, стал столпом западного мировоззрения и основанных на нем методов познания и управления мировыми процессами. Опасность для общества, души и вечной жизни, исходящая от индивидуализма, настолько же велика, насколько и неосознанна. Западный индивидуализм сегодня пронизывает почти все общество через вездесущее «коммуникационное единство» современного мира - и постхристианский Запад, и мусульманский мир, и языческий Восток, и православные народы, постепенно приводя к обезличиванию человека. Вспомним, Господь однажды уже «смешал языки» бесчинных строителей Вавилона (Быт. 11. 1-9), разделил людей и создал самобытные племена и народы, таким образом предотвращая беззаконное единство людей. А сегодня безликий индивидуализм настойчиво рушит созданную Творцом защитную народную самобытность. Человечество явственно теряет свое лицо.

Вкрадываясь в традиционную религиозность нехристианских религий, индивидуализм и их тоже выхолащивает своим самодовольством, истребляя и без того малые остатки истины в каждой из них, и ведет к распаду, порою проявляющемуся в форме парадоксальной «религиозности» - экстремизме. С другой стороны, индивидуализм рождает иную крайность - «бесовское смирение» - рабскую покорность беззаконию в виде замкнутости и обиды.

Так, обосновавшись внутри христианства, индивидуализм уже давно настойчиво разрушает внутреннее единство христианского мира. Лишенные истины и благодати неправославные конфессии он «наградил» неуемной гордостью, что не раз уже оборачивалось для Европы войнами и большими бедами. Индивидуализм, глубоко поразивший еретическое Западное христианство, стал, хотя и не единственной, но причиной возникновения чумы двадцатого века - фашизма.

Проникая в систему любой государственной власти, индивидуализм ведет к распаду народов на враждующие племена, взрывающиеся время от времени кровопролитными попытками создания Всеобщей Свободы - Мирового Хаоса - Мировой Революции - Тотального Истребления. Одно из проявлений этой «свободы» - Мировые Войны, уже давно стали привычными атрибутами нашего времени.

Просочившись в научную и техническую сферы, индивидуализм уничтожает саму идею и смысл просвещения в его первоначально богословском понимании, как важнейшего способа познания Бога через сотворенный Им мир. Вместо этого появляются нелепые идеи по переброске сибирских рек, чудовищные планы по клонированию методами генной инженерии и иные непредсказуемые по последствиям проекты.

Индивидуализм в своей почти безграничной власти любит возбуждать себя видом чужих страданий, поэтому ему отнюдь не чужды страшные газовые камеры. Его равно неодолимо влекут как рискованные авантюры и эксперименты на живых людях, так и романтические программы освоения ближнего космоса и безумно дорогие полеты на Марс. Индивидуализм повсюду создает технических и культурных уродов-монстров, выдаваемых за триумф человеческого разума. Хотя при всеобщем изобилии миллионы людей умирают от голода, это ему неинтересно. В конце концов индивидуализм разрушит научный и производственный потенциал всех стран, попутно лишив постиндустриального человека последних остатков здравого смысла, который он вопреки ему еще сумел сохранить.

Поселяясь в семье, индивидуализм разбивает двуединую неделимую плоть семьи на гордых собою и глубоко несчастных индивидуумов, замкнутых взаимными обидами. С неутомимой неприязнью и последовательностью самые близкие люди ведут войну друг с другом, разрушая тем самым естество семейных отношений.

Индивидуализм всегда неспокоен и постоянно будоражит общество своей настырностью, намеренно порождая разрушительные общественные процессы. У Пророка Исаии говорится о подобном воинственном и шумном беззаконии, которое завелось некогда в древней Палестине и захватило, по-видимому, изрядную часть Ветхого Израиля. Во всяком случае, говоря об Эммануиле (что значит - с нами Бог), пророчество имеет в виду не весь народ, а немногих оставшихся верных Богу. Так, неистовое возбуждение племен непременно оканчивается социальными конфликтами, тяжелыми войнами. Все они направляются «тайной беззакония» и, в конечном счете, являются войной со Святой Церковью и Богом. «И продолжал Господь говорить ко мне и сказал еще: за то, что этот народ пренебрегает водами Силоама, текущими тихо, ... наведет на него Господь воды реки бурные и большие... и поднимется... и пойдет по Иудее, наводнит ее и высоко поднимется - дойдет до шеи; и распростертие крыльев ее будет во всю широту земли Твоей, Эммануил! Враждуйте, народы, но трепещите, и внимайте, все отдаленные земли! Вооружайтесь, но трепещите; вооружайтесь, но трепещите! Замышляйте замыслы, но они рушатся; говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!» (Ис. 8, 5-10).

Видно, как ни бурлила возбужденная ложными идеями и обезличенная самосвятством толпа, дерзко посягнувшая на достояние Эммануилово, тщетными оказались гениальные замыслы и усилия. Попрана гордость, разрушены планы.

Так и индивидуализм, из опасения быть раскрытым как вопиющее беззаконие, далеко не сразу открывает свое истинное лицо. Сначала он проявляется разрозненным, часто неосознанным, возбуждением, и лишь когда народы совсем утрачивают дары благодатной свободы, отпадает нужда скрывать тайную злобу. Вот тогда-то разрозненное возбуждение внезапно соединяется единым порывом ненависти.

Индивидуализм - беззаконие, делающее человека беззащитным перед силами зла, которых люди боятся. Но вот что удивительно: страх и гордость, проявляющие себя поначалу возбуждением, всегда обрушиваются гневом не на ненавистное людям беззаконие, а напротив, на Бога и Его народ! При этом делается вид, что именно они-то и являются истинными причинами страха.

Все мы помним, как бурно и радостно началась «Перестройка», пропитанная агрессивным задором индивидуализма. Прошло совсем немного времени, и вот уже общество бессильно наблюдает, как негодяи распоряжаются страной, уничтожают народ и все, что он создал за долгие годы. Как оказывается расточительно клокотание индивидуализма!

Не менее удручающе выглядят события, происходящие в Сербии. С каким мужеством встретил свободный народ наглую агрессию «свободного мира». Вот только зачем люди в сумерки собирались у мостов и других стратегических объектов, надевая на грудь нелепые мишени, распевая песни и слушая рок-группы, вместо того, чтобы проводить эти благодатные ночи в соборном церковном стоянии, в молитвах ко Христу, Божией Матери и святым угодникам Божиим? Может они таким образом демонстрировали миру свое бесстрашие?

Если бы это было так, то Сербия не склонилась бы рабски перед хамским «цивилизованном миром» в позе описавшегося щенка, просящего кусочек еды. Так что же, былое геройство сербов осталось в прошлом и всеми забыто? Нет - не забыто, просто взрыв агрессивного индивидуализма слишком подорвал силы нации. Это серьезное поражение, но мы все еще не сдались. Страшно лишь то, сколько душ напрасно загубили амбиции чуждого Православию индивидуализма.

Будучи обыкновенно застенчивой, вялой и нерешительной, «жертва» при появлении умелого и злобного «харизматического» вождя очень быстро приходит в состояние буйной невменяемости. Безликая масса общества приходит в движение, ведомая лютой ненавистью против реальных или мнимых врагов.

Солнце Правды - Христос скрывается от обманутых за пеленой злобы и неверия, хотя немало злодеяний было совершено людьми, прикрывающими свою беззаконную гордую похоть именем Христа. Ураган страстей, поднятый лукавыми бесами во многих сердцах, властно возмущает еще недавно безвольное и безмятежное человеческое море. Неотвратимо приближается время бури. Бесхребетность уже сменяется отчаянной решимостью... самоуничтожения.

Вот, зловонно пенясь и пузырясь от распирающего ее «праведного гнева», возникает главная волна. Ее называют мировыми или гражданскими войнами, революциями и тому подобным. Как помешанная, она носится во все стороны по смрадному «морю» себе подобных, с ревом подминая своих и чужих, оставляя за собой длинный кровавый след хрипящих и раздавленных, зачастую просто случайно попавших под руку невинных жертв. И вот, вконец обезумев от безнаказности, волна, по обыкновению, дерзко обрушивается на Скалу Веры. Следует яростный и, кажется, сокрушающий все удар, и Скала скрывается в бурлящей злобе гигантской волны. За воем мятущихся народов всем кажется, что Твердыня наконец-то пала, и наступил пьянящий миг решительной победы! Яростно бурление могучих потоков, властно обтекают они Скалу, увлекая за собой поднятую со дна разлагающуюся муть, прилипшие ракушки, камни и грязь - ереси, расколы маловерие, малодушие и скверные похоти. Мир жестоко демонстрирует глумливую силу над смиренным стоянием рабов Божьих. Брызги пены с шумом злорадно возвещают всем вокруг весть о долгожданной победе зла над Любовью. Смерть победила жизнь! Но в следующее мгновение все замирают потрясенные ужасом. Волна рассечена невредимой Скалой непоколебимой Веры, власть отчаянной злобы оказалась ложной. Безумцы начинают ощущать всю силу Божия гнева, повелительно направляющего их в бездну. С бессильным ревом ужаса, отчаяния и проклятий рыхло оседают «победители», исчезая в преисподней. Предсмертное шипение злобы и... тишина. Только упорная в своем злонравии неисправимая пена - «тайна беззакония», все еще отчаянно пытается сопротивляться непреодолимому, неотвратимо сползая вслед за вскормленными ею «победоносными» вождями в ту же самую преисподнюю. Страшная еще недавно трагедия становится фарсом и всеобщим посмешищем. Скала же Веры, очищенная от облепившей ее скверны, как прежде грозно вздымается над притихшим от истощения и ужаса виденного вновь безвольным морем. Облака разверзлись. Правая Вера ослепительно ярко блистает в лучах Солнца, разорвавшего неверие. Над Скалой и морем - радуга, древнее свидетельство нерушимости завета Бога и человека (Быт. 9, 13).

Господь призывает людей ко спасению, и некоторые из них обретают его, потерянное в страстях. Другие, устав от жизни, вяло текут по воле ветра в ожидании нового «харизматического» вождя-богоборца и беззаконного «освободителя» от Правды. Окаянные люди-жертвы опять ищут себе «свободу» там, где ее никогда не было, нет и не будет.

Происхождение индивидуализма - древнее, как и у прочих уродливых порождений зла. Но, повторяя опыт нечестия исчезнувших цивилизаций, он раскрылся в нынешнем своем виде не так давно. До того же эта скверна долго жила в сердцах людских подобно затаившимся бациллам, которые не смеют открыто нападать на сильный организм, когда тот здоров. Опасность скрывала себя среди мирно сосуществующей и действительно безвредной или полезной микрофлоры. Мало-помалу питаясь людскими грехами, зародыш индивидуализма терпеливо ждал своего «звездного часа». И он настал, когда духовный организм человечества ослабел от болезни нарастающего безбожия и искажения чистоты христианства самочинными мудрованиями. Иначе говоря, индивидуализм подобен синдрому иммунодефицита - СПИДу, при котором главный враг-вирус может долго скрывать себя за многими другими. Его задача ограничивается тем, чтобы разрушить защитную систему организма, и уже тогда на ставший беззащитным организм человека обрушивается целая волна разнообразных недугов, с которыми ранее организм легко справлялся. Постепенно слабея от непрерывно наносимых ударов, он даже не подозревает в ничтожном безобидном микробе истинную причину своей погибели.

Так же помалу произошло и нарушение единства человечества во Христе, вызванное грубыми искажениями и отступлением от Веры. Только после этого духовное состояние общества стало благоприятным для открытого вторжения зла.

Индивидуализм, победно шествующий по миру, без сомнения есть порождение еретического Западного христианства и изначально выражает собой гордое богопротивление отпавших от истинной Веры христиан, именно так утверждавших свое «превосходство» над Христовым смирением. Со временем христоненавистничество индивидуализма стало как бы размытым, обезличенным, сохраняя, тем не менее, всю свою ненависть к Богу. Это, пожалуй наиболее опасное свойство индивидуализма, поскольку человек, принимающий его, обычно даже не предполагает, что опрометчиво вступил на «тропу войны» с Самим Христом, при этом именуя себя христианином!

Именно в Церкви проявления индивидуализма особенно страшны, так как через него в свободный Христианский мир возвращается рабский дух. Не все могут преодолеть это искушение, и тогда свободный ранее христианин становится либо покорным рабом, либо наглым рабовладельцем. И то, и другое, увы, не редкость в современной церковной среде, когда некрепкий духом священник становится не пастырем словесных овец, а их хозяином. Евангелие подобных «хозяев» не без причины именует уже не пастырями, а волками! Ярче всего проявляется эта волчья сущность в тоталитарных сектах. Пример же папизма, породившего «наместника Бога» - просто хрестоматийный.

Самосвятство индивидуализма особенно притягательно тем, что предлагает непрестанное наслаждение своей исключительностью. Такое наслаждение становится для некоторых единственной целью в жизни, о чем уже говорилось. Самосвятство - обман, но совесть постоянно твердит о Божьем возмездии за подобное святотатство. От этого возникают навязчивые страхи. Кажется, проще всего стать нормальным человеком, отбросив нелепую патологическую «святость». Но тут в конфликт со здравым смыслом вступает тщеславное сластолюбие и чаще всего побеждает.

Избавиться от страха, однако, необходимо. «Выход» индивидуалисты находят в том, что собираются вместе, и им кажется уже не так страшно. Но на самом деле страх не только не спадает, а лишь прибывает.

Динамичность и агрессивность индивидуализма вызвана необходимостью непрестанного самоутверждения, убеждения всех в своей исключительности. Если в одиночестве, то перед зеркалом. Созерцательность, напротив, есть финишная фаза этого «безумства храбрых», следствие психического истощения от бурной деятельности или окончательная подавленность волей более сильного. Она выражает еще одну грань самосвятства - самоизоляцию от людей и жизни - начало конца - страшного ритуального самоубийства.

Индивидуализм, не являясь религией в обычном смысле этого слова, кардинально изменил религиозную картину современного мира. Вероятно, в своем нынешнем виде он появился, когда религиозное охлаждение Западного Христианства достигло вообще отрицания религиозности как таковой. Это было время не только бурного распространения атеизма, но и... тайных обществ. Духовное умирание Западного Мира было кем-то издевательски названо «Эпохой Возрождения».

Атеизм стал идеальной средой - «питательным бульоном», для того, чтобы самосвятство индивидуализма превратилось в реальную силу и грозное оружие демонов в их извечной войне против человечества. Атеизм стал не столько очередным этапом отрицания власти Бога, сколько неосознанным поклонением могуществу князя преисподней, о чем ясно свидетельствует страх овладевший обществом и выразившийся множеством народных бунтов, восстаний и революций. Так бывает всегда, когда человек неосмотрительно начинает поклоняться бездне.

Атеизм отрицает не только поклонение истинной Правде Божией, но и все еретические течения, в том числе и языческие поклонения огню, стихиям, идолам и всему прочему. Словом - все, до чего только могли додуматься своим умом люди не без помощи вездесущих демонов. Тем самым атеизм оставляет в неприкосновенности только один субъект божественного поклонения - собственную персону, хотя на самом деле за «персоной» тихо стоит все тот же злобный князь мира сего. Поскольку состояние безбожия не может продолжаться слишком долго, то и самые суровые и непреклонные борцы с поклонением языческим пантеонам богов, весьма терпимо относились к поклонению самим себе.

Собственная святость и неистовым атеистам никогда не казалась ложной!

Во всем тварном мире и в самой природе людей Богом заложено богопочитание. Если оно как-то ущемляется, то непременно найдет себе другое выражение. Когда богопочитание не имеет законного объекта приложения, тогда начинается поклонение ложному божеству.

Во времена языческие это может быть поклонение бесчисленным ложным богам. Ими могут стать любая деревяшка, камень, Земля, Солнце. Во времена Закона - закон, самочинно перекроенный на свой лад. Во времена Благодати - разного рода ереси, хула на Бога Отца, Христа, Святаго Духа. Хотя надо отметить одну парадоксальную ситуацию. Атеизм, отвергая все культы кроме себя, в конечном счете, возвращается к тому, что так ревностно сам же отвергал, о чем со свойственной ему яркостью свидетельствует сербский архимандрит Иустин (Попович): «Несомненно Европа страдает не от атеизма, но от многобожия... Она создала идолов из всего: из науки, ее гипотез и открытий, из техники, из религии, из политики и ее партий, из моды и ее манекенов. А посреди всех идолов на космический трон эгоизма посадила... человека, европейского Далай-ламу». Или вот еще более страшные слова, сказанные тем же благодатным старцем: «Влюбленный в вещи европейский человек сам стал вещью!»

Однако во все времена среди человечества существовало и всегда было твердым единственное истинное и неложное поклонение Творцу, отличавшееся в разные время и эпохи лишь глубиной и мерой познания Истины. Богопочитание зависело от духовного состояния общества, меры праведности отдельных людей и народов, способных вместить единство Истины, но это поклонение всегда сохраняло непрерывность, законность и правопреемство Святой Веры. Так было от времен Сифа - третьего сына Адама и его потомков, именуемых в книге Бытия сыновьями Божьими, вплоть до праведного Ноя. Так было от сыновей Ноевых через старшего сына Сима, получившего дар священства в своих потомках до Авраама, стяжавшего великую Веру и принявшего в виде Ангелов Саму Пресвятую Троицу у Мамврийского дуба. Так было от благодатных потомков Авраама до кротчайшего Моисея-Законодателя, созерцавшего Бога в огненной славе на горе Синай. Так было от Моисея до Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, первого твердо и ясно возвестившего всему миру о пришествии Богочеловека - Христа и удостоившегося чести крещения Спасителя в водах Иордана. Так было от неполноты Закона до полноты Новозаветной Благодати.

Исповедание правой Веры во все времена требует от человека праведности и добровольного склонения своей воли пред всесвятой Волей Бога. В этой связи происхождение язычества и иных неправославных религий представляется отнюдь не ошибочным поклонением ложным богам по неведению, дикости или безграмотности. Нет, оно рождено намеренным - прямым или скрытым - богопротивлением, которое зиждется на нежелании разумной твари по нераскаянной гордости воздать естественное религиозное поклонение Тому, Кем она создана и для Кого предназначена - Творцу Вселенной. Будучи не в силах остановить действие неистребимого «религиозного инстинкта», человек все же противится Истинному Божеству и своему естеству, предпочитая обожествление себя, надуманных пустых идолов или уж прямо - бесов.

«Сопротивление судьбам Божиим, - говорит святитель Игнатий, - причисляется к начинаниям сатанинским». Со временем истоки подобного богопротивления часто забываются, становятся почти незаметными, стираясь в памяти потомков так же, как и страшное преступление кровавого восстановителя Иерихона. Несмотря на свою незаметность, богоотступничество весьма погибельно, пропитывая ядом ложную духовность всех религиозных течений и толков, когда-либо отошедших от исповедания Истины. Какими бы светлыми красками те себя не раскрашивали, кровь богопротивления рано или поздно предательски проступает на их ризах. Это особенно явственно прослеживается в наше время, когда новые религиозные течения возникают прямо на глазах и в буквальном смысле - на слезах и крови.

Таким образом, индивидуализм изначально рожден обманом, а точнее - самообманом, и вовсе никакой не «естественной особенностью развития и прогресса цивилизации на современном этапе», раскрывающей, как считается, свободу этого важного душевного качества человека. Уместно проиллюстрировать, как и откуда могла возникнуть эта страшная напасть, а также предположить каковы будут последствия от нее в будущем.

Даже не претендуя на подробное толкование таинственных мест Писания, можно легко заметить достаточно явные и общие закономерности истории человечества, в том числе современной, а также повествований Писания о Последних Временах. Речь пойдет не о каких-то конкретных фактах, а о самых общих характерных закономерностях и последовательности временных событий накануне катастрофических событий.

В Откровении Иоанна Богослова - Апокалипсисе, имеется важное упоминание о некоторой падшей «с неба на землю» звезде (Откр. 9, 1). Там же ранее говорится о том, что звезды и светильники являются в этой книге символическим живописанием Ангелов Церквей или самих Церквей (Откр. 1, 20). Некоторые полагали, что под Ангелом церкви следует понимать ее правящего архиерея - епископа. Следовательно, под падшей звездой можно понимать одну из некогда отпавших в ересь церквей или ее предстоятеля или то и другое вместе взятое. Падение ее не в бездну, указывает об оскудении благодати по причине ереси, но все же не открытого исповедания глубин сатанизма.

Далее в Откровении говорится, что звезде «дан был... ключ от кладязя бездны. Она отворила кладязь бездны, и вышел от кладязя дым, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя» (Откр. 9, 2).

Ключ был дан, должно быть, как некий символ власти освобождать запертые до времени силы тьмы, поскольку сами они этого были сделать не в состоянии. Он, разумеется, не от врат в Царство Небесное, которое, как известно (Мф. 16, 18), открывается «небесным ключарем» - Апостолом Петром. Дым, выходящий из адского кладязя, приводит к помрачению солнца и воздуха, являя собой более символический образ, не исключая, впрочем, и экологического. Солнце Правды - Христос становится от «дыма» в то время многим почти невидимым - так толкует это обстоятельство святитель Андрей Кесарийский.

То есть, все начинается вскоре после падения с духовных высот на землю злополучной «звезды», которая, тем не менее, полагает, что по-прежнему находится на самой вершине небосвода святости. Более того, она исполнена уверенности в том, что именно ей вручены те самые ключи от Царствия Небесного! Вследствие подобного помрачения она, не ведая, что творит, некстати отворяет «кладязь бездны». Последствия от вышедшего оттуда «дыма» представляют не столько явный грех, сколько неосознанное, но глубокое обольщение ума. Нечто подобное мы достаточно определенно имеем возможность наблюдать в современном раздираемом безумными страстями Российском обществе.

Но дым - это еще не полная ночь, далеко не все обольщены. Всегда находится достаточное число верных, исповедующих полноту Правды и освещенных Солнцем - Христом. Для таких вредоносное обольщение не имеет силы.

Воздух, по учению Отцов, - место обитания духов злобы, изгнанных с Неба. Упомянутый дым, выходя из бездны, делает их невидимыми для падших и духовно неискушенных людей. Человек, обитая в мире, окутанном этим дымом, незаметно погружается в бездну страстей, управляемый невидимыми для него духами злобы. Общество совсем не понимает происходящего, многие вполне искренне полагают, что ведут праведную и благопристойную жизнь. Именно так, во всяком случае, толкует Откровение Андрей Кесарийский: «Божественный ангел, ... по Божию попущению выведет из бездны... демонов... Дым же - тьма, производимая злыми делами от наущений их». То есть, демоны вначале только обольщают людей, а тьма - следствие «трудов» человеческих, выпустивших нечистую силу на землю. Нечестивый обладатель злополучного ключа, надо думать, искренне желает осчастливить человечество. «Окрыленный» врученным демонами «даром» или ведением, он уверенно открывает смертоносный кладязь бездны, Божией милостью, не ее саму. В злополучном «ключе счастья» содержатся истоки многих последующих бед.

Римского епископа католики считают правопреемником власти первоверховного Апостола Петра. Он почитается этими еретиками, осужденными Вселенской Церковью, единственным законным властелином Христианского Мира и Вселенской Церкви. Папа возомнил себя даже «наместником Бога на земле». Но к счастью, кроме католиков так никто не считает. Сказанное явно противится Евангельскому учению о соборности Вселенской Церкви, поэтому немало Отцов Церкви не без оснований считало римского папу антихристом, и если не самим последним апокалиптическим зверем, то его духовным прообразом. Об этом говорит в толковании Апокалипсиса архиепископ Зарубежной Церкви Аверкий. Ему вторит великий русский писатель Достоевский, который свою мысль излагает в романе «Бесы», крайне актуальном в наше тяжкое и смутное для России время. Словами Шатова автор справедливо утверждает: «Римский католицизм уже не есть Христианство... Рим провозгласил... что Христос без царства земного устоять не может, католичество тем самым провозгласило антихриста и... погубило весь Западный мир».

Действительно, папизм веками неуклонно, хотя и с переменным успехом, насаждает всемирное царство папы - пресловутый Ватикан, служащий для утверждения на земле власти Христа, якобы «бессильного» без папской помощи. Иначе, зачем Христу такой папа-наместник? Один этот зловещий «догмат» без сомнения несет в себе начало устроения антихристова царства. Незадачливый «наместник» готовит престол не Христу, а своему истинному хозяину из ада!

Ключ, понятное дело, - символ власти. Например, власти над грехом. Такое предположение многое объясняет. В свое время папа продавал небезызвестные индульгенции -безумные и безответственные писульки об отпущении грехов всем их купившим. Не покаянные и молитвенные труды давали «пропуск» в места райского блаженства, а... деньги! Многие неискушенные их действительно приобретали, но они стали для доверившихся папе прямым «билетом в ад», в мрачную бездну, неосмотрительно открытую алчным папским «ключом».

Фактическая отмена индульгенциями одного из семи Таинств Церкви - Таинства Покаяния разрушает вселенскую гармонию Таинств. Сомнительное «отсутствие нужды» в покаянии лишает людей спасения и надежды на Царство Небесное.

Могут возразить, что это, мол, постыдный, но всего лишь эпизод церковной истории католичества, не распространяющийся на полноту исторической праведности Западной Церкви. Можно не менее убедительно показать обратное: именно этот богословский нонсенс особенно ярко иллюстрирует закономерные последствия глубокого искажения Истины в недрах еретических толкований Христианства католицизмом. Ересь проявилась в этом частном, но далеко не единственном случае беззаконного попирания святости Церковных Таинств.

Очевидные аналогии падшей «звезды» с католицизмом и его без малого божественным почитанием «наместника Бога» напрашиваются здесь сами собой.

«Догмат о непогрешимости папы есть не только ересь, но и ересь над ересями, ибо ни одна ересь так решительно и глубоко не восставала против Богочеловека и Его Церкви, по сути оправдывая приход антихриста». - Так откровенно, ясно и выразительно говорит старец-архимандрит Иустин. Католицизм представляет, будто у Богочеловека Христа, Божеством Своим сотворившего Вселенную, а Человечеством искупившего грехи мира, освободив нас из рабства демонов, руки, мол, до земли не доходят... Ему де всегда требовался верный и толковый помощник ввиду Его вынужденного отсутствия...

Папа, по-видимому, действительно выпросил себе некую власть открыть злополучный «кладязь», но ему не от кого было получить сей ключ, кроме как от мрачного князя демонов! Конечно и скорее всего, это было сделано папизмом ненамеренно, просто происшедшее - естественное следствие его самосвятства. Можно даже предположить, что в качестве ключа, данного падшей «звезде», была некая духовность, впоследствии ставшая именоваться индивидуализмом. Богопочитание католиками Римского епископа стало началом единоличного папского индивидуализма - «индивидуального самосвятства». Дальше произошло расширение области скверного духа от одного папы, до несчетного числа людей, губящих свои души этим ужасным изобретением.

Было бы неправильным рассматривать католицизм в качестве единственного источника всемирного зла и всех бед, происходящих во вселенной. Это удобно, но несправедливо. Зло весьма многообразно в своих проявлениях, и упрощенное его понимание не единожды являлось причиной глубоких и тяжких заблуждений, приносивших много бедствий, столь часто постигавших человечество. Поэтому здесь вполне будут уместны некоторые простые пояснения.

То, что происходило и происходит с Западной Церковью, является не столько результатом ее якобы отпетого коварства или осознанного злодейства, сколько тяжелой многовековой бедой и болезнью Западного Христианского мира. Последний, при всех его хорошо известных догматических и прочих нарушениях, никогда не являлся тем зловещим средоточием мирового зла, которое сейчас так быстро разрушает человечество.

В приведенных рассуждениях рассматривается только лишь одна из многих граней действующей в мире «тайны беззакония», ловко воспользовавшейся затянувшимся болезненным состоянием Западной Церкви, чтобы через нее повсюду вершить свое черное дело. Те же самые злые козни творятся силами зла и против иных религиозных, в том числе нехристианских, конфессий. Даже в самом Православии они и сейчас воплощаются с большим или меньшим успехом.

Можно говорить о единстве природы духовного падения человечества.

Если отложить в сторону известные догматические ошибки католицизма, остается некое особое состояние человеческого духа, которое можно считать достаточно общим свойством всякого духовного падения общества: искажение духовной природы истинной религии - Православия.

Это, к сожалению, можно увидеть и в православной среде, только уже без пресловутого папы. В последнем случае он легко заменяется многими маленькими, но от этого не менее «святыми», и столь же довольными собою «папами». Они также не терпят малейшей критики, и их «святость» так же безусловна! Причем это совсем необязательно относится к епископам, скорее даже наоборот. «Папами» могут становиться любые из тех, кто страстно алчет и жаждет, согласно ложному представлению о святости, власти, славы, денег и божественного поклонения. Вспомним евангельскую аналогию - духовных вождей Ветхого Израиля, распявших Христа и погубивших тем свой народ. И они тоже были своеобразными патриотами, радели, так сказать, о людях... Их сгубило гипертрофированное мнение о своих мнимых достоинствах. Здесь желание непререкаемой святости, кажущаяся непогрешимость и алчность «мирно» сосуществуют с самым жестоким пресечением всего несогласного.

Такая мораль давно стала отличительной чертой агрессивности Западного Христианства. Явная во времена прошлой силы и власти, она теперь скрыта бессилием и безвластием. Но в духовном смысле она стала даже еще страшнее.

Самосвятство и жестокость неразлучны, хотя и не всегда видимы.

Взирая на недобрый пример Запада, для нас будет уместно присмотреться к нашему собственному плачевному состоянию, не запуская, подобно западным христианам, болезни общества до той же погибельной черты. Надо искать причины зла в собственном сердце, не торопясь обрушиваться «праведным гневом» на падших, памятуя о евангельской притче о бревне в своем глазу и сучке в глазу ближнего (Мф. 7, 3).

Но все же, учиться на чужих ошибках полезно, тем более что они могут обернуться морями человеческой крови, несчетными тысячами и миллионами загубленных бессмертных душ. Сейчас, когда духовная сила человечества иссякает на глазах, цена любых ошибок может стать непредсказуемо огромной.

Когда кроме Самого Бога есть на земле человек, хотя бы в некотором смысле и в некоторых вопросах, так сказать, богоравный, вполне естественно завистливое желание грешных людей с некрепкой верой и самим стать такими же. Католицизм, даже не как религиозное учение, а как форма общественного сознания, как раз дает худой повод для подобных размышлений. И они, не без помощи лукавого, не замедлили явиться: многие сочли справедливым объявить о собственной святости - стали «папоподобными».

В индивидуализме каждый по-своему становится «святым», независимо от того, разделяют ли это мнение окружающие, зачастую стремящиеся к тому же. Нелепость и патология такой ситуации представляется очевидной, но, тем не менее, она занимает ключевое место в нашем абсурдном мире.

В качестве «ключа от кладязя бездны» в руках «падшей звезды», индивидуализм вполне может открывать кладязь темного тартара. Им был выпущен ядовитый «дым» помраченного самодовольства. От этой скверны по всему миру меркнет свет былой праведности, отравленный воздух стелется по земле, истребляя на своем пути все живое. Сохранить себя как богоподобную личность в такое время возможно только под защитой крепкой брони Веры.

Когда в «дыму» обольщения люди перестают понимать происходящее, тогда, согласно книге Откровения, происходит новое чрезвычайное событие: «Из дыма вышла саранча на землю», чтобы вредить людям, «которые не имеют печати Божией... на головах у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее как лица человеческие; и волосы у ней - как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов... брони, как бы брони железные ... Царем над собою она имела ангела бездны» (Откр. 9, 3-11).

Помрачение воздуха дымом свидетельствует, что в это время происходит невиданное усиление власти демонов на земле. Выход же из этого дыма таинственной саранчи означает, что совершается своего рода «материализация» нечистой силы. Конечно, не в смысле невозможного реального воплощения. Просто в дым обольщения вошли обыкновенные грешные люди, а вышли из него существа, ставшие «саранчой»! Как такое могло с ними приключиться - тайна.

Каждое из «насекомых» продает бессмертную душу по-своему. Что-то, однако, в их душе должно быть общим и особенно порочным, чтобы стать добычей демонов. Зависть к сохранившим жизнь людям у живых мертвецов после добровольного погибельного перевоплощения достигнет невообразимой степени.

Ослепленные «дымом» беззакония и собственной злобой падшие существа быстро доводятся демонами до состояния хуже скотского, рабски послушны они ангелу бездны. У этих маленьких ничтожных монстров не остается более ни воли, ни разума. Это злая прожорливая саранча, собранная в особые боевые порядки, подобно гигантским стаям.

У этих бывших людей нет ни Родины, ни друзей, ни семьи. Только злоба!

Андрей Кесарийский в своем толковании этого места Откровения говорит следующее: «Под сими пругами правдоподобнее разуметь злых бесов, приготовившихся на брань с нами и, как знак победы, носящих на главе златовидные венцы, которыми и мы, когда покоримся, думаем, увенчаемся, как получившие через удовольствие худую победу. - Женские волосы свидетельствуют о бесовском сладострастии и возбуждения к блудодеянию; львиные зубы - об их убийственности и ядовитости; железные брони - о жестокосердии».

Так, согласно толкователю, начинают вторжение на землю неугомонные демоны из «кладязя бездны», а продолжают их грязную работу бывшие люди - «саранча». Рождается новая раса: люди-демоны. В природе саранча рождается все время. Но лишь в особенно благоприятные для нее годы она становится бедствием, собираясь в бесчисленные стаи. Так же, по-видимому, происходит и у людей. И сейчас демоноподобная «саранча» существует среди нас, хотя апокалиптическое время собирания ее в погибельные для человечества стаи еще не настало.

Что касается венцов на головах, естественно, Господь их упомянутой саранче не вручал. Может показаться странным: они уже имеют своим царем ангела бездны, и в то же время каждый из них сам обладает царскими знаками отличия. Царство из подобных «царей» - рабов злобы, нелепо. И едва ли их гордый царь-демон стал бы терпеть притязания на свою власть, если бы не имел от этого выгоды, а сами знаки отличия не были бы простой мишурой. Да и сам князь мира сего желает править исключительно единолично, не нуждаясь в прочих царях.

Объяснение этому возможно самое простое: сии несуразные венцы обличают своими знаками гордых, но глупых самозванцев. Они мнят себя свободными царями, хотя бесы с легкостью согнали их в одну стаю. Впрочем, не только глупость, есть еще одна могучая движущая сила, собирающая самодовольные особи воедино: животный страх перед князем бездны и все та же извечная ненависть ко Христу!

Агрессивная злоба, гордость и глупость, ложная власть - все это как нельзя лучше характеризует не только самих злополучных «пругов». Это же относится к любым носителям духа индивидуализма, не без участия которого, надо думать, будут получены те самые венцы глупых «царей», готовых из-за своей картонной короны уподобиться насекомым. Лживые царские регалии ознаменуют сомнительную победу над человеческим естеством и Верой в Господа нашего Иисуса Христа. Победой станет... демоноподобие. Дорого обходится людям несуразное самоутверждение индивидуализма сегодня, но гораздо дороже этот самообман будет стоить им в будущем. Невидимой или безвредной кажется многим духовность индивидуализма, а она незаметно и понемногу обезличивает общество, лишая людей свободы, собирая своих безликих, но гордых волонтеров в грядущую «армию саранчи».

Это, несомненно, настоящая армия тьмы, и она не только удел будущего.

«Саранча» действует и в наше время. Пока что эти твари еще не достигли зрелости, еще не «встали на крыло». Нет еще у современных блудливых и беззаконных людей «полноты» самосознания безликого насекомого. Но сие скверное дело не стоит на месте. Положение таково, что обезоруженный атеизмом или ложной мистикой современный человек уже не может противиться нечестивому нашествию, поскольку не видит своего настоящего врага.

Только нашедшие укрытие в Святой Церкви получают разумение происходящего, обретая волю и силу для сопротивления нечестивому воинству. Силы верным даются посредством таинственной «печати Божией».

Нельзя строить иллюзий. Откровение ясно говорит, что противостоять мощи безликой и безжалостной «саранчи» может только Святая Церковь. Никакими чисто политическими, общественными или иными действиями нельзя остановить нападение злобной духовной силы. Все дела должны происходить под благодатным покровом Церкви. Нельзя тратить драгоценное время и силы на любые внецерковные деяния в противлении явственно набирающей мощь «саранче». Собственные человеческие силы тут становятся бесполезными. Вся наша воинская сила пребывает только в Вере.

Это не значит, что все надо бросить и только молиться. Молитва, как известно, молитве рознь. Она может быть искренней, а может - эгоистичной и бесплодной. «Вера без дел мертва», - учит Церковь. Всякому надлежит и молиться, делая то дело, которое смиряя ум, пробудит милосердие и оживит молитву.

Итак, начиная с вышеупомянутых апокалиптических событий, разрозненное до появления «саранчи» богопротивление падших, становится, наконец, организованным и массовым. Происходит качественное изменение духовного противостояния. Бывшее доселе безликим и неопределенным, духовное обольщение, например, того же индивидуализма, понемногу становится все более организованным и целеустремленным. Кажущаяся бездуховность атеизированного вначале индивидуализма сменяется его же жестко агрессивной «религиозной» духовностью.

Воинам Христовым в апокалиптической брани будет противостоять уже не обычная злоба, пусть и умело направляемая демонами, но качественно новая - бессловесная, безжалостная, даже не животная. Надо признать, что это совершенно особый мир с особыми «законами духовного выживания». Этот час еще не настал, но его приближение уже сейчас ясно ощущается.

Удивительны свойства индивидуализма. Самосвятством он разбивает единое общество на самодовольных индивидуумов. Агрессивностью, порожденной страхом, собирает самодовольных, поднимая их на войну за «правду», беззаконием своим истощает человеческие души, создавая благоприятную среду для распространения и усиления зла.

Наступает неизбежное отмирание атеизма, породившего индивидуализм. На смену ему стремительно приходит скрытая ранее в глубинах души религиозность. Неясное, интуитивное религиозное мироощущение сменяется явным и осознанным. Люди снова, как и много лет назад, становятся перед непростым для себя выбором - стать исповедниками Истины, или погибнуть от злобной Лжи.

Человек слаб. Трудно, почти невозможно, нам самим укрепиться в Истине, когда вокруг бушует буря беззакония, когда нагло попирается правда и человеческое достоинство. Поэтому в такие времена Господь особо помогает людям ищущим правды, сугубо изливая на них Свою благодать. Истина во всей полноте вновь воцаряется в сердцах тех, кто пал, устав от лжи, изнемог от блевотины собственного греха. Такие восстают в Духе Истины, а полагающиеся на свои собственные силы безвольно покоряются беззаконию.

Безбожная аморфность неизбежно сменяется агрессивной богоборческой религиозностью, представляющей более глубокое духовное падение по сравнению с индивидуализмом, атеизмом и прочими религиозными заблуждениями. Это падение и обозначено святителем Андреем как получение демонских «венцов» за дорогое «удовольствие» общения с нечистой силой.

Ложный религиозный индивидуализм объединяет людей, разъединенных ранее индивидуализмом атеистическим. Но обретенное «единство» ведет общество отнюдь не к спасению во Христе, а к погибели.

Страстная религиозность на месте былого безбожия часто оказывается гораздо ближе к демонической, чем в прежние атеистические времена. Ни атеизм, ни подобная «вера», оказалось, нимало не препятствуют самосвятству. Отсюда следует, что они являются лишь разными гранями одного и того же индивидуализма. Ложь многообразна!

«Лица...как человеческие» - говорит Откровение. Значит, это когда-то были люди! А теперь человеческая природа совсем утрачена, остался лишь внешний вид. Эти существа вполне добровольно покорились силам тьмы и их лукавому обману, добровольно и явно отвергли спасительную силу Честнаго и Животворящаго Креста Господня. Злобные, завистливые и обидчивые, сии человекоподобные особи становятся теперь бессловесными, хотя и могут представляться живым людям весьма разговорчивым, а в «творческом» плане даже плодовитыми. Но слова их подобны праху; по причине лжи, они имеют только форму слов, а духа в себе не несут или, что еще хуже, несут разрушительную злобу.

Для подчинения своему царю, этим тварям все же требуется наличие некоторого ума и относительно ясное, насколько доступно «насекомым», понимание целей войны. Такое понимание, видимо, правильнее будет назвать не разумом, а «звериным инстинктом». В остальном же происходящее вовсе не осознается этими потерявшими рассудок бывшими людьми. Но, хотя их индивидуальная активность разрозненна и бессмысленна, хаотические действия саранчи делает организованными и целенаправленными злая демоническая сила. Сами безумцы, увенчавшие себя царскими венцами, на это уже не способны. По этой причине, армия «насекомых» ведет не хаотические, но по-своему грамотные, продуманные и организованные широкомасштабные военные действия против человечества. Объектом войны «саранчи», согласно Откровению, являются люди, не имеющие печати Бога Живаго - не дошедшие до животного состояния, но уже отравленные «дымом» бездны. Участь таких людей ужасна.

По своей гордости они не услышали, точнее не пожелали услышать, ясные знамения Неба и укрыться в Церкви от врага рода человеческого.

Армия саранчи, конечно, создавалась не для войны с этими и без того падшими. Ее главное назначение - рабы Христовы, но печать Божия скрывает верных от «насекомых», делая их невидимыми. Но воевать ведь с кем-то надо! Злоба не может более терпеть, ища выхода, и приходится ей воевать почти с такими же отравленными «дымом». Такая война очевидно бессмысленна и ярко демонстрирует готовность мирового зла к самоуничтожению, каковое в истории бывало не раз.

Невидимость воинов Христовых для «саранчи» не следует понимать буквально. Путь спасения - всегда путь скорбей, и каждому надлежит пройти его по-своему. Одному - умереть своей смертью, другому - принять мученический венец, для иных путь спасения лежит через многолетние непрерывные страдания. Всякому - свой чин, свои силы, свое достоинство, своя слава. На все это дается печать Божия. Поэтому и воины Христовы будут страдать и умирать не менее других. Разными будут лишь последствия. Удел верных - Небесные обители, прочие закономерно заслужат вечные муки.

Секрет войны «насекомых» против людей будет состоять в том, что армии зла не будут иметь никакой силы и власти над праведными избранниками Божиими, и это - главное! Однако «саранча» все равно рвется в смертный бой, будучи построенной в боевые порядки именно для войны. А так как, по сути, она представлена уже не людьми, то более не ведает никакой жалости или пощады.

Духовной брани никому нельзя избежать: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает», - говорит Господь (Лк. 11, 23). Если человек и пытается избежать Войны, то уж духи-то злобы, да и вообще вся нечистая сила мира, никогда не откажутся от нее.

Участь несчастных, не имеющих печати Божией на своем челе ужасна, но Богом определена как вполне справедливая. Ведь не покорившийся Христовой любви рано или поздно непременно покорится злобе князя мира сего. Середины нет, таков простой закон мироздания. Время для колебаний и выбора жизненного пути кончается. Начинается своего рода разделение мира на две части: верных и неверных, живых и мертвых.

Для выживания в подобных условиях наша нынешняя религиозная теплохладность не годится. Потребно ревностное исповедание Православной Веры, чтобы получить, в числе прочих верных, всесильную оградительную печать, которая благодатно защитит от опустошающе мучительных нападений «саранчи» и даст время приготовиться к гораздо более страшным бедствиям. Самой «саранче», вопреки ее искреннему желанию, не попущено убивать людей до смерти.

Получается, что индивидуализм страшен не сам по себе: он лишь открывает дорогу в сердца людей армии убийц - духов злобы и их приспешников. Эти бесчинные твари сначала непрестанно мучают человечество тревогами и страстями, а затем, получив в достаточной мере власть над силами души, они начинают свою решительную войну против людей.

Но пока не наступили последние времена, человек еще может во время брани с армией тьмы получить спасительную Божью печать животворной благодати, а «саранча» еще не так сильна и зла.

Разумеется, проявления современного индивидуализма гораздо более сложны, чем здесь рассмотрено, но подробный анализ этого явления и не является самоцелью. Достаточно понять хотя бы самые общие закономерности.

Как самосвятство, индивидуализм навязчив. По причине тревоги и непокоя он, насколько может, динамичен. По причине гордости - некритичен. А постоянная тревога и страх могут даже способствовать раскрытию в человеке нереализованных физических, психических и душевных сил.

Самосвятство всегда ищет запредельных для обычного организма возможностей. Это необходимо для того, чтобы тем самым утвердиться пред всем миром в своей исключительности.

Такое свойство индивидуализма дало некогда его исповедникам огромную власть в мире. «Дикие» народы были умственно, духовно и физически более слабыми по сравнению с нерастратившими свои бесценные силы «блудными сыновьями» Западного Христианства. Не отсюда ли возникла былая мощь Британской, Французской, Испанской, Португальской и прочих империй, над которыми «никогда не заходило солнце». Оттуда же взялся и ложный миф об англосаксонском превосходстве и вообще о неоспоримом преимуществе белой расы над прочими. В последних случаях отход от Веры особенно велик.

В идее расового или национального превосходства нет даже малого присутствия милосердия Спасителя. Господь пришел спасать все народы и расы на земле, а не только одну белую или арийскую расу или неугомонных духовных наследников тех безумцев, которые распяли Богочеловека.

Оттуда же, в немалой степени, взялись и многие научные и технические достижения цивилизации, так бурно развивающиеся сегодня. Однако подобный духовный блуд непременно приведет и уже приводит к тому, что у былых «молодцов» начинают сдавать силы. Прежние «великие» возможности человеческого гения оказываются уже не неисчерпаемыми, а невосполнимыми в рамках самосвятства. Былые «гиганты духа, покорители и потрясатели вселенной», как видим, не только не могут сохранить своих империй, но в своем подавляющем большинстве уже не в состоянии противостоять силам внутренней агрессии и собственному обвальному саморазрушению.

Межнациональные конфликты во Франции, Германии, Америке - тому пример. Народы, столетиями строившие мощь своих могучих держав, оказались теперь беспомощными перед жестким натиском внутренних разрушителей. Неизбежные расовые столкновения Америки еще только зреют. Ее белому населению предстоит тяжелая борьба за выживание или самое жестокое рабство. Немецким бюргерам тоже начинают настойчиво объяснять, что они более не хозяева на своей Родине, а Париж может так быстро покрыться сетью минаретов, что трудно вскоре будет увидеть и саму Эйфелеву башню! И вот тогда-то нежным французам и прочим европейцам предстоит на собственной шкуре почувствовать то, что испытали сербы, изгнанные мировым сообществом из родного Косово.

Об этой проблеме можно еще много рассуждать, но корень ее в том, что христианское сознание многих коренных народов Европы и Америки намеренно и целенаправленно вытесняется чужеродной агрессивной духовностью. Пример - исламский экстремизм, за которым уже отчетливо прослеживаются очертания будущей армады безликой злобной саранчи без рода и племени, с остервенением рвущейся показать всему миру, как надо мстить жизни!

Однако нужно понимать, что истинные враги бывших христиан - не агрессивные и непримиримые представители иной расы или религии, чьими руками сейчас разрушается могучая некогда Западная цивилизация. Сами инородцы-разрушители - всего лишь пешки, и они, в конце концов, тоже будут раздавлены.

Умело ведет «тайна беззакония» этих воинственных «искателей справедливости» к краю бездны по неверно выбранному ими пути национального, религиозного или экономического освобождения. В свое же время, культура этих племен, сегодня намеревающихся захватить Западный мир, окажется еще менее способной к сопротивлению беззаконию и будет так же легко сломана умелыми разрушителями и более крепких цивилизаций. Но пока что эти несчастные, пусть и взаправду угнетенные, завоеватели бывшего Христианского Мира - грозное оружие в руках злодеев!

Подобные общественные процессы нарастают по всему миру, и возможно вскоре ситуация достигнет критического состояния. Каким будет следующий за этим социальный взрыв, сейчас можно лишь предполагать. Выходить из подобных ситуаций «прогрессивное человечество» не умеет. Подобный опыт, если и будет им получен, то только дорогой ценой страшного кровопролития, к которому современное общество, занятое своей персоной, совершенно не готовится.

Проявлений таких опасных процессов - великое множество. Но особый интерес для нас представляют явления самые незаметные и от этого наиболее грозные.

Так, великие амбиции огромной и романтической программы космических исследований Соединенных Штатов послевоенных десятилетий немало способствовали взрыву многих научных и технических талантов этой сверхдержавы. Подобное происходило и в Коммунистической России. Освоение космоса во многом являлось выражением сколь великой и искренней, столь же туманной и неопределенной мечты Америки и СССР к национальному и духовному идеалу.

Прекращение, точнее сокращение и приземленная рационализация этой программы стало страшным ударом для огромного числа самых образованных людей обоих стран. Обрушились высокие идеалы, и это стало событием огромной разрушительной силы для слишком многих, не нашедших себе места в новом мире с обнаженным эгоизмом и примитивными рассудочными принципами.

Стала происходить смена по-своему высоких идеалов на низменные, что мгновенно выбило из рук многих не успевших ничего понять людей самое дорогое в жизни - бескорыстную целеустремленность к светлому будущему. Нетрудно здесь проследить «логику» и нашей «Перестройки», которая стала катастрофой для огромного числа честных тружеников.

На основании приведенных выше рассуждений можно сделать достаточно ясный вывод, что социальная, психологическая и государственная устойчивость современного мира имеет основание в его христианском прошлом. По мере забвения этого прошлого, будет происходить дальнейшее разрушение Западной цивилизации.

Если же человек пытается вырваться из затягивающего в бездну круговорота стереотипов мышления, то пронырливая и чуткая «тайна беззакония» предлагает ему свои новые духовные ловушки. Сейчас человека повсюду подстерегает такое множество всякой смертоносной дряни, что всего невозможно и перечислить.

Такой ловушкой может быть, например, настойчиво предлагаемая восточная языческая созерцательность, лишенная, как в калейдоскопе, всякой внутренней логики. Восток традиционно прикрывает бездну своей совершенной пустоты красочным, пышным и прилипчиво многообразным словоблудием.

Отсутствие связного представления о мире, его логике и цели, является вообще природным свойством любого язычества. Повсюду трубят о мудрости Востока, о его таинственно углубленной философии, несокрушимом воинском единоборстве. Люди, наслушавшись этой навязчивой белиберды, начинают верить, что мелкие разрозненные клочки мироощущений, наскоро лыком связанные в доктрины язычества, представляют нечто весьма цельное, великое и бесценное, а не скрытый в куче мусора тривиальный сатанизм.

Былое справедливое пренебрежение и естественная боязнь разрушительного для души демонизма восточной мистики все настойчивее сменяются ее безумным и святотатственным обоготворением, как это убедительно показал в своих книгах известный американский православный писатель иеромонах Серафим (Роуз). Это отнюдь не локальное чисто российское явление, которое еще можно было бы объяснить нашей «дикостью и необразованностью», но чрезвычайно опасное наваждение, идущее по всему огромному «цивилизованному» и не очень миру.

Восточная философская система это в известном смысле - все тот же индивидуализм. По сравнению со своим европейским собратом, он более статичен и погружен в глубины мистики, по-своему он как бы «коллективный».

Восточный «коллективизм», по сравнению с европейской культурой, зиждется на еще большей остроте тревоги и страха, возникающих из-за чрезвычайно глубокой погруженности в мрачную демоническую мистику. Там страх, а не любовь становится в значительной степени организующим началом общества, превосходя в этом плане даже Западный мир. Знаменитая восточная «созерцательность» является с одной стороны следствием крайнего самообожествления, а с другой - крайней степенью духовного истощения и животного страха от вида разверстой бездны.

Еще одной важной чертой восточной мистики является духовная замкнутость ее представителей. Это крайне пагубное для психики состояние подобно болезненному остолбенению ступора. Замкнутость и отрешенность порождается не благородством, как часто представляется, но очень опасной для более открытого Западного мира хитростью и лживостью. Восточная мистика рождена духовно умирающей, расслабленной цивилизацией, от которой вполне можно еще ожидать последнего предсмертного сюрприза. Она знает, что погружается в бездну, видит ее лучше других и отнюдь не намерена погибать в одиночестве.

Это может показаться странным. Все мы видим, как на глазах растет техническая, военная и научная мощь «желтого дракона». Неумолимо растет численность их населения, становясь гигантской и устрашающей соседей силой. Общеизвестная динамичность современных японцев, вьетнамцев и китайцев уже становится тревожным символом нашего времени. Они мягко, но настойчиво, по-хозяйски осваивают все новые территории Старого и Нового света, не растворяясь и не допуская к своим сокровенным тайнам никого. Их бесконтрольное и неумолимое распространение по всему миру вызывает объяснимое беспокойство. И все же, это умирающая цивилизация!

Распространение восточной языческой духовности - распространение не жизни и силы духа, а властная экспансия смерти на бывшие жизнеобильные, а ныне увядающие христианские территории. Такое явление можно уподобить появлению трупных пятен или гнойных пролежней на теле еще живого, но бессильного перед надвигающейся смертью человечества.

Их сила не настоящая, а свидетельство нарастания постхристианского бессилия, по причине все продолжающегося безумного безбожия. Никогда примитивность язычества не была таким пленительным соблазном для христианских народов, как сейчас. Попытки его духовной экспансии предпринимались и раньше, в том числе и во времена языческих гонений на Святую Церковь, но только сейчас духовное сопротивление бывших христиан почти совершенно подавлено.

Не Христос, конечно, ослаб, а нерадение к Истинной Вере приводит мир к духовному и нравственному упадку. Мы так быстро теряем свои последние силы, что не можем противиться даже самому примитивному лукавству.

«Желтый мир» еще вполне может стать для современной цивилизации новым глобальным «Чингисханом» - возмездием за отречение от Святой Веры. И на этот раз многим народам уже не скрыться от него за широкой русской спиной, как это было в прошлые времена татаро-монгольского нашествия.

Мы уже задыхаемся от дыма лжи, неверия, озлобления, исходящего из «кладязя бездны». Люди принимают элементы Восточной философии, религиозности, воинского искусства. От этого им пока хорошо и приятно, потому что дракон еще не снял маски любви. Но когда мы, окруженные им со всех сторон, увидим истинное лицо восточного язычества, а точнее его отсутствие, без христианской живой морали, то поймем, дай Бог не слишком поздно, что окружены удушающим трупным духом. Там нет места ничему живому, нет места и самому воздуху - только смерть!

Если европейский индивидуализм еще динамичен, как не вполне растративший духовные силы, то восточный - напротив, полностью устремлен в глубокую созерцательность своей смерти. Она всегда была ужасна без надежды спасения, обретаемого только во Христе. Последователи восточной мистики стараются к этому привыкать постепенно, тратя на то долгие годы жизни. Со временем в созерцании собственной гибели они начинают находить порочное удовольствие.

Парадокс современного языческого мира, устремленного в созерцательность и в то же время динамичного, объясняется и тем, что тлетворный дух европейского индивидуализма достаточно глубоко проник и в этот примитивный мир. Это как бы допинг самосвятства, который на короткое время может усилить внешнюю подвижность, но на это растрачиваются уже последние силы народа.

Язычество Востока само по себе нехорошо. Однако его нынешнее разложение индивидуализмом может оказаться еще худшим злом, поскольку рушатся и те слабые основания стабильности и постоянства, которые там пока еще сохранились. Если же учесть, что численность населения, исповедующего восточные религии, исчисляется миллиардами, то сохранение длительной стабильности общества на фоне стремительно разрушающегося единения народов, представляется проблематичной. В случае достаточно значительных потрясений, государственное построение восточного мира может полностью выйти из-под контроля. Последствия этой катастрофы непредсказуемы и могут стать началом хаоса для всего человечества. Хотя с другой стороны, разрушение восточного мистицизма может предоставить народам Востока исторический шанс обращения к Истине Православия.

Словом, получается весьма своеобразная картина: восточный мистицизм разрушает западные традиции, а западный индивидуализм разрушает, в свою очередь, восточную мистику. В обоих случаях нарушается стабильность общества.

Если же человек не уловляется европейским или восточным самосвятством, считая их недостаточно возбуждающими угасающую психику «препаратами», то мир предлагает ему еще более сильнодействующее духовное «средство»: деятельный индивидуализм в сочетании с рабским поклонением безблагодатному закону, отмененному Христовой благодатью. Ложный агарянский или иудейский Закон сжигает непомерной агрессивностью своих преисполненных нечестивым духом и энергичных до времени последователей, которые, как и в прошлые времена богоотступничества в христианских народах, становятся силой, имеющей неуемные всемирные претензии.

Но и эта животная мощь есть всего лишь безрассудная растрата последних сил в мистическом припадке самоисступления.

Наконец, мир предлагает человеку нечто совсем уж примитивное - духовно наиболее опасные опыты над собой, подобные сильнодействующим наркотическим препаратам. Эти эксперименты производятся посредством оккультных манипуляций над душой и психикой, массового собрания людей в страшные мистические тоталитарные секты. Впрочем, тоталитарными являются не только они, но и расплодившиеся как грибы, бандформирования, мафии и им подобные организации.

Сегодня можно уже без сомнения утверждать, что двадцатое столетие стало огромным полигоном для широкомасштабных экспериментов над человечеством, кардинально преобразивших социальное устройство мирового сообщества. Каждый народ имеет свой уникальный механизм приспособления к природной и социальной среде, который имеет разную степень совершенства и крепости. Когда он разлаживается, наступает время социальных конфликтов и перестроек, революций, гражданских и мировых войн - крови, боли и смерти.

Основание русского самосознания и самого образа нашей жизни рождено и полностью обусловлено Православной Верой. На ней же зиждутся все наши механизмы самозащиты как от внешней, так и внутренней агрессии.

Все свои надежды и упование русский народ издревле, и не без оснований, связывал с благодатным покровом Христовой Церкви. Он буквально воспринял известную Евангельскую заповедь Спасителя: «Будьте как дети» (ср. Мф. 18, 3).

В своей детской вере русские, подобно сказочному и великому в простоте и духовной мощи Иванушке-дурачку, были непобедимы никакими кознями врагов, которые разрушал, хотя часто и русскими руками, Сам Спаситель.

Русь по-прежнему неискушена во зле по сравнению с действительно «взрослыми» народами. Но когда русская вера умалялась, а народ хотел стать «взрослым», то есть жить своим собственным умом, он неизменно оказывался беззащитным пред всеми видами агрессии. Чем больше русские люди опирались на свой безбожный блудный разум, тем более связывались беззаконием и погружались в пучину зла.

Русский народ - нация, рожденная в купели Веры Христовой. Можно сказать, что русские - вообще не нация в обычном смысле этого слова. Это - Вера!

Вообще, мы как-то привыкли к беспрецедентному событию принятия русским народом Православной Веры. Никто до нас не искал по всему свету Правую Веру, никто не принимал ее практически без проповеди, враз осознав ее правость и святость. Принятие Веры происходило в смиренном осознании, что мы, недостойные, получаем ее из рук народа, заслужившего этот дар раньше нас.

Хорошо известно, какой духовный, социальный и политический кризис переживала будущая Русь перед крещением в Днепровских водах. Господь попустил незадолго перед свершением этого Таинства возрождение мощи Руси как языческого царства Рюриковичей, чтобы она обретенным единством обрела и единую Святую Веру. Царство Рюриковичей собрало ко времени крещения уже распадающееся единство славянских племен будущей Православной Руси. Равноапостольный князь Владимир не по своей прихоти искал новую веру взамен тогдашнего язычества. Он ясно осознавал всю тяжесть религиозного кризиса народа, понимая, что язычество не разрешает страшного духовного томления и нестерпимой боли будущего русского православного народа, неосознанно, но настойчиво искавшего в те далекие времена потерянного Бога. Русь томилась духом, чувствуя совсем рядом дыхание Христово, но не могла найти Его как евангельский слепец Вартимей, тщетно искала дорогу к Свету до тех пор, пока не нашла ее в купели Крещения. Кризис духа, крах языческого мировоззрения, готовил Русь к преображению во Христе.

И вот, многие совсем разные по духу и характеру племена будущей России стали во Христе навеки единым и неделимым русским народом.

У России и по сию пору нет иных защитных «инстинктов», кроме рожденных Святой Верой. Наша сила в Вере, а бессилие в безверии. Именно потому русский народ наречен Богоносцем, что совершенно сбросил у купели крещения, подобно Вартимею, ветхие ризы проклятого язычества и самочиния.

Индивидуализм самодоволен, но не самодостаточен. Ему нужен «донор», из которого он пил бы «кровь». Если не у кого, то хоть у самого себя.

Православие наоборот, не самодовольно, но самодостаточно. Благодатная Христова любовь не нуждается ни в ком и ни в чем, но щедро питает всех и все, наполняя мир жизнью. Такова природа истинной Любви.

Ни Запад, ни языческий Восток не имеют государственного будущего, того, что Димитрий Ростовский назвал «благодатными дарами царства».

«Нас увлекает Запад, - пишет святитель Феофан, - но на Западе уже заходит солнце правды, а мы, восточные (Прим. - имеется в виду Восточное Христианство, а не языческий Восток), должны пребывать в свете и не только сами освящаться, но и всем святить». Это призыв к исполнению апостольского служения России в приближающиеся Последние Времена.

Нынешние попытки создания «правового государства», где правил бы закон и справедливость, есть попытка замены утерянной благодати царства на безблагодатный закон и невнятную безбожную «справедливость».

В своем первом соборном послании Апостол и Евангелист Иоанн обращается к верным чадам Святой Церкви: «Теперь появилось много антихристов, ... и познаем из того, что последнее время.» (1 Ин 2, 19). Подобно говорится и в Евангелии от Марка: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим и будут говорить, что это Я» (Мк. 13, 5-6).

«Появилось много антихристов», «многие придут под именем Моим», - в последние времена это, конечно, не случайное стечение обстоятельств.

В мире создается своеобразная духовная «питательная среда», выращивающая будущих антихристов. Из нее, путем некоей сатанинской «селекции», и будет успешно выведен самый последний, самый сильный и самый злейший, именуемый в Откровении даже не человеком, а зверем.

Всякий антихрист - не просто противник Христу. Своим противлением Истине он ставит собственную «святость» и «истину» выше Божиих. Для того чтобы подобные утверждения не казались совершенным бредом, должна быть создана безумная параноидальная среда, в которой возможно добиться массового обольщения. В ней такие безумства, как выдавание себя за Христа, станут нормой поведения. Фундаментом такого безумия станет современное общество с раздутым потаканием и поклонением своим похотям.

Сейчас обольщение людей не достигло еще такой степени, чтобы антихристы могли повсеместно обманывать людей. Но на наших глазах внушаемость населения стремительно нарастает. Быть может, скоро обольщение и создание антихристов достигнет такой критической концентрации, что даже грядущий «зверь» сможет скрывать свой звериный оскал под маской добра. Люди страстно захотят избавиться от давящего душу и изнуряющего силы мирового зла. Многие станут искать избавления, но самого Избавителя будут искать не в тиши молитвы, а в самом шумном и крикливом, наполненном нераскаянными страстями лукавом мире. Такое уже было. «Искатели» найдут желанное и выберут того, кого предложит им князь тьмы!
#8 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:02
  
3

8. ВЕЧНОЕ ЦАРСТВО



«Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, - все суета!» (Еккл. 1, 2).

В суете современного мира для Бога остается все меньше и меньше места. Здесь алчно властвует «новое» эволюционное звено - «человек умелый», заметно отличающийся от своих благочестивых предков, покаянно искавших дорогу в сады Небесного Рая. Нынешней цивилизации нужен рай только земной и немедленно, а видится он хорошо обустроенным царством совершенного материального счастья.

Вещественный мир весь пронизан благодатной духовностью, без которой он мертв. Но искатели земного блаженства мыслят низменно и материально, отказываясь понимать духовную природу даже обычного земного царства. Тем более им недоступно понимание Царства Совершенного, каковым может быть только Царство Божие. Ощутить его грозное и милостивое присутствие, понять величественные законы его совершенства нам грешным дано лишь в самой малой мере. Но одно можно сказать с уверенностью: в нем нет зла или беспорядка, и оно невыразимо сладостно. Несмотря на непостижимую прикровенность Царства Божия, оно недалеко от нас, и дорога к нему известна всякому православному христианину. Врата в Царство Божие находятся на земле, и это - врата Святой Церкви!

В Евангелии Господь часто наставляет слушающих о Царстве Божием, хотя говорит только притчами, скрывая от чужых потаенный смысл Своего Царства: «Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. ... Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (Лк. 8, 9-15).

Только самым верным последователям Христовым открываются удивительные Тайны Царства, как и оно само. Кроме верных неповрежденной Истине, Православию, никто не сможет даже приблизиться к нему, несмотря на самые отчаянные усилия.

«Кто имеет уши слышать, да слышит». О глазах Евангелие здесь уже не упоминает. То есть, надлежит не столько самому активно исследовать Христовы Тайны, сколько внимать откровениям Господним. Слова же Спасителя: «да слышат», - прямо выражают Его повеление делать это с усердием.

Возразят, что строители земного рая вовсе не претендуют на Божие, а строят свое тихое маленькое земное счастье, которое намного проще и понятнее небесных глаголов. Но ведь слова Евангелия непреложны в любом случае.

Царство или, в широком смысле, вообще государственность, есть благодатная тварь, прежде всего - особая духовность, сотворенная Всемогущим Богом, а не убогим человеческим гением, который может только пользоваться ею, да и то - в той мере, в которой Творец это дозволяет.

Поэтому все, что стоит крепко, - благодатно. Даже весьма скверные государства еще не пали только потому, что не совсем лишились благодати. Милость Божия все еще сохраняет распадающийся мировой порядок, который сам человек разрушает неуместными, если не сказать намеренно богопротивными, «перестройками». Сейчас все что-нибудь строят. Одни - духовную лествицу на Небо. Другие - убогих идолов земного рая. Третьи уже открыто готовят царство грядущему антихристу.

«Делающие идолов все ничтожны, и вожделеннейшие их не приносят никакой пользы, и они сами себе свидетели в том. Они не видят и не разумеют, и потому будут посрамлены ...Не знают и не разумеют они: Он закрыл глаза их, чтобы не видели, и сердца их, чтобы не разумели» (Ис. 44, 9-18).

Строители «совершенного земного царства» в лучшем случае не ведают, что творят! Неизменное посрамление их свидетельствует, что подобные дела богопротивны. Говоря далее о царстве, мы даже не станем пытаться дать сколь либо развернутого определения, что сие означает. Царство - фундаментальное свойство мироздания, во многом определяющее гармонию вселенной и способы общественного ее устроения. Утратив с грехопадением глубину понимания подобных вещей, мы можем иметь о них лишь самые общие представления. Поэтому было бы опрометчиво углубляться в область, о которой сам мало знаешь. Тем более что чрезмерные «изыскания» еще и Богом наказуемы.

Строительство «земного рая» - акция всемирная, хотя и не рассчитанная на всех желающих туда попасть. Это не совсем вяжется с обычным представлением о «райском обществе». Православное миропонимание не приемлет такого счастья, когда кто-либо угнетен. Главной же особенностью нового «рая» является именно его рабовладельческое устройство. Уже сейчас для него идет выведение новой расы рабов - безусловно послушных существ, трепетно осознающих свою «ущербность» перед «хозяевами». И дело отнюдь не в неспособности техники обслуживать человека.

Раб-человек нужен в первую очередь для того, чтобы именно своей «отвратительной низменностью» служить неоспоримым свидетельством возвышенной духовности «райских избранников», почему-то всегда страдающих комплексом неполноценности. Эти беззаконники по всему миру растлевают народы, доводя людей до скотского состояния, хотя бы из одной только зависти, не говоря о других причинах. Понятно, что растленной ими же «скотине» нельзя предоставлять свободы, и потому ей предназначено рабство. «Свободный» раб «свободного мира» должен чувствовать тяжелую руку хозяина из преисподней, а Бога - не видеть. Главное же, чтобы раб искренне считал, что рабство и есть единственное проявление свободы. Такое легко достигается при распространении безбожия - лишь временного этапа перехода от веры в Бога к вере демонической. А потому безбожие не означает неверие оккультизму и магии. Безбожие - ярко выраженная религиозность, выражающаяся в пренебрежении Богом. Особенно ярко она выражается во многих экстремистских религиозных (!) течениях, в которых если и нет прямого богохульства, то всегда присутствует искреннее желание помочь Всемогущему в тех вопросах, в которых он оказался, по целому ряду причин, «несостоятельным». Такое своеобразное безбожие всегда несло в себе зерно настоящего сатанизма, который и должен во всей красе расцвести в созидаемом оккультном «раю». А он должен быть непременно оккультным или, иными словами, ритуальным.

Кто бы в нем не был богом, кроме конечно Истинного, Который там неугоден, ему надлежит приносить жертвы. Жертвы же бывают разными. Каин, например, некогда пытался принести Всемилостивому Творцу достойную жертву - самое дорогое, чем владел - свою душу, но не смог. Душа была уже холодно безразлична к святости и должной любви не имела. Поэтому он принес иному «богу из преисподней» особую жертву, как ему казалось, не менее ценную - своего брата Авеля. То же самое должно происходить и у нынешних устроителей «земного рая». И они тоже захотят приносить жертвы, которые, можно быть уверенными, не обойдутся без человеческой крови. Разумеется, не своей собственной...

Как начаток сатанизма, безбожие несет в себе не только обыкновенную «радость свободы» от спасительного ига Божия. Вместе с умалением истинной веры, в душу вкрадывается такой желанный для беззакония страх. При строительстве «рая» он должен быть особым, а именно - восторженным! Ни о каких братских чувствах здесь не может быть и речи, - только раболепное поклонение начальствующим. Такое представление о «совершенном обществе» не ново, но все так же отвратительно.

Евангелие от Марка приводит слова Господа о том, каким должно быть справедливое общество, точнее какими должны быть его вожди: «Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10, 42-45).

Вот так, назначение любого представителя законной власти - политической, духовной и любой прочей состоит в том, чтобы служить на благо общества. Причем, «кто хочет быть первым ..., да будет всем рабом». Такое представление о власти кардинально отличается от действующего ныне в современном мире: люди рвутся к власти, почету, богатству, знаниям вовсе не для того, чтобы кому-то там жертвенно послужить. Напротив, дорвавшийся до каких-либо «вершин» сам хочет быть тем, кому «низшие существа» приносили бы жертвы. Если у последних нет на то желания, то можно их и заставить.

Современной цивилизацией неумело, эгоистично и нагло управляют те, «кто хочет быть первым», но не желают быть «всем рабом». От этого земля все более становится непригодной для жизни, стремительно превращаясь в свалку разлагающегося материального и духовного мусора. Природа не успевает или отказывается «переваривать» отходы жизнедеятельности человека. Несомненно, близится время, когда планета станет совсем непригодной для обитания людей, но до этого еще произойдет полное разрушение привычных устоев жизни. Поэтому так ускоренно идет создание принципиально «новой цивилизации», которая могла бы, по замыслу создателей, отодвинуть их собственный конец.

Желание выжить родило у гибнущей цивилизации мораль, часто именуемую «общечеловеческими ценностями». Ее творцы полагают, что без оправдания жестокости невозможно остановить собственный самораспад. Эта активная антихристианская позиция мыслится единственно спасительной для мира, в то же время прямо напоминая о Евангельских событиях, когда, исходя из «гуманных и государственных соображений», вождями Израиля тоже было принято «единственно верное» решение... об убийстве Спасителя!

«Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать?... Один же из них... сказал им: ... лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11, 47-50).

И вот, снова собравшиеся на тайный совет «отцы человечества» решают старый наболевший вопрос: как людям выжить пред лицом приближающейся погибели. Под людьми они по-прежнему понимают самих себя. «Человек», которого они хотят казнить, как и раньше, - Иисус Христос. Сам Он недоступен, но есть еще, чем можно «грозно» досадить Небу: например, вновь пораспинать Его мистическое Тело - Святую Церковь. В прошлом это мероприятие почему-то всегда срывалось, зато уж теперь непременно должно получиться. Вот и рвутся они к власти над миром, в чем весьма, хотя и по-своему, преуспели.

Чтобы ненавистная беззаконию христианская нравственность не жгла совесть, нужно насаждать антихристианство, думают строители земного рая. Вооруженное такой удобной для немногих избранных, но жестокой для остальных моралью, мировое сообщество развитых стран имеет сейчас твердое намерение возглавить свой, теперь уже последний, виток вселенского прогресса. Не всех, однако, сложившийся выбор избранников - «баловней судьбы», устраивает. Иные тоже желают видеть себя такими же избранниками. Через амбиции и тех и других земля покрывается гнойниками войн - вооруженных, экономических и политических, а также дележом собственности, взаимной неприязнью и ненавистью.

Кажется абсурдным, но именно хаос военных, социальных и прочих конфликтов представляет собой ту самую «стройную» систему построения Нового Мирового Порядка - «совершенного будущего», к которому стремится обезбоженное человечество. На самом деле это и есть тот самый жестокий «рай», ради которого и происходят бесчисленные конфликты. Основанный на разрушении, он и сам является глобальной разрушительной силой. Парадокс заключается в том, что разрушение именуется... созиданием!

Одним из препятствий построения желанного «райского общества» на земле являются межнациональные проблемы. Единство «общества справедливости» не может быть достигнуто до тех пор, пока в мире совершенно не исчезнет понятие нации. Вернее, не то чтобы исчезнет совсем, а обретет принципиально новое содержание, выражая уже не столько культурные, государственные, религиозные и прочие национальные особенности, сколько... отношение к власти. Наций поэтому должно остаться только две - рабов и хозяев. В этой связи общее обострение национальных конфликтов по всему миру в первую очередь может свидетельствовать не о бессилии мирового сообщества остановить злобу, а о намеренном ее поощрении. Злоба ведь интернациональна, и будучи таковой, чрезвычайно эффективно обезличивает любое ожесточенное общество. Поэтому совершенно не важно кто там вообще прав, и кто виноват. Злоба делает виновными все враждующие стороны. Здесь важна лишь покорность всеобщему озлоблению, где обезличенное ожесточенное существо - идеальный раб. Нужно только умело им пользоваться.

Сейчас национализм очень часто принимает уродливые формы шовинизма. Это тот же самый национализм, только не созидательный, а саморазрушительный. Ему в национальном вопросе противостоит другой процесс «обретения самосознания»: космополитизм - отказ от национальной принадлежности.

Известный философ, князь Трубецкой, некогда высказал интересную мысль: «Стоит внимательнее всмотреться в шовинизм и космополитизм, чтобы заметить, что принципиального различия между ними нет, что это как две ступени, два различных аспекта одного и того же явления... Шовинист исходит из того, ... что лучшим в мире является его народ... Его народу одному принадлежит право первенствовать и... господствовать. Все, что стоит на пути к этому... торжеству... должно быть сметено силой... Космополит отрицает различия между национальностями. Если такие различия есть, они должны быть уничтожены. Цивилизованное человечество должно быть едино и иметь единую культуру... В основе космополитизма, этой религии общечеловеческой, оказывается антикультурное начало - эгоцентризм».

Космополитизм представляет собой высшую фазу шовинизма.

Если шовинизм агрессивно добивается превосходства своей нации, расы, племени, тейпа, то космополитизм «смиренно» утверждает свое превосходство над всем человечеством - любой нацией, любым человеком. Шовинизм дробит единую плоть человечества, убивая ее. Интернациональный космополитизм собирает уже духовно мертвых на борьбу с еще живыми. Космополитизм - «супернация мертвых»! Она мертва и ненавидит безграничной ненавистью все живое, в том числе и сам шовинизм. Понятно, что говорить о какой-либо свободе подобных мертвецов не приходится. Их даже нельзя назвать в обыкновенном смысле и рабами.

По сравнению с убожеством шовиниста, ненависть космополита совершенна. И вот из этих законченных мертвецов и собирается «нация господ», а из шовинистов - рабов. Причем, рабы могут ненавидеть хозяев, бороться с ними не на жизнь, а насмерть, истреблять их, - это ничего не меняет: раб он и есть раб. Такое бесполезное сопротивление даже приятно щекочет нервы «господ». Сам же их преисподнейший князь по временам отдает одних на растерзание другим для соблюдения «равновесия в природе».

Истребление наций шовинизмом и космополитизмом хотя преследует цели исключительно беззаконные, но даже этим как-то исполняет промысл Божий. Нации были созданы Творцом в глубокой древности из-за углубления падения человечества. Это была вынужденная мера защиты людей, но нужна она лишь до времени, когда люди обретут совершенное единство святости Церкви. Ни шовинизму, ни космополитизму в этом единстве, конечно, нет места: «Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе ..., совлекшись ветхого человека ... и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Эллина, ни Иудея,..., варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3, 4-11).

Этому-то всемирному единению человечества противится мертвая современная цивилизация, давно забывшая духовные законы державного устроения мира. Но и здесь видна рука Божия: даже это абсурдное собирание человечества под флагами «тайны беззакония» все равно как-то особенно приуготовляет людей к принятию жизни во Христе.

Все, кроме греха, сотворено Богом. Не исключением является и избранность - духовное состояние личности или общества, которое может быть ложным или истинным. Само понятие избранности предполагает какую-то особенную исключительность и превосходство избранного Богом на подобное служение.

Согласно святителю Дмитрию Ростовскому, было лишь два благодатных дара, полученных сыновьями праведного Ноя - избранность святости или священство, переданная потомку Сима - Израилю, а также царская благодать, унаследованная потомками Иафета - белой расой.

Священство, благодать святости, призвано освящать неосвященных, чтобы и те обрели святость, следуя по пути вечного спасения. Царство же преимущественно лишь ограждает подданных от нападений противника, но единство природы священства и царства очевидно. Однако ни один из сыновей Ноя не получил полноты этого единства. Одному дано священство, но не даны дары царства. Другой сполна получил дары царские, но не получил великой святости Ветхого Израиля. Тем не менее, Израиль часто стремился к мировому владычеству, а Иафет порою провозглашал самодовольных Римских императоров всемогущими богами. Все нарушали Ноево благословение, восхищая незаконное.

Лишь во Христе дары царства и священства, сливаясь воедино, обретают гармонию полноты и совершенства. Однако обыкновенно они даются тем народам и людям, которые не ищут земной власти и поклонения.

Итак, рассмотрим для начала перипетии, постигшие царские дары Иафета.

Гордый языческий Рим, конечно, не смог терпеть смиренную власть Царя Мира - Христа и, подобно распявшим Его иудеям, вступил с Ним в смертельную схватку. Империя долго и упорно пыталась истребить всех «проклятых христиан», но поскольку Христос непобедим, исход этого сражения был предрешен заранее: языческий Рим был повержен в единоборстве с Христовыми мучениками первых веков. Приговорив к смертной казни Христово Царство и тем самым, согласно Римскому Праву, определив меру собственного наказания, Рим умер сам! Все царские дары закономерно стали достоянием христиан, а поскольку иного источника вселенской царской власти не существовало, то Христианский Рим и стал единственным правопреемником языческого. Третья заповедь блаженства: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5, 5), - была исполнена мучениками-первохристианами, и Господь наградил их первой Христианской Империей.

Царское достоинство вручается, однако, не всякому, именующему себя христианином, а лишь обладающему неповрежденной Верой и царственной жертвенностью, с помощью которых и победили верные Христу. Утративший же Христову жертвенность, утрачивает и царские дары, даже будучи облеченным в царственную порфиру. Такой отступник не может править благодатным царством, становящимся для него просто-напросто невидимым!

Прежнего Рима со всеми его державными амбициями царской избранности давно уже нет. Его преемником стал новый Рим - загадочный, более мистический, чем материальный - православный. Сначала - Первый. После его падения в латинской ереси - Второй, Византия. Наконец - Третий и последний, Московская Русь. Иного нет и не будет до скончания века, по утверждению старца Филофея, чье пророческое слово не было оспорено иными столпами русской святости.

Рим хотя и погиб, но возродился позднее Христианской Империей. Иначе обстоит дело с Ветхим Израилем. Последний как бы умер, но как бы... не совсем. Тень смерти хотя и пеленой легла на глаза Израиля, но не убила его совершенно. Это состояние то ли жизни, то ли смерти - ужасно, однако еще оставляет некоторую надежду былому избраннику на покаянное исправление в будущем.

Ветхий Израиль столетиями был единственным благословенным светильником человечеству - избранным сосудом Божиим, надежную защиту которого Бог вверил Моисееву Закону.

Но к концу Ветхой истории многие исповедники Закона единодушно отвергли пред Богом иго несения этой ноши. Израиль не захотел более служить миру, желая служить только самому себе. Господь принял отречение, по слову Спасителя, Ветхий Израиль навеки лишился святости: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне» (Мф. 23, 37-39).

Блаженный Феофилакт Болгарский в своем толковании Евангелия так говорит о беде, постигшей Ветхий Израиль: «Иерусалим слушал дьявола, отвлекавшего его от истины, а не Господа, призывавшего к Небу... Итак, говорит Христос, вы не увидите Меня до второго пришествия!»

Оскудевший благодатью избранный сосуд недолго оставался пустым. Свет сменился безысходной тьмой зависти, ожесточения и богоневедения. Впрочем, и такое ожесточение может быть остановлено, о чем свидетельствует божественный Апостол Павел в послании к Римлянам: «Не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, - чтобы вы не мечтали о себе, - что ожесточение произошло в Израиле..., до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется... В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны. Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы» (Рим. 11, 25-31).

Необъятна бездна Божией премудрости, любви и милосердия к падшим людям. Израиль ожесточен сейчас, это правда, но его затянувшееся ожесточение отнюдь не должно надмевать нас. Ведь именно от такой же надменности он и пал. Часто все беды объясняются в патриотических кругах коварством непокорных Христу евреев. Хотя это верно лишь отчасти, но зато очень удобно: можно оправдать собственную беспечность, а образ врага становится чрезвычайно простым. Враг уже не нужно искать в своем сердце, и гневно кипит кровь, алчущая мести «неразумным хазарам». Но здесь нет Христа! Апостол учит нас не верить таким мечтаниям, ведущим к ложной избранности, цена которой - вечная погибель.

Апостол называет иудеев врагами Спасителя. Собственным примером они свидетельствуют миру о невыносимой тягости удела богоубийц! Израиль некогда знал Бога более других, был возлюбленным Его чадом. Но вот, он, подобно Адаму, сидит на пороге небесного Рая - Христовой Церкви не в силах из-за гордой обиды переступить его.

Пустота дома не просто пугает, а лишает смысла саму его жизнь. Два тысячелетия Израиль тщетно пытался заполнить ее земными попечениями, со страстью рвался постигать науки, двигать искусство. Везде искал отдохновения, но - все тщетно! Утехи - жалкая видимость прежнего счастья с Богом. Кропотливо, столетиями собирал былой избранник богатства мира и стремился к верховной власти. Теперь почти все принадлежит ему, и что дальше? Пустой дом все так же пуст, и никакая власть не в силах избавить от ужаса одиночества. Кажется, вот уже близится полная победа, а что-то не видно искренней радости «победителей». Не потому ли, что победа над Христом недостижима, и каждый триумф обращается в очередное поражение, в глубине же души становится все более очевидной ложность самой цели.

Избранность хотя и неизмеримо выше земного владычества, но согласно Ноеву благословению, отнюдь не предусматривает последнего. Нежелание же следовать Божией воле не снимает возложенной ответственности, а за пренебрежение Божиими дарами предусматривает самое суровое наказание.

Время не стоит на месте, и увы, столько его уже упущено впустую! Сколько же поколений Божиих избранников увидят Солнце Правды один единственный раз, да и то - только на Страшном Суде! А ведь впереди еще грядет царство антихриста, которому надлежит явиться из колена Данова - одного из родов Ветхого Израиля. Как много душ избранного народа погубит сей безжалостный злодей?

«Весь Израиль спасется» - отвечает Апостол. Это значит, спасутся все, кого можно считать Израилем. Все, кто сохранил хоть малую толику Божией святости в сердце. Это будут не одни только евреи, но и те, кто так же потерял Правду и в ожесточении ложной «избранности» распинал Христа.

Израиль, значит - видящий Бога. В этом смысле Россия - тоже Израиль, только новый. Она увидела Бога позже многих, но зато и подошла к Христу ближе их! Великая честь, но и ее, к сожалению, распинали собственные сыновья... Немало русских, как, впрочем, и других христианских народов, и евреев, совсем перестанут быть в конце времен Израилем, возвещает Апостол: «Ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его... хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется» (Рим. 9, 6-7, 27). Блаженный Феофилакт Болгарский тоже толкует Апостольские слова именно таким образом: «Спасутся не все израильтяне, но достойные спасения».

Одиночество Израиля, былого избранника усугубляется постоянной завистью к другим народам, имеющим хоть какое-то собственное царство. Пусть оно деформировано убожеством республики, исковеркано диктатурой, но оно есть. У Ветхого же Израиля его не будет никогда, как свидетельствует Иосиф Волоцкий в «Просветителе». Третье «Слово» заканчивается грозным пророчеством. «Беззаконные иудеи всуе и тщетно надеются вернуть город и храм (Прим. - Иерусалим и Храм Соломона)... А нам достаточно сказанного для вывода, что они никогда уже больше не получат ни города ни храма!» - Следовательно, у иудеев более не будет ни законной Церкви, которую преподобный Иосиф символически назвал Храмом, ни царства, названного Городом. Многое, кажется, этому пока что противоречит. Но нет - пророчество исполняется полностью! Вопрос лишь в том, как его понимать.

«Сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет иному народу, приносящему плоды его» (Мф. 21, 43), - говорил Господь иудеям накануне их рокового решения убить Бессмертного. Понятно, что Царство Божие не ограничивает себя одним Небом, власть Царя Мира, Христа - безгранична. Поэтому Его Царство, хотя во многом прикровенно, но непоколебимо твердо заявляет о себе и на Земле, до сих пор не давая распасться царствам и государствам, веками сотрясаемым «тайной беззакония». Причем свойство Христова Царства таково, что иудеи не имеют в нем никакого достоинства, как впрочем и те, кто, уподобляясь им, принимает их скверный дух богопротивления. А таких сейчас развелось немало, и в Христианском Мире тоже. Но хотя господство евреев во многих жизненно важных сферах уже давно и весьма значительно, оно никогда не будет царским. И вообще, всякое беззаконие на земле сильно, но его начальник, князь мира сего - тоже никогда не станет царем.

«Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев... и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски» (Ин. 19, 19-20).

