Чужая девочка

Чужая


Девочка никогда не плакала, потому что никто не жалел. Потому что некрасивых и неумных жалеть не положено. Нет. Она не детдомовская. У неё очень приличные родители: отец – военный, мама - жена военного. Оба светловолосые, похожие друг на друга, с соломенными волосами и вечной улыбкой на правильном лице. Красивые.


Что-то не рассчитала Ольга. Девочка, которую она взяла в роддоме, когда долгожданный сынок умер при родах, так и осталась чужой. Но выбора у неё не было. Неля Яковлевна, будущая свекровь, противилась свадьбе, не желала принимать в дом голодранку. А ребёнок – аргумент железный. Для свадьбы нужен был ребёнок. Соседка по палате в голос ревела – ей ребёнок был не нужен. Она его родила не от того. Тот, от кого надо было, находился в длительной командировке, когда случилась беременность, и принять непутёвую жену был готов только без чужого ребёнка. Она кормила свою девочку грудью до последнего дня, а потом подписала отказ, и светловолосая пара за большие деньги моментально оформила ребёнка на себя.


Галинка, так назвали чужую девочку, не прижилась в новой семье. Совсем не прижилась. С чёрными как вороново крыло волосами и большими карими глазами, она была не похожа на приёмных родителей. До самой своей старости не знала она, что чужая. Только чувствовала это постоянно.


Родители Галину терпели и кормили, пока не встала на ноги. Только с маленького она знала, что обязана учиться так, чтобы в школе никто не мог на неё пожаловаться матери, и вести себя она должна была так, чтобы только хвалили – но и этого было мало. Заслужить любовь не получалось, неизменная улыбка на лице матери оставалась холодной, безразличной. В детстве Галинка много болела и постоянно лежала в больнице. Это было самое радостное её время. Она много читала и уносилась в придуманный кем-то мир. Только помнит, всегда про себя думала:


– Только бы мама не пришла.


Мать приходила и Галя опять натыкалась на её колючий, нелюбящий взгляд.
Выучилась Галина на социального педагога. Девочку себе родила, Светлану, а замуж не вышла. И любили они друг друга – она свою доченьку, а доченька её, только выхода в другие люди эта любовь не знала.


Дочка отучилась на психолога. Правда, хороший ли она психолог понять было трудно – никто не брал её на работу. Гале было уже 60, а доченька всё не работала. Гнать Светлану на любую работу ей было страшно. Сама Галина до последнего работала в школе. Её держали, потому что такого ласкового и терпеливого воспитателя с придумкой найти непросто. Да ещё за малюсенькие деньги. А Галя рада была и маленьким деньгам. Потому что больших денег у них со Светланкой отродясь не бывало, они и не примеривались к ним. Только с каждым месяцем денег становилось меньше. И тогда они завязывали пояса потуже и жили на то, что имели. Просто сокращали свои расходы на еду, а вещей вовсе не покупали. Галина стала совсем прозрачная. А ещё так не вовремя заболели зубы. Она зубную боль научилась терпеть до конца, пока та не уходила вместе с зубом. И вот осталось их всего два – испорченных и переплетённых один с другим. Но функцию свою они выполняли – помогали измельчать пищу.


-Плохая наследствность, – говорил отец, в доме которого они жили.


Что он имел ввиду тогда Галина не знала. Когда мама умирала они рядом с кроватью стояли – она, Светланка и отец. Мать до последних своих минут выкрикивала проклятия непутёвой дочери и проклинала её страшными и непонятными словами. Галя дочь отправила в другую комнату, а сама вытирая слёзы со впалых от постоянного недоедания щёк, стала крестить маму часто и молиться за неё вслух. На что умирающая в судорогах почти уже взвыла:


– Себя крести, ублюдочная!


Галина всё оборачивалась на отца – ожидала, что он заступится, хоть никогда не заступался. А он рассмеялся. Смеялся громко и жутко.
Ужас от произошедшего не отпускал. Позже она нашла документы об усыновлении. Да ещё соседка, баба Фрося, которая долго уборкой в доме родителей подрабатывала, рассказала в подробностях про то как всё случилось. Оказалось, самым страшным было, что родная мама её не любит. А если неродная – это легче.


После похорон что-то случилось с отцом. Фиалки из горшков повыдёргивал, разбросал на полу в Галининой комнате. Как-то ушли они с дочкой в город, вернулись – в шкафу вещи перерыты, словно искали что. Позже обнаружили, что одежда иголками утыкана, узелки какие-то в карманах, ковёр с обратной стороны красным облит, им тогда показалось, что кровью. С этого дня они старались вдвоём квартиру не покидать. Не оставлять отца одного.


Галина вспоминала, что часто замечала у матери в руках куколок и всякие вещи, которые говорили, что мама колдовством занимается. Может оттого отец её отпевать запретил.
Беда, да и только. Пойти им из дома некуда, квартиру снять не могут – денег нет. Да и долг держит – отец старый, под 90 уже, как его бросишь?


У меня совета просила. А я - неразумный человек, что я посоветую.

Комментарии участника: Сергей Крымчанин (1)

Всего: 1 комментарийвсе комментарии ( 5 )
#5 | Сергей Крымчанин | 11.02.2022 10:46
  
0
Какая мерзость! "Уркоинский голодомор" продолжается... Оказывается, Русские, не только заграбастали себе все деньги, и заняли все командные посты в ВС, но, ещё и колдуют против бедолажных, мирных уркоинцив. И, когда, вы, мерзавцы, перестанете блевать дерьмом?
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites