Душеполезное чтение в Великий пост


ПОКАЯННЫЙ ПЛАЧ
Молитвословия архимандрита Серафима, еп. Дмитровского
составленные по руководству богослужебных книг
(Октоих, гласы 1-8)


Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Возстани! Воспряни! Что спиши?
Конец ведь уже приближается,
смутиться ты имаши!
Возстани! Воспряни! От сна пробудись!

Душе окаянная, бедная,
душа моя страстная, грешная!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Помни, помни всегда,
что ожидает тебя
час Господня Суда!
Скорей же, скорее к Иисусу гряди,
со слезами своими к Нему припади,
греховные язвы Ему покажи,
обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Грехи твои тайныя,
мысли, от взоров сокрытыя,
Бог назирает, Бог знает.
Убойся! Покайся!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Уподоблю кому я тебя,
злая творящу всегда?
Уподоблю ль блуднице тебя?
Но та при Христову ногу
со слезами сложила греха тяготу.
Ты же... не плачешь, ко Христу не идешь,
у ног Его слезы не льешь,
блудницы ты хуже, ты хуже!
Мытарю ль уподоблю тебя?
Но тот, во смирении перси бия,
"Боже, будь милостив мне!" вопил,
прощенье от Бога себе получил.
Ты ж не смиряешься, не сокрушаешься,
только гордынею ты надмеваешься,
мытаря хуже ты, хуже!
Разбойнику ль я уподоблю тебя?
Но тот, на кресте со Иисусом вися, возопил:
"В Царствии Твоем помяни Ты меня!"
Ты же, живя на земле,
предаешься всегда нерадению зле,
разбойника хуже ты, хуже!

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Уподоблю кому я тебя?
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Как люты деянья твои,
сколь мерзки пред Богом они!
Воистину, паче ты всех согрешила:
очима своима лукаво взирала,
слухом своим клеветам ты внимала,
языком ты всех осуждала, корила,
на ближнего в сердце ты злобу питала,
грехом ты все тело свое запятнала...

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Убо что сотворишь?
Ответ какой дашь?
обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Се, покаяния время: покайся!
Се, чиста деланья время: очнися!
Се, время светлаго дня: светла соделай дела!
Тьмы страстей ты бежи,
злаго уныния сон отжени,
да Света Божественна будешь причастна.

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
В Божием слове читала ли ты,
как верой, молитвой и доброю жизнию
древле львы Даниил укротил?
Веруй и ты, молись и трезвись,
во Христа, как в броню, облекись!
Видишь: демон коварный, как лев,
рыкает, раскрыл уже свой зев,
объять, поглотить тебя хочет.
Веруй, молись и трезвись!

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Познай, познай, какого ты рода:
дыхание уст Самого ты Бога!
к отечеству ты зовешься нетленну:
зачем же телу работаешь тленну?
Как, скажи, неразумная, худшее
побеждает всегда в тебе лучшее?
Горния части еси!
Тщися же горних ты достигати.
А земнаго всего избегати.

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Все ты скорбишь, унываешь,
от скорби покоя не знаешь...
Воззри на терпение Иова:
все козни, прилоги лукаваго,
как прах, разлетались о твердость его.
Сему ты ревнуй, сему подражай,
в лютых скорбях никогда ж унывай!

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Как мне на плакать,
как о тебе не рыдать:
ты доброе любишь, а злое творишь;
ты зло ненавидишь, добра же бежишь.
Рвешься ты к небу,
стремишься все к Богу.
На самом же деле ползешь по земле.
Бывает, возникнешь, поднимешься...
В порыве взлетишь ты горе.
Потом же... еще глубже низринешься,
глубже в греховной валяешься бездне...
Как это страшно, тяжко как, больно!..