Всему миру было объявлено о крушении последнего иудейского царства! Ветхий Израиль собственными руками распял своего Последнего Законного Царя - Христа. Чтобы вновь обрести Его, нужно не просто стать лучше, чем сейчас, но как бы стать иным народом - преобразиться во Христе. Таким народом является Новый Израиль - православные христиане. Иудеи же сами себя навеки лишили своего царства.

По слову блаженного Феофилакта, Пилатово извещение преследовало собою и другую важную цель: «Итак, чтобы все знали о неистовости иудеев, Пилат возвестил о нем на всех языках. - Иудеи завидовали Иисусу и тогда, когда Он был распят!» Предупреждение не случайное: зависть их должна быть очень велика, чтобы завидовать даже ими же распятому Христу. Настолько велика, что и по сию пору некоторые из них никак не угомонятся! Пилат, сам не ведая того, предупреждал мир об огромной опасности, исходящей от иудеев - сокрушителей царств. Но хотя Господь и был ими унижен, Он все же остается Царем. А Израиль хотя и «возвысился до небес» над Царем, да видно понял, что царем ему не бывать.

Ветхий Израиль никогда не будет иметь собственного царства, но процесс построения Нового Мирового Порядка или Нового Царства тесно связан с бесплодными попытками самоутверждения этого низверженного избранника. Наряду с явным сатанизмом наиболее ожесточенных последователей иудаизма, с которыми история не без оснований связывает многочисленные ритуальные убийства, большинство евреев придерживаются более умеренных взглядов своей глубоко поврежденной, но все же не сатанинской веры. Эта часть Ветхого Израиля хотя еще не пришла ко Христу, но и не стала неотъемлемой частью мировой «тайны беззакония», несмотря на то, что последняя прилагает для этого просто невероятные усилия.

Духовное ослепление иудеев весьма значительно, но, несмотря на настойчивость собственных «неистовых братьев», не дошло до крайности. Пока положенный Христом срок прозрения иудеев не наступил, этой части народа может быть даже дано Богом особое поручение. Так, слуге может быть дозволено охранять имение до прибытия законного хозяина.

Подобное задание вполне могло быть поручено и другим приверженцам отмененного Закона - агарянам. И им, по-видимому, тоже велено охранять святыни Иерусалима от поругания. Разрушенный храм иудеев - единственный Храм и символ Ветхозаветной Церкви, и он никогда не должен быть восстановлен! На его месте, Храмовой Горе, давно стоит огромная агарянская мечеть, вокруг которой так кипят страсти иудеев и мусульман.

Если сии невольные слуги будут добросовестно исполнять возложенные на них обязанности по охранению невидимого ими царства, то вполне может быть, обоих ждет обещанная великая награда - принятие долгожданной Истины, которую так долго не могли принять их ожесточенные сердца.

Иерусалим - самое святое место на земле! Там ступала нога Спасителя! За две тысячи лет Его благодать исцелила многих слепых. Пока же мусульмане защищают Палестину от иудеев, а иудеи - от мусульман...

Было бы особенно назидательным, чтобы именно там, где Господь наш Иисус Христос был распят, произошло бы обращение к Вере не ведающих истины народов, упрямо следующих своим исковерканным «законам».

Во всяком случае, роль Святого Иерусалима в событиях последних времен, по утверждению Отцов, будет снова исключительной. Только настоящий державный хозяин сможет усмирить неумеренную ревность и пыл своих вздорных неутомимых слуг. Думается, что и в этом важнейшем деле роль Православной России будет более чем значительной...

Конечно, не сила человеческая победит неправду заблудших чад, а Божия Истина. Но и когда наступит мир на благословенной Святой Земле, он, видимо, будет лишь малой передышкой в извечной войне человечества с «тайной беззакония». Быть может, об этом и говорит Апокалиптическое «безмолвие на небе, как бы на полчаса» (Откр. 8, 1), когда снимется седьмая печать с книги судеб Божиих.

Безмолвие на небе вполне может свидетельствовать о кратком мире на благословенной земле Палестины. Он и не может быть долгим, как недолгой была тихая жизнь Апостолов странствующих по Палестине со Спасителем. Он ведь не просто ходил с ними, а исподволь готовил к победоносной битве со злом, продолжающейся по сию пору. Падший мир никогда не сможет спокойно терпеть той благодатной радости и непременно обрушится на Святую Землю, когда она примирит во Христе непримиримые племена единым Духом Истины. Снова будут неистовые гонения и обман, снова злоба сотворит новую Голгофу. Некоторые пророчества, кажется, говорят именно так. Не беремся судить.

Царство некоего «Израиля» должно все-таки возникнуть. Может быть даже построят и «Храм Соломона» на месте мусульманской мечети. Это будет краткое беззаконное царство и церковь, не противоречащее пророчеству преподобного Иосифа Волоцкого, обращенного, хотя и к беззаконным, но все-таки - иудеям.

Совершенно беззаконное беззаконие - беззаконие антихристово - будет более беспощадным и не потерпит ни ущербно гордого иудейства, ни бьющегося с ним ислама, ни теплохладного Запада. Только поклонение сатане!

Нынешнее государство, именуемое Израилем, часто показывало свой вздорный, жестокий и кровавый нрав. С первого дня своего существования, Израиль строился на идее насилия над палестинцами. Но даже при всей своей неистовости, он все-таки еще не похож на царство последнего беззаконника. Можно с полной уверенностью утверждать, что почти все злодеяния на святой Земле - не дело рук ни искренних иудеев, ни равно заблудших мусульман. Это творят те из них обоих, кто вполне осознанно служат «тайне беззакония».

Кровопролития в благословенной Палестине - дело рук сатанистов. Хотя они, действительно, могут именовать себя мусульманами или иудеями, террористами или миротворцами, все это - ширма для прикрытия человеконенавистников. Многолетние кровавые столкновения палестинцев и евреев были намеренно спровоцированы, а нить плетущихся заговоров исходит из одного «тронного места», где сатанисты из «мусульман» и «иудеев» сообща решают проблемы скорейшей демонизации своих народов!

На Святой Земле сеется религиозная и национальная ненависть. Именно она и есть основа грядущего царства злобы. В этом царстве все верят только во всесилие беззакония, которое соединит в себе всех злых, независимо от их вероисповедания и национальности. Как сумеют вырваться из лап беззакония враждующие в Палестине народы - тайна. Мир же Палестины - только во Христе!

Итак, избранность - понятие прежде всего духовное. Будучи таковым, оно, по всей очевидности, может иметь самых разнообразных духовных восприемников.

Великий Пророк Моисей, заключая с древним Израилем Ветхий Завет, как непоколебимое свидетельство избрания Богом своего народа - евреев, говорил: «Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего, которые я заповедую вам сегодня, а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути, который заповедую вам сегодня, и пойдете вслед богов иных, которых вы не знаете» (Втор. 11, 26-28).

Ветхий Израиль от благословенного пути, указанного Пророком, увы, уклонился, запечатлев уход преступлением - распятием на Кресте Господа нашего Иисуса Христа. Хотя милостью Божией поступили так не все, но очень многие. Незавидна участь тех упрямых ослушников. Поскольку срока давности проклятию и благословению Моисееву не было указано, то из этого следует его вечность.

Лишь обращение к Правой Вере снимает вечное Моисеево проклятье.

Закон приготовлял иудеев к принятию Спасителя Мира. Когда Он пришел, соблюдение Закона стало состоять в вере во Христа. Закон и избранность без Спасителя - не просто пустота, лишенная смысла, а духовная погибель. Правильнее сказать, ее несет не сам Закон, а то, что представляется преступниками Закона как Закон, а на деле - все то же вечное проклятие.

Духовные наследники распявших Спасителя иудеев отвергают не только новозаветную благодать. Исполняя извращенный ими Закон, они отвергают и самого Моисея, нимало не умаляя его проклятия. Без Христа даже этот великий Закон мертв, становясь смертельно опасным! В Христианстве тоже имеется понятие закона - Закон Божий. Как и в случае Закона Моисеева, он представляет собой духовное наставление, позволяющее верным твердо следовать по пути возрастания праведности и Веры во Христа. Очевидно, что в этом случае Закон действительно исполняет ему назначенное.

Иначе дело обстоит у восприемников любого извращенного закона, причем не только из числа бывшего Израиля. Они действительно получают от своего «закона» некую «избранность». Цена ее слишком велика, но находится немало охотно платящих.

Православие - единственная законная избранность и царское достоинство, органически соединяющее оба благодатных дара - царской защиты Православия и апостольского просвещения народов. Во Христе Закон и Вера обрели церковно-государственную полноту единства и гармонии. Иначе и быть не могло. Церковь - Тело Христово. Но Сам Господь неразделим в Своем Царственном достоинстве и безграничной Святости.

Иной законной избранности кроме смирения Православного Христианства быть не может. Тем не менее, незаконных претендентов на нее изрядно, и число их неуклонно растет по мере утраты миром христианских ориентиров жизни.

Поскольку победоносный державный дух Римских легионов умер в их нелегкой и бессмысленной борьбе со Христом, единственной «избранностью», на которую еще могут рассчитывать ее настырные окаянные претенденты, является гордая богоотверженность иудеев. Именно от нее так грозно предостерегал Пророк Моисей древний Ветхий народ. Увы, скверный дух, заполнивший пустоту дома Израилева - главная движущая сила слишком многих прошлых и современных экстремистских течений, к которым азартно подключилось огромное число племен.

Древнее проклятие все крепче вяжет волю современного человека!

Вера представляет собой не просто религиозные убеждения, но пропитывает собою весь строй жизни народа, включая бытовые взаимоотношения и основные принципы государственного строительства. Не исключением является и иудейство, обладающее в современном мире невероятно огромной духовной и политической властью. И вот, вся мировая цивилизация, пусть медленно, но более или менее покорно, перестраивается по модели тупикового царского идеала иудеев. Спорадические всполохи экстремистского протеста - тоже неотъемлемая часть этого идеала. Читая Евангелие, поражаешься тому, насколько все в мире неизменно!

Через две тысячи лет в строящемся обществе «светлого будущего» узнается все тот же маленький, уже тогда умирающий... Ветхий Израиль!

Только сейчас маленькие проблемы этого старого, капризного и эгоистичного существа, прикованного к смертному одру, разрослись до невероятных размеров вселенной. Все должны исполнять его вздорные прихоти, причем с веками притязания только растут. Они и раньше были болезненно велики, теперь же - глобальны. Подумать только, потратить две тысячи лет титанических усилий только для того, чтобы в деталях воспроизвести все то, что было разрушено Христом. И для чего, неужели для того, чтобы вопя от рабского ужаса пред адом и от ненависти ко Христовой любви, привести снова избитого Спасителя на суд Пилата?

Подобное утверждение может показаться странным. Как, например, германский фашизм, с таким азартом истреблявший евреев, сам пытался построить все тот же Рейх-Израиль? Ответ лежит не во внешних атрибутах, а в духовной основе. Она же идентична - избранность проклятия. Поэтому ни ермолка, ни свастика, ни их непримиримая, кажется, вражда этому нисколько не препятствуют. Разъяснение же сказанного найдем в толковании на послание Апостола Павла к Галатам Блаженного Феофилакта Болгарского: «Как закваска, хотя бы и малая, сама заквашивает и изменяет все тесто, так и обрезание, хотя и составляет одну только заповедь, вовлекает вас в иудейство во всей полноте».

Исполнить Закон смог лишь Спаситель. Он же отменил исполнение исполненного. Закон - дорога ко Христу, он не нужен нашедшему Его. Тот же, кто продолжает искать, ищет антихриста!

Обрезание - вещественное свидетельство завета Ветхого Израиля с Богом. Именно посредством его было запечатлено обетование будущего спасения человечества. Но исполнение Закона-Завета требует не только одного обрезания, оно обязывает к исполнению всего, что дал евреям Моисей Законодатель. Добровольное принятие избранности, подобно обрезанию, требует от «избранника» принятия всего Закона. Исполнение его по-прежнему невозможно, отсюда следует преступление пред Законом, а с ним - проклятие. Оно неумолимо, даже если из всего Закона берется одна избранность! Сия-то проклятая избранность и стала главной причиной многих социальных конфликтов, одновременно способствуя... мировой интеграции. И то, и другое в равной мере направлено против Христа, хотя не все участники этих процессов созрели для понимания сказанного.

Кажущаяся противоположность форм этой абсурдной интеграции-разделения объясняется разным состоянием племен и народов. Одни - «дикие». Накопившие изрядно злости, они в остервенении бросаются грызть друг друга. Другие - существенно более «цивилизованные». Они же и более изнеженные и трусливые, поэтому, прежде чем броситься друг на друга, собираются в стаи гораздо большие.

Проклятая «избранность» приземлена и не в состоянии мыслить категориями горнего мира. Величие ложно избранных зиждется лишь на всемирности их рукотворного царства, построенного без помощи Творца. Но собственная ничтожность не кажется такой заметной, когда «избраннику» покорно много рабов. Своя патологическая ущербность как бы не режет глаз, когда этих многих рабов еще и много бьешь, а они, растленные тобою, еще ничтожнее своего хозяина. Отсюда так много растления и бессмысленной жестокости в мире.

Писание не проходит мимо этого обстоятельства. Обличая иудеев-экстремистов, Господь говорит, что они повсюду ищут единомышленников, которых намеренно, по зависти, делают хуже самих себя. Эти «слепые вожди слепых» (Мф. 15, 14) не столько хотят донести людям свою «истину», сколько жаждут власти, в том числе для того, чтобы погубить всех, доверивших им свои души. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас», - гласит Евангелие (Мф. 23, 15).

Нетрудно обнаружить духовное родство современного экстремизма с обличенным Евангелием древнеиудейским, приведшим избранный народ к самой страшной его трагедии - богоубийству. Национальность и религиозная принадлежность здесь уже второстепенны, важна духовная основа. Все проявления явного или скрытого сатанизма питаются от одной и той же злобы ко Христу и ведут к одному и тому же месту - преисподней.

Римская Империя не была совсем уж безблагодатной, в какой-то мере она противостояла миру хаоса, хотя часто и жестоко. Новый Мировой Порядок, напротив, - источник вселенского Хаоса. Хотя дух избранности может объединять людей, как объединяются банды, но это общность злокачественной опухоли, ведущая к всеобщей духовной смерти. Такое единство ломает человека: соборность вытесняется стадным чувством, а сладость смертельной избранности становится дороже самой жизни.

Собирание «избранных», таким образом, - собирание смерти. Народы, пусть нехотя и упираясь, но все-таки собираются. Значит, они чувствуют дыхание «дамы с косой» за своей спиной. Общество ощущает присутствие опасности, не ведая ее истинной природы. Точнее, люди боятся самим себе признаться в охватившем их ужасе. Человек, созданный свободным, все более становится рабом страстей, людей и демонов. Вместо того чтобы уяснить происходящее, он создает себе мечтательный мир, в котором повсюду ищет мнимые угрозы и врагов, в то время, когда «тайна беззакония» уже почти овладела его душой.

Если есть опасный враг - с ним надо бороться! Именно для этого повсюду и собираются общества напуганных, обиженных и обозленных своей проклятой избранностью народов. Но такой процесс безумного общественного единства давно видит в качестве врага отнюдь не реальных убийц людей - духов злобы. Все силы новой мировой или локальной интеграции направлены против собственного же спасения. Так постепенно и создается настоящая Империя Зла. Это обстоятельство от большинства участников беззаконных интеграций пока сокрыто, как и то, что это единство преследует цель уничтожения всего человечества.

Беззаконию не нужна никакая «элита», ему нужна смерть всех!

Ложная духовность, принимающая силу чужого проклятия, уже давно повсюду прорывается гнойными нарывами: талибы Афганистана, Чечня, Босния, Косово, Третий Рейх, Северная Ирландия, Ангола, Алжир, мафия, масоны, аборты, терроризм, неоглобализм сверхдержав... По всем направлениям готовится воцарение зла. Пока это разрозненные попытки, но близится время, когда разрозненная ненависть станет единой безжалостной силой. Сейчас же более опасным представляется сам факт повсеместного насаждения проклятой избранности.

Распад СССР, например, явился прямым следствием намеренного поощрения и насаждения духа избранности в народах бывших союзных республик. С их отделением процесс не прекратился, саморазрушение все еще набирает обороты. В «избранности» ведь нет смирения и кротости, там царит одинокая гордость, не дающая возможности правильного осмысления происходящего. В то же время, государственный порядок определяется не столько писаными законами, сколько нравственным состоянием народов, исповедующих этот порядок и ему подчиняющихся. Мера благодатности любого вида творчества определяет меру совершенства созданного и наоборот.

Нет Божия благословения на строительство Римской Империи - «нового царства» старого Ветхого Израиля. Это должно быть очевидным, если понимать беззаконное основание этого имперского строительства. Значит, нет в таком деле укрепляющей благодати. Вожди Нового Мирового Порядка черпают свои немалые силы из совсем иного духовного источника...

Зараженные тщеславием государства и народы, даже совсем маленькие племена, желают, в силу своих «особых» духовных и иных качеств, властвовать над всем миром или хотя бы его частью, по возможности, конечно, большей. Такой манией величия страдала революционная и наполеоновская Франция, многажды ранее в это состояние впадала и Германия, а гигантская Британская Империя отважно сражалась на море и на суше за это право с другим гигантом - Испанией до тех пор, пока обе они не обратились в гордых завистливых карликов. Османская Империя долго досаждала России и всем окружающим ее соседям, пока сама не распалась от «избранности» своих масонствующих младотурков. Польша и многие другие народы тоже не оставались в стороне от этого процесса в меру своих малых, но гордых сил. Даже такое махонькое племенное сообщество, как буйная Чечня, дерзнула попытаться стать полновластной владычицей если не всего огромного мира, то, по крайней мере, огромной его части. Короче, желающих и не перечесть.

На Украине, например, выпущен глобус, на котором... одна Украина!

Здесь нет ничего нового. Трубецкой задолго до наших дней говорил: «Буржуазия, свергающая аристократию, столь же уверена в своем превосходстве над всеми прочими сословиями, как и свергнутая ею аристократия. Пролетариат, борющийся с буржуазией, тоже считает себя солью земли... Человек с ярко выраженной эгоцентрической психологией бессознательно считает себя центром вселенной, ... наиболее совершенным из всех существ».

В общем, конкретные формы меняются. Остается главное, суть всего - самосвятство.

Строительство «империи избранных», как уже было сказано, происходит двояко: С одной стороны идет «мирная интеграция» обезличенных и вялых народов, оставивших Христа и неспособных более противиться воле собирающего их беззакония. Это - зло до времени бессильное. С другой стороны, культивируются очаги злобы агрессивного экстремизма. Это - зло пока еще сильное, воинственное, но расточительное. Пройдет совсем немного времени, и бунтари, растратив свои силы и сменив агрессивную жестокость на бессильное самодовольство, так же покорно войдут в стойло, как и их предшественники. Создается особая социальная среда, соединяющая в себе кажется несоединимое: рабскую покорность злу и нагло визжащую от ненависти вольницу того же... злого раба. Особенность этого объединения такова, что огромная мощь грядущего беззаконного единства прямо пропорциональна мощи и быстроте его самоуничтожения. Все созданное злобой - нестабильно и подвержено самораспаду.

Обыкновенно носители особенно яркого, неуправляемого, агрессивного начала имеют предметом своей агрессии тихих, слабых и забитых жестоким духом нашего времени обывателей. К ним экстремисты предъявляют свои нелепые претензии, их угоняют на самолетах и взрывают в общественных местах. А если удается их еще оболванить и накачать идеологической или религиозной злобой избранности, охотно увлекают вслед за собой в небытие, делая соучастниками мирового беззакония.

Исторических примеров тому достаточно, та же Германия многократно и добровольно становилась ареной подобных экспериментов над собою в течение почти тысячи лет со времен Карла Великого. Поразительна беспрецедентная настойчивость этого необычайно энергичного этноса в достижении недостижимого - Великого Рейха - вечного властелина вселенной, царства избранного племени арийской расы. С упорством, достойным лучшего применения, Германия много раз создавала свое рукотворное «вечное» царство, которое за все времена не могло незыблемо продержаться и нескольких десятков лет. Сколько невозобновимых сил, ума и крови растрачено впустую? Сколько могучих и талантливых харизматических вождей-фюреров пламенело неистовым гневом, зажигая им свой народ? По всей Европе непобедимые германские армии впустую истоптали несчетное число немецких сапог. Но сколько гордо ни надувалась Германия, все равно рано или поздно сдувалась и принимала Богом данные размеры, и не более того.

Оглянись! Державная власть Удерживающего мировое зло отдана иному народу, не занимавшемуся богопротивной модернизацией Христианства и никогда не искавшему никакой избранности.

Иго удержания зла - невыразимо тяжкое крестоношение, а не самозабвенное упоение «абсолютной» властью над смиренными рабами Божиими. Тот же, кто ничего не искал для себя, всегда получал больше всех.

Впрочем, нельзя сказать, что строительство Западной Римской Империи происходит на пустом месте. Это место можно назвать Западным Царством, в отличие от Царства Восточного, ныне Третьего Рима - Москвы. Западное Царство представляет некий динамичный созидательно-разрушительный дух имперского строительства. По обыкновению здесь добротно созидается бесполезное, а разрушается чаще всего нужное. Но все же, называть Западное Царство совсем безблагодатным тоже нельзя. Оно лишь не хочет знать своей меры, которая является мерой слуги.

Есть и другие царства, основанием коих служит религиозная мистика, хоть немного сохранившая в себе отблески Христовой благодати. Такими являются, например... Царство Языческого Востока или Агарянское Царство. Их нынешняя раздробленность сама говорит о невозможности для них собираться в великие империи в силу умаления оставшейся у них благодати. Только жгучая ненависть сможет еще на время соединить несоединяемое.

Упомянутые царства - слабая тень Благодатного Божьего Царства, не имеющая настоящей животворной силы, которая может быть только во Христе. Именно такая сила духа есть у таинственного Русского Царства, но слушаться «варварской» Русской Империи «цивилизованная» наперекосяк Европа и «мудрый» Восток не хотят. Что ж, это их право.

А тем временем мир переживает времена чрезвычайного усиления власти зла, которое создает на основе указанных Царств гораздо более страшное единство, чем предполагают собирающиеся народы. Мир, чувствуя нарастающую угрозу, пытается против нее объединиться, но без Христа у него ничего не получится. Поэтому заправлять в новом уродливом мире будут не сегодняшние «мирные интеграторы», как трактор подминающие под себя безвольное человечество и не противящиеся их эгоистичной воле экстремистские оппоненты. Это будет само зло! Ему давно уже хочется править людьми без надоевших посредников, но оно не самодостаточно по своей природе, и потому беззаконие никогда не сможет быть стабильным объединительным началом: даже демоны смертельно ненавидят друг друга.

Но при всем этом, зло может объединять страхом. Парализующий волю ужас перед «сильным» может принимать формы самой искренней «любви», которую может вызывать к себе злой человек или злые духи. Такой страх подавляет человеческую свободу, несет в себе пресмыкательство и унижение достоинства. Это приводит, в свою очередь, к взрывам злобы, ибо униженному самому хочется унизить окружающих, в которых он видит мнимых врагов. Таким образом, изнемогая от страха, которому общество не может противиться, оно становится легко внушаемым и управляемым со стороны «тайны беззакония». Напуганные люди могут охотно сражаться за лживую «правду», отважно отдавая даже саму жизнь. Многие сегодня просто жаждут быть обманутыми!

Но как часто, на свою беду, безумные богоборцы принимают самовластие христианского смирения за кажущееся проявление слабости и безволия.

Многие из гибнущего под тяжестью греха Ветхозаветного народа искали в евангельские времена спасение не там, где велел его искать Моисей. Помрачение ума жаждало всемирной власти, богатства и избавления от Римского владычества. И это в то самое время, когда тьма вечной погибели уже с жадным клекотом распростерла над Израилем свои смертоносные крылья! Впрочем, вместе с ним гибли и другие народы. Наступало время тяжкой агонии не только избранного народа, но и многих других.

И вот, спустя две тысячи лет, безумие снова становится самой модной утопией нашего времени. Снова умирающему видится единственная возможность спасения от нестерпимой боли его кровоточащих и истекающих зловонным гноем метастаз в гордом мечтательном мире безумных грез. Не властный даже над ускользающей собственной жизнью, бредит он абсолютной властью над миром и множеством рабов. Это явная ненормальность, но увы, многое в нашем мире покорно следует ее безумным «законам». Так, перед Голгофой понимание происходящих событий тоже стояло «вверх ногами». Власть и воля Спасителя многим представлялась «слабостью и нерешительностью». Отказ же Христа установить заветное Всемирное Иудейское Царство многих сначала смутил, затем разозлил. Мессия оказался не таким, каким его себе представляли.

Спаситель не подходил на роль ожидавшегося иудейского «фюрера».

Вместо того чтобы собирать грозную и непобедимую рать, регулярно и сытно кормить ее «пятью хлебами» и прочими питательными продуктами, Он лечил всяких отверженных - бессмысленных слепых, прокаженных и бесноватых!

Точно такие же нравственные проблемы возникли у духовного наследника Евангельского Израиля - Третьего Рейха, решившего их по-немецки просто и жестоко. Всех уродов - в газовые камеры! И как бы в насмешку, потомки Евангельских богоубийц и в этой очереди оказались не из последних.

Вспомним же немного подробнее те ужасные для Ветхого Израиля события. Незадолго до того, казалось, ничто не предвещало катастрофы. Правда, разрозненные попытки убийства Спасителя и раньше имели место, но совершались спорадически, небольшим числом по сути одержимых демонами людей, бывших неукротимыми «ревнителями веры» - фарисеями и книжниками - ветхозаветными «пламенными революционерами» и патологическими «патриотами». Но вот, богоубийцы решились, наконец, послать своих слуг взять Христа во время праздника кущей, однако сами убоялись идти вместе с ними, как толкует блаженный Феофилакт Болгарский. Удивительно, народ панически боялся фарисеев, а фарисеи точно так же безумно боялись своего народа. Этот страх впоследствии сослужил и тем и другим самую скверную службу.

«Итак, служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он... И разошлись все по домам» (Ин. 7, 45-52).

В одном этом эпизоде ясно виден страх устроителей того неудавшегося покушения на Христа. Он был столь велик, что даже слуги дерзнули им противоречить и вразумлять их. Это было немыслимой дерзостью в те суровые времена, когда слуг жестоко наказывали и за меньшие проступки, но они отважно исповедали ненавистного фарисеям Христа и не получили за это никакого наказания! Более того, «постыдный» эпизод как бы был забыт. Будущие богоубийцы сами были смертельно напуганы безумством своих замыслов, поэтому лишь истерично огрызнулись, выражая брезгливую злобу к своему народу, а затем с унынием посрамлено разошлись по домам. Налицо некрепость заговора - все разбрелись при первом препятствии, выдавая ненависть не только к собственному народу, но и друг к другу. Не было еще в них единства злобы, обретенного на Пилатовом судилище.

Но вот, наступил положенный Богом срок суда над богопротивниками. «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими» (Быт. 6, 3), - и все изменилось. Из бессильного хаоса родилось единство и мощь злобы. Самозваные судьи отчетливо понимали, что вершат суд не над Христом, а над самими собою, но с твердой решимостью объявили сами себе смертный приговор. Его исполнение заключалось в том, что Господь отдал их в руки тех самых демонов, которых они так долго опрометчиво слушали и к которым так страстно тянулись их гордые скверные души. Отважные же еще недавно фарисейские слуги - храбрые исповедники Спасителя, к тому времени тоже, к сожалению, преобразились в трусливую массу. Видимо перемены в хозяевах были столь устрашающими, что сломали и их слабую волю и веру.

Господа как преступника отвели к первосвященнику Анне, и тот немедленно приступил к лицемерному допросу. Господь же ответил ему так: «Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, ..., они знают, что Я говорил. Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику?» (Ин. 18, 21-22).

Блаженный Феофилакт Болгарский объясняет, что ударивший был одним из тех самых слуг - бывших бравых исповедников Христа. Только теперь его страх перед хозяином-самоубийцей, уже осужденным Самим Богом, превозмог его слабую веру во всевластие Христа. Он даже ударил Его, чтобы Господь не напомнил его хозяину о той «забытой» храбрости. Зачем надо было идти в бездну вслед за этими бешеными самоубийцами? Наверное, не так-то просто было выстоять в одиночестве против всех. Мы знаем, что только сораспятый с Христом разбойник нашел в себе мужество вступиться за Богочеловека, да и то не сразу. Но все это было потом. А в ту ночь собравшиеся единодушно покорились ужасу. Иначе чем можно объяснить следующее: Господь оказался всецело во власти первосвященников. Ну, так - делайте с Ним, что хотите!

Но созревшие до Богоубийства все еще боялись Его казнить - смертельно боялись Христа, хотя по злобе уже не могли удержаться от избиений.

Правда, и это они делали не своими руками. Связанного Христа привели к первосвященнику Анне, тот в нерешительности передал Его Каиафе. Последний тоже никак не мог решиться на казнь, пока не додумался отвести Спасителя на... римский суд. Только тут богоубийцы несколько успокоились. Они и по сию пору думают, что тем обманом перехитрили Бога! Казнили-то Христа ведь не иудеи, а римляне. Те, значит, и будут во всем виноваты! А вожди Израилевы тут не причем. Ловко, конечно, придумано, но глупо...

Пока же разрозненные страхи обрели логическую завершенность. Из-за духовного помрачения люди увидели в Царском смирении Спасителя лишь «слабость». Он оказался не «железным царем», ослушание которому - смерть! Его Самого, оказалось, можно совершенно безнаказанно бить. Вид же пролитой Крови Богочеловека и вовсе привел толпу в исступление: «Так вот в чем разгадка так долго мучивших страхов. Это Ты во всем виноват. Так Тебя мало просто убить, нужно распять. Будь Ты проклят!»

За каких-то несколько часов изматывающей душу Гефсиманской ночи, неорганизованный хаос неприязни обрел полноту всепожирающей ненависти. Обычные растерянные люди, пребывавшие в скорбях, тревоге, унынии и сомнении, внезапно обрели жуткую ясность цели жизни, и этой целью оказалась... неодолимая жажда Богоубийства!

Пусть это патологическое единство было недолгим, да оно и не могло быть иным, но посредством сего беззаконного судилища многие люди лишились Источника своей собственной жизни. Для многих это пагубное «единодушие» закончилось, видимо, еще до конца дня, может и еще раньше, но оно имело место и погубило несчетное число человеческих душ. Обиды, нерастраченная злоба, страхи и тревоги, семейные неурядицы, да просто не сложившаяся жизнь, наконец - все это было брошено проклятием в лицо униженного и окровавленного Спасителя, «ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный на дереве» (Втор. 21, 23). Напрасное проклятие, возведенное на невинного Спасителя, обрушилось на проклинающих, самих избравших себе меру наказания.

Закон есть закон, особенно Божий. Он в равной мере относится как к свято чтущим его, так и к презрительно им пренебрегающим. И каждый по-своему исполняет его. Книги Ветхого Завета были хорошо известны богоубийцам, являясь Законом Божьим для Ветхого Израиля. В некотором роде, он весь сводился к двум заповедям. Верным надлежало уверовать во Христа - Богочеловека, Спасителя и Царя Мира. Неверным надлежало тоже твердо верить и... казнить Христа. Каждому свое! Блистательная Победа Христова над злобой мира многим тогда казалась безусловным поражением, хотя все кончилось полным бессилием изнемогшей злобы, как явственно следует из книги «Деяний апостолов».

Последствия запредельного нервного потрясения от распятия Христа были подобны амнезии - потере памяти. От беснования на Пилатовом судилище и Голгофы прошло совсем немного времени, но никто ничего не помнил про те роковые для Израиля события. Измученные люди старались побыстрее забыть тот ужас, делая вид, будто ничего не случилось. Течение их жизни продолжалось, как будто Христа вообще никогда не существовало, не было того взрыва ненависти и ужаса. Это стало еще большей ошибкой, не оставляя места покаянию.

И вот, наступила Пятидесятница, и Апостол Петр вышел на первую проповедь Евангелия. Многие иудеи делали вид, будто не поняли, что произошло чудо сошествия Святаго Духа на Апостолов недавно распятого ими Спасителя. «Именно делали вид, - говорит Феофилакт Болгарский, - потому что в глубине души помнили и понимали, как незадолго до этого совершили свое ужасное преступление перед Богом». Апостол Петр, уже как бы заново, рассказал иудеям о случившемся, возвращая им «утерянную» память и обращая к распятому Богочеловеку. Обратились тогда многие, но не все, ненависть ко Христу не угасла и после Святой Пятидесятницы.

В конце времен Воскресший Господь наш Иисус Христос и православные христиане снова будут «уличены» падшим миром в «бессилии» и нежелании строить царство освобожденного от совести человечества.

Православные народы и Россия подобно Христу откажутся быть новыми «фюрерами сверхчеловечества», и снова мнимая «слабость» Христа соберет воедино всю злобу мира. Бессильные снова распять Спасителя, соберутся народы распинать Тело Христово - Святую Церковь, полагая, что такой жестокостью возводят свое нескончаемое светлое будущее. Снова, как во времена Французской, Октябрьской революций и Третьего Рейха, верный Христу православный народ примет на себя презрение и оскорбления так ничему и не научившегося мира. Снова соберется подобие «синедриона» для решения судьбы ненавидимых мировым сообществом христиан. Суд будет немилостив и краток, а окончится все тем же - безумием судей. Сначала с опаской, а затем все смелее начнутся оскорбления и заушения - как некогда Самому Христу. И, наконец - Голгофа, но за ней - Воскресение! Это не пророчества, как можно подумать, а уже реальность прошлого и нынешнего столетий. Нарождающиеся в обществе массовая немощь, страх, агрессивность и бессилие известны всем. Так что, сказанное - лишь естественное и закономерное завершение прошлых злых дел, а отсутствие покаяния однозначно определяет и грядущие последствия.

Строительство земного «рая» как особого Царства (или, точнее, пока еще вялотекущей Мировой Революции, или еще точнее, Последней Мировой Войны, или совсем уже точно - Антицарства или Нецарства) некоего «Нового Израиля» невозможно без полного уничтожения остатков христианских традиций в человеческих отношениях современной цивилизации. Без «истребления» Христа, Антицарства построить нельзя, но ведь тварный мир создан Христом, Словом Божиим, «Имже вся быша», - как утверждает Символ Веры. Поэтому процесс этого «строительства» может сводиться только к... разрушению, и все многолетнее кропотливое «созидание» подчинено этой очевидной нелепости. Царство собирает любовью, а Нецарство разрушает злобой. Вечность Христова Царства проявляется в непоколебимом стоянии Христовой Церкви. Нецарство живет непрерывным движением - надрывными попытками созидания чего-либо и яростным разрушением только что созданного.

Уничтожение Христова Царства открыто пока не декларируется, и многими не осознается, хотя скрывать это уже нет нужды - тлетворная проказа избранности, столетиями подтачивающая души народов, прочно вошла в сердца многих. А ослепленных «избранностью» людей несложно повести туда, куда надо злу.

Историческое прошлое свидетельствует, что остановить с визгом раскручивающуюся тугую спираль истеричной злобы - Мировую Революцию, во все времена было под силу только Православному Царству: сперва Византийскому, потом Русскому. Сейчас же эта задача, очевидно, под силу только России или более никому...

Последнюю Войну пока трудно разглядеть в разрозненном еще исламском экстремизме, в распаде СССР, в движении ядовитых щупалец средств массовой информации, в нарастании всеобщего озлобления и растления, в глобализации бандитизма, в скрытом превращении мировой демократии в тоталитарное сообщество. Однако, Мировая Революция непрерывно разрастается, захватывая мировое сообщество, а главное, - сознание народов.

Революция - прежде всего, особая духовность... самоуничтожения! Современная интеграция народов в этом смысле подобна военной мобилизации, созданию плацдарма и духовных предпосылок для слияния всех разрозненных конфликтов и противоречий в единый поток ожесточения, разрастающийся до масштабов всеобщей бойни - Мировой Войны. Тем самым, современная всеобщая «интеграция» становится парадоксальным инструментом окончательной дезинтеграции и уничтожения человечества.

В Ветхозаветной книге Пророка Даниила говорится о видении во сне царем Навуходоносором некоего весьма великого истукана: «Огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он... и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его - из серебра, чрево его и бедра его медные, голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю» (Дан. 2, 31-37).

Пророческое сновидение царя Пророк Даниил истолковал как некий образ царства самого Навуходоносора и его духовных восприемников: «Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу... Ты - это золотая голова! После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею. А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать» (Дан. 2, 39-40).

И действительно, духовные наследники царства Навуходоносора в течение долгого времени были главным источником сурового порядка и дисциплины во вселенной. Так произошло не по их особой исключительности, но только потому, что Богу было угодно дать именно им царское служение, независимо от их собственного желания. На смену царству Навуходоносора пришло Мидо-персидское царство, его сменила сверкающая медью щитов держава Александра Македонского. Следом пришла непобедимая мощь железных легионов Римской Империи.

Теперь все это в прошлом! Нерукотворный Камень от Горы, от горнего мира - Господь наш Иисус Христос, воплотился вопреки естеству человеческому и как Богочеловек. Он - Царь Мира, разбил Собою весь призрачный мир языческих царств, их нечестия и временного порядка. Своею Церковью как мистическим Телом Христовым, подобным горе, Спаситель наполнил огромную Землю от края до края. Вера Христова преобразила человечество, и теперь власть в мире поддерживается не столько страхом и силой меча, сколько смиренной силой Христовой любви. Единственным в мире источником благодатных даров, в том числе царских, с тех пор стала Святая Соборная и Апостольская Церковь, которая питает своей жизнью все земные царства. Вне Церкви державные дары постепенно утрачиваются как невосполнимые без живительной благодати Христовой.

«И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно» (Дан. 2, 44).

Вечное Царство непобедимо, потому, что непобедима Святая Церковь - Тело Христово. Пытаться же ограниченным человеческим умом разобраться, где начинается Святая Церковь, и где кончается Вечное Царство - дело неблагодарное. Для русского человека важнее понять, что без Церкви не будет на Руси никакого царства - ни Вечного, ни временного.

Настойчиво противятся такому Божьему определению современные народы. Но любая осознанная или скрытая враждебность Вечному Царству - богоборчество, и этой враждебностью людей прямо управляют демонические силы. Об этом писал еще священномученик первых веков Христианства - Ипполит, епископ Римский в своем известном «Изложении на основании Священного писания о Христе и антихристе». Святитель ссылается на приведенные пророчества Пророка Даниила и книгу Апокалипсиса и пишет в главе 49-ой, что именно антихрист «несмотря на то, что царство римское будет разрушено и обесславлено... как бы снова уврачует его и возобновит».

Интеграция народов без Христа - собирание царства антихриста!

Всякое единство преследует какую-то цель. Нынешняя мировая интеграция - не собрание в духе любви, которая может быть только во Христе. Значит, происходит собирание злобы, хотя она все еще скрывает себя ложью. Всякое же собрание в злобе имеет целью истребление любви, как бы красиво оно себя не называло.

Не видя Вечного Царства, «тайна беззакония» уничтожает видимое - законную государственность православных народов, впрочем, не только их. Весь государственный порядок в мире есть следствие действия благодатного Света, источаемого миру через Православную Церковь. Однако, истребляя видимое, беззаконие вообще перестает что-либо видеть и понимать и, в конце концов, начинает истреблять само себя.

Ключевую же роль в разрушении нынешнего мира играет задача уничтожения России - Империи Третьего Рима. Достигается эта цель путем расчленения, как в процессе «Перестройки», растления отделившихся частей, сеяния вражды между ними. Мы видим, как русских сегодня изгоняют из Казахстана, Армении, Балтии, Украины, Туркмении, даже... православной Грузии! Можно долго перечислять, где ослабевшая Россия стала неугодной.

Следующим этапом должно стать физическое истребление православных народов, под благовидным предлогом наведения порядка или наказания за мнимые провинности. Этот сценарий уже отрепетирован в братской нам Сербии во время ее войны в Боснии и Герцеговине. Так же было в Косово, захваченном неугомонными агарянами. То же самое - при оккупации Греческого Кипра Турцией.

Впрочем, и самой покорившейся «тайне беззакония» Америке не избежать в свое время той же участи. Злоба ненавидит всех! Можно даже предположить, что разворачивание войны Америки с Ираком преследует собою несколько целей, и уничтожение ее самой - важнейшая из них...

Таинственное Царство Пророка Даниила исходит «от горы». Значит, основание Вечного Царства - не столько земное, сколько горнее, духовное. Поэтому устремлено оно, в первую очередь, не к временным, тленным земным утехам и благам, а к вечным несокрушимым дарам Царства Небесного. Вечное Царство устроено так и для того, чтобы всякий православный христианин, ищущий спасения души, мог бы удобно восходить от земного царства к Небесному, как во времена гонений на Веру, так и во время ее благоденствия. Вечность этого Царства вполне определенно свидетельствует о его невидимости для людей, живущих только здешним миром. По-настоящему видимо оно лишь сопричастникам вечности, сугубо стяжавшим Христову святость.

Благодатное и Вечное Царство последовательно сокрушает прочие царства, но не агрессивной силой или великим страхом, а Божией любовью. Благодать Божия насыщает жизненной силой всех добровольно ее не отвергающих, но неотвратимо удаляется от всего суетного и тем более - богомерзкого, подобно тому, как жизнь исходит от неизлечимого больного, несмотря ни на какие самые сильные лекарства и методы лечения. Просто кому-то пришло время умереть.

Посредством Вечного Царства происходит начало разделения людей на тех, кто своим свободным произволением преклонился пред всесвятой волей Божией, и на людей так же свободно ее отвергающих. При этом отвергающие Христа отвергают, не ведая того, и привычную государственность, которая несет им хоть какой-то порядок. Благодать отходит от опустевшего без Христа мира.

Святые престолы святых Божиих церквей, как учит Церковь, являют собою «воплощения» живой Вечности, делающие ее видимой и для нас, убогих и грешных людей. Массовые разрушения церквей и осквернения их престолов, например, во время прошлой Революции, и не только нашей, конечно же, нисколько не изменили меру присутствия Неба на Земле, просто Оно стало невидимым для разрушителей. Нельзя же, действительно, досадить Небу посредством столь примитивной наглости, это просто глупо. Не может беззаконное безвластие исторгнуть непоколебимую Власть. Не имеющий власти над благодатью не может изгнать ее из мира, вместо этого он лишается ее сам и слепнет. Те же, кто сохраняют святую Веру, не остаются без благодати и умножают свое духовное видение.

Отцы не напрасно утверждают, что даже у разрушенных церквей непоколебимо до Второго Пришествия стоят Ангелы престола, охраняющие их неземной покой. Сколько таких забытых и невидимых престолов стоит на Земле Русской в безмолвном созерцании величия Божия, в невидимом для мира славословии Творцу? «Сорок сороков» их только в одном славном первопрестольном граде Москве - видимой столице невидимого Третьего Рима, царства северной Руси. Они не просто стоят, созерцая вечность, но и сами невидимо освящают вокруг себя и землю и живущих на ней людей. Их безмолвие - не безразличие к земному миру, а уже начинающееся небесное преображение земли.

Не исчислить престолов на пути от Москвы до Первого Удела Божией Матери - Иверии, современной Грузии. В широком смысле это не только православная Грузия, но вообще Кавказ. Вот первая треть крестного пути во Святую Землю.

Священный путь к этому центру земли ярко освящен благодатным невечерним светом. Не от этого ли света, жгущего пустые глазницы разбойных душ, так забегали в злобном отчаянии бандиты Чечни. Не желая того, они покорно исполняют обращенный и к ним суровый приказ освободить путь во Святую Землю, «чтобы готов был путь царям от восхода солнечного» (Откр. 16, 12). Не ведающие Христа неугомонные племена вознамерились прогнать из Первого Удела саму Пречистую Матерь! Сначала русских отчасти изгнали, отчасти обратили в рабство. Получилось. Решили, что Божьего возмездия за это не последует, и тогда затеяли грязную войну уже с самой Россией. Думают, опять обойдется... Бандитам пока попущено убивать, но за злорадной ухмылкой наглого рабовладельца скрывается отнюдь не хозяин - все тот же непокорный раб рабов - Хам.

Царский путь Божия народа должен быть свободным к назначенному сроку. Как ни противятся «новые хозяева», Христа Бога им не одолеть!

Изобильная благодать Иверии, издревле возлюбленной Божией Матерью, уже сейчас расчищает путь святому Христову воинству ко святыне Гроба Господня. Первый Удел Божией Матери в некотором смысле - подобие древней Святой Земли, населенной многочисленными народами, одаренной бесчисленными богатствами природы и недр. Все это, назначенное Божиим людям, в древней Палестине узурпировали беззаконные народы, не чтущие Единого Бога. Эта земля была завещана Аврааму, но ему же было тогда сказано, что он не получит ее «ибо мера беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась» (Быт. 15, 16).

Аморреи - воинственный и непримиримый народ, противящийся Истинному Богу и досаждавший Ветхому Израилю до поры до времени. Но вот, мера их греха наполнилась, и они были преданы Богом Израилю на полное истребление... Мера же нынешних жестоких «аморреев», видимо, наполнилась еще не вполне.

А сколько тысяч святых Божиих престолов скрыто от пытливых взоров на второй трети пути - от Иверии до славного Царьграда-Константинополя, нагло захваченного турками и беззаконно обращенного в свою столицу - Стамбул. Порушенные и забытые, они в течение столетий вопиют к Небу о возмездии нечестивым, а падших зовут к вразумлению. Тихо, но внятно и твердо возвещает живущим в агарянском нечестии грозный гул невидимых колоколов оскверненного храма Святой Софии - Премудрости Божией: «не всегда святыням быть попранными!» - Этот звон неслышного благовеста уже предваряет Второе Пришествие Воскресшего Архиерея.

Как бы человек себя ни обманывал, а он это умеет, ему ведомы эти неслышные ухом звуки, понятен их истинный смысл: «Или покайся, или очисть святое место для достойных». Ведь Царьград - тоже Божий град!

И наконец, Ангелы Святаго Града Иерусалима - великого Отца всех земных городов. Это - Центр, «пуповина» Земли. Невидимые стражи зорко охраняют вечный покой его великих святынь. Земля все еще помнит царственную поступь Спасителя, хранит теплоту Его усталых от постоянных скитаний ног. Помнит, трепетно хранит Святая Земля капли Крови, сочившейся из покрытых дорожной пылью ран Спасителя, и по сию пору содрогается от безумия того древнего и недавнего злодеяния, сотворенного человеком две тысячи лет назад, а сам он - нет! Земля содрогается, а люди превращают Священную Землю в суетное место постоянного раздора. Все время находятся самозванцы, так желающие получить Святой Божий Град ни больше ни меньше, как в свою личную собственность!

Безумцы! Иерусалим не может быть вашим. Он - Бога и Его Святой Церкви. Вам же лишь попущено быть здесь до времени, чтобы обрести истинную Веру в невинно Распятого и славно Воскресшего Спасителя или навеки исчезнуть в мрачном безвестии бездны. Иного не дано. И эта земля, несомненно, будет таинственно и властно очищена благодатью Божией от всех незаконных претендентов на обладание Святынею Святынь.

Египетские и Палестинские пустыни и пещеры - заповедные земли великих монашеских подвигов, непостижимых для нашей нынешней духовной немощи. Они окружили Святую Землю невидимым крепостным валом и буквально устланы косточками монахов первых веков Христианства - жителей Вечного Царства, оставивших ради него уют грешного мира. Египет, как известно, однажды уже укрыл Царя Мира - Спасителя, бегущего от беззаконного царя Ирода. Может быть, он вновь примет в сердце уже возросшего Богомладенца, почему нет? Все это тоже - Вечное Царство!

Ирод искал убить родившегося в Вифлеемском вертепе Царя Мира, Богомладенца Христа (Мф. 2, 1-18), почитая Его опасным претендентом на свой ничтожный земной престол. Он не мог даже предположить всего убожества своего царства по сравнению с величием и бесконечностью Царства Спасителя.

Ирод так боялся и ненавидел Богомладенца, что повелел своим нечестивым слугам убить четырнадцать тысяч невинных Вифлеемских младенцев, ставших самыми первыми славными воинами и мучениками за своего Предвечного Царя - Христа. Их невинная кровь очистила место для проповеди спасения. Уместно будет несколько остановиться и задуматься о роли этих Вифлеемских страстотерпцев.

С ранних веков Христианства Церковь единодушно почитает их, как святых мучеников, хотя они никогда даже не видели Христа, не могли внимать проповеди Евангелия и даже не были крещены своими родителями, поскольку не было в то время и самого Таинства Крещения. Да и само жестокое их избиение не было, как может показаться, свидетельством их крепкой Веры, ведь по нынешним понятиям, у них и разума-то не было. Просто не вовремя попались «под горячую руку» жестокого деспота и нечаянно были убиты.

Казалось бы, на этом можно закончить. Но на самом деле все было не так. Господь заблаговременно покинул место будущего избиения, чтобы укрыться с Богородицею и праведным Иосифом Обручником в Египетских далях. Сделано это было отнюдь не по безучастию к страданиям невинных или беспомощности. Нет, на то есть иные причины: праведному Иосифу явился Божий посланец - Архангел Гавриил с требованием, чтобы он немедленно покинул Вифлеем.

Господь был только младенцем, точнее Богомладенцем, но и в этой своей малости Он ведал обо всем и имел довольно сил, власти и разума, чтобы предотвратить страшное иродово кровопролитие, однако - не предотвратил.

Евангелие от Марка так говорит о Христе, ссылаясь на Пророка Исаию: «Се, Отрок Мой... Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы» (Мф. 12, 18-20).

«Трости надломленной не переломит, льна курящегося не угасит», - то есть, никому не причинит и малейшего вреда, не сломает хрупкой надломленной души, не угасит без того еле-еле тлеющий огонь слабеющей Веры. Значит, не мог Господь просто так взять и допустить Вифлеемское преступление.

Мученический подвиг Вифлеемских младенцев видится не невольными мучениями неразумных и беззащитных существ. Напротив, происшедшее представляется добровольной мученической жертвой, в которой гораздо больше недетской разумности и взрослого мужества, чем в безвольном оцепенении перед случившимся их растерянных родителей!

К лику святых причислены именно младенцы, а не их несчастные родители.

Когда приходит долгожданный и любимый земной царь, бесконечно долго отсутствовавший в своем царстве, его подданные в радостном ликовании устремляются к нему, спеша выразить свою великую радость. Наконец-то вернулся победоносный и бесстрашный защитник от досаждавшего безжалостного врага! Люди со слезами и умилением приносят к ногам царя самые ценные дары в свидетельство своей верности и радости.

Невинные младенцы своей чистой душой увидели Царя Мира.

Вечное Его Царство, закрытое от других суетой, было открыто именно младенцам. Величие Господа нашего Иисуса Христа превосходит величие любого земного царя, и нет такой цены, которая была бы достаточным выражением радости верноподданных при Его появлении. Нет и жертвы, которая служила бы должным проявлением верности. Поэтому Вифлеемские младенцы принесли Спасителю самое дорогое что имели - свою жизнь. Это был и дар, и жертва!

Младенцы своей кровью первыми дали присягу верности Христу. Встретив Царя, которого ненавидел беззаконник, они стали Его царством. Значит, Вечное Царство уже тогда пришло и пришло со властью!

В непонимании Вифлеемского подвига кроется вообще непонимание меры духовного разума, верности и чистого мира младенцев, их совершенного духовного превосходства перед нами, взрослыми, растерявшими свою прежнюю детскую чистоту и святость во множестве дел повседневной суеты и греха. Лишившиеся так жестоко своей бренной плоти, Вифлеемские младенцы обрели взамен благодать ангельского достоинства святых Христовых. Взрослые, когда настал их черед, либо отвергли Спасителя, либо устыдились Его исповедовать, либо малодушно молчали, когда Христа распинали. Младенцы же ни устыдились, ни испугались, ни отвергли Его. Не слыша Его ушами, внимали Слову всем сердцем. Чистые младенческие души и неомраченный разум более возлюбили небесное, чем земное. Детский ум прозрел Спасителя Мира тогда, когда сам мир в суетном ослеплении даже не подозревал о рождении своего Предвечного Царя.

Беззаконный Ирод, не ведая и не желая того, принес в жертву Богу самое святое и чистое, что имел Ветхий Израиль - души святых младенцев. И эту чистую жертву уже умирающего Ветхого Израиля Господь принял.

Возможно, еще наступит время, когда вопреки всему дивная благодать этой бескорыстной младенческой жертвы пробудит от «сени смертной» ожесточенный ныне против Христа Ветхий Израиль, снимет тяжелую пелену с его покрытых гноем богоневедения сомкнувшихся глаз. У Бога все возможно!

Младенцы не случайно пролили свою жертвенную кровь на месте будущей проповеди Евангелия. Став соучастниками великих Пророков, они приготовляли людей к принятию Господа нашего Иисуса Христа. Младенцы и сами стали Его Пророками. Их бессловесные крики громче всех возвещали миру о воплощении Бога Слова - долгожданного Мессии.

Иных пророчеств люди могли и не знать, но такое кровопролитие не могло утаиться ни от кого из живущих во всей Палестине, да и не только в ней. Впрочем, даже и эта шокирующая новость, наверняка оставила холодеющие сердца людей вполне равнодушными. Ведь духовная смерть человечества приближалась к каждому дому - близилась гибель всего Ветхого Мира. Многие не вполне понимали это, но ощущение грядущей гибели было, безусловно, всеобщим, а цена чужой, даже детской, жизни вполне может не показаться чрезмерной, когда скоро наступит твоя собственная череда небытия! Страшно подобное отупение равнодушия, совсем как сейчас.

Но вот, в этом ужасном безвольно-тягостном умирании как молния сверкнула невероятная воля к жизни. Свершилось чудо! На крохотное мгновение липкие сумерки угасающего человеческого бытия оказались разорванными детской волей. Природа внезапно озарилась небесными возглашениями земных детей-глашатаев, криком убиенных ангельских душ, которые не были привычными для уха воплями ужаса. В том крике отразилось вся радость ликования небес: Солнце Правды, Христос народился! От этого все внезапно увидели Правду. Не было нужды быть рядом, быть свидетелем, не требовалось даже обычного зрения. Не было нужды и в ученой премудрости. Главное происходило сокровенно, в сердце, которое все слышало и все поняло. Настал конец рабства человека тьме. Первые воины Царя Мира, твердо ведомые Им к победе, дали первый бой бездне и победили! Она теперь бессильна перед Христом! Богомладенец дал Вифлеемским младенцам власть утверждать на земле Вечное Царство, а такая власть может быть вручена только царям.

Быстро прошли годы невидимого возрастания воплощенного Слова. Настало время открытой проповеди - собирания Христова воинства. Сохранившие тот младенческий призыв последовали вслед за Христом, навстречу вечной жизни, остальных жизненная дорога привела прямо в ад. Одни так и погибли - шумно, злобно, с криками проклятий. Смерть других, напротив, могла придти совсем тихо, незаметно и обыденно. Но и это была смерть. А жизнь была так близка! Не послушали гласа младенцев - не увидели и Самого Бога Слова.

Может, если и мы не услышим криков убиваемых в материнской утробе младенцев, то тоже не поймем их призыва веровать в Воскресшего Царя!

Можно предположить, что нынешняя мерзость свободной эры «свободного абортирования» - образ прошлых героических Вифлеемских событий. Вновь тьму беззакония прорывает свет нового младенческого мученичества.

Смиренная жертвенность делает человека сопричастным Вечному Царству наподобие Вифлеемских младенцев. Подобное выражение народной жертвенности вполне можно называть имперским духом и имперской волей, что было понятно даже самым малым младенцам Израилевым.

Русский народ, при всех, не всегда положительных, чертах своего характера - тоже доверчивый младенец. За время тысячелетней христианской истории он не раз искал себе участи Вифлеемских младенцев - и находил. Мученичество всегда было одним из самых заветных желаний многих русских православных христиан, особенно, кстати, детей. Их сокровенные желания слишком часто сбывались, поэтому Россия - самая мученическая страна. Не всегда Господь принимал подобные жертвы, бывали и мирные времена на нашей земле. Но важнее была сама готовность к самопожертвованию.

Церковь непоколебимо зиждется на крови мучеников, но земное Православное царство рождается Святой Церковью. Следовательно, и основание Православного царства тоже всегда мученическое и жертвенное.

Имперский дух Христовых воинов освещает даже живущих до времени во тьме. Еще слепые, они уже отогреваются теплом благодатного света. Империя дает покровительство и защиту, смягчает души, готовит к принятию Истины.

Подвиг Вифлеемских младенцев ясно свидетельствует, что Вечное Царство может быть только там, где есть цари. Ими и были те самые младенцы... Все они были царского рода, которому принадлежал град Вифлеем, сие царское племя берет начало от святого царя Давида, династия которого пресеклась лишь с воцарением над Иудеей беззаконного царя Ирода идумеянина.

Во время рождения Спасителя в Вифлееме собрались со всей Иудеи все мужчины царской крови. В Римской Империи происходила по повелению императора Августа перепись всей вселенной. А в Вифлееме происходила перепись рода Давидова - единственного законного царского рода Израиля.

«В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле... И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова» (Лк. 2, 1-4).

В Вифлееме накануне рождества Христа собрался царский род Ветхого Израиля. Вместе с Иосифом туда пришла и Богородица, ища приют грядущему Царю Мира, но не нашла - все места были заняты. Никто из царей не потеснился ради Царя. Его, еще не родившегося, никто не признал, кроме младенцев. Это означает, что весь царский род Ветхого Израиля, кроме его будущих мучеников-младенцев, уже умер, отвергнув былую царскую жертвенность. Иначе цари приютили бы своего Царя. Этого не случилось, и Господь родился в вертепе-пещере в яслях для кормления бессловесной скотины.

Со смертью Вифлеемских младенцев, последних благодатных иудейских царей, царский род Ветхого Израиля пресекся окончательно. У Израиля более не осталось иных царей, кроме Христа, но и Его он распял!

Царство Ветхого Израиля пало навеки.

А Христово Царство непоколебимо, «малое стадо» верных вовсе не так уж беззащитно, как может показаться. Оно никогда не предоставлено само себе, а всегда ограждается некоторой таинственной царской силой, порой облачаясь в государственные одежды, прямо принимая формы царства, порой становясь для мира прикровенным. Царство земное, а еще более - Вечное, строится по образу Царства Небесного. Более духовное, чем материальное, оно непостижимо исходя из привычных человеческих понятий. Вот, как авторитетно говорит об этом преподобный авва Исаак Сирин: «О Царствии Небесном говорят, что оно - духовное созерцание. И обретается оно не делами помыслов, но может быть внушаемо по благодати. И пока не очистит себя человек, не имеет он достаточных сил и слышать о нем, потому что никто не может приобрести оного изучением».

Благодатное Вечное Царство, таким образом, непостижимо человеческим умом, кроме самых общих о нем понятий, некоторые из которых здесь были рассмотрены. Опасно без меры углубляться в прикровенное, тем более что открываемого нам вполне достаточно, чтобы найти Царство и верно служить ему, а это важнее.

Гибель государств, отказавшихся от Христа - лишь вопрос времени, необходимого для полного отмирания в них остатков благодатных даров царства. Поэтому освобождение от ущербности индивидуализма и ложной избранности - необходимое условие правильного понимания происходящего. Сейчас мы легкомысленно допустили распад Российской Империи, именовавшейся Советским Союзом. Опять мы попытались разорить Русский Дом, избранный Самой Пресвятой Богородицей. Это, несомненно - очень тяжелый грех! Будет ли это нам прощено ради нашего неведения и немощи, или вновь Господь пошлет на нас возмездие в лице иноземцев - покажет недалекое будущее.
#9 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:05
  
2



9. НЕМНОГО О РУССКОМ ЦАРСТВЕ



«Властолюбие неограниченное изумило Европу; здесь потрясено; успокоилось посреди пустынь Океана» - начертано на часовне-памятнике павшим на Бородинском поле брани героям. Армии России и Европы сошлись на сем месте потрясения и успокоения неограниченного властолюбия «тайны беззакония». Оно, стремительно покорившее «дванадесять языков» Европы перед злым гением Наполеона, именно здесь было попрано, чтобы вскоре упокоиться посреди великого смирения Русского Океана.

Не сразу поняла Европа свое поражение при Бородине. Почти двукратное превосходство над русскими, ночное «бегство» армии Кутузова с места сражения, беспрепятственный торжественный вход в Москву, омраченный разве только пожаром. Почти все свидетельствовало о безоговорочной победе французов. До сих пор потомки участвовавших в том нечестивом «крестовом походе» на Москву никак не поймут, как так получилось, что «разбитые и бежавшие» русские вскоре лихо добивали гигантскую и непобедимую армию Наполеона, которая просто-напросто исчезла среди пустынь того самого неподвижного «Русского Океана». Мало кто успел тогда выбраться из России живым, а вот как это случилось - непонятно.

События развивались вопреки всему опыту военного искусства, а причина поражения проста: в Европейской логике не нашлось места Христу. Вот и весь ответ.

Россия, без сомнения, снова победит всех своих противников, окруживших ее флажками как загнанного волка, хотя пожалуй, на волков больше походят сами «охотники». Вот уже прищурен злой глаз «егеря» поднимающего черненый, в каплях росы, ствол для последнего выстрела в беспомощно мятущийся народ. Но выстрел не найдет цели. Как придет эта победа - невозможно представить. Но так же невозможно было поверить и во многие другие блистательные победы России в прошлом. Здесь кроется Тайна - Русское Царство будет непоколебимо до тех пор, пока сохраняются его цари - младенцы кротости, мужи смирения, цари жертвенности и бесстрашия. Царство - это благодатная воля и власть. Жертвенность - предельное состояние воли и власти. Только таким и может быть Вечное Царство.

Жертвенность и смирение - понятия, в сущности, чрезвычайно близкие. Если нет смирения, то нет царства или есть царство несмиренных - начаток антихристова царства. Нет жертвенности - в избытке эгоизм. Такое царство строится лишь для себя и не может защититься от зла в силу своего эгоизма, чуждого жертвенности. Оно непременно будет порабощено все тем же антихристовым царством.

Если царство стоит своими царями - людьми жертвенными, кроткими и бесстрашными, то каким является Нецарство? Это не царство царей, а царство рабов. Все его свойства противны царским. Рабы некротки, наглы, амбициозны и агрессивны, требуют себе «свободы», зная, что это свобода беззакония. Они не жертвенны, но обыкновенно любят приносить кровавые человеческие жертвоприношения, если не прямо, то хотя бы в виде безразличия к смерти невинных. Несмотря на свою разнузданную наглость, живут в непрестанном страхе, усиленно изображая собою отчаянных храбрецов.

Квинтэссенция Нецарства - Революция, Террор, Война, которые в некотором роде и есть взрывоподобное и краткое царство обезумевших рабов. Если бы все участники Революции были рабами, то она закончилась бы всеобщим рабством и тотальным кровавым жертвоприношением. Такого не происходит лишь потому, что Революция пока все еще очень быстро умирает. Не все до конца пропитались ее богопротивным духом рабства. В этом смысле выстраданный народными скорбями Коммунизм все-таки не был царством рабства, как сейчас любят говорить. Напротив, он всегда грелся от света Святой Руси, не бежал от нее во мрак, хотя никому в том не признавался. А как сложатся отношения Святой Руси с Демократией - Бог весть.

Имперский дух православного царства есть дух апостольский.

Сказанное может показаться странным при нынешней тенденции обвинять имперский идеал во всех смертных грехах. Интересно, что так говорят по большей части те, кто сами в это же самое время строят свою империю - беззаконную. Русская же Империя, как и Апостолы, всегда собиралась вокруг Христа и Его Церкви, пусть даже и не всегда осознавая это умом. Россия, увы, знавала не только высокое парение духа, но и глубокие духовные падения. Так происходит потому, что служение ее очень высоко. А кто стоит выше других, тот и падает больнее.

Начало нынешнему Русскому царству - Империи было положено на поле Куликовом. На тот ратный подвиг собрались почти все мужи Земли Русской, способные держать в руках оружие. Хотя армия противника была много больше, но с нами были Честный Крест, Спаситель и все Его святые. Ратные люди сожгли за собою мосты, чтобы не подвергнуться искушению бегства. Своим дивным подвигом они стяжали почти шестьсот лет свободы русского народа от иноземного ига. Здесь были сугубо явлены мощь имперского духа и величие народа. Великой Вифлеемской жертвенностью православные воины защитили Христа на Руси.

Сражение состоялось в день празднования Церковью Рождества Богородицы - первого двунадесятого праздника в церковном году. Рождество Богородицы - начало спасения человечества. Куликовская победа - имперский праздник, день рождения Единой и Неделимой России!

Сложнее увидеть все тот же Вифлеемский подвиг нашего народа в разгул Красного Террора Революции. Смирение закалаемого бесчисленными казнями православного народа не просто разрушило пагубный дух Хаоса Революции и тем вновь спасло мир, но приготовило Россию к грядущему царскому возрождению, своего рода воскрешению много лет спустя.

В Революцию, как и в древности, мученичество «победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще» возвещало миру о победе Христа над злом.

Задолго до Октябрьской Революции не только русское «просвещенное общество», но и весь мир погружался в духовный мрак. Казалось, человечество необратимо погибает. Но, о чудо, опять грядет от России новое просвещение человечества. Внимайте Христу всей душой! Террор пришел на Русь, потому что именно такой надлежит быть Голгофе, а где она, там и Спаситель!

То, что казалось катастрофой, стало триумфом духа. Как и во времена Вифлеемского побоища, каждый сделал свой выбор. Одни безоговорочно поверили в силу ворвавшегося зла, став его рабами. Другие, часто неосознанно, принимали в сердце частичку несказанного света, осветившего Российские пределы от края до края. Это было тогда совсем несложно. Ведь он струился повсюду, отражаясь на окровавленных штыках ненасытных палачей, на пылающем золоте взрываемых врагом куполов храмов Божиих, играл на яростных клинках славных героев, дерущихся не на жизнь, а на смерть за неведомую правду Святой Руси.

Тогда было неважно, в какой именно ты армии. Важно, что искал Правду и готов был отдать за нее даже жизнь. И сколь многие ее отдавали без сожаления! Как же величественна была Россия во славе своих сынов-героев! Да, Русь бывает порою жестока, но она всегда бескорыстна, в отличие от своих недругов!

Как и в Евангельские времена, на просторах России, опаленных огнем Революции, встретились в непримиримом единоборстве две силы - светлое Христово воинство и воинство тьмы. Ни Красная, ни Белая армии не были тьмою! Ею была совсем другая сила. Хотя она пронизывала своей скверной и «белое», и «красное» движение, но была чужда русскому духу обоих русских армий! Эта тьма искала крови и смерти России, а заблудшие русские воины искали Правды. Бездна хотела поглотить Россию, но не одолела Христова Света! Беззаконные «творцы катаклизмов» думали, что смогли истребить жертвенность народного подвига. Как бы не так! Враг навязывал народу грех братоубийства, и казалось, все шло по его демоническому плану. Но... Мировая Революция опять позорно захлебнулась в той самой смиренной царской жертвенности.

Многие люди часто не ведали полноты Правды, но отчаянно и беззаветно сражались именно за нее, единственную - и гибли как Ветхий Израиль в пустыне. Повсюду нас настигала смерть. Но кроткая гибель народа уже порождала новую великую жизнь под сердцем многострадальной России.

Быть может, те малые правды, с которыми шли в бой непримиримые армии, именно на полях сражений соединялась воедино в Великую Правду России, властно сокрушившую жалкие потуги беззаконных убийц Божьего народа. Над погруженной в духовный мрак Российской Империей вновь, как над Вифлеемом, ослепительно ярко сияла звезда славного русского Христова мученичества. Она и поныне продолжает вести народ к Богу. Тлевшая во многих сердцах слабая Христова Вера, вдруг вырвалась во время Революции ослепительно ярким пламенем неслыханной жертвенной любви, которая сожгла собою сатанинское зло.

И все же, Тайна России рождалась в муках, хотя и не только Гражданской войны. Причина тех скорбей, как возвещает о том Пророк Исаия, состоит в том, что «истребление определено изобилующею правдою» (Ис. 10, 22-23). Такая правда - не казнь народа, а изобильная благодать Божия, которая, таинственно изливаясь на души людей, очищает их от былой скверны в дни страшных гонений. Скорбям истребления надлежало быть из-за множества грехов русского народа, но скорби служили не к окончательной его погибели, а к великой славе.

Смиренной кровью мучеников в сердце Божьего народа была начертана и утверждена царская правда России - велика цена благодатного Царства! За него не жалко и жизни. Эта истина многими еще не осознана - до времени дремлет в спящем сердце, но это несомненная часть народной души.

Большевизм стал не менее грозным испытанием для Руси, чем многовековое татарское нашествие. Только теперь, в отличие от древности, многие русские люди совсем потеряли истинные ориентиры в жизни. Но и ослепленный как библейский Самсон, русский народ крепко сохранил Бога в сердце. Так же подобно Самсону, он разрушил вековые козни новых филистимлян. Народ действительно согрешил богоотступничеством, преступным охлаждением Веры, но он же имел твердое намерение отдать жизнь за этот свой грех! Как Самсон некогда погубил врагов Израилевых в разрушенном им дворце, так гибель Красной и Белой армий истребляла нечестие на нашей земле. Тогда одни принимали смерть за Христа в застенках лагерей от немилостивых мучителей-иноверцев, другие отчаянно бились за правду на полях сражений Гражданской войны. Третьи молитвенно и смиренно преклоняли главы пред Божьим гневом.

Мать сыра земля своей правдой примиряла пред Богом и «красных» и «белых», - всех обманутых, но имевших горячее жертвенное сердце. Поэтому страшное истребление так и не стало для многих вечной погибелью. Мгновение смерти могло становиться мгновением покаянного прозрения, встречи с Христом, скрытым за мраком многолетней лжи, злобы и отчаяния. Если бы это было не так, то едва ли свершилось бы второе подряд чудо - победа над гитлеровской Германией, а оно налицо.

Пережившим ужасы Гражданской Войны достался жребий пасть за Родину в годину новой беды - Великой Отечественной Войны. Эта была не просто Большая Война, под неясным термином «Мировая Война» скрывается главная сущность этого явления - новая попытка развязать хаос Мировой Революции.

И вновь, как раньше, беззаконие захлебнулось жертвенной народной кровью на бескрайних просторах России. Не оскудел, значит, еще русский дух! Великий Народ начал Великую войну плохо вооруженным и наскоро обученным. Но, как и встарь, он был непобедим в своем царственном величии и удивительной кротости. Униженная, презираемая и истребляемая своей революционной «элитой», вступила Советская Россия в тяжкую ратную брань, и так уже будучи увенчанной и обагренной кровью совсем еще недавних страданий. Тяжел терновый венец России, но победоносное воинство Божьего народа смиренно шло к новым лютым мукам и терниям, отбросив прошлые суемудрия.

Апостолы шли вслед за Христом, чтобы победить зло, значит... - в ад!

Так и Россия шла победить адские силы, спускалась именно туда же. И вот уже Отечественная Война стала для Советской России тем самым адом. В нем нельзя выжить без Веры. Со стороны могло казаться, что ее не было. Но почему наша великая Армия всегда так твердо шествовала в ревущий огонь неминуемой смерти? Только потому, что в адском огне обретала вечность Неба. За черным огнем преисподней ей открылось Вечное Царство!

Особую, если не военную, то духовную роль в Войне сыграли штрафные батальоны. Оказывается, по мнению некоторых очевидцев и участников подвига этих бессмертных батальонов, именно осознание воинами-штрафниками неминуемости гибели давало им неслыханное мужество, которое невозможно представить нормальному человеку. Откуда оно взялось? Во всяком случае, не от отчаяния - русским всегда был чужд «бесстрашный ужас» знаменитых камикадзе. Иначе батальоны не выдержали бы выпавших на их долю испытаний. А они все выдержали. Молча, без обычных криков «ура», шли безымянные герои умирать за обидевшую их Родину.

Как легко сдаться в плен, но дезертиров в штрафных батальонах не было никогда! Эти чудо-богатыри приняли на свои плечи самое тяжелое иго Войны, причем без надежды на признание своего невыносимого подвига. Невозможно такое пережить, не имея укрепляющей благодати Божией. А что если предположить, что именно «штрафники», а не современные элитные «спецназы» являют собой образ русского воинства Последних Времен!

Прошло уже много лет от начала того беспримерного всенародного подвига, но до сих пор до конца не осознана ни мера самоотверженности нашего народа, ни то, что он совершил. Дело не в том, что не было ничего равного героизму советского народа за всю Вторую Мировую Войну, а в том, что Советская Россия, по сути, в одиночестве, остановила воцарение злобы на земле!

Прошли годы, и внуки тех безвестно павших мучеников-героев пришли в Храм! А это значит, что и отцы, и деды не оставили Святой Христовой Веры в пору самых страшных на нее гонений. Пусть она не была ими до конца осознана, но огонь Христов они все-таки донесли своим внукам. Не растерял своей жертвенности народ и по сию пору, несмотря на новую волну страшного духовного порабощения, - целенаправленной пропаганды разврата.

Каждый раз жертвенный подвиг народного самоотвержения становился крепким основанием, надежным залогом и началом возрождения Руси.

Библейская история показывает, что подобная беззаветная жертвенность была свойственна и ожесточенному ныне Ветхому Израилю, некогда безропотно сложившему свои кости во время сорокалетнего скитания по аравийской пустыне с Моисеем. Это путешествие стало наказанием за ослушание Богу, но именно наказание народа сделалось необыкновенно высоким духовным основанием, открывшим Святую Землю его победоносным потомкам. Отцы проявили малодушие и нашли вместо славы смерть. Отказались взять мечом Землю Обетованную и умерли обездоленными скитальцами. Но само смирение жертвенной смерти породило впоследствии мощь новой жизни. Воинская доблесть была наследована потомками от кротости безвестно павших в песках страдальцев.

Когда любовь, питаемая горячей Христовой Верой, сильна и возрастает, то Вечное Царство может отчасти открываться, становясь как бы видимым. Тогда-то Господь и воздвигает православные царства и империи, чтобы как можно больше людей могло найти в конце своей жизни вечное упокоение. Видимой оградой могучего царства оберегает Господь народы от вторжения беззакония. Благодатные царства просвещают светом Христова Евангелия племена, прозябающие во тьме, ведут непримиримую войну за истинную свободу людей. Крепко охраняется в те времена молитвенный покой Святой Церкви.

Когда же любовь в мире ослабевает и умаляется из-за умножения греха, Вечное Царство становится почти невидимым для духовно слепнущего человеческого глаза, одновременно с тем особо открывая себя верным Христу и укрепляя их для несения многих будущих скорбей.

Наконец, в результате разного рода потрясений, оно может становиться совершенно неразличимым. Последний такой период на Руси продолжается уже долгие годы, начиная с крушения Православной Империи в 1917 году. Многие народы столкнулись с подобной проблемой гораздо раньше нас. Строго говоря, Вечное Царство еще до трагических событий Революции для многих скрылось из вида. Господь наказал Россию, и это стало бедствием для народов всего мира. Но трагедия эта не стала концом нашего Царства. Скорби пробудили в народе уснувшую было любовь, и она пролилась на пути мирового зла морем смиренной жертвенной крови, властно остановив беззаконие. Видимая Империя пала, но таинственное Русское Царство не пресеклось.

«И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь. Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти»

В это самое время поганый дракон «...начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола. И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей» (Откр. 12, 10-16).

Победа кажется более чем странной, почему не видно триумфальных шествий, праздничных гуляний, веселья? Всё, кажется, свидетельствует не о победе, а о поражении. Но это как посмотреть: Небеса-то ликуют!

Подобно апокалиптической жене, Святая Церковь скрылась от преследовавшего ее дракона Революции, а мученическая кровь, им же пролитая его же и остановила. Злоба, рекой исшедшая из пасти дракона, не породила так желанной им ответной злобы, а была истреблена жертвенностью. Дракон испустил «воду», это злоба. «Вода» - не кровь, в ней нет жизни. А в мученической крови - есть! Пролитая во взаимной злобе кровь и есть та самая «вода». Когда же кровопролитие сопровождается Христовым мученичеством, тогда льется настоящая кровь - жизнь, поглощающая власть смерти - злобу.

В семнадцатом году огромная непобедимая армия свободных православных христиан Российской Империи отказалась исполнить свой долг перед миром и Христом. Накануне окончательной победы в Первой Мировой Войне, армия Империи внезапно отказалась воевать за Правду.

Это не было последствием тяжелой окопной усталости, просто люди опрометчиво поверили коварным духам злобы. Они ошиблись, приняв за истину лживые нашептывания мировой «тайны беззакония». Никто не ожидал, что хмельное веселье революционной «свободы» так скоро окончится самым страшным рабством, которое когда-либо знала русская земля. Река злобы вышла из пасти дракона, чтобы увлечь Русскую Империю в небытие. Однако на ее месте появилась новая Империя - могучий Советский Союз. Можно много говорить о его недостатках, но он выстрадан мученичеством. Поэтому нам не следовало с таким легкомыслием дозволять его разрушать сомнительным личностям, не только не любящим, наоборот - пламенно ненавидящим Россию.

Но вот, проходит всего двадцать лет рабства и происходит дивное чудо! Опять начинается Мировая Война, и снова она направлена в сердце России. Но как же изменился дух армии Советской Империи: былого ропота, малодушия, гордого отчаяния и злого суемудрия не осталось и в помине!

Хваленые демократические войска Франции и Англии трусливо бежали под Дюнкерком, а Польша сдалась вермахту практически при первых залпах орудий. Деморализованные и безвольные, они не могли остановить мощь Третьего Рейха.

В день всех Святых в земле Российской просиявших, началось германское вторжение в нашу страну. Танки Гудериана ножом вошли в живую плоть России, но не как во французское и польское «масло»: следом за победными клиньями танковых прорывов стелился по земле тяжелый кровавый след. Красная Армия таяла на глазах, но не собиралась сдаваться.

Мужество и отвага советского солдата изумили весь мир. Маршалы Рейха пребывали в растерянности, а дух Российской Империи в это время насыщался мощью, напрягался стальным нервом. Невидимое Русское Царство, сжимаясь могучей пружиной праведного народного гнева, властно собирало своих подданных в горний поход за Божией славой - за Христа Бога!

Народ, оказывается, смирился с Божьим наказанием в лице большевизма, но его смирение не стало покорностью богомерзкой «тайне беззакония». Когда подошло время сложить свои головы за мир во всем мире, Россия безропотно и беззаветно устремилась на исполнение своего вселенского долга. И вот, именно в пору самого страшного духовного рабства русский народ нашел свою потерянную свободу, хотя сам и не осознавал этого до конца. Ведь никакой затравленный злыми комиссарами раб не станет так отважно сражаться, как сражался советский народ, собранный многострадальной Россией, а по сути - Святой Русью.

Получается, что к началу Революции народ Империи почти потерял свободу, неотделимую от любви к людям, а в рабстве снова обрел ее. Потеряв видимую нить Веры, Россия нашла самую сокровенную ее суть - жертвенную любовь. В этом, видимо, и скрывается необъяснимая Тайна России. На весах Божией справедливости наша дореволюционная вера без любви оказалась легче, чем послереволюционная любовь «без веры». Точнее, Вера была всегда, не прерываясь, но становилась порой неосознанной.

Вообще же, в отношении России всегда имеет место некий феномен. Чем больше она занимается эгоистичным устроением своего личного благополучия, тем больше того самого благополучия лишается. Напротив, чем больше Россия устремляется к горнему миру, чем больше служит светом любви племенам и народам, тем крепче становится русская мощь и возрастает благосостояние страны.

Не стала исключением и злополучная «Перестройка». Одна только скверная мысль русских людей - сладко пожить для себя, привела к мгновенному распаду несокрушимого гиганта СССР и к захвату большинства власти в России чужими людьми, враз лишившими народ средств к существованию.

Многое в нашей непростой истории могут объяснить рассуждения великого православного писателя и философа - Федора Михайловича Достоевского, который в своем «Дневнике писателя» раскрыл важнейшую грань Петровских реформ, ставших не только мощным основанием Империи Петра Великого, но и тяжелым народным бременем, источником многих будущих нестроений. Писатель объясняет все это отнюдь не злой царской волей, а иными причинами: результатом петровского «прорубания окна в Европу» стала глубокая переориентация русского самосознания.

Россия столетиями сражалась за независимость с многочисленными захватчиками. Все они были непримиримыми врагами Православия. Постепенно Россия начала как бы «замыкаться в себе», национальные интересы мало-помалу затмевали всемирное назначение России, а это чуждо имперскому и апостольскому служению русского народа, призванного Спасителем на служение Народа-Богоносца. Петровские реформы уничтожили эту скверну. Евангелие ясно и бескомпромиссно говорит на этот счет словами притчи Господней: «Никто, зажегши свечу, не покрывает ее сосудом, или не ставит под кровать, а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет» (Лк. 8, 16). Россия же решила, вопреки Евангелию, скрыть свечу Веры от своих обидчиков. Это тлетворное состояние духа и национальный эгоизм и разрушили в первую очередь жесткие Петровские реформы, вызвавшие столько нареканий. Они действительно не безупречны, но свою главную роль исполнили вполне.

Россия полюбила и французов, и немцев, и прочих, хотя последние не сочли нужным последовать ее примеру. Для тех, кто привык ко лжи, коварству и зависти, открытость русского сердца была лишь свидетельством дикости. Русский Иванушка-дурачок всегда считался придурком, а не законным царем. Но ведь и иудеи тоже когда-то злорадно насмехались над Распятым Царем - Христом, и тот злорадный смех очень дорого им стоил. Подобное отношение к России и ее царственному Божьему народу так же неумно.

Бог готовил православный народ России, в том числе и посредством Петровских реформ, к тому, чтобы он служил Евангельским светом миру Последних Времен. Благодатный свет милосердия Русской правды должен вывести из тьмы неверия последних заблудших, но все еще ищущих потерянного Бога.

Если заглянуть в глубь времен еще дальше - к временам церковной реформы патриарха Никона, то и там можно увидеть то же самое: причиной тяжелого церковного Раскола, происшедшего во время этой реформы, также можно считать умаление любви. Реформы патриарха Никона носили вселенский характер и были таковыми в силу вселенского предназначения Российской державы - Третьего Рима. Но, как и в семнадцатом году, гордый эгоизм раскольников отверг небесную высоту апостольского служения в угоду ревностной похоти, пренебрегая службе народам мира, пусть падшим и больным, но еще живым для Бога.

Древо познается по плодам. В Евангельские времена последователи фарисейской лже-ревности говорили: «не подходи ко мне, потому что я свят для тебя» (Ис. 65, 5). Теперь же раскольники считают оскверненным даже стакан, из которого выпил воды «никонианин» - обыкновенный православный человек. Они не захотели светить миру, и их светильник угас, может быть, совсем.

Россия же, теряя неверных, упорно следует путем, предначертанным Спасителем. У нее особая судьба. Желающие идут вслед за Христом на Голгофу, восполняя потери Божия народа. Отвергающие Спасителя - тоже не отстают, но у них другая роль. Эти уже берутся за молотки, кому-то ведь нужно будет покрепче пригвоздить мучеников своей завистью к Святому Кресту! Как и во всяком деле, здесь тоже можно сказать: каждому - свое.

Вечное Царство не исчезает, когда слепнут души людей, оно во все времена нерушимо ограждает Русь благодатным покровом. Нужно только не выходить за эту, хотя не вполне видимую, но реальную ограду Царства, защищающую нас от скверны и злобы мира. Видимость или прикровенность Вечного Царства - не простая, утешающая человеческую душу выдумка-сказка, а ясная и очевидная реальность.

«Господи! Ты Бог мой; превознесу Тебя, восхвалю имя Твое, ибо Ты совершил дивное... Ты превратил город в груду камней, твердую крепость в развалины; чертогов иноплеменников уже не стало в городе» (Ис. 25, 1-2).

Как-то слишком радостно пророчествует о разрушении Иерусалима Пророк Исаия. Чему тут радоваться, если все разрушено, хотя бы и с исходом развращавших народ иноплеменников? Ответ следует почти сразу за этим пророчеством: «Город крепкий у нас; спасение дал Он вместо стены и вала» (Ис. 26, 1).

Оказывается, для всех верных Господь создает невидимую ограду, которая защищает Божий народ гораздо крепче всяких крепостных стен.

Примером сему является сам Ветхий Израиль, незримо охраняемый Богом даже и в далеком от Земли Обетованной Вавилонском пленении. Всякая злонамеренная попытка уничтожить богоизбранный народ, повредить чистоте его древней Веры, пресекалась излиянием страшной Божией кары на обидчиков. В этом в полной мере пришлось убедиться на своем ужасном опыте злочестивому Аману и его единомышленникам - безумцам, по наущению демонскому желавшим умертвить Ветхий Израиль, лишив этим весь мир его святости. Кончилось сие злое безумство смертью самого Амана и всех его подручных. Жребий победы выпал не ему...

«Аман, сын Амадафа, Вугеянин, враг всех Иудеев, думал погубить Иудеев и бросал пур, жребий, об истреблении и погублении их», но «царь приказал... письмом, чтобы злой замысл Амана, который он задумал на Иудеев, обратился на голову его, и чтобы повесили его и сыновей его на дереве» (Есф. 9, 24-25).

Сам плененный Израиль был совершенно неспособен оградить себя от нависшей над ним угрозы полного истребления. Это свершил за него Господь, хотя и Свой народ он сделал посильным сопричастником того сурового возмездия. Евангелие показывает нам и совсем иное ограждение Царства от сил зла.

Так, Господь проповедовал иудеям Евангелие спасения в Назарете. Люди всем сердцем внимали Его глаголам, возрождалась умирающая душа народа. Но вот, Господь, показав сладость спасения, стал обличать грехи собравшихся, чтобы сделать их достойными Небесных Обителей, а они воспылали неблагодарной злобой и даже попытались убить Христа, сбросив с горы в пропасть!

Спаситель стал совершенно невидимым для глаз разъяренной толпы и беспрепятственно прошел сквозь нее невредимым. Он был и видим, и невидим одновременно. Господь не исчез, но никто не смог помешать Ему!

Вот Он - Царь Мира и само Царство - прямо перед обезумевшей толпой! Казалось, так просто разом уничтожить и то и другое. Но Где Он, и что за пелена опустилась на глаза людей?.. Это была пелена злобы, скрывающая Христа от нечестивых взоров. Не сразу остановилось неистовство безумных, может, смертоносный камень, брошенный кем-то в Господа, метко настиг совсем иную цель... А может быть, люди избивали друг друга до изнеможения, изливая хотя бы таким образом свою злость на Христа. Может, окаменели, послушные грозному царскому величию Спасителя. Но в любом случае, когда все они очнулись, Господь был уже им недоступен, Он ушел из родных мест навсегда.

Так повествуется о событиях, описываемых в Евангелии от Луки (Лк. 4, 28-30). Подобное страшное чудо приводится и у Апостола Иоанна Богослова (Ин. 8, 59). Здесь святотатственное богоубийство обезумевшие иудеи хотели учинить прямо в самом Иерусалимском Храме! До восьми раз в разное время, говорится в Евангелии, иудеи пытались взять и убить Спасителя, каждый раз посрамлялись силой Его Царской власти, но ничем не вразумлялись, еще больше ожесточаясь.

Государства и народы существуют до тех пор, пока совершенно не отвергнут Христа по своей неисправимой злобе и гордости, а эгоизм их достигнет такой меры, что само существование государств и наций станет невозможным, оборвутся последние духовные нити, связывающие людей в живом единстве народов. Ни одно из нынешних государств все еще нельзя считать совершенно безблагодатными, иначе они давно рассыпались бы в пыль или стали царством антихриста.

Человечество сильно устало, но благодать с лихвой восполняет утрачиваемые силы, всецело и неизменно пребывая только в Вечном Царстве Христовом. Насколько его Свет проникает в нынешние земные царства, настолько они еще сохраняют свои, теперь уже быстро увядающие, силы.

Величие царств и империй отражает собой величие Божие, Его попущение и на создание царства, и на избрание правителя. Чем меньше люди осознавали участие Бога в своих деяниях, тем меньшая цена таких царств в глазах Господних. Мера человеческого участия в создании великих держав наглядно иллюстрируется, например, все тем же вышеупомянутым видением царю Навуходоносору: для описания грядущих царств ему во сне был показан не живой человек, несущий в себе жизнь, но бездушный мертвый истукан. Все силы его исходили не от человеческих способностей и разума. Мощь царственного исполина полностью зависела от изливающейся на его народы благодати Божией.

Люди не раз пытались создать своими усилиями идеальное, как они думали, царство. Но каждый раз это бесплодное мероприятие заканчивалось еще большим усилением зла в мире и посрамлением человеческого тщеславия.

Как уже говорилось выше, с тех пор как Римская империя стала христианской, рождение новых языческих империй в качестве носителей всемирного порядка будет пресекаться, как богопротивное дело. Последовательные и упорные труды по их созданию будут столь же последовательно и всенародно посрамляться Богом. Об этом ясно свидетельствует и Писание, и история.

Самой большой из когда-либо созданных за историю человечества была Империя Чингисхана. Среди всего прочего, ее создание было попущено Богом, как кара за эгоистическое и незаконное разделение единой и неделимой во Христе России на самочинные враждующие уделы. Исполнив до конца свою роль карающего меча, она канула в небытие, не оставив за собою и малого следа. Некому даже было принять выпавший из ее коченеющих рук державный скипетр, хотя на такое обыкновенно находится довольно желающих.

Господь Сам соединил народы России для Одному Ему ведомых целей и не человеческому произволу надлежит делить это неразделимое естество. Поскольку же Вечное Царство неотделимо от Святой Церкви, любые удельные ссоры на Руси всегда приводили людей к отделению от самой Церкви.

Удельная вражда на Руси является грехом против Церкви Христовой.

«Царство Христово... - как сказал святитель Феофан, выражая святоотеческое предание, - это есть Церковь Христова». Поэтому безбожники и богохульники, разделяющие Россию по своему наглому усмотрению, безумно противятся нерушимому единству Тела Христова - Святой Церкви. Для нас сейчас очень важно понять, что по-прежнему удельное разделение России и ее Империи - дело богопротивное. Ведь, как и в прошлом, нынешнее ее разделение является следствием умаления любви.

Главная сила огромной Золотой Орды состояла в духовном разделении Руси. Когда оно закончилось, бесследно исчезла и сама Орда. Пока она не восстала против Православия, она жила и могла даже стать вместо Руси Третьим Римом, точнее, могла слиться с Русью в один неделимый единоверный народ. Может, он именовался бы русским, может татарским или еще как, - это не столь важно. Однако ничего подобного не произошло. Орда отвергла Свет спасения и в гордом безумии ненависти подняла руку дерзкого Мамая на Самого Христа. За это она Его мощной десницей была рассечена, раздавлена и развеяна в пыль. Там, где с этой задачей не справлялось храброе православное русское воинство, Орда ревностно бралась за свое уничтожение сама. Вспомним хотя бы ее судьбу в войнах на самоуничтожение Мамая, Тохтамыша, Тамерлана и им подобных.

Так, Тимур - Тамерлан, как известно, отошел от Москвы, изгнанный грозным видением Божьей Матери - «Матери русского Бога» - как ему объяснили придворные мудрецы. Напуганный Ею и Небесным Воинством, Тимур отправился не куда-нибудь, а бить смертного врага России - Тохтамыша, разорившего незадолго до того Москву. Нашел он его в предгорьях Кавказа, где Божьим промыслом сокрушил гордую мощь московского разорителя. В Эрмитаже хранится камень с надписью, выбитой по приказу Тамерлана и гласящей: «Я Тимур и со мною 200 тысяч воинов, иду искать кровь Тохтамыша». И он нашел его... Более того, Тамерлан, сам мусульманин, своими руками разгромил Сарай-Берке, бывшую столицу Золотой Орды, связующее звено ее единства и почти полностью перебил ее жителей, кроме... православных христиан, которых отпустил с миром вместе с последним епископом Орды на Родину! Этот неожиданный поворот мыслей и дел Тамерлана, бежавшего от гнева Богородицы, отмечает, например, в своих опубликованных проповедях известный архимандрит Наум из Троице-Сергиевой Лавры. Сам же воинственный и непобедимый потомок Чингисхана, исполнив назначенное ему Божиим Промыслом, навеки покинул Русскую Империю и ушел в безвестие далеко на юг - в Индию.

Хочется отметить одну важную деталь: войны победоносного Тамерлана, жестоко подавлявшего любое сопротивление своей железной воле, не расширили пределы его родной Империи, к чему он по идее должен был стремиться. Вместо этого он сам, по сути, разрушал ее! Так и не став ее главным властелином, он ушел в никуда, а Империя Монголов от разящих сабель Тимура более уже не оправилась. Хотя Россия еще долго громила недобитые осколки каганатов-работорговцев, но костяк грозной Империи, сохранившийся после Куликовской битвы, уничтожен не нами. Невольно напрашивается мысль, что Тимур исполнил роль меча, карающего нечестивых. В Чьих руках был этот меч - не вызывает сомнений!

Со школьной скамьи многие помнят картину Верещагина в учебнике истории: огромная гора высохших черепов в бескрайней пустыне, которая должна свидетельствовать о безумии войны, оставляющей после себя лишь безжизненную землю. Действительно, на пути следования Тамерлана нередко находили подобные горы, что и легло в основание сюжета картины. Но вот какая здесь интересная подробность: везде, где проходила армия Тамерлана, он беспощадно уничтожал содомитов, колдунов, ведьм и им подобную нечисть. Именно черепа тех самых колдунов и содомитов так выразительно белеют на картине. «Карающий меч» был, по-видимому, одновременно и своеобразным «санитаром природы». На Русской земле таких страшных пирамид из человеческих голов армия Тамерлана не оставляла...

Пример сего великого завоевателя показывает, что Господь бдительно охраняет свое «малое стадо», но чаще всего мы не в состоянии охватить Его попечение своим приземленным умом, лишь спустя длительное время кое-что становится нам понятным.
#10 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:08
  
2


10. ЖИЗНЬ. ПРОГРЕСС. СВЕРХЧЕЛОВЕК



Тысячу лет назад наши благоразумные предки, стосковавшись по потерянной ими в веках Божией Правде, приняли Православие. Раз и навсегда благородные россы познали Истину - Иисуса Христа, твердо уяснив, что нет ничего выше, лучше, слаще и непоколебимее Святой Веры. В ней можно нескончаемо возрастать, можно созерцать ее необозримость, освящаться ею, но ее саму невозможно развивать, потому что не может быть «прогресса» в том, что уже и так совершенно и бесконечно превосходит все мыслимые пределы человеческого понимания.

Бесхитростные россы это уразумели, по-детски открыв свои души возлюбленному Христу. В ответ сладость Божией Любви наполнила их сердца. На Руси буквально исполнились слова псалмопевца-царя Давида: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс. 41, 2-3).

Неутолимая жажда богопознания совершенно преобразила Русскую землю. В тихих келиях, в невидимых подвигах, в слезах умиления и покаяния возрастали многие великие столпы благочестия. Огненосные, достигали они крепостью святой Веры высоты Небес, в изумленном восторге созерцая тайны Божии.

Русские святые освятили пределы России, создав Русскую Цивилизацию. Святые угодники Божии хотя и любили людей, но, тяготясь грешным миром, стремились к уединению. Тем не менее, именно неземная святость смиренных христовых воинов, освящая Русь, создавала непобедимую мощь Русского Царства. Так, безжизненные Египетские пустыни дали Православию непревзойденную науку жизни аскетической. Византийский обостренный ум создал стройную богословскую систему, научил народы имперскому сознанию. Россы не приложили к этому ничего нового, но все же и они обогатили Христианский мир.

За их простоту, любовь к Богу, бесхитростность, незлобие, молитвенные, воинские, мученические подвиги и смирение Господь наградил россов необычным царским даром, а на Русской земле воздвиг особое царство - Святую Русь. Это не просто символ русской святости, каких немало у других народов, а средоточие народной энергии, воли, духовного строя, напряженного и благоговейного предстояния пред лицем Божиим, в ожидании Его святой воли. В разные времена этот царский дух Святой Руси создавал то видимое Русское Царство, которое то простиралось широкими крылами величавого двуглавого орла Русской Империи, то, становясь отчасти невидимым, сокращалось до малого числа верных, бесстрашно воюющих со злом, то просто скрывалось в душе народа. Но во всех случаях Святая Русь неизменно устремлена к горнему миру, к Царству Небесному, к которому ведет за собой народы, уставшие от зла.

И все же назначение Святой Руси по сию пору таинственно и прикровенно. Ведь то главное, предопределенное Русскому Царству, все еще не исполнено. Вся прошлая наша история - лишь приготовление к славе будущих времен, можно предположить, последних для нынешнего мира. Тогда, по словам некоторых Отцов, судьба народов опять будет решаться в Иерусалиме. Туда, надо ожидать, и двинется, собирая последние мученические венцы, грозная рать Русского Царства.

Это Царство и ее становой хребет - Святая Русь, - вот то единственное, что Россия дала Христианскому миру. Русское Царство это цивилизация-воин, защитник слабых и обиженных. Не так она умна как Византия, нет у нее созерцательности пустынников, но зато она необычайно вынослива и всегда готова сложить свои головы «за други своя», когда есть в том нужда. Русская Цивилизация, отличаясь чрезвычайной стойкостью и живучестью, сохранялась и тогда, когда уцелеть казалось просто невозможно. Вот и сегодня жизнь снова становится невыносимой, но у народа, призванного быть Последним Воином, особая порода. Некогда и Европейская Цивилизация следовала тем же путем, но заблудилась и доверилась ложному суемудрию. Если падения России были временными, то Европа, на свою беду, совсем оставила «первую любовь» Святой Веры (Откр. 2, 4). Отдавшись вместе с иудеями еретическим мечтаниям о земном «рае», она все более и более ослепляет ими свой приземленный ум.

Сейчас принято считать, что Европейская Цивилизация с ее техническими достижениями, совершенно преобразившими жизнь человечества, рождена исключительно могучими порывами великих гениев. Это не совсем верно, в первую очередь всякая цивилизация рождается верой, которая может быть ложной или истинной. Очевидно, что правильная Вера правильно преображает окружающий мир, а неправильная - неправильно. Гений же является лишь наиболее ярким выразителем той веры, которая главенствует в обществе.

Истинная Вера несет в себе совершенство гармонии и умиротворяет общество, наполняя его жизненной силой. Вера атеизированная, как сейчас, гордо попирает вселенскую гармонию своей разрушительной технотронной мощью. Ложная мистифицированная вера, уже вырастающая из атеизированной, рождает кровожадных социальных «монстров», которые, если не будут немедленно уничтожены, быстро пожрут бессмертную душу Неправославного Мира и все его гордые царства.

Только Святая Церковь возвещает миру единственный неложный путь благословенного развития общества - возрастание в Вере, Надежде и Любви, которому следовал единый некогда христианский мир. Но с течением времени человеческие сердца тяжелели от греха, прежний полет духа стал им недоступен, и они уже не достигали Неба. Более того, оно для большинства скрылось непроницаемой пеленой ересей, теплохладности и скрытого атеизма. Христианский мир как бы разделился надвое. Одним Небо по-прежнему открыто, здесь духовное стояние в Истине настоящих православных. Для других оно покрылось тучами ложной веры. Мрак снова опускается на землю, как до принятия Христа, опять вызывая мучительный зуд ума и понуждая племена и народы к поиску Истины там, где ее нет, не было и не будет.

А началось все это бесноватое бесчинство с попыток внедрения «прогресса» в вопросах Веры, когда место благодатного и смиренного дерзновения к Богу заняла дерзость гордого разума с бесстыдной претензией на «сугубую истину». Подобные попытки «улучшения» Веры и Церкви, а на деле, вторжения в запрещенную Богом область тайнознаний, всегда оканчивались для человека и цивилизации страшными падениями.

Есть беспредельный путь духовного восхождения в Вере, постижения безмерности правды Божией и духовного самосовершенствования, в котором нет места ничтожному суемудрию. В откровениях Веры отверзается необозримость мироздания. Живая вселенная, наполненная единством и разнообразием движения всего сущего, открывается чистой, ищущей правды душе православного христианина. Нужно только быть верным и внимать сердцу.

Другие пути постижения Истины ложны и смертельно опасны. На тех же, кто поверил полуправде безбожия или оккультизма, при всей кажущейся «правдоподобности» увиденного, находит духовное ослепление, закрывающее для ретивых искателей «истины» саму Истину. Надменные знания всегда приводят к богоневедению, которое как «покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах», - говорит Пророк Исаия (Ис. 25, 7).

Многообразие и глубина бесчисленных открытий современной науки сопровождается одновременно стремительной потерей понимания людьми единства всего происходящего в мире. Утрачивается цель исследования, связь его с жизнью.

«Знание - сила», - все время твердит современная наука, демонстрируя несомненные свои успехи на этом поприще. «Нет силы злее, чем мысль, не обуздываемая ничем», - смиренно отвечает из прошлого святитель Феофан Затворник.

Современная наука, если оценивать ее успехи с точки зрения святых отцов, уже сейчас становится мощнейшим источником разрушительных проявлений злобы. В основании нашей Веры лежит не самоцель земного бытоулучшения или бесцельного стяжания абстрактных знаний. Назначение нашей земной жизни состоит в преображении человеческой природы Божией благодатью, подобно Преображению Господню на горе Фавор. Именно изменение себя, а не разрушительное изменение окружающего мира в угоду страстям своего падшего естества, всегда было главной целью православной христианской жизни, устремленной в вечность Царства Небесного. Получение научных знаний строго подчинялось этому назначению.

Нынешние общепринятые идеи человеческого Прогресса вообще или научно-технического в частности, прямо противоположны этой идее духовного преображения. В Прогрессе все подчиняется человеческому эгоизму, его прихотям, а главное - нарастающей злобе человека к человеку и к Самому Богу. Зависть, злоба и обида на всех - обычные симптомы паразитизма, не раскаявшегося в грехах, но ищущего духовного и физического здравия.

Так, дарвиновские принципы Эволюции - один из главнейших столпов современной науки и Прогресса. Поэтому эволюция в ее традиционном понимании тоже противостоит христианскому взгляду о развитии мира, в чем, наверное, и следует искать такую необычайную популярность, почти незыблемость, эволюционных теорий. Сказанное относится не только к развитию живой природы, но и к геологическим принципам эволюции Земли, к теориям возникновения Вселенной, теориям государственности и т.д.

Церковь говорит устами Феофана Затворника: «Мир сотворен Словом из ничего, - так исповедует... разум богопокорный, ...а разум-богоборец утверждает, что мир установился сам собою... Такой разум есть сатана».

Таково простое отношение Церкви к нынешнему буйству материалистических теорий, одним из важнейших положений которых является ложное понимание природы времени - материальной основы и области обитания тварного мира, в том числе ангелов, демонов и человеческих душ. Время, отмеряющее ход событий материального и духовного мира, само в себе несет некоторые свойства материальности, духовности, а возможно - и изменчивости. Это обстоятельство настолько было очевидным в православной научной традиции, что серьезных попыток абсолютно точного определения времени возникновения вселенной не предпринималось никогда. Семь с половиной тысяч лет. Так отсчитывает время Святая Церковь от Сотворения Мира, что вполне вмещает самое главное: церковную историю и все, что необходимо знать верующему о вселенной, ее развитии, законах - физических и нравственных, о нашем спасении.

Как бы ни отсчитывали время физические часы, исчисление Церковью таинственного духовного времени показывает нам наступление последней половины восьмого тысячелетия от Первого Дня Сотворения Мира.

В этой связи, проблема продолжительности эпох или даже дней, особенно самых таинственных - первых шести, не стала камнем преткновения церковного сознания по сравнению с действительно жизненно важными вопросами. При этом мнение о том, что прошло ровно семь с половиной тысячелетий от Сотворения Мира (в традиционной системе летоисчисления) многим православным ученым представляется, и не без основания, более чем убедительным.

Так же и о Небесах. Например, Иоанн Дамаскин говорил о природе Небес, ссылаясь на апостольские послания и утверждая о достоверности наличия минимум трех, как назвали бы их сейчас наукообразно - «гиперпространств». Но он отнюдь не считал неблагочестивыми тех, кто полагал, что таковых - семь...

Как и человек, время - сотворено. Пребывает ли оно в незыблемости или в некоем непонятном для нас постоянном, пульсирующем или ином движении - все это для науки неразрешимая загадка. Кроме того, является ли время живым? Какова мера его жизни, или оно относится к неживой материи? Все эти вопросы лежат вне досягаемости нынешнего научного мировоззрения. Таким образом, важнейшие фундаментальные свойства времени человеку неизвестны до сих пор. Одно дело - наблюдать движение тектонических платформ Земли и прогнозировать землетрясения на основании исследования доступных закономерностей, а другое - понимать, что эти закономерности могли когда-то внезапно или постепенно меняться. Писание же и Отцы утверждают, что многие изменения вселенной произошли вследствие начального и последующих духовных падений человечества. Но и здесь происходят только то, что попускает Господь.

Наиболее общим свойством современных теорий мироздания является то, что им совершенно не нужен Разум Творца, не нужно и смирение перед Ним. Каждый - сам себе хозяин. Каждый - сам по себе, малый, но гордый «творец». При этом как-то забывают, что отсутствие Творца означает отсутствие смысла жизни.

Катастрофическую нехватку последнего и пытаются компенсировать идеи Прогресса и Эволюции.



Не существует ни одного фундаментального физического закона, разумно объясняющего устойчивую во времени и нарастающую по сложности самоорганизацию материи.

Несмотря на это, сложные взаимные связи объектов материального мира в теории эволюционного процесса неубедительно объясняются случайными взаимодействиями. Случайность возникновения жизни, следующая из материалистических теорий, делает ее бессмысленной. Как следствие, бессмысленны и нравственные законы. Апостол Павел комментирует такое мировоззрение так: «какая мне польза, если мертвые не воскресают? Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор. 15, 32). Действительно, если нет жизни вечной, то тем более бессмысленна жизнь временная.

Во-первых, эти теории пытаются доказать наличие самостоятельной и созидательной природы случайных взаимодействий неживой материи и мутаций живой. Для убедительности этого постулата, жизненно важно увеличить продолжительность жизни вселенной. Миллиарды, десятки миллиардов лет. В этом случае уже сама огромность временных процессов подавляет всякое сопротивление оппонентов. Действительно, кто знает, что могло произойти за десятки миллиардов лет? Хотя некоторая созидательная сила в случайности и может присутствовать, но не согласно, а вопреки ей, и только в том смысле, что Господь даже самое разрушительное зло премудро направляет на созидательное домостроительство. Так вот, семь с половиной тысяч лет церковного летоисчисления такой свободе творческого произвола легкомысленных исследователей не попустительствует. Видимо, потому оно и стало таким частым предметом недовольства ученых.

Счисление времени, созданное Святой Церковью, исходит не из механических перемен в мире. Оно основано на закономерностях духовных перемен, то есть, является духовным, а потому - самым точным.

Во-вторых, ни одна из научных теорий не объясняет, что следует понимать под жизнью, и как она влияет на изменения, происходящие в живом и неживом мире. Исследование наукой развития и изменчивости живых тварей мало говорит об изменениях или развитии фундаментальных свойств самой жизни.

Жизнь - особая субстанция и высшая форма существования тварного мира, что относится к видимой, так называемой «грубой» материи, и «тонкой» материи духовного мира. Причем, сама жизнь - не материя в общепринятом смысле, а особое ее духовное состояние. Неизвестно, поэтому, насколько присуща жизнь тому, что принято считать неживой природой.

Согласно Максиму Исповеднику, жизнь - преимущественное свойство вечности. Материя же появилась только с возникновением времени - то есть она имеет начало. Василий Великий говорит, что Дух Святый при сотворении мира «согревал и оживотворял» мир «по подобию птицы, ...сообщающей нагреваемому какую-то живительную силу, ...приуготовлял ...к рождению живых тварей».

Следовательно, жизнь вкладывалась в материальный мир особым образом.

В качестве возражения обычно утверждают, что жизнь не вечна уже потому, что все живое умирает. На самом деле, жизнь просто отходит от умершего, при этом сама не умаляясь ни в чем. «Жизнь не рождает смерти» - подтверждает эту мысль Василий Великий в «Беседах на Шестоднев». Да, человеческая смерть пришла вместе с грехом. Но и здесь жизнь отходит только от плоти, но не от души - смерть не всевластна!

В-третьих, теории развития живого мира, земной коры, экономики, вселенной и т.д., не дают объяснения, зачем вообще нужно такое развитие, в чем его целесообразность, каков смысл? Наконец, какова конечная цель развития?

Видимая всеми гармония мира по самой природе гармонии предполагает наличие разумной цели развития Вселенной. Гипотетический мир, не имеющий ни начала, ни конца, но не сопричастный покою вечности, такой цели иметь не может. Он изначально безумен и абсурден, а значит - ложен.

Существуют относительно новые теории «Большого Взрыва» и другие. Но и они представляют лишь попытку прикрыть вопиющее отсутствие целесообразности развития мира. Расхождение этой гипотезы с Писанием начинается с самого начала. В первых же строках Писания сказано: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1, 1), а лишь затем сказал: «да будет свет», что интерпретируется учеными как пресловутый «Большой Взрыв». Но мы видим, что материя вовсе не была хаотически разбросана по Вселенной «Большим Взрывом» из одной исходной точки, а с самого начала была организованно и разумно распределена. Если уж некий взрыв и имел место, то только после сотворения видимого и духовного мира, не являясь начальным толчком движения огромной Вселенной.

В первые же дни творения мира, еще до сотворения светил, согласно Василию Великому, «первобытный оный свет, в определенной Богом мере, то разливался, то опять сжимался, происходил день и следовала ночь». Такое представление хотя и может показаться архаичным, но оно ничем не хуже современного.

Вообще, читая «Беседы на Шестоднев», нельзя не отметить, что вся эта книга буквально пронизана такой любовью ко всему тварному миру, будь то человек, камень или живая, бессловесная тварь, - что передает наиважнейшее в творении мира - Божию Любовь. Тем самым, у Василия Великого все сказанное - верно, исключая, может быть самые несущественные детали, соответствующие некоторым научным воззрением его времени.

Вот, Святитель говорит о самой ничтожной твари - морском полипе. Как же скорбно сокрушается его сердце даже о самой малой несправедливости: «Не могу умолчать о лукавости и вороватости полипа, который всякий раз принимает цвет камня, к которому... пристает, почему многие рыбы, без опасения плавая, приближаются к полипу... и делаются... добычей хитреца». - Неразумному существу Василий Великий присваивает такие свойства, как лукавство, вороватость и хитрость. Откуда они? У кого мог научиться воровству и хитрости этот глупый ученик-пересмешник? - Только у человека! Или вот еще цитата: «Людей такого типа Господь называет волками хищными, которые являются в одеждах овчих». - Таким образом, даже уродства окружающего нас мира порождены человеческим грехом, мера которого оказывается бесконечной!

В-четвертых, современная эволюционная наука о человеке делает вид, что не замечает следующих эволюционных «ступеней». Допустим, сначала был «проточеловек» - неандерталец, например, или питекантроп, или какой-нибудь современный кроманьонец. Потом он эволюционировал в человека современного. Тогда следующим очевидным и естественным звеном человеческой эволюции должен стать пресловутый мифический «сверхчеловек».

Можно в этой связи вспомнить о судьбе одного из наиболее выдающихся претендентов на роль этого самого «сверхчеловека» - Фридриха Ницше - пространно и привлекательно говорившего о горных вершинах духа, о своем одиноком и славном величии, о поисках источника непознанной обывателем особой жизненной силы. Однако сей незадачливый «предтеча» сверхчеловечества окончил свою несчастную жизнь более чем печально, переживая тяжелое психическое расстройство, осложненное последствиями застарелого сифилиса, полученного им еще в ранней юности. Этот несчастный безумный гордец, так красочно толковавший о своей немыслимой сверхдуховности, получил сию дурную болезнь в дешевом публичном доме. Да и свои «заоблачные путешествия» Ницше совершал в полуобморочном состоянии, которое медицина справедливо именует обострением психической болезни. О последствиях подобных опытов над собой говорит и архимандрит Иустин Попович: «Европейский человек дошел до своей судьбоопределяющей и головокружительной высоты. На вершину своей вавилонской башни он поставил сверхчеловека и хотел им завершить здание, но сверхчеловек сошел с ума перед самой вершиной и сорвался с башни, а башня вслед за ним разваливается, разрушается и ломается войнами и революциями».

Для сверхчеловека «несовершенные» понятия «недочеловеков» о совести неприемлемы, это очевидно. Кроме того, у обычных людей со сверхчеловеком общий ареал обитания, поэтому они сверхчеловеку мешают. А поскольку для последнего человек - существо мало отличное от зверя, ему, как существу «высшему», дозволено творить над людьми любые беззакония, не нарушая ни «гармонии», ни «гуманности» законов сверхчеловечества. Такой подход чрезвычайно удобен для оправдания любого геноцида. Достаточно причислить себя к разряду великой расы «божественных сверхчеловеков», и не потребуется даже оправданий!

Можно, скажем, взрывать дома, пускать под откос поезда, морить голодом и холодом города, отключать электричество, разрушать государства... Словом - расчищать для себя жизненное пространство от неполноценных человеко-особей. Можно проводить увлекательнейшие и широкомасштабные «научные» эксперименты над живыми «недолюдьми», испытывая на них ядерное, биологическое и прочее оружие массового уничтожения, подобно тому, как испытывают инсектициды на насекомых. Подобная жестокость - норма «совершенной» морали сверхчеловека.

Сверхчеловек, по мере своего «совершенствования», становится самодостаточным «подобно Богу», более не нуждаясь ни в ком, даже в остальных сверхчеловеках. А предельное «совершенство» будет заключаться в том, что последний сверхчеловек «победит» собственную смерть самоубийством!

Создатель сотворил Вселенную из ничего. Сверхчеловек же не успокоится, пока не обратит ее в ничто. Поскольку такого беззакония не произойдет никогда, он, потерпев поражение, будет самым несчастнейшим существом на свете, подобно демонам и их князю.

Таким образом, получается, что появление «сверхчеловечества» - не высшая форма развития человечества, а существенный признак приближения Последних Времен, поэтому скрытой целью всех эволюционных теорий на самом деле является... вечная смерть! Живучесть же сих теорий объясняется лишь тем, что их наукообразная оболочка служит для прикрытия главного содержимого - черной мистики, страх перед которой и заставляет молчать здравый смысл.

Несмотря на это, жажда быть сверхчеловеками цепко овладела многими «лучшими» умами племен и народов. Так, еще со школьной скамьи известен всем Раскольников из романа Достоевского «Преступление и наказание». Убивая злую старуху-процентщицу, он мучился вопросом, кто он: «человек или тварь дрожащая?» Убийство - это попытка Раскольникова утвердиться грозным мстителем мировому злу, - стать сверхчеловеком. Немало людей уже тогда полагали, что только «твари дрожащие» связаны «глупыми условностями» христианской морали. Без преувеличения можно сказать: все экстремистские, революционные, «освободительные» течения и бунты минимум последних двух-трех столетий вскормлены идеей сверхчеловека, принимавшей только приличествующие своему времени формы и являющейся главным духовным обоснованием справедливости «законного» убийства людей. Горькая правда состоит в том, что «сверхлюди» продали душу дьяволу.

Из школьного курса литературы можно вспомнить еще события романа «Овод», в котором наглядно показана жестокая мстительная среда «освободителей человечества». Отношения между карбонариями представляли собой взрывные переходы от странной безумной любви к равно неистовой мстительной ненависти. Милосердие - чуждое слово для искателей «всеобщей свободы».

Примеры имеются и в нашей истории, достаточно вспомнить скорбную участь вождей неудавшегося декабристского восстания 1825 года. Пятеро главных зачинщиков-«освободителей» были, как известно, повешены. Обычно в этом обвиняют царизм, но все было совсем не так! Как впоследствии выяснилось, главными инициаторами их казни были не «царские опричники», а их собственные «любвеобильные братья»: на казни особенно настаивали... масоны, только из более тайных и рангом повыше. Вот такой «братский дух» у этих невидимых «властелинов мира»!

Они умирают и разлагаются духовно, будучи уже не в силах остановиться перед убийством еще живых, и это в итоге становится единственной целью их безумной жизни. И вот на что еще важно обратить внимание: тайные убийцы из экстремистских обществ убивают не только человечество, но и самих себя. Дело в том, что желание убивать происходит не только от зависти и ненависти, оно выражает также неодолимую тягу к самоубийству, пока что начинающемуся с других. Самого себя убить страшно, хотя и этот черед не замедлит, обязательно настанет момент такого нервного напряжения, когда жажда смерти станет нестерпимой, и никакие убийства уже не смогут утолить растущую жажду самоуничтожения.

Идея смерти, как цели жизни, еще слишком жестока и неприемлема для подавляющего большинства людей нашего времени. Поэтому во множестве культов и верований эта цель старательно закамуфлирована. Смерть открывается людям, но лишь по мере открытого исповедания ими сатанизма, а оно стремительно приближается к «постхристианскому» миру.

Подобное стремление к небытию является почти полным подобием знаменитого культового понятия нирваны, в которой якобы достигаются пределы постижения таинственных высот «Восточной мудрости» и счастья. На деле же - и в этой идее нет ничего нового.

Мудрость жизни, согласно нирване, состоит в подобии небытия - мечтательном подобии смерти. Хороша «премудрость», нечего сказать! Насколько же должен быть несчастен человек, не имеющий Христа в своем сердце, что даже мечты о смерти он уже почитает за счастье!

Однако мы видим, что люди часто вовсе не кажутся такими уж обездоленными, как должно было бы следовать из коварных теорий «земного блаженства». В чем же причина? Все объясняется, к сожалению, слишком просто.

Окаменевшее человеческое сердце уже почти не чувствует не только чужой, но и собственной нестерпимой боли. При таком ущербном состоянии и смертельный плач души принимается за веселый «праздник сердца». Каких же немыслимых пределов может достигать этот самообман!

Хотя Православие утверждает невозможность земного рая, но акценты бытия во Христе все же иные, чем в других религиях. Не в умирании плоти находятся пределы счастья, а в том, что за этим последует. В Вере мы обретаем надежду на милость Спасителя. Христиане ищут упокоения в вечности Царства Небесного, открывающего себя верным, в отличие от иных верований, уже на земле. Тело и Кровь Христа в таинстве Евхаристии - Причастие. Это и есть таинственное Царство Небесное, невидимо преображающее людей для неземного бытия.

Святой Церкви задолго до появления эволюционного закона и холодного философского пламени больного Ницше известен будущий «сверхчеловек». Он совсем не похож на легендарного сверхчеловека - Зигфрида, воспетого Вагнеровскими валькириями и германским эпосом. Он не ариец и не китаец, он вообще не человек в обычном смысле. Это апокалиптический антихрист - человекозверь - жестокий властелин последних мгновений жизни падшего мира. «Сверхчеловечество» же - это его короткое и гибельное для слишком многих человеческих душ царство полного беззакония, злобы и страха.

Однако возвратимся к понятиям Эволюции и Прогресса. Интуитивно ясно, что они в чем-то очень близки, хотя порой кажутся даже противоположными. Эволюция настаивает на возможности неразумного развития и беспредельного совершенства живой природы. Впрочем, разум, конечно, и здесь присутствует, только почему-то именуется случайностью, другими словами - хаосом. Разумный хаос... - все равно, что разумное безумие, обычный абсурд. Прогресс же - достижение совершенства силою человеческого разума - разумная эволюция общества, в отличие от неразумной эволюции природы.

Разница кажется существенной. Тем не менее, единство Эволюции и Прогресса просматривается по их «плодам». Венцом первой должен стать «абсолютный сверхчеловек» - антихрист. Второму надлежит достичь «абсолютного совершенства» или «абсолютной истины», при которой останавливается движение разума, достигшего своего предела и становящегося потому ненужным.

Механическая «прогрессивная мысль» не в состоянии понимать жизнь иначе, нежели как некое «разумное движение» плоти. Достигнув совершенства, всякое движение прекращается. Тогда-то и должна наступить «смерть разума». Конечно, это было известно и раньше. Поэтому кто-то придумал некое подобие реинкарнации - вечное движение прогресса, лишенное смысла. Очевидно, что если совершенство недостижимо, то нет смысла и стремиться к нему!

Финалом Эволюции и Прогресса, таким образом, становится одно и тоже - смерть. В первом случае умирает жизнь вообще. Во втором - лишь один разум, хотя это то же самое. Такой страшный финал никому на первый взгляд, не нужен и должен отпугивать людей. Но что-то в собственном умирании странно и противоестественно привлекает умы пытливых исследователей, а смертельно опасные эксперименты вообще всегда были самыми притягательными в науке.

Следовательно, по большому счету, Прогресса быть не может. Но все мы видим, что технический, научный, образовательный прогресс - явно налицо. Самолеты, поезда, космические корабли, компьютеры и тому подобные технические средства не были известны нашим даже не очень далеким предкам. Они пришли на смену телеге, канцелярским счетам и наскальным изображениям. Различными методами выводятся новые породы, например, собак и коров, а в будущем - совершенно новых животных или вирусов.

На самом деле здесь существует некая подмена. Наука и техника собирает новое как из своего рода «конструктора», из того, что уже имеется в природе, а не создает что-либо совершенно новое. Все происходит в пределах естественного, заложенного изначально, диапазона изменчивости живого и неживого мира и ни при каких обстоятельствах не может выйти за эти пределы.

Научно-технический прогресс не есть искомое человеком земное совершенство. Напротив, именно он является одним из самых «эффективных» способов глобального разрушения жизни на земле. Технотронная цивилизация, рожденная научно-техническим прогрессом, изначально обречена, как прожорливый и ненасытный потребитель невозобновимых природных ресурсов. Если можно назвать прогрессом раковую опухоль цивилизации, истощающую землю и человеческие души, то это действительно - настоящий прогресс! Из этого нельзя делать вывод, что все созданное техническим разумом порочно и нецелесообразно. Порок заключается в отсутствии гармонии науки и техники с природой, человеком и Богом. Гармонии не умственной, но - благодатной.

Надо ясно понимать, что многие «достижения» современной цивилизации стали следствием угасания прежнего Христианства ее народов. Хотя она не несет одно только зло, тем не менее, в ее основании лежит тайное зло - ложь, которая заставила огромное число искренних и честных людей самоотверженно трудиться над созданием современной цивилизации, отдавать ей и своей Родине все свои силы, любовь и разум. Многое из созданного ими действительно величественно, но беда в том, что еще большая часть из созданного таким трудом служила прикрытием для распространения зла на земле.

Возникновение лжи, бесстыдно исказившей высокие духовные порывы великого множества людей, было бы невозможно без трех главных ее оснований, «трех китов» - Атеизма, Прогресса с Эволюцией и Романтики. О Прогрессе и Эволюции уже сказано, что это по сути - одно и тоже. Атеизм, в свою очередь, утверждает отсутствие Бога. Это - первая ложь! Утверждение для человека настолько страшное, что само по себе не могло бы долго существовать. Ведь атеизм, по сути, прямо проповедует бессмысленность бытия. Для людей, привыкших к целесообразности христианского понимания жизни, это шок, такое утверждение неприемлемо. Цель существования - спасение души, все ясно и понятно. Но убожество атеизма сумело-таки цепко подчинить себе разум огромного человеческого сообщества. Как же это могло случиться? Только в том случае, если бы Атеизм смог предложить, кроме бессмысленности, нечто такое, что могло бы заменить прежнюю цель существования человека. Так оно и было. Новая цель жизни была без труда найдена, ею и стал злополучный Прогресс.

Это - вторая красивая ложь, которая понуждала человечество к усиленному развитию всего (не играет даже роли чего именно), что начинало именоваться прогрессивным в области науки, техники или культуры. Утверждалось, что это есть процесс созидательный, творческий, несущий безусловное благо.

Главное в Прогрессе - непрестанное движение. Как-то сразу оно ассоциируется с непрерывной суетой... бесов. Вот и в Прогрессе движение совершенно необходимо. Ведь человеческий разум, оставшийся из-за атеизма без Бога, оказывается в одиночестве, и только постоянная суета Прогресса способна хоть как-то заглушить нарастающий страх этого одиночества, вызванного распадом былого единства человечества.

Чтобы надежно спрятать все эти тяжелые переживания души, движение прогресса всегда вынуждено быть решительно напористым и по-юношески задиристым, порой даже срываясь на злобную агрессивность. Ломать догмы и традиции, утверждать новую правду, сокрушать только что казавшееся воплощенным совершенством, покорять океаны, открывать и закрывать разные америки, строить паровозы и космические корабли, изобретать туалетную бумагу - всего не перечесть. Снова сама собой напрашивается аналогия с первыми «сокрушителями догм» - демонами. Разница лишь в том, что у демонов все злое, а у человека еще немало сохранилось доброго. Да и сам Прогресс - еще не зло в чистом виде, хотя оно всегда умело скрываться в нем.

Прогресс никогда не бывает долгим. Время от времени он намеренно прекращается, и вместе с ним теряется смысл жизни, ложно указанный людям «тайной беззакония». То, что считалось хорошим, становится теперь предметом глумления, а это - тяжелое потрясение для честных людей. Таким нежданным ударом в спину стала «великая депрессия» тридцатых годов ХХ столетия для Америки, сменившая романтические идеалы братьев Райт и Эдисона на пронырливость мафии и финансового капитала.

Но вскоре здравый смысл и еще живая добродетель обычно берут верх. Тогда начинается... новая спираль Прогресса. Большинство людей, столкнувшихся с беспределом «тайны беззакония», стараются поскорее забыть происшедшее...

Вот пример. Долгие десятилетия огромные коллективы лучших ученых, инженеров и рабочих ковали «атомный меч» Советской Империи. В прессе были публикации о том, что только при получении оружейного плутония для ядерных боеголовок за прошедшие десятилетия погибли от лучевой болезни двадцать тысяч человек.

Двадцать тысяч человек положили свои жизни на алтарь Отечества!

Реформаторы не сочли жизнь этих людей сколь либо ценной. Плоды их трудов продаются сейчас за гроши Америке. Тяжело, конечно, видеть, когда так безнаказанно глумятся над самоотверженными героями. Но надо сказать, что все это в той или иной форме было задолго до этого запланировано беззаконием, натравившим на человечество свое страшное изобретение - Прогресс. Именно так легко и эффективно можно сокрушить дух простого человека, наивно вверившего свою жизнь делу безбожной «правды». Но все равно, злу не победить никогда!

Атеизм и Прогресс, это как бы «каркас» современной цивилизации, но не ее дух. Таким духом стала пресловутая Романтика, наполнившая своим мечтательным туманом души людей, пытающихся построить светлый мир без Бога. Точнее, Ему тоже «дозволяется» в нем присутствовать, но люди, пораженные духом романтики, старались Богом себя не ограничивать - мыслили «масштабнее»!

Восторженная любовь всегда являлась главным свойством романтики. Об этом еще поговорим несколько позднее. Здесь же скажем лишь то главное, что она «расширяла» объятия своей «любви» сверх меры, определенной человеку Творцом. Это лукавое дополнение, прибавлявшееся к законной любви, было скрытым беззаконием. Мир, в создании которого участвует восторженно мечтательная и нередко даже по-своему жертвенная, как у террористов-смертников, романтическая ложь, весьма опасен. Его духовность лжет, что стремится к возвышенному, потому что романтика представляет собою обыкновенную, приземлено-гадкую похоть, и не более того.

Конечно, человек, как творец, может создавать и улучшать очень многое на земле, однако человеческая жизнь отнюдь не ограничивается одними материальными интересами. Ведь материальный мир насыщен духовностью, без рассмотрения которой нельзя даже и говорить о каком-либо прогрессе материальном. Утрачивая высшее духовное совершенство и гармонию - бессмертие, человечество все более обретает низшее тленное техническое совершенство, но в этом «совершенном» техническом мире все меньше места остается для самой жизни. Только святость рождает естественные пути разумного преображения земного мира, которое во всем согласно с волей Божией. Гордость же является разрушительным противлением естеству и Божию произволению.



Церковь никогда не утверждала, что мир всегда пребывал в неизменности. Напротив, перемены являются неотъемлемым свойством времени. Достаточно открыть первую страницу первой книги Библии - Бытия, чтобы в этом убедиться. Вот первые шесть дней творения - время особых принципиальных изменений Вселенной, последовательного нарастания ее сложности и организованности. Причем развитие земной «экосистемы» сочетало в себе несколько качественных, в некотором смысле даже мгновенных, изменений с последующим плавным ее развитием. Определяющее же событие произошло в самом начале Сотворения Мира.

В начале творения вселенной «дух Божий носился над землей» (Быт. 1, 1). Мертвая на вид земля, еще не породив привычной для нас видимой жизни, уже незримо изменялась и насыщалась жизненной силой, как неким своим особым состоянием, преображалась для своей будущей жизни.

Развитие сотворенной Богом Земли породило все современные формы жизни. Это стало следствием не преувеличенной роли дарвиновских процессов «естественного отбора», но актов Божественного Творения - излияния животворной благодати, преобразившей материю. Жизнь Земли развивалась от скрытого состояния до видимого, от простых форм к сложным. Но она всегда изменялась только в пределах тех законов, которые были изначально в нее заложены. Выбор же форм и разнообразия развития ограничивался пределами разума и свободы тварного мира, не без некоего «согласия» и самой живой материи. Дело в том, что свобода и разум являются неотъемлемыми свойствами самого понятия жизни, хотя их следует понимать лишь в пределах, которые определены мерой жизни существ. Совершенно исключительной мерой свободы и разума наделен человек, сотворенный Богом особо от прочих земных тварей.

Итак, не слепая эволюция и естественный отбор, а воля Творца и разумно следующая ей свобода твари породили нынешнее многообразие мира. Разрушительная «случайность» пришла в мир вместе с грехом, нарушившим гармонию единомыслия всего сущего. Воля земной твари через падение своего господина - человека была повреждена, но не совершенно. Творец не лишил Свое творение воли.

«Случайность» - следствие греха, нарушение естества воли и разума, проявляющееся, соответственно, в безволии и безумии. Иными словами, это поражение любви, делающей тварь творцом. Случайность - не творец, она не способна породить ничего жизнеспособного, все созданное ею уродливо и нецелесообразно. Более того, поскольку грех породил в мире противоестественную смерть, то и случайность тоже несет в себе смерть.

Всякое рациональное изменение живого мира происходит в процессе активного противодействия жизни разрушающему хаосу случайности и ее смертоносности. Так, приспособление к среде обитания, прежде всего есть акт свободной и разумной воли, а не только удачное сочетание некоторых изменчивых свойств твари, понимаемых обыкновенно под естественным отбором. Хотя, надо признать, что эта воля чаще всего проявляется в формах не только мало изученных человеком, но и вообще выходящих за пределы конкретного существа. Разум жизни противостоит хаосу смерти!

Грех, хотя и исказил прежнюю гармонию мира, но не имеет сил уничтожить ее полностью. Очевидное нарастание в мире зла не побеждает сотворенное Господом, а лишь делает совершенство мира невидимым для падшего разума. Это, как показано, не отрицает эволюционного развития вовсе. Но Эволюция происходит не в том понимании и не так, как имеет в виду современная наука.

Любое патологическое несовершенство, имеющееся в нашем мире, порождено ничем иным, как начальным и последующими грехами человечества. Все уродливое на земле возникло только по вине падшего человека.

Человек был сотворен световидным, благодатным, более духовным, чем материальным, скорее ангелоподобным, чем плотским, каковым он стал после своего грехопадения и изгнания из Рая. Душа вначале всецело царила над плотью, как и дух над душой. О возникновении любого рода «случайных», как говорят, мутационных процессов не могло быть речи. Плоть вполне подчинялась тем изменениям, которые были угодны человеческой душе, а душа была послушна Богу. И ни одна хромосома не вольна была творить, что ей «заблагорассудится».

Впрочем, и по сей день душа не вполне утратила контроль над очень многими функциями плоти, и контроль этот более силен, чем это принято считать, хотя его сила и совершенство существенно уменьшились. Для того же, чтобы человек мог выжить и после ужасного грехопадения и хоть как-то добывать себе пропитание в переставшем повиноваться ему мире «сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Быт. 3, 21). Господь каким-то таинственным образом дополнительно защитил беззащитную в новых условиях существования человеческую плоть, лишившуюся световидности. Грех почти полностью скрыл первоначальное совершенство и гармонию мира. Так что, нынешняя его красота и гармония - лишь слабый отблеск былого величия и совершенства. В этой связи уместно было бы сказать и еще об одном аспекте - своего рода «эволюции», происходящей в мире.

«Совершенствование» человечества в грехе порождает все нарастающие негативные изменения в природе. Накопление греха приводит и к накоплению негативных изменений. Так возникает «эволюции вырождения».

Эта нечестивая эволюция грехопадения во всем противится жизни. Здесь тоже не обойтись без разумной движущей силы, но сила эта - демоническая, без устали создающая свое тщетное беззаконное царство, дабы затмить Царство Божие. «Есть у этого невидимого царства духов особые места - тронные, где составляются планы, получаются распоряжения, принимаются отчеты... Это глубины сатанины... На земле, в среде царства их из людей, места сии суть союзы злодеев, развратников, особенно неверов-кощунов», - так говорит святитель Феофан об устроении мира, противящегося жизни.

Именно там зарождается «эволюция вырождения» человечества, напрямую связанная со злой волей демонов. Когда мера греха переполняет Божие долготерпение, происходят внезапные перемены, совершенно меняющие картину мира и образ жизни человека. Благодать либо отходит от противящихся ей, либо обильно изливается на них гневом Божиим, как происходило не раз. Природа и все ее несчастные зверушки - невольные участники этой трагедии. Главных таких катастроф было несколько, и они являют собой некую «эволюцию катастроф». Рассмотрим кратко некоторые из них, не претендуя на глубину анализа.



Первая катастрофа произошла сразу же после изгнания Адама из Рая.

Бессмертный человек вместе с грехом нашел смерть. Вместо владычества над миром, он обрел возможность вечных мучений в обителях черной бездны. Все твари, от неживой природы до зверей и микробов, были даны человеку в полное подчинение. После грехопадения все это вышло из повиновения. Ранее способный умом объять весь мир, понять его предназначение, человек потерял свой дар. Даже если бы творение и осталось в покорности человеку, он все равно не смог бы им распоряжаться. Наступило бессилие. Люди перестали править Землей.

Грехопадение стало первой глобальной «экологической» катастрофой, следствием которой стали многочисленные страшные перемены, в частности, преобразившие некоторые живые создания в хищников и паразитов. Но и они не могли бы появиться, если бы милосердие Творца совершенно покинуло людей. Произошло не полное крушение мира, но только глубокое его изменение. Гармония и целостность вселенной остались неизменны, но они стали теперь более скрытыми, чем раньше, а тварный мир - более уязвим.

Хищные динозавры и другие по всей вероятности не менее ужасные и нелепые твари, наполнили в те времена собою землю. Самим своим видом они служили постоянным укором согрешившему человеку.

Вторая катастрофа последовала вскоре за первой. Ее вызвало первое убийство человека человеком. Завистливый Каин убил праведного Авеля, брат убил брата! Оба они принесли жертвы Богу, и жертву Авеля Господь принял, поскольку она была чиста и искренна. Авель вложил в дар Богу всю душу, всю свою любовь. Жертва же Каина была отвергнута, ибо он принес ее с холодным сердцем. И тогда неведомые ранее зависть и обида на Бога поразили неискушенного в грехе Каина. Так обычная в наше время теплохладность в Вере послужила началом страшной трагедии, продолжающейся и по сию пору.

Господь хотел остановить разгоравшиеся в душе Каина смертельные страсти, сказав ему: «Если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4, 7).

Оказывается, «безобидная» теплохладность ведет к зависти и убийству! Каин был предупрежден и мог победить свой грех, возвысившись над ним, но предпочел силе праведности бессилие пред демонами и страстями. Упоительная лживая сладость греховной обиды и зависти захлестнули его горючими слезами, от которых он так и не захотел отказаться. Сладость сладостью, но боль греха мучительна, и это не могло продолжаться вечно. Требовался какой-то выход, и лукавый услужливо подсказал его: надо было убить ненавистного брата, оставшись... единственным святым на земле. Каин еще не ведал, что убийство не дает святости, а запечатлевает в грехе.

Пролилась первая невинная человеческая кровь, свершилось братоубийство! Обманутый бесами, опустошенный Каин бежал прочь с места злодеяния, нигде более не находя упокоения. Он строил города, окружал их оградой, изобретал ремесла, создавал искусства - ничто не приносило покоя, не умаляло страха. Мир душе могло дать только раскаяние, но его так и не последовало за все две тысячи лет вплоть до истребления всего Каинова семени Потопом. Однако и его воды не смогли смыть былую скверну. Греховная память человечества запечатлела в душе тот скверный дух.

По-прежнему страх гонит по Земле духовных наследников Каина, именующих себя обыкновенно духовной элитой. По-прежнему они рвутся в науки, искусство, коммерцию, вкладывают в суету все силы и страсть души. Результатом этого духовного блуда становятся спруты банковской системы, бесчеловечные эксперименты, а также параноидальная какофония звуков, цвета, слов, именуемая гениальными творениями. Сами «каины» могут иногда сидеть на месте, но неугомонные мысли мчатся наперегонки от окаянной безысходности. Только очень сильная страсть может собирать такой распадающийся от безумия ум.

Люди после безумного поступка Каина разделились на два племени: благословенных потомков Сифа - третьего сына Адама и гибельный род человекоубийцы Каина (Быт. 5). Не было сначала «средних». Либо ты - Божий, либо - богопротивник. Единое доселе человечество распалось на две половины.

Подобное разделение на благословенных и проклятых будет снова происходить, согласно Евангелию, по мере приближения Конца Времен. Все нынешнее многообразие народов постепенно сведется к двуполярному миру: исповедующих Христа - добрые колосья «пшеницы» и тех, кто Его ненавидит всеми силами своей души - ядовитые «плевелы» (Мф. 13, 30).

Давнее разделение человечества на два племени или народа может показаться нынче незначительным фактом. Сейчас племен и народов гораздо больше, чем в те далекие времена. Но это только на первый взгляд. Нарушение единства всегда вызвано умалением любви в мире. Умаление любви, после прихода на землю каинова греха означает, что смерть еще глубже вошла в человеческое сердце. Теперь стали подвластны смерти не только отдельные люди.

Человечество - уникальное духовное творение, особая духовная общность людей, также стало смертным, как и каждый человек в отдельности.

Последующие события библейской истории вполне это подтвердили. Так, Всемирный Потоп - это лишь один из многих образов будущей гибели. Но ни воды, ни огонь будущего Страшного Суда - не являются причинами смерти. Они только совершают «обряд погребения» над уже духовно умершим «телом» человечества.

Духовные последствия первого убийства простираются до наших дней. Разделение означает возникновение обособленности, некоторой замкнутости. Каинов грех, кроме всего прочего, приводит к возникновению в общественном мире противоестественного одиночества, которое порождает вслед за собою чувство обиды, прекращающей общение замкнувшегося человека с внешним миром. Множество таких одиноких людей становится легкой добычей духов злобы - демонов. Именно злое одиночество, сокрушающее единство человечества, сделало возможным возникновение на земле особого очага беззакония, средоточия сатанизма, именуемого Писанием «тайной беззакония».

Убийство Авеля стало началом всех непрекращающихся войн и основанием бесчисленных видов преступности. Не было бы первого убийства, не было бы и скверного духа, сделавшего убийство заурядным и «естественным». Так, разрушать свое Отечество в процессе зловещей «Перестройки» многим не казалось греховным, хотя это - настоящее убийство. Разрушение чужого государства еще меньше трогает душу людей с окаменелым сердцем. Большинство уже свыклось с массовыми убийствами, как с новой «нормой жизни».

Смерть, единожды попав в человеческое общество, не знает никаких пределов. Она, скованная пока «рамками приличия» и законности, уже неистово рвется на волю и ждет лишь удобного случая. Убийство Каином Авеля настолько усугубило грех человека пред Богом, что он стал «проклят от земли» (Быт. 4, 11). Теперь Земля не только перестала подчиняться человеку, но начала уже явно противиться злой воле людей.

Не это ли свойство природы, проклявшей своего былого хозяина - человека, стало главной причиной всех современных экологических катастроф земли?

Разделение человечества и проклятие его Землею - таков печальный итог второго глобального потрясения земной жизни. Эта катастрофа затронула не только непосредственных потомков Каина. В толковании на Евангелие блаженного Феофилакта Болгарского сказано: «Господь обнаруживает также, что иудеи - потомки Каина и наследники его злобы, когда говорит, что вся кровь пролитая от Авеля до Захарии, взыщется от рода сего».

Не следует, однако, утешать себя тем, что эти слова относятся к давним временам и к древним иудеям, распявшим Христа. Дух убийства и сейчас связывает тем проклятием практически уже все общество, взять хотя бы все те же аборты. Тяжесть проклятия так велика, что еще до потопа Ламех, отец праведного Ноя, пророчествовал при его рождении: «он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял Господь» (Быт. 5, 28), свидетельствуя, что потомкам Сифа видимо тоже нелегко доставался хлеб насущный, хотя они и именовались в Библии сынами Божиими.



Третья катастрофа произошла также по причине греха и еще большего духовного оскудения падшего человечества. Беда эта посетила землю уже во времена праведного Ноя и именуется в церковной истории Всемирным Потопом.

Произошла эта трагедия не сразу. Беззаконие, отделенное от святости сыновей Божиих, обманом постепенно проникло в их среду. Потомки Сифа и Каина стали породняться. Неискушенных во грехе мужей Сифовых привлекла лживая красота и похотливые ласки жен проклятого каинова семени. Они легкомысленно поверили их обманной «любви», скрывающей злобу их блудной похоти. Жены из рода Каинова быстро и умело развратили доверчивых людей. Святой и благословенный род Сифа, явивший стольких святых, увы, - безвозвратно пал. Единственным человеком, вполне сохранившим праведность в те ужасные дни, оставался лишь патриарх Ной. Только он и был сохранен невредимым со своей семьей на построенном им по повелению Божию огромном корабле - Ковчеге.

Многие люди, нанятые Ноем, принимали участие в его строительстве, как утверждают толкователи, и везде он проповедовал о приближающемся несчастии. Кто-то некоторое время верил словам праведника о грядущей катастрофе и искренне трудился на строительстве корабля, но утомленный «бессмысленной» работой, не имеющей конца, скоро уходил восвояси, увлекаемый прелестями допотопного мира. Строительство шло ровно сто лет. И энтузиасты, и наемники в итоге оставили Ноя завершать Ковчег в одиночку.

Гигантское потрясение, вызванное Потопом, кардинально изменило природу земли и ее климат. Последствия этой катастрофы нельзя сопоставить даже с последствиями всеобщей ядерной войны. Перемены были таковы, что появилось, невиданное разделение на времена года: весну, лето, осень, зиму. Уродливые, искалеченные человеческим грехом и нежизнеспособные твари погибли в водах Потопа, а жизнеспособные были заботливо сохранены Ноем. Вот, праведный патриарх Ной думал о нашем благополучии за тысячи лет до нас. Как далеко простиралась его отеческая забота о своих будущих потомках! Мы же своим собственным детям готовы оставить в наследство обугленное пепелище.

Попечение Ноя о будущем неведомых ему потомков и самой Земли потрясает своей невероятной любовью и духовной силой.

Это было не просто механическое исполнение воли Божией. То, что в Ковчеге собралось «от всякой плоти по паре», говорит о том, что к Ною отчасти вернулась прежняя власть человека над земными тварями, и они согласно воле Ноя покорно собирались отовсюду и входили в огромный ковчег. Бессловесные доверчиво слушалась праведника, а люди, оглохшие от бесчинной гордости, не слышали его призывов! Власть Ноя над зверями свидетельствует и о возвращении ему утраченного во грехе свойства любви. По мере всеобщего духовного падения благословенного колена Сифова, возрастала святость единственного избранного на земле - Ноя. В итоге гордые люди погибли, а послушные Ною звери спаслись. Господь тем самым поставил их выше человека!

Мера грехопадения человечества была столь значительна, что следствием беззаконного смешения потомков Сифа и Каина стало рождение огромных гигантов. Писание говорит о них, что они были «издревле славные» (Быт. 6, 4). В чем конкретно заключалась их «слава», Писание не указывает - видимо, она того не стоила. Ясно лишь, что прославлены они были не Богом, ибо как может Он прославлять попрание благодати грехом? Выходит, славой они пользовались среди людей. В то же время, Писание нигде не упоминает об уме, благочестии или трудолюбии этих гигантов. Нет, основание их «славы» заключалось в чем-то другом. Скорее всего, обыкновенные люди их просто боялись. Именно панический страх перед гигантами и мог вполне стать для последних желанной «славой». Но и они тоже боялись, безумный страх был унаследован ими еще от первого человекоубийцы.

Когда Каин свершил свое черное дело, он пожаловался о своем страхе Богу: «всякий, кто встретится со мною, убьет меня» (Быт. 4, 14). Сказано это было тогда, когда кроме него и Адама вообще еще никого не было на Земле! Его некому было убить! Но страх, наследованный потомками Каина, как видно, повсюду преследовал впоследствии этот несчастный и всегда окаянный род.

Гиганты были сильны и могучи. Их боялись, но они боялись еще больше! Все им было подвластно, кроме преодоления этого страха и продолжения своего рода. Иначе они упоминались бы в Писании как самостоятельное колено. Сейчас их справедливо назвали бы мутантами. Для чего им нужна была сомнительная слава, основанная на страхе перед ними? Возможно, огонь собственного ужаса они хотели погасить, вызывая еще больший ужас перед собой у других? Такой вид «бесстрашия» сейчас снова имеет широкое распространение. Подобная поведенческая патология хорошо известна. Преступная среда так вся и основана на ней. Не раз агрессивность, приводившая к войнам, рождалась... боязнью.

Однако, наличия собственного страха еще недостаточно, чтобы суметь вызвать его у других по отношению к себе. Для этого нужно уметь как-то особо напугать и без того всего боящихся людей. Нужна злоба! Откуда ее взять? Каждый черпает ее из своего «болота». Одни берут агрессивную гордость, возбуждая ее «арийскими корнями», другие - прямо из недр сатанизма, третьи - из своей попранной самими же избранности. Словом, кто во что горазд!

Допотопные гиганты, видимо неслучайно, черпали злобу из осознания своей собственной неполноценности - они ведь не могли размножаться. Этого обстоятельства вполне было достаточно, чтобы возненавидеть окружающих. Вряд ли бесплодие гигантов было случайным. В духовном смысле оно могло означать бесплодность всякой попытки соединить проклятую мистику оккультизма с благодатными дарами Святой Церкви. Никому нельзя безнаказанно соединять святость с грехом, хотя бы и вполне «безобидным».

Можно предположить, что «слава» тех допотопных гигантов заключалась и в их особой учености и образованности. Однако и эти сами по себе полезные качества являлись, к сожалению, проявлением все той же неполноценности.

Инквизиция и Третий Рейх, мистический большевизм и вообще всякие представители религиозного экстремизма не раз за долгую историю пробовали заново повторить известный допотопный опыт. Но хотя они и порождали «славных гигантов», участь последних, как и библейских, всегда оказывалась печальной. Ни один из них не вошел в спасительный Ковчег. Можно привести и другие примеры, хотя в этом нет нужды. Сказанного достаточно, чтобы сделать нужные выводы.

Четвертой катастрофой стали последствия строительства богомерзкой Вавилонской башни, иначе - «вавилонского столпотворения».

Былая святость, к сожалению, слишком скоро была забыта суетливыми потомками праведного Ноя, безрассудно растерявшими свои благодатные дары. И вот уже обезумевший от страстей человек снова возымел дерзость отмстить Небесам за свое незавидное положение и за справедливое поругание. Башня должна была стать символом противления человека воле Божией, а огромная ее высота - послужить надежным укрытием от нового Потопа, если тот вновь последует. Ученые «научно» рассчитали нужную высоту и стали строить.

Не бежать от греха, но добиться безнаказанности своих блудодеяний стремилось вавилонское «прогрессивное» человечество. Строители Башни имели дерзость узаконить всякий грех и установить первое в мире «правовое государство», в котором «право» определял только падший человек, а точнее - сам сатана. Основанием такой законности стали «общечеловеческие ценности», уже тогда имевшие хождение в явно звереющем обществе.

Вавилонская башня должна была демонстрировать мощь человеческого разума, его науки и техники, а самое главное - твердое намерение все делать наперекор Создателю. Люди хорошо запомнили прошлый урок, приведший к Всемирному Потопу, но как это часто бывает, осмысление прошлого происходило по-своему. Понимали ли несчастные, строящие свое беззаконное творение, что они строят на самом деле? Ведь они строили всемирный храм сатане, а сами по мере строительства перерождались и становились членами чудовищной всемирной сатанинской церкви.

Ноев Ковчег является прообразом будущей Христовой Церкви. Также и Вавилонская башня является символом и началом воплощения в мире демонической «тайны беззакония» - ее богомерзким капищем. Ной благодатной властью - образом царским, собирал обитателей Ковчега, зверей. Строителей башни тоже собирала вместе особая власть, но это могла быть только власть злобы, рождавшая страх покорности перед собой. Тоже - «царство»!

Но вот, внезапно произошедшее мгновенное «смешение языков» - удивительное, страшное и таинственное, но главным образом - духовное явление, за одну только ночь разделило все человечество на племена и народы. Причем, смешением языков катастрофа не ограничилась. Произошли еще и чудовищные перемены в самом плотском человеческом естестве. Тогда, по словам Отцов, в том числе святителя Димитрия Ростовского, на земле появились человекоподобные существа - сатиры, кентавры и прочие уже не совсем человеки или, быть может, совсем не человеки. Они в современной эволюционной теории получили название проточеловека.

Имеются документальные свидетельства, что одного такого козлоногого получеловека - сатира поймали где-то в окрестностях Александрии и посадили на всеобщее обозрение в клетку. Человеческих качеств в нем, по всей вероятности, обнаружено не было, так как после его естественной смерти, его тело не предали земле, а сделали в назидание потомкам чучело, которое из-за пожара до наших дней не сохранилось.

Пятая катастрофа, постигшая Землю, произошла во время Распятия на Кресте беззаконными иудеями Самого Господа Иисуса Христа!

От такого невиданного злодейства вострепетал весь созданный Богом мир. Произошло колоссальное изменение многих законов видимого и невидимого мира. Даже Солнце в самый полдень померкло «и тьма бысть по всей земли до часа девятаго» (Лк. 23, 44). Это явление, согласно достоверным и беспристрастным свидетельствам, было одновременно отмечено в разных концах земли. Наше светило от вида и ужаса содеянного безумным человеком нарушило законы своего естества и на некоторое время совершенно перестало светить. Говоря современным языком, в его недрах временно прекратилась реакция термоядерного синтеза. Вот так даже неживая природа показывает, что имеет больше разума, чем падший человек. Ведь лишенный любви, лишается и разума.

От потрясения изменилась и природа взаимоотношения мира живых и мертвых, как повествует Евангелие от Матфея: «И гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим» (Мф. 27, 52-53).

Вся природа замерла в немом потрясении перед грандиозностью и величием случившегося. Но этих катаклизмов не заметили обезумевшие люди, дерзнувшие распять вместе со Спасителем свое собственное спасение.

И все-таки Господь искупил грехи мира. Наступила Эра Спасения!

Власть демонов над человеческим миром была необратимо попрана и поколеблена Богочеловеком, но не разрушена совсем. Господь оставил человеку право выбора - умереть или спастись. Теперь «Эволюция вырождения» стала достоянием уже не всего мира, а только отвергающих спасительную Веру в Христа Спасителя. Человеку дана возможность спасения, но не без его личного участия. От каждого из нас требуются посильные и, главное, осознанные действия по спасению нашей бессмертной души. Если бы это было иначе, то тем самым человек лишался бы свободы разума и воли. Безволием же он низводится к положению вполне скотскому. Тогда становится непонятно, насколько вообще благодатно спасение Божие.

Впервые со времен изгнания из Рая, праведники всех времен и народов были выведены из преисподней, где находились вместе с грешниками. Они наконец-то вошли в закрытые ранее Небесные обители для вечного упокоения.

Началось властное отделение злобы от добродетели, которое во всей полноте завершится ко времени Второго Славного Пришествия Господня.

Трудно сказать, насколько это повлияло на законы мира физического, но мир духовный изменился совершенно. Жестокость человеческая была сломлена безмерной любовью Богочеловека. Об этом повествует Евангелие, и пишут Отцы Церкви. Все сказанное, конечно, никак не вписывается в современное эволюционное понимание мира, хотя бы потому, что здесь указаны закономерности «неизвестные» и неисследованные науками.

В процессе всеобщего разделения добра и зла, снова восстает из забвения разрушенная Вавилонская церковь сатаны. Вот уже видится завершение строительства ее погибельного духовного здания, мир усиленно готовится к поклонению зверю из преисподней. На первый взгляд представляется, что это как бы торжество сил зла, но это совсем не так. Зло лишь собирает принадлежащее себе, очищая доброе зерно от своих черных плевел.

После Христова Воскресения все на Земле переменилось. Небо навечно воссоединилось с Землею. Святая Церковь вернула утраченное бессмертие человечеству, и нет в мире сил зла, которые могли бы сломить ее нерушимую мощь. Началась новая эра и для сил зла. Ведь до явления Спасителя духи злобы еще могли тешить себя самообманом о том, что Бога или нет, или Он не такой всесильный. Они еще могли хоть как-то, пусть ложно, но надеяться на свою победу над Ним.

Теперь для «тайны беззакония» наступила страшная Эра Отчаяния. Быть может, именно отчаяние более других смертных грехов пополняет ряды «тайны беззакония» падшими, составляющими ее основу.

Нужно учесть еще одну беззаконную и погибельную «эволюцию», идея которой заключается в том, что конечный предел «совершенства» грешной жизни находится в небытии, подобном «совершенной» смерти, то есть смерти без загробного воздаяния, как в восточной нирване. Это идея, конечно, не материалистическая, а мистическая и, без всякого сомнения - сатанинская. Смертельно пораженный грехом разум ищет такое место во вселенной, где не было бы Бога. Бесплодным поиском этого желанного, но несуществующего места заняты все мечущиеся в непрестанной суете духи злобы. Они, сеющие повсюду смерть, сами ищут небытия как избавления от мучений. Но вечная нераскаянность рождает вечные страдания, а не небытие. Убийца рода человеческого ищет своего «совершенного»... самоубийства, но напрасно: смерть никогда не станет для него упокоением.

Князь мира сего страстно желает воцариться над миром. С одной стороны он ищет своей абсолютной смерти, а с другой - тоже абсолютной, но уже власти. И в этом нелепый парадокс несовместимости.

Одновременно с катастрофической «эволюцией» злобы идет духовное возрастание Святой Церкви. Она тоже прошла некую свою «эволюцию», развиваясь от Дозаконной веры древних патриархов Сифа, Ноя, Авраама и других к Закону Моисея, а от Закона - к Христовой Благодати.

Об этом еще не раз будет сказано далее. Но главное о Церкви сказано, конечно, не в этой книге, а в учении святых Отцов Церкви, в их благодатных творениях.
#11 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:11
  
1


11. СРЫВАЯ БЛАГОДАТНЫЙ ПОКРОВ



Смиренно следовала Россия крестным путем скорбей и жертвенности, отогревая сердца доверившихся ей народов. Но вот, подкатилось к ней злохитрое лукавство, вкрадчиво, но настойчиво нашептывая: «Зачем тебе идти таким тяжелым и неблагодарным крестным путем? На нем лишь одни напрасные муки. Вон там, совсем рядом, проложена такая широкая, хорошая и просторная дорога. Многие народы уже прошли по ней и все остались очень довольны!» Не сказало негодное беззаконие, что там не дорога, а смертельная ловушка. Входят живые люди, а выходят - мертвые. Цена удовольствия слишком велика!

Напрасно послушался путник злых людей, которые вывели его на обманный путь. Не спасти его, а погубить желают они. Так что, оставив тернистый путь правды, очень недолго шел он по удобному пути - разлилось поперек дороги непроходимое топкое болото. Обходить его не хочется, другой берег совсем рядом, а болото кажется неискушенному путнику неопасной мелкой лужей. Лукавые же тем временем причитают: «Как ты устал, болезный, а дорога ведь еще так далека. Обходить вокруг тебе будет неудобно, только зря утомишься, бедненький! Лучше давай-ка перейди вон по тому мостку. Он хоть на вид и неказист, но раз дорога идет прямо через него, значит он выдержит, да и болото здесь кажется совсем неглубокое».

На поверхности болота тихо плавает безобидная зеленая ряска, излучая тихий мир, покой и любовь, хотя она не такова. Пусть пока что бессильна, однако умеет ждать жертву, чтобы отобрать у нее силы, когда та будет бороться за жизнь. За мнимым незлобием скрывается бездна ненависти «тайны беззакония».

«Ряска» - это известные всем одиозные общественные личности. Сами по себе они мелки и убоги. Их функции чрезвычайно просты и состоят в механическом исполнении несложных поручений хозяина. Им надлежит скрывать злую тайну болота, служат они и «козлами отпущения» при неудачах, а также очень удобны для привлечения на себя внимания и гнева обиженных обывателей.

Через топь проложена наезженная гать, созданная иллюзиями честности лживых и беззлобия злых, утверждающих о безопасности пути через топь. Однако гать сделана так, что обрушивается под путником как раз на самом опасном месте, где его быстро затягивает трясина. Слабые идут ко дну сразу, сильные некоторое время сопротивляются. Но чем сильнее, тем туже обвивается вокруг них липкая слизь водорослей. По отдельности они непрочные, каждую легко можно разорвать, но их много и с каждой минутой борьбы становится все больше и больше. Напрасны крики о помощи, они вызывают лишь злорадный смех у бесстыдных проводников-душегубов и только скорее растрачивают слабеющие силы. Скоро они прекращаются, и приходит отчаянная покорность злой судьбе. Это уже смерть раньше самой смерти, которая, впрочем, тоже не замедлит.

Место гибели бедного путника скоро снова покрывается сытой и довольной ряской. Забвение зеленой бездны легко скрывает следы страшного преступления. Остальные в суете дней тут же забывают о происшедшем и опять доверчиво спешат на зов болота, которое томно притягивает к себе все новых, не помнящих родства «иванов». От этой нечистой силы нет никакого спасения, кроме одного - обратиться с покаянной молитвой к Спасителю. Он не оставит зовущих Его и на краю неминуемой погибели. Самому человеку дьявольские путы беззакония не разорвать никогда, а Господь это сделает легко, да еще и даст силы победить.

Откуда взялись люди-демоны, облепившие Россию как ненасытные упыри? Кажется, ведь совсем недавно этой нечисти не было и в помине. Кто-то злой, конечно, и раньше прятался в тени, но не было такой огромной, озлобленно-возбужденной оравы кровопийц, пламенно ненавидящих наш народ. Только мертвые, притворяясь живыми, могут так ненавидеть живых - больше никто!

Так, Каин убил не своего праведного брата Авеля, душа которого вознеслась к Богу, а самого себя и многие-многие поколения своих потомков. Еще более страшное убийство произошло две тысячи лет назад. Иудеи, обезумев от страха перед опутавшим их злом, распяли Христа. Злодейство это, как и в допотопные времена, породило множество новых каинов, новое мертвое семя.

Каин, как и Хам, - не национальность, а Божия кара человеку, покорившемуся духам злобы. Поверив в их всесилие, он сам становится бессловесной тварью, подобной демонам. Непрерывно дрожащий от страха перед преисподним хозяином - князем мира сего, а также от ожидания неумолимого гнева Божия, стонущий от обиды и сгорающий от неутолимой ненависти и ненасытной зависти, он все время куда-то бежит, что-то спешно делает, будучи не в состоянии сосредоточиться ни на чем, кроме мести тем, кто оказался сильнее его, покорившегося сатане. Каждый раз, когда совершается убийство Христа в лице Его мучеников или Божия Народа, среди гонителей рождаются все новые и новые полки каинов и хамов, из которых и набираются многочисленные волонтеры Армии Тьмы.

Распад Советской Империи не был всего лишь разрушением очередной неугодной беззаконным злодеям страны. Им все без исключения неугодны, но в данном случае событие является все же исключительным, ибо преступление совершено с особой целью - погубить Третий и последний Рим! Последствия разрушения Последней благодатной Империи, без сомнения, будут самыми ужасными, поскольку именно с этого начнется полное истребление остального человечества, которое в случае удачного исхода злокозненного мероприятия окажется совершенно беззащитным перед нарастающими силами тьмы. Без духовной и державной мощи Империи Россов народы мира сразу после гибели России приступят к истреблению самих себя под руководством «тайны беззакония».

В результате вышеупомянутого, впрочем, не совсем удавшегося, сквернодейства на свет появилось великое множество новых каинов. Эти духовные самоубийцы, продавшие души дьяволу, теперь всеми фибрами своего каменного сердца ненавидят живую Русь за свое собственное предательство.

За вакханалией каинов и хамов скрывается не только их явное помешательство, но также тяжелая и властная сила духов преисподней. Главная их мощь как бы неподвижна и как бы ничем не выдает себя. Смертоносное движение зла невыразимо страшно и пугает всех, в том числе самых верных разрушителей. Даже те в ужасе отшатнутся от истинного облика зла, а ведь нужно как можно дальше заманить народы в трясину бездны. Никто не должен выйти оттуда!

Но как воскрес Христос, так воскресает и обновленная Им Россия, становится невидимой и недоступной беззаконным разрушителем, напрасно тратящим свои силы и напрягающим хриплое горло в злобном крике, проклинающем Русь - он не достигнет ее святого безмолвия.

Зло очень долго, много столетий ждало своего «звездного» часа и готово ждать еще больше, чтобы враз, в один миг раздавить всех в кровавом порыве своего беззаконного торжества. Ради только этого - одного краткого мига ложного владычества над вселенной - беззаконие готово идти на любые вечные муки, страшнее которых невозможно себе и представить.

Оно, конечно, прекрасно знает о своем будущем. Уже сейчас демоны завидуют участи даже самых падших людей. Поэтому жалеть они не станут никого. То же относится и к тайным и явным клевретам «тайны беззакония» - неисцелимому безумию. В преддверии недолгого торжества, беззаконие обжигает сердца людей смертельным холодом, чтобы сделать их дебелыми, неспособными на доброе дело или простое сострадание ближнему. Злу требуется, чтобы чувство покорного ужаса перед ним воцарилось до глубины души всякого человека. Лишь тогда можно творить с людьми все, что угодно, не опасаясь последствий.

Беды, подобные нынешней катастрофе, бывали и раньше, но в прежние времена мощь православной закваски русской души, бесценного наследия святости предков - проникала в самую суть народных «генов». Она всегда оставляла России достаточно сил и разума, и русский народ всегда вырывался из липких лап лукавого Ваала, когда тот уже торжествовал победу.

В старину даже самые отпетые и неисправимые преступники каялись в грехах. Пред самой казнью, прямо на эшафоте, как часто падали они ниц в покаянных слезах пред собравшимся на площади народом, моля его даже не о пощаде - о последнем христианском прощении, о «последнем целовании» и молитвенном поминовении их пропащих грешных душ. И как часто вопль исстрадавшейся от злобы души не оставался неуслышанным! На эти покаянные слезы народ отвечал любовью и чистыми слезами всепрощения.

Сейчас же и малые, и самые страшные преступления слишком легко оправдываются безразличием наших окаменевших сердец. Беды далеких и ближних людей и народов все больше становятся в равной степени безразличными. Скорбь приходит только тогда, когда беда посещает наш собственный дом. Общество почти утратило цельность христианского миропонимания. Мощь духовных сил осталось в прошлом бывшего христианского мира, но не России.

Не все исповедуют Христа. Не все исповедуют Его правильно, но шаткое вселенское равновесие современного мира определяется чистотой Веры Православных народов, а она сейчас стремительно умаляется, хотя такое все-таки происходит не везде. Россия одновременно как бы умирает, но и медленно просыпается от своего долгого дурмана - забытья.

Первопричина многих мировых социальных потрясений кроется не в беззаконных действиях тайных сил, они всегда пребывали в нашем мире. Дело в том, что человек бессилен противостоять многообразию сил зла без Божией помощи, но по неверию и гордости постоянно ее отвергает.

Народы один за другим покидают Царство Света, с безрассудным отчаянием бросаясь в объятия тьмы. Христианство все чаще становится для современного «цивилизованного» человека не способом и целью жизни, а «устаревшей традицией аборигенов», к которым с пренебрежением относят и наш многострадальный народ. За таким презрением для многих и поныне скрыта тихая Тайна России - Тайна Христа! Это не только тайна жертвенности и позорной казни, но и Воскресения. «Просвещенное человечество» все больше устремляется к познанию неизведанных глубин мироздания, где «вольное движение разума по пути прогресса» уже не сковывается «глупыми» ограничениями, которых так некстати требуют «давно устаревшие» христианская нравственность и нормы жизни.

Стремительно наступает эпоха, предвозвещенная Церковью - время всеобщей апостасии - рокового для человечества массового отступления от Христа.

«Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам» (Мф. 12, 30-31), - говорит Спаситель.

Так, нынешняя интеграция народов вовсе не предусматривает в себе места для Христа. Следовательно, по слову Божию, она является новым расточением сил, а ее дух - хула на Святаго Духа и потому она не будет прощена Богом.

Во всем мире сейчас в том или ином виде происходит Глобальная Перестройка. Человечество вовлечено в процесс создания принципиально новых мировых отношений, в основании которых лежит явное антихристианство. Оно пока не показывает явно свой демонизм, но лишь потому, что для того еще не настало время. Чтобы вконец затуманить головы запутавшихся людей, им говорят, что строящееся общество будет основано на новых гуманных законах, которых человечество раньше не знало, а сейчас - узнало. Как будто прошлый опыт цивилизации уже не имеет никакой ценности!

«Номоканон» или «Кормчая» - в этой книге собраны церковные и государственные законы общественной и церковной жизни. Она была создана не «высоким парением» самодовольного разума, а молитвенным созерцанием воли Божией. Ее писали святые Отцы и святые цари, а сами законы рождены дарами благодати Святаго Духа. В этом и заключается коренное отличие сего древнего свода законов от гордого самомнения современного законодательства.

Многие нынешние «творцы новых законов», основанных на «общечеловеческих ценностях», не ведают о божественном происхождении Закона.

Не понимая его духовного предназначения и целей, законотворцы, пусть невольно, но все же вторгаются в область мистическую, где цена безответственности слишком велика - собственная жизнь или смерть. Сошлемся на Закон Моисеев - безусловный образец законодательства, основанный не на самочинном мудровании, а на ветхозаветной благодати:

«Кто будет злословить отца своего или свою мать, тот да будет предан смерти...

Если кто будет прелюбодействовать... да будут преданы смерти...

Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною... да будут преданы смерти...

Кто смесится со скотиною, того предать смерти...

Мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти... (Лев. 20, 9-27) - бескомпромиссно требует Закон, данный Ветхому Израилю Богом через великого Пророка Моисея. Просто и лаконично Закон выражает свое отношение ко многим нынешним проявлениям пресловутых «общечеловеческих ценностей», безоговорочно принимаемым современным «цивилизованным» обществом. Непочтение к родителям, блуд, содомия, колдовство, «молитвенное целительство», экстрасенсорика, астрология, оккультизм - все каралось только смертной казнью.

Взглянем вокруг. Презираемая еще совсем недавно и смертельно опасная для духовного климата содомия ныне становится просто эпидемией. Особенно она процветает, как нарочно проговариваются блудливые средства массовой информации, в высших политических и «культурных» сферах. Содомиты «пошли во власть». Ведьмы и ведьмаки, не уступая им в настырности, не сходят с телеэкранов, безнаказанно проповедуя свое гибельное для человека «искусство» приражения, «энергетического здоровья» и прочих мистических ловушек.

Мировое сообщество «отменило» новозаветную Благодать Христианства. Раз уж так вышло, то по идее, надлежало бы вернуться в законотворческой деятельности к закону Моисееву. Выше его не было на земле закона! Но и этого не происходит. Дело в том, что те «культурные особи», против которых направлены грозные предупреждения, сами часто контролируют создание новых законов.

Дело совсем не в жестокости древнего Закона, а в том, что такие люди несут смертельную опасность миру своей демонической духовностью. Общество просто обязано избавляться от таких «меньшинств» во избежание собственной гибели! Опасность для души, не защищенной оградой Закона, в ветхозаветные времена была настолько велика, что только физическое истребление подобных лиц было в древности единственной, и то лишь отчасти действенной защитой народа от духовного самоуничтожения.

Ветхому Израилю, ведомому Моисеем в Землю Обетованную, надлежало полностью (!) уничтожить все семь богомерзких народов, нагло воссевших в этом благодатном Центре Земли. Израиль отнесся к этой задаче слишком легкомысленно. Поэтому, заразившись скверной, которую должен был истребить, был наказан сам - неосмотрительное ослушание Закона послужило причиной его собственной гибели, хотя и много столетий спустя. Пусть нескоро, но Закон всегда наказывает любого ослушника.

Новозаветные времена многое изменили. Неизреченна милость Божия! Исцеление и прощение любого страшного греха, будь то содомия или колдовство, теперь можно получить в Таинстве искреннего покаяния. Для этого требуется наличие доброй воли и осознание смертельной греховности соделанного. Нужно еще терпение скорбей, посылаемых Промыслом Божиим для целительного очищения души от скверны. Но ни терпения, ни покаяния в наши дни почти не осталось. Вместо этого происходит «переоценка ценностей», и народы капризно уходят от Благодати Христовой, следуя собственным эгоистичным законам.

Почему-то именно все богомерзкое и богопротивное становится модным и не только не наказывается, но порой даже является признаком хорошего тона. Получается, что именно те богомерзкие сообщества, которые нарушают заповеди Божии, являются предметом особого размножения, и случайным это явление назвать никак нельзя. Такого массированного насаждения духовной смерти на государственном уровне не было, наверное, с начала Христианской Эры, хотя чрезвычайная опасность таких явлений совершенно очевидна для любого здравомыслящего человека.

Происходящее свидетельствует о том, что идет массированное проникновение организованных сил зла во властные структуры человечества. Именно они растлевают общество, поощряя разврат, насилие, оккультизм, наркоманию, бандитизм, принимающие постепенно необратимый характер.

Ощущение близости зла преследует человека в виде постоянной неясной тревоги и безотчетного страха, косвенное проявление которых состоит в неутолимой жажде познания, в мечтательных поисках духовной свободы. Если же начинаются поиски виноватого, начинается Война.

Человек получил посланного Богом Отцом Благодатного Утешителя - Святаго Духа, наполнившего благодатью Святую Христову Церковь. Человечество, принявшее Христа, оказалось под благодатным Божиим покровом. Уже две тысячи лет люди имеют не просто упование и надежду на будущее спасение, но само спасение таинственным образом воплощается в Церкви Божией, присоединившись к которой, человек уже здесь, в смертном мире, оживает будущей вечной жизнью.

Что еще требуется? Не греши, а коли согрешил - покайся. Молись, причащайся Тела и Крови Христовой и - жив будеши. Что тебе еще нужно? Все есть! Но не таков современный гордый человек, все меньше обращающий потухший взор к вечности горнего мира и все больше взирающий лишь на земное благополучие. Наше время - не время спасительного покаяния, а гордых и блистательных побед над космосом, над ядерной энергией, над генетической природой всего живого, над гигантской коммунистической Империей России, наконец.

Решение наболевших вопросов современной цивилизации люди ищут не там, где оно есть, но там, где позволяет его искать надменная гордость ума. Он же, давно зараженный безумием безверия, все чаще и чаще вторгается в пугающую сумеречную духовную область, где находятся «обители» зла. Не туда, где ярко светит Солнце Правды, устремляется душа, а во тьму, где господствуют духи злобы.

Человек уже не стремится к познанию высших духовных понятий, требующих от него немалого труда и терпения скорбей. Не ведая о высшем, он направил ум к познанию низших законов тварного мира, и преуспевая в изучении их, одновременно утрачивает само понимание духовности.