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Птице подобна ты,
птице, попавшейся в сети!..
Враг эти сети расставил,
грех тебя в сети запутал.
О, обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Спишь ты все... спишь...
И Божияго света не видишь.
Не видишь ты и своей наготы.
Одежда белая, царская,
Кровью Христовою купленная
одета была на тебя при крещеньи твоем.
Теперь же... посмотри на себя:
одежду ты ту во что обратила?
Греховною скверною ее запятнала,
пороком ее разодрала...
И лежишь ты... нагая!
С Неба на тебя Господни очи смотрят,
с Неба наготу твою Ангелы видят,
а ты не стыдишься. спишь все и спишь!..
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Какими слезами оплачу тебя?
Рыданьем каким над тобой возрыдаю?
Когда я над жизнью твоей размышляю,
вижу - нет истины в ней,
вся она злобы, лукавства полна,
затмил ее тьмою своей сатана.
Вижу - твой град
бесовский полк окружает,
вижу - греховный смрад
сердце твое изсушает.
И стала подобна ты древу засохшему!..

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Боюсь я, боюсь твоего посечения!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Вспомни, вспомни Давида царя:
к Богу молитвой усердной горя,
от веждей своих отревая всяк сон,
о двух грехах как плакал он!
Вспомни! Как омочал он слезами постелю,
как с плачем свое питие растворял,
как злую, порочную волю
постом он до праха смирял.
Вспомни: с пеплом вкушал он даже и хлеб,
отринув заботы, веселье и смех.

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Ты же тьмами грешила,
слезы ж ни единой пролила,
смеешься, не плачешь...
Поста, воздержанья не знаешь.
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Время твое скончавается.
При дверях последний исход...
Недолго... Уже приближается
и к Богу Судье твой восход.
Пока не затворятся двери,
покаянья скорей плоды принеси,
обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Вспомни ты древняго Хама...
Ему ты по жизни подобною стала:
над отцом своим тот посмеялся
и рабом стал у братьев скитаться.
Убо что сотворишь, окаянная,
страстей и грехов всех раба?
Небесного ты не стыдишься Отца,
Его оскорбляешь своими грехами,
над Ним ты смеешься своими страстями...
О, обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Помнишь ты древняго Каина,
убил как он, в зависти, Авеля?
Ты и Каину стала подобна деяньми:
сластолюбьем, грехами, страстями...
Не иного кого - себя самое ты убила,
благодать ты Божию в себе погубила...
О, обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Вспомни Иакова, вспомни Исава -
воздержаньем Иаков первенство принял,
невоздержаньем Исав старейшинство отдал.
Смотри ж и учись:
колико зло невоздержанье
и коль велико воздержанье!
От первого беги, второе бери...
Беги подобия злу,
подражай всегда лишь добру.
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Скажи: рабой ты зовешься кого?
- Бога. -
Скажи: к чему ты забыла Его,
Преблагаго, Премилостива?
Слышишь... стучит Он к тебе?
"Отвори, отвори скорей Мне!"
Ты же двери пред Ним затворила.
На погибель свою греху их открыла.
Стала усердно греху ты работать...
Рабой тебя Божией как же назвать?
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Видала ты труп разложившийся,
добычу могильных червей,
труп, всякого вида лишившийся,
без плоти, без кожи - покрова костей.
Труп страшный, зловонный... видала?
Знай же: грехами своими, страстями своими
этому трупу подобна ты стала.
Где красота, скажи, твоя вышняя:
смирение, кротость, любовь, чистота?
Истлела, истлела во страсти она!
И Божий образ все больше теряя,
смердишь ты... тлеешь все... тлеешь...
О, неужели навеки погибнешь!

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Жутко как, страшно!
Моли же, проси обновления
у Христа Иисуса безсмертнаго,
во чрево нетленное вшедшаго.
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

Душе окаянная, бедная,
душе моя страстная, грешная!
Опомнись, опомнись, что ты сотворила?
Льстивым глаголам врага
зачем ты так сладко внимала?
Знаешь... льстивый
от Бога украл ведь тебя,
соделавши снедь для себя!
Обратись, возстени, возопий:
"Сердцеведче, ущедри меня!
Сердцеведче, помилуй меня!
Сердцеведче, спаси Ты меня!"

О, лейтеся, лейтеся, слезы,
из очей моих лейтеся вы.
Подобно слезившей блуднице,
вы ноги Христовы омыть дайте мне.
Обнять эти ноги... обнять и лобзать,
плакать над ними, рыдать все... рыдать,
к язвам пречистым устами прильнуть
и их горячо-горячо целовать!
О, лейтеся, лейтеся, слезы,
из очей моих лейтеся вы!