Современные науки, даже такие как медицина и биология, постоянно соприкасаются в своих исследованиях с человеческой душой, но упорно игнорируют ее, как вообще несуществующую субстанцию. По сути, научные исследования продолжают опираться на устаревшие традиции механистического понимания мира - ложное порождение атеизма, которое было характерным для всего девятнадцатого столетия. Но от него уже давно отказалась даже сама механика, осознав относительность огромного большинства фундаментальных величин и понятий в рамках макро и микромира.

Возникновение же жизни, ее развитие и самобытность, наука объясняет только информационной природой наследственности - хромосомами. Даже при поверхностном рассмотрении, это направление является тупиковым научным путем, который не в состоянии объяснить механизмы большинства процессов организма от момента его зарождения и в продолжении всей жизни.

Нынешнее состояние окружающей природы и человека кажется наукам совершенно естественным, что является своего рода постулатом практически всех современных научных концепций и вообще мировоззрения современного человека. На самом деле - все наоборот, поскольку грех противоестественен природе человека, как и его последствия: болезни, малая продолжительность жизни, да и сама смерть.

Можно привести пример из Писания. В книге Бытия говорится: «И сказал Господь [Бог]: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет» (Быт. 6, 3).

Это суровое предупреждение было произнесено Богом до Всемирного Потопа, когда люди еще жили по несколько сотен лет. Исполнение же приговора произошло тогда, когда беззаконие умножилось сверх всякой меры, уже после Потопа. Люди получили Божие предостережение о грядущем наказании, но по своему обыкновению не вразумились. Даже совсем недавняя погибель допотопного мира не смогла их образумить. Почти сразу после Потопа потомки Хама вновь бросились в бездну греха. Очевидно, что последовавшее сокращение жизни обусловлено не простым включением так называемого пресловутого «гена убийцы». Произошли глубокие изменения в природе человека.

Все перемены продолжительности жизни людей связаны с грехом.

Современная наука занимается не устранением греха, как изначальной причины всякого заболевания. Духовное очищение, стяжание святости, благодатно изменяющие саму природу человеческую, объектом исследования давно уже не являются. Медицина, скажем, давно подбирает способы длительного поддержания жизнеспособности человеческого организма в его нынешнем греховном состоянии, но тщетно человек пытается избежать смерти, не отказываясь от своих похотей.

Отрицая духовность мира, а с ним и саму жизнь, люди все больше и больше становятся не частью живой природы, а как бы омертвевшими сторонними наблюдателями. Поэтому и сами принципы изучения окружающего мира становятся средством отторжения человека от него. Становясь все «умнее», люди становятся все более одинокими и несчастными, но в этом нет правды. Это не то величественное одиночество, в котором живут святые отшельники, слезно молящиеся за весь мир, а тяжелая самозамкнутость ожесточения и глубокой обиды на всех. Отторгая живое, человек, становится подобным убийце Каину, «проклятым от земли», и это проклятье - страшная «награда» за поклонение гордому разуму и убийство «Авеля» - собственной бессмертной души.

Главным результатом грехопадения стала для человека почти полная утрата богообщения - единственного истинного источника жизненной силы и самой жизни. Венец творения часто опускается до состояния противоестественного, ниже скотского. Став жалким рабом бессловесных страстей, человек с лживой безответственностью продолжает мнить себя прежним властелином природы.

Но по милости Божией, люди еще не дошли до богоотверженности, которой достигли падшие ангелы - демоны. Более того, Сам Господь наш Иисус Христос в положенный Им срок воплотился во чреве Пречистой Божией Матери и пришел в грешный мир, чтобы спасти человечество от вечных мук.
#12 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:14
  
3


12. ГОРЯЩИЕ СНОПЫ



Духи злобы очень горды и, конечно, не имеют намерения служить Богу, однако, сами не желая того, являются у Господа нечистой служебной тварью. Не без «помощи» злых сил, хотя и вопреки их воле, неумолимо свершается Промысл Божий, ведущий человека к спасению и очищению вселенной от всякого зла. Вездесущие же духи злобы обманом соблазняют народы, однако больше всех они обманули самих себя.

«Для Бога все возможно, никто не может сопротивляться его Божественной власти», - говорит преподобный Иосиф Волоцкий в своем «Просветителе». - «Бог не хочет даже по отношению к дьяволу поступить неправедно. Ведь если бы... Бог победил дьявола... силой, дьявол начал бы говорить: «Я неправеден - но и у Бога нет правды, и Он совершает все принуждением и силой; я победил человека, но Бог, победив меня, насильно и неправедно отнял у меня человека», - и был бы прав. Но Владыка не допустит дьяволу говорить, что тот победил человека, а сам был побежден Богом. Поэтому Бог несказанным устроением задумал подать нам победу над дьяволом».

Сказанное преподобным Иосифом о бесах равно применимо и к злым людям.

Господь дает человеку могущество и мудрость самому попирать демонические силы. И дает их не только верным. Хитрые обманщики - противники Христа - тоже никогда не остаются без дела. Без отдыха и устали кропотливо трудятся они, чтобы погубить всех людей, но результат их трудов всегда противоположен желаемому! Вспомним, как упорно трудились нечестивые фарисеи убить Христа. Но в результате своих нечестивых трудов, богоубийцы немало способствовали нашему спасению, хотя бы и ценой собственной погибели.

«Господь Бог Божественною своею мудростию перехитрил египтян, Саула, Иеровоама... - так и сейчас Божественной мудростию и ухищрением Своего Божественного коварства Он убил дьявола... спас род человеческий от ада. В Божественном писании много случаев хитрости и коварства ... Господа Бога». - На первый взгляд, последнее утверждение весьма странно. Мы ведь знаем, что Бог есть Любовь, и это как-то не вяжется с традиционными представлениями о коварстве и хитрости. На самом же деле, преподобный Иосиф лишь показывает необозримость попечения Божия о человеке. Там, где нам кажется, что пришла наша погибель, на самом деле кроется смерть самих погубителей. И это справедливо!

«Нам не следует смущаться, соблазняться или сомневаться по поводу этих случаев хитрости и коварства, но только веровать в безмерную глубину Божьей мудрости», - заканчивает Преподобный эту свою чрезвычайно важную мысль.

Божии «хитрость и коварство» на деле означают хитрость и коварство самих демонов, мудро и справедливо направленные Творцом против них самих.

Примером может стать Исход Израиля из Египта, когда он своим коварством, но вполне согласно с волей Божией, взял себе многие сокровища Египта. Иной пример подобного хитрого коварства приводится в книге Иудифь. Иудифь была благочестивой и богобоязненной вдовой, прекрасной видом и душой. В то время по приказу Ассирийского царя нечестивый полководец Олоферн с огромным войском вторгся в пределы Израилевы, чтобы погубить его. Как единственная надежда на «спасение», народу предлагалось отречение от Бога, разрушение Храма и признание богом Ассирийского царя. Для многих такое отречение было хуже смерти, народ единодушно взмолился о помощи ко Всевышнему и был услышан. Господь послал спасение в лице праведной Иудифи, обманно пришедшей в стан к Олоферну, выдавая себя за предательницу. Прельстившись неописуемой красотой Иудифи, Олоферн устроил для нее пир. Но когда он упился, Иудифь отсекла нечестивому голову и спешно покинула стан врага.

«Коварное» убийство полководца настолько напугало его войско, что оно спешно удалилось восвояси. Так, Божии «хитрость и коварство» дали мужество и славу слабой женщине - Иудифи, и они же отобрали его у огромного посрамленного ею войска. Как могла одна единственная вдова напугать стольких суровых воинов, привыкших к многочисленным победам над сильным противником? Естественно, нельзя все объяснить только личным мужеством действительно бесстрашной Иудифи, именно благодать Божия «коварно» дала ей особые силы попрать гордых завоевателей.

Человеку самому не хватает ни сил, ни ума для своего спасения. Часто он находится в смятении от одолевающих его страстей. Злые силы причиняют людям огромные скорби, мучая их и не давая нигде пристанища. Но как часто демонские козни приводят несчастных к спасительному кораблю Церкви, возвращая их к Вере.

Когда же народ вновь удаляется от спасительного покрова Церкви, на него снова немедленно нападают духи злобы и злые люди, увлекая в бездну трясины. Но стоит только начать отвращаться от мерзостей, само уклонение от зла возвращает человека в Церковь - вот вам снова Божие «коварство»!

Не может человек быть нейтральным по отношению к добру и злу. Либо он обретает любовь и свободу во Христе, либо злобу и рабство князю мира сего; либо вольно тянется к Свету, либо страстно и безвольно устремляется в бездну.

Погибнуть, конечно, проще. Чтобы погубить свою душу, можно вообще ничего не предпринимать - смерть придет сама. Склонность падшей людской природы к греху такова, что она и без посторонней помощи увлечет человечество к вечной погибели. Здесь даже нет нужды в особых ухищрениях «тайны беззакония». Последняя лишь ускоряет «естественное» течение событий, «помогая» человеку пасть еще ниже и быстрее. Ей нужно, чтобы земные и посмертные мучения человека были как можно страшнее и безотраднее, и это, надо сказать, ей нередко удается.

Но и без этого множество людей, пусть даже по-человечески добрых и отзывчивых, печально оканчивают свой земной путь, будучи уверены в своей праведности и добродетельно прожитой жизни. Растили детей, не делали зла, не крали, не убивали, добросовестно работали на благо Родины и тому подобное. А ведь они даже и не поняли за всю свою жизнь, что такое на самом деле добро и зло. Это ужасная трагедия огромного большинства людей, живущих на Земле!

За тысячелетия до Рождества Спасителя было великое множество добрых, честных и порядочных, по тем же человеческим понятиям, людей. Были и великие Пророки Божии. Но ни один из них не смог войти в Царствие Небесное. Для этого, оказалось, недостаточно простой доброты и человеческой любви. Нужен Спаситель! Нужна Любовь Божия, а она только в Вере в Господа нашего Иисуса Христа. Небо открывает не любовь человеческая, а Любовь Совершенная.

Спасение, в отличие от погибели, требует огромных усилий, но и они могут оказаться в итоге бесплодными. «Без Церкви нет спасения». Господь создал Церковь, потому что вырваться из лап беззакония без ее помощи невозможно! Когда люди перестают все это понимать, они становятся совершенно неспособными противостоять многочисленным ухищрениям «тайны беззакония». В такие времена зло становится особенно организованным, агрессивным и «концентрированным».

Организованность мирового зла можно в известном смысле сравнить со всемирной «канализационной системой», непрерывно собирающей из мира как само зло, так и всех уловленных им неисправимых людей.

«Система» впитывает смрадные нечистоты и нечестивых, восставших в злобе, гордости и обиде на Бога. Она всегда исправно работала среди любых народов. Если бы эта своеобразная «канализация» надежно не функционировала, то быть может, зло разлилось бы повсюду в таком количестве, что человек, погружаясь в него, даже не замечал бы своего падения - не с чем было бы сравнивать. К счастью, организованное зло подобную возможность людям предоставляет.

Из своей богомерзкой системы поглощения человеческой мерзости духи злобы даже пытаются создать особую Систему Управления Миром.

Страхом, парализующим волю, нельзя заставить любить по-настоящему.

Впрочем, страх страху рознь. Страх Божий - сильное врачующее средство. Страх демонический, непокаянный, несет в себе ожесточение и глубокую обиду. «Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9, 13), - говорит Спаситель. Господу нужна любовь - милость, по слову Евангелия, а не просто формальное исполнение законов Божьих. Надлежит испытывать отвращение к греху и его пагубным последствиям, понимая справедливость Божия наказания через попускаемые скорби, а не ощущать животный страх перед возмездием за неправедные дела.

Так, некогда к Христу приступили не в меру ревнивые в вере фарисеи и теплохладные, почти атеисты, саддукеи. Те и другие требовали показать знамения на небе (Мф. 16, 1-4). Блаженный Феофилакт поясняет, что они просили у Господа остановить солнце или луну или помрачить их свет.

Пришедшие искали страшного чуда, но Божественная любовь не приходит от ужаса. Богу потребны люди свободной воли, а не рабы страха, какими желали стать фарисеи и саддукеи. Напротив, Господь обыкновенно совершал «тихие» чудеса кротости и милосердия. Они никогда не возбуждали в израненных скорбями людских сердцах страха перед Ним, а приносили мир и покой, открывавшие людям забытую сладость богообщения. Духовный рай тогда входил в человеческое сердце, чтобы более не покидать его никогда. Это покаянное и слезное осознание милости Божией рождается особым страхом - Божиим, великим чувством, несущим в себе начало любви.

Господь отказался совершить пред гордыми «ходоками» страшное чудо. Фарисеи и саддукеи так и ушли не уверовавшими. Они готовы были поклониться, но не любви Христовой, а парализующему волю страху. Им не нужна была любовь, а Богу не нужно было страха. В великом смирении и любви Христовой неразумные просители чудес требуемого ужаса не обнаружили, зато в конце концов нашли его с избытком в ином месте, отдав свои бессмертные души злому существу, достойному, по их мнению, именоваться «богом». Вырваться из его лап они в своем большинстве, к сожалению, уже не смогли. Ужас бездны мгновенно преклонил их дрожащие колени и жестокие выи до самого ада - наступило подавляющее разум и волю «бесовское смирение», от которого человек быстро перестает быть человеком, утрачивая свободную волю, но не находя в этом «смирении» покоя души. Поклонение злу не дает утешения.

Фарисеи жили в фанатичном исступлении ложно возбужденной веры. Саддукеи, напротив, верили мало и искали в «вере» больше земной власти, чем спасения. Но все вместе они по-настоящему и достаточно искренне исстрадались без Бога! Жажда поклонения Творцу присуща человеческому естеству. Таким он создан, и без Веры жить не может. Поэтому пришедшие к Христу почти неложно искали Бога, и почти нашли Его. Господь даже Сам явил им Себя, ведь не будь на то Его воля, они никогда бы не встретились. Но Спаситель так и остался невидим для них, по причине демонической гордости, равно присущей фарисейству и саддукейству. Несчастные слишком крепко были связаны сей страстью, избавиться от которой с Божьей помощью они отказались.

Свою гордость любой человек, понимая это или нет, всегда хочет сломить, потому что она причиняет непрестанные и нестерпимые мучения. Но избавиться от нее непросто. Страх Божий в этом деле - самое верное средство. «Начало премудрости страх Господень» (Пс. 110, 10). Этот страх - особого рода. Он не связывает волю, а освобождает ее от власти страстей, чем подобен страху за проступок перед любящим отцом, для которого осознание чадом вины - уже радость. Страх Божий не несет в себе ужаса, отчаяния и непрощения.

Если бы все грешные немедленно наказывались, то они, может, и пришли бы к Спасителю, но их привела бы не любовь, а лишь страх наказания. Именно таким страхом собирает людей «тайна беззакония», но панический страх пред немилостивым «богом» не может породить истинной любви.

Господь долготерпелив с наказанием, но приближается и уже наступает время духовной жатвы. Времени для раскаяния и очищения от греховной скверны уже было дано достаточно. Окрепшей любви, взрастившей достойные плоды покаяния, не сможет повредить и самый великий страх. Плодом ее становится бесстрашие и усыновление верных Богом. Апостол и Евангелист Иоанн Богослов в своем Первом соборном послании говорит верным: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1 Ин. 4, 18).

В Евангелии от Матфея Господь рассказывает притчу о доброй пшенице, посеянной добрым сеятелем, и сорных плевелах, в тайне ночи подсыпанных на поле злобным врагом (Мф. 13, 24-33, 36-43). Поле - это человечество. Господь посеял на нем доброе семя и сравнивает пшеницу с праведными людьми, а плевелы - со злыми сынами лукавого, порождениями злобы, растущими с пшеницей до жатвы - времени Второго Пришествия. По слову блаженного Феофилакта Болгарского, Господь не посекает сынов злобы, как того просят Ангелы, выступающие в притче в образе работников. Он ни в ком не хочет повредить ростки будущей праведности, оставляя последнюю возможность покаянного исцеления даже самых грешных людей. Этой возможностью воспользуются, к сожалению, совсем немногие из них. Непокаянные грешники в этой притче подобны злым плевелам, но, раскаявшись, они вполне еще могут стать доброй пшеницей, обретая вечное спасение в истинной Вере.

Таким «плевелом», к примеру, был гонитель христиан Савл, нареченный после его удивительного обращения и крещения Павлом. Своими неутомимыми трудами на благо Церкви и великими скорбями он обрел не просто святость, а назван вторым Первоверховным Апостолом наряду с Апостолом Петром!

О способе и времени воздаяния за добро и зло Господь говорит следующее: «Соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их... жатва есть кончина века. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из царства все соблазны и делающих беззакония, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 13, 30-42).

Итак, прежде воздаяния праведным, «тайна беззакония» будет связана в некие «снопы», в которых она совершенно лишится свободы действий. Лишенная и малой подвижности, она будет удручена неожиданным бессилием. Вся мощь ее беззакония уйдет на то, чтобы крепко связать... саму себя и гореть адским огнем в «плаче» обиды и злобном «скрежете зубов».

Очевидно, что подобное состоится до Страшного Суда, может совсем незадолго до него, потому что связывают злых в снопы Ангелы, а не Господь. Судить же всех Он будет Сам. Относительно наших времен это может означать, что прежде возмездия злым - прообраза Страшного Суда - они лишаются всякой свободы воли и разума, сгорая от злобы и иных страстей.

Зло высасывает само себя из мира, как высасывается гной из раны, связывая всех злых подобно Евангельским плевелам в «снопы». Погибшие не желают идти в бездну в одиночку. Каждый старается увлечь за собою иного и цепко держит в объятиях «товарища». Вот так и получаются «снопы» из которых беззаконие тщетно пытается создать свое «вечное» царство, горящее пламенной страстью, но бессильное и безжизненное. Вся их огромная мощь, это, оказывается - бессилие! Беззаконные нечестивцы, связанные в «снопы» не без помощи «коварных» Ангелов, проникнутся друг к другу такой взаимной злобой, что и малого огня «спички», зажженной опять же не без участия Ангелов, будет достаточно, чтобы дотла сжечь все долгими трудами собранное беззаконие.

Свободным делает человека лишь свободная воля. Несвободный связан множеством условностей, нужных связей, обязательств, а главное - страстей. В конце времен всю свою силу беззаконие будет тратить на то, чтобы хоть как-то удержать само себя от всепожирающего огня злобы. Власти же над праведными, находящимися под защитой Божией, «снопы» не будут иметь никакой.

Подобно тому, как Церковь соединяет людей Божией любовью в единое Тело Христово, князь мира сего пытается связать своей злобой беззаконное «канализационное тело» - «снопы», черный адский огонь пронизывает их с огромной силой, но зло так и не сможет ей воспользоваться, ибо вся она предназначена для самоуничтожения. Собрав воедино все энергии разрушения, «тайна беззакония» не в силах долго сдерживать их. Пожирающий огонь, предназначенный другим, выходит из повиновения и быстро сжигает самих неистовых разрушителей мира. Духи злобы знают об этом, но ничего не могут с собой поделать.

Послушные злу люди совершают дела, как им кажется, весьма для них полезные, но ни одного поступка они не совершат без Божия попущения и без вреда для самих себя. Их мощь - совершенная иллюзия и полная растрата сил. Несвобода злых и неконтролируемость их действий всегда приводит к быстрому истощению.

В конце «соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззакония». Произойдет полное отделение зла от добра. Зло уже не будет лукаво соблазнять простых людей через «тайну беззакония», а открыто покажет ненависть к Христу и христианам, непреодолимое желание их уничтожить и... свое полное бессилие! Зло может казаться в подобные времена вездесущим и всевластным, но на деле оно крепко-накрепко связано. Оно никогда не несло в себе никаких собственных жизненных сил. Поэтому связанное ложью и злобой «тело» не сможет существовать никаким иным образом кроме паразитического. А силы Господь будет попускать ему брать лишь для исполнения предначертанного им спасения верных и назидательного наказания неверных.

Происходящее в Последние Времена в какой-то мере, возможно, будет напоминать изгнание Христом легиона бесов из гадаринского бесноватого. Этого несчастного, как и наше многострадальное Отечество, в течение многих лет беспрестанно, неусыпно и страшно мучило множество злых демонов. Они даже как-то объединились для мучений этого человека в своего рода военное соединение и назвались легионом, скорее всего по примеру непобедимого Римского войска, покорившего всю вселенную, в том числе и Иудею. Во всяком случае, именно так бесстыдные представились Спасителю (Мк. 5, 1-20). Хотя Господь спросил о имени припавшего к Его стопам человека, а не бесов, «воины гордого легиона» не смогли промолчать. Спаситель же повелел им выйти из человека.

Безумная гордость демонов немедленно сменилась жалкой униженностью и нижайшей просьбой не отправлять их в бездну, а позволить перейти хотя бы в нечистое и презренное по Ветхому Закону животное - свинью. На удивление злобных демонов, их желание было тут же исполнено. Господь, ведая о будущем, разрешил им войти в пасущееся неподалеку свиное стадо. Страх и униженность тут же опять сменились гордостью и исступленной жаждой мщения Богу.

Казалось бы, радуйся, что получил законную власть хотя бы над глупыми животными, ведь это уже немалая награда по сравнению с невыносимыми вечными муками бездны, которой только что так чудесно удалось избежать. Однако не таковы были намерения у неугомонных духов бездны, неспособных более сдерживать свою ненависть ко Христу. Пусть Господь и недоступен был их мщению, зато свиньи - в «абсолютной власти». И вот, все свое безумное ожесточение, обиду унижения и страх перед Спасителем бесы решили выместить на несчастных ничего не подозревающих тварях. Немедленно по своем вселении в свиней, в полном единомыслии, устремили они все стадо на неминуемую смерть - к обрыву в море. Заметим, даже свиней бесы сами не могли убить, а лишь управляя их волей, направили в морскую пучину. Ведомые не разумом, а непомерно дикой злобой, бесы истребили этих нечистых животных, разведенных людьми по их же наущению, в нарушение Моисеева Закона. Однако и сами тоже не остались ненаказанными!

Зло собственными руками истребило соблазн греха - «свинство». Случилось невероятное. Беззаконие в безумии истребило само себя.

Кто знает, сколько времени и усилий потратили бесы, чтобы нарушение Закона стало для людей нормой жизни, чтобы они перестали стыдиться греха и уже не тайно, но открыто пасли свиней, демонстрируя свое «свинство» по отношению к Божиим установлениям? Но, как почти всегда бывает, духи злобы сами же разрушили плоды своих дел. Дозволения на то, чтобы войти в других тварей они не получили. Поэтому после потопления свиней им не оставалось ничего другого, как отправиться в ту самую ужасавшую их бездну, которой они так страстно хотели избежать всего лишь несколько мгновений тому назад, когда просили у Господа дозволения войти в свиное стадо. Сами себя наказали - и поделом!

Участь несчастных свиней печальна, но ведь их разводили в нарушение Моисеева Закона. Сейчас же Заповеди Божии, даже не как Закон, а просто как нравственные принципы, человечество все более ожесточенно отвергает. Здесь представляется неслучайным и род стихии - море, уничтожившее свиней, а бесов отправившее в бездну.

Возбужденные демонической ненавистью свиньи представляют собою некоторое подобие «сверхчеловеков». Демоническая сила делает ее обладателей чрезвычайно могущественными и «умными», но та же сила превращает человека в скотоподобное существо - свинью. Несчастные бесноватые свиньи, как видно из Евангелия, не удовольствовались малым, но ведомые непокорными Богу демонами, и подобно им, тоже устремились к абсолютной власти. Подобное, кстати, можно сказать вообще о всяком «сверхчеловеке», одержимом властным духом ложной избранности.

Самым удобным объектом для утверждения своего владычества представляется бескрайнее море человеческих страстей. И вот, «сверхживотные» устремились властвовать над этой безликой стихией, которая сразу и безоговорочно покорилась новоявленным «харизматическим вождям» и приняла их в свои объятия, как будто только того и ждала. Наступило время недолгого торжества бесноватых тварей, их хрюкающие морды победоносно возвышаются над водной гладью. Теперь бы еще немного времени для окончательного торжества и утверждения «бессмертных идей». Но... только расходящиеся по воде круги сохранили недолгую память о безумных «буревестниках Революции». Сами же ее вожди так же ошеломляюще быстро исчезли в пучинах вод, как и появились, не успев толком ничего понять. Скоротечная власть и смерть слились для них воедино. Господь не дал им времени ни для осознания происходящего, ни для покаяния, ведь покаяние чуждо свиноподобным демоническим «сверхособям». Воды быстро сомкнулись над ними. Бессловесное безмолвие воцарилось над морем до прихода новых претендентов, несущих «свободу человечеству». Безвольная пучина терпеливо ждет и их!
#13 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:17
  
0


13. ВРЕМЯ И ВЕЧНОСТЬ


Примитивное представление об окружающем мире, как уже говорилось, является причиной бесчисленных ошибок человечества, а значит - социальных и природных катастроф. Изуродованная природа все чаще отказывается служить людям, и все мы являемся свидетелями нарастающей ее агрессивности по отношению к человеку. Отравленная окружающая среда постепенно отказываться утилизировать отходы цивилизации и становится непригодной для обитания людей. Тайфуны, землетрясения, засухи и наводнения, ведомые и неведомые болезни, мутации болезнетворных микробов и вирусов - перед нами уже не пассивное, а активное отторжение человека природой, похоже уже намеренно стремящейся причинить людям наибольший вред. Мировая экосистема явственно погибает и старается поэтому, насколько может, защитить себя от своего самого главного противника - человека. Процесс отторжения цивилизации природой весьма обширен и по-своему разумен. А ведь до грехопадения ничто в природе не дерзало ослушаться или причинить человеку зло!

Но все же не это является главным. Гораздо важнее нарастающая беспомощность человека в его противоборстве с набирающим силу разумным и духовным миром зла. Мы, в большинстве своем, уже не видим наносимых нам ударов и не имеем места, чтобы укрыться от них, отдохнуть и набрать сил для новых сражений. Это происходит, потому что общество живет не в реальном мире, а в выдуманном, и оттого особенно опасном. Многим он кажется весьма удобной средой обитания, а тем временем, реальность принимает все более угрожающие формы, и здравый смысл требует от общества самого решительного переосмысления своего бытия и понимания окружающего мира. Но дело тут совсем не в познании взаимного расположения звезд или морских глубин, чем сейчас так увлеченно занимается человечество. Требуется придти к ясному пониманию сущности и назначения нас самих и всего тварного мира.

Огромная вселенная таинственна и во многом непостижима для немощного человеческого разума. Ее бесконечное разнообразие соединяет в себе два важнейших и фундаментальных для человеческой жизни и всего мироздания понятия и сущности. Это проходящее, необратимо текущее время и неизменная, незыблемая вечность, невидимо для глаза окружающие нас. Взаимодействие времени и вечности - таинственно и почти не изучено наукой. Между тем, именно они являются тем стержнем, на котором зиждется весь видимый и невидимый, разумный и неразумный мир.

Традиционное атеизированное представление о времени и вечности грубо искажает их реальную природу и приводит к глубоким жизненным заблуждениям, порождающим в свою очередь немалое число болезней современного общества. Причем речь идет не о каких-то многоумных теориях, философски отвлеченных от реальной жизни, - время и вечность являются весьма существенной и важной частью земного бытия.

Мы обычно не задумываемся над тем, почему, например, высшая математика, теоретическая механика и иные высокие естественные науки появились именно в Христианской Европе, а не на языческом Востоке, не в мусульманской Азии или ином подобном месте. Ведь известно же, что еще с древних времен математические науки, знания о вселенной были весьма развиты в древней индейской Америке, на буддистском Востоке, в арабском мире и в древнем Египте. Хотя нередко эти знания много превосходили и далеко опережали собою европейские науки того времени, но тем не менее, теории пределов, производные, интегралы и дифференциальные уравнения открыты были именно европейской цивилизацией.

Объяснений тому может быть много. Мы предлагаем самое простое. Не угасшее христианское сознание европейского человека смогло вместить в себе такое фундаментальное понятие высшей математики, каким является бесконечность. Только на этом надежном основании и могли быть созданы известные всем теории дифференциального и интегрального исчисления, от которых произошли и другие не менее известные столпы классической науки.

Бесконечность не познаваема никакими математическими методами, не наблюдаема никакими научными приборами, но - созерцаема умом.

Такое духовное созерцание позволяет ясно различать некоторые простейшие проявления бесконечности в мире. Заслуга европейской науки состоит как раз в том, что она смогла их постичь. Весь же аналитический аппарат классической математики и механики был основан не на исследовании самой природы бесконечности, а на изучении частных, по-своему «осязаемых» ее свойств.

Многое из того, что является сущностью бесконечности, по-прежнему нам неведомо, хотя многое имеет достаточно различимые проявления.

Исследованиями последних и ограничивается современная наука, по сию пору так и не превзошедшая своего прошлого предела познания. Такая ограниченность классической механики и математики давно осознается ученым миром, и попытки вырваться за прежние их границы предпринимались неоднократно. Некоторые успехи, конечно, были, но новации в математике и математической физике, становясь все сложнее, не приводили к коренным переворотам в научном мировоззрении. Вместо Римановских появились интегралы Лебега. Вместо обычных функций - специальные. Появились Банаховы, Гильбертовы и прочие пространства. Все меньшее число людей было в состоянии понять, что же это такое. Гипотезы же об относительности пространства-времени вообще приводят многих в тупик.

Нынешние попытки вырваться за пределы, достигнутые классической наукой XIX века, эффектны, но их результаты вовсе не так значительны, как представляется. Кое-что получилось, но создание элитного направления в науке с «магическими иероглифами» для избранных вряд ли можно назвать большой удачей. Чтобы произошло кардинальное изменение научной мысли, требуется не только мощный интеллект, но принцип мышления, существенно отличный от традиционного научного и основанный не столько на аналитическом гении, сколько на созерцании духовной природы мироздания. Такое мироощущение может рождаться лишь глубоким православным сознанием.

Нехристианские цивилизации, при всем их часто очень высоком уровне научной созерцательности, никогда не смогут достичь понимания бесконечности. Европа же, даже своим глубоко пораженным ересями умом, смогла-таки это сделать при создании своей классической науки. Причем даже это европейское весьма и весьма упрощенное понимание беспредельности мира кардинально изменило нашу жизнь - стало основой мировой технической цивилизации. Прикладные задачи, уже не требующие подобной глубины осмысления, могли быть успешно использованы, и были использованы прочими народами мира, но дать начальный научный толчок сами они были не в состоянии.

Математическое содержание бесконечности несет в себе глубоко христианский богословский смысл. Нехристианское сознание может много и трепетно рассуждать о бесконечности, но никогда не может созерцать ее на самом деле, потому что постижение бесконечности прямо связано с постижением неисчерпаемого Источника бесконечности - бесконечного Бога.

Разум, не обладающий полнотой Истины Православной Веры, не может постичь природу подобной беспредельности. А между тем, бесконечность, в свою очередь, является всего лишь частным проявлением еще более таинственного понятия - вечности. Могут возразить, что Христианство - не единственная религия, уделяющая вечности такое важное место в своей жизни. Ставшая нынче очень модной, Восточная созерцательность тоже, кажется, вещает о ней же. Восток устремлен именно к созерцанию, как он утверждает, беспредельной вечности мироздания.

То, что языческий Восток выдает за таинственное созерцание вечности, есть лишь ложное созерцание страшного, но лживого преисподнего мира. Происходит чрезвычайно важная духовная подмена: Восток созерцает вовсе не безграничную вечность, а говоря языком математики, наблюдает ее «особую точку» - место собственной погибели - вечную смерть! Это совсем не вечность, а лишь вечное отвержение ее злобой.

Смерть, по Восточным языческим понятиям - нелепый, бесконечный и мучительный хоровод перевоплощений, в котором смерть - не первое дыхание новой жизни, как учит Церковь. Восточная смерть в духовном смысле противоположна жизни, а значит, - самой вечности. Поэтому даже созерцание вечной смерти еще не означает созерцания самой вечности. Скорее наоборот.

Постичь природу жизни, как фундаментальное свойство бесконечности, не смогли ни аналитически блестящая Европа, ни напряженно-созерцательный Восток. Здесь требуется не обычная способность к абстрагированию или гибкость ума. Вечность совершенно неотделима от нравственности, порожденной Истиной Веры, хотя и не ограничивается ею.

Без неповрежденной Христианской нравственности вечность принципиально непознаваема никакими методами исследований. Непознаваемой при этом является и сама жизнь. Для исследования вечности необходимо глубокое постижение нравственных, духовных и богословских оснований совершенства. Безнравственный исследователь никогда не сможет увидеть вечности, а вне Христа - нет истинных оснований нравственности.

При познании мира аналитические построения должны органично сливаться с нравственным самоусовершенствованием исследователя. К сожалению, этим свойством поврежденная ересями Европа не обладала. Созданная ею техническая цивилизация хотя и значительно выше многих других, но при этом и сама глубоко ущербна. По этому поводу Достоевский в своих «Дневниках» вел дискуссию с любителями просвещенной Европы, которые утверждали: «Европа, дескать, деятельнее и остроумнее пассивных русских, оттого и изобрела науку, а они - нет». На это Федор Михайлович мудро отвечал: «Но пассивные русские, в то время как там изобретали науку, проявили не менее изумляющую деятельность: они создавали царство (!) и сознательно создавали его единство. Они отбивались всю тысячу лет от жестоких врагов, которые без них низринулись бы на Европу».

Хотя наука - сложное дело, но царство - не проще. Столетия ушли у России, чтобы осознать, что такое царство, понять, что его вечные корни - в Царстве Небесном. Пусть Европа и дала миру научное познание и освоение материального мира, но эти открытия не столько раскрыли глаза человека на природу и красоту мира, сколько сами стали орудиями жестокого его разрушения. Нелепые монстры-изобретения почти дотла разорили и отравили цветущую некогда землю, нисколько не уменьшив при этом кровопролитий и людской злобы. Чаще всего было наоборот - открытия науки становились в очередных безнравственных руках воплощением земного зла.

А вот Россия потратила сотни лет, положила сотни тысячи, а за последний век - десятки миллионов драгоценных жизней своих сыновей лишь ради того, чтобы создать менее видимое, но гораздо более существенное - живое Царство.

Современная цивилизация соединила средствами коммуникаций страны и континенты, но одновременно с этим утратила способность понимания самой природы мирового единства людей. Когда-то Европа смогла ощутить бесконечность. Сейчас она не способна и на это. Тем более, Запад не может вместить жизни, которая присуща бесконечности. Однако он усердно трудился и создал... «мертвую бесконечность» - чудовище, рождающее «мертвую жизнь». Эталон ее - агрессивная «жизнерадостность», а на деле - необратимое истощение жизненных сил.

Когда в конце жизненного пути Запад истощит, наконец, свое страстное возбуждение агрессивной «радости», он парадоксально соединится с унылой созерцательностью языческого Востока.

Обе эти ложные дороги познания вселенной, оказывается, ведут к одному и тому же мрачному месту. Самозваные восточные «созерцатели вечного» и их европейские собратья - «сотрясатели вечного» постепенно сходятся в месте своей смерти - страшном месте сошествия в ад. Такие неожиданные встречи у общей могилы не могут, конечно, быть очень радостными. Предпринимаются попытки объединения, но и они так же смертоносны, как самоуничтожение по отдельности. Так оказывается, что принципиально разные способы познания мира могут давать один и тот же отрицательный результат.

Ничто, порожденное неживым, не может иметь гармонии с живым миром вселенной. И именно таким мертвым порождением является современная цивилизация, которая уже сейчас, как несложно убедиться, противится самому дыханию жизни и все более становится смертоносной для окружающих. Такова вот цена потери Правды Христовой!

Различие Европейского и Восточного мировоззрения заключается в малом. Восток, экономя силы, с угрюмой и молчаливой покорностью погружается в вечное небытие. Запад, напротив, вовсю пытается сопротивляться, но лишь впустую растрачивает свою угасающую мощь. Уже скоро восточная духовная немощь останется и его единственным духовным достоянием!

На фоне этого умирания злорадно растет агрессия агарянского мира. Но и этот следующий претендент на духовное превосходство напрасно поднимает к Небу гордую голову. Увы! И эта цивилизация не учится на чужих ошибках. А бездна терпелива. Рано или поздно силы новых героев иссякнут, и их ждет такое же бессилие, как у равно ненавистных им Европы и Востока.

Это обстоятельство является иллюстрацией небесполезности богословского понимания природы вещей и явлений. Важнейшими из них являются время и вечность. Современное примитивное понимание мира позволяет легко в нем ориентироваться, но ведет не туда, где человек обретает настоящее счастье.

Мы перестали видеть вокруг себя то, что видели и защищали ценой своей жизни наши, не всегда образованные, но благочестивые предки.

Фундаментальное свойство вечности - неизменность. Она содержит в себе явления и процессы совершенные. Время же содержит в себе то, что не несет полноты совершенства, но в союзе с вечностью должно его достигнуть. Тогда, достигнув этого предела, время, очевидно, само должно остановиться.

Время - область духовности, где Творец дает человеку свободу выбора цели жизни - принятия или отвержения Его воли, соответственно - совершенства или деградации. Без этого невозможно и само понятие свободы и разума. Нравственный выбор дает предельную свободу, которую только и может вместить разумная тварь. В вечности выбора уже нет, но это - не отсутствие свободы. Там достигается совершенное единомыслие и духовное единство в Истине. Если бы в вечности сохранялся выбор, совершенства не было бы вовсе.

Падшие ангелы - бесы, в свое время совершенно отвергли святую Волю и вечность. Человек обыкновенно отвергает ее лишь отчасти, что происходит по причине греха, часто по неведению, нередко - по немощи пред силами страстей, а в основном - по наущению матери богоотвержения - гордости. У ненавистников Христовых гордость принимает неисцелимые демоноподобные формы.

Только в вечности человек обретает смысл временной жизни, там наступает покой души, непоколебимый никакими потрясениями времени. Сопричастность вечности связывает для людей и само время, разорванное грехом. Вечность восстанавливает единство событий мировой истории.

Покой вечности вовсе не означает ее совершенную неподвижность. В вечности нет нашего расслабленного безволия. Напротив, она вся насыщенна жизненной мощью, неисчерпаемой силой и энергией. Просто в ней жизнь полностью освобождается от всего лишнего, суетного, ненужного, умершего. Преподобный Максим Исповедник в «Главах о богословии и о Домостроительстве воплощения Сына Божия» блестяще рассуждает о временной и вечной природе тварного мира, говоря об этом буквально следующее: «Ревнителям (веры) следует исследовать, какие создания Свои Богу надлежало помыслить как начинающие быть, и какие как не начинающие быть». - Значит, даже творение, по его мнению, может быть не только временным, но и вечным! Так, некая часть тварного мира имеет начало своего происхождения во времени, а иная часть этого же мира незыблемо пребывает в вечности. Поэтому вечность не просто сосуществует со временем, но как бы пронизывает его, неся в себе меру совершенства времени. Следует, однако, различать два рода вечности. Одна имеет тварное происхождение, другая - нетварное. Последняя является Благодатью Божией. В иной терминологии это - божественные энергии, «нетварный свет», «лучи Божества» - являющие миру Самого Бога!

Далее преподобный Максим продолжает рассуждать следующим образом: «Творения же Божии, бытие которых не началось во времени, суть те сущие, которые допускают сопричастие (соединение с ним - св. А. К.); им сопричаствуют по благодати... Таковыми, например, являются... жизнь, бессмертие, простота, неизменность, беспредельность». Далее там же: «Всякая добродетель безначальна, и время не предшествует ей, поскольку она имеет от вечности своим Родителем единственнейшего Бога».

Согласно словам Преподобного, добродетель имеет вечную, но тварную природу. Жизнь также имеет свое происхождение от вечности. Жизнь во времени является лишь слабым отражением, образом вечного бытия и без него не может существовать. Тем самым, тот, кто отвергает в своем бытии сопричастность вечности, отвергает одновременно и саму жизнь!

Максим Исповедник свидетельствует о том, что сопричастность вечности достигается посредством вечной, но нетварной благодати, которая производит изменение падшего естества души путем сознательного и покаянного очищения от греха. О значении вечности и рождаемого ею бессмертия даже в обыденной жизни говорит сербский архимандрит Иустин: «Только на сознании бессмертия может основываться мораль лучшая, чем у животных». Поэтому, чем дальше человек удаляется от бессмертия, тем более становится скотом: и скорее демоноподобным, чем богоподобным.

Люди даже во временном своем несовершенстве имеют семя будущего совершенства. Семя это можно вырастить для вечной жизни, можно и погубить, обретя вечную погибель. Гибель человеческой плоти свидетельствует о глубоком проникновении греха в нашу природу и невозможности совершенного очищения людей во время земной жизни. Человеку надлежит пройти чрез врата смерти. Вечность души свидетельствует о том, что Господь не совсем лишил людей вечности. Вечный удел души - бесконечная радость или вечная скорбь, зависит от нравственности земной жизни.

Мир времени болен! Болезнь пришла с грехопадением, и не существует ныне устойчивости, совершенной гармонии видимого тварного мира.

Бессмертный человек познал грех, от которого пришла смерть его плоти и угроза вечных мук его души. Незаконно познавший зло законно вкушает сопутствующие злу страдания.

В нынешнем изменчивом мире не существует никаких надежных опор и источников уверенности. «Все течет, все изменяется», и заметим - отнюдь не всегда к лучшему. Эта неуравновешенность порождает неуверенность и невыносимую муку для всего живого. Но страдания вселенной из-за грехов человека не могут быть бесконечными. Время, как учат Василий Великий и Иоанн Дамаскин, имеет неизбежный конец. Скорби и страсти не являются естественным свойством времени и должны быть впоследствии истреблены, поскольку возникли из-за нарушения естества времени вследствие при грехопадении бывших ангелов и человека.

Лосский, поясняя учение Максима Исповедника, утверждает следующее: «Когда Церковь достигнет полноты своего роста, установленного волею Божией, внешний мир, истощив свои жизненные силы, умрет, и Церковь явится тогда в своей вечной славе Царствием Божиим. Она откроется тогда, как истинное основание тварных существ».

Обличительно пророчествует и святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Чем дальше существует мир прелюбодейный и грешный и преуспевает в беззакониях, тем он больше слабеет, дряхлеет и колеблется, так что к концу мира он совсем сделается трупом или дымящейся головнею».

Здесь показаны две стороны земного бытия: С одной стороны - деградация падшего человечества, отвергающего Святую Церковь, с другой - Церковь, непрерывно возрастающая в своей мощи и совершенстве. Происходит постепенное, но неуклонное истощение сил всего разумного, мощного, цивилизованного человеческого сообщества, отвергшего Христа, и одновременно таинственно возрастают жизненные силы людей по-человечески немощных, но зато всецело вверивших себя милостивому Богу.

Падший мир стремительно утрачивает связь с вечностью, и через это лишается своих жизненных сил. Ведь жизнь пребывает в вечности. Немощные обретают силы в единстве с нею.

То, что мы видим в окружающем мире, кажется, противоречит сказанному. Техническая и научная мощь человечества на глазах неуклонно возрастает. Вселенная открывает все новые и новые свои тайны, дает огромные силы и могущество человеку. Но все это происходит в проходящем времени и исчезнет, сменившись чем-то новым. В цивилизованном мире для вечности как бы и вовсе не остается места. Наука, осознанно или нет, но пытается даже доказать ограниченность вселенной, а значит и - Бога. Самые мощные телескопы направлены к «границам вселенной», чтобы найти, наконец, предел бесконечности. Это сделать непросто. Ведь, там, где кончается вселенная, должна кончиться власть Божия. Вот то самое желанное и заветное для бесов место - место «абсолютного небытия» или абсолютной власти сатаны, где, повергнув Бога, он сам станет богом! Но такого места в мире нет, безбожная наука напрасно ищет пределы власти безграничного Творца. Поиски духовной свободы от Бога неизменно кончаются для «свободоискателей» трагедией.

Вечность невидимо, но постоянно присутствует в мире. Поэтому в неустойчивом времени всегда существуют силы несокрушимого постоянства.

Европейская цивилизация этого давно не видит. Другие цивилизации имеют лишь претензии на мечтательное ведение вечности и тем более не могут различить ее. Все они вместе пребывают в духовном мраке гордого ослепления.

Все многоцветие человечества можно свести к двум его частям, сообществам. Первое - падший мир, который растрачивает свои последние силы на похоти страстей и необратимо умирает. Второе - собираемое Церковью «малое стадо», непрерывно восходящее от силы в силу, обретающее полноту жизни, часто в полном противоречии с житейским ее пониманием. Оба этих процесса происходят в некоторой согласованности и единстве своих участников. Одни явно отвергают Христа, другие, напротив, осмысленно устремляются к желанному Спасителю и Его мистическому Телу - Святой Церкви.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит в своих проповедях так: «Народ Божий - православные христиане, вписанные в Книгу Жизни и принадлежащие Царствию Божию, должены повести... брань с народом беззакония - богоборцами и лжеучителями, принадлежащими царству тьмы. И... победят, ибо убьет беззаконников Господь духом уст своих».

Миром управляет единый, простой и разумный Закон мироздания, всеобъемлющий и охватывающий все мыслимые сферы существования живого и неживого. Единством закономерностей объясняется большое число аналогий видимого и духовного мира. В то же время, во всем существует некая иерархия, где низшим надлежит подчиняться высшим, и всем вместе - Богу. Так, несовершенное во времени должно подчиняться совершенству вечности, неразумный видимый мир - разумной духовности, плоть - душе. Несовершенный Закон Моисеев, будучи оградой от зла, являлся путем к Христу, спасению, совершенству. Родственно этому назначение нынешних государственных и общественных законов, заключающееся в ограждении общества от беззакония. Земные царства тоже были созданы Творцом и были даны человеку в подобие некоего воплощения Закона и для сохранения общественного порядка, что определяет назначение царств как ограды от разрушающего зла.

Дары святости подаются человеку Церковью через ее Таинства, которые ведут ко спасению и преподаются через установленный Богом чин священства.

В смысле достижения спасения, земное царство ниже чина священства, хотя существует для той же цели. Кажущееся противоречие просто разрешается, если взглянуть на земное служение Спасителя. Иисус Христос нераздельно и равно соединяет в Себе Царство и Священство. Поэтому нынешнее временное «неравенство» царства и священства будет исправлено вечностью.

Впрочем, подобные иерархические соотношения священства и царства не являются абсолютными и до прекращения действия времени. По обстоятельствам они могут иногда меняться. В обычном же понимании, земное царство - ограда от зла и оно ниже ступени на Небо, дающейся через святость чина священства.

Обратимся к первой книге Паралипоменон, где о Моисее и Аароне говорится так: «Аарон отделен был на посвящение ко Святому Святых, он и сыновья его, на веки, чтобы совершать курение пред лицем Господа, чтобы служить Ему и благословлять именем Его на веки. А Моисей, человек Божий, и сыновья его причтены к колену Левину» (1 Пар. 23, 13-14).

Пророк Моисей и Первосвященник Аарон - родные братья, но служба их Богу была различна. Колено Левиино, или левиты, были приставлены к Скинии Завета - Храму для его обслуживания, не имея права священнодействовать. Последнее принадлежало исключительно Ветхозаветному священству, по наследству передаваемому сыновьям Аарона.

Моисей был главой Ветхого Израиля. Хотя он свершил несчетное число чудес, но чином причислен к левитам - низшему по отношению к священству духовному сословию. Меньший священства по чину, он, тем не менее, был выше его по достоинству.

Дерзость первого царя Израилева - Саула, самостоятельно приступившего к священнодействию, стала для него и его потомков настоящим проклятием. «Ты отверг слово Господа, и Господь отверг тебя, чтобы ты не был царем над Израилем» (1 Цар. 15, 26), - возвестил Пророк Самуил царю, пытавшемуся восхитить себе дары священства. Наказание тяжкое.

Есть, однако, в Писании и иной пример: Соломон, сын царя Давида, построил Израилю первый и единственный Храм вместо переносного Храма - Скинии Завета. Когда строительство его было закончено, то Соломон обратился к Богу с пламенной молитвой, чтобы милосердный Господь Сам освятил Ветхозаветный Храм Своим присутствием.

«Когда окончил Соломон молитву, сошел огонь... и поглотил всесожжение и жертвы, и слава Господня наполнила дом. И не могли священники войти в дом Господень, потому что слава Господня наполнила дом Господень» (2 Пар. 7, 1-2).

Соломон в некотором роде исполнил роль священника, хотя согласно Закону, не прикоснулся к жертвоприношению, приготовленному священством. Молитва его была такова, что даже сами священники не могли войти в Храм.

Что бы во вселенной ни проходило, все закончится именно так, как это изначально задумано Всепремудрым Творцом. Воля человеческая или злых духов может изменять в установленных Богом пределах «траекторию» движения, но конечный пункт назначения останется неизменным. Дело тут не в том, дойдет ли человечество к спасению, и даже не в том, какая его часть спасется. Ведь и число спасенных, согласно Евангельской притче о званных и избранных, определено (Лк14, 16-24, Мф. 22, 2-14). Дело лишь в том, сколько людей погибнет вечной смертью, попав в сети духов злобы - больше или меньше.

Притча повествует нам о том, как некий господин или царь приготовил для своих избранных праздничную трапезу и разослал своих слуг, чтобы они пригласили гостей на пир. Святые отцы разъясняют, что в образе царя выступает Сам Господь наш Иисус Христос, пиршество, которое Он устраивает, - спасение погибших, а место проведения праздника, царские покои - Святая Церковь. И вот, званные под разными убедительными предлогами начали отказываться от царского приглашения - как оказалось, собственные житейские заботы волновали их куда больше царского пира. Но пренебрежение волей Спасителя стоило им дорого, никогда они более не придут в Его царские чертоги, никогда им не видать спасения!

Взамен отрекшихся, Господин повелел слугам - Ангелам и святым - собрать всех убогих и нищих, то есть грешных людей, которые сами захотят прийти на пиршество спасения. Они и должны восполнить собою число безумцев, отказавшихся от пира. Дважды посылались световидные посланники собирать новоизбранных - малое, но верное стадо Христово. Сделано это было намеренно: нужно, чтобы полностью заполнились все уготованные для будущего торжества места.

Вся злоба мира сего, все его злоухищрения не могут отменить не только самого спасения, но даже изменить определенного Богом числа спасенных! Они могут лишь преумножить число добровольно погибших в обольщении.

Гнев Божий - особая благодать Божия, изливающаяся на землю, укрепляющая силы изнемогающих от ран, дающая разумение неразумным. Она же попаляет невидимым огнем безумцев, упрямо закореневших в нечестии.

Гневом Божиим сокрушаются многие земные царства, некогда переданные в управление вознерадевшим и злым «званным». Тогда возникают социальные катастрофы - Смуты, кажущиеся торжеством беззакония. Человеку страшно. Нет сил противостоять злу, захватившему общество. Только тогда многие начинают различать за ложью истинный облик злобы, совсем непохожий на прежнюю «добрую» льстиво-умильную маску. Однако Евангелие свидетельствует нам, что это страшное время - время благодатного пира. Ангелы Господни собирают жаждущих правды, но не ведающих к ней дороги. Многие из них долгие годы томились от мук безбожной жизни. Идет собирание обновленного соборным единомыслием царства, которое огнем Смут и Революций очищается от всех нерадивых, лукавых, безвольных или просто продавшихся за «серебренники» силам зла. Странно начинается таинственное пиршество избранных, совсем мало оно напоминает обычное веселое гулянье доброй компании друзей. Стяжание вечного спасения нередко полно скорбей, часто сопровождается даже мученичеством, но все-таки, это праздник!

Видимый аппарат царства является своего рода оболочкой - «скорлупой яйца», препятствующей проникновению разрушителей в общество. Приходит время, и духовная зараза все же проникает сквозь скорлупу, преодолевая ограду царства. Там она скоро образует очаги беззакония. Силы зла проникают тогда во все государственные структуры, безжалостно поражая своими гниющими метастазами духовного разложения весь державный организм.

Наступает момент, когда единственным способом выживания и исцеления народа становится уничтожение опухоли вместе с самим государством. Ложь и правда, злоба и доброта перед гибелью государства становятся для немощных человеческих сил совершенно неотделимыми друг от друга.

Ложь тогда глумливо притворяется правдой, иногда в насмешку над людьми открыто демонстрируя свое всесилие. Злоба прикрывает себя время от времени маской добра, однако при необходимости уже демонстрирует напуганным обывателям свои зубы. Последние пребывают в растерянности, не знают, каким метаморфозам лукавого верить. Общество бессильно и уже не просто обманывается, а глубоко поражается заразой беззакония, само становясь его источником. Если провести аналогию с медициной, подобные операции по удалению метастаз, когда весь организм ими глубоко поражен, даже в современной медицинской практике далеко не всегда оканчиваются благополучно. Тем более опасным явлением для духовной жизни народа является возникновение государственной Смуты - крайне жестокого времени государственного безвластия или практически бессильной власти. Все происходит при кажущемся торжестве беззакония, распутства, духовного распада, когда уже никакими собственными духовными или физическими силами невозможно выжить.

Только благодать Божия дает силы и разум, укрепляя изможденных. На одних она изливается пламенным гневом Божиим, для других становится той животворной милостью, освобождающей душу от тяжести вечной смерти.
#14 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:21
  
1


14. КРЕПКО ЛИ СТОИТ ЦАРСТВО СМУТНОГО ВРЕМЕНИ?



Смута - быстрый государственный распад, духовный блуд общества со злом, дикий народный бунт против законной власти. Однако, вместе с тем - это необыкновенно благодатное время, когда Господь применяет последнее лекарство для исцеления неизлечимого другими средствами больного общества. Идет распад, но одновременно невидимо собирается мощь нового царства. Иными словами, происходит возвращение к забытым истокам царства. Только народы, крепко сохранившие в сердце Божию любовь, могут выдержать это лечение и испытание одновременно. Прочие погибают.

Если же эта мучительная кровопролитная «операция» не помогает, то никаких препятствий для самоистребления нации уже не остается, спасти ее душу тогда невозможно. Держава еще может продолжать внешне здравствовать, и даже продолжительное по нашим меркам время, но духовная смерть уже властно входит в ее остывающие члены. Гармония жизни покидает некогда процветающие пространства, превращая их в театр абсурда.

Подобные процессы в мире происходят не столь стремительно, как это чаще всего бывало в многострадальной России. Стрессовые нагрузки при этом бывают не столь интенсивны, но и эффективность лечения неизмеримо слабее. Когда возникают катастрофы подобные Смутному Времени, внезапно распадается система народного уклада. На общество обрушивается чехарда крикливых претендентов на власть, без жалости разрушающих то немногое, что осталось. Из темных нор выползает мерзость, загнанная туда законом. Зло рвется к власти. «После нас хоть потоп», - вот единственный пункт его программы.

Многие, конечно, не готовы к таким внезапным поворотам судьбы. Искушения по причине духовной немощи, боязливости или развращенности быстро пожирают их бессмертные души, а человеческая жизнь вообще теряет всякую цену. Находятся и такие, которые начинают охотно служить беззаконию. Именно они и проводят «увлекательные» научные, экономические, политические и духовные эксперименты по выживаемости на живых людях. Одно плохо - у «подопытного материала» не удосуживаются спросить о его желании участвовать в этих опытах. «Избранные» самозванцы начинают жестокий «праздник науки» и бесцеремонно загоняют народы на «операционные столы» для вскрытия без наркоза. В это же самое время Господь собирает на иное таинственное празднество Своих верных, которых жестокие «избранные» даже не почитают за людей.

Облеченным властью надлежало бы остановить торжествующую злобу, но они по причине малодушия отказываются от исполнения своих прямых обязанностей. Эти уже не верят в силу Правды. Возможно именно так Понтий Пилат покорился иудеям, отдав им на растерзание Господа нашего Иисуса Христа.

Возвратимся к Евангелию от Матфея (Мф. 22, 2-14), описывающему царский пир избранников. Отметим одну очень важная деталь: многие из отказавшихся от пиршества зачем-то избивали и убивали царских посланников - слуг. Что за странное поведение людей облеченных властью? Ведь, кажется, их ожидало не малоприятное дело, а богатый праздничный пир. Объясняет это блаженный Феофилакт: посланцев Христовых гнали и убивали из зависти! Званные не только не хотели сами взойти на духовные высоты, но избрав своим уделом бездну, эти негодяи не горели желанием следовать туда в одиночку и намеревались утащить за собой всех вверенных им Богом людей. Так те, кому надлежало быть правителями народа, становятся его губителями. Если подобный государственный аппарат не будет вовремя разрушен, то конечно, он может погубить очень много людей!

Обычно величественный, царственный духовный «пир» в Смутное Время бывает совершенно необычен и даже пугающ в обычном для нас понимании.

Пока государство худо-бедно исполняет свою роль, от народа требуется особое смирение, чтобы ненароком не повредить то немногое доброе, что сохранилось вокруг. Когда смута достигает апогея, беззаконие нагло рвет на части остатки государства. Наступает пора высшей формы смирения и... государственной власти - победоносного мученичества во Христе, на них и утверждается основание обновленного, воскресающего царства. Понятно, что удивительное самоотвержение Христовых мучеников, объединенных державным соборным духом, являет собою фундамент неизмеримо более крепкий, нежели эгоизм, злоба, блуд и зависть революционных разрушителей государства.

Мученичество властно попирает злобу, клокочущую от ненависти к Богу. Страждущие обретают исцеление, покидая больной мир, отданный до времени на поругание бесам, и устремляются в особые «обители» - духовные пустыни, соединяющие человека со Христом. Алчущие и жаждущие правды насыщаются почти забытым Источником Жизни. В безмолвии разверстых небес Господь являет Себя верным, укрепляя их на победную брань с силами зла. По причине неимоверного страха смерти поначалу лишь немногие решаются войти на это таинственное празднество духа. Однако их пример вскоре не только пробуждает дерзновение более слабых, но и что-то меняет вокруг. Так рождается царство - «младенец мужеского пола», коему надлежит смиренно и властно пасти народы мира. Пройдет, быть может, немало времени, прежде чем возросший в тиши молитв и невидимой брани сей «младенец» обрушится на беззаконных своим могучим сокрушающим жезлом. Тогда тайное может и стать явным - прикровенное царство обретет свою видимую державную мощь.

Откуда же берутся эти славные мученики, которых не было еще недавно и в помине? Они рождаются в Духе Святом! Именно об этом вполне определенно говорит Евангелие, понимая под благодатным их рождением приход на пир. Непобедимыми ратоборцами становятся те, кто в пору скорбей ищет спасения во Христе. Пришедшие смертельно устали от мерзостей и обмана. Истомленные и больные, они обретают пламенную Веру, не желая более жить без Христа. Кроме Спасителя им ничего не нужно. Наступает нескончаемый праздник, на котором все скорби уже кажутся ничтожными. Души истосковались по чистоте Правды Божией. Новоизбранными наполняются царские покои, пришедшие сбрасывают ветхие ризы греха и облачаются в святость порфиры и виссона царских одежд. Возлежащих возглавляет Сам Спаситель. Некоторые предсмертные записки новомучеников российских, дошедшие до наших дней, несомненно говорят именно о таком возрождении веры и духа.

Заметим, что в древности на Востоке на царский пир приглашенные приходили не в своих одеждах, а одевались в те ризы, которые присылал позвавший их владыка. Так и здесь. Бывшие нищие, слепые, немощные и искалеченные духом, облаченные в царские одежды, обретают во Христе богатство, духовное ведение, силу и здравие духа. С обретением Веры начинается духовное преображение. После изгнания человека из Рая, он по причине своей беззащитности был облачен в «ризы кожаные», защищающие его световидную прежде плоть. Царские же ризы возвращают прежнюю световидность, однако, видимую далеко не всем.

Прежнее государство пало потому что было подточено и изъязвлено паразитами. Но первыми в Смуте нередко гибнут именно они, с таким азартом разрушавшие государство. А власть до времени захватывает бескомпромиссная и беспощадная злоба, хотя и ее ожидает та же самая участь. Чем сильнее потрясения, тем глубже рушится разрушающая сила!

Хотя Господь и попускает распад государств, было бы с Его стороны несправедливо отдавать беспомощных, пусть и заблудших людей на растерзание злым. Поэтому благодатная любовь гнева Божия является той могучей и укрепляющей силой, которая с лихвой восполняет изъятое царство для верных Церкви. Сокрушаются понятия низшего порядка, но неизмеримо превосходнейшие благодатные дары восполняют недостающее.

Относительно сказанного можно еще раз сослаться на Священное Писание. Так, в книге Откровения Иоанна Богослова говорится следующее: «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь» (Откр. 1, 5-6). - Написаны эти строки за столетия до того, как первый император и христианин - равноапостольный Константин Великий - провозгласил свою империю христианской. Не было во времена апостола Иоанна Богослова на земле христианского царства в обычном его понимании. В то же время, было бы неразумно подвергать сомнению сказанное святым Апостолом о восстановлении единства благодатных даров царства и священства.

Сам Господь скрылся от людей, когда Его хотели поставить царем Иудеи: «Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять его и сделать царем... удалился» (Ин. 6, 15). Также и ни один из Апостолов никогда не становился царем даже самых маленьких народов и племен, да и никогда не стремились они к этому. Святые Апостолы, как и всякий человек, были смертными, но воистину были самыми настоящими царями и посланниками Вечного Царства Христова на земле. Славно царствовали они и без зависти соделывали царями и сопричастниками своего царского служения верных, которые возрождались, очищаясь от скверны и рабства греху при помощи животворных Таинств Святой Церкви.

Царства Апостолов земными очами не видел никто, и это является верным свидетельством того, что сущность собираемого ими царства имеет более всего духовный и вечный характер. Мера духовности их царства значительнее, чем это относится к обычным государственным образованиям.

До христианской эры народы земли не могли одновременно понести на себе благодатные дары и тяготы священства (святости) и царства. Состояние души ветхого человека было подобно ветхому винному меху не вмещавшего в себя новозаветного «вина молодого» (Мф. 9, 17). Для того чтобы это стало возможным, нужно было чтобы произошло качественное обновление человеческой природы, что и случилось с человечеством после принятия Христианства.

С началом Христианской Эры происходит смыкание благодатных даров царства со святостью, исходящей от Церкви. Отныне не может быть никакого по-настоящему благодатного царства, не освященного Церковью. Из чего следует, что лишающий себя Церкви сам же лишает себя и Царства.

По словам святителя Димитрия Ростовского, после Всемирного потопа Патриарх Ной разделил прообразы этих благодатных даров между двумя своими праведными сыновьями. Сима и его потомство Ной благословил на высшие дары - священство, святость. Мир должен освятиться этим благодатным светом различения добра и зла. Иафету же и его потомкам - белой расе - Ной дал благословение на царство, коему надлежало служить охраной государственного порядка во всем мире. Уделом же третьего сына - Хама было проклятие и вечное рабство. За собственное нечестие и неисправимое богопротивление своих потомков, а именно Ханаана, он получил проклятие, ставшее впоследствии, из-за развращения большинства народов, общим достоянием всех неверных: «Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих... Благословен Господь Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему; да распространит Бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему» (Быт. 9, 25-27).

Ханаан может быть царем, как и случалось не раз в прошлой истории, в том числе библейской. Но и в этой роли он по-прежнему - скверный раб, ненавидящий праведных. Однако, он же служит им в качестве раба, хотя и не желая того! Смиренное послушание своим праведным братьям, названное в Писании рабством - единственное средство снятия наказания, когда бывший раб - Ханаан перестает быть рабом, становясь благословенным подобно Симу и Иафету.

Бог специально избрал и отделил от прочих племен народ, названный впоследствии Ветхим Израилем, поскольку ему вменялось в обязанность быть хранителем духовного света для мира. Избранному народу вручено было бремя святости, служившей не только ему, но и всему миру.

Потомки Иафета в это же самое время создавали могучие царства и великие империи. Часто жестокими мерами, но они сохраняли вселенную от хаоса злобы и ограждали мир от нашествия ханаанского беззакония. Племена Иафета по-царски входили в «шатры» многих народов, в том числе Ханаана, повсюду утверждая порядок. Разнузданные нравы племен и народов покорялись суровому Закону их Царства. Так, каждый из одаренных Ноевым благословением братьев по отдельности и по своему делал свое дело. В меру полученного дара, они посильно противостояли действиям сил тьмы, приуготовляя пришествие спасения.

Ожесточенный Ханаан был определен на вечное рабство своим благословенным братьям не потому, что те были безупречны, а потому что сам Ханаан был уж очень плох. Все, что он создавал, было мерзким и богопротивным. Таковыми были его царства, смертоносные для души белая и черная мистика, колдовство, ведьмачество и оккультизм, самые жестокие человеческие жертвоприношения, неистребимая самоуверенность, злоба, обида, зависть и похоть.

Ханаан из-за своих беззаконий стал родоначальником всего послепотопного организованного противления Богу, продолжающегося до наших дней.

Подобно падшим ангелам, он желал вознестись над праведными собратьями и даже возглавил строительство злополучной вавилонской Башни. Желанной власти над многими народами Ханаан нередко добивался ложью, страхом, развращением царств, в чем всегда был неутомим. Но всеми своими непрестанными трудами он добился лишь сомнительной чести быть духовным предшественником антихриста.

Святость Сима и Ветхозаветной Церкви невидимо и благодатно освящала мир. Без этого вселенная неминуемо бы погибла. Внешне же суровый Моисеев Закон охранял от грехопадения только один Израиль! Так продолжалось до самого дня Святой Пятидесятницы - «дня рождения» Новозаветной Церкви, призванной спасать всех - и эллинов и иудеев.

Благодать царственного Иафета, напротив, распространялось на многие народы, хотя и не вела прямо к святости. Империи и царства Иафета своим порядком ограждали от хаоса беззакония весь мир, в том числе и Ветхий Израиль.

Новозаветная Церковь кардинально изменила мир. Отныне благодатные дары даются человечеству только через Господа нашего Иисуса Христа, а значит, через Его мистическое Тело - Святую Церковь. Естественно, не являются исключением и благодатные дары царства (В сказанном нет богопротивного католического искажения Символа Веры, предполагающего исхождение Святаго Духа и от Отца, и от Сына. Нет, Дух Святый исходит только от Отца, но подается людям через Сына, как и учили Отцы). Действие Церкви как бы расширяется от малой Ветхозаветной ко всемирной Новозаветной. Действие же благодатного царства, напротив, постепенно сужается от народов вообще только к самой Церкви и верных Ей.

Тем не менее, и по сию пору благодать царства не совсем отошла от многочисленных неправославных народов. Невидимый и несказанный Свет источается любовью Святой Церкви всем народам мира, являясь для них единственной реальной защитой от поруганий князя мира сего.

Вселенская власть Третьего Рима прямо связана и неразрывна с Церковью. Понятно, что как ни велик Третий Рим, а он действительно велик, вместе со своими славными предшественниками, - но Церковь безмерно выше его!

Господь не дает сейчас России видимого скипетра вселенской власти - царя, но царского духа она не лишилась. Нынешнее время подобно древности, когда Русь была властно запечатлена Апостолом Андреем до времени принятия ею Христа. Спаситель уже тогда почивал на Руси, подобно тому как скрывался от Ирода в Египте. Он был здесь, но невидимо! Так же благодатно запечатлен и скрыт был Третий Рим во времена коммунистической империи. Потаен он и поныне, скрываясь за вывеской новой империи - демократической.

Прошли десятилетия, но народы мира, пусть неосознанно, все еще ожидают благословенного Русского Царя, чтобы сбросить с себя ненавистное иго беззакония. Это может произойти во время последней проповеди Евангелия. Может - ранее. Одновременно повсюду идет уничтожение остатков монархического сознания, ясно свидетельствуя о приближении всеобщего крушения государственности. Ведь нынешние хваленые парламентские республики совсем не имеют прежней государственной стойкости, которая была присуща прежним царствам, неосмотрительно разрушенным своими собственными народами.

Христианство сменило кровную преемственность благодатных даров на духовную. Однако понятия Сима, Иафета и Хама сохранились, став теперь более духовными, чем плотскими. Таковым же стало и понятие царства. Рим и Ветхий Израиль - образы царства и священства. Разделенные до времени, они были промыслительно соединены в единой Римской Империи накануне Рождества Христова, изменившего человеческую историю. Во Христе, во Святой Его Церкви оба дара соединяются неразрывно. Было бы даже странно, если бы Рим и Израиль оказались порознь. Ведь Спаситель явился и Царем, и Первосвященником. Как Царь Он правил Римом, как Первосвященник принес Себя в жертву в Иерусалиме. Единство Самого Христа означало единство и скипетра Рима, и святости Израиля.

Напрасно поэтому Израиль хотел избавиться от Рима, неосмотрительно восстав против него. Описанные Иосифом Флавием иудейские войны, начавшиеся спусти сорок лет после распятия иудеями Спасителя, стали для гордого и несмиренного Ветхого Израиля страшной трагедией. К сожалению, и она не послужила к вразумлению. Ему надлежало бы освящать Христовой любовью Империю, а не рушить все дикими бунтами, родившимися от оскудения любви.

Ко времени пришествия в мир Спасителя, произошло совершенное оскудение прежних благодатных даров как Сима, так и Иафета вследствие возрастания в мире греха. Крестные Страдания и Вольная Смерть Господа нашего Иисуса Христа и Спасителя Мира не только восполнили утраченное людьми, но и соединили воедино во Христе царское достоинство и святость священства. Прежняя, почти царская власть демонов над человеческими душами безвозвратно пала на Голгофском Кресте. Но еще задолго до того Господь сказал Апостолам после возвращения их с проповеди Евангелия: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам» (Лк. 10, 18-19).

Глава падших ангелов был изгнан с неба Архангелом Михаилом гораздо ранее этих слов Спасителя. Феофилакт Болгарский утверждает, что Господь имел в виду символический смысл. Изгнанный с неба злодей обольщал людей на земле, лживо внушая людям, что имеет власть над недоступными ему небесами. Многие этому верили. Теперь же власть, построенная на страхе, пала! Апостолы именем Христовым отверзли духовные очи всем желающим спасти души и видеть мир таким, какой он есть. Сатана же пал вместе со своим царством.

Почти через две тысячи лет полное безвластие князя мира сего над Христовым воинством была засвидетельствована Российским мучеником и митрополитом Киевским Владимиром, незадолго до мученической кончины сказавшего глумящимся над Родиной беззаконникам: «Я никого и ничего не боюсь!»

Зло создавало империю для грядущего антихриста посредством ненависти, страха и обмана, сковавших волю многих русских людей во времена Революции. Но ни одна из цепей рабства не могла сковать вольную волю Христовых мучеников. Поганое царство поганого зверя было бессильно покорить и единого воина Христова! Даже его «позорная» смерть - явное свидетельство совершенного бессилия зла при кажущемся для многих совершенном его торжестве.

Господь твердо возвестил Апостолам о получении ими благодати властвовать и попирать силу демонов и предавшихся им людей. Эту власть вполне можно назвать царской. Ведь апостольскими проповедями Господь попрал власть сатаны и разрушил его царство, что без сомнения является проявлением Его царственного достоинства. Подобно царям земным, земные посланники Небесного Царя - Апостолы собирали на земле людей в Вечное Царство. Господь дал им для этого силу и власть над всеми вражескими полками и их кознями.

Апостолы были и царями, и священниками, это очевидно, но определять, где кончается царская власть и начинается священническая, было бы неразумно. Для этого нужно глубокое понимание сущности разных граней власти Христовой, а такие тайны скрыты от людей, во всяком случае обыкновенных. Однако, и не ведая многих тайн, человечество незримо преобразилось Воскресением Христовым. Вся земля внезапно осветилась невидимым, но ослепительным Светом Христианства. Мир помолодел и преобразился. Надо сказать, что почти полная власть князя мира сего была попрана не в одном только месте. Богомерзкий князь был повержен по всей вселенной, во всех ее пределах.

Не все люди исповедуют Христа, но светильник Веры Православной отогревает, собирает, обнадеживает - всех. Пока люди не противятся этому, Свет не оставляет их. И лишь ненависть ко Христу ведет народы во Тьму.

Царь - средоточие царства и его как бы «материальное выражение».

Чин восшествия императора Византийской Империи, а затем его единственного законного правопреемника - Русского царя или императора на престол, именовался венчанием на царство. Как муж венчается Богом во главу жены, так и царь венчается во главу своего народа и царства.

Зло и ложь, не обладая творческими силами, неспособны к самостоятельному построению государства, хотя всегда рвутся к тому. Беззаконие все же понимает свою бесплодность, но все равно ищет царской власти, сокрушая империи и царства. После этих «трудов» остаются «осколки», причем не совсем безблагодатные, которые и становятся теми «кирпичиками» из которых беззаконие пытается ваять здание своего собственного царства. Но чем ближе завершение строительства, тем безблагодатнее становятся «кирпичики», лишаясь жизненной силы, связавшей некогда мертвую «глину» безликой толпы в живую плоть народного единства. И вот, еще недавно достаточно крепкий «строительный материал» в руках безумных «вольных каменщиков» быстро превращается в пыль и расползающуюся грязь.

«Вечная» Империя Зла рушится быстрее «Тысячелетнего» Рейха.

Тем не менее, строительство кипит не на шутку. Для него мало «кирпичей», нужно еще связать их крепким «цементным раствором» - особой беззаконной силой. Господь соединил вселенную Любовью, «тайна беззакония» поступает по-другому. Связующей силой его царства становится злоба, зависть и страх. Конечно, даже нынешние мрачные диктатуры - еще не антихристово царство, и они до сих пор сохраняют в себе благодатные начатки народного единства. Однако собранное таким образом государство всегда примитивнее разрушенного, часто «болеет» бунтами и способно погибнуть даже от самой ничтожной «простуды», как и случилось недавно с Советской Империей.

Восстановить разрушенное государство может лишь тот, кто не растерял во зле свою творческую жизненную силу. Таким может быть только поставленный Богом благодатный творец, а не томимый гордостью самозванец.

По мере нарастающего отвержения народами Спасителя, умаляются их творческие способности, и ограждать беспомощные державы от разрушительных сил зла становится все сложнее. Пока мир пребывает в кажущемся благополучии, благодатные дары царства могут представляться не очень важными. Так, человек успешно продвигается по ступеням карьеры, достигает ее вершины, купается в лучах славы, не имея при том и малой толики творческих способностей. Лишь когда государство рушится, становится ясным и даже отчасти видимым, что есть в действительности царские дары, а что - гордая бесплодная фантазия.

Так, после Хаоса Смуты всегда наступает хотя бы относительный, но порядок, а он не может возникать сам по себе. За ним всегда стоит некая разумная и созидательная сила, властно пресекшая общественное безумство. Именно ее железный закон остановил визжащее беззаконие, хотя непонятно как. Кажется, что Хаос сам разрушил себя. Он не увидел могучей силы, насмерть поразившей его. Зло ушло в небытие, увлекая за собой в бездну лишь то, что и без того принадлежало ей - мерзость беззакония.

Только обладатели царского дара могут восстанавливать державу. Прочие этого сделать не могут при всем своем, может и вполне искреннем, желании.

Вот рухнула как карточный домик Российская империя под ударами мистического большевизма, но восстала из пепла могучей Коммунистической империей. И не террор, внушавший панический страх, совершил это великое чудо. Не страх связал народы Советской России, хотя он действительно был повсюду. Богу было угодно наказать Россию за умаление любви, но неугодно было ее разрушать. Господь дал царские дары любви тем, кого Сам избрал для создания новой Империи. «Перестройка» же опять дерзнула поколебать хрупкое вселенское равновесие, и снова оскудение любви привело к катастрофе. Только любовь противилась разрушающему страху все прошлые десятилетия. Умалилась она - страх взял свое! Многие нынешние государства создавались во времена, когда благочестие народов много превосходило благочестие их современных потомков.

Современное державное устроение мира крайне неустойчиво и мало поддерживается силами самого общества. Везде идет распад государств, невидимый лишь по причине своей огромной инертности. Но может прийти пора катастроф, как в России. Тогда все в одно мгновение может перемениться.

Человечество все меньше понимает природу и факторы глобальных разрушительных процессов, которые все больше и больше определяют облик общества. Причина неведения проста и заключается в том, что человек уже не хочет никого любить, кроме самого себя. Но поскольку он холодно взирает на гибель других, его черед тоже не замедлит. Пока еще эгоизм не привел мир к фатальным катастрофам, но они обязательно придут, когда у человечества не останется сил на сопротивление злу.

Внезапность разрушения законной государственности является важнейшим инструментом беззакония, но внезапность всегда предваряется постепенным духовным истощением общества.

Сперва являет себя миру «романтика разрушения» - безумие, объединяющее множество добропорядочных на первый взгляд людей, видящих «истину» в разрушении собственной Родины. Эгоизм романтики сосредотачивает вселенную вокруг собственной персоны, и вот уже романтики восторженно вьют веревку, на которой искренне хотят вздернуть свою нелюбимую Родину. Но после исполнения их заветного желания, на этой веревке повиснут они сами, а таившаяся во мраке злоба с воем вырвется наружу. Ей вообще не нужна никакая истина!

Беззаконие давно уже стосковалось по свободе - оно жаждет насилия, ужаса, крови и абсолютной власти. Придя к ней, оно максимально жестоко подавляет любое инакомыслие. Наиболее «благоразумные» обыватели быстро соображают, что к чему и немедленно подстраиваются к новому духу времени. Льстиво прислуживают они воцаряющемуся злу, которое кажется многим из них единственной реальной силой в перевернутом мире. Но такая покорность - уже смерть.

Другие, потрясенные увиденным, судорожно ищут выхода. Ненависть к злу охватывает их сердца. Но после недолгого возбуждения приходят все те же безысходность, безволие и отчаяние. На сем «борьба со злом» для них и оканчивается.

Гибельное для одних, Смутное Время становится временем спасения тех, кто именно в беде обретает потерянное бесстрашие. Таких поначалу немного, но именно они и ломают планы беззакония. Эти немногие смиренно и без отчаяния принимают Смуту не только как законную кару Божию, но понимают и временность попущения власти зла. Такие прежде всего видят в гневе Божием излияние на Землю благодати, находя истинное спасение в неложной Христовой Вере. Покаяние и скорби очищают души от застарелой и незаметной скверны. Это больно, но теперь боль не ведет к человека к смерти, а становится дорогой жизни. Одним достается мученичество, иных Бог до времени сохраняет, но все вместе они обретают почти забытую миром всепобеждающую силу и свободу смирения во Христе.

Верные образуют становой хребет будущей державной мощи, которая властной дланью соберет впоследствии рассеянный бурей народ. Божии человеки чаще всего так и остаются незаметными миру, ослепленному демонской ненавистью. Однако само зло ясно различает присутствие гибельного для него победоносного духа непобедимых воинов Христовых.

Вот уже неистовая мощь беззакония, сорвавшегося с цепи Закона, начинает захлебываться от странного бессилия. Еще недавно оно безраздельно господствовало над совращенным им народом, но сейчас оно в отчаянии от столкновения с грозной силой Христова воинства. «Тайна беззакония» повсюду ищет их, казнит правых и виноватых - тщится погубить свою погибель. Но все напрасно!

Еще только вчера перед ним простиралось безвольное море развращенных, напуганных, озлобленных, изможденных людей, а сегодня - невидимая и неодолимая преграда. За одну ночь воздвигнута крепостная стена нового царства. Недавно оно было царством смерти и зла, а теперь - мертвые воскресают! «Ночь» безумного ослепления была долгой, казалась вечной, но за мраком духовной погибели неизменно наступает утро прозрения и новой жизни.

В Смутное Время человек освобождается от властного бремени государства, обретая при этом предельную полноту духовной свободы. Вместе со свободой наступает и пора выбора, кому служить - добру или злу.

Страстные натуры давно привыкли к рабству страстям, но и таким тоже дается свобода. Однако она тяготит их рабскую природу, быстро находящую свой «старый добрый» хомут. Избравшие рабство злу скоро сталкиваются с опасностями, невзгодами и скорбями, приводящими их в отчаяние. До наступления реальной опасности их «рабское единство» казалось эталоном единения, монолитным и незыблемым, но катастрофа в мановение ока разрушает в прах это кажущееся «братство», неспособное к терпению скорбей. А затем распадаются и сами рабы, как неспособные к жизни паразиты. Они обычно даже не понимают, как обрели и как потеряли свою свободу.

Но есть и такие, кто при виде мерзости зла взалкал Правды Божией. Получив свободу во Христе, они приумножают ее, истребляя страсти покаянием и любовью.

Благодать Божия делает обретенное совершенным. Свободные, облачаясь в царские одежды, радостно восходят на праздничное пиршество верных Царю Славы. Господь омывает их раны Своей Честною Кровью. Вот уже и визжащая Смута осознает свое поражение. Она даже не поняла, как это могло произойти. Ведь все было так тщательно продумано! С отчаянием покоряется только что торжествовавшее беззаконие смиренной воле свободных рабов Божиих.

Жизнь, кажется, идет по-старому, но на деле власть злобы оказалась низверженной. Признать свое поражение для «тайны беззакония» - хуже смерти, но она сама, скрежеща зубами от ненависти, возвещает об этом всему миру. Вот как об этом говорится в дивном акафисте Светлому Воскресению Христову: «Христос воскресе, и князи адстии падоша... Христос воскресе, и смерть рыдает. Христос воскресе, и ад, стеня, вопиет: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав» (Икос 1).

Славному Воскресению, однако, предшествует самое страшное и жестокое противоборство - Голгофа!

Прежде чем происходит уничтожение организованных сил зла, возвращение покоя и порядка, наступает прямое противостояние добра и зла. Это единоборство злобной воли рабов-разрушителей со свободной волей любви рабов Божиих, подвизающихся в деле вечного спасения своей души.

Такое духовное, и очень часто физическое, единоборство можно уподобить библейскому единоборству юноши Давида, будущего царя Израиля, с огромным страшным гигантом Голиафом (1 Цар. 17, 4-51). Юный Давид, не имея доспехов и иного оружия, кроме пращи и пяти камней, отважно вышел на смертный бой с закованным в броню непобедимым доселе исполином - Голиафом, наводившим ужас на войско Израилево - мужей в те времена далеко не трусливых, сильных и смелых воинов, привычных к виду смерти. Боялись же они не столько физической силы этого чудовища, сколько, возможно не осознавая того, ужасающей мощи стоящих за ним духов злобы.

Велика была радость демонов! Никто не мог противостоять их «ставленнику». Сорок дней эта тварь безнаказанно глумилась над смущенным от страха Израилем. Казалось, что скверной потехе не будет конца, а победа уже в руках у злого противника. Но Господь не допустил такой несправедливости. Сам же враг, при всей своей похвальбе, почему-то не решался вступить в решительное сражение. Оказалось, что все собравшиеся послушно ждали, пока неизвестный юноша, благословенный Давид, посрамит беззаконие во славу Божию. Но вот, появился и он, неустрашимый в своей простоте и духовной чистоте - юный избранник и сосуд Божий, пламенеющий чистотой Веры. Все в одно мгновение переменилось! Вот как воспел все это сам Давид в своем псалме: «Я вышел навстречу иноплеменнику, и он проклял меня идолами своими. Но я, исторгнув у него меч, обезглавил его, [и избавил сынов Израиля от поношения.]» (Пс. 151, 6-7).

Нечестивый Голиаф выпустил на юного Давида всех своих демонов-покровителей, которые должны были устрашить благодатного воина, лишить его физических и духовных сил, но ничего у них не вышло! Демоны и их «протеже» были прилюдно посрамлены его огненной верой и юным бесстрашием. Отважный ратоборец достал пращу и первым же камнем поразил Голиафа прямо в лоб. Вся злобная сила пала вместе с ее бездыханным хозяином. Победила не столько физическая мощь, сколько правда, мужество и беспредельное упование на помощь Божию. На глазах у изумленного войска Израилева и потрясенного отчаянием вражеского войска Филистимского, отрок Давид не только обезглавил злочестивого гиганта, но лишил силы и само зло, того питавшее.

Как в те далекие времена, так и сейчас, главным в единоборстве со злом становится не сила армии - ее может и не быть, не храбрость войска - оно может быть сковано страхом, не количество оружия - его может недоставать. Главное - личное мужество единоборца, основанное на непоколебимой любви, Вере в Господа нашего Иисуса Христа - «сына Давидова».

Тогда вся огромная мощь и непобедимость сил зла окажется мнимой. Подобно Голиафу, оно может быть смертельно уязвлено во главу одним единственным духовным ударом «Камня Нерукосечнаго» и обезглавлено собственным мечом, выкованным для нашего уничтожения.

Во времена Смуты наступает почти открытое, а для приуготовленных и вовсе открытое противостояние со злом. Две тысячи лет на глазах изумленного безбожного мира малое стадо Христово в решительном бою раз за разом побеждает все новых непобедимых гигантов - «голиафов» злобы.

Идет смертельная схватка свободы во Христе и демонического рабства. Здесь от единоборцев требуется смиренное бесстрашие. До предела напрягается сила воли, неутолима жажда свободы во Христе. Вера, надежда и любовь надежно укрепляют в бою воинов Христовых. Гибнет в этой схватке огромное множество людей, хитростью и коварством уловленных в злую неволю беззакония. Они, увы, так и не смогли до конца поверить в непобедимость Христа. Демоны заточают такого человека в узилище страха, уныния, блуда и злобы страстей.

Силы зла убивают праведников. С ними принимают смерть и те, кто, пусть не осознанно, но тоже гибнет за Веру Православную, за Господа нашего Иисуса Христа. Это «жертва всесожжения» за грех народный, залог спасения, неумолимо обращающийся огнем на голову нечестивых убийц.

Жертвенная кровь невинно убиенных всегда освящает землю, а святость, нестерпимая для беззакония, мощно поражает силу и разум нечестивых разрушителей, изгоняя вон и их самих, и духов злобы. Кровь и смерть мучеников за Веру становятся в такие времена живой проповедью Евангелия спасения. Пусть Смутное Время невыразимо тяжело, но это - время освобождения от обязательств перед погибшей державой. Полнота свободы предусматривает и полноту ответственности. Ведь свобода без ответственности - лишь новое беззаконие.

Ответственность - неотъемлемое свойство царского духа, воплощающегося в духе соборном. Именно соборность Церкви порождает будущее царство. Но прежде, чем произойдет видимое его возрождение, необходимо возобновление духовного единства народа. Это и происходит, но еще ранее начинается пора мученичества, неизменно попирающего страх и злобу!

Кажущееся «безвластие» Смутного Времени гораздо выше власти земного царства. Можно сказать, это - духовная вершина невидимого царства! Такое время можно уподобить могучему царству, в котором вместо видимой державной ограды стоит ограда духовная, не менее надежно ограждающая верных воинов Христовых и тех, кто еще не пришел к Истине.

Никогда, ни при какой власти человек не обладает такой огромной внутренней свободой и силой, как бывает в пору самого разгула Смуты.

Свобода - великий дар. Если правильно им распорядиться, человек бывает близок Богу, как никогда ранее. Душа, ведомая Господом, постигает самые сокровенные тайны мироздания, обретая немыслимое ранее единение с нерушимым покоем вечности, достигая высочайших вершин духовности и вмещая невместимые прежде дары благодати Святаго Духа.

Невидимое глазом «Царство» Смутного Времени гораздо больше соединяется с Небесным в духовном стоянии, чем обычные государства, являя возможно высшую степень воплощения благодатного Царства не от мира сего на земле.

Царство времен Смуты собирается невидимо, но зримо дает бой злу. Его можно не заметить, но оно властно разрушает козни князя мира сего.

Вспомним еще раз роль преподобного Сергия Радонежского - игумена и печальника Земли Русской, в восстановлении державности Руси. Невидимо для многих он возглавил духовную борьбу Руси с татаро-монгольским игом.

По воле Преподобного великий князь Михаил Тверской покорился власти Москвы еще за несколько лет до Куликовской битвы. Непосредственно накануне битвы прискакал к Великому князю Олегу Рязанскому ученик Преподобного - Никон. Целованием Честнаго Креста и Святаго Евангелия, Олег поклялся не идти против власти Москвы, признавая ее первенство. И действительно, не пошел против Дмитрия Донского на Куликовском сражении. Его войско как бы прикрывало русскую рать от враждебных Руси литовских полков, шедших на подмогу нечестивому Мамаю. Некоторые по сию пору думают иначе, считая князя предателем Руси, но забывая, что буквально на следующий год благоверный князь Олег Рязанский уже один с верной ему дружиной вступил в сражение с недобитыми кочевниками. Больше остановить их вторжение было некому. У России, отдавшей все на борьбу с Мамаем, не оставалось иных сил!

О святости князя Олега свидетельствовала даже его кольчуга, по смерти помещенная в Рязанский собор. Ее надевали на болящих, и многие неизлечимо больные исцелялись. Отважный воин, вынесший из битв более тридцати страшных ран и знавший, что такое боль, даже своей кольчугой исцелял от нее страждущих!

Во время самого сражения преподобный Сергий своими молитвами укреплял мужество русских ратоборцев, принимавших славную кончину за Веру. Страшно было хриплое дыхание той брани: стоны раненых и умирающих, храп рвущихся коней, оглушительный звон мечей, свист летящих стрел, победный клич и зов о помощи - все смешалось в тяжелом гуле смертельного сражения. Яростная злоба и ужас побежденного преклонялась перед твердой праведностью гнева победителя. Славные полки световидных Ангелов попирали визжащие легионы темных демонов, властно забирая у них души павших православных христиан.

Много верст окрест огласились громом сошедшихся на бранном поле ратей, но еще дальше растекся страшный и невыносимо тяжкий дух сражения. От него замерла природа, не дышала земля - решалась судьба мира. Испуганно притихли птицы и звери в полях и лесах. Кажется остановилось и само время. Как будто не движутся по небу облака, не дует ветер, не шелохнется полевая трава. Никогда не будет конца этому вечному празднику смерти. Нет никаких сил выдержать нервное напряжение. Но победный конец все-таки наступил!

В бессловесном вое битвы вдруг начинают различаться тихие звуки... знаменного распева. Почти неслышна гармония слов молитвы, но негромкое пение иноков Сергия заглушает дикую какофонию криков сражения. Жизнь властно восстает против смерти. Свобода рушит вековые оковы рабства неистребимым духом Христовой любви. Рождается вечное братство святого народа. Русская рать стремительно тает, но уже поняла вечность своей победы!

Ожесточенные еще недавно православные души отходят с миром. С ними шествуют ликующие души их праведных собратьев. Теперь все они - живые и мертвые, воистину являют собою единое Тело Христово. Смиренные воины радостно следуют на встречу с Богом, сопровождаемые любящим сердцем преподобного Сергия. Душа еще только начинает отделяться от убитой плоти, как ее встречает тихая мощь монастырской панихиды: «Господи, упокой души рабов твоих за Веру и Русь живот свой на поле брани положивших». И так отходят души всех, павших За Россию и Христа. Невероятно! За сотни верст от сражения Преподобный видел все движения битвы, внимал стону каждого русского воина, своими пламенными молитвами придавал силы слабеющим и храбрости испуганным. Злоба сменялась праведным гневом, замкнувшиеся в себе ощутили братскую любовь, которая и стала главной Христовой наградой немногим уцелевшим победителям. Богоносцы пронесли ее по Руси, собирая обессиленную Родину на новый бой, который она будет вести до самого конца земного мира. Любовь исцелила стынущую кровь и дала невиданные силы народу Божию!

Раздробленность Руси послужила как бы военной хитростью. Абсолютно внезапно для Мамая обрела она державную и военную мощь и как Давид Голиафа сокрушила его гордые планы.

Прикровенное царство стало явным, но и прикровенное не иссякло. В нем по-прежнему сокрыта великая Тайна России. Духовное всегда превосходит материальное, так и незримая часть «царства» гораздо больше сопричастна вечности и святости, нежели любое из его воплощений.

Земной житейский опыт настойчиво твердит нам, что такое единство не может быть достаточно прочным и продолжительным, ведь нет в нем твердости организующей административной силы. Однако библейская история убедительно свидетельствует об обратном: высокая соборная духовность вполне может заменить собою, а впоследствии и совсем заменит, любую привычную административную организацию людей.

Пророк Моисей, исполняя волю Божию, вывел Ветхий Израиль из Египетского плена. Но Моисей не был царем Израилевым в том смысле, как мы это обычно понимаем. Он не создавал практически никаких государственных структур, которые обыкновенно имеет любое государство, хотя и не предавал течение народной жизни на самотек. Моисей был скорее духовным вождем и Пророком - как бы посредником между людьми и Богом. Он вел свой народ в Палестину, но главная цель этого долгого путешествия Ветхого Израиля состояла в приведении его к истинной Вере в Единого Бога.

Писание (синодальный текст) говорит об этом так: «он был царь Израиля, когда собирались главы народа» (Втор. 33, 5). Славянский текст того же самого стиха именует Пророка Моисея даже не царем, а просто князем: Моисей становился как бы царем на время - лишь когда собирались главы колен Израилевых - князья, по славянскому тексту. В прочее же время он не был у них царем в общепринятом смысле. Подобное государственное устроение унаследовал и восприемник великого Пророка Моисея, иной воин-пророк - Иисус Навин, а потом настало время, именуемое Писанием периодом правления Судей. Удивительные слова говорит Библия об этой весьма таинственной поре: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 21, 25).

Вдумаемся, какой же немыслимой свободой и величием духа обладал целый народ, когда не страх жестокого наказания, но только совесть эффективно поддерживала строгий государственный порядок!

Разумеется, далеко не все было так уж благополучно, о чем свидетельствует сама Книга Судей. Несколько раз она приводит вышеупомянутое изречение, говоря притом о светлых и темных событиях того времени. Здесь важно иное. Народ даже после самого тяжкого духовного падения находил в себе силы восстать от беззакония. Все это время, согласно учению Церкви, Израиль оберегал сам Архистратиг Михаил, как ясно следует из акафиста Архистратигу: «У негоже судии и вожди Израилевы силу и покров обретаху... пророцы и первосвященницы иудейстии дар ведения от Всеведущего Бога приимаху».

Архистратиг Михаил в образе огненного столпа до небес сорок лет неустанно вел Израиль по пустыне, самовластно и сурово пресекая в нем любые виды беззакония. Если была в том нужда, праведный его суд и невидимый меч посекал нечестивых среди народа тысячами и десятками тысяч, восполняя собою отсутствие у Израиля традиционной государственной машины, да и самого царя. Как невидимый святой превосходит в святости свою икону, так невидимый Архистратиг много превосходил видимого царя.

Ветхий Израиль долго не имел царя земного, но имел в лице Архистратига небесных воинств Михаила невидимого духовного наставника, данного Богом избранному народу во образ Царя грядущего - Спасителя.

Этот период жизни Ветхозаветного Народа чрезвычайно важен для понимания немалого числа исторических явлений и процессов, в том числе происходящих сейчас в нашем богоспасаемом Отечестве. Исходя из современных представлений о государстве и системе власти, в Ветхом Израиле во времена правления Судей практически мгновенно должен был установиться хаос. Но как раз его-то и не было, скорее напротив: именно в те суровые времена Израиль, по-видимому, являет собою свое самое крепкое духовное единство. Приземленному духу наших времен почти невозможно вместить меру духовности событий тех дней. Люди сообща вопрошали волю Божию, и каждый ясно слышал ее. Не один человек или несколько, но сразу - целый народ (напр. Суд. 20)!

Надо отметить, что Ветхий Израиль при практическом отсутствии мобилизационных структур был еще окружен весьма воинственными, непримиримыми и жаждущими его крови бессовестными народами, так никогда и не простившими ему, что он занял земли, где «течет мед и млеко», те самые земли, где прежде так беззастенчиво творились все мыслимые и немыслимые беззакония. Враги всегда полагали, что все эти богатства были созданы именно для их удобства, блудодеяния и комфорта и незаконно отобраны пришельцами. То, что они лишились прежних богатств лишь по своим беззакониям, даже и не приходило на ум противникам Израиля, а если и приходило, то не вызывало раскаяния. Все враждебные Израилю народы постоянно собирались уничтожить переселенцев, хотя удавалось им это лишь отчасти и лишь тогда, когда гнев Божий посылал их для вразумления впавшего в нечестие Ветхозаветного Народа.

С прекращением нечестия немедленно прекращались кровопролитные вражеские вторжения и многолетние пленения Израиля. Для спасения его от погибели Господь посредством Архистратига Михаила избирал народу праведных судей. Для наказания за нечестивую жизнь - нечестивых. Но никогда народ не был неуправляемым, как это может показаться. «Когда Господь воздвигал им судий, то Сам Господь был с судией и спасал их от врагов» (Суд. 2, 18). Внутреннее и внешнее зло сурово пресекалось тем или иным образом, и так продолжалось достаточно продолжительное время - до момента образования в Ветхом Израиле классического царства и даже некоторое время после того.

Само царство Израилево было создано не как награда за верность Богу. Напротив, оно стало первым свидетельством неспособности Ветхого Народа самому понести далее свое тяжелое иго полноты личной свободы.

Во время правления судии и пророка Самуила, общество Ветхого Израиля стало требовать себе царя, как у прочих народов. Высота духа утомила людей.

«И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8, 6-7).

Подобное ясно изложено также и в книге Пророка Осии: «Я дал тебе царя во гневе Моем, и отнял в негодовании Моем» (Ос. 13, 11).

Земное царство в приведенных стихах Писания отнюдь не представляется пределом государственного могущества Народа Божия. Но прежнюю высшую свободу Ветхий Израиль был уже не в состоянии понести. В период правления царей, как и в правление Судей, Ангел Господень все так же охранял врученный ему народ. Во время духовного падения попускалось нашествие на Израиль иноплеменных захватчиков. Но когда злой враг думал, что ему все дозволено, то следовало самое суровое его наказание, подобно ассирийскому: «И вышел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч человек. И встали поутру, и вот, все тела мертвые» (Ис. 37).

Возникновения царства Израилева - первое свидетельство неизбежности его падения и начало самого падения, окончившегося Богоубийством. Царство лишь отдаляло неизбежную и страшную катастрофу Израиля.

Государство во время правления Судей, было не только невидимой и непостижимой, но и непреодолимой преградой для врага. Когда же возникло царство, многое стало видимым, постижимым и преодолимым, а государство стало особенно уязвимым. Действительно, как можно было врагу рода человеческого разрушить то, чего он не может ни видеть, ни разуметь? Разумеется - никак!

До возникновения иудейского царства люди сами могли собираться для решения общих для народа задач, не имея нужды в насильном подчинении кого-либо царской власти. Тогда единение народа, несомненно, было очень велико. Подобное возвышенное состояние души - удел действительно свободного человека. Грех духовно приземляет и разделяет людей. Погрязший в греховных страстях уже не может свободно, как раньше, следовать тому, что говорит ему совесть. Сама же чистая совесть постепенно перестает быть ясной, заметно мутнея.

Благородные и мужественные поступки свободный от греха человек совершает добровольно и с пламенеющим сердцем. Нераскаянный грешник совершает то же, но только - с холодеющим сердцем и со страхом перед властями.

Русский народ, например, со всем жаром своей открытой души вступил в Первую Мировую Войну за свободу братьев-сербов. Тогда многие думали, что наступает время свершения многих таинственных пророчеств - произойдет освобождение от многовекового ига иноверцев попранных святынь. В первую очередь речь шла о храме святой Софии в Константинополе и о заветном Гробе Господнем. Но высоты духовного горения народ, как оказалось, не смог долго выдержать. Грехи и земные привязанности слишком отяготили народное сердце.

Благороднейший полет Российского Двуглавого Орла к Земле Обетованной трагически прервался самым жестоким его обезглавливанием!

Произошло разрушение великого царства в горниле народного безумства Революции. Таковы плоды духовной несвободы и немощи русского народа. Свободный человек все свершает самоотверженно и добровольно. Лишившись же духовной свободы, свершает, может быть, с почти прежней охотой, но уже с некоего понуждения властей. Немощь, безразличие, страх все больше сменяют былую силу, бесстрашие и ревность о своем народе и о самом себе. Кончается все это, как показывает новейшая русская история, самой тяжелой катастрофой.

Для понимания трагедии России ХХ века, полезно понять целесообразность возникновения на Руси крепостного права и его упразднения.

Когда Ветхий Израиль мог понести на своих плечах иго свободы, он и жил свободно. Когда свобода умалилась, тогда она была ограничена царской властью. Когда и это не помогало, власть собственного царя сменялась жестоким владычеством иноплеменников. Израиль становился рабом, и это его на некоторое время смиряло. Рабство помогало врачеванию гордости и самообмана. Когда же врачевание успешно заканчивалось, возвращалось законное царство. Не будь такого исцеления, всеобщая духовная гибель могла стать необратимой.

Русское крепостное право было ограничением народной свободы. Причиной его было не усиление деспотизма государственной машины, подавляющей законную свободу людей; напротив, оно явилось следствием уже происшедшей трагедии - утратой большинством русского народа прежней духовной свободы.

Это была еще не власть иноплеменников и иноверцев, как случилось в 1917 году, но народ к началу крепостного права уже не мог понести прежней высоты и тяжести настоящей свободы. Крепостное право стало лишь формальным или «юридическим» оформлением этого обстоятельства. Начало закрепощения положено было в предваряющие Смуту времена царя Иоанна Грозного и вполне оформилось во время первого Императора Всероссийского - Петра Великого.

И действительно, ведь не от хорошей же жизни царь Иоанн создал в свое время грозную опричную дружину, ведь раньше в таком войске не было никакой нужды! Хотя и по сию пору некоторые лукавые историки объясняют возникновение опричнины психической ненормальностью и склонностью к зверствам русского царя. Но это совсем не так.

Опричнина стала последней удачной попыткой создания безгранично преданной царю боевой дружины, которая часто была его единственной опорой в напряженной борьбе с внутренней государственной угрозой.

Последующие попытки повторения этого опыта в виде Петровской гвардии, участвовавшей в убийстве императора Павла, или в лице воспитанников Царскосельского лицея - будущих декабристов-масонов, успеха уже не имели. Государство медленно шло к своей погибели. За него некому было вступиться, зато все больше людей желали его смерти, хотя несчастье случилось гораздо позднее.

Во времена же Иоанна Грозного народ, а главное - стоящие у самого престола бояре, начинали явно и дерзко выходить из повиновения верховной власти. Причем, неповиновение особенно росло тогда, когда внешний и внутренний враг безжалостно проливал кровь русских людей, верных царю, и его родных. Окружение царя, по некоторым свидетельствам, просто кишело крамолой, лукавыми предателями и тайными убийцами. Дело дошло до того, что для управления царством Грозному самодержцу просто уже не на кого было опереться!

Некоторые историки считают, что гибель царских детей и ближайших его родственников была отнюдь не случайной. О святом царевиче Димитрии Угличском, убиенном крамольниками, хорошо известно. Был и иной царевич, тоже Димитрий, имевший подозрительное несчастье утонуть в то самое время, когда царь с царицей были на богомолье в Троице-Сергиевой Лавре по случаю победы в Казанском походе. Поистине, у семи нянек - дитя без глазу! Было и многое другое...

В своем известном послании изменнику и бывшему своему приближенному князю Курбскому, царь Иоанн Грозный прямо так и говорит: «Все, кто были хоть немного покорны нам, подверглись от вас (то есть, предателей - св. А. К.) гонению».

Меру бесчинства, которого достигало злочестие народных вождей и самого народа, впадавшего в настоящее безумие, можно оценить из того же послания: «И по наущению наших изменников, народ, собравшийся по обычаю иудейскому, с криками захватили в пределе церкви великомученика Христова Димитрия Солунского нашего боярина, князя Юрия Васильевича Глинского, втащили его в соборную и великую церковь и бесчеловечно убили напротив митрополичьего места, залив церковь кровью, и, вытащив его тело через передние церковные двери, положили его на торжище!»

Это уже не просто непослушание народа царской власти. Налицо прямое святотатство, по-своему продуманное воспаленным демонами умом и даже имеющее некое подобие сатанинского жертвоприношения!

Как мог допустить такое православный народ? Кощунственное убийство прямо в Христовой церкви, неслыханное дело! Люди покорно слушали вражьи наущения, и некому было это остановить. Совесть людей молчала, народ явственно терял внутреннюю духовную свободу, хотя она не может просто так, без следа, исчезнуть. Либо она отдается Богу, либо ее забирает беззаконник и враг рода человеческого. На Руси, без сомнения, имел место именно последний вариант. Это обстоятельство и послужило, вероятно, одной из важнейших причин ограничения свободы русского народа посредством известного крепостного права.

И вот царь, во избежание многих народных бед, самодержавно и самоотверженно взял себе часть свободы своих верноподданных, которой они сами уже не могли разумно распорядиться.

Из всех народов России ограничения крепостного права затронули более всего русский народ, не исключая при том и самого дворянства - служилых людей. Именно им преимущественно и надлежало, смиряя свою гордыню, сохраниться в чистоте духа для грядущих последних катастрофических времен, как народу Божию.

И тогда, и сейчас это обстоятельство служило предметом гордых насмешек и попреков от тех, кого минуло тягло крепостного права. Хорошо, однако, смеется последний. Им бы лучше попытаться понять сию сокровенную тайну россов.

Только осознавая нынешнюю меру нашей духовной несвободы, можно надеяться на исцеление в будущем, избегая тяжелых ошибок, подобных известным августовским событиям 1991 года, о которых еще будет говориться особо. Надо понять, что никогда раб страстей не сможет стать господином. Сначала нужно обрести потерянную духовную свободу - перестать быть рабом. Когда же раб незаконно карабкается на недостижимый престол - жди кровопролития и беды!

Отмена крепостного права произошла по той же самой причине, что и его введение. Те, кому Господь через царя вверил для милостивого и строгого управления свой народ - хозяева крепостных, дворяне, - сами стали источником духовного разложения, эгоистично бросив вверенный им Божий народ на произвол судьбы. Вождей стали интересовать лишь собственные проблемы, и это стало их самым тяжким преступлением перед Богом. Русское дворянство быстро и слепо шло к адской бездне, поддавшись духовному разврату европейского безбожия, уподобляясь в этом известным евангельским слепым вождям слепых.

Крепостное право и его отмена явились равно трагическими для Руси событиями - зловещими знамениями грядущего государственного распада, свидетельством глубокого духовного опустошения русского Народа-Богоносца.

После реформы 1861 года на Россию буквально обрушился шквал бесчинств, кровавых злодеяний бомбистов, дикого разгула страстей, распутства и вольнодумства - особенно в крупных городах. В короткое время государственная машина оказалась под сильнейшим давлением страха политических убийств и иных злобных проделок экстремистов. Прошло совсем немного лет после ликования по поводу отмены крепостного права, как Россия залилась кровью своих «освобожденных от рабства» несчастных сыновей в братоубийственной бойне Гражданской войны. Так неумная радость окончилась горючими слезами.

Видимая, живущая в пространстве и времени плоть русского царства трагически погибла, но его душа, духовно единая с Вечным Царством, сохранилась в незыблемости. Это не просто залог будущего возрождения. Невидимый и могучий царский дух народа России и сейчас все еще сохраняет хрупкое государственное равновесие во всем современном мире.

Вспомним горестные слова новомученицы, великой княгини Елизаветы Феодоровны: «Святая Русь не может погибнуть. Но Великой России, увы, нет!»

Упомянутые здесь события, хотя и не вполне напоминают собою Смутное Время, но имеют некоторое сходство с ним, давая нам представление о том, что с пресечением видимого царства совершенно необязательно исчезает и его духовная составляющая. Часто бывает совсем наоборот: усиление государственной мощи может стать не свидетельством процветания, а симптомом приближения погибели.

Чем слабее становятся «земные узы» царства, тем крепче Господь может удерживать и охранять Своих верных невидимыми духовными силами.

Конечно, смутные времена на Руси - не просто очень тяжелое испытание для народного терпения, но во многом - испытание даже запредельное! Можно, однако, предположить, что скорби смутных времен являются не столько наказанием, сколько свидетельством огромной державной мощи нашего Отечества, которое, как оказалось, способно было выдержать даже такие беспрецедентно жестокие вражеские нападения. Убедительно говорил об этом так любимый многими из нас приснопамятный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн.

Просто надо выделить для себя два одновременно происходящих процесса - духовную деградацию большинства представителей правящего класса и достаточно значительной части народа и возмужание, пусть немногих, но сохранивших верность Господу нашему Иисусу Христу и Его Святой Церкви. Так вот, исход катастрофических событий зависит именно от тех немногих, которые своей верностью, жертвенностью и бесстрашием преображают все остальное падшее общество.

Господь намеренно попускает России проходить через огненные и кровавые горнила страданий, чтобы она не пустила «глубоких корней» в блудливое земное благополучие. Такое «процветание» было бы в ущерб горнему предназначению Народа-Богоносца Последних Времен.

Сколько раз уже это повторялось. Вот, кажется, наступает твердая уверенность в будущем и обеспеченность. Наполняются закрома. Враг не смеет приблизиться к нашим уделам, или победоносно изгоняется. Люди мирно живут на родной земле. Но вдруг все это благополучие внезапно рушится. У Господа на то должны быть веские основания.

Об этом архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит в своих проповедях так: «Непрекращающиеся гонения, в которых рождалась Вселенская Церковь, казалось, обошли Россию... Но могла ли Русская Церковь миновать общий всем христианам путь, начертанный Христом?... Час испытания ее веры, час подвига пришел в ХХ веке. Ибо не без России Вселенская Церковь должна была достигнуть полноты духовного возраста и совершенства».

Так вот, оказывается, страдания России - путь к ее неземному совершенству. Посреди стремительного хаотического круговорота, разрушающего привычные порядки, посреди царства злобы и несправедливости, Господь невидимо выстраивает свое христолюбивое воинство. Так же некогда выстраивал свои боевые порядки и Ветхий Израиль во время своих сорокалетних скитаний по пустыне - в виде Креста со святыней ковчега Церкви в центре (см. Числ. 2), прообразуя тем самым будущее крестное спасение человечества.

Коллективизация и индустриализация вырвали с корнем прежний уклад жизни русского народа, став не только капризной и жестокой волей революционных вождей, не только злокозненным умыслом врагов. По словам архимандрита Иоанна (Крестьянкина), свершалась тайна Причащения России Телу и Крови Христовой. Народ смиренно занимал свое место в крестном построении Христова воинства, которому надлежит вести Последнюю Брань с мировым злом. Чтобы все вынести, все перетерпеть, народ становился скитальцем на земле. Не связанный более земными привязанностями, он обретал потерянное бесстрашие. Не боясь больше потерять отобранное, отныне он воевал только за небесное. Понятие Родины более не загораживали земные идолы и кумиры. Защита ее для многих становилась благородной целью жизни. Они даже не осознавали, что защищали не просто Отечество, но Дом Пресвятой Богородицы, в чем-то уподобляясь Ветхому Израилю, шедшему по пустыне к Земле Обетованной, твердо зная, что никогда не ступит на нее, что в завещанные Богом места дойдут лишь его потомки. Но Израиль упрямо шел. Дорога в Землю Обетованную была устлана его костями. Так же и Россия идет к Богу! Души наших отцов и дедов рвались к Правде, и они отдавали свои жизни в сражениях Гражданской и Отечественной войн за то, чтобы их потомки все-таки вошли в Царствие Небесное!

Одним из первых после Революции напал на наше Отечество гитлеровский фашизм. Хотя, как сейчас видно, это был не самый главный враг. Фашизм - лишь одна из видимых спиралей невидимой Глобальной Революции, которая есть заговор «тайны беззакония» против человечества, раз за разом подавляемый именно Россией.

Сам же главный враг - беззаконие, в те времена, как и сейчас, был еще для многих невидим. Хотя средоточие беззакония нередко находилось в самом сердце России, будучи неосознанным для атеистического общества, но тем не менее, оно потерпело самое жестокое поражение от смиренной власти народа Божия.

И вот сейчас, тот же самый народ вновь вырван из привычной сытой и размеренной жизни Советского Союза. Не выстраивает ли его опять Спаситель для нового, быть может самого славного, воинского похода? В этой связи кажется неслучайным, что государственное устройство Российской Империи в советский период было построено во многом по военному образцу. Не случайно и то, что крушение Советского Союза произошло в тот самый момент, когда его военная и экономическая мощь должна была перейти на качественно новый уровень. Напрасно сейчас многие утверждают, что «застойный период» нес в себе только разложение. Но, как бы то ни было, нас снова «сбили» на взлете.

Россия и после распада СССР осталась самой большой страной мира. Много здесь проживает народов. Но только у русских в ней нет ни своей государственности, ни земли! Да и то, что есть уже можно продавать кому угодно. Это, безусловно - несправедливость и зло, но и на то есть воля Божия. Россию снова с корнем отрывают от земли, чтобы легче был путь на сретение с Богом!

Быть может, для утверждения нашей слабой веры, победа России над могущественнейшим, по всей видимости, противником должна стать свидетельством Славы Божией, а не силы человеческой, как то было во времена вождя и судьи Израилева - Гедеона, всего с тремя сотнями воинов одержавшего удивительную победу над огромным войском оккупантов Ветхого Израиля - мадианитян.

Сперва, следуя воле Божией, Гедеон собрал войско численностью тридцать две тысячи человек, не такое уж и большое, даже по тем меркам. Самой своей немногочисленностью оно демонстрировало тяжесть духовного недуга Израиля. Видимо, как и сейчас в России, в нем совсем немногие горели желанием сложить свою голову за Веру и Отечество. Врагов - много, сил и оружия - мало. Зато изрядно страха и желания, чтобы кто-нибудь повоевал за тебя. Это кажется более справедливым, чем самому нести тяготы войны за ближнего.

Но и из тех тридцати двух тысяч многие, а именно двадцать две тысячи, были совсем не готовы к битве. Хотя некий романтический патриотизм и превозмогал своим радостным возбуждением таившийся в их сердце страх, но при столкновении с реальной опасностью подобные иллюзии быстро сокрушаются в прах. Более того, в случае победы та самая гордая романтическая чувственность может принести победителю даже более страшные плоды, нежели поражение.

Но и одного воинского мужества оставшихся с Гедеоном десяти тысяч ратников, как оказалось, было недостаточно, чтобы дать им победу над врагом. Точнее, такую победу, которая не стала бы для них хуже разгрома!

«И сказал Господь Гедеону: народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: «моя рука спасла меня»; итак провозгласи вслух народа и скажи: «кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад...». И возвратилось народа двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось. И сказал Господь Гедеону: все еще много народа; веди их к воде, там Я выберу их тебе... Он привел народ к воде. И сказал Господь Гедеону: кто будет лакать воду языком своим, как лакает пес, того ставь особо, также и тех всех, которые будут наклоняться на колени свои и пить. И было число лакавших ртом своим с руки триста человек; весь же остальной народ наклонялся на колени свои пить воду. И сказал Господь Гедеону: тремя стами лакавших Я спасу вас» (Суд. 7, 2-7).

Итак, с Гедеоном осталось всего лишь триста человек, которые и решили исход того загадочного ночного сражения, не напрасно описанного Писанием. Случайно ли Господь избрал для бремени славы лишь тех немногих, кто уподобился у ручья псам - верным, но нечистым животным, согласно Моисееву Закону? Возможно, что здесь сравнение избранных воинов с псами было умышленным, свидетельствуя о их преданности, смирении и осознании своей греховной нечистоты и ничтожества человеческой гордости перед Правдой Божией.

По косвенным признакам книги Судий можно предположить, что воины - избранники Божии были среди своих единоплеменников даже в некотором пренебрежении. Но презираемые людьми вполне могли оказаться приятными Богу более других. И более того, не следует ли нам понять, что то малое воинство, с которым Гедеон одержал блистательную победу над врагом, покушавшимся на Веру, прообразует собою «малое стадо», Христово воинство последних времен, прямо ведущее брань с силами зла...

Войско Израилево окружило вражеский стан с трех сторон. Внезапно в руках воинов вспыхнули спрятанные факелы, и они вострубили в трубы, отважно вызывая противника на бой. Казалось, Израиль нарочно привлекает к себе врага, и как бы намеренно демонстрирует ему чрезвычайную немногочисленность нападавших, ярко озаренных светом. И - удивительно! Призывный свет факелов смертельно напугал наглого врага. От звука же боевых труб Израиля, вражеское войско и вовсе устремилось во мрак ночи.

Но и в кромешной тьме не было спасения от ужаса. Тогда в панике мадианитяне стали истреблять друг друга: «Между тем как триста человек трубили трубами, обратил Господь меч одного на другого во всем стане» (Суд. 7, 22). Символично! Сыны тьмы бежали от Света Божия, струящегося от зажженных факелов. Властно было слово Божие, скрытое за громовым трубным гласом. Неслышимое человеческим ухом, оно своим твердым повелением принудило обитателей сумерек заняться собственным истреблением. В истории Советской России известны подобные случаи необъяснимого самоистребления врагов Отечества.

Вот так же и Смутные Времена, не только разрушают беззаконие, но и раскрывают истинную сущность зла, прячущегося за добродетелью, давая возможность верным достигнуть высочайших вершин святости. Таких высот, конечно, во все времена могут достигать лишь немногие, но благодатный дух угодников Божиих укрепляет и организует весь духовно возрождающийся Божий народ.

Православное видимое царство имеет функцию пресечения зла в народе, хотя бы и через страх возмездия, отвращая посредством закона многих людей от греха. Этим самым царство предоставляет человеку возможность относительно спокойного спасения души. Но закон, даже в православном царстве, является ограничением свободы, благодати. Тем самым, и духовные высоты подвизающихся в благополучное время могут быть существенно ниже, чем в Смутные Времена. Кроме того, Смутные Времена - это для многих еще и пора стяжания спасения мученических венцов - самой высокой награды отважному Христову воину!
#15 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:26
  
2


15. ПРОГУЛКИ К ПЛАМЕННОМУ МЕЧУ ОБРАЩАЮЩЕМУСЯ



Невозможно понять законы земной жизни без постижения законов вечности, поскольку, согласно Максиму Исповеднику, полнота жизни сосредоточена в вечности. Кроме того, исследователь, не имеющий любви, никогда не поймет главных тайн мироздания, созданного Любовью (см. 1 Ин. 4, 8).

Человечество же стремительно теряет остатки своей Христовой любви, лишаясь и без того поврежденной ересями веры. Ослепленная самолюбованием, современная цивилизация опирается в познании мира на свой гордый разум, противящийся Любви. Такой разум - негодный, лживый и злобный «инструмент» познания. После грехопадения Господь лишил человека многих благодатных способностей, помогавших безгрешному Адаму в его духовном восхождении к совершенству - к единению с Богом. С приходом в мир греха, то, что раньше помогало, стало теперь помехой для спасения души. С тех пор падшее человеческое естество уже не может вместить без вреда для себя большинства прежних своих способностей.

Бывшее естественным для безгрешного человека, становится «сверхъестественным» для согрешившего. С грехопадением оно не исчезло совсем, но доступ к нему стал весьма затруднен. Бог возвращает «сверхъестественное» человеку по мере его очищения, и оно снова становится естественным. Законный путь к этому - смиренное восхождение в Вере. Незаконный - дерзкое ведение.

Грехопадение кардинально изменило окружающий мир, он лишился многого, что составляло гармонию прежнего совершенства. Тем не менее, средоточие той гармонии - Рай остался неповрежденным. По-прежнему являясь хранилищем огромной духовной мощи, он стал невидим. Возвращение утраченных человеком способностей как-то связано с ним, однако человеку было неполезно, а потому и запрещено посещать потерянный им Рай. Причем речь идет не о «прогулках» к его недоступной видимой природе, но о получении особых способностей. Для такого «путешествия» нет нужды далеко ходить - духовное всегда рядом!

Чтобы исключить соблазн незаконного проникновения в потерянный Рай - Эдем, дорогу туда был поставлен охранять недремлющий херувим, которому для наказания чрезмерно пытливых «исследователей Рая» был вручен «пламенный меч обращающийся» (Быт. 3, 24). Путь закрыт, и исключений Писание не оговаривает ни для кого! Законно там пребывают, по мнению Отцов, лишь допотопный Енох и послепотопный Илия. Но и они населяют славный Эдем лишь до особого времени перед Концом Мира, после чего им также надлежит пройти врата смерти, отделяющей душу от бренной плоти.

Некоторые из Отцов, такие как Макарий Великий, полагали, что херувимов на самом деле не менее двух. Один стоит законно, это действительно херувим, и он действительно охраняет. Другой или другие - из числа низверженных ангелов, демонов. Наглые духи злобы крутятся вокруг Рая незаконно и совсем для других целей: они приводят к этому месту легкомысленных людей с заветной целью - погубить их бессмертные души.

Человек давно забыл дорогу в Эдем. Адам еще видел Рай после своего изгнания, и много слез пролил на его пороге, который уже не мог переступить. Но он плакал один! Даже самые праведные его потомки, заселившие огромную землю, не могли видеть цветения дивных райских садов. Однако «тропа», протоптанная желающими проникнуть в запретное место, не зарастает. Она на удивление широка, но внезапно прерывается в том самом месте, где пытливые «исследователи всего таинственного» неожиданно встречаются с непрестанно обращающимся огненным мечом всевидящего Херувима, который прекрасно различает все проделки падшего разума и пресекает любые хитрые уловки незаконных путешественников.

Некоторые бедолаги, попробовавшие огненного меча, даже и не ведали об ожидающей их страшной опасности. Иные, напротив, не только ведали, но и имели самое твердое намерение перехитрить всевидящего ангела. Но в любом случае последствия незапланированной встречи с огненным херувимским мечом бывают самыми плачевными.

Демоны прекрасно знают, что любой человек, углубившийся в запретную мистическую область, становится духовным калекой. Раны, полученные от таинственной силы, именуемой пламенным обращающимся мечом, часто неизлечимы и являются причиной тяжелейших травм души и даже ее смерти. Тем не менее, «поводыри» охотно показывают дорогу к нему всем желающим.

Сами бесы уже достаточно получили от подобного меча во время их войны с Архистратигом Михаилом, чтобы теперь усердно избегать повторения этого болезненного опыта. Тем безнравственнее их дело - заманивать глупого гордого человека к мучительной смерти, утверждая, что это - путь славы. Самоуверенных людей не предупреждают об ожидающих их ужасных последствиях. Сами же демоны-«поводыри» остаются в безопасном, по их мнению, месте. Они делают свое черное дело не без корысти для себя, которая не ограничивается только одной погибелью человеческих душ. Сверхъестественные способности, на поиск которых устремляются искатели Рая, ведут не только к безумию и вечной смерти.

Многие «путешественники» после огненного посечения становятся совсем неспособными к целительному покаянию. Зато после общения в «мистических сферах» с демонами, выдающими себя за Ангелов, они и сами обретают демоноподобные свойства, интуитивно осознавая свою ущербность. Такие существа, лишаясь собственного разума, наполняются бесовской злобой и завистью ко всем людям. Так рождаются новые «солдаты» для армий «тайны беззакония».

Потрясенные встречей с могучей силой огненного меча в руках Херувима, гордые путешественники в мир таинственного невольно склоняются перед ней. Но увы, эти «контуженные» редко понимают, что совершили очередную глупость, поклонившись не величию гнева Божия, а так некстати подоспевшим пронырливым бесам, которые и становятся отныне их немилостивыми хозяевами!

Что же так настойчиво пытаются найти в Раю незадачливые путешественники? Кажется, все ищут разного, но все они, тем не менее, пришли к одному месту. Сила, здоровье, власть, могущество, ведение запретных тайн, предсказание будущего. Что ж, все это полезно, но лишь во время земной жизни, а она скоро проходит, причем быстрее, чем многие из «путешественников» того желают. Обладание всем вышеперечисленным в этом случае теряет смысл. Сил потрачено много, но все богатства отберет неумолимая смерть. А что если предположить: пытающиеся проникнуть в Рай ищут одного, не ведая, что желают другого. Например - бессмертия! Такое предположение многое объяснит.

«И сказал Господь Бог: вот Адам стал как один из нас, зная добро и зло; теперь как бы не простер он руки своей, и не взял бы также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно... И изгнал Адама» (Быт. 3, 22).

Видимо возможность сохранения бессмертия до изгнания человека из Рая как-то сохранялась. Но единожды падший Адам уже не смог бы долго преодолевать соблазн стать бессмертным, хотя дар бессмертия стал бы для него чрезвычайно опасным. Иначе Господь не лишил бы людей такого великого свойства.

Бессмертие - вот то единственное, что делает ценными заветные плоды магического ведения. Именно плодов таинственного и запретного «древа жизни» ищут нарушители Божия запрета. Бессмертие, полагают они, должно совершенно преобразить их жизнь. Раньше творя злое и нарушая Божии заповеди, человек еще чувствовал неотвратимость посмертного возмездия. У «бессмертных» же все по-другому. Греши сколько хочешь! Злоба в окаянном сердце растет, и вскоре уже хочется дать смертный бой Самому Богу.

Чтобы не допустить такой безумной дерзости, «древо жизни» скрыто от людей. Хотя сам Адам и его потомки познали добро и зло, но они так и не сумели различить их. Бессмертие для неподготовленной и неокрепшей души не станет вечной радостью, но смертный человек станет бессмертным зверем! Есть лишь один законный путь обретения бессмертия, и он дается Церковью. Там нет места злу, безумию и богоборчеству. Это - путь в Царство Божие, недоступное рабам страстей, а предназначенное для свободных во Христе людей.

Жажда земного бессмертия у грешников, пусть даже неосознанная, нарастает по мере умножения в мире греха, поскольку с ним растет и страх посмертного возмездия Божия. Не в силах достичь настоящего бессмертия, грешная душа в отчаянии ищет мнимого. Таковым становится нелепая и безумная игра со смертью, начинающаяся, когда человек вступает в губительную магическую область. Обретение особых способностей кажется свидетельством власти над тлением, хотя на деле это - все та же смерть души.

Оказывается, что несчастные, ищущие земного бессмертия, на самом деле приходят к вратам ада, муки которого начинаются для них уже на земле. Страх перед разверстой бездной приводит гордый ум в исступление, дающее демонам огромную силу и власть над падшим человеком.

Обман, изображающий погибель жизнью, является важнейшей тайной беззакония. Желая обрести таинственную жизненную силу бессмертия, люди отдают свою волю и разум. Когда демоны забирают у них и то и другое, несчастные узнают, что ложное бессмертие сделало их живыми мертвецами, а желанная таинственная «жизнь» есть смерть!

Все это духам злобы не только ведомо, но и активно используется для маскировки их злых намерений. Более того, с глубокой древности у народов мира по их наущению складывалась целая система тайных знаний для истребления человечества. Особенностями этих тайнознаний является то, что истинное их назначение открывается человеку постепенно, и люди часто осознают беду, в которую попали, лишь когда совершенно лишаются сил вырваться. Повторим, тайнознания предназначены исключительно для духовной погибели человечества. Результатом их распространения должно стать полное подчинение злу свободной воли людей, окончательное перерождение их бессмертных душ и воцарение зла на земле.

Задача эта одновременно непроста и бессмысленна. Зло возьмет из мира лишь свое - всех злых людей, а затем, само навеки погрузится в леденящий пламень бездны, очистив от себя землю. Тем не менее, строители мирового беззакония неутомимы, а система тайнознаний уже опутала своей паутиной весь мир.

Тайнознания - основа боевой мощи демонов во многих видах беззакония. Происходящие от них колдовские, магические силы порождены незаконным вторжением в область такой духовности, в которой происходит необратимое демоноподобное перерождение человеческого естества.

Тайнознания уводят человека из реального мира с его истинными ценностями, скорбями и радостями, заменяя все это ущербным миром, в котором все мало-мальски ценное незаметно сосредоточивается вокруг собственной персоны.

Приведем необычный пример - Чеченская война. Вполне естественно для нормального человека желание прекратить кровопролитие, умирить неразумных вахаббитских бандитов-боевиков, безжалостно губящих собственный народ своей безумной непримиримостью. Естественно было бы молиться о победе христолюбивого Русского воинства в его правом деле. Но на самом деле все не так. Огромной части населения России все происходящее, гибель людей, вечная смерть их душ, глубоко безразлично и неинтересно! Даже в церквях, придя на службу, мало кто помолится о мире и победе, о павших и живых героях, гибнущих за нашу свободу! Редкие поминальные записки прямо обличают этот наш грех.

А ведь там на Кавказе идет Священная Война! Злобный враг ведет войну не с русскими и не с Россией, он напал на Самого Христа! Именно за Него воюет наша Армия. Пусть не все понимают подоплеку боевых действий, но наши воины кладут свои головы именно за Спасителя, воинствуя против мерзкого сатаны. И в это самое время священнику месяцами не подают записок о забытой всеми армии, и солдаты России сражаются за свободу Отечества в духовном одиночестве! Далеко не все еще понимают, что Чеченская война - война особенная, далеко превосходящая интересы народов Кавказа. Это война за мировое владычество зла против Русского Царства. Хотя душу и не обманешь, но она холодна к происходящим событиям, способным в одно мгновение перевернуть всю нашу жизнь. Если бы люди не искали себе запретных утех, то более живо интересовались бы агарянскими претензиями, а этого-то и нет. Причина здесь проста.

Умаление любви к Родине в обществе всегда находилось в прямой зависимости от возрастания его интереса к делам оккультным. Познание магических тайн возбуждает эгоизм, затмевающий главную тайну России - Третьего Рима, порождая особый духовный мир, в котором человек погружается в бездну, а любовь подменяется тягой ко всему таинственному.

Обладатель тайнознаний, по-современному - паранормальных способностей, стремится к особой власти, которую он представляет началом своей власти над смертью. Это может быть владычество над людьми и народами, над болезнями, над самим собой, над природными явлениями или просто «прозорливость». Суть не в этом. Порок заключается в самом стремлении в такой власти.

Оказывается, подвизающийся в тайнознании противостоит вселенской власти Третьего Рима. Поэтому традиционная нелюбовь к русским - лишь частное проявление нелюбви к Богу. Это чувство сейчас все время обостряется. Люди обычно не знают его природы, и тем не менее, нелюбовь ширится. Любвеобильный «целитель», злобный колдун или даже, что нередко - неистовый «русский патриот», - все они равно ненавидят Христа и Его народ.

Есть одна особенность, отличающая тайнознания от простого любопытства и естественного желания познания мира. Стремление к тайнознаниям сопровождается тревогой и страхом, причем именно опасность и притягивает более всего. Границы тайнознаний далеко выходят за традиционные представления о магии, мистике, оккультизме. Это может быть, например, патологическая страсть к науке, к покорению горных вершин, к авантюрному поиску опасностей. Здесь важно даже не конкретное проявление страсти, а особый духовный строй души. Так, общераспространенным «бытовым» порождением тайнознаний является уже известный нам индивидуализм, который натворил в мире столько страшных бед.

Можно не верить в Бога. Можно верить в гороскопы, космические энергии, в черную кошку, «летающие тарелки», исповедовать любую ложную религию. Человек всегда чувствует запрет на получение тайнознаний и... нарушает его. Тоска по Раю до сих пор не оставляет людей, и где-то в глубине сознания хранится память о прежнем безмятежном счастье. Память эта мала, но безмерно сладостна! Путь к Эдему преграждает смерть. Хочется разорвать ее ненавистные путы, однако это напрасный труд, и многие уже погубили себя на этом ложном пути. Им казалось, что только смерть, а не собственный грех, преграждает дорогу к заветному «древу жизни». Надо лишь опередить ее, и она останется ни с чем. Ни с чем, однако, оставались сами «храбрецы». Смерть же неизменно брала свое.

Людям вообще не под силу эта победа, но неподвластное человеку свершил Богочеловек - Победитель смерти! Господь открыл людям путь к вечному блаженству, дав нам Святую Церковь - лестницу, ведущую верных к желанному бессмертию. Но в любом случае, для спасения даже верным надлежит пройти через испытание смертью. Законно восходящие к бессмертию обретают в самой смерти бесстрашие перед ней. Она становится более не властной над бесстрашными воинами Христовыми. Прочие не находят в умирании ничего, кроме неодолимого ужаса, поселяющегося в душе уже задолго до кончины. В этом и состоит власть тления!

Пытливые умы, стремящиеся к познанию смерти, получают саму смерть, от чего в душе стремительно нарастает страх. Подавить его или выдержать, к удивлению «умов», становится невозможно. В отчаянии они ищут выход и находят его... в самообмане, в иллюзии бессмертия, в бессильном забвении. Живем как будто уже не умрем. Кончина кажется не такой страшной из-за лихорадочного возбуждения, отвлекающего от черных мыслей.

Зло не имеет в себе жизни. Его удел - лишь вечная смерть. Чтобы создать некое подобие жизни, оно создает систему поддержания неисчезающих во времени тайнознаний - нелепой, но опасной пародии на вечность.

Тайнознания неизменно опираются на тщеславную гордость падшего человека. Второй такой опорой является зависть. Ведь всякий, стоящий на более высокой ступени посвящения безумно завидует... низшему и влечет его за собой в бездну. Никакая добросовестность не сравнится с неутомимой завистью. Демонам не требуется понукать падших, изо всех сил старающихся утопить ближнего.

Когда зло набирает достаточно, как думает, сил, чтобы открыто бороться с миром и Церковью, тогда оно отчасти приоткрывает свой ужасный лик. Совершенное зло откроет антихрист. Помрачение ума и безволие в людях достигнет тогда такой степени, что злу уже не потребуется скрывать себя.

Многие уже сейчас безответственно полагают, что мистические проявления тайнознаний вовсе не опасны в духовном и нравственном смысле. «Целитель», например, искренне думает, что несет людям добро, исправляя худую «карму». Исследователи «летающих тарелок» тоже полагают, что не несут миру зла. Поддержанием в человечестве этих иллюзий занимаются непосредственно духи злобы. Всякий получивший особые знания и силы непременно попадает под некую их власть над собой.

Раньше подобный процесс освоения «новых технологий» и получения оккультных знаний именовался своим именем, просто и понятно - продажа души диаволу. Последний как бы входит в проданную ему душу и действительно «помогает» человеку обрести в себе скрытые силы. Но за эту услугу «благодетель» начинает властвовать над душой так, чтобы человек чуждую ему волю принимал бы как собственную. Люди продают души за особые силы и знания. Но ведь они и без того являются нашей собственностью. Получается, что бесы продают нам ворованное у нас самих! Это то, что было отложено Творцом нам «на вырост» - на духовную зрелость.

Продажа души справедливо отпугивала наших благоразумных предков. Теперь она надела романтическую маску «поиска добра и всемирной истины». Такая лживая реклама привлекает многих наивных гордецов, но мерзость и беззаконность «купли-продажи» бессмертной души остается все той же.

Безумие - первое естественное последствие неотразимого духовного удара огненного меча по дерзкой голове. Исцеление таких людей, если оно вообще происходит, бывает возможным только при покаянном осознании своего греха. Признаться же себе в собственной ненормальности бывает очень трудно. Ведьме или колдуну, если они хотят вырваться из лап духов злобы, больше всего мешает гордость. Несчастные свыклись с приятной мыслью, что они особые - «элитные», необыкновенные. Ощущение сие сладостно и томно ласкает сердце. И вдруг приходится признать, что вся твоя необыкновенность заключается... в помешательстве!

Господь воплотился как Богочеловек, ипостасно соединив в Себе Божество и Человечество, и это изменило мир, поскольку через Боговоплощение восстановилась разрушенная связь Неба с Земли - связь времени и вечности. Но путь спасения открылся лишь после того, как Господь наш Иисус Христос, взойдя на Крест, искупил Своими страданиями наши грехи и показал, что путь спасения - путь жертвенности, а не «власти над энергиями». На этом пути человек соединяется по благодати с Богом, Который дает верным неземные дары святости. Вот тогда-то и открываются человеку тайны мироздания, даются великие силы и власть, хотя лишь после Страшного Суда и общего преображения вселенной познание тайн совершенства откроется во всей полноте.

Тайнознания противоположны святости во всех своих проявлениях, будучи беззаконным единством демонических сил и падшей души.

Это противоестественное, беззаконное и самодовольное вторжение падшего человека в мистическую область ведения. Отсюда и имя произошло - ведьма! Святитель Феофан Затворник, ссылаясь на творения Исаака Сирина, говорит так: «Ведение сопровождается страхом, вера - надеждою. В какой мере человек водится способом ведения, в той же мере связуется страхом, от которого не может освободиться» - и еще - «Ведение... противно вере. Вера во всем, что к ней относится, разрывает узы законов ведения».

В своем «Слове о смерти» святитель Игнатий (Брянчанинов) вторит этому, говоря следующее: «Заповедь, данная человеку в раю, воспрещающая вкушение от древа познания добра и зла, не отменена!» - Но именно благодаря постоянному ее нарушению идет пополнение рядов богомерзкой армии «тайны беззакония».

Первые люди поверили лукавому, внушавшему им: «вы будете как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3, 5). Таким образом, все осознанно или неосознанно стремящиеся к мерзости тайнознаний, страстно желают быть «как боги».

В результате совместного «творчества» падшего человека и змея-обольстителя постепенно создается, взращивается своего рода «бесочеловек» - человек погибели, в противовес Богочеловеку Спасителю.

Крайней степенью его воплощения станет зверь-антихрист, совершенно утративший человеческие свойства и сохраняющий их только внешне. Это тот самый долгожданный эволюционистами, мечтательными мистиками, иудеями и агарянами сверхчеловек-супермен, новый «спаситель» человечества.

В сфере запретной мистики следует все же различать людей, попавших в это гибельное место случайно и пришедших осмысленно. Первые проникли в нее не для того, чтобы творить злодеяния, а просто по незнанию добра. Последние, напротив, твердо знают, чего хотят. Это - организованная сила.

Мы часто чувствуем и осознаем зло, лишь когда оно уже находится в действии, в своем возбужденном разрушительном движении, благодаря чему, собственно, и становится видимым для человека. Но наверное более важным для понимания является осознание невидимой, по-своему «неподвижной» деятельности зла. Именно этими тугими путами оно по преимуществу и охватило весь мир, даже и не подозревающий о своем страшном пленении. Тому можно привести и вовсе бытовой пример. Вот, скажем, по-житейски добрый и отзывчивый человек упрямо не хочет идти в Храм к Богу, обычно отговариваясь простым отсутствием времени. Но именно Храм - место особого присутствия Божия. Там особо пребывает Любовь, там источник всякой истинной любви! Ум этого может и не понимать, но душе сие ведомо. Если нет неодолимой тяги к Церкви, то нет тяги и к любви. Если же любовь отторгается, то душа пустеет!

Есть, однако, такое чувство, которое выдает себя за любовь, но в то же время глубоко чуждо ей. Некая глубоко скрытая от ума сила твердо противится единению человека с Богом - невидимое и «неподвижное» зло в сердце. Именно оно часто становится преградой для истинной любви, зато нередко объединяет людей любовью ложной. Только вот где находится эта самая злоба - разобраться трудно. Она редко выходит на свет, прячась в самых темных уголках души. Когда же выходит, то человек к тому времени доводит себя до такого исступления, что уже не может отличить злобную ненависть от праведного гнева. Так и бывает во времена всех бунтов, социальных взрывов, любого проявления беззакония.

Именно «тихое и неподвижное зло» - главная часть «тайны беззакония».

Это не лукавая истеричность борзых «правозащитников» - пропагандистов будущего мирового зла, не патологически жестокий садизм современного преступного мира, не похабная глумливость новоявленных грабителей-губителей многострадальной России, не злорадное растление людей средствами массовой информации, не безумно лихорадочная одержимость терроризма и религиозного экстремизма, не дико визжащая разнузданность содомского и свального греха, не трясущаяся от страсти к наживе жадность или напротив - распущенность «веселой жизни», не безжалостный деспотизм диктаторов и не безумие наркодельцов. Это не обыкновенные житейские дрязги, истерики, ненависть, злопамятство. Это нечто совсем другое! Может статься, вышеперечисленные известные всем проявления зла в мире служит лишь для маскировки главного.

«В царстве князя века сего... нельзя остановить свою мысль на чем-либо определенном», - говорит святитель Феофан. Там «никто не знает, кто их царь», скрывающий свой ужасный лик даже от верноподданных. «Если б самый отчаянный... знал сознательно, что царь его - злобный и мрачный сатана, ...то с ужасом устремился бы вон, но враг скрыл свой образ».

Силам зла, таким образом, тоже свойственна некая «неподвижность», как бы непрочная иллюзия истинной Вечности. Но кончается такая «вечность» всегда визжащим нервным срывом, истерическим припадком злобы.

Тем не менее, это - особое зло. Холодное, по-своему спокойное, почти без эмоций, почти неподвижно, созерцательно, молчаливо, бесцветно и невыразительно оно для непосвященных. Одновременно это - невероятно, до предела сжатая сталь пружины ненависти ко всему живому. В нем нет незыблемости вечности, такое зло все-таки движется, но движется нарочито медлительно. В этой неспешности - его сила, оно поглощает мир, даже не замечающий того. «Тихое зло» столетиями терпеливо ждет своего торжества. Но мгновение «праздника» - мгновение собственной вечной смерти беззакония. И хотя это ему, без сомнения, ведомо, оно никогда не оставит своего безумного намерения. Из поколения в поколение, в кажущемся бесстрастии, в тиши оглушающего безмолвного ужаса, передается «тайна беззакония» - эстафета злодеяний, которая кончится Судным Днем. Шумные действия - не для нее, это удел особей «низшей породы».

Но здесь есть какой-то парадокс. Огромная мощь является одновременно совершенным бессилием! Разрушительная сила мирового зла соединяется с абсолютным бессилием и неподвижностью его главного стержня. Это само по себе - подобие смерти. Беззаконие уже сейчас, кажется, может сделать почти все, что желает, но даже малое движение обычно порождает лавину его саморазрушения.

Зло постепенно, а для неправославных и вовсе незаметно, входит в мир, насыщая его своим страшным духом. Лишь временами беззаконие взрывается от нетерпения разрушительными конфликтами, стравливая между собой народы, все еще сопротивляющиеся его железной воле.

«Тайна беззакония» - зло, имеющее две духовные грани: зло открытое и зло тайное - ложь. Их можно в некотором смысле уподобить известным физическим понятиям, таким как кинетическая и потенциальная энергии. Первое зло разрушает мир более или менее открыто и нагло, внезапно застает людей врасплох, всегда безжалостно и крайне цинично. Посредством жестокости и страха такая злоба подчиняет себе наиболее слабых и безвольных. Одновременно она жестоко убивает более сильных и волевых. Одна только для него есть беда.

Силе зла противостоит сила Христова воинства. Там, где происходит их противоборство, зло само разрушается быстрее, чем разрушает что-либо желаемое.

Поэтому «тайна беззакония» в таких случаях предпочитает действовать не напрямую, а сначала стравливает людей друг с другом, возбуждая в них взаимную ненависть, лишающую людей Божией защиты. На этом поприще достигнуто немало.

Второе зло действует лукаво, постепенно. Неспешно и тайно накапливает силы это беззаконие, готовя первое зло для внезапного удара.

«Князь мира обещает простор и жизнь, силу и довольство. Но у него нет ни силы, ни свободы, ни довольства, а только призрак их, и обольщенные им только воображают, что они живы», - говорит святитель Феофан. Этим и объясняется необходимость обольщения духов злобы. Зло не имеет естественной природы и энергии. Все необходимое оно отбирает у людей.

Хитрым лукавством разлагается жизнь государств. Разжигаются страсти, отбирающие былую мощь, приучая человечество к покорности злу. Ложь самим своим присутствием вызывает неосознанное чувство тревоги, выражающее страх людей пред невидимым еще обществу злом. От него существует только одна верная защита - Святая Церковь!

Ложь не всегда прямо настраивает людей против Бога. Сначала она лишь подводит к мысли о безнаказанности или незначительности греха. Заповеди Божии могут тогда подвергаться самому вульгарному толкованию и извращению. Наступает, однако, удобный момент, и ложь доводит общество до невменяемости. Силы зла набирают неслыханную мощь, создающую иллюзию его непобедимости. Но сила зла основана на страхе людей. Нет страха - нет и силы. И вот этот страх часто заменяет человеку страх Божий. Какое безумие!

Обществу, находящемуся в таком ужасном и разрушительном состоянии, кажется, что можно не бояться ни Закона Божия, ни Самого Бога. Бояться и даже любить нужно лишь агрессивное и беспощадное зло, чтобы попробовать как-то при нем выжить. Ложное ощущение нарастающей силы и власти беззакония парализует волю и разум людей. Бога им почти не видно. И вот тогда беззаконие, будучи не в силах скрывать свою тайную злобу, беззастенчиво срывает ненужную маску лживой добропорядочности и любви. Гнилая муть духовных отбросов смрадным взрывом неправедного гнева поднимается со дна общества. Ложь обращается теперь в неприкрытое зло. В мире в это время творятся самые кровавые злодеяния. «Тайна беззакония» открыто услаждается безнаказанностью и своей неограниченной властью. Тогда многим людям начинает открываться и сам страх, так долго скрытый в темном углу души и лишивший их свободной воли.

Господь предупреждает христиан, что не следует в такие времена поддаваться страху. Нужно одолеть его в Боге: «Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Ин. 12, 25).

Осознание страха перед беззаконием позволяет верным - народу Божию, преодолевать его, в то время как прочие племена безвольно покорятся злу.

Взрыв разрушительной злобы обычно короток, но свое дело делает. Мир, хоть и в малом, но изменяется. Все больше людей поражается смертельной болезнью злобы. Содеяно много, но вот у зла кончились силы. Устали и люди, у которых эти силы отбирались. Они уже не отдают их более в нужном количестве. Требуется временный «отдых», и зло начинает все сызнова, обращаясь в «невинную» ложь.

Во времена «всесилия» зло беззастенчиво заявляет о своих мнимых правах на человеческую душу, государственную власть, владычество над миром. В безумии оно посягает даже на власть Божию, требуя божественного поклонения себе, мучая и убивая непокорных, сохранивших верность Господу нашему Иисусу Христу.

Напрасные старания! Божии люди неодолимы никаким беззаконием!

Народы часто попадали в сети тайнознаний. Нередко они пытались вырваться из их кабалы, легкомысленно пытаясь постичь глубины беззакония. Человек вверялся соблазну обратить мощь тайнознания против него самого. Однако человеку этого добиться невозможно. Такое - удел Божий.

Все тайные «освободительные» организации начинали обычно хорошо, но пройдя через жернова беззакония, быстро превращали в пыль свою любовь к униженной Родине. Приняв обличие революционных движений, масонских лож, экстремизма, все они под покровом романтической таинственности и избранности приняли в сердце семя ненависти к Спасителю.

Открытость учения Христова противоположна таинственности беззакония: «Я говорил явно миру... и тайно не говорил ничего» (Ин. 18, 20).

Тем не менее, желающие отважно сражаться с беззаконием его же собственными средствами и его оружием никогда не переводились. Печальный опыт предшественников нимало не вразумлял последователей этого безрассудства. Элитарный дух тайнознаний поглощал всякого вторгающегося в сумеречную область сокровенного зла. Тайнознания неразрывно связаны с духами злобы. Получающий силу магических знаний, одновременно получает и смертоносный «довесок», которым является добровольное принятие власти над собой злобных демонов.

Победоносная сила и безграничная власть над всем мировым злом находится только у Христа и у того, кому Он Сам ее вручает.

Получающий силы и власть воевать с «тайной беззакония» получает их ровно в той мере и в таком виде, в которых Господь желает одарить человека или народ. Мера этих даров совершенно не зависит от того, сколько человек сам желает получить. Тех же, кто безумно хочет восхитить эти права самолично, не ожидает слава. На этом пути притаилась смертельная опасность.

В прошлые века люди не раз подвизались в борьбе с ведьмаками и плохо кончали! Не ведая, они надкусывали их же «яблоко познания», но... с другой стороны, становясь такими же служителями зла. И ведьмы, и «борцы с мировым злом» составляют одну армию. Разные только ее отряды. Более того, именно зло чаще всего и ковало кадры борцов с самим собой!

И ведьмы и борцы с ними равно необходимы для строительства церкви антихриста. Ей потребны и жрецы, и жертвы, причем непременно человеческие. Указанное противоборство в изобилии дает беззаконию и то и другое. Причем жрецы и жертвы могут попеременно меняться местами!

Только Церковь Христова приносит Бескровную Жертву. Церкви зла нужна непременно жертва кровавая. Жертвой Христовой Церкви стал Сам Спаситель. Жертвами церкви сатаны должны стать все ее члены!

Итак, создается совершенно невероятная ситуация. Одни покорились силе зла, служа ему прямо и осмысленно. Другие яростно противятся всему злому и ведут со злом самую непримиримую войну. Но результатом подобной непримиримости неизменно оказывается еще большее разрастание зла!

Сколько уже раз народы восставали против зла. За светлые идеи добра, всеобщего братства и равенства проливались реки чужой и собственной крови. На алтарь «любви» беззаветно отдавались многие жизни, а злоба становилась еще сильнее. Но все это трудно понять неправославному человеку. А между тем, секрет этого феномена прост. Страстное возбуждение ложной любви или веры скрывает собой оскудение веры истинной! Таковы, например, были евангельские фарисеи. Их «вера и любовь» были очень нужны злу, поскольку позволяли легко стравливать между собой всех непокорных злу с явно покорными ему же!

«Борцы со злом» больше всего боятся, оказывается, не столько Бога, сколько бессильного зла, и одновременно боятся признаться в этом даже самим себе! Огромный невидимый страх производит с лишенными любви «борцами за правду» неожиданную метаморфозу. Борясь с беззаконием, они верно служат... ему же! И такое зло сейчас очень распространено.

В истории очень часто «открытый» носитель и исповедник открытого зла или скрытых магических сил вступал в схватку со своим «кровным собратом». Последний отличался от злого только по виду, наряжая себя в одежды праведника и «борца со злом». Оба субъекта, будучи крайне эгоистичными, не только приводили в полное смятение современное им общество, но по возможности увлекали за собою в бездну немалое число вовсе не увлеченных их поганым бредом.

Известен всем пример Инквизиции. На ее парадоксы мы еще будем ссылаться в дальнейшем. Она вроде бы взялась за правое дело - истребление ведьм и колдунов, которых действительно развелось в то время в Европе просто немыслимое количество. Наглые ритуальные убийства, открыто творимые ведьмами, заполонили все вокруг.

Зло так яростно рвалось к власти, что пришлось даже устроить настоящий Крестовый Поход для истребления неистовых сатанистов - катаров, альбигойцев и иных, начавших было строить в самом центре Христианской Европы свое сатанинское государство! Сопротивление обнаглевших беззаконников было столь ожесточенным, что на подавление бунта ушло несколько лет!

Очень много было пролито во времена Инквизиции человеческой крови. Нескончаемые костры с ведьмами - мнимыми и истинными - пылали неугасимым огнем долгие и мрачные столетия. Обезлюдели цветущие районы Европы. Скольких людей сожгли, колесовали или повесили! Сколько положено было сил на беспощадную борьбу с ведьмами, а кончилось все ничем. Зато какое злорадное пиршество было от всего этого в ненасытной адской бездне!

То была безуспешная попытка бороться со следствием, не устранив причины - папской и протестантской ереси - двух болезней Западного Христианства. Зло почти не боялось его и даже свило в нем свое осиное «гнездо». Вспомним злополучный орден тамплиеров, который, казалось, был рассеян французским королем Филиппом Красивым, так и не успев захватить власть во всем Западном мире. Рыцарский орден тамплиеров-храмовников - пламенных борцов за освобождение Гроба Господня от неверных незаметно сам выродился в дышащее злобой сатанинское сборище негодяев. Сатанисты прикрывались Крестом!

Жестокая ведьма ненавидит весь мир и Христа. Ее сжигает грозный и ревностный инквизитор, пылающий «праведным» гневом еретической, а значит злобной веры равно ненавидящей Христа, только неосознанно. Любит же инквизитор злого «Христа». Получается, что оба они служат одному «хозяину», имя которого - князь мира сего. Между инквизитором и ведьмой было лишь «разделение труда». Одна возносила к Небу проклятия и приносилась в кровавую жертву. Другой мнил себя борцом со злом, но был жрецом во все той же черной мессе - жертвоприношении сатане!

Пытки, дыба, костер, колесо или плаха - единственное, что разделяло враждовавших. Общего было гораздо больше. Главное - непримиримая ненависть, рожденная даже не страхом, но безумным ужасом перед мнимым всесилием зла.

Из сказанного ясно, что тайнознания, магия, колдовство, ведение, экстремизм, «праведный» без Христовой любви гнев - синонимы. Все они равно несут духовную смерть. Нельзя победить смерть, используя знания или дух смерти. Господь, по вере и силе каждого верного Святой Церкви, таинственно открывает Свою святую волю. Это давно известно, нужно только не искать своеволия.

Есть времена, когда победа заключается в том, чтобы со смирением нести гнев Божия наказания за грехи. Тогда рушатся царства, разгул злобы приводит к всеобщему хаосу, как в пору монгольского ига, Смуты и Революции.

Кажется, зло раз и навсегда захватило землю, и нет силы, способной остановить его. Но именно тогда, стяжая жертвенные мученические венцы, выходят на бой царственные и победоносные Христовы воины. Для них наступает пора духовной зрелости и свершения великих подвигов.

Русское Царство многим тогда становится невидимо, но именно оно ведет победное сражение с беззаконием. Смиренные победители в кажущемся одиночестве и поругании несут свои тяжкие кресты к подножию Голгофы Господней. Сам Спаситель сопровождает и укрепляет каждого из них.

Нет другого способа остановить всеобщее безумство и разгул неистового зла, как только смирение. Именно оно в невидимом противоборстве с огромными силами зла всегда ломает хребет сатанинской Революции, так и не дав ей стать мировой, останавливая истребление Народа Божия.

Однако полное избавление может приходить не сразу. Должно пройти еще немало времени, чтобы новые бесстрашные герои вернули свободу. Когда наступают такие времена, Русскому Царству настает пора встать с колен. Грех прощен! Но свобода не дается даром. Людям надлежит отобрать у беззакония все, что то своровало. Снова время царского духа! Дерзновенно мужество благородных вождей, бесстрашна народная воля. Единый в Вере и неделимый в Любви Божий Народ снова обретает видимую свободу. Забытая соборность обретается во всей полноте.

Мужество, потерянное во времена распутной «свободы», было обретено в пору «рабства». Наконец, наступает благословенная пора, когда по воле Божией свободному нет более нужды в ярме. И тогда победа становится видимой!
#16 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:27
  
3



16. "АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ"



Главным «оружием» будущих войн, по-видимому уже скоро станет черная магия тайнознаний. Впрочем, и традиционные вооруженные силы все еще сохраняют важную роль вспомогательного средства, готовящего применение ключевой ударной силы беззакония. Обычная война нужна для предельного разжжения человеческих страстей. Стрессовые ощущения, ненависть, обида и страх должны достичь максимального и всеохватывающего уровня, создавая тем самым «оптимальные условия» для применения самого смертоносного оружия - мистического.

О масштабах и интенсивности работ, проводимых в этой области, свидетельствует многое. Так, фашистская Германия затратила на свою мистику денег не меньше, чем Америка на знаменитый «Манхэттенский проект» - разработку атомной бомбы. За прошедшие годы затраты скорее всего только приумножились.

Магические тайнознания лежат в основе создающегося принципиально нового средства поражения - «Абсолютного Оружия», от которого не может быть эффективной защиты при любых ответных действиях противника!

«Абсолютное Оружие» в первую очередь - средоточие зла, духовное место, попущенное Богом, для его «абсолютной» власти. Оружие это действует лишь там, где нет защиты Божией, где человек сам себя связал проклятием. Этим местом может быть как одно человеческое сердце, так и многие народы. «Абсолютное Оружие» это еще и сатанинское жертвоприношение. Но как только оно посягает на Божие достояние, власть его немедленно прекращается, и следует возмездие, при котором беззаконная «абсолютность» самоуничтожается!

«Абсолютное Оружие» - абсолютно жестокая власть. Даром власть такого рода не дается никому, потому что она сродни традиционной продаже души дьяволу. Это не ново. Новым же является лишь беспрецедентный масштаб происходящего, численность коллективных участников этой чудовищной сделки, а также полное непонимание ими того, что они творят.

Дело все еще не завершено. Хотя о конечном результате говорить пока рано, но уже сейчас от мистических экспериментов гибнет множество людей - как создателей оружия, так и невинно пострадавших. Мера получаемой от демонов власти соответствует и мере поражения собственной души. «Абсолютность» получаемого от демонов «меча» предполагает и соответствующее сведение счетов.

Духовная смерть - единственная адекватная плата за услуги подобного рода. Загубленная душа - цена ложной власти над миром. Очевидна несообразность цены и боевых качеств оружия. Тем не менее, работы продолжаются, свидетельствуя о безумии рвущихся к власти, старающихся не для себя - для демонов.

Мистическое оружие для уничтожения человека использует его собственный разум, который становится для него живой «головкой самонаведения». Пораженный невидимым оружием, он сам определяет, каким наилучшим образом себя уничтожить, а определив, приступает к самоликвидации. Абсолютное поражение мистическим оружием возможно лишь тогда, когда во всем мире воцарится особая духовная атмосфера, необходимая для его применения - всеобщая атмосфера демонической мистики.

В ней нет места естественной любви, жертвенности и милосердию, смирению и послушанию. Зато много злобы, страха, обиды и самодовольства. Жертвенная природа русского характера, выпестованного столетиями Православия, не имеет ничего общего с беззаконным жертвоприношением. Более того, она уже не раз являлась силой, решающей исход битвы со злом, не единожды сокрушившей тщетные потуги великих «изобретателей» пресловутого «Абсолютного Оружия».

Главной силой мистического оружия обладают отнюдь не сами тайнознания, они ничем не хуже и не лучше любых других знаний. Страшен демонический дух, невидимо сопутствующий любому мистическому ведению. Так, многие знания о магическом оружии «тайны беззакония» не принесли в современную патриотическую среду России ничего, кроме парализующего волю и истощающего силы нервного напряжения, нередко переходящего в истерию. Ему сопутствовал навязчивый страх, сочетавшийся с гордым ощущением таинственности. В таком страхе мало кто себе признавался. Иссушающий волю ужас представляет собой иллюстрацию, насколько велика сила самообмана. Человек невыразимо мучается от неотвязного страха, ожидая наступления ночи кошмаров. Бодро встав поутру, он делает вид, что ничего особенного с ним не происходит. Так продолжается до самого вечера. И так день за днем! Сказанное, конечно, все-таки крайность, но эта крайность по временам охватывала немалое число чрезмерно мистифицированных тайными знаниями патриотов.

Приведем более наглядную иллюстрацию сказанного - «Тысячелетний Рейх». Гитлеровский фашизм является, без сомнения, одним из наиболее важных социальных, политических и военных феноменов прошлого столетия. Здесь не ставится задача подробного анализа этого грозного явления мирового зла. Поэтому рассмотрим лишь некоторые наиболее важные его особенности.

Как массовое общественное явление, фашизм имел яркую мистическую направленность. Мистика его, пусть неявно, но была крайне антихристианской. Сейчас часто говорится, что его возникновение было как бы самопроизвольным. Плохие, мол, люди как-то узурпировали власть над Германией и обманом навязали не очень умному немецкому народу мировую бойню, в которой погибло свыше пятидесяти миллионов человек. Как все просто. Но это неправда!

Все происшедшее представляется не случайностью, а чрезвычайно тщательно спланированной мистической акцией, которая хотя до «Абсолютного Оружия» и не дотянула, но показала масштабы притязаний «тайны беззакония», разработавшей сего монстра-убийцу. Не оправдывая Германию, надо сказать, что в данном случае она является главной пострадавшей стороной от невидимых человекоубийц. Если бы даже фашизм и выиграл ту войну, ничего хорошего для Германии это не принесло бы. Военное поражение даже остановило мистическую катастрофу нации, начавшуюся еще в пору самого «расцвета» Третьего Рейха...

Черная мистика нацизма поставила Германию на колени перед бесами! Хотя фашизм и был разбит Россией, но мир он изменил, преимущественно духовно. Его тоталитаризм не захватил абсолютно сознание противоборствующих сторон, однако сделал его привычным социальным явлением. Феномен фашизма делает вполне правдоподобным даже такое утверждение, что грядущий антихрист придет к власти на плечах именно патриотов!

Фашизм стал одновременно и важнейшей частью будущего оккультно-мистического оружия, и одним из первых полномасштабных его применений. Здесь могут возразить, что Октябрьская Революция преследовала те же самые цели. Созданный ее сатанистами Коммунистический Террор тоже пытался стать средством всемирного уничтожения человечества. Это действительно так, но не совсем. Сатанизм большевистской мистики был быстро раздавлен таинственным Третьим Римом и не смог покинуть границ Империи. То же, что из этого вышло, стало, напротив, суровым порядком останавливавшим зло по всему миру. Да и сам Коммунизм был еще и сильным лекарством от глупости для Европы.

Справедливости ради надо сказать, что фашизм и большевизм не были первыми попытками создания «Абсолютного Оружия». Подобные бесчеловечные эксперименты над людьми проводились практически всю историю человечества. Речь идет лишь о том, что только по мере приближения Последних Времен, такое оружие все больше приобретает свои окончательные формы.

Итак, меч фашизма был сломан победоносной Россией, но мистические осколки его тайны не были уничтожены, а кем-то тщательно спрятаны для следующего претендента на мировое господство. Открытая война Германии служила лишь ширмой для войны тайной, посредством которой готовился духовный плацдарм для беспрецедентного вторжения на Землю демонов!

Вторжение это в тот раз провалилось и пока отложено для других времен и народов. О проведении новых испытаний «Абсолютного Оружия» красноречиво свидетельствуют «полноводные» реки пролитой крови, непрерывное нарастание злобы, мягкая тоталитаризация «свободного мира». Магические эксперименты на людях для новой Войны продолжаются!

Мощь тайнознаний верно служила достижению господства Германии над миром до тех пор, пока все с треском не провалилось и с позором лопнуло! Вспомним кратко историю возникновения злополучного «Тысячелетнего Рейха».

Вот кончилась Первая Мировая Война. Амбиции кайзеровской Германии как обычно повергнуты в прах, причем одним военным поражением дело не ограничилось. Глумливое «мировое сообщество» долго еще третировало Германию. Некоторые искренне полагались на безнаказанность. Другие, надо думать, не только ведали о непременных последствиях неумеренной травли народа, но и тщательно готовили взрыв. Естественной реакцией на издевательство над живым организмом нации стало возникновение в Германии массового движения протеста.

Беззаконию требовалось лишь «зарядить» немецкий народ особой энергией несмирения и ненависти, а мистическое оружие привело бы если не к полному уничтожению этого очень динамичного этноса, то хотя бы на время лишило его инстинкта самосохранения, что и было продемонстрировано гитлеровским режимом, главной особенностью которого является отнюдь не воинственная агрессивность или жестокость нравов. Это были лишь неизбежные последствия навязчивого страха и глубокого духовного надлома нации, но не причина их.

Термин фашизм происходит от слова «связки». Вспомним про евангельские «горящие снопы» - «связки», как говорится в толковании Феофилакта Болгарского. Можно считать перевод этого слова в толкуемом тексте лишь случайным совпадением, но духовная связь этих понятий все же поразительна!

Гитлеровский фашизм - мистическое антихристианское патриотическое движение. Мистика его пробудила в нации могучие скрытые энергии, но она же крепко связала людей гордым духом избранности в такие тугие связки, что выбраться из них многим было уже практически невозможно.

Мистический нацизм дал народу силы творить великие свершения, позволил обрести духовную свободу от глумившихся над ним негодяев. Но немцы не ведали, что именно такого хода событий эти негодяи и ждали с нетерпением. Сбросив ярмо несвободы, Германия немедленно направилась по дороге, ведущей к... «пламенному мечу обращающемуся». От удара сего меча она потеряла разум, а от духов злобы получила новое ярмо.

Пробудившиеся социальные энергии были рождены огромным страхом, скрывавшимся за радостно-агрессивным возбуждением. Нация опять нарушила эдемский запрет вкушения запретного плода, а ложная избранность добровольно приняла на себя древнее проклятие, возвещенное иудеям Пророком Моисеем.

Ум может не осознавать тяжесть проклятия, но душа невольно трепещет от ужаса. Ее не обмануть ложью радостного возбуждения - она чует свою смерть! «Абсолютное Оружие» с немецкой методичностью приступило к своей смертоносной миссии. Рождение мистического фашизма - первая фаза войны против Германии, но на этом разрушительные процессы, конечно, не остановились. Началось вовлечение в созданную область вихря мистического страха наибольшего количества людей, и это оказалось относительно просто.

Не осознавая, что делает, человек бежал от обуявшего его ужаса. Но вот что удивительно, устремлялся он именно туда откуда страх исходил - к мистическому ядру гитлеровского фашизма, машина которого быстро ломала психику. Человек начинал понимать, что совершил страшную ошибку, но воля его была уже связана. Душа умирает! Нет сил вырваться и раскаяться в своем проступке, и по мере умирания безмерно возрастает дикая зависть ко все еще живым.

Люди искали защиты в единстве, но именно в нем находили парализующее «единство страха». Когда набралось достаточно возбужденных, боящихся и завистливых людей, а их возбуждение достигло критической массы, началась вторая фаза действия «Абсолютного Оружия» - Взрыв! Им стала Мировая Война.

Сначала был найден приличествующий случаю враг, благо он имелся. Затем, как при Инквизиции, на него были брошены все силы нации, изнывающей от гордого ужаса и духовного оцепенения. События стали развиваться с быстротой несущейся с гор лавины. Некогда уже было задумываться над происходящим, нарастающий ритм событий диктовал свою волю.

Было бы наивно полагать, что власть нацисты получили исключительно в силу своих особых достоинств. Они, конечно, имелись, да еще обостренные древнегерманской, арийской, восточной мистикой и оккультизмом, но были и прямые тайные помощники, раздувшие из «искры» фашизма пламя Мировой Войны. Вожди Рейха от кого-то получали силу, власть и средства, чтобы стать, пусть неведущими, но палачами собственной нации. Не они были главными, а жрецы, которые без сожаления принесли Германию в жертву молоху Войны.

Дальнейшие приключения «Тысячелетнего Рейха» всем известны из курса школьной истории. Единственно, чего не удалось тогда наблюдать, так это «финишную» фазу действия мистического оружия, а именно - гибель фашизма от духовного истощения, ибо Россия сломала хребет гитлеровской Германии задолго до естественной смерти этого чудовища.

Французская и Октябрьская революции, Третий Рейх, все это - звенья одной цепи. На протяжении столетий события развиваются по общей схеме с той лишь разницей, что люди становятся все более безвольными, нарастает их страх, а с ним и агрессивность, быстрее ломается сопротивляемость и психика человека. Сказанного о фашизме вполне достаточно, чтобы без труда разглядеть его во многих современных освободительных, экстремистских, террористических и иных течениях, хотя этими явлениями мистический фашизм не исчерпывается.

Фашизм по-прежнему крайне опасен и соблазнителен для тех, кто горд, завистлив, боится, скрывая это даже от самого себя, ищет особенной силы и власти над людьми. Такие охотно тянутся к протянутому им из бездны мистическому мечу Третьего Рейха. Некоторые уже пробуют его в действии!

Справедливости ради надо отметить, что представленная модель фашизма, как способа самоуничтожения, достаточно упрощена. Но здесь и не ставились задачи детального анализа современного экстремизма. Божией милостью, в духовном смысле ситуация в России неизмеримо более благоприятная и для личного спасения души, и для спасения нашего Отечества. Тем не менее, понимание прежнего негативного опыта человечества сейчас важно как никогда.

Полезно в этой связи снова вспомнить великого русского писателя Достоевского. Заглянем еще раз в его знаменитый роман «Бесы», по сию пору не потерявший актуальности. Наше время ни на йоту не изменило главных законов духовного падения. Можно лишь поражаться, насколько глубоко православный писатель уже тогда понимал сущность процесса демонизации сознания.

Там, где многие видели разрозненные события, Достоевский прозревал закономерность, мистическую систему разрушения человечества, скрывающуюся под демонизмом революционной духовности. Это относится не только к ее прямым агентам - антигероям романа, взращенным революционной «тайной беззакония». Главное - порочная, пропитанная страхом, духовная атмосфера русского, а сейчас уже и всего мирового сообщества.

Именно она сосцами своего страха сама же и вскормила будущую Революцию, убившую впоследствии своих несмышленых кормильцев. Русское образованное общество утратило прежнюю чистую веру. Нравственно извращенное тщеславным лакейством пред приближающимся беззаконием, оно само себе рыло будущую могилу. Служа царю, оно выражало вполне искренние верноподданные чувства, но в узком кругу царизм единодушно признавался «цепями России», а цари - негодными. Это и безумие, и предательство. - Иудин грех!

Важна даже не конкретная природа конкретной Революции или Контрреволюции. Важны не декларируемые ими цели и даже не средства их достижения. Важно только то, что одни люди осознанно поклоняются злу, сами наполняясь злым духом. Они намерены найти «врага» для излияния на нем своей ненависти - страха. Другие от ужаса перед первыми выражают свою безвольную покорность стать законной жертвой их «праведного гнева». Все понимают неизбежность, пусть и краткого, воцарения зла. Все хотят выжить, когда зло придет. Одни по немощи желают только того, чтобы о них вспомнили, когда других, вовремя не поклонившихся злу, как они, поведут к страшной «стенке», виселице, гильотине. Другие как раз и подвизаются стать теми «героями», которые, сами трепеща от ужаса, поведут первых глупцов-жертв к той самой заветной «стенке», которой и те и другие так ужасаются. Не было бы безумного страха, не было бы и «стенки».

Да, все это отвратительно, но люди хотят еще пощекотать себе нервы. Им угодно немного и осторожно поиграть со злом. Дело даже не в самих революционерах или их оппонентах - мистиках «обратного рода» - лжепатриотах. Имеются в виду «жертвы» - многочисленные «цивилизованные» граждане. Их пугливые усилия подлизаться ко злу оказались тщетны. Мало кому удалось вырваться из цепких лап ЧК, и хуже того, не все из них стяжали мученичества.

Атмосфера страха перед надвигающимся мировым злом стала «питательной средой», в которой удобно выросла революционная жестокость. Повторим, не было бы страха, не родились бы и убийцы человечества!

Показательна эволюция взглядов одного из героев романа «Бесы», а именно - Николая Ставрогина, некогда считавшего себя ревностным православным патриотом-славянофилом: «Москва - Третий Рим» - и тому подобное... Но не смирения Веры он искал в патриотизме. Не благодати, а страстного возбуждения, сопричастности загадочно-притягательной Тайне России. Но даже и это имело в своем основании отнюдь не любовь к Родине и русскому народу. Просто Ставрогин из двух служений беззаконию - жертвы и палача, выбрал роль именно палача.

Конечно, совместить Святую Веру с подобным беззаконием непросто, но демоническое перерождение веры происходило, без сомнения, постепенно. Таких злых фарисейских лжеревнителей не по уму и поныне немало в среде неистовых «церковных патриотов», видящих все беды Церкви только в евреях, священстве, архиереях и главное - в Патриархе (хотя и здесь возможны варианты). Вся их ревность по сути сводится к страстному желанию разорвать Святую Церковь - Тело Христово. Причем скрытое от них самих нежелание покориться Христу выражается открытой непокорностью Его «негодному священству».

Итак, когда прежний нервный пыл угас, Ставрогин нашел новую бодрящую душу страсть. Теперь ею стала Революция. Столь же страстно, как и прежде, шел он против России и ее Святой Веры. Вступил в тайную организацию, в которой искал все ту же томящую тайну, бурлящую энергию «правды», которой стала Тайна русской жертвенной крови на демоническом алтаре Революции.

Мистика так и не познанной нечестивцем Христовой любви сменилась на более понятную и доступную ему мистику ненависти. Но видно и здесь недолго кипел «разум возмущенный», опустошенный страстями. Вскоре и на этом поприще безумные силы несчастного иссякли. Но безумие осталось навсегда.

Может и не совсем к месту, но сказанное о революционерах-патриотах хотелось бы проиллюстрировать евангельскими словами Спасителя о кончине мира: «Когда же услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть, - но это еще не конец. Ибо восстанет народ на народ и царство на царство; и будут землетрясения по местам, и будут глады и смятения. Это - начало болезней» (Мк. 13, 7-8).