О, горе мне... горе мне!
Увы мне... увы мне!
Как омрачился умом,
как согрешил я Тебе:
во мне, окаянном, самом
жить восхотел Ты, Христе:
Ты Кровью Своею меня напоил,
в пищу мне Плоть Свою дал.
Пришел, просветил, обожил, обновил...
Что ж, окаянный, Тебе я воздал?
За любовь Твою, ею же мя возлюбил,
я, Господь мой, Тебе изменил...
Сердцем моим от Тебя я отпал,
сластью плотскою Тайны Твои оскорбил
и Тебя от себя страстями прогнал...

О, Спаситель, Спаситель, мой Бог, Искупитель!
Прости мне, прости
и паки причастника Таин Твоих укрепи!
Спаси мя, спаси мя, Господи, Боже мой!
Гибну я, гибну я в пучине греховной!
Страстей жестокая буря смущает меня,
беззаконий тяжелое бремя погружает меня.
Рукою помощи и крепкой рукою Твоею всесильною
удержи меня, как Петра, над волнами греха.

Господь мой! Творец мой! Создатель мой! Царь мой!
Услыши! Услыши! Мне тяжко, мне больно:
я скован цепями - моими страстями;
лежу на земли,
нет силы, нет воли воспрянуть к Тебе!
Разбей эти цепи, греховные узы сними,
покаяньем меня Ты свяжи,
да славлю Тебя, хвалю, воспеваю,
пою и ныне [и присно,] вовеки, всегда!

Господь мой! Творец мой! Создатель мой! Бог мой!
Боюсь, боюсь Суда Твоего!
Нет там свидетелей: без них обличаюся.
Нет там судей: без них осуждаюся.
Книги раскроются совестныя,
мысли и чувства узнаются тайныя
пред взором Твоим всепроницающим.
Ничто не укроется, все обнажится...
О, прежде чем пред Тобою предстану
с содеянным мною, очисти мя, Боже!
Спаси и помилуй!
По деяньям безместным,
прегрешеньям безумным
вертепом разбойников стал я.
Но Ты, в вертепе убогом рождейся,
добродетельми храмом Твоим покажи мя!
Умертвил, убил меня льстивый страстьми,
но, о Жизнодателю, мертваго мя
покаянием Ты оживи!

В самое сердце уязвлен
оружьем страстей я тлетворных,
поруган, низвержен, унижен, низложен
от повелений отторгнут Твоих животворных.
Нет уже силы... Отчаянья ров
совсем поглотить меня уж готов...
Господь мой, Владыка, не презри!
Обращенья быльем меня исцели!
Прости мне, помилуй, спаси!
О, что сотворю, Христе мой, Царю!
Закон Твой - Небесный, святой
отверг я, безумный,
я грешный, преступный, отверг...
и боюся Суда Твоего!
Помилуй, помилуй, молюся,
помилуй раба Своего!

Ночь греха безотрадная.
Ночь глубокая, темная, мрачная
мысль мою, ум мой окутала,
в сердце, в душу проникла.
И темно... темно кругом.
И совесть заснула тяжелым уж сном...
О мое Солнце, Христе,
свет возсияй покаяния мне,
зол моих ночь прогони,
всего меня светом Твоим озари!

Древнему безумцу подобясь фарисею,
вознесся высоко я мыслью своею,
надмился, кичился, гордился
и, о, как жестоко, как люто ниспался!
Окаянный! Лежу теперь долу,
и за пылью греховною умному взору
Тебя уж, Сладчайшего Света, не видно...
И злостно-презлостно, зря это,
льстивый надо мною смеется,
о паденьи моем веселится.
Спасителю, Царю мой Христе,
смиривый врага на Кресте,
смирившася ныне ущедри меня!

Братья! Земля у нас есть драгоценная,
нами забытая, нераспаханная -
сердце, земля та зовется!
Ея умиления дождь не орошает,
и засыхает она... засыхает...
Терновник колючий, волчцы
уже в изобилье на ней возросли.
Выходят оттуда хулы,
рвение, зависть, татьбы,
гнев, вожделение, всякая ненависть,
грех всякий, всякая страсть...
Возьмемся ж за рамо Христова познания,
им ниву сердечную вспашем.
Засеем пшеницей ее покаяния,
да правды плоды о Христе мы покажем.