В бурной жизни и бессильной духовной кончине этого маленького гордого человечка, отринувшего Христа, отразились будущая кончина всего огромного мира. Пока были силы, он неистово вел войну с придуманным им мечтательным врагом, и все больше отдавал себя злу за полученные от него запретные утехи тайнознаний. Это было «начало болезни». Человек восставал сам на себя, предавал свои собственные убеждения, сотрясая себя и окружающих душевной болезнью. Все прошло. Наступило истощение. Осталась лишь неизлечимая духовная болезнь, внешне представляющая самое обычное помешательство, хотя оно и не было обычным. Просто человек покорился злу. Внутри сердца безумие скрывает уже наступившую смерть души. Жизнь еще сохраняется, но лишь как видимость, как возможность перемещения в пространстве для исполнения необходимых физиологических потребностей, потакания своим страстям - свойство скорее животного, нежели настоящего человека.

В равной мере сказанное относится ко всему гибнущему без Христа миру.

Упомянутые Евангелием войны, видимо - «освободительные», которые беззаконие намеренно развязывает перед Кончиной Мира. Это самый простой и надежный способ быстрого истощения и без того угасающих душевных сил человечества. После «победного» окончания упомянутых войн безумцы, растерявшие верность Спасителю, поклонятся антихристу. Для достижения этого и создается «Абсолютное Оружие».

Как в конце евангельской истории мир смертельно возненавидел Христа, так возненавидит он Его и в конце времен. Злоба в мире станет столь велика, что напуганные люди не успокоятся, пока им не представится возможность до смерти повоевать. Уже сейчас можно видеть множество подобных примеров. Вот Афганистан уже который год пылает неугасимым огнем ненависти, оказывается - не только к России. В Алжире по временам внезапно начинают резать друг друга из-за разногласия в толковании какой-нибудь таинственной суры Корана. В Африке тоже не затухает взаимная ненависть. Можно еще долго продолжать...

Злоба - «начало болезни», рождающая взаимную неприязнь. Ненависть провоцирует войну, которая бесцельно растрачивает благодатные силы. Бессильные покорятся власти мирового зла - болезнь стала неизлечимой!

«Восстанет народ на народ и царство на царство» - а ведь разных народов и царств немного: их всего лишь два. Это положение можно объяснить по-разному. Говоря об одном человеке, это подобно распаду сознания, раздвоению личности, восставшей сама на себя. Подобный субъект, помимо прочего, являет классический образ предателя. Иуда тоже, как известно, попытался совмещать несовместимое - службу Христу и мамоне. Его сознание тоже восстало само на себя и довело предателя до самоубийства. Наблюдая характер изменений нынешних социальных отношений, можно предположить, что стремительное размножение подобных «двойственных личностей» потребует от общества причислить предательство к разряду «общечеловеческих ценностей». Почему бы и нет? Во всяком случае «Бесы» Достоевского дают все основания для такого предположения.

С другой стороны, евангельское свидетельство о разделении злобой всякого народа может означать, что ни один народ не избежит войны с каким-либо иным. В мире воцарится лютая взаимная неприязнь, распространяющуюся и на семейные отношения. Нарушится единство человечества. Такие события, очевидно, недолго будут спонтанными.

Будет и осознанное начало Последней Войны последних двух царств.

Одно из них - темное царство антихриста, которое соберет нечестивое воинство всех отрекшихся от Христа. Не будет там мусульман, буддистов, католиков, иудеев, кришнаитов или иных. Не укрыться и в далеком Китае. Все у антихриста будут едины в неугасимой злобе к Спасителю. У темного царства будет только один непримиримый враг - Христос и Его люди, Народ Божий. Антихрист соберет рать из всех потерявших свободную волю в «освободительных» войнах. Гордые собою, они подобострастно примут печать - сатанинское клеймо на пропуск в бездну. От необратимости вечной погибели и от зависти верным Богу нечестивые с неистовством пойдут войной на всех, не принявших проклятия.

Будет и иное светлое царство - верных Христу. Может быть, оно будет явным, может быть - прикровенным. Это ведомо Господу и кому Он изволит все открыть в положенный срок. Есть об этом и немало пророчеств, но они до времени смутны, неясны - даже как бы противоречивы. Просто еще не настало время их раскрытия. И в светлом царстве не будет мусульман, язычников и прочих. Все единодушно уверуют в Спасителя и упокоятся душой в Вере Православной. Пойдет темное царство на светлое, но не одолеет его. Как? - Тоже тайна!

Дети - продолжение родителей, их воспитания, или же отсутствия такового. Духовные прародители будущих революционеров блестяще описаны в «Бесах». Рыхлый, безвольный, но весьма самолюбивый Степан Трофимович Верховенский - отец жестокого революционного маньяка-убийцы - Петра. Его покровительница, Варвара Петровна - мать упоминавшегося Ставрогина. Все губернское общество, в том числе и губернатор, жило как в кошмарном сне. Но это был не простой болезненный сон, а наполненный страхом сон разума, породивший будущих жестоких чудовищ Революции. Впрочем, и для таких Достоевский показывает возможность спасения во Христе на примере Степана Трофимовича.

Читатель «Бесов» помнит, что ритуальное жертвоприношение - непременный атрибут любого сатанинского культа, все же состоялось. Причем первой ритуальной жертвой стал не какой-нибудь «царский опричник», а собственный собрат - Шатов. Революционное «братство» радетелей народной свободы, как в сатанизме, так и в уголовном мире, вяжется тугим узлом мистики и ритуальной кровью.

«Подговорите четырех членов кружка укокошить пятого, под видом того, что тот донесет, и тотчас же вы их всех пролитою кровью, как одним узлом, свяжете. Рабами вашими станут», - вот революционная философия зла, разработанная бесноватым теоретиком и практиком Петром Степановичем.

Другой такой же «собрат по оружию» - Кириллов, сам покончил жизнь самоубийством от долгой и нестерпимой скуки. Он не смог выйти из депрессивной фазы революционной мании - до конца выжег ненавистью несчастное сердце. Жизнь без Бога для него потеряла смысл. Зло забрало последние силы нечестивца, и «живой труп» закономерно закончил жизнь настоящим мертвецом: «Я хочу лишить себя жизни потому, что такая у меня мысль, потому что я не хочу страха смерти...». - Вот те и плоды революционного «просвещения»!

Так в безжалостной мясорубке ложного «правдоискательства» гибли по-человечески неплохие люди, убитые своим собственным злом и безбожием. Одни находились в маниакальном состоянии восторга. Другие, истощенные депрессией и неистребимым страхом смерти, сами искали ее. Третьи, затаив дыхание, ожидали пришествия «огромного зла». Каждый готовился к нему по-своему. Многие хотели заластить беззаконие, но их усилия оказались напрасны!

Конец восьмидесятых и начало девяностых годов теперь уже прошлого, двадцатого столетия. На Россию напало безумие «перестройки». Вместе с нею произошел подъем национально-патриотического, в том числе и православного монархического движения. Православный патриотизм с самого начала сформировался как монархический, что поразительно, в свете многолетней дискредитации монархии. Было весьма странно наблюдать появление патриотизма в России.

Патриотизм почти не затронул запуганную государственную машину. Наверняка и во властных структурах были патриотически настроенные порядочные люди, но увы, мужества противостоять беззаконию, захватившему власть в новом государстве, они в себе так и не нашли. Тем более что патриоты беззаконию не только не страшны, но даже необходимы. Главное, чтобы они были не настоящими, но все той же агрессивно крикливой и безвольной массой, ждущей фюрера, чтобы под его харизматическими флагами стать палачами своего же народа. Так что важен не сам патриотизм, а кому он будет служить - народу или бесам!

Патриоты часто восторженны и неорганизованны, чего не скажешь о враге, продумывающем свои действия на много ходов вперед, хотя он все равно проиграет. Пока патриоты одни, они беззащитны. Сила обретается в Церкви. Монархическое сознание с поразительной быстротой стало естественным для немалого числа бывших атеистов, чему в огромной степени способствовало раскрытие правды о великой роли последнего святого Русского Императора Николая Александровича, принявшего свою мученическую кончину за Россию.

Можно, без сомнения, говорить о совершенно исключительной роли церковного почитания царя-страстотерпца Николая Александровича для будущего патриотического движения России и судьбы нерушимой Российской Империи.

Патриотизм на Руси всегда представлялся государственным выражением апостольского служения русского народа, а существование Российской Империи, даже не в лучшие ее времена, все же подчинялось ее апостольскому назначению. Осознание неразрывности Церкви и Царства, в том числе и через почитание Царственных Страстотерпцев, дает возвращающемуся к Вере русскому народу забытое, кажется, еще недавно понимание особого назначения России.

Представляется правомерным сравнение небесного покровительства над Россией святого царя Николая с его невидимым апостольским служением. Действительно, как много людей пришло к крепкой вере через почитание Царя, способствовавшего укреплению державного сознания новообращенных православных.

Особое служение Государя началось задолго до его отречения от Российского престола во имя России и дало весьма весомые плоды уже в наши дни. Тихое апостольское семя царского смирения и бесстрашного исповедания Веры было брошено в Ганину яму близ Екатеринбурга. Не ведал злобный враг, что сеял не тела ненавистных ему Царственных Страстотерпцев, а собственную погибель. Сеялось разрушение, но вот - восходит возрождение Русского Царства!

Обсуждение сказанного о Царе-Страстотерпце представляется крайне важным, но выходит за рамки настоящего изложения событий. По этому вопросу за прошлые годы опубликовано немало материалов. Ограничимся частичным рассмотрением преимущественно негативных процессов патриотического движения, ставших причинами его поражения, пусть и временного и неоднозначного, но все же значительного по масштабам и последствиям.

Стремительно росла в начале «перестройки» численность патриотических организаций. Происходило глубокое воцерковление большого числа их членов. Многим казалось, что вскоре патриотов ожидает уже и политическая победа. Радостно было то время! Собирались многолюдные и представительные Предсоборные Совещания, на которых готовились к Всероссийскому Земскому Собору, решающему судьбу Империи. Никогда еще он не казался таким близким.

Однако воля Божия оказалась иной. Радость вскоре сменилась печалью, а патриотическое движение стало распадаться на мелкие кусочки, раздираемые непримиримыми противоречиями. Основательно начавшиеся работы оказались поверхностными декларациями, не имевшими политических последствий.

Главной причиной поражения стали негативные перемены в монархическом движении, сделавшие его небогоугодным. Происходила лукавая подмена православного патриотизма и истиной Веры. Возникали различные умственные химеры, лишь по виду представлявшиеся церковными.

Разрушение патриотических сил проводилось по тому же примерно сценарию, что и разрушение всего советского общества. Разница состояла лишь в более жесткой и скоротечной форме. Так, широко распространялась литература и слухи об организованности и всесилии тайных сил, об их лютой жестокости, о творимых ими повсюду беззакониях. Даже не к ночи упомянутый «Московский Комсомолец» не мог бы добиться большего, чем вполне искренние патриотические средства информации той поры. В определенное вражескими аналитиками и психологами время появлялись шокирующие патриотов сведения о скорой подготовке неких вопиюще злокозненных акций против страны.

Сведения эти «случайно» становились известными от «наших людей в разведке» или иных источников. Такие действия невидимого и наглого противника, естественно, вызывали бурную реакцию негодования, слишком часто перераставшую в неумеренную агрессию. Враг же благоразумно не высовывался, и агрессивность быстро подтачивала силы самих неискушенных бесхитростных патриотов.

Противник подтачивал силы патриотов и изнутри. В те времена последовали выступления недостаточно окрепших патриотических сил с некоторыми достаточно жесткими акциями, естественно добавившими к прежней агрессивности еще и острое чувство тревоги, которая и по прошествии десяти лет не оставляет в покое некоторых бывших участников тех патриотических действий!

Противник наносил быстрый удар. Патриоты тут же взвивались от страстей. Постепенно, однако, все успокаивалось. Люди снова собирались с силами. Тогда опять, как по команде, распространялись шокирующие слухи о новых, еще более ужасных кознях противника. Снова возбуждение, но уже меньшей силы. Затем снова упадок сил, усугублявшийся демонстративным, нарочито открытым глумлением враждебной партии над патриотами.

Периодичность этих навязываемых извне возбуждений и спадов составляла приблизительно полгода. Такова же примерно обыкновенная периодичность психической возбудимости у больных маниакально-депрессивным психозом. Это, с некоторыми индивидуальными особенностями, известно медицине давно. Сезонные изменения погоды могут становиться для многих нервно- и психически неуравновешенных людей тем фактором, который приводит к одновременному обострению болезни. Здесь одновременность, по-видимому, не вызывает взаимного возбуждения или упадка сил. Иначе обстояли дела в патриотическом движении, которое собрало в своих рядах далеко не одних только психически неуравновешенных лиц. Однако происходящее напоминало уже не просто симптомы вялотекущей психической болезни отдельных людей. В патриотической среде наступила пора настоящих духовных эпидемий!

События наглядно показали, что духовная связь людей в обществе гораздо глубже, чем обычно принято думать. Невидимому противнику как-то удавалось найти способы принудительной синхронизации болезненного возбуждения и упадка сил у множества патриотов, принадлежащих к кажется бесконечно далеким друг от друга движениям. Коммунисты и православные. Между ними в те недавние времена лежала пропасть непонимания, даже презрения, но мистика патриотизма равно обеспечивала «синхронизацию» психической активности тех и других!

Вообще, феномен массовости психических отклонений чрезвычайно важен для анализа происшедшего. «Цепная реакция» психоза - один из самых ярких примеров воздействия на патриотов России «Абсолютного Оружия». Враг только начинал раскачивать патриотическое движение, немного помогал ему стать организованным. Дальше начиналось самое страшное - саморазрушение!

Патриоты России должны искать единства. Раздробленность несет в себе грех гордости. Коммунисты и национал-патриоты искренне не любили друг друга, хотя «болезнь» показала: мы - одно целое! Иначе противник разрушал бы все поодиночке, а не одновременно. С другой стороны, единство было явно ущербным. В противном случае психическое возбуждение не предавалось бы от одного патриота к другому как при гриппе. Единство должно быть законным. Таким является только церковная соборность, лишенная всякой человеческой страстности. Ей чужды любые психозы, которые так некстати разрушили патриотическое движение.

На протяжении нескольких лет был организован ряд непрерывных, тонко организованных, лихорадочно-изнурительных подъемов и спадов, приведших патриотическое движение в состояние глубокой депрессии. Былое радостное и дружное единомыслие разрушалось на глазах. Зло благоразумно выжидало до тех пор, пока патриоты сами не растратили свои силы без всякой для Родины пользы. В этом смысле беззаконие планирует свои действия не столько к конкретному сроку, сколько к наступлению бессилия.

Не было бы истощающей страсти, не было бы и поражения. Причем удивительнее всего то, что оно произошло практически без единого реального «контактного» противоборства с враждебными силами. Случившееся можно назвать дистанционным точечным поражение патриотов «умным оружием» с поразительной легкостью. Наивные патриоты, в силу открытой доверчивости русской души, не ожидали подобной подлости, хотя с самого начала можно было предположить, что среди врагов джентльменов нет.

Доверчивость и бесхитростность, вообще издревле свойственная русскому характеру, усугубилась совершенной неискушенностью людей в противостоянии злу. Вера Православная еще только входила в по-прежнему юное сердце нашего великого народа. Мудрость для многих еще только-только начиналась. И вот, неумеренная мистифицированность и романтика национального патриотического и православного движений привела к тому, что рационально настроенное и дисциплинированное коммунистическое движение оказалось в этом деле даже «крепче на голову», сохранив в то время свою массовость.

Безволие и боязливость - страшные духовные болезни нашего времени.

Только наученный суровому церковному стоянию, безмечтательности, безусловной твердости, послушанию и смирению может стать настоящим защитником Святой Руси. Именно такое воинство собирает Церковь. Россия - родина многих богатырей, выходивших на бой, если была нужда, в одиночку против целой рати. Если Богу было угодно - клали свою буйну голову. Если нет - сокрушали врага, не боясь ни численного превосходства противника, ни даже самой смерти.

Нынешняя война - прежде всего духовная, она часто не требует богатырских сил - иногда даже и здоровья. Христа ради юродивым так и вовсе не требовалось и обычного по-человечески разума. Единственно, что требуется, это крепкая Вера во Христа, дающая все остальное.

В духовной брани человек вступает в единоборство не с той немощной и безвольной силой, которая ассоциируется с истеричным кривлянием продажных иуд, дорвавшихся до власти. Россия вступает в смертный бой с огромной, невидимой и безжалостной мощью армии князя мира сего.

Великий Апостол Павел наставляет всех воинов Христовых в борьбе со злом: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять» (Еф. 6, 11-13).

Проигрыш отдельных столкновений и даже больших сражений, это еще не окончательное поражение! Война все еще продолжается. Противоборство с армией тьмы требует особого внутреннего единства и стойкости по сравнению с обычными баталиями. Такая стойкость достигается не длительными тренировками, как у спортсменов или военных, а исключительно благодатью Божией.

Так, тренировка специальных подразделений вырабатывает навыки подавления страха. Это полезное качество может стать бесполезным в мистической войне, требующей у Христова воина не столько подавления естественного страха, сколько совершенного бесстрашия, которое обретается только во Христе. В противном случае страх часто понуждает придумывать иллюзии борьбы, в которой и победы и поражения - лишь плод воображения. И такое тоже бывает.

Одним патриотизм открыл не только забытую Родину, но главное - привел к Вере. Для других Родина и Вера стали лишь новым продолжением игры в жизнь! По сравнению с диссидентством она даже более чувственна. «Борьба за правду» здесь не ограничивается традиционной истерией. В патриотизме «игроки» получали такой наркотический восторг от единения с «мистическими сферами», о котором раньше не могли и помышлять.

Вот так хитроумное зло с самого зарождения патриотического движения лукаво скрывало себя в самой патриотической среде. Оно же и стало главной его разрушающей силой. Причем сами разрушители чаще всего этого не осознавали.

Наступило время поражений. Многие лидеры к тому времени уже ощутили, что прежняя острота нервных ощущений угасает, не вполне услаждая. Благодать, по нерадению или «ревности не по Бозе», все больше отступала. Поддерживать приятное возбуждение старыми средствами не удавалось. Наступила пора увеличения дозы «наркотика» чувственности.

У таких происходило перерождение патриотизма в демонизм! А тому всегда требуются кровавые ритуальные жертвоприношения... Инквизиторы для такого дела сыскались скоро. К счастью, не нашлось крепких палачей. Дело ограничилось брожением «умов», а не реальной «охотой на ведьм».

Многие из благоразумных патриотов вовремя покинули патриотические организации, пронизанные магическим мистицизмом. Некоторые из оставшихся для укрепления рядов приняли решение принести кровавое человеческое жертвоприношение! Даже спустя годы, это все еще кажется невероятным. Полное подобие описанного в «Бесах» Достоевского! Ничего не меняется. Распадающееся патриотическое единство было решено вязать человеческой кровью. К счастью, слабая психика вождей, задумавших злодейство, не выдержала даже подготовки к этой страшной акции, до жертвоприношений не дошло. Однако замыслы имели самый серьезный характер. Такие проявления безумия свидетельствовали, что процесс самоликвидации, заложенный в «головки самонаведения» патриотических лидеров, включился согласно заложенной программе.

Жертвоприношение не состоялось, но яростное желание острых ощущений сохранилось. Поэтому началось лихорадочное «раскачивание» патриотического движения для гальванизации тонуса стынущей крови мистифицированных вождей. Патриоты-паразиты стали жить за счет чужих эмоциональных энергий. Ритмика эмоционального «раскачивания» патриотического движения на удивление совпадала с периодичностью, задаваемой вражескими мероприятиями. Причем никакого специально продуманного предательства возможно даже и не было.

Злым, как видно, совсем не обязательно знать друг друга, чтобы согласованно творить беззаконие. Не просто лукавство, но почти явный демонизм стал вкрадываться в безоблачные братские чувства патриотов.

Подобный опыт весьма тягостен, но будучи осознанным, очень ценен, впервые дав многим немечтательное понимание происходящего. Пришло осознание реальности и разумности «тайны беззакония» и человеческой немощи без Бога. Патриоты получили особый опыт державной брани. Благодать не покинула их, но каждому определила положенное место. Патриотическое движение в целом не исчезло, а растворилось в глубинах Церкви, сохраняя при том прежнее соборное единство.

Следует все же признать, что поражение было, но - не капитуляция!

Мистический страх пред злом, однако, для некоторых затмил целительный страх Божий. Такие, стыдясь его, боялись признаться в нем даже на исповеди - не хотели прослыть трусами. Они притворялись храбрыми, чем лишь усугубляли свою беду. Нервное напряжение постоянно нарастало, не давая передышки, а человек упорно делал вид, что с ним ничего страшного не происходит. Кончалось все это нервными срывами, а затем и полным бессилием.

Брань с людьми-демонами - средоточием «тайны беззакония» - удел немногих избранников Божиих, гигантов духа, усмиривших многими трудами и великими скорбями немощь своей плоти. Их суровое воительство не для всякого, только и научившегося, что читать запрещенные книжки. Эту очень простую истину уяснили многие, но к сожалению далеко не все...

Нередко у патриотов, легкомысленно вкусивших мистического плода тайнознаний, от постоянных страхований, нервных и психических перегрузок возникали навязчивые мысли о... самоубийстве. Это, конечно, мало вяжется с патриотизмом, зато весьма характерно для демонизма!

Такое - вовсе не диковинка в патриотической среде, хотя и большая тайна! Со временем состояние подавленности может проходить, но оно всегда оставляет шрамы на израненной душе.

Но вот, снова к человеку возвращаются силы. Снова жажда остроты ощущений избранности и опасности притягивает к запретным тайнознаниям, электризующим истощенную душу. Так начинаются вначале сладкие, но вскоре невыносимо томительные мучения - «круги ада»! Огненный карающий меч Херувима раз за разом опускается на голову искателя приключений, упрямо не сходящего с тропы тайнознаний. Жизнь такому уже не мила. Человек начинает стремиться к своему скорейшему уничтожению. Теперь он уже не нужен демонам, и как отработанный материал зло предает его херувимскому пламенному рассечению.

Если же заблудшая душа оказывается для демонов достаточно пригодной, то при Божием на то попущении бывший патриот может стать еще одним тайным даже для самого себя участником «тайны беззакония».

В душе его происходит уже упомянутое раздвоение личности. В кругу своих это - патриот из патриотов. Он действительно не обманывает никого. Все делается почти совершенно искренне. На страшной пытке не предаст. Но ее и не надо! Просто в нужный момент в голове срабатывает некий «переключатель», и искренний минуту назад собрат мгновенно становится так же искренне заклятым врагом. Все расскажет, все доложит, все как надо объяснит, все исполнит.

Получив задание, человек вновь, как сомнамбула, возвращается в прежнее сумеречное состояние. Опять, даже не ведая, что творит, исполняет волю хозяина. Как же ужасно и нестерпимо такое безысходное состояние смерти духа! Впрочем, вряд ли все выглядело как открытое предательство. Скорее всего в таких случаях все имело вид некой доверительной беседы, при которой обе стороны делают вид, что ни о каком предательстве не может быть и речи. Просто обмен мнениями по животрепещущим вопросам. Информаторы не должны сходить с ума от чрезмерных нравственных переживаний. Новых найти непросто...

Психика давно уже не может выдерживать запредельных для себя напряжений и просто перестает анализировать ужасные перемены души.

Внешне все по-прежнему продолжает быть благопристойным. Изменилось лишь одно: настоящая жизнь, увы, закончилась. Теперь началось бессмысленное существование в ожидании Суда Божия. Такое всегда происходит, когда дух ненависти начинает заменять христианскую любовь к своему народу.

Перед революцией патриотическое движение насчитывало по некоторым сведениям до трех миллионов (!) человек, но было бессильно. Хотя по традиции его и обвиняли в зверстве и патологическом национализме, на серьезные действия оно было просто не способно, живя в пленительном мире мечты. Тогда, в начале прошлого века, без особых усилий была одержана чрезвычайно легкая победа над кажется немалыми силами патриотов. Численность партии большевиков, как известно, не превосходила двадцати тысяч, но они все-таки победили! Однако настоящее поражение патриотов произошло гораздо раньше.

Черносотенцы были задолго до Революции побеждены невидимым «Абсолютным Оружием». На самом деле оно не является таковым. От него есть надежная защита - Святая Церковь. Тот, кто вовремя успел в ней укрыться, смог сохранить и свою психику, и силы, и душу, а некоторые - даже и жизнь. Разница наших и прошедших времен, быть может, состоит лишь в том, что перед революцией патологические искушения «вождей-патриотов» Отечества так и не были преодолены. Они совершили-таки свое заветное ритуальное преступление, которым стало знаменитое убийство Григория Распутина.

Убийство Григория Распутина ошеломило и обрадовало слишком многих патриотов, духовно связав их с жертвенной кровью богомерзкого злодейства. Оно если и не изменило в корне характер российского патриотизма, то показало его весьма плачевное состояние. Надо ясно понять, что любое ритуальное убийство является прямым проявлением сатанизма!

То, что оно все же имело несчастье случиться в России, показывает, насколько демонические силы уже тогда связали своей мистикой патриотическое движение! Пусть одни считают Распутина благодатным старцем, оболганным желтой прессой. Пусть другие не менее искренне считают его совершенно развращенной личностью. Всякий может ошибаться среди лжи, захлестнувшей Россию. Но тут дело в другом: как ни смотри, а Григорий Распутин был живым человеком!

Ведь не змеиное гнездо убийц, ненавистников Веры, Царя и Отечества, терзавших страну, разгромили ретивые поборники своеобразной «правды». Гораздо проще было прикончить беззащитного человека, за которого не взыщут. Мужик, грязь, одним словом. И безумные «патриоты» пошли на такое душегубство! Совершено сие скверное преступление было не по причине мнимых или действительных грехов этого близкого и чрезвычайно верного Царю человека. Неважно даже, были ли произведены какие-либо конкретные сатанинские ритуальные камлания.

Цель злодеев состояла вовсе не в ликвидации ненавистного «врага народа». Убийство было средством, а не целью! Жертвоприношение с самого начала предназначалось сатане, и только для того, чтобы в награду тот вновь наполнил духовным наркотиком стынущие вены «патриотов».

Некоторые из них ради этого пьянящего чувства уже были готовы на любое преступление. Но они убивали не Распутина. В дьявольском страхе и услаждении несчастные убивали самих себя. Погубив души, они ничего не получили взамен.

Дискредитация Распутина в прессе и обществе была организована лицами глубоко нерусского происхождения и главное - духа. Именно они с присущей им неистовостью, ложью и злобной пеной у рта натравливали на Распутина «праведный гнев» русского общества. В том числе, конечно, и патриотического.

Кого же послушались обезумевшие «патриоты»? - «Тайну беззакония», которая нагло ухмыляясь, навязала им ритуальную жертву. Понимали ли они это? - Без сомнения, но страх перед грядущим злом и нестерпимая жажда беззаконной услады - вот, что стало истинной причиной расправы!

Патриот искренне любит Родину. Он не палач беззащитных. Любовь же к Родине все больше стала пониматься как сладкая ненависть к врагу.

Сам покойный Григорий Ефимович пророчествовал незадолго до своей смерти. Согласно его предостережениям, после его насильственной смерти в течение года на Руси произойдут катастрофические события и смерть всех из династии Романовых, оставшихся к тому времени на территории России. Последнее произойдет, однако, при условии, что одним из участников убийства будет лицо царской крови. Так оно на беду и случилось.

Может быть, именно ритуальное убийство Распутина и открыло широкую дорогу смерти на Русь. Может - нет. В любом случае важно то, что оно показало ужасное состояние русского общества и как острым лучом вырвало из тьмы на свет одну из многих гниющих язв греха, скрытую за убогой маской патриотической благопристойности. Для нас же это еще одно свидетельство того, что человеку без помощи Божией никогда не одолеть злоковарства демонов.

Вернемся же теперь к нашим не менее противоречивым временам. Духи злобы, получив над человеком некую власть, не оставляют его в покое, пока не причинят столько зла, сколько попускает в наказание Бог. Это может быть полное изнеможение или постоянная усталость. Это могут быть нервные или психические расстройства или еще более ужасные последствия, - все по мере безрассудства. Пламенеющие от страсти и все ведающие новоявленные вожди патриотов появлялись, выдыхались и исчезали, уступая место новым. Распадались семьи. Некоторые быстро спивались или явно сходили с ума, вконец ожесточившись на всех. Наконец, рушились и сами с таким трудом созданные организации, из которых многие выносили не бесценный дух братского единения, а чувство взаимной обиды и тяжелой неприязни.

Признаки нервного и даже психического расстройства постепенно становились все более обыденными в патриотической среде России.

Начинались бесконечные склоки и «разборки», кто прав, и кто виноват, и кто же те предатели, что всех так ловко предали? Таковые скоро отыскивались в надлежащем количестве. Тогда весь «праведный» гнев обрушивался на этих несчастных, часто просто заблуждающихся, а может и совершенно невинных людей. В единство соборного духа движения начала вторгаться «мерзость запустения» - раздробленность, взаимные претензии, обиды и неприкрытая ненависть. Все это властно расчленяло движение. С той же стремительностью, с которой патриотическое движение поначалу ширилось в народе, оно стало быстро угасать. К сожалению, до сих пор еще немало людей до сих пор стремятся через ведение тайнознаний держать руку на пульсе истории...

Получая знания о разрушительных способах противника, патриоты там же чаще всего искали и свои ответные действия. Тем самым патриотическое движение двигалось по хорошо накатанной траектории самоуничтожения, веками отточенной на разных народах и в разное время.

Ставилась цель найти и поразить «главного врага» в то время, когда «главный враг» всегда скрывается в собственном сердце, не имеющем покаянного духа. Точно так же или почти так же наши революционеры из дворянства своеобразно боролись за свободу своего народа. Потрясенные притягательной силой тайных освободительных движений, они скоро и сами становились их частью. Те, кому по званию надлежало быть защитниками русского народа, делались проклятием Отечества. Первые были уловлены сатанизмом масонства. Это были декабристы.

Впоследствии другие, именовавшиеся разночинцами интеллигенты стали кровавыми безжалостными бомбистами. Еще позднее третьи прельстились большевизмом, им лукавый внушил, что все беды мира заключены в православном царизме и в самом помазаннике Божием - русском Царе. И вот уже нужно поскорее убрать с глаз долой и то и другое, тогда все непременно пойдет на лад. Попробовали. Не получилось. Поэтому попробовали наоборот - решили, что беды России исключительно в коммунизме. Разрушили и его с началом «перестройки». Опять не то. Теперь вся беда - в капитализме и демократах.

Поразительно, как люди, на первый взгляд совершенно искренне болеющие за судьбу Родины, но утратившие смиренномудрие Веры, упорно продолжают наступать на одни и те же «грабли» - самые простейшие ловушки «тайны беззакония».

Ужаснее же всего то, что очень часто искренние патриоты и радетели о судьбе Отечества и народа становились их же кровавыми губителями.

Казалось бы, опыт постоянно повторяющихся событий семи с половиной тысячелетий истории человечества должен вразумить нас. Но - нет! Каждый раз все повторяется сызнова. С той лишь разницей, что сил у человечества на борьбу со злом становится все меньше. И скоро их может не стать вовсе.
#17 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:37
  
2


17. РАСТУТ ЗМЕЕНЫШИ!



Сейчас даже в самых обеспеченных странах развелось изрядное количество террористических, националистических, клановых да и просто «освободительных» организаций. Людям недостаточно одного материального изобилия. Сытым становится скучно жить! Но не только это обстоятельство превращает законопослушных людей в кровавых экстремистов. Современное общество пронизано страхом.

Зло в мире непрерывно растет. Будущее тревожит и в свете приближения антихристова царства представляется ужасным. Хотя волнение для большинства людей и остается неосознанным, его хочется остановить. Для этого уже недостаточно наркотического дурмана, нервного возбуждения дискотек, азарта коммерческих авантюр. Значит, нужно найти и наказать виновного во всем этом, что просто и очевидно. Настоящие виновники - демоны, которые и пугают более всего, но решиться их тронуть невозможно. А не проще ли наказать кого-нибудь более беззащитного? Так, некоторые для экзекуции избрали... Америку. Они-то знают, что ее силы для отпора злу более чем эфемерны - Америка бессильна и тяжело больна. Можно безбоязненно обрушить на нее свой «праведный гнев». Пора приступить к ее истреблению. И истребят ведь!

Тем не менее, за кажущейся властью и мощью агрессивного экстремизма стоит не менее болезненное собственное безволие и бессилие. Часто не перед людьми. Тот, кто безумно боится бесов, может даже почти совсем перестать бояться людей. Но это, понятно, вовсе не смелость.

Когда человек проникается идеей любого экстремизма, он намеренно, хотя обычно и неосознанно, покоряется «тайне беззакония». Со стороны может показаться, что он с ней ревностно борется, но на деле - покорно исполняет любую ее волю и более того, сам становится неотъемлемой частью зла.

Покорные злу личности приносят ему в жертву свою бессмертную душу. В некотором роде они совершают над собою ритуальное жертвоприношение, которое нельзя считать вполне законченным до тех пор, пока не произойдет самоубийство. Подавляющему большинству совершить такое сразу не под силу. Тем не менее, свершиться ритуальная казнь должна, как того настоятельно требует князь бездны. Впрочем, если очень страшно, можно начать с кого-нибудь другого... Вот отсюда и берутся так расплодившиеся ныне экстремистские «освободительные движения». На самом деле они отнюдь не преследуют освобождения народов, торжества своей кривой веры и прочего подобного. Просто совершается жертвоприношение, при котором жертва предваряет собственную смерть убийством других.

В обществе стремительно растет потребность человеческого жертвоприношения. Падшее существо жаждет чужой теплой крови, запаха смертного ужаса! Наблюдая его у других, кажется легче переносить свой собственный...

Это ощущение особое. Для вкусившего его оно становится дороже денег. И вот уже футбольные фанаты собираются в особые банды, намеренно ища столкновений друг с другом - они не могут жить без страха и жестокости! Таким вот нехитрым образом банды, киллеры, секты имже несть числа становятся в очередь за смертью. Безумие возбуждения и ужас еще как-то разнообразит опустошенные без любви души, но чем дальше, тем меньше чужая кровь возбуждает этих «живых мертвецов». Все тверже становится мысль о необходимости собственной смерти. Только этот наркотик еще щекочет нервы окаянных.

Города насыщаются исчадиями тьмы - безжалостными изуверами и безумными маньяками. Это, без сомнения - прямое следствие нарастающего страха бездны, своей безысходностью доводящего некоторых людей до подобного безумия. Но маньяков в мире, надо сказать, гораздо больше, чем принято считать. Их счет приумножается в «горячих точках». Вот, где таким настоящее раздолье!

Зачем «храбрым» боевикам изуверски мучить пленных русских солдат? Зачем садистски вспарывать животы, отрезать головы, творить еще более ужасные злодейства? Только из-за собственного ужаса. Как же огромен трепет пред неумолимым князем мира сего! Страх возмездия Божия тоже немал, но отомстить Богу хочется еще больше. Таких людей уже нельзя считать психически нормальными, и нужно признать, что такими они себя сотворили сами.

У «цивилизованных» народов происходит то же, что и у «диких», только гораздо скрытнее и до времени более мягко, хотя взрыв злобы и там все равно неизбежен. Так, известен нашумевший некогда случай, когда ярой террористкой стала дочь преуспевающего западного миллионера - Патриция Херст. Однажды она была захвачена в заложники какими-то революционными террористами, и ей настолько понравилось общество убийц, что она поменяла все папенькины хромированные роллс-ройсы на вороненый «калашников».

В мире насаждается новая животная система жизненных ценностей.

По сравнению с террористами, религиозными фанатиками и мафиози, творцы революций - «тихие масоны» кажутся даже добродетельными. Однако именно они начали непрекращающийся долгие столетия страшный шабаш на костях разрушенных ими империй. Им, однако, мало прошлого людского горя и пролитых слез - они желают увидеть смерть Святой Руси. Да не будет!

Тихие разрушители, в отличие от террористов все делают чужими руками. Для подобного грязного дела нужны отпетые подонки, которые сами не рожаются. Их сперва надо вырастить, научить ненависти, причем таким образом, чтобы они пребывали в полной уверенности, что они великие герои.

Пока деструктивные силы не настолько сильны, чтобы кардинально влиять на все мировые политические процессы. К тому же, во многом они до сих пор находятся под тайным, но неусыпным контролем многочисленных спецслужб. Считается, что и в дальнейшем все будет по-прежнему хорошо, подконтрольно и управляемо. Напрасные и опасные иллюзии! Весь мир может измениться в одно мгновение, разлетевшись на мелкие куски.

Некоторые события свидетельствует о том, что многие западные спецслужбы давным-давно являются для экстремистов «кормящей матерью». Хотя истинную меру их участия в воспитании подрастающего зла определить и непросто, уже одно это несомненно удостоверяет в том, что сейчас на государственном уровне происходит постепенная, но явная демонизация общества!

Зло, если надо, умеет долго ждать. Поэтому то, что сегодня кажется совершенно невозможным, уже завтра может стать привычным. Настораживает следующий факт: правоохранительные органы во всем мире не в состоянии подавить в зародыше социально опасные организации и общественные течения. Препятствием тому служат... рамки существующей законности.

Любая мало-мальски развитая страна содержит спецслужбы, призванные охранять государство. Многие из них обладают огромным опытом проведения широкомасштабных тайных операций и имеют неограниченные возможности контроля и подавления любых экстремистских организаций. Государства все еще обладают вполне достаточной силой для ликвидации своего заклятого врага - терроризма. Однако машины спецслужб буксуют именно тогда, когда дело касается самого существования государственной системы. Ведь бороться с беззаконием, оказывается... незаконно. Кажется, все просто. Измени существующие законы в соответствии с требованием времени. Кому, действительно, нужен закон, не способный защитить, ведь это его единственное назначение? В лучшем же случае предпринимаются малоэффективные меры, чтобы источники адского огня, испепеляющего души - начатки будущих невообразимых социальных бурь поддерживались в достаточно вольготных «рамках приличия».

А ведь речь идет о настоящей смертельной угрозе всему человечеству!

Змееныши Войны тихо и спокойно растут во мраке тайны, набираясь помаленьку опыта, силы и злобы. Предоставленных им «рамок приличия» более чем достаточно, чтобы динамично развиваться в соответствии с долговременными планами «тайны беззакония».

Можно сказать, что существующие законы устроены наподобие племенного завода. Там нужно вырастить наиболее крепких, здоровых и жизнеспособных особей, и здесь тоже. С одной стороны, создаются комфортные условия возрастания зла. С другой, посредством «гонений» производится «селективный отбор» сильнейших, злейших, жаднейших, лживейших и изворотливейших. Привлекающие внимание общественности неэффективные меры преследования - бесплатная реклама для пополнения кадров, прибавляющая героического ореола к «таинственной непобедимости зла».

Многие социальные процессы протекают очень долго. Часто только в конечной фазе они взрывоподобно раскрывают меру своей угрозы обществу. В стабильное консервативное общество зло, обыкновенно, насадить быстро, резко, с силой не удается. Однако то же самое зло может без труда вмещаться в сердца людей в процессе постепенного к нему привыкания.

Всякому делу - свое время. Наступит момент, и маленький пока еще гаденыш, вскормленный «тайной беззакония», наберет довольно сил, чтобы выйти на землю непобедимым апокалиптическим зверем, когда будет поздно его останавливать. И останется людям либо принимать печати антихриста, либо войти в последнее земное воинство последних христиан земли. Первое не потребует труда. Второе - настолько высокое служение, что станет доступно лишь самым верным.

Выращенная ложью злоба заявит о себе миру со всей нерастраченной кровожадностью и без жалости сокрушит нынешние дряхлеющие демократические институты, худо-бедно еще защищающие личность от тотального насилия. Быть может, пройдет совсем немного времени, и растущая в тепличных условиях нечистая сила захочет взять власть в свои руки и несомненно возьмет! Тогда жизнь для любого нормального человека превратится в нескончаемые круги ада. Подобное уже не раз бывало за долгую кровавую историю человечества. Тут важен масштаб грядущих событий, обещающих быть беспрецедентными!

Идет глобальное распространение наркомании, насаждается культ насилия, дегенеративность общественного поведения возводится в ранг нормы и даже моды. Поощряются всякого рода оккультизм и магия, в том числе явно сатанинская - черная. Идет тотальное растление молодого и уже немолодого поколения. При безмолвном поощрении или демонстративном непресечении повсюду создаются молодежные объединения откровенно бандитского направления. Практически легализована проституция. Все это необъяснимо с позиций здоровой государственной политики, зато легко объясняется с порочной позиции скорейшей реализации разрушительных планов «тайны беззакония».

Хотя все время растет численность правоохранительных систем, велики и армии, но армии и полиции сами безумно боятся беззакония! Пусть их много, но они раздроблены. Зло же хотя все еще относительно невелико, но едино и умеет жестоко мстить всякому посягнувшему на его права. Близится пора воцарения всеобщего страха перед злом - преддверие крушения традиционной государственной системы. Россия отчасти такое уже проходила. Придет зло и разрушит кажущуюся стабильность устройства мирового сообщества, потопив комфорт в реках людской крови. Тогда просто некому будет что-либо предпринимать.

Нынешний духовный блуд цивилизованного общества с тайными силами подобен печальным примерам прошлого. Растерзанные «тайной беззакония» европейские империи начала ХХ века - яркое свидетельство тому.

Идентичная картина наблюдалась и в дореволюционной России к началу прошлого столетия. Практически все происходящее в России было под контролем «недремлющего ока» Империи - Третьего Охранного Отделения или «охранки». Она имела исчерпывающую информацию на каждого более или менее значительного представителя революционного движения, и могла быстро и не очень болезненно ликвидировать всю эту гнусную крамолу на корню, но даже не пошевелила для этого своими могучими «усами».

Честные жандармы и приставы исправно ловили всякую мелочь. Но у руля державы творилось странное. Одни безумно боялись беззакония, другие не только боялись, но уже подобострастно ему служили. Эти-то негодяи и парализовали инстинкт самосохранения организма Российской Империи. Нельзя сказать, что даже в те времена в России совсем не нашлось отважных людей, которые смело могли бы бросить вызов негодяям. Такие были, но их насчитывались единицы и они к тому же не имели сочувствия «культурного» общества в своей одинокой и мужественной борьбе с растущей змеей Революции. Некоторое время существовал даже особый конспиративный, своего рода духовный орден, созданный высшими аристократическими кругами из православных людей, лично преданных Государю - «Священная дружина». К сожалению, и она не смогла переломить нарастающего страха общества перед грядущим злом, впрочем, так же как и другие многочисленные патриотические организации.

Это были времена чрезвычайно опасные для всех сохранивших верность Престолу. Настолько опасные, что контртеррористическая война Империи с разрушителями некоторое время велась по сути из подполья. И это задолго до революции! Верные беззаветно клали свои головы. Царь сетовал о том, что на место отважно павших уже некому встать. Все боялись принять смерть героя! Желающих продолжить святое дело и так же честно сложить голову за Россию при всеобщем осмеянии, презрении и оплевании находилось все меньше и меньше. Даже накануне страстно желанного февральского революционного переворота - святотатственной измены помазаннику Божию, почти никто и не думал, что что-либо изменится, во всяком случае к худшему. Думали, что вот, наконец-то наступит желанная эра всеобщего благоденствия и свободы. Страх отступит, люди будут петь, веселиться, любить друг друга и тому подобное.

Но злые, придя к власти, не стали добрее - наоборот. Вскоре многим восторженным романтикам революции, не успевшим вовремя сбежать из России, пришлось на себе убедиться, какие страшные плоды породило их неумное веселье.

Люди перестали читать и понимать Псалтирь, где словами святого царя Давида ясно возвещена воля Божия: «Не прикасайтеся к помазанным Моим» (Пс. 104, 15). Царская власть избранника Божия - неприкосновенна!

Общественность тогда напрасно пренебрегла грозным предупреждением, и все свершилось молниеносно. Зло как с цепи сорвалось, стремительно сокрушив многолюдные, но давно ставшие безвольными государственные институты, стоявшие на его пути к власти. Наступило суровое время Русской Голгофы. Вспомним, почти так же происходили и события начала «перестройки». Разница лишь в масштабах катастрофы и в количестве невинно пролитой крови.

Революция стала тяжелейшим испытанием России на прочность ее духа.

Одни взяли свой тяжелый крест и, принимая скорби, дерзновенно восходили к Спасителю. Другие, трепеща от ужаса, отбросили спасительный крест в сторону. Нечестивые от бессилия воли покорно тонули во мраке бездны. Благодать Божия отступила от клятвопреступников, не препятствуя безумию Революции. Но все же, она не оставила народ совершенно, обильно изливаясь на граждан Империи... гневом Божиим. Верным давались силы для терпения и спасения. Неверные обрекались на суровый суд и бездну.

Бог поругаем не бывает. Поэтому и наступило праведное воздаяние за неправедные дела. Как восторженно славили грядущую революцию многие из дворян и интеллигенции! Но именно они почти поголовно были истреблены смертоносным огнем Революции. Можно ненавидеть ЧК, а можно сделать правильные выводы о собственной персоне. В конце концов, какая разница, через кого прольется гнев Божий, и кто станет посекающим мечом. Важнее осознать свой грех.

Русское общество казалось вполне благопристойным, хотя еще задолго до Революции в нем нарастало гордое недовольство «мрачными застенками самодержавного царизма». Медленно, но верно оно разлагалось тихой ненавистью и страхом. Нигилизм и революционная романтика разделялись все большей частью населения. Сначала крамола стала достоянием дворянства и интеллигенции. Затем дух предательства захватил собою почти весь образованный класс и многих рабочих.

Кровавые бомбисты уже становились... национальными героями!

Их, поганых, судимых за кровавые злодеяния, вдохновенно защищали лучшие адвокаты Империи. Открытые суды над убийцами нередко проходили под неистовые аплодисменты светских дам, молодых курсисток, студентов и гимназистов, начитавшихся блудливых французских романов о Джузеппе Гарибальди и подобных ему «романтиках плаща и кинжала». Они... полюбили зло! Известны совсем уж невероятные судебные случаи. Террористов-убийц арестовывали на месте кровавого преступления, но суд оканчивался, ко всеобщему либеральному ликованию, оправдательным приговором. Шло глумление злорадных чудовищ и преступников-сатанистов над совестью и законной властью.

Общество судило законную власть вовсе не за то, что та была плоха, хотя она и действительно слишком часто была небезупречной, а за то, что несмотря ни на что, она все еще сохраняла верность Христу, тогда как само «прогрессивное общество» уже продало, подобно Иуде, сокровище Веры и Самого Христа, за тридцать серебряников, которые в конце концов все равно не получило. Люди всем своим падшим естеством настойчиво искали сладкого блуда со злом.

Патологические убийцы и маньяки Софья Перовская, Савинков, Жилябов, Каляев и им подобные, вдоволь умывшиеся августейшей и верноподданнической кровью, становились кумирами многочисленной «просвещенной» русской интеллигенции, представлявшей их в героическом рыцарском облике. Вспомним нашумевший некогда рассказ Андреева «Семеро повешенных», в котором безжалостные убийцы-бомбисты преподнесены читателю суровыми романтиками. Ну прямо доблестные рыцари Айвенго! Получалось, что вешать таких милых молодых людей - просто безнравственно. Какой же жестокий царизм! И это еще не самая худшая жвачка для одуревшего от лжи и безверия читателя.

Общество, солидарное с преступниками-убийцами, оставило в духовном одиночестве государевых мужей, сохранивших здравый смысл, верность присяге, совести и Вере. Они стали изгоями для «просвещенного общества». Среди прочих причин, вызвавших это социальное зло, выделим следующую:

Революции предшествовал массовый кровавый террор, особенно над высшими представителями законной власти, развязанный террористами и вызвавший непреодолимый страх в обществе.

В обществе создалась иллюзия всесилия Голиафа зла и бессилия Христа. Не нашлось тогда среди патриотов юного духом бесстрашного Давида с его поражающей пращой. Правильнее сказать, в лице Страстотерпца Государя такой герой нашелся, но его подвиг имел уже совсем иной духовный смысл, да и сама царская победа еще и сейчас не вполне осознана даже трепетно чтущими его светлую память.

Погибельное для любого законного порядка духовное извращение постепенно становилось повальным. Безумный страх пронизывал русское общество, ставшее перед роковым для себя выбором. Кому поклониться? Чью власть признать первенствующей? С кем выгоднее заигрывать? И все чаще выбор пугливого безбожного сердца останавливался именно на зле «тайны беззакония».

Не то чтобы люди открыто принимали это служение. Нет, но они по своему невежеству и нежеланию признаться в страхе думали, что зло можно удержать в приемлемых пределах. Полагали, что можно с ним вступить в дружеское соглашение. Уж их-то, так искренне его славящих, зло не тронет. Надо лишь постараться пораньше присягнуть на верность. Если вовремя поддержать беззаконие, то все окончится хорошо. Еще лучше преданно бросать вверх чепчики и цилиндры и громко кричать ему: Ура-а-а! Наконец, надо полюбить этих милых и нежных бандитиков и сурово заклеймить царизм, поросший мхом мракобесия.

Без сомнения, именно страхом и объясняется необычайно страстная «любовь» к грядущей Революции у русского «образованного» общества. Часто совсем безбожное, но при том до крайности чуткое, оно неосознанно, но явственно ощущало приближение своего будущего истребления. Так вот, «любовь» к Революции являла собою его извращенную тягу к смерти, свойственную добровольной жертве сатанинского жертвоприношения, когда жертва уже почти не протестует против своего ритуального убийства, но все еще боится его, желая оттянуть этот неизбежный для нее момент.

Нетрудно найти прямую связь экстремизма и безвольной покорности ему общества. По сути это одно и то же. Просто первая жертва сама идет на плаху. Та же, которой назначена следующая очередь - экстремизм, свершает прежде собственного убийства казнь первой. Вот и вся разница.

И покорность злу, и экстремизм в равной степени представляют собой договор с бездной о продаже души, который еще никому не приносил никакой выгоды. И душу бессмертную потеряешь, и ничего за бесценную потерю не получишь.

Тем не менее, вершивших справедливое возмездие над террористами революционная пропаганда лживо именовала «кровавыми вешателями». Относительно немногочисленные справедливые наказания кровавым головорезам именовались «столыпинскими галстуками». Преступникам и бандитам убивать - можно. Государству же отвечать справедливым возмездием - нельзя. Такова извечная двойная мораль зла, именующая себя «общечеловеческими ценностями». Бесноватые бандиты, истребляющие Русское Царство, были в полном духовном единении с российской и особенно мировой общественностью. Европа ведь никогда не любила Россию, потому что не Европа стала Божией избранницей - Третьим Римом, хотя так к этому стремилась. Ей, как и Каину, было завидно. Поэтому после очередного «теракта» или ограбления банка на «нужды Революции» убийцы набирались сил в дружественной Швейцарии, Франции или на водах Карлсбада. Между кровопролитиями убийцы и воры с упоением слушали лекции по немецкой философии, собирали шумные съезды - не без выпивки. Бомбисты не были чужими Европе, как русский православный народ.

Почти совсем как сейчас, общество постепенно приучали к духовной власти беззакония. Сейчас, например - к всесилию мафиозных структур. Все боятся посягнуть на власть самозванных «олигархов». Но это только начало будущего расцвета беззакония, которое сметет всякий закон. Остановить цепную реакцию подобного самоуничтожения в начале прошлого века было уже невозможно.

Оставлена присяга царю. Умалилась Святая Вера. Кара Божия оставила наше Отечество наедине со злом, во имя которого и была нарушена присяга.

Гигантская Империя с шумом пала, но живая кровь России подобно полноводным рекам обильно орошала нашу многострадальную землю еще долгие-долгие десятилетия. Никто поначалу даже не мог себе предположить, каково истинное лицо зла. Так же и сейчас мы тоже никак еще не можем себе его представить. А оно может очень скоро открыться опять.

Безумие остановилось не потому, что упившемуся злу надоело проливать кровь - оно не знает насыщения. Возродившаяся кротость Народа Божия остановила магию мерзости запустения. Господь отнюдь не оставил Россию наедине со злом Революции, но наградил ее царскими дарами смирения.

Зло поначалу очень легко взяло власть, однако вскоре совершенно сошло с ума. Случилось это от осознания того, что «ничтожные людишки» и невидимое их смирение лишили его такого желанного владычества. Но беззаконие уже не могло остановиться в пляске смерти и занялось... самоуничтожением.

Лагеря, зоны, «партийные тройки», миллионы «зеков», кровавые расстрелы по-прежнему терзали Русь, но Революция захлебнулась! Ее победила удивительная и непонятная безбожным святость смирения. Царственный дух благодатной кротости создал новую Империю вопреки воле мирового зла, а за видимой мощью Коммунистической России по-прежнему стояла победная сила Вечного Царства и его Святой Руси.

Победа эта стала хотя и не совершенным избавлением от ига зла, но явным возрождением России, и она вопреки всему вновь встала на ноги. Даже имея страшную язву безбожия и сатанизма в своем сердце, она вернула себе державную мощь, на удивление всему миру. Прошлые сражения Революции и Мировой Войны Россия выиграла. Теперь наступает пора новой ожесточенной Битвы за Россию, а значит - за весь мир!

«Тайна беззакония» настойчиво разлагает не только наше общество. Уже сейчас миру готовят кровавые революции, мятежи, гражданские войны, которые впоследствии справедливо «пожрут своих детей» гадаринской породы - всех поддавшихся страстной злобе Революции: как пламенных революционеров, так и столь же пламенеющих страстями контрреволюционеров.

Показательна в этом смысле история небезызвестного и зловещего «Ку-клукс-клана». Поделенная некогда беззаконием на две части, Америка начала гражданскую войну сама с собой. Результатом стало поражение консервативного Юга от революционного и масонского Севера. Индустриальный Север разбил сельскохозяйственный христианский, но рабовладельческий Юг, поражение которого стало временем страшного разгула огромного числа внезапно возникших негритянских банд. Негры, хотя и получили свободу от рабства белых, но зачастую не могли понести тяжести этой свободы, снова становясь рабами своих патологически жестоких соплеменников - главарей разбойничьих шаек, «свободных» от совести негодяев. Такое рабство было пуще прежнего. Поскольку же черные банды устроили беспредел насилия, то для защиты жизней и имущества от «победителей» белые южане создали тайную карательную организацию, под покровом ночи вершившую жестокое «правосудие» над неграми - и не только бандитами.

Важной особенностью «ночного правосудия» явилось то, что с самого начала оно не предусматривало христианской морали. Мистика «Ку-клукс-клана» хотя и несет крест, но не имея Христовой любви, основана на ненависти и страхе! В сочетании с особой таинственностью страх сразу определил демоническую направленность этого движения, так что очень скоро тайная боевая организация превратилась в одну из наиболее грубых и разрушительных мистических сект. Ужасу черных банд «Ку-клукс-клан» не нашел противопоставить ничего лучшего, кроме ужаса, вызванного их собственным бандитизмом. Против садистской жестокости черных восстала не меньшая жестокость белых в балахонах с крестами. Христу в этом шабаше ведьм более не оставалось места. Так южные «борцы за правду» закономерно встали в один ряд с масонствующими победителями - северянами.

Символическая змея зла снова проглотила свой злобный хвост. Цепь злодеяний замкнулась. Злоба породила злобу, и цель духов злобы была достигнута.

Известны еще попытки «Анэнербе», мистического ядра гитлеровских войск СС, органически соединить воедино тайнознания всех народов мира. Собирались древнеегипетские, африканские, индейские, тибетские, индийские и иные знания, «раскрывающие» законы управления миром. Немцы хотели раз и навсегда избавиться от любой власти над собой - Божией или демонической. Создавалась долгожданная наукой и философией чистая арийская раса сверхчеловеков.

Тот печальный опыт нам хорошо известен. Вместо спасителя-сверхчеловека, бесстрашного воина с несправедливостью, получилось зверовидное существо-монстр, раздавленное по Промыслу Божию победоносной Красной Армией. Причем костяком возмездия был тот самый ненавистный Рейху народ, которому идеологи нацизма несправедливо отказали в его явно арийском происхождении. Последнее обстоятельство хотя и не играет существенной роли, но лишний раз свидетельствует о том, как пренебрежение истиной, злоба и безграмотность вождей может даже самой образованной некогда нации закрывать глаза на очевидные вещи. Просто русскому народу мировая закулиса уготовала в будущем мироустройстве незавидную роль недочеловеков, с которыми можно не церемониться, и для которых не существует никаких прав, поскольку они - двуногие звери!

Господь распорядился тогда иначе, поставив «сверхчеловеков» на вполне заслуженное ими место - скамью подсудимых Нюрнбергского трибунала, хотя по грехам русского народа и не вернул вполне Своей милости России. Не было ей дано в качестве награды Православное царство. Не избавилась она и от тяжкого ига иноверцев - немилостивых «атеистов». Победа была, но Русское царство так и не стало видимым.

В 1937 году революционеры опять как с цепи сорвались, внезапно начав истребление себе подобных. При всей своей неожиданности это кажется делом вовсе не случайным, представляя собой некую Систему Самоуничтожения Революции. По России прошла лютая волна репрессий. Истреблялись не только кровавые убийцы народа, но и многие невинные, но сути происшедшего это не изменило: убийцы своеобразно покончили жизнь самоубийством!

Кому нужны были концентрационные лагеря ГУЛАГа? Кто их создал и зачем? Кто были главные убийцы и какую цель они преследовали? Ответа от коммунистов до сих пор не последовало. Ясно лишь одно, что простым коммунистам такое зверство было не надобно. Тем не менее, без правильного ответа нынешним коммунистам вполне можно стать новыми обитателями нового «Иерихона». Что же влечет к этому проклятому Богом городу сегодняшних почитателей Ленина? Не тот ли самый страх перед распоясавшимся беззаконием? Но зачем нужно принимать на себя чужое старинное проклятие? Пусть его несут те, кому действительно это положено. Те же, кто по-прежнему валят все грехи на простых коммунистов, чаще всего знают, что именно произошло в 1937 году.

Они не простят победу русского народа, со свойственным ему смирением отказавшегося продать дьяволу душу. Ее-то и пришли забирать неистовые инородцы-комиссары, которые потом с таким азартом расстреливали друг друга. Вампиры просто сошли с ума из-за того, что не получили крови. То есть, она-то лилась, да еще рекой, но была - чиста! В ней не было липкой грязи греха, такого желанного ими ужаса, покорности бесам страха. Вот и били нещадно друг друга.

Есть единственный способ борьбы с «тайной беззакония» - обретение Христа и укрепление в Вере Православной. Не гордость, а смирение сбрасывает пелену безумия, рвет путы народов, дает вернейшее оружие против беззакония и беззаконных. В благодатном единении со Спасителем человеку открываются святые тайны освобождения от власти зла и даются потребные для того силы.

Уже упоминалось, что Спаситель на неправедном суде иудейского синедриона говорил, что ничего не творил тайно. Все, что Им сделано и сказано, было сделано и сказано на виду у людей (см. Ин. 18, 20). Это еще не значит, что в Православной Церкви нет никаких тайн. Напротив, все существо Православия пронизано бесконечно непостижимой Тайной Домостроительства Божия - Тайной нашего спасения. Но это тайна не человеческая, не самочинная, не гордая, а законная, справедливая и милостивая, смиряющая гордый ум, не надмевающая ложной избранностью. Православие никогда не учило бездействию, властно требуя исполнения того, чего нужно для спасения в данный момент, молитвенно отыскивая на всякое дело волю Божию. Если надо терпеть - терпит. Если настало время освобождения - дает смертный бой беззаконию. Всему свое время!

История России, как и ее давнего духовного предшественника и собрата - Ветхого Израиля (разумеется не нынешнего!), не раз показывала, что нарушение этого требования всегда сопровождалось тяжелыми катастрофическими явлениями. Сорокалетние скитания и гибель в пустыне, Вавилонское пленение Израиля, Смутное Время, Революция, «перестройка» в России и многое другое - яркие тому примеры.

Одним из наиболее распространенных заблуждений освободительных движений, ставших причиной их поражений, является элитарная или кастовая обособленность, каковой сейчас в виде разных «элитных клубов» развелось чрезвычайно много. Казачий, арийский, евразийский суперэтносы, «пролетарский гегемон», племенная, тейповая, расовая гордость, «чистота крови» и тому подобное гордое и злое разделение людей на «наших» и «чужих».

Апостолов было всего двенадцать, но и среди них нашелся предатель - Иуда. Подобно этому, любые попытки создать «рафинированное» чистое и справедливое кастовое сообщество будет взорвано даже не снаружи, но именно изнутри.

Только соборное единство во Христе свободно от духов злобы. Только эта духовная область совершенно недоступна их влиянию, являя миру неуязвимое для злобы единство святости. В ней - упование на силу Божию, а не на немощь человеческую. Именно с ней Божий Народ дает победный бой разрушителям Руси.

Спасение, данное нам Спасителем, предназначено для каждого человека без исключения. Но для этого от каждого требуется свободная воля и осознанное желание спасения. Господь никого ни в чем не неволит, терпеливо ожидая нашего свободного волеизъявления для освобождения от многолетнего ига. От человека требуется не просто абстрактное желание спасения, но определенные, пусть и тяжелые, но вполне посильные волевые усилия.

«Царство Небесное нудится», - так гласит Евангелие (Мф. 11, 12). Значит, от нас требуется не просто пассивная «вера» во всесилие Творца, так что человеку вроде бы и делать ничего более не требуется. Господь, мол, Сам все за нас сделает. Нет. Каждый человек в соборном единстве должен проявить свою волю.

Подобно тому, как нудится Царство Небесное, нудится и православное царство. Много мученической крови было пролито, прежде чем Господь дал христианам первое христианское царство, которым стала даже целая Империя, а первым её царем-кесарем стал святой равноапостольный Константин Великий.

Как никогда много пролилось мученической за Христа крови на Руси в двадцатом столетии. Быть может уже скоро «дополнится число» святых «сотрудников» (Откр. 6, 11) из нынешних наших соотечественников и единоверцев, чтобы вернулось на Русь Божие благоволение на восстановление видимого Православного Царства - Российской Империи. Такое было уже не раз в истории. По слову Спасителя: «будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22). Ненависть - налицо, и с каждым днем она нарастает. Остается теперь терпеливо ждать спасения!

Современный человек перестал правильно противостоять враждебным действиям духовного мира. Мыслящий классовыми категориями начала века и более поздними теориями социальных процессов, он не вмещает представления о Соборном Единении - соединении человеческих душ в святости.
#18 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:39
  
2


18. КТО ВОДИТСЯ В ТИХОМ ОМУТЕ?



Здоровый государственный организм живет ровной жизнью, насыщенной внутренней силой. Болезнь государства, напротив, обыкновенно сопровождается частыми переходами от агрессивного возбуждения к покорной расслабленности. Безволие большей части общества позволяет часто немногочисленной, но настойчиво агрессивной ее части предполагать, что она-то и является единственным носителем потерянной жизненной силы. Временами она поднимает на дыбы своих безвольных собратьев, провоцируя смуты, мятежи, перевороты.

В медицинской практике подобная лихорадочная активность вовсе не считается симптомом здоровья. Напротив, если лихорадку вовремя не остановить, организм быстро сгорает от перегрузок. То же происходит и с обществом, в котором агрессивный экстремизм и безвольная эгоистичная рыхлость - болезненные проявления социальной жизни, к сожалению становятся слишком распространенными. Для исцеления общества необходимо равно бороться как с лихорадочными всплесками «волевой» агрессии, так и с расслабленным безволием.

Можно много рассуждать о том, как современный мир дошел до такого состояния, но сейчас гораздо важнее понять, что любое социальное явление является отражением состояния общественного религиозного сознания. Экстремизм, особенно религиозный, уже давно становится привычным явлением. Его пламенные идеи раздирают общество, расчленяя его на озлобленные непримиримые волчьи стаи, рвущие куски еще живой плоти неугодного ему государства которое, впрочем, и само может быть ничем не лучше нападающих. Менее знаком общественности его антипод - религиозный экуменизм, в отличие от экстремизма занимающийся религиозным «единением» человечества.

Под экуменизмом здесь и впредь мы будем понимать не всемирное собирание племен и народов Духом Истины во Святой Церкви - мистическом Теле Господа нашего Иисуса Христа, а беззаконное сборище в духе льстивом отвергающих благодатное иго спасения и спасительную Веру.

Люди могут собираться по своей воле, а Церковь создана Богом и подчиняется только законам Божиим, а не человеческому произволу, который хотя часто и присутствует в церковной жизни, но говорит лишь о греховности человеческой, нимало не умаляя святости Самого Бога и Его Церкви.

В этом смысле Церковь никого не лишает свободы, но ведет к ее полноте и совершенству, хотя делает это не как кому вздумается, а как каждому следует. Ведь духовный мир полон страшных опасностей и почти совсем скрыт от нашего грешного разума. Человек не может в нем ориентироваться без помощи поводыря - Церкви, образующей в Святом Духе соборное единство верных. Человек не лишается в нем своей воли, но следуя Божиим заповедям, освящает ее благодатью. Напротив, следуя собственному гордому разумению - оскверняется.

Во все времена в Церкви происходили нестроения. Во все времена находились люди, сердца которых горели особой ревностью к борьбе с неправдой и пытавшиеся исправить церковные непорядки. Немногим это удавалось, но большинство из них только еще больше разжигало церковные смуты. Это происходило потому что одни делали свое дело законно, а другие подвизались самочинно. Так, протестанты справедливо протестовали против папского бесчинства в Западной Церкви, но плоды этого протеста лишь усугубили и без того бедственное ее положение. В результате «церковь» протестующих из мистического Тела Христова окончательно превратилась в религиозно-общественную организацию, не только не идущую ко спасению, но даже не знающую, что это такое! Поэтому все те, кто беззаконно пытались исцелить церковные болезни, не только не исцеляли их, но еще и уводили за собою в бездну бедолаг, доверившихся им.

Такие ревностные «спасители», часто не желая того, становятся предтечами антихриста, отторгаясь от соборного единства Церкви. Церковь - свята, и обладатель гордой злой самоуверенности не может законно заниматься врачеванием ее «стада». Богу не требуется ничья помощь, но от нас требуется смирение.

Смирение же - не безволие. Притом каждому надлежит знать свой чин и не пытаться восхищать себе высшее. Тот, кому Господь велит обличать и исправлять, пусть этим и занимается. Тот же, кому надлежит смиряться и терпеть, не должен исправлять того, чего не понимает. А мы, обыкновенно, понимаем мало.

Люди часто судят о неблаговидном поведении мирян или священства, из чего делают вывод о греховности самой Церкви. Но между грехом людей и святостью Церкви существует пропасть бездны. Всякий грех сообразно своей мере извергает человека из лона Церкви. Сама же Церковь нисколько не умаляет от этого своей святости. Человеческий грех - вовсе не грех Церкви! Созданная Богочеловеком и насыщенная жизнью благодати Святаго Духа, Она не может быть повреждена никакой, даже самой коварной и хитрой тварью.

Так, Евангелие без труда обнаруживает в себе наглядные примеры экуменического единства, причем на первый взгляд совершенно несовместимых религиозных течений, подобных агрессивности экстремизма и расслабленному безбожию или маловерию. Вот - небезызвестные Евангельские фарисеи. Они были ревностными в вопросах веры. Тех же, кого они считали недостаточно ревностными или чрезмерно общавшимися с неверными, без жалости отлучали от Ветхозаветной Церкви. Прекрасно, хотя и по-своему владевшие Писанием, они много знали о Боге, но любви ни к Богу, ни к людям не имели. Потому и Бога они не знали, а когда увидели Его во Христе, то Он им не понравился. Вот и стали богоубийцами...

Саддукеи, напротив, больше стремились к земному - к власти, к деньгам, почету, уважению. К вере, в отличии от фарисеев, они относились с большим сомнением или теплохладно. Однако когда пришел Спаситель, и саддукеи, и фарисеи вместе дружно потребовали распять Его - ну чем не экуменизм? Относящиеся с неприязнью друг к другу, в решительный момент они оказались единодушными. Ненависть к Богу заставила их забыть обиды. И те и другие хотели настоящей царской власти, то есть - свободы, но никто не желал повиноваться Истинному Царю Мира. Хотели же себе свободы особенной, какой для них стала «свобода» от Христа. Выходит, нечестивцы, желая свободы, на деле жаждали рабства, которое и получили от князя мира сего! Впоследствии такая же злая ревность и безвольная немощь еще не раз навредила человечеству, погасив за сотни лет немало благодатных светильников великих церквей, как говорил пятьсот лет назад преподобный Иосиф Волоцкий. Та же самая неумная ревность и холодность еще послужит угашению любви и духовному падению третьей части церквей в последние времена (см. Откр. 12, 4).

Церковь - особая Сущность, иначе говоря - высшая форма жизни во вселенной, соединяющая при помощи святости разделенные, самовластные и разумные твари в единый живой организм. Как живое существо, Церковь непрестанно возводится Богом к мере совершенства, которое достигается благодатным единением человека с Истиной, а следовательно - с Господом нашим Иисусом Христом, сказавшим: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6).

Истина одна, в противном случае весь мир охватил бы хаос. Даже гипотетическое существование двух «истин» означает ложность и отсутствие гармонии в каждой из них, а значит и абсурдность мира созданного ими. Еще более нелепо множество истин, когда истинное для одной всегда ложно для других и наоборот. Сказанное представляется математически очевидным, о чем ясно говорит, например, преподобный Иоанн Дамаскин.

Тем не менее, многие годы продолжаются настойчивые попытки мировой религиозной общественности соединить под одной «крышей» все религии и религиозные объединения. Делается это якобы для того, чтобы на Земле наступил долгожданный религиозный мир, что, конечно, весьма актуально. Ведь с каждым годом нарастает межрелигиозная неприязнь, ширятся и религиозные войны. Так вот, Экуменизм многие годы пытается соединить и примирить много малых религиозных «истин» в одной большой экуменической «Истине». На первый взгляд похвальная деятельность этого движения все же вызывает справедливый протест большей части православной общественности, имеющий на то веские основания.

Всякое объединение может быть истинным или ложным. Полнота Истины покоится единственно в неповрежденном ересями Православии. Поскольку же экуменическое движение отнюдь не стремится к обретению Христа, единственной общей экуменической «Истиной» у всех участвующих в этом деле конфессий и верований является... отрицание Истины, то есть - ложь! Но ведь ложь - оборотная и тайная сторона злобы, а за злобой всегда стоит и сам ее «хозяин» Вот что говорит о таких Евангелие: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. (Ин. 8, 44).

Некоторую аналогию между религиозным экстремизмом и экуменизмом представляют шовинизм и космополитизм, о которых уже упоминалось ранее. Так вот, космополитизм утверждает себя как средство примирения межнациональных раздоров, вызванных шовинизмом. Но на самом деле космополитизм, как говорилось, сам есть высшая степень шовинизма. До времени и он может казаться благостным. И лишь набравшись сил, показывает свое свиное рыло. Таким же образом устроен и экуменизм. Настоящей причиной его миролюбия является бессилие тайной злобы. Пока она не вошла в силу, блудливо притворяется любовью. Простодушным простакам экуменическая «любовь» кажется настоящей, но так будет не всегда. Настанет момент, и здесь вылезет то же самое рыло.

Экуменическая «истина» примиряет самые непримиримые противоречия различных вероисповеданий, не исключая даже явных проявлений демонизма. Экуменизм утверждает, что объединяет «обломки расколовшейся Истины», рассеянной якобы по свету, не уточняя, впрочем, кто ее рассеял и почему. Одно это уже несет в себе сатанинское богопротивление, поскольку под мнимой утратой миром Истины подразумевается бессилие Творца, создавшего мир, но «потерявшего над ним контроль». Вот теперь и приходится отдуваться бедным экуменистам. Единственное общее, что имеет экуменизм - общность во лжи, а она всегда заключает в себе тайную ненависть к Господу нашему Иисусу Христу.

После пресечения Богом Вавилонского столпотворения по белу свету была рассеяна отнюдь не Истина, как нагло утверждают экуменисты, а злоба. Ее-то так тщательно и собирает мировой экуменизм.

Поскольку же он отрицает всесилие и святость Творца, то тем самым хитро утверждает «божественную святость» главного Его ненавистника - духа злобы.

Нельзя сказать, что экуменизм уже сейчас представляет собою средоточие земного зла, но то, что им создается, не может не вызывать законного неприятия. Ведь экуменизм создает ни больше ни меньше - Всемирную Церковь! Однако, как мы знаем, Она уже существует и Ей почти две тысячи лет. Это Церковь Христова, воплощающая собою Новый Завет человечества с Богом - Завет спасения. Экуменизм же, вопреки Христовой Церкви, нагло собирает свою собственную. Хотя прямо об этом пока не говорится, но она создается, чтобы препятствовать спасению людей.

Новый Завет соединил Небо и Землю. Экуменизм, наоборот, пытается расторгнуть его, составляя «завет» с преисподней. Именно таким образом должна будет создаваться зловещая Всемирная Церковь антихриста!

Экуменизм - это не столько общественное течение, сколько особая духовность, состоящая не столько в веротерпимости, сколько в терпимости к мировому злу. В этом смысле границы экуменизма гораздо шире традиционного понимания религиозности. Его духовность имеет те же корни, что и терпимость к содомии, к убийству во чреве младенцев, разврату, пьянству и растлению. Только такая терпимость совершенно необходима «тайне беззакония» для создания религии антихриста. Ее экуменизмом собирается не «малое стадо» Христово, но «большое стадо» оставивших иго Господне.

Снова возвращаясь к Достоевскому и его «Бесам», можно отметить, что показанное на страницах романа образованное русское общество было буквально пропитано все тем же экуменизмом, проявлявшимся в странной терпимости тогдашнего дворянского общества к революционному экстремизму, который визжащей косой религии-революции скосил впоследствии всех «веротерпимых».

Революционеры, и это было очевидно, хотели уничтожить не только «проклятый царизм», вместе с ним подлежало ликвидации дворянство и интеллигенция. Однако никто не любил бесноватых революционеров, описанных в «Бесах», более чем дворянство и интеллигенция. Можно с уверенностью утверждать, что и современное течение экуменизма имеет все то же основание, что и описанное в «Бесах». А в романе таким основанием был страх. Люди, потерявшие мужество в безверии заранее готовятся к воцарению злобы с тем, что приучить себя сначала терпеть ее, а затем... полюбить!

С такого ужасного страха-любви часто и начинается нелегкая служба беззаконию. Можно поначалу не замечать сатанинского ига. Теряющим веру кажется, что в экуменической веротерпимости обретается свобода, запертая как в клетке заповедями Божиими, но это ощущение свободы ложно. Закон Божий запирает в клетку не свободу, а рвущееся к власти зло. А человек же от страха делает вид, что верит лжи и как бы искренне трудится для спасения.

Но зачем тогда пришел в мир Спаситель? Не его ли прерогативы начинает восхищать себе безбожное человечество? Обычная бытовая гордость, часто не осознаваемая грешниками, в экуменизме постепенно приобретает истинное демоническое начало, давая ее исповедникам неистребимое чувство непокаянности. Постоянство же и энергичность экуменической лжи свидетельствуют о ее неслучайности. Кроме того, она еще разумна и осознанна. Последнее означает, что из-за вывески экуменического движения, в которое входит немало порядочных в житейском смысле людей, торчат бафометовы уши небезызвестной «тайны беззакония», которая и здесь преуспела. Ее неутомимые борцы за правду становятся, пусть и невольными, но соучастниками нечестивой тайны. Ловко устроено!

И все же зло экуменизма следует разделить снова на две неравные части. Первая - большая часть, собирает в своих рядах в основном напуганных злом людей, которые таким нелепым образом ищут невозможного примирения со злом «тайны беззакония». Напрасная затея. Страх, пусть и неосознанный - плохой советчик. Впрочем, таких невольных служителей зла можно все же пожалеть.

Иначе обстоит с другой частью. Это один из отрядов «тайны беззакония», в котором все твердо знают, что ведут людей к вечной погибели. Таким нет пощады на Божьем суде, и они гораздо опаснее прямых убийц-экстремистов!

Конечно, далеко не все люди попадают под растлевающее влияние экуменического процесса, многих начинает тревожить нарастающее экуменическое обезличивание общества. Тогда «тайна беззакония» подкладывает им другую отраву - религиозный экстремизм, который с самого начала создавался для борьбы с мировым злом, но создавался он... тем самым злом, с которым так жаждали бороться неразумные экстремисты. Борцы с одним злом несут миру другое. Подобному соблазну, к сожалению, не могут противиться многие патриоты, и это относится не только к России, возможно даже к ней - меньше всего.

Вот, скажем, исламский мир настолько сходит сейчас с ума от агрессивности своих экстремистов в борьбе с мировым экуменизмом, что сам давно стал не лучше его. Именно экстремизм более всего стремительно захватывает подернутое пеленой лжеверия сознание гибнущего исламского религиозного гиганта.

Экуменизм отличается блудливым «миролюбием». Экстремизм, напротив, очень нетерпим к чужой вере, но в самом главном между ними нет никакой разницы. В геополитической терминологии тот же экуменизм сейчас именуется глобализмом. Термины разные, суть одна - мировая экспансия зла, а потому закономерности возникновения и развития экуменизма и глобализма - одни и те же.

Религиозный экстремизм агрессивно отстаивает свою злобную «истину». Экуменизм терпеливо примиряет взаимную вражду злых. Его «истина» - мирная, но ложная. Один несет явное зло, другой - тайную ложь, причем тайный сатанизм экуменизма пытается соединить все зло мира. Это отчасти ему удается, но ценой почти полного бессилия. Экстремизм более силен и агрессивен, но из-за своей расточительности не вмещает полноты зла.

Иначе говоря, экуменизм кует для антихристовой церкви бессильных жертв будущих кровавых жертвоприношений, а экстремизм создает для нее же злых палачей. Или так: сначала экуменизм открывает душу для зла и приготовляет ему там достойное место, а экстремизм насаждает его безумным страхом. И наконец: экуменизм и экстремизм не могут существовать друг без друга. Если экстремизм собирает борцов с мировым экуменизмом, то экуменизм влечет к себе тех, кого пугают жестокость и хаос экстремизма.

Трудно сказать, насколько это случайно, но главари всех крупных экстремистских течений получили прекрасное европейское образование, которому характерна экуменическая рыхлость сознания и религиозности. Может именно утратив в экуменизме свою самобытность, будущие вожди экстремистских течений попросту заменили ее злобой на весь мир. Получается, что согрешив, они сваливают свою вину на всех, кроме себя. Что ж, удобно!

Кажется два совершенно различных полюса человеческих отношений сходятся в одной и той же точке взаимопонимания - лжи и злобе. Насколько же тонка нить, отделяющая Истину от неправды! Истина не обезличивает людей, не делает их ни агрессивными, ни аморфно безликими. Человеческое единство только в ней становится неложным, наполненным полнокровной жизнью и только посредством Православной Веры.

Веротерпимость Православия давно и хорошо известна. Так, Православная Россия столетиями собирала под крылом Империи множество самых разных народов, оберегая их своей искренней опекой от полного уничтожения, от сатанизма, скрывающегося в шелухе их ложных вероисповеданий.

Мировое беззаконие не может пробиться к власти во многом потому что Российская Империя и ее средоточие, Святая Русь - властной десницей пресекает повсюду зло. Пусть эта апостольская десница многим сейчас не видна, но можно заметить ее следы. Когда Россия и Вера в ее народе слабеет, зло в мире увеличивается. Когда Вера и воля крепнут - злоба уползает восвояси, посеченная невидимым мечом русской Правды.

Пытливые ученые умы всего мира ищут жизнь, новые ее формы и на далеком Марсе, в темных пещерах и морских глубинах с помощью совершенных телескопов, микроскопов и прочих многоразличных приборов. Некоторые исследуют загадочные «летающие тарелки», но не видят То, что пребывает у них пред самыми их глазами вот уже почти две тысячи лет. Миром все больше овладевает духовная слепота, и как здесь опять не вспомнить слепого Вартимея, прозревшего, в то время как другие слепли у него на глазах.

Величественная громада Корабля Церкви таинственно заключает в Себе, как особый вид жизни, как невиданное существо, небесный мир Церкви Торжествующей, земной мир Церкви Воинствующей и души пребывающие в аду в ожидании окончательного решения своей участи, то есть те, кто не успел принести «достойные плоды покаяния», но не до конца ожесточился.

Весь этот огромный мир в наше время ведом самой малой части огромного, но ослепшего от гордости человечества.

Не недостаток знаний, не несовершенство технического и научного инструментария препятствует видению мира Церкви. Причина заключается в оскудении любви - единственного истинного источника жизни человечества.

Только мертвые не могут видеть жизни! Это так же очевидно, как и ужасно. Сколько миллиардов людей сейчас рождаются в мир только для того, чтобы провести всю свою земную жизнь в мирской суете, болезнях, заботах и скорбях! И ради чего? Ведь они не получат от этого ни малейшей пользы в вечной жизни! Врата же ужасной бездны готовы принять всех желающих.

Мир подобен гигантской и безжалостной мясорубке, медленно, с глумливой неторопливостью перемалывающей острыми ножами страстей еще живую и трепещущую плоть человечества. Рассекая ее, она вновь соединяет все в умирающую экуменическую «биомассу». Окровавленная масса пропитывается особыми специями: открытой и неосознанной злобой экстремизма, слезами непрощенных обид, стонами отчаяния всех оставивших единственную защиту - Христа, нестерпимой болью разжженной до предела похоти, бездушием нерадивых родителей, видящих и попускающих гибель своих детей. И над всем этим возвышается страх смерти и вера во всесилие зла.

Окончание безрадостной жизни не несет желанного избавления от страданий, так как временные страдания сменяются вечными муками. Как страшно, что раздирающая душу боль не рождает спасительного покаяния!

Можно предположить и совсем страшное - само стремительное умножение народонаселения на нашей планете свидетельствует о близости кончины мира. Все меньшая часть людей находит спасение в Церкви. Быть может именно для спасения известного Богу числа спасающихся и происходит взрывной рос населения, большая часть которого, увы, является лишь «балластом»!

Спасение по-прежнему близко, но становится все менее желанным для обезумевшего от гордых страстей и погибающего человечества. В мире почти совсем забыта прошлая любовь к Богу, а с нею забывается и сама уходящая жизнь. Не хватит никаких человеческих сил, чтобы вырваться из смертельного водоворота страстей нашего мира. Только глобальные тяжелейшие потрясения еще могут пробудить людей от пагубного сна смерти. Их и попускает Господь!

Время социальных катаклизмов - это время, когда великие народные потрясения стряхивают с наших глаз пелену безбожных или оккультных иллюзий. Для людей открываются «основания вселенной». Тайна Домостроительства Божия сияет над падшим и умирающим миром своей спасительной и животворной чистотой. Вера, Надежда, Любовь снова поселяются во многих отчаявшихся сердцах. Отчаяние изгоняется вон. Его место занимает радость обретения Бога. Нераскаявшиеся же бегут от нестерпимого сияния Правды еще дальше во мрак неведения и ожесточения, где становятся добычей хищных ночных тварей. Осознанное духовное самоослепление всецело овладевает теми, кто погружается в бездну, где царит «плач и скрежет зубовный» (Мф. 13, 42).

По крайней мере три поколения наших предков Бог в праведном гневе лишил православной Веры, создавшей русский народ. После Революции народ, мирно живший упованием Божиим, внезапно почти совсем лишился надежды на спасение. Лишь малое стадо верных сохранил от нечистых рук Господь. Остальные были как бы оставлены, но не совсем, а лишь до времени. Теперь малое стадо снова пополняется многими пришедшими к вере.

Происходящие сейчас в России события еще чем-то напоминают евангельское чудо насыщения Спасителем пятью хлебами пяти тысяч человек (Ин. 6, 1-14), когда множество страждущих душою и телом собралось в пустынном месте в окрестностях Тивериады. Они пришли, следуя неслышному, но властному и полному любви призыву Спасителя. Истомленные оставили семейные очаги и неотложные дела, ища в пустыне исцеления, и нашли его там.

В это же самое время более «благоразумные» их соплеменники, как и сейчас, искали спасения в коммерческих, «патриотических» и прочих делах. Одни неведущие искали Бога и шли к Нему. Другие, тоже неведущие, искали спасение своим умом. Но и собравшиеся вокруг Христа, будучи не в силах вместить Тайну Спасения, не понимали еще до конца, что Спаситель и есть долгожданный Мессия.

Люди уже получили исцеление, утешили сердца, но не уходили домой вот уже несколько дней. Ослепленные прошлой жизнью, они все еще не видели света Солнца Правды, но уже отогревали свои стылые души в Его живительных лучах. Многие собравшиеся не были готовы к столь долгому путешествию, неустроенность походного быта и скудость еды истомили паломников. А ведь их ожидал еще долгий путь домой. И все же люди не могли покинуть Спасителя. Хотя здравый смысл говорил им, что дальше оставаться безрассудно, истомленные скорбями души никак не могли насытиться невидимой Божией любовью.

Так же и Россия. И она покинула суетный мир современной цивилизации. Да и сам Западный мир отвергает Россию, как глубоко чуждую ему. Россия сейчас вновь -то самое «пустынное место в окрестностях Тивериады», где истомленный и ограбленный народ нищает, но не желает уйти от почти незаметного огня любви Божией, не хочет становиться частью погибающей цивилизации, хотя спасение еще неведомо многим нашим измученным соотечественникам.

Господь тогда насытил всех перед дальней дорогой не только духовной пищей, но и обычной, сделав это чудесным образом. Оказалось, что на всех людей было лишь пять хлебов и две рыбы. Они были сохранены неким малым отроком, который пришел ко Христу один. Господь не стал производить пищу совсем из ничего, а умножил ее из уже имеющихся хлебов и рыб, которые взял у того отрока. Причем не купил, а взял, как законно Ему принадлежащее.

Преломляя хлеб и рыбу на глазах у изумленных людей, Господь досыта накормил всех присутствующих. Причем, оставалось довольно еще и излишков которые Апостолы сохранили на будущее: «Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир. Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять его и сделать царем, опять удалился на гору один» (Ин. 6, 11-15).

Люди в тот раз так и не смогли до конца вместить, что перед ними Богочеловек, и приняли Спасителя лишь за одного из великих пророков.

Получив подкрепление физических сил, собравшиеся сразу захотели сделать Христа царем. Так же и сейчас, многие новообращенные тоже немедленно ищут царства и земного могущества Святой Руси. Но Господь тогда отказался исполнить эту просьбу, как и в наше время. Прежде Царства, да и то не сразу земного, должна быть еще и Голгофа - жертвенное служение всему миру! Иначе человеческий эгоизм быстро извратит и святость.

Сейчас, правда, хотелось бы обратить внимание еще на одно обстоятельство: пища, которой Господь накормил людей, была образом и духовного насыщения. Чтобы получить ее, потребовался юный отрок, промыслительно сохранивший до часа свершения чуда свои хлебы и рыбу. Не ведая ясно воли Божьей, но следуя голосу сердца, он исполнил ее. Отрок как бы прообразует «малое стадо» Церкви, которое до времени хранит как хлебы и рыбу - сокровище веры. Для этого, как видно, совсем нет нужды в особом уме и рассудительности. Нужно только чистое сердце. Все остальное восполняет Сам Господь наш Иисус Христос.

Зависть падшего человека понуждает его угрозами или обманом тянуть всех окружающих вслед за собою вниз - в бездну. Радость восставшего в Вере и Любви, напротив, влечет людей к несказанному Свету, к неизреченным Его глаголам. Любящий Бога не может не делиться радостью боговидения с ближними и дальними. Например, в молитвенном поминовении усопших возвращается и понимание прошлого России, и спасение заблудших поколений - будущее России.

Так, осмысление нашими благочестивыми предками сущности Смутного Времени позволило Российской Империи впоследствии еще триста лет пользоваться животворными плодами вразумления Божия. Затем народная духовная память была утрачена из-за новых блудодеяний русских людей с беззаконием, что закономерно привело к трагическому крушению великой Православной Империи. Хотя старая Империя пала, но в результате революционных событий 1917 года и последующей Гражданской войны был получен бесценный опыт, позволивший России создать нового гиганта - Коммунистическую Империю. Плоды этого кровавого вразумления были утрачены за недолгие семьдесят лет - произошло глубокое поражение Православного сознания русского народа.

Русский народ - главный созидатель и костяк всех Российских Империй - и царской, и коммунистической, и нынешней - демократической. Да, духовное умаление не позволило ему надолго вместить опыт социальной катастрофы начала века, но совсем не так было в среде Святой Церкви. Защищенная Богом от любых злых сил, она всегда помнила и понимала все!

Имперское сознание русского человека - не свидетельство «рабской природы» и не надуманное проявление «русского фашизма». Русское миропонимание - естественное выражение соборного апостольского сознания Народа Богоносца, воплощенного в образе царственного Третьего Рима.

Это особый дух, основанный на неистребимом жертвенном характере и любви русского православного служения Отечеству и Церкви. Русская жертвенность традиционно простиралась как на весь христианский, так и на и еще непросвещенный Светом Христовым мир. Ее царственный дух в разные времена мог умаляться или возрастать, но никогда, от самого крещения Руси и по сию пору, не исчезал полностью. Жертвенность - неотъемлемая часть русской природы, отсутствие которой означает лишь то, что человек перестал быть русским. Напротив, именно жертвенность во все времена рождала для России великих иноплеменных сыновей. Вспомним, например, Багратиона, Барклая де Толли и множество иных, нерусских по крови, но русских по духу героев Отечественных войн 1812 и 1941-1945 годов и многих других славных страниц русской истории.

Немало бескорыстных войн вела Россия и за православных. Балканские ее кампании освободили Грецию, Сербию и Болгарию от долгого жестокого османского ига. Да и впоследствии, во времена коммунистические жертвенность не оставляла наш великий единый народ, а это, без сомнения - благодатный дар, который не может быть сотворен самим народом. Жертвенный дух всегда дается как награда от Бога. Значит, и в коммунистический период своей истории Россия не была оставлена Богом. Империя вообще никогда не оставалась безблагодатной. Когда же эгоизм западничества проникал в больные члены тела России и истреблял ее жертвенность, то с нею покидала Советскую Империю и сама жизнь! Но Господь так и не попустил торжества смерти на Руси.

«Перестройка» и рыночные реформы стали для России временем не только национальной катастрофы, но и возрождения, нового разделения и нового собирания России - разделения злобой и собирания Верой. В благодатном единстве Веры и соборной неделимости невидимое Русское Царство восполняется новыми воинами Христовыми. Идет отделение смерти от жизни. Отпадают гнойные струпья греха и страстей, обнажая святость России.

Не все еще пришли к твердой Вере «в окрестностях Тивериады», но это время неумолимо приближается. Быть может, для того чтобы оставшиеся обратились к истине, им нужно сначала увидеть «во всей красе» мерзость зла и лжи беззакония...

Вера Христова - единственное собирающее начало нашего Отечества. Именно она неизменно возрождает у русского народа здоровый имперский дух, основанный на естественном, исходящем от сердца всякого православного христианина желании донести Свет покоя и истины Православия до всех людей - до самого конца Земли. Это и есть проявление христианской любви, которая желает даже ценой своей крови защитить и отогреть слабых, обиженных и угнетенных.

Российский имперский дух - государственное выражение апостольского служения России. Пусть политика не всегда желает следовать этому духу, но он пропитывает естество российского народного и государственного единства. Несвойственно православным преследовать, обижать и угнетать мирных иноверцев, не посягающих на нашу свободу веры. Не насаждали мы свою веру огнем и мечом, что так характерно для еретиков католической, протестантской, мусульманской и языческой имперской традиции.

Православная Империя всегда создается как способ эффективного спасения души и защиты всех покровительствуемых ею народов от соблазнов беззакония. Такая Империя не годится для гордого властвования над миром. За это многие ее не любят, но точно так же не любили иудеи и Царя Христа.

Русская Империя существует не для расширения рынков сбыта, контроля над полезными ископаемыми или стратегическими проливами. Ей чуждо всякое насилие, хотя она всегда твердо защищает своих граждан. Насилие само по себе обращает Правду в Ложь. Если Правда приходит в душу, то только свободно.

Российская Империя приняла под свое крыло множество народов и всех их сохранила, ни единого не погубила - даже из числа тех, кто все время доставлял ей немало скорбей, несправедливости и постоянных хлопот.

Православное Царство - продолжение Церкви за пределами храма. Православная Империя - продолжение Церкви за пределами Царства. Задача их обеих - защита верных и просвещение неверных Светом Христовой Веры.

Чаще всего обычный человек начинает служить злу не по своей великой злобе, а из-за обыкновенной немощи, будучи не в силах противостоять окружающему злу. Люди ищут комфорта, уюта, хорошего медицинского обслуживания или просто хотя бы малой уверенности в жизни. А зло именно это чаще всего и предлагает в качестве залога для сделки о продаже души. Даже Самому Спасителю падший денница дерзнул, как известно, предложить то же самое: «И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами». Господь же ответил: « не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4, 3-4).

Современный эгоистичный человек весьма приземлен и отнюдь не горит желанием быть сыном Божиим. Он обычно самого высокого мнения о себе, но и будучи гордым, он охотно получает от демонов подобные «хлебы». «Все должны мне служить, - эгоистично полагает он, - даже демоны», - какое опасное обольщение души! Уловленный в сети зла не очень интересуется, откуда возникают все эти яства, питие и уют, полагая, что все его богатство возникло исключительно от его великих трудов, как бы из ничего - из камня. И это на самом деле так. Только камень тот - его окаменевшее сердце, которое не хочет видеть, что на самом деле означает лукавое «превращение камня в хлебы». А заключается сие «чудо» в том, что у обездоленного народа нечеловеческими законами «правового государства» отобрали еще один кусок его законного хлеба и отдали тем, кто за неправедное богатство готов отдать некоторую часть своей души.

Сие искушение, к счастью, ломает души не всех. Богатство не всегда превращает людей в послушные демонам существа, и дух наживы многим еще чужд! Соблазненные же духами злобы становятся прямыми соучастники беззакония. Но так не может продолжаться бесконечно. Когда у народа отберут все, нечем будет кормить и коммерческих «чудотворцев», хотя их каменеющие сердца не хотят о том думать - проблем и без того хватает. Ведь любое богатство требует постоянного надзора и суетливой охоты за ним. В суете же трудно устоять от новых искушений, тем более что в начале не требуется даже активного участия - просто чуть прикрыть глаза на несправедливость, на время усыпить совесть, и человек становится пассивной частью системы беззакония, связывая свою свободную волю со злом. Но и этого духам злобы недостаточно, и они толкают человека еще дальше.

Наличие богатства в нищающем государстве как бы свидетельствуют об исключительности «великих комбинаторов». Охота за наживой страстно увлекает своим «творческим» характером. Человек уже не замечает, что безмолвие ограбленного народа - не бессилие, а отрицание того самого сатанинского дара, который он так безрассудно принял.

Коммерческая удачливость способствует росту авантюризма, и тогда повторяется история, подобная второму искушению Христа: «Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4, 5-7).

Господь благоразумно не вверил Себя искушению духа злобы, а современному падшему человеку кажется, что он и без любых ангелов достаточно крепко стоит на ногах, так что он охотно прыгает в пропасть коммерческих и иных авантюр, поверив в свою удачливость, или иначе говоря - в святость... Ослепший не видит, что давно стоит над черной бездной, а точнее - стремительно погружается в нее. Но человек от лихорадочного возбуждения почти перестает понимать, что творит. Сердце его все быстрее и быстрее каменеет от жажды больших денег, даже если их никогда не будет.

А тем временем, если оглянуться вокруг, многие товарищи по бизнесу давно уже лишились всего, порой даже жизни. Для них наступило страшное время платить за сомнительные услуги преисподней. Отчаяние, кровавые бандитские разборки, убийства и самоубийства, помешательство, бега по просторам Родины от обозленных кредиторов или милиции - давно не диковинка в нашем перевернутом с ног на голову мире. Иные избегают и этой участи и вступают в следующую фазу духовного падения или, лучше сказать, смерти.

Вступает в силу третье искушение Спасителя сатаной в пустыне: «Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи.»(Мф. 4, 8-10).

Власть над людьми - новая, еще более сильная, испепеляющая душу страсть. Просто деньги уже не утоляют «духовного» вожделения людей, отведавших «сладости» сатанинских искушений. Это новое состояние качественно отличается от всех предыдущих. Раньше духи злобы могли еще не показывать человеку своего страшного черного лика. Ни копыт, ни рогов не было видно, все делалось незаметно. Но на этот раз нечистая сила выступает явственно!

Теперь «тайна беззакония» уже требует от падшего человека осознанного поклонения себе. Страсти к тому времени совсем парализуют волю человека, но он жаждет власти, даже если для того придется пролить реки крови. Делать нечего, приходится гордому кланяться. Ставки сделаны, рулетка судьбы запущена умелой рукой беззакония. Вот уже останавливается. «Счастливчику» выпадает «зеро» - пустота, мерзость запустения... Душа бывшего человека продана целиком и навечно!

Из-за постоянных компромиссов с совестью, духовно некрепкие эгоистичные и гордые люди все больше вовлекаются в дела беззакония, постепенно становясь неотъемлемой, хотя до времени пассивной частью его мертвой армии. Тайная злоба часто не видна. Аккуратные чистые воротнички, дорогие костюмы, автомобили, культурное поведение в обществе, приветливость, даже некоторое «беззлобие» легко могут обмануть доверчивых людей. Пока не настает время оплаты, эти «свинки» гадаринской породы могут мирно пастись на лужайке.

Души их, измученные невидимыми муками совести, давно умерли и проданы беззаконию. Но время военных действий для таких наступает не сразу - требуется набрать нужный объем человеческой «биомассы». Некоторым она может показаться бесполезным балластом, но это - как бы засадный полк. Наступит момент, и «легион» демонов войдет в их свиные души, и жажда власти тогда соединится с жаждой смерти. Ведомые нечистой силой, они неукротимо устремятся в бездну хаоса, увлекая вслед за собой многих несчастных людей. Пока же все тихо...

Такие люди уже давно по всему миру контролируют многие из тех экономических сфер, которые являются жизненно важными для любого государства. По команде «тайны беззакония» они уже готовы обрушить экономику любой страны, в чем мы имели возможность убедиться на собственной шкуре.

Паразиты, взявшие в свои руки государство, ненасытно прожорливы и быстро проедают народное богатство и достояние. Эти существа без стыда и совести полагают, что все вокруг - их личная собственность, оставляя после себя дымящееся пепелище, проклятия и стоны умирающих от их грабительских реформ. После тотальных разрушений в одной сфере или стране «свинки» переползают к следующей кормушке. Сейчас они вошли в особую моду и силу.

И здесь, как легко можно заметить, не обошлось без идеи экуменизма, правда в достаточно широком толковании, понимая, что образ жизни человека отражает религиозный строй его души, не исключая религиозности атеистической.

Экуменизм - попытка мировой религиозной интеграции. Религия представляет, помимо всего прочего, способ человеческого сознания. Значит, экуменизм - это еще и движение за глобальную власть над разумом человека!

Главной силой современного экуменизма является сообщество людей, которые не перенесли искушений, подобных евангельским у Спасителя в пустыне. Сами став демоноподобными, они уловляют людей для бездны. Одни из них собирают людей по религиозному признаку, другие, по политическому или экономическому, но все направления смыкаются в одних глубинах «тайны беззакония». Наступит момент, когда зловонные «ручьи» сольются в одну «реку», как всегда сливается плотской блуд с духовным.

Падения Ветхого Израиля обыкновенно имели либо экуменический характер, когда служение Богу соединялось со служением идолам, либо блудный, когда народ совращался, чтобы злу было удобнее им править. Примеров тому много. Рассмотрим один - из четвертой Книги Царств, когда после царствования в Иудее Манассии всеобщее растление населения достигло невиданных ранее пределов.

Следующий иудейский царь Иосия, по милости Божией, был чрезвычайно благочестив. Он «вынес Астарту из дома Господня за Иерусалим к потоку Кедрону, и сжег ее у потока Кедрона, и истер ее в прах, и бросил прах ее на кладбище общенародное; и разрушил домы блудилищные, которые были при храме Господнем, где женщины ткали одежды для Астарты» (4 Цар. 23, 6-7).

Статуя сатанинской богини Астарты в храме Божием! Это, можно сказать - суперэкуменизм, похоже его успехи в Ветхом Израиле были просто огромны. Это все равно, что поклоняться Богу и нечистой силе одновременно. Однако многие, как видно, поклонялись и ходили молиться в оскверненный Храм, вряд ли уж совсем не понимая, что в нем творилось.

Поэтому Иосия и развеял прах над народным кладбищем, свидетельствуя не только о вине своих предшественников, но и народа, покорившегося беззаконию. А в доме Божием творились дела просто страшные, там даже были «дома блудилищные» - места обитания скверных жриц скверной богини Астарты. Все это было частью культа поклонения ей, так что Дом Божий был превращен в самый настоящий дом непотребства! Такого явного бесчинства ветхозаветный Храм еще не знавал. Могло ли случиться что-либо еще более отвратительное? Дальнейшая история Ветхого Израиля показала - еще как могло!

На этом примере духовного падения Ветхозаветного народа ясно видно, как «естественно» может соединяться воедино блуд плотской и блуд духовный. Но одним лишь блудом дело не ограничивалось. «Блудилищные дома» были еще и способом получения прибыли, кроме того непотребные женщины занимались и «благородным» делом - ткали «священные одежды» для своей богомерзкой Астарты. Тем самым, скверна блуда не только оправдывалась, но даже возводилась в ранг если и не святости, то уж по крайней мере - добродетели!

Так постепенно, шаг за шагом, святыня может превращаться в место сквернодействий. Причем все часто происходит почти незаметно. Экуменическая терпимость делает свои дела тихо. А когда дело сделано, никто уже не помнит, какова была праведность и святость на самом деле. Пример, конечно, вопиющий. Но в нем человек все-таки способен увидеть мерзость. Сложнее было во времена евангельские. Никогда, наверное, не соблюдалась такая внешняя благопристойность как тогда. Все или почти все было очень хорошо. Только вот... Христа распяли!

На этот раз коварство духов злобы превзошло все их прочие злодеяния. Беззаконие вкралось в Храм по-экуменически обманно. Все оставалось на месте, кроме одного: в доме Божием не осталось места Богу. Уже не иноземная Астарта, а собственные мужи, толкаясь лезли на «Моисеево седалище».

Духовное падение, завершившееся блудом и хуже того, поклонением Астарте, вскоре завершилось политическим падением Израиля и Вавилонским пленением. Даже праведность царя Иосии, разрушившего то страшное наваждение и остановившего смертельное безумие, не в силах была остановить гнев Божий! Слишком глубоко проникла тихая злоба в сердца людей.

Все повторяется. И мы не застрахованы от подобного, хотя наше долгое пленение все еще не кончилось.
#19 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:47
  
2


19. ИЛЛЮЗИЯ СИЛЫ



Едва ли можно объяснить мировые успехи экуменизма одним лишь сладкозвучием пения лукавых обманщиков. Разумнее допустить существование других, более веских причин, важнейшей из которых представляется нарастание страха.

Страх во все времена был главной опорой любой системы зла. Причем, природа падшего человека такова, что даже испепеляющий его душу ужас может казаться ему незаметным. Обыкновенно делается вид, что его как бы нет. Таковы гнилые плоды «совершенствования» людей в самообмане.

Мы не осознаем меру своего бессилия, выясняя его лишь при прямом столкновении с силами зла, когда более невозможно скрываться от ошеломляющей реальности. Это только в кино герои без устали сражаются со всем злом мира. На деле, даже самое малое столкновение с ним вызывает запредельные напряжения.

Как нарочно, повсюду сейчас пропагандируется культ чувственных наслаждений, при которых ради минутной услады нервная система максимально напрягается. Конечно, при спокойной жизни это не приводит к трагическим последствиям, зато малейшие стрессы оборачиваются катастрофой, во время которой обнаженная издерганная психика играет роль разрушителя сознания. Столкновение с реальностью далеко не всегда сокрушает иллюзии. Гордые мечтания относительно собственной персоны как раз чаще всего сохраняются, зато рушится разум!

В последние годы в мире стремительно растет волна самоубийств - десять процентов в год! Сорок процентов допризывников не проходят медкомиссии военкомата по психиатрическим показаниям. Мир сходит с ума! Почему?

Нервные и психические расстройства, захлестнувшие мир - лишь вершина айсберга патологически обостренной чувственности. Не менее опасны и неклинические проявления ненормальности, ставшие «нормой жизни».

Злоба разрушает все, к чему прикасается, в первую очередь - волю и разум! Мало кто может долго ей противиться. Еще меньше людей признается себе в том, что их психика больна злом, проникшим в душу. Ведь внешне все пристойно. Тяжело осознать, что муки, терзающие душу, происходят от гордости и несвободы. Человек обычно не хочет видеть такой правды.

Бремя свободы - бремя ответственности, во все времена было очень тяжелым. Однако сейчас мы этого почти не ощущаем, потому что общество уже давно сложило с себя этот груз. Мы отдали и продолжаем отдавать драгоценную, ничем невосполнимую свободу. Вопрос лишь в том, кому. Если бы мы ее отдавали Христу, она вернулась бы назад приумноженная благодатью, и тогда мы не имели бы опасных иллюзий о своей независимости, которая может быть настоящей только во Христе. Но Спаситель для многих по-прежнему безразличен. Значит, нашу свободу крепко связывают страсти и духи злобы.

Разумный человек может худо-бедно научиться избегать больших неприятностей в житейских столкновениях со злом, правильно оценивая ситуацию и запас собственных сил. Другое дело - «Большое Зло». Тут здравый смысл, к сожалению, чаще всего служить отказывается. Люди с отчаянной решимостью бросаются в водоворот событий, не отдавая себе отчета в последствиях.

Простейший пример - все та же «перестройка», начавшаяся так азартно, задиристо, агрессивно, даже весело. Силы, однако, вскоре покинули веселящихся людей. Тут-то и выползло из щелей зло, быстро связав ошеломленную общественность. Несмотря на это, иллюзии о своих возможностях все еще распространены чрезвычайно широко и кроются в нашей неистребимой самоуверенности и совершенной некритичности. Мы мним о себе много более, чем мы есть на самом деле.

Мечтательные видения часто так сладостны и желанны, что не отвергаются даже на краю пропасти, а Россия несомненно подошла к тому пределу, где иллюзия силы идет рука об руку с культом силы. Они неотразимы и притягательны для современного человека. Посредством такого самообмана создается воображаемый мир, в центре которого каждый видит самого себя.

Когда же происходит настоящее столкновение со злом, человек оказывается раздавленным неожиданно возникающей мощью беззакония.

Быть может, не самый удачный пример, но всем нам памятна попытка государственного переворота, совершенная ГКЧП в 1991 году. Символично, что начало тех событий совпало с празднованием Церковью Преображения Господня. ГКЧП к сожалению так и не привел к светоносному преображению России, как хотел. События тех дней предварялись многими тяжелыми для Советского Союза социально-политическими и экономическими процессами. Неумелое правление властей сложилось с тайными планами разрушителей, и могущественнейшая держава в короткий срок была поставлена на грань катастрофы.

Нашлись однако люди, попытавшиеся предотвратить уничтожение государства, пожелавшие пресечь многолетние усилия врага по разложению советского общества. Так начались трехдневные события, вошедшие в историю под именем «августовских». Произошло отстранение от власти безвольного, рыхлого или, что скорее всего, лукавого президента Горбачева и объяснение народу, почему это было сделано.

Многие и сейчас отчетливо помнят то трагическое для России время. У людей, возглавивших неудавшийся переворот, нервно тряслись руки, срывался голос. Они сразу выступили по телевидению, но уже тогда сами находились на грани нервного срыва. У большинства людей такая нервозность сочувствия не вызвала. С пренебрежением думалось, что это у путчистов от трусости. Мы, мол, в подобной ситуации так бы себя не вели. Показали бы себя смелыми борцами за справедливость с железной волей. Льстивая змея самообмана уже тогда глубоко вползла в наши души.

Те, от кого ничего не зависело, были весьма храбры, агрессивны и очень мужественны. Те же, кому надлежало хоть что-то предпринять, напротив, были парализованы. Те и другие одинаково оправдывали свое бездействие.

Многомиллионная советская армия с ее гигантским генералитетом, всемогущая десница КГБ, разветвленные и сплоченные партийные структуры - все как завороженные следили за течением этой трагедии, ставшей прелюдией распада СССР. Немало людей, в том числе и облеченных властью, всем сердцем сочувствовали путчистам, но выйти на решительный бой не решился никто! Можно было лишиться всего: погонов, уютной жизни, будущей персональной пенсии, прослыть дураком, да и просто попасть за решетку. Лишились, однако, все равно.

Возможность разрушить наваждение была упущена - беззаконие взяло бразды правления великой державой. Происшедшее вскоре было забыто ввиду перемен в обществе вплоть до бойни октября 1993 года. Но вот уже и кровопролитие у Белого дома тоже почти что стерлось из памяти, хотя общество искренне порадовалось тогда поражению «проклятых коммунистов».

Все главари, участвовавшие в подавления народного сопротивления, были бывшими коммунистами-предателями. Среди же защитников Белого Дома коммунистов, по-видимому, было не большинство. Там собрались обыкновенные советские люди, ищущие правду и любящие Родину.

Защитники «Белого Дома» не защищали злосчастный парламент, выступая против первого президента России. Они сражались за Правду... с обеими враждующими сторонами! В свою очередь, и президент, и парламент равно боялись патриотов-защитников. Поэтому каждый из них их предал!

События августовского путча 1991 года произошли раньше, да и понять в них многое проще. Во-первых, участники переворота, в отличие от многих парламентариев, были честными и порядочными людьми, как бы их потом ни поливали грязью «свободные от совести» средства массовой информации. Ведь они не преследовали никаких корыстных целей, желая своему Отечеству лишь добра и благоденствия. На свою беду, путчисты не смогли правильно оценить ни ужасающе расслабленное безволие, царившее в обществе, ни меру власти тайных и явных разрушителей государства. Главное - они не осознали свою беспомощность.

Можно не согласиться с тем, что задумал ГКЧП и как это исполнял. Однако это не дает нам, занявшим в то решительное время позицию сторонних наблюдателей, права осуждать руководителей переворота за досадную неудачу. Они попытались спасти страну от смертельной опасности так, как это понимали, и теми средствами, которыми, как они думали, располагали. Сейчас, когда в нашем эгоистичном безжалостном мире каждый старается только за себя, подобная самоотверженность уже должна вызывать огромное уважение. Мы можем долго рассуждать о свободе, о том как ее правильно завоевать и удерживать, но пошевелить для этого хотя бы пальцем уже не в состоянии, а вот участники переворота смогли пересилить свой страх, пусть и не совсем.

Во-вторых, это не были выскочки, не знающие тяжести бремени настоящей власти. Напротив, они были облечены ею не один год, ясно осознавая, как тяжел груз ответственности. Они умели и руководить, и отвечать за свои поступки.

В-третьих, среди лидеров были люди закаленные, прошедшие школу не одной войны. Боевые ордена «путчисты» получали не за «тыловые победы». И все же сразу после начала тех злосчастных событий к ним пришла растерянность. Ведь и члены ГКЧП были частью государственной системы, которая порою бывала несправедлива и жестока, но надежно защищала народ. В прошлом путчисты знали, что за ними - Родина и правда. Теперь же они остались одни.

В одиночку вышел ГКЧП на бой с мировым злом и сразу проиграл все сражение - не удалось вынести невероятного напряжения нервных и душевных сил, обрушившегося на участников. Армия и народ не пошли вслед за ними.

Когда человек выступает против существующей системы власти, этим он обретает одновременно свободу от обязанностей перед действующей государственной машиной. Тогда на него внезапно обрушивается настолько тяжелое бремя свободы и ответственности, что многие его не выдерживают. Так получилось и здесь. Тщетно искал поддержки ГКЧП у населения. Люди тягостно молчали, ожидая, чем все кончится. Беззаконие сразу почувствовало бессилие новых вождей и объявило собственную «свободу» - демоническую. Порхающе легкокрылая и пьяняще сладостная, она в считанные часы превратила стольный град Москву в место проведения ведьмина шабаша. Немало доверчивых людей занесла туда нелегкая!

Победа той или иной противоборствующей стороны висела на волоске. С одной стороны - правда патриотов, в которую многие уже не верили. С другой - власть беззакония, которая могла рухнуть от единого законного окрика. Но его-то и не последовало. Зато были истеричные вопли, решившие исход невидимого сражения. «Сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» (Лк. 16, 8).

В таких ситуациях требуется необыкновенное самообладание, твердость и последовательность. Возглавившие переворот не должны были останавливаться на полпути. Пусть они не получили на первых порах искомой народной поддержки. Но если человек взялся бороться за правду, то его не должно смущать, что не все люди пока еще прозрели и в состоянии понять происходящее.

У Христа вначале было лишь двенадцать учеников, да и те в конце концов оставили Его в одиночестве перед судом и Голгофой. Но это не сломило воли Спасителя. Более того, Господь никого не осудил за кажущуюся неверность. Есть черта, за которой даже самый мужественный человек не в силах бороться со своим страхом. Перейти ее было уделом лишь одного Богочеловека. Вслед за Ним, каждый в свое время, славные ученики-Апостолы тоже перешли ту страшную черту. Они победили прежний ужас разверстой бездны, обретя бесстрашие в Христовой любви. С ними шел Сам Христос!

Измученный Спаситель стоял Один против ревущей от ненависти и трепещущей от ужаса обезумевшей толпы, с утробным воем требующей от Христа расплаты за свои же злобу и страх - самой страшной казни. Но именно в этом одиночестве и была бесповоротно побеждена вся злоба мира.

Столкновение со злом чаще всего - не обычное военное противоборство. Главная сила беззакония стоит за спиной коварных людей. Это духи злобы. Если вступивший в бой со злом не имеет в своем сердце правды Божией, он не сможет перед ними устоять. Одно дело - воевать с людьми, совсем другое - сражаться с демонами. Если ратоборец подвизается незаконно, самочинно, без Божьего благословения, ему никогда не одержать победы.

Зло может сперва не показать своей истиной силы, втягивая человека в непосильную для него авантюру. По неопытности он слишком далеко заходит туда, куда заманивает его зло, и тогда оно внезапно обрушивается на доверчиво попавших в коварную ловушку, без жалости ломая неискушенные в духовной брани души.

Пример неудавшегося переворота должен показать нам, как неведение истинных сил зла может привести к самым трагическим последствиям. Начиная всякое праведное дело, нужно всегда осознавать меру своих, часто совсем немощных, сил и возможностей. Бремя свободы может стать непосильной ношей. Говоря о том Евангельскими словами: «Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?» (Лк. 14, 31).

История Церкви дает нам множество поучительных примеров. Герои-мученики не тяготились ни свободой, ни полным своим одиночеством, ни глумлением врага, ни самыми лютыми страданиями, смиренно побеждая врагов Христовых. Как часто страстотерпцы даже обращали многих из них к Истине именно своей готовностью переносить любые страдания за Христа.

Одинокие по человеческим меркам мученики были вместе с Христом. А «одиночество» с Ним - это мир, полный вечной жизни и любви, затмевающий все земное, даже саму жизнь. Дивный удел у избранных Господом на мученичество! Совершенное бесстрашие мученики обретают в любви к Богу. Но этому чувству сперва предшествует страх Божий. Такой страх - не парализующее чувство ужаса, а начаток истинной любви, ведущий к неустрашимости.

«Тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога. Трудно переступить этот Рубикон и всецело предаться воле Божией. Когда это совершится, тогда человек избыточествует утешением, не чувствует самых тяжких страданий», - пишет Российский новомученик, митрополит Петроградский Вениамин.

Над достигшим бесстрашия во Христе, никакой страх уже не имеет власти. Он жаждет лишь одного - скорейшей встречи с Богом! Здесь нет отчаяния из-за приближающейся смерти или безумного желания свести счеты с жизнью. Сомнения и тревоги остаются в прошлом, Вечность неудержимо влечет подвижника из суетного мира. Смерть становится лишь избавлением от бренной плоти, препятствующей вожделенной встрече с Христом.

«Я радостен и покоен», - продолжает митрополит Вениамин, ожидающий своей неминуемой казни. Какое дивное состояние духа, бывшее не в диковинку нашим предкам во времена испытаний. Сильно мы умалились по сравнению с ними!

Поучителен для нас и еще один пример событий из истории ветхозаветной Церкви. События эти относятся к временам Пророка Моисея. Израиль, странствуя по пустыне после своего исхода из Египта, остановился на короткий отдых в Ситтиме. Враги Божии испугались его мужества, будучи не в силах победить Израиль в честном бою - Господь во всем охранял Свой избранный народ. Тогда «тайна беззакония» решила погубить Израиль обманным путем. Враги задумали по наущению некоего Валаама лишить народ Божией силы путем духовного разложения - особенно вождей, совсем как сейчас растлевают Россию. Враги быстро приучили израильтян к блудной жизни, подсылая им для разврата даже своих собственных дочерей - нечестивых царевен. Все это делалось только для того, чтобы Израиль отверг, наконец, святость и служение Всевышнему - и остался без духовных, а значит, и физических сил. После отступления благодати Божией от народа, его можно было бы уничтожить без труда.

И вот, богоизбранный народ послушался лукавого и ударился «во вся тяжкая». Гнев Господень не замедлил поразить стан Израилев, причем настолько стремительно, что люди повсюду внезапно падали и умирали на глазах у всего общества, как во время страшной эпидемии. Однако спасительного вразумления все не было...

Немногие сохранившие верность скорбно собрались пред скинией Завета, не в силах остановить безумие разврата и торжество смерти. Они молили Бога о пощаде, не замедлившей явиться в лице отважного Финееса. А тем временем дело дошло уже до откровенного бесстыдства: «Некто из сынов Израилевых пришел и привел... Мадианитянку, в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания. Финеес, ...увидев это, встал из среды общества и взял в руку свою копье, и вошел вслед за Израильтянином в спальню и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее: и прекратилось поражение сынов Израилевых. Умерших же от поражения было двадцать четыре тысячи» (Чис. 25, 6-9).

Вот так, вокруг умирали, корчась в агонии, тысячи людей, а похотливые вожди с безразличием вели в свои шатры, прямо напротив Скинии Завета - переносного Храма Израилева, непотребных девок царского рода для блуда! Когда одни молились, умоляя Господа остановить свой гнев и поражение народа, другие совершенно обезумели, подобно Зимри - тому самому вождю одного из колен Израиля, приведшему царевну-распутницу. Нечестивые вожди народа исступленно бесчинствовали, а народ сковал панический ужас. Люди ясно видели, как на их глазах гибнут их дети и близкие, но ничего не могли с собой поделать.

Никто не решался остановить безумных, испугавшись невидимого зла больше собственной смерти. Негодный ужас превзошел благодатный страх!

И только Финеес, исполненный праведным гневом и ревностью к Вере, смог преодолеть его. Неистребимый и праведный страх Божий этого великого героя победил беззаконный страх перед людьми и обретшими над ними власть мерзкими демонами.

Господь за мужество одного (!) праведника-героя дал избавление всему впадшему в тяжкий грех народу. Наваждение внезапно, в один миг вдруг спало с глаз обезумевших людей, как темная тяжелая пелена.

Как только ужас пред силами зла прошел, наваждение блуда немедленно прекратилось. Остервенело блудившие безумцы очнулись. Еще раньше остановилась смерть Израилева, уничтожавшая его быстрее, чем стая ненасытной саранчи зеленое поле.

Это не просто пример из библейской истории, а прямое назидание из прошлого новозаветному народу Божию. И он, подобно своему Ветхому предшественнику, сейчас находится в столь же плачевном состоянии. Народная воля не в силах противостоять интервенции «тайны беззакония». Снова и снова, совсем как тогда, духовно и плотски блудят лукавые вожди России с инородцами и иноверцами, невзирая на нарастающую угрозу истребления вверенного им Богом народа. Для них он давно - только кормушка.

Эти нелюди убили Советскую Империю лишь для того, чтобы показать свою злобную силу и урвать свой малый кусок от поверженного гиганта. Но разрушенная ими Империя - не злобный Голиаф, а убийцы - не благословенные и бесстрашные Давиды, а безнравственные злобные карлики с бубенцами вместо короны. За содеянное им придется отвечать уже не пред людьми. Простодушные русские люди могут все простить. Разрушителей России ожидает суровый Суд Божий!

На глазах тает от болезней, нищеты, греха великий народ. Но он все еще живой! Как и прежде, Святая Русь смиренно несет свет падшему миру, являясь его последней надеждой от грядущей апокалиптической погибели. Только гордость еще не дает миру признать очевидность этого несомненного факта. Прозрение все равно наступит, но оно может прийти слишком поздно. К тому времени мировая закулиса постарается сломить последнюю волю народов земли к свободе.

Россия же непременно восстанет. Мы не знаем, каким будет это возрождение: зримым или прикровенным, во всей имперской красе или только духовным. То ведает Господь. Кому надлежит погибнуть - погибнет, кому спастись - спасется. Как бы ни злобствовали отпавшие от Христа племена, но и им предстоит убедиться в своей роковой ошибке. Бог всегда сильнее зла!

Надобно только, подобно праведному Финеесу, стяжать в душе страх Божий. Необходимо отважно и без сожаления убить злобу в своем собственном сердце, и тогда плененный народ вновь сможет обрести долгожданную свободу.

Мера наказания преступников по любому закону определяется мерой задуманного и причиненного зла. Губители России пришли, чтобы окончательно убить Третий Рим - Россию. А значит, и сами они будут именно убиты!

Нынешнюю победу беззакония блудливые вожди добыли путем гнусного обмана, и наказание еще обрушится на их собственную «содомскую и гоморрскую» голову. Так всегда бывает с теми, кто нагло посягнул на Божие достояние. А именно таковыми и являются русский народ и сама Россия. Коварством была разрушена великая держава, но Божиим «коварством» внезапно будут повержены и сами разрушители. Убийцы России убьют не ее, а справедливо будут убиты тем самым оружием, которое уготовано было ими для нашего Отечества!

Благодатный страх Божий сделал Финееса бесстрашным. Иначе действует страх «не по Бозе». Будучи по природе разрушительным, он может стать не только сильным возбуждающим средством, но даже причиной крепкого общественного единства. Однако поскольку оно неправедно, то и держится обычно недолго. Пусть собравшиеся радостно возбуждены, но их «радость» всегда скрывает за собой нестерпимый ужас. Вспомним «Маленькие трагедии» Пушкина, а именно - «Пир во время чумы», где мнимая радость застольного веселья скрывает смертельную боязнь смерти участников этого абсурдного сборища и эгоизм их безразличия к чужой судьбе. Кругом в мучительном одиночестве умирают от чумы несчастные люди, однако им не услышать слов сострадания от пирующих. Не услышат утешений и сами они на своем бесконечно долгом пути на дно черной бездны непокаянной смерти, и это будет справедливо. Подобный пир обезумевших эгоистов - не плод фантазии гениального поэта, но уже реальность нашего времени - времени человека, замкнувшегося в самом себе.

Бессильные перед страхом люди могут объединяться. Они покоряются наиболее сильному среди себе подобных, которому отдают свою свободу, чтобы он вел всех к спасению. Но он - не Спаситель! Чаще всего - просто злее и агрессивнее остальных. Страх пред ним на время заглушает прочие страхи.

Последнее кажется совершенно неразумным. Зачем так нелепо обманывать себя? Ведь, отдавая свободу, отдаешь и часть души! Хотя она отдается и не прямо самим демонам, а только вожаку-посреднику, но ведь это не меняет сути дела. Вот, скажем, тоталитарные объединения - наглядный и далеко не единственный пример огромной мощи структур, создаваемых на страхе: сект, бандитских и мафиозных формирований, большинства «освободительных движений», племенных тейпов, националистических, фашистских и религиозно-экстремистских организаций, в которых поразительная мощь «нерушимого единства» всегда прямо пропорциональна его саморазрушительной силе.

Феномен массового образования подобных сборищ в наши времена является одновременно и свидетельством нарастающей в мире атмосферы тревоги. Люди интуитивно собираются вместе, чтобы было не так тягостно и одиноко в этом недружелюбном мире, хотя от такого собрания им всегда становится только хуже.

Кажется, все просто. Приди ко Христу, ведь Он не просто так обещал: «Аз упокою вы». Но для этого надо преступить через свою гордость, признать, что вся наша жизнь представляет собой непрерывную ложь, злобу, обиду и самообман. Мы пред Богом и людьми - вечные и несостоятельные должники. Нам нечем заплатить свои долги. Такое признание трудно сделать, и мы, увы, предпочитаем мучиться. Наблюдаем с ужасом, подобно Ветхому Израилю, за быстрым продвижением своей очереди в череде вечной погибели, посекаемого Богом зла и перерождения великого народа.

Самым мощным образованием, основанном на страхе, станет царство антихриста, которое с энтузиазмом и без устали строят беззаконные уже две тысячи лет. Простоит оно, согласно Писанию и пророчествам лишь семь недолгих лет, однако за это короткое время приведет к полному духовному, физическому истощению и распаду человечества.

Человечество в те времена уподобится мертвому и смрадному телу, распадающемуся на отдельные атомы - индивидуумы, не связанные ни любовью, ни привязанностью, ни общими интересами - как социум оно вообще исчезнет.

Лютый ужас, смешанный с неоправданной гордостью и завистью, будет скреплять до срока ненавидящую друг друга массу людей. Только всепоглощающая неприязнь ко Христу, превосходящая ненависть друг ко другу, не даст сразу распасться этому уродливому и нелепому злоединству.

Безбожное человечество в последний раз превратится в звериную стаю и восстанет на Бога, а возглавит его самый лютейший зверь - антихрист.

Уже происходящие процессы подобного рода стали одной из главных причин крушения многих великих держав в двадцатом веке. В начале века были огромные империи, объединившие множество народов. Пусть их отношения не всегда были братскими, но чаще всего не были они и рабскими. А это ведь очень важно! Люди в те времена еще не так страстно стремились властвовать над миром, как сейчас. Это чувство присутствовало, конечно, и тогда, но еще не принимало нынешних совсем уже патологических форм. Да, империи часто и долго враждовали между собой, но люди в них обыкновенно жили относительно безмятежно.

Двадцатое столетие все переменило. Началась эпоха войн, кровь лилась почти непрерывно все столетие. Результатом этого стал распад прошлого, сравнительно спокойного и умеренного порядка, который сменился гораздо более жестоким и бездушным. Незаметно создаются основания новых империй, обещающих быть гораздо злее предыдущих. Может сами они пока и не думают о встрече своего вождя из преисподней, но их создатели преследуют именно эту цель!
#20 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:50
  
2


20. СОСТОЯНИЕ ДУШИ



Важнейшим из признаков приближения Последних Времен является нашествие антихристов, правда, большинство из них себя таковыми не считает. Просто они хотят спасать погибающее человечество, которому «не обойтись без их помощи». Жажда славы «спасителя» очень велика. Эти вредоносные существа ни в какую не желают быть обыкновенными людьми - непременно особенными!

«Спасители» - почти совсем как обычные люди, только очень опасны, как говорит Апостол, именуя их антихристами, предтечами главного антихриста-зверя: «И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём,..., что последнее время. Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1 Ин. 2, 18-19).

Сейчас на Русь пришло нашествие как раз таких «спасителей-антихристов», твердо вознамерившихся затмить своей «любовью» Самого Христа. Но любовь Христова дает свободу, а «пришельцы» своей лживой любовью навязывают всем только рабство. Антихристы лгут, что любят кого-либо, кроме самих себя. Их искусно разжженная демонами и извращенная блудная похоть представляется «всемирной любовью». Это и само по себе отвратительно, но одним этим не ограничивается. За маской любви скрывается еще и жажда абсолютной власти над миром.

Именно «любовь» кажется лжецам самым верным способом достижения своей заветной цели. Ясно, что оккультные «мессии» - антихристы, являются лишь авангардом беззакония, начинающего свое новое вторжение на Землю. К ним не следует относить одних только экстрасенсов, оккультных «целителей», колдунов, адептов белой магии и прочих им подобных. Совсем не меньшим влиянием в скверном обществе антихристов обладают многочисленные «борцы за свободу», а именно - «вожди», в том числе и именующие себя православными.

Все они - подставные лица, часто не ведающие до конца, что просто-напросто играют роль приманки для доверчивых людей, завлекая их в паутину, сплетенную «тайной беззакония». Духи злобы велели им приготовить человечество к последнему акту трагедии - пришествию главного антихриста и вечной смерти, а они по-рабски покорно исполняют эту роль

Безумие уже и на Руси! Как будто к русскому народу обращается Апостол: «О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?... Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью? Столь многое потерпели вы неужели без пользы? О, если бы только без пользы!» (Гал. 3, 1-4).

Разве не у нас перед глазами так же «предначертан был Иисус Христос, как бы у нас распятый» во время страшных кровавых мятежей, бунтов и революций! Никакой пользы не получает человек, уходящий от спасительной Веры. Более того, он легко попадает в лапы тех, кто, сам погибая, охотно влечет общество к погибели.

Мир безумия собирает все больше людей, доверчивость которых постепенно сменяется осознанной покорностью беззаконию. Как мухи, попавшие в липкую паутину, дергается в конвульсиях на дискотеках молодежь. Другие, считающие себя поумнее, мечутся в грязной коммерции, алчные мысли беснуются у них в голове даже во сне. Третьи, брошенные государством, составили свои бандитские кланы, повязанные вместе человеческой кровью. Все они по-своему честно стремятся к «свободе». Но не ведая, в чем ее суть, постепенно звереют и насыщаются злобой.
Растет армия экстрасенсов, «добрых», даже «православных» колдунов, целителей, вдумчивых исследователей НЛО, занимающихся оккультными и мистическими опытами над самими собой и окружающими людьми. И самое страшное в этих беззаконных экспериментах - даже не медицинский и духовный вред. Важнее всего то, что все эти антихристы приносят в мир совершенно особое состояние духа, которое без жалости ломает сложившиеся стереотипы атеизма, заменяя его шизофреническим оккультно-мистическим пониманием мира.

Хрупкое сознание нынешнего поколения людей давно перестало выдерживать массированное демоническое вторжение. Эффективные ранее защитные реакции человека ныне стали бессильны против возрастающей мощи зла.

Кардинально меняется мистический строй общества, незаметно ориентируемого на полное искоренение духа христианства. Пока еще прямого попрания Христа нет. Но в этом даже нет нужды, если нарушаются Заповеди Божии. Нет отрицания Бога, но пропаганда блуда оказывается выше заповеди «не прелюбодействуй». Заповедь «не убий» вообще все трактуют вольно: не убивать должно лишь самого себя, да и эту «заповедь» можно при большом желании тоже нарушить.

Ведется тщательно продуманная война с Христом, имеющая самые разнообразные проявления. Например, человек по дороге на работу читает газету. Каждый день ради любопытства он проглядывает сегодняшний гороскоп и может поделиться впечатлениями со своими сослуживцами. Можно даже посмеяться над всем этим. Только после подобного чтива скорее всего уже не захочется открывать Евангелие, требующее напряженного молитвенного труда. Если же такой человек ненадолго и открывает Священное Писание, то восприятие вечных Евангельских глаголов подстраивается у него под привычные убогие шаблоны.

И православные, и католики, и протестанты читают один и тот же Новый Завет, но понимают его по-разному. Истинно - только православные! Иудеи читают Тору, мусульмане - Коран, наши доморощенные язычники - Велесову Книгу. В каждой из них есть некоторая часть правды, хотя и среди массы лжи. Но, повторимся, никто, кроме истинно православных, не видит в своих источниках религиозного вдохновения настоящей правды.

Причина проста. Ни у кого из них нет настоящей живой Церкви - единственного источника благодати Святого Духа, раскрывающего истины Священного Писания православному христианину, да и то, только тому, кто живет Церковью, а не «имеет Бога в своем сердце», не нуждаясь в Храме.

Неоязычники, например, гордятся древностью своих книг, да забывают, что все они были сожжены некогда Церковью, как еретические. Откуда же взялись сожженные манускрипты? Их сохранили колдуны. Мало того, что они теперь раздают невежам вместо правды подпорченный продукт, но еще и передают «любителям древней Руси» свой скверный злобный дух.

Это несомненно, потому что сам дух у читающих разный. Истинным он может быть только лишь у того, кто не потерял Истину в лукавстве ересей и самоуверенности! Примеры того, каковы могут быть результаты подобного чтения для несмиренных, можно видеть как в самом Евангелии, так и среди прочих свидетельств того времени.

Все говорит о чрезвычайной начитанности и образованности фарисеев и книжников, многие из которых знали Священное Писание, без преувеличения, наизусть! Они читали в священных книгах о том, что Господь воплотится во чреве Девы, родится в Вифлееме, что Он - Богочеловек. Знали и о том, что Спаситель будет предан всего за тридцать серебряников и злодейски убит. Ведали они и многое другое. Но знания эти, как мы знаем, не пошли большинству из них на пользу.

Фарисеи были умны, но злы! В глаголах Божиих они не искали вечную Истину. Пред ними раскрывалась тайна обетованного спасения, но несчастные различали лишь грозное повеление, начертанное богоубийцам.

«Ревнители веры» искали волю Божию о себе и, о ужас, нашли-таки ее! Считая себя особыми, они полагали, что воля Божия для них тоже должна быть особенной. Удивительно, только в этом сии умники и не ошиблись!

Спасителю надлежало быть принесенным в жертву во искупление людей - такова Его воля! Жертва необыкновенная, какой не было и не будет! Жрецы - палачи живой Истины, тоже конечно должны быть людьми исключительными. Казнь Христа для них не должна быть случайной ошибкой, но ясно осознанным жертвоприношением сатане. Свершить ее им надлежало, твердо понимая, Кого они казнят! Именно фарисеи, книжники, архиереи и «старцы», знавшие о Жертве более других, взяли на себя роль жрецов. О своем страшном предназначении они прочитали в Писании!

Разумеется, тогдашние ревнители веры не могли даже предположить, что внимают самым роковым для себя и народа глаголам гнева Божия. Гордость искала не наказания, а участи более славной, и так некстати нашла «славу» богоубийц - увы, самый близкий к Богу часто падает гораздо ниже других. Так, Денница, главный из ангелов, стал по гордости сатаной. Каин убил Авеля. Иосифа продали в рабство родные братья. Приговорили Спасителя к смерти многомудрые фарисеи и книжники, предал Его один из двенадцати главных Апостолов, казни потребовал усыновленный Богом народ, распяли - архиереи!

Особый Завет с Богом и обетование будущего спасения заключались для иудеев в обрезании крайней плоти. Завет, таким образом, заключался с пролитием крови. Убийство Спасителя тоже происходило не без Крови. Но Кровь беззаконно убиенного Богочеловека расторгла Завет Бога с богоубийцами. Безумцы напрасно предали Христа. Их собственными руками совершено самоубийство!

С тех давних пор в духовном мире ничего не изменилось. Ищущие особых способностей или путей спасения действительно находят их, подобно злосчастным фарисеям и книжникам. Дары безумия и дорога к вечной смерти - неизменны! «Особые люди» берут свои страшные дары и «особо» следуют к погибели. Их безумие - не обычная психическая болезнь, которая может долго не проявляться, но безумие злобы. Преисполнившись таким духом, человек отправляется в путь. Его дорога ведет не к Богу, Которому ложный избранник противится, а в подземелье князя мира сего. Там никого не ожидает вечное блаженство. Страшен, но вначале даже сладок путь от неосознанной злобной «любви», до явной ненависти к Спасителю.

Ощутив ужас своего положения, безумцы, однако, редко обращаются к спасительному покаянию, но подобно «мудрым» фарисеям, хотят свалить всю свою вину на... Самого Христа. Мера Его «преступления» эгоистам кажется безмерной и искуплена может быть лишь кровью и позором!

Внешне все это может выглядеть самым невинным образом. Неизменным остается главное - ненависть к Спасителю и Его мистическому Телу, Церкви Христовой. Например, придя в храм, человек не считает нужным отстоять службу. Достаточно, мол, просто поставить свечку, Богу и того довольно! Или иначе: после прихода в храм начинается выполнение сложного ритуала постановки свечи, ее зажигания, и тому подобное. Каждое проявление такой нелюбви к Богу в отдельности и все вместе темной пеленой закрывают спасение от человека.

Происходит то, от чего Господь предостерегал самодовольных фарисеев: «Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие» (Мф. 23, 24). Это не было бы так страшно, если бы в качестве «верблюда» не проглатывалась бы и собственная погибель. Как показано, она может принимать самые причудливые формы. И теплохладность в вере, и ревность не по уму равно опасны. Так постепенно и легкомысленно мы растрачиваем бесценное сокровище - христианское мировосприятие, духовное наследство наших благочестивых предков.

Кардинальное изменение духовной атмосферы во всем мире - явление не случайное или эволюционное, оно насаждается намеренно. Идет переориентация Войны против человечества на качественно новый, неведомый уровень. И здесь современный духовно опустошенный человек совершенно беспомощен.

Со злом невозможно заключить договор о ненападении или временный союз. У него нет никаких законов или нравственных критериев. Что не запрещено, то разрешено. Все, за что удается в сию секунду избежать Божьего наказания - можно. Зло не может не убивать и убивает при первой возможности. Для демонов нестерпимо видеть, как ненавистные им людишки все еще продолжают радоваться жизни и Божьему миру. Так что, если человек и может уклониться от борьбы, то зло от нее не откажется до самого своего пресечения.

Наши благочестивые предки молитвенными и воинскими подвигами, верой и милосердием стяжали пред Христом Богом для земли русской великую честь и нелегкий долг - быть Домом Его Пречистой Матери. Русь издревле почиталась в христианском мире, как последняя имперская цитадель на пути мирового зла.

Русский человек сейчас никак не может понять, за что же на него такие напасти, которые переживает он и его дорогое Отечество. Услужливые умники все разъясняют. Это-де, мол, по твоей исконной дикости, крайнему бескультурью, природной недоразвитости, по сравнению с действительно умным цивилизованным народом. Главное же - по твоей неискоренимой злобе и склонности ко всякому ничтожеству, особенно же - к низменному «тоталитарному рабству».

Мир ненавидит Россию за царский дух, который нынешние претенденты на роль миротворцев подрастеряли за столетия гордой ереси, самолюбования и эгоизма. Россия же, при всех своих падениях, никогда не оставляла Христа. Вот им и обидно, что грязная немытая Россия - царица, а они, такие чистенькие, культурные и богатые не могут постичь тайны Русского Царства. Тем не менее, даже эти вздорные слуги невольно исполняют его царскую волю!

Поскольку царское служение Руси прежде всего - апостольское, то человек или народ, чуждый ее царству, становится враждебен Вере. Он перестает быть русским, и это важная особенность нынешнего этапа Войны за мир. Как и многие столетия подряд, Русь все еще на острие борьбы со злом. Измученная, ограбленная, обманутая, она по-прежнему - самая страшная сила для мировой «тайны беззакония». В величии униженного своего смирения, она по-прежнему несет в поругании и осмеянии Крест судеб всего мира.

Наше время усугубляется тем, что сами принципы современного мышления, языкового общения и обучения молниеносно претерпели качественные изменения. Такой быстроты социальных и духовных перемен человечество не знало, наверное, никогда. Это тяжелое испытание для общества. Смена стереотипов поведения происходит даже быстрее смены поколений, так что никто, кроме заваривших эту «кашу», не может понять, что же такое творится.

Люди утрачивают христианскую целостность восприятия мира и уже не могут, как прежде, связывать воедино события; они для них представляются не более чем калейдоскопом случайностей. Ум становится более деятельным, чем созерцательным, утрачивая свои естественные опоры на вечных основаниях мира.

Современный человек не может концентрировать свое нестойкое внимание на тех проблемах, которые как раз и являются для него жизненно важными. Ум собирается только на том, что дозволяют порочные страсти.

Мысли современного человека находятся в хаотическом метании от одного предмета размышлений к другому, не в силах остановиться ни на чем, кроме обуревающих душу бессловесных страстей. Ничего ни в каком деле не доводится до конца. На это могут возразить, что именно сейчас создаются настоящие чудеса науки и техники. Культура, если и не цветет, то многообразна, как никогда. Но ответ остается прежним: слишком многое создается человеческими страстями.

Настоящему разуму уделяется в этом самое малое место. Движущая страсть может быть романтической или гордой. Ею может быть самоутверждение или напротив, попытка убежать от реальностей мира. И корысть тоже занимает в этом далеко не последнее место. За всем стоит постоянная тревога и неуверенность в завтрашнем дне, которые если и собирают ум, то лишь для того, чтобы растратить силы.

Все это хорошо видно во время молитвы. Как трудно хотя бы на малое мгновение удержать на словах молитвы мятущийся ум, который почему-то упорно не хочет идти к Богу. Но вот молитва кончается. Ум немедленно успокаивается и снова степенно следует тем путем, на который его направляет суета забот. Он не стал более собранным. Просто ему незачем метаться, пока он вместе с возлюбленной им страстью. Но порою и этот хоть как-то размеренный мир взрывается возбуждением: страсти особенно осмелели, завздорили, и мысли тогда роятся в голове назойливыми мухами. Одна навязчивая идея сменяет другую.

Ум более не ищет Истины. «Истиной» для него становится услаждение. Ненасытная подобно наркотику, страсть властно управляет умом и волей, подавляя в них последнее сопротивление и проблески здравого смысла.

Это одна из наиболее тяжелых форм болезни души, часто не имеющая никакого средства исцеления, как только сильнейшие потрясения, еще приводящие разум в чувство. Конечно, если от тех потрясений он сам не разрушится окончательно.

В Евангелии о подобном врачевании свидетельствует чудо исцеления Спасителем бесноватой дочери хананеянки: «И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется... Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их. Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час» (Мф. 15, 22-28).

Напомним, что упомянутая Хананеянка принадлежала к одному из тех семи проклятых народов, которые проживали в древней Палестине еще до прихода туда Израиля. Некогда, по их закоренелой неисправимости, Господь предал их поголовному посечению мечом. Евангельская хананеянка, таким образом, выступает как образ практически неизлечимой человеческой души. Всю свою жизнь она посвящала похотям. Только одно светлое и было у неё в жизни - дочь, которую внезапно постигла страшная беда - беснование. Но неизлечимая лекарствами болезнь дочери удивительным образом стала причиной духовного исцеления самой матери: она все-таки разожгла в ее сердце пылающий огонь настоящей любви. Все прежнее и ложное отпало как короста. Горе разрушило казавшиеся незыблемыми оковы греха. Пред лицом Спасителя материнская любовь превзошла неодолимую гордость. Господь обличил мать, и та признала справедливость Его обвинений, согласившись даже с обидным сравнением ее с нечистой бессловесной тварью - псом. Своим покаянным признанием она вернулась от животного состояния к человеческому.

Когда так чудесно исцелилась мать, Господь исцелил и ее дочь. Нужда в невыносимо тяжелой, но целительной скорби для них теперь отпала.

Увы, во многих современных семьях состояние наших соотечественников подобно дочери хананеянки. Исцеление детей, обезумевших от водки, разврата и наркотиков, может произойти лишь через исцеление родителей, но наша гордость этого не разумеет. Мы считаем себя вполне пристойными людьми. Сердце многих содрогается от осознания гибели молодого поколения России, однако скорбь эта, как видно, не настолько велика, чтобы заставить нас признаться, что мы уподобились гордым псам, о которых говорил Христос.

Ужас нынешнего состояния общества состоит в том, что мы стали много хуже евангельской хананеянки. Та - потомок проклятого народа. Нынешние родители - потомки богоносных предков, однако они далеко не всегда готовы отказаться от своих страстей ради собственных детей, немалое число которых уже находится на пороге вечной погибели. Родителям это ведомо, и каков результат?

Родители по-прежнему готовы отдать за своих заблудших детей свою жизнь, но свой гордый норов ценят дороже самой жизни.

Это, безусловно, один из самых страшных признаков нашего злого времени. Такое происходит еще и потому, что к чистому чувству любви примешивается... зависть. Борются в нас два чувства. Мы хотим, чтобы наши дети были хорошими, но нам не хочется, чтобы они были умнее, удачливее нас.

Есть и другое чувство. Греховность общества стремительно растет, с ним растет и ощущение близящейся погибели. Страшно одному идти в бездну, надо увести туда за собою хотя бы... собственных детей! Но вот, «мечты» сбываются. Увидев положение, в котором оказались дети, родители искренне ужасаются. Горю нет предела, и вот уже забыто, что именно этого и добивалась наша зависть. Псы такого никогда не делают, а люди от такого не каются. Есть горе, плач, страдания - но нет покаяния!

Это, конечно, частный пример. Даже и в то, что сказано, трудно поверить. Но общая картина еще страшнее. Неужели мы действительно становимся хуже зверей...

Сластолюбие, эгоизм, зависть, тщеславие - наркотики души, от которых отказаться не проще, чем наркоману от шприца с героином. Общее и поведение. Наркоман всегда лжет и вообще перестает понимать, где правда, а где ложь. Ему это и не важно. Такая же страсть и ложь губит наше будущее нашими же руками.

Растущая во всем мире власть зла порождает у людей тревогу. Воевать со злом страшно, а адреналина от страха - много! Последний и сам по себе может доставлять удовольствие, но проблемы это не решает. Однако можно себя обмануть. И вот человек погружается в науки, искусства или развлечения, достигая немалых успехов. Делает вид, что его страх вызван недостаточным развитием... науки, искусства или отсутствием развлечений!

Иными словами, человек делает не то, что ему действительно нужно. Усилия направлены лишь в ту область, где страсть удерживает ускользающее внимание. Сейчас, например, наблюдается невиданный ранее взрыв талантливости. Уникальные и даже экстраординарные способности многих, особенно молодых людей раскрывают глубинные возможности человеческих талантов. Объяснений тому можно найти много. Самым же простым представляется то, что все это - следствие неосознанной тревоги, без пользы мобилизующей резервные, невозобновимые без благодати Божией ресурсы человеческого организма.

Приведем забытый пример. Нечто подобное наблюдалось в Европе во времена Инквизиции. Ужас безысходности пред лицом торжества зла сковал тогда души слишком многих неправославных народов. С колдовским злом пыталась бороться Инквизиция, но от ее методов ведения дел всеобщий страх лишь нарастал. Неясно было, кого больше бояться - ведьм или инквизиции? Методы последней всегда отличались пугающей прямолинейностью, что вообще характерно для неправославных религий. Слабое понимание происходящего компенсировалось огромным числом сожженных и утопленных - Господь на Своем суде, мол, Сам отделит праведных от виновных. С другой стороны, мстительность распоясавшихся ведьм наводила не меньший ужас на несчастного обывателя.

Постоянные нервные перегрузки повлияли даже на человеческую плоть. Во многих местах ведьм стали определять по... весу! Это может показаться смешным из-за неправдоподобности сказанного, но в те времен все было именно так. У многих людей тело становилось аномально легким. Поэтому ведьму определяли либо на весах, как в Нюрнберге, либо просто бросая связанной в воду. «Ведьмы», согласно закону Архимеда, обыкновенно не тонули... Аномалии постепенно приняли такие угрожающие размеры, что даже решался всерьез вопрос о том, кого следует считать ведьмами - людей с нормальным весом или наоборот! Ответ так и не был найден средневековой наукой, хотя был очень простым. Причина аномалий кроется в охватывающем всю душу непрерывном страхе, который, как видно, может вмешиваться даже в физическую природу плоти.

В наши времена прежний животный страх снова возвращается к людям...

Обостренная психика современного человека имеет крайне низкую выносливость. Над человечеством нависла реальная угроза лишиться рассудка раньше, чем оно успеет понять, что же с ним происходит.

Стало обычным стремление к воспитанию обостренного восприятия, что характерно не только для традиционных областей науки, высоких технологий или искусства. Везде, где человек ищет чувственности, происходит то же самое. Но наша нервная система не может без последствий для себя переносить стрессовые эмоциональные перегрузки патологически чуткого восприятия мира.

Опасно обострять свое восприятие. Это нетрудно понять. Но это дело оказывается сейчас весьма модным. Обыкновенный человек - всегда изгой, презираемый в любой элитной среде. Это всегда неприятно. Поэтому гордость, легко преодолевая здравый смысл, понуждает тянуться к патологическому состоянию души. Теперь, когда в череду дней врывается очередной пугающий стресс, человек, который раньше мог бы легко его преодолеть, сделать это уже не в состоянии. Некоторые, правда, пытаются сохранить свою психику за счет замкнутости в себе. Хотя это и действительно, некий защитный барьер, но такое «лекарство» хуже прежней уязвимой открытости. Дело в том, что замкнутость требует некоторой покорности. Кому приносится в жертву такая покорность? Очевидно, некоторой силе, но, конечно, не Богу. Оказывается, что приходится поклониться злу.

Можно и терпеть все как есть. Но психика не выдерживает перегрузок, приводящих к разрушению ума, инсультам, инфарктам и тому подобному. Поэтому нужно менять весь строй жизни - знать свое место и не рваться, куда не положено.

В мире постоянно растет уровень психических заболеваний. Можно даже назвать это явление новой чумой нашего времени. Мы стремительно приближаемся к порогу психической неуравновешенности, которую мы наблюдаем только в евангельских повествованиях. Человечество теряет рассудок, будучи не в состоянии выдерживать условий жизни, которое само себе создало. Это относится не только к странам, где постоянно происходят острые социальные конфликты. Та же самая картина наблюдается в мирном, зажиточном и безопасном обществе. Так, чрезвычайно высокий уровень самоубийств в самых развитых и обеспеченных странах Европы говорит о том, что комфорт и материальная обеспеченность вовсе не являются гарантией душевного спокойствия. И там эта страшная социальная болезнь находит себе обильную «питательную среду».

Все вроде идет как надо, но чуткая психика будущих самоубийц уже чувствует - «близ есть при дверех». Скоро наступит возмездие за нераскаянность во грехах. Нет сил вынести ужас, но и покаяние тоже не приходит.

Высокий уровень самоубийств является не только крайним проявлением душевного расстройства, но связан с властью духов злобы над несчастной душой. С одной стороны, это свидетельствует о нарастании тревоги за будущее, которое справедливо представляется отнюдь не безоблачным и беззаботным. С другой стороны, растет сила демонического влияния на общественное сознание. Разумеется, кончать от страха самоубийством - все еще крайность. Гораздо распространеннее становится душевная замкнутость. Она на первый взгляд не является самоубийством, но по своей сути ведет человека к тому же.

Идеологические стереотипы эгоистического «общества потребления» так глубоко проникли в природу современного человека, что развратили и без того слабую его душу самодовольным отношением к близким, природе и даже к Самому Богу. Это объясняется не только экономическим благополучием. Те же самые процессы происходят и в крайне неблагополучных бедных странах.

Постепенно Спаситель и все окружающие становятся для человека как бы его неоплатными должниками. Уже не ему нужно сокрушаться о грехах, а Богу и ближним надлежит отвечать за наносимые ему «несправедливые» обиды.

Это порочное состояние души рождает постоянное, почти не осознаваемое чувство томной обиды, надрывного отчаяния, непроходящей тоски, замкнутости в своем духовном мирке. Эти чувства родственны и дружно разрушают без того глубоко пораженное в обществе чувство соборности.

Когда человеку бывает больно, он может реагировать по-разному. Может терпеть. Может плакать. Может со злостью ругаться. Но в любом случае, никогда не станет услаждаться болью. Такова естественная реакция нормального человека. Боль духовная должна, кажется, переноситься точно также. Но на деле поведение человека в подобных случаях часто бывает прямо противоположным.

Вот, скажем, обида - следствие причиненной человеку душевной боли. А он начинает услаждаться собственным душевным страданием! Если некому пожалеть, то лучше всего сделать это самому, кого не пожалеешь с такой искренностью и любовью, как самого себя. Разумнее, правда, этого не делать.

Милосердие бывает обычно добродетельным. Но когда человек жалеет лишь себя, благодатная радость подменяется безблагодатной сладостью. Чем больше боль - тем больше беззаконное услаждение. Наступает момент, когда беззаконность саможаления, досады, отчаяния уже не осознается. Это нарастающее чувство не только уже не услаждает, но причиняет страдания. Более того - разрушает сознание. Невыносимо тяжело, услаждение уже не в радость, но наглая страсть отнюдь не желает покидать душу. Ее не волнуют страдания. Чем больше, тем лучше! Из-за боли уже и самой страсти давно не видно, но она неотступна, и губит человека без всякой жалости.

Разрушается здоровье, нарушается нормальная жизнь. Человеку очень и очень плохо. Он умирает от ужаса, духовного одиночества, но пожирающая душу обида не откажется от своей несчастной жертвы до самой смерти!

С обидой нужно беспощадно бороться. Это чрезвычайно трудное, долгое и кропотливое дело, но такая брань совершенно необходима для спасения. Обидчивый добровольно живет в придуманном им мире, как в настоящей тюрьме. Такая жизнь невыразимо тягостна, а внутренний мир такого человека, как черная дыра затягивает несчастного. Страсть все нарастает, доводя даже до исступления, а в крайности - до отчаянного самоубийства.

Постепенно при обиде и отчаянии прекращается, по сути, всякое духовное общение с внешним миром - но не с духами злобы. Поэтому при углублении обиды может наступить необратимое состояние души и психики, когда начинается ад на земле, заканчивающийся, увы, настоящим адом преисподним.

Обида - это еще и бессильная злоба, рабское состояние души, по мере истощения открытой злобы все больше поражающая душу злобой тайной.

Нам по гордости обыкновенно кажется, что зло присутствует только вне нас. Поэтому-то оно так безнаказанно и разоряет душу изнутри. В отличие от явной злобы, обида может быть незаметной. Может выдавать себя, - и часто выдает - за благородное смирение. Но смирение - самовластная и осознанная покорность воле Божией, основанная на любви, и она - не чета растоптанной гордости, родившей обиду от бессильной злобы. Как бы обида ни маскировала себя - это ложь!

Обида в будущем может стать еще более опасной, чем открытая злоба.

Можно долго жить с обидой на весь мир, даже не осознавая того. К сожалению, и среди церковных людей это ложное смирение - не такая уж редкость. «Застарелая, тихая, покорная и мирная» обида вообще обыкновенно любит себя представлять именно под маской смирения, становясь частью нашей природы.

Такая же точно смертельная обида копилась и в сердце умиравшего Ветхого Израиля, отказавшегося принять исцеление от Спасителя. Долго Богоизбранный Народ собирал в своем сердце затаенную обиду на любящего и исцеляющего его Богочеловека, прежде чем прорвалась безумством неукротимой злобы на Пилатовом судилище. Проклятия, брошенные в лицо Спасителю, выражали такую неизъяснимую тяжесть «сладкой тоски», что даже страшное самоубийство казалось избавлением. Ведь не бессмертного Христа Бога убивал Ветхий Израиль, а самого себя! И он знал об этом. Порочная обида на Бога и замкнутость в себе создали страшное духовное злоединство тех несчастнейших людей. В крике, полном отчаяния и ненависти: «Распни, распни Его», «Кровь Его на нас и на детях наших» (Лк. 23, 21; Мф. 27, 25) - люди лишались Солнца Правды.

Трижды, все громче и громче иудеи повторяли эти самые страшные в мире слова, наполняясь безумием и запечатлевая себя в предсмертном отчаянии. Проклятая хананеянка исцелилась болезнью дочери, а избранные Божии не только гибли сами, но и намеренно требовали проклятия своим потомкам.

Полезно задуматься и представить себе то ужасное состояние тех измученных людей, стоявших на пороге спасения, но с криками отчаяния шагнувших прямо в пропасть бездны. От обиды они отказались от спасения. Униженный и оплеванный ими Спаситель обязан был умолять их, чтобы они Его простили, как... виновника их греха богоубийства! Нужно вполне ощутить меру и ужас безумного проклятия, которое они на себя вызвали! Нам нельзя повторить вслед за ними те же ужасные слова.

Иудеи точно знали, что пред ними стоит долгожданный Спаситель, и что иного более не будет. Но сами же своей волей убивали свою последнюю надежду на спасение. Точнее, Спаситель и есть спасение. Но получить его из смиренных рук поруганного ими же Христа эти гордые люди были не намерены. Господь отнюдь не оправдал их безвольных и капризных надежд. Царь Мира и Спаситель показался возомнившим о себе, но потерявшим Веру гордецам-иудеям недостаточно царственным и недостаточно спасительным!

В этом страшном евангельском событии показано, насколько быстро и легко человек может подойти к запредельной черте, за которой стоит всепожирающая жажда самоубийства, самоуничтожения. Стоящие на самом пороге вечного счастья в отчаянии искали для себя только одной смерти. Вот так обида и приводит людей к демоноподобному перерождению души.

Кажется, что во всем этом нет общепринятых медицинских симптомов безумия, но как еще можно назвать состояние людей сознательно ищущих не просто смерти, но самых страшных и безотрадных геенских мучений! И почему случившееся однажды не может повторяться еще множество раз, разве не встречаем мы подобное повсюду в нашем перевернутом мире?

Иудеи уже совершенно не могли противиться ни злу своих архиереев, книжников и фарисеев, ни собственному лукавству, ни духам злобы. Забыты были все благодеяния Спасителя. Ведь среди кричавших и бивших Христа были не только Его заклятые враги. С этими-то все просто. Но были и исцеленные от неисцелимых болезней! Что подвигло безумцев на такую «благодарность»? Им уже мало было беззаконного судилища и избиения Христа Римлянами. Они сами хотели видеть, как невинная Кровь Христова течет именно от их собственных ударов! Безумцам не довольно было исцеления. Господь должен был на коленях простить у них прощения. Может простили бы, а может - нет! Непонятно только - что именно?

Ветхий мир невыносимо страдал от физических и душевных мук, и не просто погибал, но уже корчился от мук духовной агонии. Демоны повсюду почти открыто так глумились над людьми, что жизнь их стала невыносимой. Пред Израилем стоял измученный, окровавленный Спаситель. В Нем - спасение человечества от вечной смерти. В одно мгновение Он мог дать каждому из собравшихся избавление от мук. Только воскликни: «Господи, помилуй!». И будешь спасен!

Но нет. Именно этих слов так и не смогли вымолвить дрожащие от обиды уста. Допустим даже, что они не верили в Него - хотя это было и не так, но могли хотя бы пожалеть страдающего невинно человека. Однако они жалели только себя. Никому было не жалко Бога!

Два слова, один стон: «Помилуй мя!», - и конец мучениям, возвращение к настоящей жизни, радости! Так благоразумно поступил уже на самом кресте один из двух распятых с Господом разбойников. Поначалу и он поддался было всеобщему опьянению. Однако позор, нестерпимая боль и близость смерти быстро вразумили его. Пришло заветное покаяние, а с ним и мольба о спасении.

Он, позорно умирающий, вступился за Спасителя. И - вот так чудо! Он же первым вошел в Царство Небесное вместе со Спасителем и всеми Его святыми. Другой же разбойник так и не очнулся от сна смерти, от иллюзий и обиды. Он, точно так же мучительно умирающий, поносил Христа до самой кончины.

Как это поучительно и как страшно. Насколько глубоко, оказывается, сидит в нашей душе злая гордость! Вот, прикованный ко кресту разбойник не имел возможности презрительно плюнуть на Христа, как стоящие рядом довольные зрелищем ротозеи. Еще бы - Самого Царя Мира убили! Но и его нерастраченная ненависть изливалась обидой отчаянных проклятий. Не на тех, кто его осудил, а на невинного Христа. Поразительное время - время спасения и вечной погибели!

Кажется, уж это-то дело далекого прошлого, второго раза не будет. Больше Христа не распнешь - руки коротки. Но на самом деле это не так. Распинали, да еще как! Причем именно у нас, на земле Святой Руси. Революция, это ведь тоже было распятие. Алапаевское и Екатеринбургское убийство царского рода Романовых. Разве это не распятие? Убийство царя - как убийство мужа, ведь он был венчан на Русское Царство. Значит, Россия с тех самых пор овдовела.

Умер ритуально распятый царственный муж. Порушены церкви, осквернены погосты. И это - распятие. Снова нет плача о грехах. Нет стона о прощении за отступничество от царского престола. Вместо покаяния за безверие по всей Руси пошло безумство разрушения храмов. Повсеместно шло надругательство над святынями, даже над мощами святых угодников Божиих!

Раз уж Бога в мире нет, то зачем надо было выкалывать глаза на святых иконах Христа и Богородицы? Зачем было ослеплять Пречистую Божию Матерь?! Но ведь было такое. Тогда со Святой Русской земли, обильно политой кровью славных мучеников Христовых, возносились все те же гневные крики проклятия на недоступное Небо. «Распни, распни Его. Кровь Его на нас и на детях наших!»

Началось новое распятие Тела Христова - Святой Русской Церкви.

Иконы с выколотыми глазами и сейчас еще не редкость. Руины же порушенных православных храмов так и вообще видны на каждом шагу.

Причем далеко не все эти злодеяния творили иноземцы-иноверцы. Находилось на это проклятое дело довольно своих желающих забавы доброхотов. Они как раз и подобны тем исцеленным, которые злобно били Христа. Напрасно! «Тайна беззакония» все равно не приняла их за своих. Они и среди нее были как меченные - прокаженные. У беззакония есть и свои «законы». Многие услужившие злу понесли впоследствии заслуженную кару от своих же единомышленников.

Так что, и у нас на Руси случилась та же страшная беда. Люди в который раз опрометчиво пытались распять Господа нашего Иисуса Христа. Скольким пришлось за это зло поплатиться самим и в своих потомках? Скольким из наших соотечественников это безрассудство уже стоило вечной жизни, и скольким еще придется лишиться ее в будущем? Ведомо то лишь Самому Спасителю.

Сейчас в обществе снова нарастает обида. Значит, опять грех собирается мстить Христу руками безумных людей за мнимые нанесенные Им обиды. Наши дети на глазах гибнут, как дочь хананеянки. Давно пора и нам подобно ей слезно поклониться Христу и смиренно вымолить всем прощение. Но мы по-прежнему живем как во сне, как ни в чем не бывало!

Ослаблена и болезненна психика современного человечества. Растет власть духов злобы. Это приводит к возникновению особых душевных и психических отклонений, подобных эпидемиям.

Так, психическое, душевное расстройство, возникающее у одного члена семьи, постепенно передается на остальных ее членов. Совершенно необязательно, чтобы заболевание принимало формы, требующие госпитализации. Все может происходить незаметно. Ведь каждый считает самого себя нормальным. А между тем, такая некритичность лишь усугубляет поражение души. Так начинаются пока маленькие, еще «домашние», но самые настоящие «эпидемии» безумия. Корни подобных явлений отчасти уже были показаны.

Злорадство, взаимная неприязнь, обида есть духовное сосложение и единение в злобе. Болезнь одного быстро становится достоянием ближних. Например, в средневековье в Европе даже в монастырях, особенно в женских, порою возникали необъяснимые и тем особенно страшные «эпидемии одержимости», державшие в страхе обширные районы. Люди боялись общаться друг с другом, боясь ненароком приобрести одержимость. Никто ничего не мог поделать. Похоже, подобные времена снова возвращаются...

Об эпидемиях, подобных средневековым, конечно говорить пока рано, но то, что происходит сегодня с людьми, нередко напоминает страшные симптомы прошлого.

Гордость глубоко поразила все общество. Современный человек не видит своего бедственного положения, хотя как никогда подвержен самым изощренным чужеродным внушениям, принимая их за собственные размышления.

Чем больше мы считаем себя свободными от навязываемых нам мнений, тем больше растет наша внушаемость. Поэтому манипулирование общественным сознанием становится уже не каким-то крайне сложным тайнодействием, как было еще совсем недавно. Сейчас все становится элементарной задачей, легко просчитываемой на компьютере по давно отработанным таблицам для огромных территорий. Пока еще для навязывания массам нужных стереотипов мышления требуется слишком много денег и людей. Но и это лишь до времени, когда гордость станет совершенной, а внушаемость - полной.

Таким образом, нынешнее общество сейчас не просто нуждается в получении спасительных знаний, но и сама форма представления этих знаний должна соответствовать нашему крайне плачевному, запущенному и немощному состоянию.

По словам Апостола Павла: «питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец» (Евр. 5, 13). Прежде всего, нам нужно избавиться хотя бы от самых грубых младенческих иллюзий. Нужно осознать, нравится нам это или нет, что время земной жизни - непрестанная смертельная война за наши бессмертные души, а отнюдь не праздное времяпрепровождение.
#21 | Георгий О. »» | 20.10.2012 20:56
  
2
21. НЕКОТОРЫЕ ОСНОВАНИЯ ВОЙНЫ



ТРИАДА ВОЙНЫ



«Не бойся малое стадо! ибо Отец наш

благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32)







Войны непрерывно перемещаются по карте мира, то затухая, то снова взрываясь с кажущейся беспорядочностью. За разрозненностью военных событий трудно увидеть организованность и единый замысел разворачивающегося змея - глобальной Системы Войны. Вооруженные конфликты высвечивают лишь то состояние Войны, при котором ее гнойники прорываются наружу. Само же гниение, охватившее современную цивилизацию, за Войну обычно не считают.

Много «мирных» лет прошло с окончания самого кровопролитного сражения ХХ века - Второй Мировой Войны. До последнего времени мы привыкли жить в согласии с соседями, хотя перемежающаяся лихорадка локальных войн и бродила по соседству, не переходя, впрочем, нашей границы.

Локальный конфликт, по самому своему определению - маленький, незначительный. Тем не менее, за прошедшее с последней Мировой Войны пору, в них погибло, как оказывается, больше людей, чем в обе Мировые Войны! Что бы это могло означать, как не только то, что «мирное» время «локальных конфликтов» было просто-напросто «вялотекущей» Третьей Мировой? Еще недавно можно было предположить, что подобные войны - лишь следствие военного противостояния Капиталистического и Коммунистического лагеря. Но вот, пала гигантская Советская Империя. Локальные войны должны были бы по идее прекратиться или постепенно затухать. На деле же в мире происходит обратное. Войны не только не прекратились, но еще и приумножились. Повсюду нарастает национальная, религиозная, идеологическая и прочая неприязнь, являющаяся верным залогом возникновения все новых военных конфликтов.

К ним относятся не только «тихие» войны бывших «братьев» по Советской Империи. Вот, например, без оружия и армий, без гениальных военных операций происходит «цивилизованная» ликвидация русского народа. Он изгоняется не только оттуда, куда пришел учить грамоте, лечить, поднимать экономику. Жадные до чужого добра «братья», гонят русских даже с их исконных земель. Этому военному вторжению нет преград ни в законодательстве, ни в противодействии государства. Это - не случайность. За всем кроется злой умысел!

Идет создание «пятой колонны», которая должна впоследствии развязать войну против России, в которой не будет тыла. Коммерческий и криминальный десант - не просто перегибы экономики, а уже война, пока еще только готовящаяся принять традиционные военные формы. Пока эти невиданные армии ведут «зачистку» территории от организованного сопротивления, обычные оккупационные войска готовятся в ожидании удобного момента, чтобы начать заветную бойню последней благодатной Империи.

Можно было бы предположить, что за всем этим стоит злокорыстная Америка со своим сионистским лобби, всегда ненавидевшим наше Православное Царство. Это так, но лишь отчасти. Америка сама стоит перед такими же проблемами. Ее белое население уже подходит к той черте, за которой может стать угнетаемым своими чернокожими и латиноамериканскими представителями, как недавно случилось с белым населением в Южной Африке. Трагедия Америки может быть еще более ужасной, такие же события происходят и в Европе. Вряд ли можно считать ненамеренной эту тихую оккупацию всего Христианского мира.

Некогда были Крестовые походы. Сейчас начинается поход против Христа. Это следует понять многим, живущим в расслабленном благодушии бывшим христианам, и особенно России, с которой всегда был особый спрос. В планах мировых разрушителей ей назначена страшная участь, но Богом уготована необыкновенная роль - последнего державного Апостола.

Многим по-прежнему кажется, что Война идет только там, где рвутся снаряды, воют бомбы, люди нещадно убивают друг друга в сражениях и засадах. На самом деле Война давно уже вышла за рамки традиционных представлений.

Современная Война ведется за обладание человеческими душами!

Еще сто лет назад существовали силы, которые организованной войне беззакония, тоже худо-бедно организованно противостояли. Основанием их могущества были монархические режимы, которых сейчас нет. Их сменили диктатуры, подобные советской, но и те повсюду падают под коварными ударами зла.

Зло, несмотря на все им достигнутое, не может безраздельно господствовать над миром, этому препятствуют национальные традиции народов, а также непопустительство Божие. Еще не взят из среды и «Удерживающий». Но осознанного единого и организованного общественного или государственного противоборства мировому злу по-видимому уже не существует. Есть отдельные государства, стоящие на пути господства мирового зла, но и они сами впоследствии могут стать цитаделями зла. Современный экстремизм готовит их именно к этому.

Несколько десятилетий назад была предпринята попытка организовать движение стран Третьего мира для противостояния деструктивной цивилизации «развитых стран». Врагом был избран враг внешний - например Америка, хотя главным уже тогда было собственное зло, таящееся в сердцах народов. Поэтому-то все дело и распалось. Есть еще огромный Китай и страны того же региона, которые сегодня могучи, как никогда, но и их мощь в борьбе со злом на деле не так уж велика.

И только Христова Церковь - единственная непоколебимая сила, противостоящая злу в мире. Даже там, где она кажется совсем слабой и немощной, невидимый свет Солнца Правды - Христа загоняет «тайну беззакония» в темные норы. Не случайно же один из наиболее одиозных ее представителей и «рупоров» - американский политик-сионист Збигнев Бжезинский, открыто заявил, что с падением Советского Союза у Америки (понимай - у «тайны беззакония») остается единственный враг - Русская Православная Церковь! Не стерпел гад, проговорился. Думает, что вот-вот падет она на радость бесам. Ошибаешься, вражья сила, никогда тебе не одолеть Христа и Его Святой Церкви! Кто-то из нас, слабых, может пасть. Сама же Церковь - никогда!

Война все более превращается из традиционного инструмента силового воздействия на противника в особый образ жизни человечества. Переплетения тайной и явной Войны являют собой гигантское духовно-плотское «существо» - супермонстр, пожирающий души людей, который питается человеческим мозгом, пьет человеческую кровь, насыщается нашими силами и страстями, нефтью и электричеством, горем и злобой, вечной смертью человеческих душ, жадно пожирает все, что имеет ценность и жизнь.

Елейные «миротворцы» сейчас готовят миру новую особую Войну, которая застанет многих врасплох и раздавит раньше, чем они успеют что-либо понять.

Масштабы гигантских военных противостояний переходят границы человеческого понимания. Действия Войны сосредотачиваются в главной сфере - духовной, выходя из повиновения тех, кто мнит себя создателями этой безумной, хотя по своему весьма совершенной, системы самоуничтожения. Демонические силы все больше сами вмешиваются в ход военных действий, управляя и тактикой, и стратегическими мероприятиями.

Привычный тип войны становится все менее значимым элементом в общем соотношении сил, ведущих Войну. Классическая война даже отвлекает внимание от главных, скрытых от непосвященных сфер ведения военных действий.

Так, среди многих террористических «освободительных» движений идет активная «селекция» самых сильных и перспективных особей, для которых Война является привычной, почти «естественной» средой обитания.

Обычный нормальный человек не может все время жить войной, а они - смогут, и даже более того, уже не в состоянии будут жить без нее. Это - безумцы, которые должны ввести человечество в состояние нескончаемого ужаса непрерывной Войны и полного духовного опустошения. Именно это должно предшествовать появлению мнимого освободителя падших народов - лжемессии антихриста.

Такую Войну не назовешь даже мировой, она охватывает все стороны жизни человечества: экономику, политику, экологию, мистику, здравоохранение, семью и тому подобное.

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона и дракон, и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе» (Откр. 12, 7) Так описывает Апостол Иоанн Богослов события первой по сотворению мира войны в своем Откровении - Апокалипсисе.

Падшие ангелы отвергли власть Бога над собой, и за это лишились творческого дара - дара словесности. Поэтому, оставаясь тварями в некотором смысле очень разумными, демоны стали бессловесными, нетворческими. Восстав против Бога, они не смогли создать собственного мира. Поэтому возымели дерзость захватить Небо - область обитания Ангелов, чтобы низвергнуть самого Бога...

Так вот, гордость рождает нераскаянность, а затем и безумное ожесточение зависти. Это-то и послужило в те давние времена причиной первого духовного сражения. Обе воюющие стороны были бесплотными. Значит, оружия в классическом его понимании они применять не могли. Чем же и за что они воевали?

Воля - основа силы, самовластия и свободы. Первопричиной войны зла стало желание обладать чужой жизненной силой для беззаконного порабощения свободных существ. Жажда паразитизма, наглого владения чужим достоянием, подвигла первых пламенных «правдоискателей» и революционных «миротворцев» на абсурдный бунт против Божьего «рабства».

Вслед за ними и под их руководством так же отважно ринулось в разверстую бездну Войны множество подобных им «освободителей», злобно грозящих своими жалкими кулачонками то Самому Творцу, то Его народу.

Доискались, догрозились! Теперь лживые учителя - бесы «свободно» мучают в аду своих неудачливых учеников. Сами испытывающие нестерпимые адские муки гнева Божия и одинокой богооставленности, демоны не знают жалости. Третья часть Ангелов попала под обольщение главного бунтаря - денницы-сатаны. Обещания «свободы, равенства, братства» собрали в его беззаконное воинство первых жаждущих «правды» паразитов.

Начальствующие падшие ангелы увлекли в бездну своих подчиненных силой гордости, страха и ложной власти, которых те убоялись больше настоящей власти - Божией. Как и тогда, в мире нарастает страх перед беззаконием. Простым людям становится все тяжелее не покориться ему.

Как известно, нечестивая банда была повержена и изгнана из небесного мира славным воинством небесного Архистратига Михаила. Но упрямые бесы не смирились и не угомонятся до Страшного Суда. Менялись формы и способы ведения Войны, но цели остаются неизменными. Первопричиной является зло. Главными источниками и вдохновителями практически всех войн по-прежнему являются духи злобы.

С течением времени появляется еще одна организованная злая сила, которая, впрочем, во всем подчиняется воле вездесущих бесов. Ею стала пресловутая «тайна беззакония», объединившая воедино демонов и людей-демонов. Из самого ее имени следует, что главные ее цели - тайные. Тайна же сия такова, что главного в ней не знает никто кроме князя тьмы. Впрочем, возможно и он знает ее не вполне. Ведь зло сочетает в себе не только обман, но и самообман, а вершиной такого ума является... безумие.

Потерпев поражение от Ангелов, духи злобы со всем неистовством обрушились на падшее человечество. Многие люди тоже не смогли устоять в правде и нашли не приготовленное им Богом небесное упокоение, а вечные геенские мучения. Демоны повсюду сеют разделение, ненависть, злобу, разрушают человеческие души, семьи, рабочие коллективы, стравливают между собой народы. Там, где их беззаконие обретало силу, заканчивался мир и покой, и начиналась война.

По-прежнему, борьба ведется не столько за видимые богатства, сколько за бессмертные человеческие души. На первый взгляд, цели войн могут представляться совсем иными, но основание их зиждется именно на желании погубить бессмертные души. Скрытость от участников войны истинных причин противоборства существенно облегчает духам злобы их задачи. Причем, это относится в равной мере как к побежденным, так и мнимым победителям.

Бесы всегда ненавидели людей. Они не переносят их и как образ Божий, хотя и поврежденный, и как источник еще не растраченной жизненной энергии.

Человечество, созданное двуединым в Адаме и Еве, продолжает сохранять пусть пораженное, но единство. Грех дал силу злу, нарушившему гармонию союза души отдельного человека и всего человечества. Мера разделения как в семье, так и в народах, едина. Это мера греха.

Мир все более поражается оружием греха, которому не в силах противостоять ни совершенные баллистические ракеты, ни потрясающие своими размерами авианосцы, ни самые современные «умные» самонаводящиеся системы оружия. Вся эта огромная материальная мощь вооружений и средств ведения войны только создает у человека опасную иллюзию своей якобы духовной мощи.

Войны обычно развязывают духи злобы, но не все войны неправедные. Иногда бывают и праведные. Первое упоминание о такой войне находится в книге «Бытие», когда Авраам освободил из плена своего племянника Лота: «Аврам, услышав, что [Лот]... взят в плен, вооружил рабов своих ... и преследовал неприятелей ... и, разделившись, напал на них ночью, сам и рабы его, и поразил их ... Когда он возвращался ... Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, - он был священник Бога Всевышнего, - и благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои» (Быт. 14, 14-20).

Такая освободительная война не только не является злом, но представляет собою дело благородное, которое даже благословляется Богом, как следует из Писания. Несмотря на важность праведных войн, именуемых иногда священными, их исследование выходит за рамки предложенной здесь темы Войны.

Мера правды в любой войне - мера стремления к Правде Христовой. Это относится как к новозаветным, так и к ветхозаветным временам.

Этим и надлежит оценивать победы и поражения как в семье, так и в мире. Мы же в обыденной жизни обычно руководствуемся совсем иными критериями. Ищем собственной «правды». К сожалению такая «правда» обычно представляет собой либо злобу тайную - ложь, либо злобу явную. Руководствуясь любой из них, мы становимся неспособными правильно разуметь происходящее.

Основа войны духов злобы или, как ее именует Церковь, духовной брани - злоба и ложь. Злоба постоянно понуждает человечество вести войну. Ложь же устраивает все так, что война всегда ведется против самого себя. Войны всегда приводят к нарастанию в мире злобы, которая, в свою очередь, провоцирует начало еще более кровопролитных войн. Процесс нарастает... Только незлобие, свойственное православному народу, в том числе - русскому, не только не приводит к нарастанию зла, но и умаляет его!

Это обстоятельство наглядно иллюстрируется на примере семьи. Семья - единая плоть, - учит Церковь, имея в виду прочность духовного единения членов семьи в законном браке. Если больна одна ее часть, то болен весь организм семьи. Когда в ней неурядицы, и мы своей злой «правдой» хотим победить «противника», то поражаем самих себя в единстве духовной плоти. В семейных ссорах и недоразумениях не может быть настоящей правды, потому что в них никогда нет Христа и Его милосердия. Злыми семейными «победами» всегда куется поражение. Мир же в семью приносит единственно только любовь, причем Христова! Только Евангельская Правда, да и то применительно ко всем сторонам одновременно, а не только к «противнику», делает всякую правду неложной.
#22 | Георгий О. »» | 20.10.2012 21:00
  
3


22. КОЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ



С незапамятных времен на Руси ходили сказания о войне между коварным чудовищем - Кощеем Бессмертным и простодушным Иваном-царевичем. Кощей Бессмертный обычно представлял собой собирательный образ всех злых и лукавых сил. Эта нечисть непременно хотела уничтожить наше Отечество, заметим, именно так, как это сейчас делает с Россией современное «мировое сообщество».

Иван-царевич непрестанно вел войну с Кощеем, но все время почему-то терпел от него сокрушительные поражения. Однако и «славному победителю» тоже никак не давалась окончательная победа - полная власть над жизнью Ивана. Но вот, наконец, на радость Кощея царевич был убит. Для пущей верности Кощей разрубил его тело на мелкие кусочки и разбросал их во все стороны. Видно чувствовал, что добром для него это все равно не кончится. И не ошибся.

В сказаниях Иван-царевич был чудесно воскрешен таинственными преображающимися зверями-людьми, подобными световидным небесным Ангелам.

Один из них сложил воедино распавшиеся кусочки мертвой плоти. Другой срастил все воедино «мертвой водой». Третий оживил храброго воина «живой водою». Удивительно, как точно в этом сказочном действии заключено полное подобие реальной смерти и возрождения державы.

Ведь точно так же каждый раз происходило возрождение поверженной врагом Руси. Сперва невидимо собираются на первый взгляд давно умершие части царства. Это - первое чудо. Невидимое и почти невероятное начало воскрешения погибшего народа. Святость Веры помалу оживляет мертвые от греха души людей. Скорби попрали былую гордость. В Церкви, в смиренном обретении Веры собирается пока немногочисленный и искалеченный безверием народ. Он болен и изнурен, но Верою - жив! Убийце же Кощею кажется, что Божий народ умер навеки.

Правильно служить разрубленные куски тела непросто. В этом уже начало жизни народа и державы - скрытая жизнь. Не может держава сама срастись воедино - не допускает государственное разделение, рассекшее единую плоть народа. Но невидимое притяжение уже стягивает разрубленные части Богоносца. Люди пришли к Богу, но разобщены. Они исцеляются, но еще не обрели полноты братской любви. Государственные и удельные границы расчлененного тела - их пока не в силах превозмочь нарождающаяся народная воля любви.

Следом происходит второе чудо - продолжение воскрешения царевича и России. Духовное единство обретает в себе особую силу. Ее уже не могут сдержать удельные или социальные разделения. Происходит по-прежнему невидимое смыкание расчлененного в единый организм. Душа народа снова едина! Но в ней еще нет былой полноты мощи, воли и жизни царства, хотя нет и прежней безвольной покорности злобе. Ведь соединилось же вопреки всему несоединимое! Однако сердце кровоточит от вонзенного в него жала смерти.

Но вот наступает, наконец, черед третьего и главного чуда - мертвый воин воскрес! Теперь тайное воскресение становится явным для ужаснувшихся недругов. Ослепительный свет Веры возвещает миру о невероятном. Ядовитое жало смерти - злоба, маловерие и эгоизм вырваны смирением и любовью во Христе! Ликование на небесах и яростный скрежет зубов в бездне. Народ воскрес, но, как оказалось, не для мирной жизни. Теперь непобедимый воин собирается на решительный бой со злом. Он бесстрашен подобно Христовым Апостолам.

Точно так же может произойти и внезапное возрождение разрушенного Русского царства, хотя и самым необычным образом. Таким прикровенным Русским Царством стала некогда... Советская Империя. Власть ей дана была Богом. Исходила она от Церкви, хотя последняя и была все время гонимой.

Возрождение начинается с возвращением пламенеющей веры. Страх Божий побеждает тогда страх перед злобой, убивающей жизнь народа. Вслед за страхом приходит почти забытое народное покаяние. Единство Церкви соединяет пока невидимое народное и державное единство «мертвой водой», которая именуется мертвой не потому, что в себе несет смерть. Напротив, «вода» как раз попирает ее слезами покаяния, очищает оживающую душу от смертельного греха.

Это еще не полнота жизни, но уже - изгнание смерти. Венцом духовного пробуждения становится полнокровное возрождение благодатного Православного царства, ставшее возможным только из-за возрождение пламенной Христовой любви, образом которой и было возвращение к жизни «живой водой».

Той чудесной «водой», без сомнения, могла быть только благодать Божия.

Причина постоянных поражений Ивана-царевича состояла в его духовном неведении. Каждый раз, вступая в бой с неприятелем, он сражался не с реальным Кощеем, а с его мечтательным образом. Так, врагов у России всегда было много, но многие из них лишь отвлекали от главного. Главный - тот, кто убивает насмерть! Ведь убивающий плоть может не убить души. Окончательная же смерть наступает лишь тогда, когда гибнет душа. Поэтому-то царевич так тщетно воевал, сражаясь не с тем, в ком была сила и смерть Кощея. Это всегда был кто-то другой, только отнимавший у него силы!

Можно привести пример из русской истории. Благоверный князь Александр Невский во время татарского нашествия, стоял перед нелегким выбором. Кто же являлся главным врагом Руси - иноверцы татары или «братья» католики? Решение для многих православных был весьма неожиданным - католики! Великий князь Галицкий был не менее отважен, чем Александр, но имел иное мнение. Результат - Галичина, может и навсегда, отпала от духовного единства Руси. Но и правота Александра Невского потребовала от святого князя такого невероятного напряжения сил, что организм бесстрашного воина и мудрого политика сгорел как факел на ветру, - он не прожил и пятидесяти лет.

Сказочный царевич сражался с призраком врага, который в это самое время ловко скрывался от него в темных глубинах «тайны беззакония».

Роковая ошибка царевича едва не стоила ему вечной погибели, если бы не заступничество особых мистических сил. Последние в разных вариантах сказки меняются, но при этом всегда сохраняют свою главную сущность - духовных помощников. После своего чудесного воскрешения Иван уяснил, что надо истреблять причину смерти - истинного Кощея. Нельзя растрачивать силы на безнадежную войну с мифическими угрозами, закрывая от страха или злости глаза на главное.

Так вот, смерть Кощея была совершенно необыкновенной - игла в яйце. Она и покоилась в самом неприметном месте - висела в сундуке на дубе. Если не знаешь, что это смерть, ни за что не догадаешься! Дальше - больше. Яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в щуке. Искать иглу своим гордым умом здесь бесполезно, не помогут никакие мудрования, ибо зло часто совсем не таково, как мы его представляем. Нужно твердо знать, в чем именно состоит смерть зла, смиренно впитывая разумение жизни от ее единственного источника - Веры Православной.

Необъятная пророческая мудрость этой и многих подобных русских народных сказок, поражает и по сию пору. Они дают понять, что враг может быть сокрушен вовсе не так, как мы думаем. Это может произойти в самом необычном месте и самым необычным образом. Причем, победа может придти даже без обычного воинского сражения - в невидимом для мира духовном единоборстве.

Иван-царевич - собирательный образ русского народа, который нередко сам себя истреблял во мраке духовного ослепления. Только слепотой можно, например, объяснить ожесточение кровавых княжьих и народных междоусобиц, революций и перестроек, семейных ссор и тому подобного.

Здесь уместно вспомнить, что согласно сказке, вначале у Кощея вовсе не было никаких собственных сил. Он был совершенно беспомощен, скованный двенадцатью железными цепями - как двенадцатью Апостолами Христовыми, и спрятан в потаенной комнате. Снова обратимся к Откровению Иоанна Богослова: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет» (Откр. 20, 1-2).

Поражает даже внешняя схожесть сюжетов. Непоколебимая сила Апостольской Церкви и веры народной всегда связывала зло, заставляя его убираться с белого света, скрываться в темных подземельях. Потаенность комнаты с находящимся в ней Кощеем ассоциируется с мраком, скрывающим «тайну беззакония». Тайна ее состоит не в неведении Церковью ее существования и грязных проделок. Напротив, во тьме неведения неизменно находится само беззаконие, лишенное по собственной злобе Божьего света, а значит, и обыкновенного разума. Церковь-то всегда видит все! Кстати, выход беззакония «на волю» не устраняет его помрачения. Просто тайной злобе покоряются те, кто безрассудно и добровольно вступает в сумеречную область беззаконных страстей, греха и безверия.

Но и будучи крепко запертым, зло не исчезало, а ждало часа, когда люди вновь захотят заглянуть в запретную область тайнознаний, забудут о главной цели земной жизни - спасении. Тогда лишь целительный страх Божий, побежденный маловерием, не сможет удерживать дерзкую тягу к познанию смерти.

Пытливая «любознательность» и тяга к тайнознаниям Ивана-царевича привели его в те злополучные комнаты. Накрепко был заперт и связан цепями страшный то ли человек, то ли зверь - Кощей. Глубоко несчастным и несправедливо обиженным представился он доверчиво глупому царевичу, поразив его сердце стрелой жалости. Жалость же была ложной.

Царевич, согласно его представлением о любви к ближнему, решил выручить из беды якобы обиженного, опрометчиво пожалев неисправимого негодяя. Так, например, царская Россия хотя и помогала своим отсталым и диким национальным окраинам в их культурном просвещении, но никому не позволяла садиться себе на шею в качестве паразита. Такую рассудительную любовь к ближнему Коммунистический режим обозвал «имперскими замашками» русского народа, пытаясь восстанавливать права мнимо обездоленных. Распад Советской Империи - плод сих «праведных» трудов. Беззаконие впоследствии воспользовалась плодами наступившего неравенства, натравив на беззащитный русский народ облагодетельствованные некогда за его счет племена.

Беззаконная жалость к закоренелому негодяю стала причиной бедствий не только самого царевича, но и всего царства. И тот и другое лишь чудом избежали совершенного истребления. Точнее говоря, цену смерти познали все. Такая же точно «пытливость ума» заставила Адама, нарушив запрет Божий, вкусить плода от древа познания добра и зла. Но вместо бессмертия - смерть! Не все знания полезны, а некоторые - смертельно опасны. Причем смерть чаще всего приходит не сразу, поэтому людям трудно бывает связать причину со следствием. Вот и освободитель Кощея был крайнее легкомыслен. С его ложными представлениями о добре, царевич грубо нарушил данный ему категорический запрет даже подходить к тайной комнате, в которой на цепи содержался злодей. Царевич же напоил его, в образе воды, собственною кровью. Люди обыкновенно сами отдают нечистому свои силы, хотя и не без его внушения. Царевич пожалел «несчастного» и был наказан. Пожалевший отдает свою «кровь» - источник жизни - правую Веру. Только она наполняет сердце русского народа настоящей жизнью. Вместе с силами отдан и разум. Иван стал «не ведущим родства». Развращенный злом, он потерял Правду, а это верная дорога к смерти!

Не всякая жалость праведна. Можно сколько угодно жалеть и грешника, и еретика, быть, по словам Апостола, с эллином как эллин, с иудеем как иудей (1 Кор. 9, 20). Но нельзя допускать страстной жалости, рождающей духовное слияние с чужими грехами. Никогда нельзя смешивать святость с грехом. Об этой опасности наши предки даже детям давали понятия в сказках, раскрывающих тайны силы и коварства зла. Мудрые народные сказки учат и нас осмотрительности прежде, чем принимать любые ответственные решения.

С принятием Русью христианства, предания, подобные сказкам об Иване-царевиче и Кощее, окончательно оформились в пророческое видение судеб мира и прежде всего - самой России. Такие почти непостижимые для современного человека таинственные откровения были понятны даже малым детям, которые впитывали их буквально с молоком матери.

Послереволюционная цензура, желавшая стереть саму память о Святой Руси, почему-то не вымарала детские сказки о богатырях и Иванушках-дурачках. Это - бесценное сокровище, которое сейчас ясно может восприниматься как некий «Русский Апокалипсис» - пророчества о судьбе Русского царства последних времен. Не уничтожила их всевидящая цензура естественно не потому, что хотела донести истину до народа. Прежняя власть, как явная, так и тайная, не видела никакого смысла в белиберде глупых русских сказок. И совершенно напрасно.

Вот еще одно свидетельство невидимости Русского Царства для врагов Христовых!

Бесценны сокровища русских сказок как, например, упомянутой здесь «Марьи Моревны» - одного из наиболее емких повествований о Русском Царстве, о покровительстве Божией Матери, об Ангелах и преисподней, о злых духах и царской власти, о победе над Кощеем. «Бой на Калиновом мосту» так и прямо пророчествует о том, как три ига пронесутся над Русью, став образами беззаконного царства антихриста, говоря о сущности зла и народном единстве.

Русские народные сказки о непобедимом воине и будущем святом монахе - Илье Муромце, о таинственном защитнике монахов, насельников Святой горы Афон - Святогоре, о доблестном Добрыне Никитиче, освободившем русский народ от рабства мистическому чудовищу-дракону, о прочих чудо-богатырях, остались для многих людей загадкой. Подобно невидимой пелене, скрыли таинственные сказания от досужих умов свое истинное духовное предназначение.

Представляется не случайным, что именно на Руси столько проливалось крови в борьбе с образами будущего антихристова царства. Через эти ратные деяния Русь обретала уникальный духовный опыт борьбы с грядущим зверем и его поганым царством. Русь умирала, чтобы воскреснуть!

Это не означает, что сказка обязательно предполагает классическую воинскую победу над злом. Такая победа, по учению Церкви - удел Спасителя, Который мечом уст Своих поразит поганого зверя и, раз и навсегда сокрушив его царство, пресечет само бытие зла на земле. Наша же победа может состоять в простом сохранении верности Христу во всех гонениях, искушениях и соблазнах. Русское царство может быть в самые последние времена даже невидимым для чуждых Православию личностей. Как невидим стал для врага легендарный град Китеж, так же скрылась суть русских сказаний от всевидящей цензуры. Может сложиться иначе. Русское царство воскреснет в яви и своим могучим имперским крылом вновь защитит всех угнетаемых беззаконием рабов Христовых!



Сколько поколений русских детей после нашествия революционного атеизма читали эти дивные сказки. Возможно, что именно через них в чистые детские умы незаметно входила несказанная евангельская мудрость народа-богоносца, коварно лишенного тогда самого Святаго Евангелия.

Именно через сказки, став взрослыми, люди нередко вновь открывали для себя Христа и Церковь. Уже не через образы сказочных персонажей, но наяву увидели истосковавшиеся по правде люди евангельский Невечерний Свет.

«Иванушки-дурачки», «Емелюшки-дурачки» для ненавидящих нас, брезгующих нами лапотными, давно стали символами беспробудной русской глупости, безделья и пьянства. Но за их наивными образами скрывается один из главнейших столпов русской святости, особенно являющийся в самые тяжелые, смутные времена - таинственное Христа ради юродство. Оно, как крепкое основание, не раз становилось началом многих духовных побед, когда положение народное казалось совершенно безвыходным.

Не секрет, что именно Христа ради юродство издревле было как бы символом гонимой Русской святости. Наверное не случайно и то, что ни один православный народ не дал миру такого числа святых, именуемых Церковью юродивыми. Особенно много таких дивных праведников и светоносных обличителей человеческого нечестия родилось на нашей земле во времена именно самых тяжелых гонений, междоусобиц, умаления народной веры.

Возможно, юродство вообще - образ святости последних времен, и оно поможет православным выстоять и бесстрашно проповедовать слово Божие даже в земном аду. Ведь как раз так и было во время революции, когда юродивые да странники - сказочные калики перехожие, обходили богатырским дозором поруганную и измученную Русь, освящая невидимым «крестным ходом» оскверненные святыни, укрепляя обессиленных воинов Христовых в их неравной, но всегда победоносной брани со злом.

Там, где видимая Церковь была порушена, они как бы восполняли ее до времени возрождения. Там, где царило зло, они властно смиряли его гордость. Вообще, не перечислить всего таинственного и удивительного, происходящего на земле Святой Руси. Прозревать такое - удел святости. Нам же вполне довольно понимать и исполнять то малое, что дается по нашему невеликому чину.

Точно как в сказке действуют силы зла в реальной жизни. Они всегда навязывают человечеству ложный образ врага, заставляя бить друг друга до истощения. Затем внезапно появляется сам «Кощей» и добивает измученного до полусмерти «победителя». Не обязательно оружием. Главная смерть - духовная. Хотя лукавый, по возможности, старается потешить себя и убиением плоти.

Духи злобы стравливают людей друг с другом. Притом они стараются так все устроить, чтобы для всех сторон конфликт был равно неправедным, замешивая его на взаимной ненависти и уловляя для геенских мучений всех участников военного противостояния. Человек должен собственными усилиями разрушить все, что самим демонам не под силу.

Так, во многих современных войнах нет истинного победителя. «Победитель» вполне даже может оказаться в гораздо худшем положении, чем побежденный. Дело в том, что оба противника вели изнурительную войну отнюдь не с действительным врагом, который напал на них обоих. Поэтому-то победа так часто и обращается в обоюдное поражение. Поверженному нередко даже легче осознать причину своего разгрома, чем тому, кто наивно считает себя победителем. Возможно, что военные неудачи Руси чаще приводили к покаянному возрождению ее духовной мощи, чем даже самые блистательные ее победы.

Особенно печально то, что чаще всего сейчас причиной гибели множества людей становятся «освободительные войны». Но они лишь на первый взгляд представляются таковыми. На самом деле несчастными воинами-патриотами обычно движет не столько похвальная любовь к правде, сколько обыкновенная злоба и страх.

Подобные войны несут в себе скверный дух самоистребления, сейчас весьма распространенный в мире. «Освободительные войны» нередко доводят неразумных «освободителей» до необратимого состояния ожесточения, так что они становятся проклятием своему народу, как это произошло с злосчастной Чечней. Такова вообще природа всего современного международного терроризма, выросшего из некогда благородного национально-освободительного движения.

Ложное «освободительное движение» уже стало одним из важнейших течений мирового сатанизма. Мстительные «спасители», не имеющие Христа в сердце, творят то же самое зло, что их оккультные «собратья», равно представляя собой предтеч антихриста. Каждый творит свое злое «дело».

Не везде обязательно должна литься настоящая кровь. Силам зла гораздо важнее, чтобы люди довели себя до физического истощения и духовного разделения, лишившись самого смысла жизни - Веры. Они жаждут, чтобы жизнь сохранялась только как биологическая, став животной, а не духовной. Так, подобным типом войны на истощение жизненной силы народов мира стала пресловутая «Эра Революций». Начиная с ранних революций на Западе и кончая нашей «перестройкой», она вовлекла в свои сети несчетное множество людей.

Во всех случаях, официальным лозунгом войны всегда было стремление к народному благу. На самом же деле, все часто заканчивалось миллионными кровопролитными жертвами как во Франции, России, Китае, Камбодже, а если даже и не так, то в любом случае наступало духовное и материальное разорение народа, который брались освобождать бравые и пылкие, но неумные «освободители».

Революция по замыслу ее бесплотных создателей должна происходить непрерывно! Начавшись, она никогда не должна прекращаться, вплоть до полного истребления человечества.

Пока же, пусть небольшой, но здравый смысл и остатки любви Божией в народах до сих пор останавливали мировое революционное безумие. Смирение люда и молитвы праведников все еще прелагают гнев Божий на милость.
#23 | Георгий О. »» | 20.10.2012 21:02
  
2


23. ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И "НОВЫЙ ПОРЯДОК"



Многим памятен из школьной истории троцкистский девиз «перманентной» (непрерывно продолжающейся - св. А. К.) Революции, посредством которой грешный мир должен восходить от тьмы невежества и рабства к таинственному свету свободы. В чем она состоит, непосвященному не очень ясно, но звучит, согласитесь, красиво. Революционная же мистика вкладывала в это понятие совершенно особый смысл.

Даже ставшие традиционными к началу двадцатого века революции еще не вмещали принципиально нового качества, свойственного мистике Революции Перманентной. Это доступно не всем. Только «избранные гении Революции», каста посвященных жрецов - может понять «истину» мистической Свободы.

Православному человеку, однако, совершенно очевидны демонические глубины подобной перманентности, в которой скрывается бесконечное «общечеловеческое» противостояние Христу. То есть, все прогрессивное человечество в едином агрессивном порыве должно собрать воедино свои силы, чтобы низвергнуть, наконец, власть ненавистного ему Бога, Его Любви и Его народа. «Свобода это Ненависть! Поэтому нужно не дать Творцу покоя ни на земле, ни в преисподней, ни на Небе - «вечный бой»!

Ну ладно бы гении Революции сами таким образом решали проблемы только своей, без сомнения, поврежденной психики. Нет, не таков безумный эгоизм демонов и их подельщиков. За то, что Бог их «жестоко обидел», все должны мстить Ему до смерти. То, что в бездну при этом отправляется несчетное число человеческих душ - не играет роли. Цену имеет только смертельная похоть. Как это знакомо!

Мы, к счастью, чаще всего не имеем возможности воочию наблюдать за воем безобразных духов злобы, изнуренных бесплодным решением своих извечных проблем. Зато всякий без особого труда может увидеть подобное у людей, образующих особый социальный слой общества. Они всегда всем недовольны, всегда все разрушают и склонны в своей мести на самые изощренные выдумки.

Идея Перманентной Революции - необыкновенна и могла появиться только в случае достижения совершенно исключительного духовного «единства» людей с миром бездны. Только когда количество зла в мире превысило «критическую массу», оно достигло нового качества и перешло к стратегии тотального захвата всего мира!

Такого масштаба мышления раньше Революция открыто не декларировала, хотя и имела в виду. Но народы не были еще готовы к подобным интеллектуальным пассажам. Только рубеж XIX и XX столетий сделал это возможным. В человеческом сознании тогда что-то перевернулось, зло многим больше не казалось уж очень ужасным, как его понимали христиане недавнего прошлого. Блуд с беззаконием становился если не всеобщим, то масштабным и привычным явлением.

Единственной ошибкой «перманентных революционеров» прошлого столетия было только желание немедленного результата. Просто поторопились. Нынешние их более «благоразумные» последователи оказались терпеливее и методичнее, а перманентность той Революции 1917 года, как и она сама, к удивлению быстро «выдохлась» на бескрайних просторах православной духовности России. Но мистическая тлетворность не умерла, непрерывно распространяясь.

Так, одним из ведьминых «локонов» Революции стала идея глобализма. Многим кажется, что это не Революция, настолько она осторожна и последовательна. Но злоба - всегда злоба! Рано или поздно, подобно всем своим предшественникам, «цивилизованный» глобализм с надрывным визгом устремится бить Христа. Революция - еще и буйное помешательство, которое лишь до времени может сохранять кажущуюся «благопристойность» тихого навязчивого бреда. Ведь и буйство маньяка-убийцы может очень долго таиться в ожидании «звездного часа», довольствуясь пока лишь кропотливым обдумыванием будущих злодейств.

Как падшая апокалиптическая звезда, идея нескончаемого торжества мирового зла пала на духовные источники вод, питающие умы многих народов «постхристианской эпохи» (Откр. 8, 10). На первом «перманентном витке» этот дух воплощался в романтических фантазиях цивилизации, в основном Западной. Теперь эта фаза почти закончилась, на смену ей приходит пора холодного цинизма.

Идея перманентности открывает качественно новый масштаб притязаний мирового зла, являясь призывом к познанию глубин сатанинских. Зловещий клич: «Вставай, проклятьем заклейменный!» - заставляет одних пугливо покориться злу, других с отчаянной храбростью постигать маняще перманентные глубины зла. Третьи с не меньшей храбростью, но не имея разумения, бросаются на борьбу с первыми. Это и есть Перманентная Революция. Многого пока ей не удается, но главная удача - удалось захватить в сети злобы или страха великое множество людей!

Зло пока еще не показывает своего мерзкого лика, но уже нагло демонстрирует многоступенчатость посвящения во зло. Люди по-разному идут к нему, но все сходятся к одному страшному месту поклонения князю тьмы.

Романтик-ученый на новом мистическом витке приступает к клонированию боевых монстров. Пламенный борец за «свободу», познав на беду сладость человеческой крови, без устали взрывает самолеты и вокзалы «проклятых злодеев». Благородные «освободители» народов России от «коммунистического рабства», вкусившие скверной власти зеленых денег, отключают теперь ради них «освобожденную Россию» от самой жизни знаменитым веерным отключением.

Каждый из них явно или неосознанно прошел ступени мистического посвящения в тайны зла. Ведь зло входит в сердце постепенно. Но этот ненасытный блуд все время требует нового и нового беззаконного соития человеческого разума с беззаконием, который выдерживают немногие, большинство же быстро сходят с ума. Тайна таких знаний - удел особых «избранников зла», которым по их собственному мнению надлежит решать судьбы мира. «Быть или не быть».

В некотором смысле, «свобода» в Революции - сама Революция, непрерывная и безудержная вакханалия блуда, гордости, злобы и обиды.

Конечно, ярый марксист Троцкий был скорее рупором, чем автором столь необыкновенно емкой идеи, вовсе не такой примитивной, как многим может показаться. Если вдуматься, то станет очевидным, что сатанинская мысль о перманентной революции не ограничивается красивой символикой «кремлевских мечтателей». Глубина и демоническая сущность этой масштабной концепции раскрывается только путем осознания ее глубоко мистического происхождения.

Непостоянное время не имеет власти над вечностью. Перманентная Революция или Бесконечная Война - пародия на вечность, которая должна дать безумной «тайне беззакония» возможность сразиться с Небом! А для этого нужно окончательно оторвать людей от спасительной вечности, лишить их понимания сущности времени и цели жизни и заставить жить одним-единственным земным мгновением. В это-то мгновение и должна вкладываться вся сила возмущенной и непокаянной души. Для обезумевшей от злобы «перманентной расы» новых «людей» первым криком «разума» должен быть крик ненависти к Богу, а с последним дыханием «жизни» изрыгаться отчаянное проклятие к недоступному Небу! В таких непрестанных и чудовищных криках обездоленный злобой человек должен прожить свою недолгую земную жизнь, перестав понимать, что творится в его искалеченной душе.

Конечно, дерзость и масштаб понимания многих законов революционного бытия существенно превосходит примитивность материализма, якобы стоящего во главе мирового революционного движения. Умственное убожество материализма столь «масштабно», что могло лишь скользить своей немощной мыслью по темной, лоснящейся от гноя революционной поверхности, не имея сил проникнуть в пугающее обывателя мистическое «перманентное чрево».

Истинные авторы этого необычного социально-политического феномена по обыкновению не афишируют своего авторства. Перманентная Революция не удалась в том виде, как ее хотели воплотить «русские» революционеры, и это не досадная ошибка зарвавшихся в своих мечтах не в меру самонадеянных вождей большевизма. Просто для того не настало время. Ведь «Революция продолжается»!

Важнейшей функцией Революции всегда являлось разрушение, что никогда и не скрывается. Просто разрушение именуется созиданием - бред, который и поныне владеет многими честными и доверчивыми умами. Нынче Революция из видимой преобразилась в невидимую, проходящую прямо на глазах у всех и являющуюся одной из важнейших духовных черт современного мира, пусть не самой заметной, но неотъемлемой.

Каждый новый виток Прогресса безжалостно разрушает созданное предыдущим. В этом кроется не столько необходимость обновления, что было бы естественно. Прошлое отвергается с пренебрежением, как ошибка! Все новые «гении Революции» творят по-новому, ненавидя старых.

Такая Революция и в нынешней вялой форме скрывает гораздо больше, чем говорит. Конечно, она никогда не служила благородному делу раскрепощения трудящихся. Везде, где происходило раскрепощение, это случалось вопреки революционной воле закулисных организаторов. Революция никогда не искала правды, но только тотального господства своих злых вождей над разумом покоренных людей. Революция - не свобода, а рабство! Достигаться оно может любой ценой. Простым людям такая власть не нужна, зато весьма потребна мировой «тайне беззакония», всегда управляющей не только мировым революционным движением, но вообще любыми видами протеста против законной власти.

Нестерпимая жажда господства у «освободителей» выдает раба и духовного Хама, настойчиво напрашивающегося на древнее каиново проклятие и более поздние, по-прежнему никем не отмененные. Раб не хочет избавиться от рабства, но требует служения себе униженного им истинного хозяина земли. По большому счету - Бога и святых Ангелов. - Беспредельная наглость!

Сейчас практически каждый знает о цепной реакции - основополагающем понятии ядерной физики, использованном при создании атомной бомбы. Особенность такой реакции состоит в том, что единожды начавшись, она сама создает условия для своего продолжения, и если ее не контролировать, приводит к взрыву огромной разрушительной силы. Если же контролировать, то можно очень долгое время получать покорные «реки энергии».

Источником, возбуждающим цепную ядерную реакцию, являются нейтроны. Ударяя по ядрам расщепляющихся элементов, они вызывают их разрушение. Разрушение сопровождается выбросом вторичных нейтронов, снова ищущих очередную «ядро-жертву». Все повторяется сызнова... Для реакции нужно особое вещество. Кроме того, нужно особое его количество - «критическая масса». Тогда-то цепная реакция и вызывает атомный взрыв или дает электричество.

Перманентная Мировая революция - управляемая цепная реакция разрушений в социальной среде, обладающая тем же «взрывным характером». Начавшись, Революция не должна затухать вплоть до полной деградации общества, уничтожая все естественные и благодатные духовные свойства человечества, заменяя их на извращенные и безблагодатные. Но до сих пор «управляемый взрыв» всегда переходил в неуправляемый, пожирая огнем страстей в первую очередь самих «творцов», чем все позорно и завершалось...

До тех пор, пока не удается достичь полного духовного хаоса, не наступит и время Страшного Суда. Когда же Революция начинает погибать, ее самые хитрые и злобные вожди всегда стараются вовремя мимикрировать - подстроиться под образ добропорядочных людей. Хотя это и отступление от желанного зла, но позволяет закрепиться в обществе в ожидании будущих социальных конфликтов. Проходит время, и семя богопротивления снова расцветает пленительным духом романтики разрушения, завораживая сердца доверчивых людей, выходящих на улицы городов и весей. Народы снова замышляют тщетное.

Эта модель упрощена, но помогает представить основные закономерности, происходящие в процессе практически любого революционного движения. Сейчас взрыва нет, но это вовсе не свидетельствует о безопасности человечества. «Тихий» социальный взрыв налицо. Пока он под контролем. Все еще замедленно, но нарастание реакции злобы очевидно. По всему миру тлеют очаги социального напряжения - запускается глобальный человеческий реактор расщепления сознания. Пока еще локальные выбросы человеческих страстей пытаются запустить его, но «критической массы» до сих пор достичь не удается...

Кто-то скажет, что теоретики Перманентной Революции были безграмотными мечтателями. Революция, мол, родилась как неудержимый полет их романтической фантазии. Однако разумнее предположить другое. Творцы Революции скорее всего достаточно ясно представляли многие механизмы социальных процессов. Возможно, им не были лишь известны точные параметры, которые и определялись экспериментально - на людях. Ведь чужие скорби мало волновали «освободителей человечества». Иное дело - свои!

Многое говорит о том, что творцы беззакония мыслили иногда более глубоко и масштабно, нежели сейчас принято считать, и без сомнения, создали очень серьезную «науку». Откуда они брали свои знания - не вопрос. От «тайны беззакония», неотъемлемой частью которой были и сами. Аналогии цепной ядерной реакции и перманентной революции в этом смысле практически полные.

«Расщепляемые элементы» - люди, семьи, социальные группы и народы, злоба которых достигает контролируемой, но уже близкой к нервному срыву величины. Это готовые к распаду, но сохраняющие единство ячейки общества. «Нейтроны» - бесы и беззаконные люди. Духовная слепота общества делает невидимой их подготовку социального взрыва - Революции. «Критическая масса» - предельное состояние общества, закипающего тихой ненавистью, которая и должна стать «громкой». Разрозненные семейные, социальные, национальные и религиозные конфликты собираются в единую систему самоуничтожения.

Здесь все просто, элементарно и научно прогнозируемо. Во всяком случае, создание математической теории Перманентной Революции для современной науки не сложнее создания атомного оружия. Гораздо труднее создать условия для «взрыва». Проблемы Революции скорее «технологические», чем научные.

Мировая Революция - заветная мечта мировой «тайны беззакония», которая твердо намерена привести человечество к необратимому распаду. Много раз сия гениальная идея пыталась воплотиться, но каждый раз что-то невидимое и почти «несущественное» полностью разрушало построенное.

Однако дело не стоит на месте. Неутомимые «каменщики» терпеливо собирают разбросанные «расщепляющиеся материалы» и вновь с упоением выкладывают алтарь богини Революции - смерти всего живого. К счастью для нас, пока выходит не очень складно.

Известно, какие интеллектуальные и материальные затраты потребовались на разработку атомной бомбы. Сродство ее с революцией и проблемами ее «создания» в известной степени налицо. Поэтому нам вполне можно представить масштабы усилий, потребных на разработку Перманентной Революции.

Насколько же масштабнее должно быть мышление истинных теоретиков революции, которые в разрозненных социальных конфликтных ситуациях - социальном расщеплении общества под воздействием злобы, прозревали возможность создания будущего абсолютного «перманентного сверхоружия»!

Его разработка началась столетиями раньше знаменитого атомного «Манхэттенского проекта» и все еще далека от завершения. Самый выдающийся человеческий разум не может вместить подобного без помощи демонических сил. Как же бессмысленно тратятся людские силы, разум и средства на создание машины будущего самоубийства, хотя в наше время оно стало даже желанным для немалого числа пресытившемуся похотями людей, ищущих острых ощущений!

И все же, почему столько времени и сил ушло зря, а желанного результата так и не получено? Ответ опять до чрезвычайности прост.

Разумной в некотором смысле силе «тайны беззакония» во все времена противостоит иная воистину могучая, по-настоящему разумная и благодатная сила - Святая Церковь! Ей-то все было ведомо с самого начала.

В таинственной книге Откровения Иоанна Богослова имеются строки, которые возможно прольют достаточно света на причины фатальных неудач таких кажется «суперталантливых» строителей-жрецов Мировой Революции: «И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его... Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола. И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия... И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей. « (Откр. 12, 1-17).

Откровение, хотя и раскрывает тайны мироздания, но делает это по своему обыкновению таинственно. Многое так и остается скрытым до назначенного срока. Тем не менее, некоторые представления о происходящем можно почерпнуть из него и обыкновенному верующему человеку. Воспользуемся для этого авторитетным толкованием описанных событий святителя Андрея Кесарийского. Под женой он понимал Святую Церковь, ведущую нескончаемое сражение с красным драконом - князем мира сего, после позорного низвержения последнего с небес.

«В лице крещаемых Церковь непрестанно рождает Христа», - говорит святитель Андрей и продолжает: «Младенец мужского пола - это чада Церкви, не ослабленные похотями; через них... пасет народы Христос».

Какова же мощь этого слабого младенца, если он один противостоит всей великой силе дракона, свергающего с небосклона святости третью часть звезд - церквей и их начальства! Более того, войдя в силу, младенец будет пасти народы «жезлом железным» и восстанет против беззаконных козней дракона.

Под «жезлом железным» святой Андрей понимал современную ему Римскую Империю: «крепкими, подобно железу, руками сильных Римлян пасет народы Христос», - говорится о Империи, которой давно нет. Но жезл ее власти с нею отнюдь не исчез и не стал менее крепок. Уже иной Рим своей крепкой десницей по Божию благословению пасет жезлом народы.

Заметим, Церковь рождает младенца - царя. Речь, видимо, идет не об отдельном человеке. Вернее всего понимать под этим некую общность царственных людей - царство, каковым является и Святая Русь. «Младенец-царство» правит иным царством, подобным, например, Римской Империи, а через нее - остальным миром. Причем царство может и не быть христианским...

Теперь роль Рима исполняет Северная - Московская Русь и, созданная ею Русская Империя. Посредством ее власть Христовой правды понуждает народы мира и их царства вольно или невольно исполнять святую волю Божию, сообщаемую людям через святых Божиих - могучих праведной силой святых мужей, они же - младенцы по чистоте своих чуждых греха душ.

Иногда происходящее становится столь прикровенным, что не всегда удается понять истинный смысл происходящего. Примером тому может стать и наша приснопамятная коммунистическая Россия. Много лет после усмирения клокотавшей в ее недрах разрушительной Революции она успешно противостояла всему мировому злу, сама же до конца никогда этого не понимала.

Не ведая по-настоящему Христа, часто просто не осознавая Его присутствия в сердце, Красная Россия несомненно подчиняла свой дух святости великих прикровенных мужей. Именно их волей, а никакой не иной смиренно и властно паслись все народы Российской Коммунистической Империи.

Невозможно даже сейчас представить, каким образом в пору гонений святые Церкви - тот самый младенец, облеченный властью, с указующим властным «жезлом железным» - оберегали народы от торжества зла. Но тогда все же была могучая империя. Сейчас от ее могущества мало что осталось. Да и власти у «тайны беззакония» видимо существенно больше, чем у власти законной.

Упомянутый в Откровении младенец восхищается к Богу «во время искушений», - продолжает толкование Андрей Кесарийский. Святые Божии вполне могут быть убитыми в такую тяжкую пору. Это не изменяет ни их назначения, ни твердости их управления народами. Царства, исполняющие роль карающего зло жезла, сами могут до поры не принять полноты веры Христовой, но осознанно или нет понимают ее справедливость. Должно быть, именно так воля праведников усмиряет мятущиеся по наущению духов злобы народы.

«Когда... Церковь побежит в места... недоступные для входа прелестника, тогда, чтобы поразить ее, выйдет во след ее вода на подобие реки; иначе: выйдет множество или злых демонов, или различных искушений. Земля же, ...удерживая стремления лукавых... смиренномудрием святых... тем самым расторгает диавольские сети: ибо, ...ничто так не пресекает и не сокрушает силы диавола, как смирение», - продолжает Святитель.

Так вот какая таинственная сила противостоит Перманентной Революции! Вот он, могущественный апокалиптический царский жезл, останавливающий безумный бег ожесточенных народов, уподобленный бурной реке. Смирение - жезл царского достоинства, свободы и истинной власти!

Жезл принадлежит только Церкви и дается ее чадам, достигшим святости и власти путем невидимых для мира подвигов. Поэтому столько сил всегда тратят мудрецы «тайны беззакония», чтобы нарушить святость Церкви. Отчасти это им удается. Подобно звездам, сброшенным хвостом багряного дракона, падают во грехе отдельные церкви, отпадают от вселенского единства многие еретики.

Но сама Церковь - не творение человеческих рук. Она духовна, сотворена Богочеловеком и незыблема до скончания века. Иногда злу кажется, что все готово для его торжества. Можно безнаказанно убивать святых и просто рабов Божиих. Выпускается река безумия, чтобы поглотить ставшую кажется доступной Церковь. Но два могучих «крыла» - два Завета: сначала Ветхий, затем Новый неизменно спасали ее во все прошедшие тысячелетия от коварного дракона.

Согласно другому толкованию, это крылья имперского двуглавого орла. Орлов, как известно, несли воины впереди своих непобедимых римских легионов. Двуглавый орел - державный символ Второго Рима - Царьграда, ставший после его падения наследным символом последнего, Третьего Рима - Москвы.

Отдельных людей, даже святых, можно убить. Однако великая сила святости всегда остается недоступной злу ни на Земле, ни на Небе. И вот народы, еще недавно только сходившие с ума от бешенства страстей и кровавого беззакония, усмиряются, покоряются грозной воле Божией и смирению святых. Останавливается бессмысленное устремление племен и народов к вечной погибели.

Сказанное в Апокалипсисе согласуется и с Евангелием: «Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10, 17-20).

Апостолы Христовы - первенцы Жены-Церкви. Именем Христовым, как жезлом железным, они повелевали даже сильными бесплотными бесами. Тем более они были властны над их жалкими пособниками из людей - немощными клевретами и растлителями человечества. Блаженный Феофилакт Болгарский раскрывает в толковании духовную суть Евангельских «змей и скорпионов». «Змеи и скорпионы, - утверждает толкователь, - суть полки бесов, пресмыкающихся долу, и те из них, кои язвят более видимым образом, суть змеи, а те, кои более скрытым образом поражают, суть скорпионы».

Апостолам дана власть над всеми видами зла - видимыми и невидимыми.

В этой связи можно еще немного упомянуть о событиях, происшедших в патриотическом движении рубежа 80-х и 90-х годов, поскольку последствия случившегося в ту пору могут существенно повлиять на будущие события.

Река бурных страстей «перестройки» захлестнула было доверчивых русских людей, вверившихся поджидавшим их в засаде «монархическим революционерам». Гордость последних дорого стоила многим неокрепшим патриотам.

«Перестройка», неожиданно для беззакония, ознаменовалась обретением народом Веры. Господь после долгого забвения Церкви вновь призывал Свой народ в Храм. Противясь воле Божией, на этом пути их встретили новые беззаконные «ловцы человеческих душ». Одни из них занимались своим нечистым делом на явно оккультно-колдовской ниве, другие занимались скрытым оккультизмом в виде православно-патриотической идеологии.

«Оккультные патриоты», подобно тайным «скорпионам», искажали чистоту веры новоначальных. Лукавыми медоточивыми устами они говорили почти полную правду, на деле занимаясь совращением. Истина Православия соединялась с собственными теориями, разжигавшими национальную и религиозную ненависть, которая должна была бросить уловленных людей прямо на изготовившихся ко смертельному укусу «змей» - не менее опасных, но тоже еще невидимых патриотам врагов. Зарождалась река жестокого патриотического бунта.

Уже поднималась волна патриотического гнева. Ожесточение поначалу было замутило светлые патриотические чувства, но волна затихла, так и не родив разрушительных явлений. Несмотря на отчаянные усилия «вождей», злость постепенно угасала. Невидимый «жезл железный» Святой Церкви остановил пагубные страсти в сердцах патриотов, но он не остудил разгорающейся Веры. Волна злобы, как и в приведенных строках Откровения Иоанна Богослова, не разрушила ни России, ни Церкви. Церковь смиренно попрала безумие своих сыновей. Новоначальные патриоты, предававшиеся неистовству страстей, снова обрели смиренный молитвенный покой в духовном ее стоянии. «Перманентные» же строители Новой Самочинной Монархии, помешанные на своей мнимой духовной брани с вездесущими «жидами», так наверное никогда и не угомонятся.

Еще раз обратимся к книге Откровения: «Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца».

Как видим, дракон не просто стоит или ходит где попало, а намеренно сидит прямо напротив Церкви, представленной в образе жены, являясь туда точно в тот момент, когда происходит рождение «младенца», волею которого будут попраны напрасные труды сего злодея. Дракон не может войти в таинственное и бесстрастное духовное Тело Церкви, но вполне может вкрасться в излишне доверчивую среду простых верующих или каких-либо самодовольных начальствующих. Насаждая гордый дух, дракон желает пожрать даже избранных Божиих.

Момент рождения «младенца» - момент кажущейся беззащитности Церкви. Дитя - доверчиво, мать - беспомощна. Нет более благоприятного момента для нападения. Уже низвергнуты драконом с неба звезды-ангелы, обольстившиеся лукавством древнего змия, захотевшие стать «как боги». Но не все ищут в Церкви гордого «богоподобия». Многие ищут Истину, находя ее во Христе. «Слабое» дитя мощно пресекает злодеяния, а «беспомощная» жена-мать, окрыленная благочестием, скрывается от злобных пожирателей человеков Божиих. «Дитя» таинственно восхищается к Богу. «Жена» скрывается от соблазнов в пустыне духовного безмолвия. Оба недоступны багряному дракону, приходящего от этого в неистовое бешенство.

Судьбы мира решаются в Церкви! Именно в ней и разгораются главные сражения. Побежденный дракон никогда не может ничего поделать, но не смиряется с неудачей, посылая своих злых клевретов в погоню погубить чад верных Православной Церкви. Не стало исключением и наше время.

Монархическое движение сыграло, без сомнения, огромную роль в формировании полноты Православной Веры для многих людей, пришедших к Церкви лишь в пору зрелости. Но именно в монархическом движении во множестве скрывались те самые скорпионы, своим тайным жалом злобы желавшие погубить доверчивых людей. Постепенно правда превращалась ими в полуправду, полуправда все чаще начинала принимать уже и святотатственные формы.

Когда дракон осознал поражение от «младенца» и родившей его «жены», то происходит следующее: «И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12, 17).

Дракон не отступился, а стал нападать с еще большей злобой и коварством. Возбуждение злобного негодования рабам Божиим привить не удалось. Тогда злоба снова сменяется лестью и ложью, а правда - полуправдой.

Ареной брани «с прочими от семени» жены стали необычные «монархические» акции. Например, ритуально убитый царственный страстотерпец Николай II провозглашается «искупителем». Это - и правда, и ложь. Действительно, царская жертва принесена во искупление грехов русского народа и была не случайна. Есть ясные свидетельства, что государь и царская семья готовились к этому событию долгие годы. Жертва была особенной, но далеко не единственной на политой кровью мучеников земле Руси. Безмерно велика ее роль, возможно даже, что жертвенное величие царского подвига еще не осознано нами до конца.

Но власть искупления имеет только Господь наш Иисус Христос и никто иной! Всякая жертва, в том числе и мученическая, может приноситься во искупление народа, но само оно дается только Спасителем! Если предположить, что кто-то тоже имеет подобную прерогативу, то и такой становится «спасителем», только меньшего «ранга», а может, и не меньшего?!...

Эта простая и очевидная мысль тщательно маскируется. Получается, что Христос стал Спасителем всего мира, а умученный император Николай Александрович - как бы только одной России, всего лишь Третьего Рима?! Сформулировано пусть несколько грубовато, но в этом и заключается самая суть ереси.

Основание сей опасной нелепости кроется в ложном предположении, что земное царство своей духовностью в некотором смысле выше Церкви.

Что дают такие предположения? Посредством Церкви человек идет по пути спасения. Достигается оно соблюдением заповедей, принятием Таинств и несением скорбей, а главное - милостью Божией. Если же царство выше Церкви, то посредством его можно достичь чего-то большего, чем просто спасения. По крайней мере, этим утверждается наличие некоего «сугубого» пути спасения, очевидно назначенного лишь особым избранникам - «спасителям» России.

Ложно предполагается, что искупить грехи русского народа может один только человек на земле, которым и является убиенный царь-страстотерпец! Утверждается, прямо скажем, странное: никто не может принести законную жертву за падший народ, кроме одного - царя? Разве Спаситель принес Себя в Жертву за всех людей на земле за исключением России?!

Утверждают еще, что русские архиереи, принявшие мученические венцы за Веру и за свой народ, на самом деле получали не венцы, а только посильно искупали страданиями свои тяжкие грехи перед... царством? Аргументом для этого послужило «преступное» признание архиерейским собором 1917 года Временного Правительства, хотя оно последовало уже после Государева отречения и, по сути, лишь только подтверждало крушение царства. Мученический подвиг всего русского народа при таком предположении имел еще меньший вес на весах Господних. Они, мол, вообще не искупили греха перед короной.

Получается, что русское царство в лице царя - свято, а русская Церковь и народ - очень грешны?! Более того, Церковь грешна и перед Богом, и перед царством?! Сказать прямо - значит, самим обличить свое кощунство. Иное дело - священство, особенно архиереи. Именно им, архиереям, и надлежит слезно каяться не только пред Богом, но и пред Русским царством. Хотя царя пока нет, но у него уже есть «полномочные представители».

И вот эти «представители» со злорадным «смирением» нетерпеливо ожидают покаяния пред собою священства и народа за грех цареубийства. Можно покаяться в церкви, но еще лучше - им самим. Совсем не обязательно явно утверждать, что святой царь Николай замещает собою Господа нашего Иисуса Христа. Такая ересь не пройдет. Здесь важны не столько слова, сколько скверный дух.

Сказанное следует из якобы превосходства царства над священством. В данном случае уместно будет вновь привести евангельские слова Спасителя: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших. Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?» (Мф. 23, 29-33).

Господь вменяет в вину ревнителям памяти убиенных пророков не строительство гробниц или церковное прославление. Вина их состоит в пренебрежении к народу, собственным предкам, в присвоении права Божия суда. Грех роднит фарисеев со смертоносными ехиднами, вкравшимися в Церковь!

Господь Сам избрал Себе Апостолов сначала из числа двенадцати, а затем из числа семидесяти, о чем прямо говорится в Евангелии. Единственными законными преемниками Апостолов становились епископы - архиереи. Именно они несут в себе власть полноты Таинств Церкви. Без архиереев нет Церкви, это известно. Но нигде во всем Новом Завете нет такого места, где утверждалось бы превосходство царя и царства над Церковью и ее епископатом!

Да, Писание часто требует от христианина послушания властям, но нигде не говорится о превосходстве властей над Святой Церковью. Во все времена Церковь усердно молится «о властех и воинстве», даже когда они были ее главными гонителями. Через жестокие власти Бог смиряет людей, через благочестивые - защищает народы и Церковь от разорения, но святость дается лишь Церковью.

Тем не менее, некоторыми патриотами утверждается превосходство не только царя над епископом, но даже их самих. Создается образ некоего особого источника вселенской власти в лице царства. Утверждение, что оно вне Церкви оттолкнуло бы людей. Поэтому поступают иначе. Царство представляется как бы отчасти пребывающим в Церкви, а отчасти - сверх Нее! Церковь, в лице людей, не свободна от человеческого произвола. Царство нередко наказывало их. Царь и царство часто усмиряли многие церковные беспорядки, что является важнейшей их задачей. Однако наказание людей - не свидетельство наказания самой Церкви. Как Тело Христово, Она безгрешна и подвластна только Небесному Царю. Не вправе человек судить Церковь, как мнят о себе не в меру ретивые ревнители царственных страстотерпцев. Не дано им такого права Богом!

Иногда еще говорят, что православный царь является своего рода «внешним епископом» Церкви, имея в виду право и долг царя на некоторое административное участие в жизни Церкви. По указанию царей часто образовывались новые епархии, назначались епископы. Обязанностью царей было и пресечение церковных нестроений, которые затруднительно было решить без их участия. Православное царство всегда также понималось, как видимая ограда Церкви.

Все это действительно уподобляет царя «внешнему епископу». Но такое наименование в действительности - несколько условно. Ведь нельзя же сказать, что царь - «особый епископ по особым поручениям», не подвластный Церкви!

Так вот, тот, кто мнит себя выше священства, предполагает себя более богоподобным, чем прочие люди. Самозваные претенденты на царскую власть в период временного отсутствия царя беззаконно похищают Божие достоинство и царские права. Избави Бог русский народ от такого помрачения!

Сейчас настойчиво создается кумир из императора, действительно убитого злодейски и ритуально. Святой - свят, но святотатственно ставить его на место Христа. Появившиеся иконы «царя-искупителя» еще можно как-то объяснить неудачностью формулировки святости убиенных. Но появились публикации, не оставляющие сомнения в незаметной подмене Спасителя убиенным царем.

Экзальтированность таких приверженцев памяти царя выдает разновидность католической экзальтированности, что представляется не только досадным эпизодом из жизни Русской Православной Церкви. Именно подобным образом дракон намерен нынче погубить чад Церкви, вступив «в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа».

Вот - полное подобие католицизма на Руси. Вместо папы восседает самозванный, грозный карающий «местоблюститель» царского престола, ответственный только пред Самим Богом. Церковь ему - уже не указ. Сей «Великий Инквизитор» самозванно похищает царский меч посечения еретиков. «Царский идол» не возвышает, а оскверняет память убиенного святого царя, а последствия такого «прославления» хуже любого забвения!

Российская история, к сожалению, знает еще подобный пример - ересь жидовствующих, которая некогда удивительно быстро объединила под своими знаменами всех самых «мудрых ревнителей веры». Наученные бесами, эти безумные «мудрецы» хотели вырваться умом за пределы установленные Отцами. Легкокрылая и неудержимая их мысль рвалась из «оков» слабеющего разума на вольную «свободу». С нарастанием безумия еретики уже свято верили в свою необыкновенность, и скоро их ум, действительно, стал настолько «необыкновенным», что все закончилось гнусным святотатством! Глумлением над иконами и осквернением святых престолов не ограничивалась возрастающая «ревность» поганых еретиков, начавших с «безобидных» богословских рассуждений.

Патриотическая разновидность ереси заключается в том, что жидовствующими становятся «ревнители веры», подобные евангельским фарисеям.

Фарисей в переводе означает - «обособленный», избранный. Нетрудно заметить поразительное сходство этого понятия с его древнерусским аналогом - «опричь», отдельно. Так вот, особым выразителем нынешней обособленности стало современное монархическое «опричное движение», в котором, в отличие от старых времен, люди самочинно назначали себя на царскую службу. Создалась элита - первое и необходимое условие возникновения ереси, которая тоже не заставила себя ждать. Объектом битвы для «опричнины» стал источник мирового зла - «жиды». Примитивная, но заманчивая и удобная доктрина породила примитивную и весьма агрессивную духовность, чуждую православной традиции.

В Апокалипсисе зверь-антихрист (Откр. 13, 1), как известно имеет семь (!) голов, а не одну, что могло бы оправдать сведение мирового зла к одному лишь жидовству. Писание же такой вольности отнюдь не дозволяет.

Еще раз обратимся к уже приведенным выше стихам Апокалипсиса. Там дракон зачем-то сидит именно напротив Жены-Церкви. Но в Церкви поклоняются Богу и молятся о помощи святым. Дракон же Богу не молится, а святых ненавидит. То, что он сидит, означает, что он скорее чего-то ожидает, нежели действует. Можно даже предположить, что дракон, сидящий напротив Церкви, или как бы в ней самой, ждет поклонения... самому себе. Но возможно ли себе представить поклонение сатане в истинной Церкви?!

Такого на первый взгляд быть не может. Но не зря же просиживает штаны злобный дракон. Определенно, он знает, как можно обманом попытаться добиться почти невозможного. Прямо злу никто в Церкви покланяться, конечно, не станет. Но иногда ему удается все устроить так, что недоступное прямо, достигается косвенно. Именно для этого и предназначено упомянутое «сидение».

Дух злобы не вызывает почтения к своей персоне, но может вызвать несообразный страх, что тоже может стать извращенным поклонением злу. Может быть, именно подобным безумным страхом перед злом, парализующим свободную волю, и были повержены апокалиптические треть звезд, кстати, довольно необычно - сбиты хвостом дракона...

Хвост - не голова. Он не ведает, что творит по причине полного отсутствия разума. Так и звезды повержены, видимо, не каким-либо хитроумным заговором, а самым простым способом. Страх вполне мог быть той силой, таящейся в поганом драконьем хвосте. Если это так, то этим многое объясняется. Ведь для подобного дела многого не надобно. Нужны только люди, которые сеяли бы среди некрепких духом верующих постоянный страх перед драконом. Страхи вообще часто мучают людей, а они даже не исповедуются в этом, не считая грехом. Грех, действительно - не в самих страхах, а в том, что человек остается с ними наедине. Церковь же, согласно Символу Веры - соборная!

Это значит, что православные должны разделять тяготы и скорби братьев и сестер, в том числе и страхи. Если человек замыкается в страхе, то лишается соборного духа и согрешает маловерием в помощь Божию. Страхи парализуют волю, лишая человека нормальной жизни, и он от ужаса не может даже правильно помолиться. Он истово молится, лишь чтобы отвлечься от страха, а не победить его с Божией помощью. Получается, что читаешь молитвы одному, а поклоняешься как бы другому - невидимому и пугающему. Да, так действительно бывает...

Тот, кто больше боится Бога, чем зла - служит Богу. Кто панически боится зла, тот может служить злу. Тогда борьба мира со злом более напоминает обряд поклонения ужасу зла, нежели действительную войну с ним.

В отношении патриотического движения, страх вызывали... «жиды». Все зло мира надуманно сводилось к ним, злополучным. Так дракон создал образ врага - идол «Вечного и Непобедимого Жида», и сей злобный идол, вызывая несообразный страх, начинает как-то даже... возвышаться над Богом!

Непомерный страх награждает идола мнимой непобедимостью. Защититься от него человеку, теряющему от ужаса Веру, становится нечем. Тогда-то и могла родиться «светлая» мысль «отлить» светлый Идол, который должен сражаться с черным. Поклоняться, однако, надлежит обоим. Одного искренне «любишь», другого - ненавидишь, но боишься. «Побеждает» то один, то другой. Если перестать поклоняться одному - рухнут оба. Придется все начинать сызнова.

К сожалению, в качестве «доброго идола» был избран царский. Только он по замыслу идолопоклонников и может противостать злому «жидовскому идолу». Подобно этому, Иеровоам - первый нечестивый царь некогда отделившегося от Иудеи «самостийного» Израиля «сделал двух золотых тельцов и сказал [народу]: не нужно вам ходить в Иерусалим; вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской. И поставил одного в Вефиле, а другого в Дане. И повело это ко греху, ибо народ стал ходить к одному из них, даже в Дан, [и оставили храм Господень]» (3 Цар. 12, 28-30).

Сделано это было не по искренней вере, а по зависти и страху потерять свою власть над отделившимся от Иудеи народом. Ведь единственным законным местом поклонения Богу у Ветхого Израиля был только Иерусалимский Храм. Иеровоам же намеренно дал народу лживых богов. Так же дело обстоит и с новыми идолами.

В ложном «православном патриотизме» ересь католицизма уже смыкается с фундаментальными понятиями Восточного язычества. Две силы, две воли, два разума, две энергии - белая и черная. Вечное противоборство негодного «Жида» и святого «Царя» решает судьбу мира. - Бред безумцев!

Как всякие идолы, «Жид» и «Царь» требуют себе жертв, желательно, конечно, с кровью. Если нет ничего иного, в жертву приносится собственное сознание. Нагнетается агрессия, страх, смешанный с демонической гордостью. Следом - нервные срывы, затем нарастающие психические расстройства... Удивительное перерождение - неутомимые борцы с «жидами» сами становятся именно жидовствующими!

Зло, набрав силы, не может молчать. В зверином вое вожаков в духовной ночи собирается ненасытная «волчья стая». Готовится неправедная охота на человеков Божиих, обещающая быть удачной! Для нее все готово, все выверено, продумано. Пора начинать! Только почему прячут лица кукловоды? Не потому ли, что догадываются - и на этот раз человечье мясо станет им поперек горла?

Разворачивается новая Мировая Революция. Бунт против Бога ныне рядится в новые ризы и именуется зловещим именем: «Новый Мировой Порядок», который отличается от прежних экспериментов такого рода особенной безжалостностью. Раньше Революция «освобождала» народы от Спасителя и давала обывателю свободу атеизма, невольно сохраняя некоторые остатки прежней нравственности. Теперь атеизм отжил свое. На смену ему грядет новая религиозность, с которой покорившиеся злу народы дерзнут, если выйдет, пойти войной на Самого Христа! Мораль соотносится с целями...

Будущее человечества по-видимому станет самым настоящим воплощением тотальной паранойи. В результате многолетних усилий по одурманиванию людей, психическая болезнь постепенно перестанет являться индивидуальным состоянием отдельного больного. Можно даже сказать, что массовая психическая ненормальность - «визитная карточка» грядущего «Нового Порядка». Достижение подобного общественного безумия очевидно невозможно без демонической мистификации сознания.

Ведьмачество каралось по Закону Моисееву только смертью. Тем не менее, чернокнижье было повсеместно распространено среди иудеев во времена евангельские как в Палестине, так и в рассеянии по всему миру.

Об этом говорится в «Деяниях Апостолов». Дело происходило в Греции. Хотя семь сыновей первосвященника (!) Скевы и были заправскими странствующими заклинателями-колдунами (Деян. 19, 14), однако были скандально посрамлены. Причем произошло это при помощи самих же бесов. Именно их заклинатели с неудачей для себя пытались изгнать. Результат - пред лицом множества людей, собравшихся в Эфесе, они были позорно избиты демонами. Причиной послужило то, что изгонявшие нечистую силу именем Христа сами не были христианами.

Происшедшее настолько потрясло эфесских иудеев, видевших посрамление неверных, что многие из них тут же обратились к истинной Вере. Как выяснилось, немалое число горожан тоже занимались магией и колдовством, что не было случайным увлечением таинственным. «Деяния» так повествуют об этом: «А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян. 19, 19).

Никто, наверное, даже и не предполагал в каком ужасном мире они жили. Кажется, тебя окружают добрейшие, приветливые, отзывчивые, соседи. Но вот, спускается тьма над городом, и в глухих местах начинается настоящая «жизнь» - открывается истинное лицо «доброго» человека. Ночные камлания: вызываются души умерших, читаются заклинания на болезнь или смерть обидчика, привораживаются женихи и невесты, приносятся нечестивые жертвы бесам. Человек продает свою бесценную и бессмертную душу за ничтожные мелкие услуги нечистого. Чудо, что после всего этого Господь все же смилостивился и растопил для истинной Правды сердца обитателей Эфеса. И вот уже горят сатанинские книги - расторгаются безумные договоры людей со злым князем мира сего!

Пятьдесят тысяч драхм - огромная по тем временам денежная сумма. Хотя она, видимо, и не полностью относится на счет одних только иудеев, но явно свидетельствует о том, насколько сатанизм был в ходу у людей даже верующих Моисееву Закону. Ведь книги в те времена не были общедоступными, как сейчас, и их дороговизна заставляла человека раскошелиться только в случае его самых серьезных намерений изучать и применять написанное в них.

То, чем занимались обращенные впоследствии к христианской вере жители Эфеса, нельзя назвать иначе, как духовный блуд с бездной. Исповедуя Моисеев Закон, они конечно знали, что колдовство карается смертной казнью, однако, занимаясь общением с преисподней, даже не считали себя в чем-либо виновными пред Богом и Законом. Но ведь это и есть безумие!

Свершалось очень тяжкое преступление, за которое следовало расплачиваться жизнью, но липкая тяга к таинственному оказывалась непреодолимой. Если суд человеческий проходит мимо, то суд Божий настигнет обязательно. Хорошо известно, что если Господь хочет наказать человека, то отнимает у него разум. Именно такими обыкновенно и бывают плоды богоотступничества.

Не будет, наверное, преувеличением следующее предположение: подобный духовный блуд с нечистой силой и стал важнейшей причиной массовой душевной болезни Ветхого Израиля во времена евангельские.

Во всяком случае, происходящее с нынешними искателями острых ощущений в области колдовских тайнознаний, особенно в многоразличных сектах, полностью подтверждает сказанное. То, что могло случиться единожды тогда, без сомнения, вполне может повториться и в наши времена. Именно к достижению такого массового общественного безумия, только теперь Новозаветного Мира, и направлены устремления научных и технических представителей прикладной «технотронной демонологии». Книги по оккультизму, «белой и черной» магии, гороскопы уже давно прижились на книжных полках почти во всех домах!

Можно увидеть аналогию времен евангельских и европейского средневековья - Инквизиции, когда пораженная ересью «правда» Католицизма и Протестантства туго переплелась с явным чародейством и колдовством. Причем сей мерзостью было охвачено подавляющее число народов Европы.

Тяжелую атмосферу Западного мира того времени тоже можно рассматривать как проявление ярко выраженного массового психоза. Описания происходившей в средневековой Европе «охоты на ведьм» нельзя читать без ощущения настоящего ужаса отчаявшихся в жизни несчастных людей, которые не просто заблудились во мраке преисподней. Народы Европы остались один на один со всей армией зла, уже не имея надежной защиты - Православия.

Не нужно строить иллюзий, что мы намного умнее Ветхозаветного или того же средневекового европейского человека. Мы действительно были таковыми до тех пор, пока обоими руками держались за нашу Святую Веру Православную, а вовсе не с тех пор как обрели всеобщую грамотность и покорили космос.

Сейчас события прошлого могут повториться в еще более ужасных масштабах и форме. Ведь в древности не существовало нынешней науки и мощной технологии массовой коррекции сознания, многие магические процедуры «обработки» общественности проходили на гораздо более примитивном уровне.

В евангельские времена человечество погибало. Тогда пришел долгожданный Спаситель. Гибнущих людей можно было спасти - они не достигли еще предела бесчувствия. Второй раз Господь придет уже не для того, чтобы как прежде исцелять и утешать. Второе Пришествие будет для того, чтобы судить людей и стереть с лица земли даже память об их злобе.

Человечество в своем шествии в бездну окончательно перейдет грань из-за которой нет уже возврата к духовному здравию. Там люди становятся совершенно невосприимчивыми к целительной благодати и к любому проявлению вразумления Божия, переставая быть тем, кого еще можно звать человеком. Господь, создавая человека, вдохнул в него благодать Святаго Духа: из глины создал зверя, из зверя сотворил Свое богоподобие - высшее творение!

Своим бессмертным духом человек отличается от прочих обитателей земных. В конце земного пути люди со злобой отбросят тот благодатный дар богоподобия, как ненужную тяжесть. Им невмоготу и нестерпимо будет оставаться людьми. Большинству понравится быть зверем. Но не просто мирной милой зверушкой, а настоящей бешеной злобной собакой!

Кажется, ну как можно даже желать такого? Однако посмотрим внимательнее вокруг себя. Мы без труда обнаружим подобную тенденцию в современном мире. То, что сейчас происходит - не просто неблагоприятное стечение обстоятельств, давших злым силам особую власть над умами. Это естественное течение процесса «деградационной эволюции» человечества - единственно возможной эволюции безбожного мира, которая подтверждается всем течением нашей жизни и сопровождается попранием нравственных законов.
#24 | Георгий О. »» | 20.10.2012 21:04
  
3
Преображение Господне


24. "МЫ НЕ НАШЛИ НИ ОДНОГО ЛЕКАРСТВА ЧТОБЫ ИСЦЕЛИТЬ ЭТУ БОЛЕЗНЬ"



Мера постижения духовного мира ветхим человеком была столь незначительна, что даже избранный народ постоянно нуждался в «материальных» подтверждениях существования Бога и ангельского мира. Почему-то силе демонической люди часто верили более охотно. Причем без всякого принуждения.

Так, огненный столп, сопровождавший Израиль в его скитании по пустыне, манна небесная - даже они не могли уберечь народ от его бесчисленных падений. Израиль - видящий Бога, на самом дел видел Его не очень часто и обычно неотчетливо, а когда предавался ожесточению, не видел и вовсе. Тем не менее, даже то немногое делало его совершенно исключительным среди народов. Ветхий Израиль все же ощущал Божие присутствие, осознавал Его волю, слышал неизреченные глаголы, наполнявшие смыслом бессмысленную без Бога жизнь.

Спаситель разорвал пелену неведения стоявшую между Богом и человеком, сотворив Новозаветный мир, в котором не осталось прежних пределов богопознания! Счастье благодатного единения с Богом стало доступно каждому.

«О, как сладостны Божественные словеса душе благосмысленной», - восклицает авва Исаак Сирин. Тело и Кровь Христовы не просто восполняют ветхозаветные Божии дары, но превосходят их в самой превосходной степени, о чем со страхом Божиим назидает верных Иоанн Златоуст: «Причастники Тела и Крови Господа Иисуса Христа, помните: мы причащаемся Тела, которое ничем не отличается от того Тела, Которое сидит на престоле... Ибо как Тело соединено с Христом, также и мы с Ним соединяемся через этот Хлеб».

Поразительна и беспредельна мера милости Господней ко всем верующим.

Когда Господь отверз очи слепорожденному, совсем не имевшему до того глаз, то возвестил народам: «Доколе Я в мире, Я свет миру» (Ин. 9, 1-41). Только во Христе человек обретает истинное видение - духовный ум и бесстрастное понимание происходящего. Но постепенно пришло время, когда человечество, ослепленное страстью, начинает пренебрегать Светом. Обличающая совесть становится досадной помехой в современной жизни.

Целительный для кающихся, Свет Христов опаляет огнем Правды души нераскаянных грешников. Это неприятно, надо бы исправляться, но современный человек избрал себе путь духовного ослепления. Ему снова понравился тот самый мрак, который был развеян Христом! Он не обличает, не требует ответа за блудодейство, даже поощряет его. Тьма, наполненная бесами, поспешно объявляется «светом познания». Но и через закрытые очи Свет Правды все еще продолжает беспокоить мятежную совесть.

Евангельский слепой чудесно прозрел, современное же человечество слепнет от неверия. Нас окружают в основном добрые и отзывчивые люди. Они давно не атеисты, по-своему верят в Бога. Только вот, не хотят идти в Церковь. Лень, нет времени. Причин много, а за ними притаилось маленькое зерно будущей ненависти ко Христу. Оно тихо питается страстями, готовясь взять власть над расслабленной душой. Когда последние капли истинной любви будут изгнаны из сердца, тогда-то и начнется «торжество». Сейчас же все кажется покойно...

Человечество все дальше удаляется от Света. Трепеща от непонятного ужаса, оно направляется прямо к недрам тьмы. Вот уже, опьяненное страстями, подошло к краю бездны. Может, только шаг отделяет его от падения...

Множество христианских в прошлом народов сами следуют к месту принудительного обитания князя мира сего. Лукавый ум твердит, что это единственный путь правды. Но он лжет! Незаметный страх пред невидимым злом пронизывает душу. Связанный князь со злорадной улыбкой ожидает прихода добровольных верноподданных. Он доволен, насколько может быть доволен ненасытный тиран. Путь к нему был давным-давно закрыт. Однако люди сами нашли заключенного и идут поклониться связанному негодяю как всесильному богу. Вольные люди становятся рабами царства страха. Его князь вынужден скрывать свое лицо, чтоб не распугать собравшихся. Нужно сперва связать всех их туго-натуго в безвольные снопы. Грех это делает быстро, для страстных натур - особенно. Скоро они не смогут вырваться, и тогда зло явит себя по-настоящему.

Главный дух злобы давно и вожделенно ждет мгновения своей власти над миром, чтобы убить неразумных слепцов, опрометчиво доверивших ему свои души и ослепивших себя ради своего владыки. Напрасная жертва! Вспомним: и царственные Вифлеемские младенцы добровольно принесли царскую жертву - свою жизнь Предвечному Царю, но как же разительно отличается она от нынешних жертв. Она рождена властным царским духом младенцев - жертвенной и смиренной любовью. Нынешняя, напротив, рождена трусливым страхом, безволием, похотью и обидой на всех.

Так что же так притягательно во мраке бездны? Ведь столько людей отдало и по-прежнему охотно отдает ему бессмертные души. Как же огромна безликая толпа, послушно и монотонно бредущая к месту своей вечной погибели!

Ответ прост. Только в духовном мраке можно еще найти желанную ложь, елейно говорящую о мнимой, но великой свободе, о власти над миром, о любви. Пленительны страстные мечтания, но их сладость - смерть.

Так, немало русских людей своими руками продолжают разрушать единственную истинную свободу, которую обрели вот уже тысячу лет назад наши предки в купели Святого Крещения. Воды Днепра, освященные Таинством, смыли былую пелену неведения с глаз благородных россов.

Россию все время тянут в мир богоотступнической Западной цивилизации, именуемый «свободным миром». Свобода его создана «гением человеческого разума» вопреки Свободе Христовой. Свобода для Запада - не только способ самовыражения, но и инструмент, которым тот твердо намерен обрести власть над миром. Особенностью этой «свободы» является то, что являясь таковой для одних, она в то же время оборачивается несвободой для других, «неполноценных». Во времена менее просвещенные это называлось рабством. Раньше для него требовались кандалы, галеры и прочие принудительные мероприятия. Теперь в этом уже нет нужды. Дикая свобода «человеческого гения» почти укрощена.

Общественное движение и выразительница новой «свободы» именуется Демократией. Были у этой древней демонической мистерии и совсем другие имена. Демократия, как и многие другие общественное явление имеют два лика. Один - «светоносный», исполненный «любви» и справедливости, борьбы с тоталитаризмом и мракобесием. Он хотя и красив, но лжив. Сколько раз его лозунги побуждали обманутых людей искать правду в истреблении друг друга! Другой лик Демократии более темен, чем первый, и не без причин скрывает себя от доверчивых людей, потому, что прямо связан с «тайной беззакония».

Так, наши деды воочию наблюдали перевоплощение «свободолюбивого» либерализма в самые жестокие формы тоталитарного и мистического большевизма. Сейчас говорят, что это две совершенно разные вещи, но это неправда! У Демократии всегда был неуравновешенный истеричный характер, легко переходящий от неистовой любви к жгучей ненависти. Отсюда и все ее «перевоплощения». Бесцеремонное разрушение традиционных, в первую очередь нравственных и религиозных ценностей - тоже неотъемлемое свойство ее вольнодумства.

Демократия изначально не содержала в себе никакого созидательного начала. Зато было революционное разрушение, оправдываемое тем, что насилие совершается на благо народа и исключительно из любви к людям.

Демократия, диктатура, романтика либерализм, нигилизм, ересь жидовствующих, революционная истерия и иные исторические имена этой заразы обладают сильнейшим свойством разрушения любой законности.

Такая способность к перевоплощениям дала ей огромную силу сокрушения самых мощных империй, эффективно разрушающую хорошие и действительно плохие человеческие сообщества. Сильные и слабые, самобытные и «стандартные» государства равно беззащитны перед неудержимым напором «демонократии». Это качество, весьма полезное для агрессивных вождей, желающих взять в руки власть над обществом, к их сожалению, как оказывается, не исчезает с достижением цели. Раз начавшееся брожение умов никогда не останавливается, что и понятно. Демократия - инструмент именно разрушения, а не созидания.

Постоянное попрание любых традиций относится и к традициям только что созданным самой Демократией. Этот нелепый процесс самоуничтожения невозможно остановить в силу самой природы Демократии. Все, что ею построено, ею же немедленно начинает разрушаться. Она безумна!

Все это обычно становится полной неожиданностью для поверивших Демократии. Для посвященных в сокровенные тайны беззакония это закономерность. Беззаконие до сих пор не имеет такой желанной для себя власти над миром, поэтому даже Демократия до сих пор все еще никак не может довести мир до хаоса. Конечно, не в силу пробудившейся жалости к обездоленным людям. Просто современное общество сохранило некоторый здравый смысл, противящийся хаосу Демократии.

Здоровым силам тем или иным образом все еще удается сдерживать многие деструктивные общественные процессы. Практика развитых демократических государств свидетельствует, что некоторым из них можно даже достичь процветания. Не будем говорить какой ценой и сколь долго это будет продолжаться.

Разложение общества истеричной Демократией достаточно часто останавливается властной Диктатурой, кажущейся полной противоположностью Демократии, но почему-то она в конце концов возвращается все к той же Демократии. Объяснимо это только тем, что и Диктатура, и Демократия на самом деле - одно и тоже или разные грани одного и того же...

Как уже говорилось, Диктатура, впрочем и Демократия тоже, до некоторой степени могут выходить из повиновения создавшего их беззакония. Это объясняется тем, что обе они вынуждены пользоваться услугами хотя и обманутых, но искренних и честных людей, которые до сих пор приходят к власти вопреки воле тайных сил. «Тайне беззакония» все еще катастрофически недостает так нужных ей негодяев, чтобы взять их руками все рычаги управления миром.

Так, сразу же после февральских событий 1917 года в Петрограде возникла, например, целая череда сменяющих друг друга лукавых и гордых болтунов Временного правительства бывшей Российской Империи, самонадеянно приступивших к «созидательному разрушению» всего созданного столетиями Российской государственности. В разрушении эти недалекие люди преуспели, но созидания у них не получилось. Они даже не успели понять, что же это такое!

Их проблемы к счастью завершились с окончанием в октябре того же года самой блудливой Демократии, точнее сказать, с ее переходом к фазе Диктатуры. Впрочем, они некоторое время существовали совместно, но потом Диктатура задушила Демократию. Не случись этого так быстро, быть может Российская держава вскоре вообще перестала бы существовать. Над ней тогда нависла угроза полного распада, которую и предотвратила... новая Революция.

Наступил большевизм, сломавший хлипкий хребет «вялотекущей» демократии, но столкнувшийся с неожиданными проблемами. Наведение порядка, даже после короткого ее торжества, стало возможным лишь после страшного и нескончаемо долгого кровопролития. Демократия - это диагноз! И единственным средством «исцеления» от нее, как некоторым показалось, мог стать только страшный красный террор. Много крови он пролил в России, однако болезни, как стало сейчас очевидно, так и не исцелил...

Россия февральской демократией была поставлена на грань физического и духовного уничтожения. Империя не только проиграла уже почти выигранную Первую Мировую Войну, но потеряла свои прежние силу и разум. Распад общества сопровождался невиданным ростом бандитизма, разврата и буквального вырождения всего здорового. Остановить все это стало возможным лишь годами жестокой власти. Россия уцелела исключительно по милости Божией!

Мера греха определяет и меру его последствий. Февральская демократия 1917 года лишила Российскую Империю законной власти и повела ее к бездне. Нескончаемый сонм мучеников и предстательство святых остановили праведный меч гнева Божия, занесенный было над Империей. Народ не был богооставлен и истреблен до конца, хотя все могло окончиться для него именно так. Сейчас трудно даже осознать, что земная история человечества вполне могла прекратиться вскоре после зловещих событий 1917 года! Со смертью Руси сразу наступила бы пора антихриста, а с ней началось бы и тотальное истребление народов.

Один из современных благодатных старцев, многим известный архимандрит Тихон (Агриков), в схиме Пантелеимон († 1999г.) рассказывал своим духовным чадам следующее. Вскоре после революции ему было видение: внезапно небеса разверзлись, и открылось неисчислимое грозное Небесное Воинство, которое двинулось на Россию, чтобы обрушиться на нее гневом Божиим. Русскому народу надлежало быть истребленным! За духовный блуд со злом Народу-Богоносцу была уготована геенская участь. Русское Царство должно было погибнуть в огненном море подобно злополучным Содому и Гоморре. Ничто уже не могло остановить возмездия! Небесное Воинство готовилось восхитить на Небо последних праведников России, оставив на месте благодатной Российской Империи лишь мычащее и беснующееся стадо бывших людей и потоки Божия гнева, которые вскоре смыли бы и его, а с ним - и все самодовольное человечество, оставившее Бога!

Но вот, на грозном небе появляется Царица Небесная, распростершая руки, чтобы остановить начавшееся смертное посечение. Слезно молила Божия Матерь Своего Сына остановить погибель возлюбленного Ею русского народа. Господь милостиво внял слезам Пречистой. Крушение России не состоялась, может оно только отсрочено, как это было с нечестивой Ниневией из библейской книги пророка Ионы.

Вдумаемся, сколь близко подошла к нам кончина мира в двадцатом веке и насколько его судьба оказалась связана с Россией! Мы до сих пор не в состоянии осознать как близко была смерть и как велика любовь Царицы Небесной к России, уже подошедшей к пропасти, но не сорвавшейся в нее. Русские должны помнить, Кому обязаны жизнью!

Сейчас снова многие на Руси блудят со злом. Неужели мы так ничему и не научились? Неужели опять русские люди хотят пройти по протоптанной падшими народами тропе к духовному небытию. Быть может, снова гневно разверзнутся сияющие правдой Небеса, чтобы теперь уже бесповоротно истребить народ, так дерзко оставивший свое суровое назначение Богоносца. Да не будет!

Демократия, гражданская война и террор стали Божией карой Русскому Царству. А ведь была возможность избежать этих страшных кровопролитий. Для этого народу требовалось снова обрести смирение. Однако непокорность гневу Божию родила трагедию противостояния Белого и Красного движений. На радость бесам началась Гражданская война...

Смирение позднее все же пришло, народ с кровью выблевал свое безумие. Пусть неосознанно, но покорился он смирению своих святых. Россия, по молитвам Богородицы, победила темное зло Революции, чудо России снова свершилось!

Война - не Демократия! Но Гражданская война стала парадоксальной войной против нее обоих армий, равно сражавшихся за... Демократию.

Войну породил дух демократии, вольнодумства и гордого несмирения. Зло, скрытое в человеческих душах, породило зло явное. В жарких сражениях, в обоюдной жестокости братьев рождалась «на свет» духовная тьма. Это, вся в крови, выползала из распоротого брюха Демократии молодая ехидна Диктатуры нерусского «