Леность мою, нерадение
враг увидел коварный.
Подметил мое разслабленье,
как змий подполз ко мне льстивый...
Ядом злосмрадным, тлетворным своим
всю душу мою отравил...
Грех показался мне сладким,
зло за добро я принял и...
низко, как низко я пал!..

О, мой Господь, возставь, подними,
причащением Таин Твоих Пречистых,
святых, дорогих
горечь греха услади,
помилуй, помилуй, спаси!
Спаситель! Христе мой! Тебе я молюсь:
приди! Помоги: в суете я кружусь,
ум мой разсеян, нечист и безплоден,
сердце безчувственно, оледенело...
О, как Петру, мне дай покаянье!
Как мытарю, мне дай воздыханье!
Слезы блудницы дай мне!
Да велиим гласом взываю Тебе:
Благий, Святый, Милосердный
Боже, спаси! Боже, помилуй!

Се Жених грядет!
Со свещами зажженными -
деяньми добрыми -
навстречу изыдем Ему.
Светлый, царский уж виден чертог.
Слышите... Сам Бог призывает к нему!
Скорей же, скорее, одежды украсим
верой, надеждой, любовью, молитвой,
да доброй душою и чистой
Спасителя Господа сретим.

Господь мой и Царь мой!
Лжец я, обманщик какой пред Тобой:
молитвою многой Тебе я служу,
хвалебныя песни Тебе приношу,
но... лишь устами молитву творю,
только языком и песни пою.
Ум же мой безместная мыслит,
а сердце все бьется земным.
О, мой Христе! Мою душу исправи,
сердце и ум, уста и язык согласно направи
на славу, мольбу, хвалу одному лишь Тебе!

Никому Ты не хочешь погибнуть,
Милосердный Господь мой, Создатель, -
всех падших Ты хочешь воздвигнуть,
зовешь всех ко спасенью, Спаситель.
О, Боже мой, Боже, воззри:
от грехов я, страстей погибаю!
Приди же, приди... помоги, -
в скорби к Тебе я взываю!

Путь спасительный, крестный,
путь тернистый и тесный,
Ты, Господи, в Слове Своем
показал мне, чтобы, идя тем путем,
скорее достиг я к Тебе.
Я же... путь тернистый оставил,
на путь пространный, греховный, вступил.
Иду... все иду, иду по нему...
И остановиться уже не могу.
К самым вратам подошел уже смертным...
О, мой Господь! Моя Жизнь! Удержи! Удержи!
Запрети мне идти по пространну пути,
на путь Твой возврати,
помилуй, помилуй, спаси!
Христе... Христе мой... Царю!

Отверз глухому Ты некогда двери...
Прошу... прошу Тебя и молю:
помилуй, заглох слух моей души,
глаголам Твоим не внемлет она,
Твоих повелений не слышит, глухая...
О, слух мой отверзи! Была чтоб слышна
душе Твоя воля святая, благая!

Суровою, страшной пустынею,
Десницею крепкою, Вышнею,
древний Израиль водим был,
жгучею жаждой томим.
Боговидец, великий пророк Моисей,
из глубины души своей
к Тебе, Господь, тогда воззвал...
И Ты молитве его внял:
повелел... сказал, - и в скалу
жезлом он ударил. О чудо!
Живая вода из скалы потекла...
Потоки собой наводнила...
Воду из камня Израиль ту пил
и жгучую жажду свою утолил.

Господь мой! Господь мой! Создатель!
Подобно как древний Израиль,
пустыней суровой, безплодной
иду я, жаждой греховной
весь изнуренный, весь истомленный...
О Боже, Спасителю мой!
Ты - Камень живой,
копьем, как жезлом прободенный.
И не вода лишь одна, но и Кровь
истекла из ребра Твоего.
О, этим безсмертным питьем
изнывшую душу напой,
да в сердце усталом моем
восчувствую Твой я покой.

Без гроба - в гробу бездыханен лежу,
грехами убитый,
в могилу зарытый,
зловонный, растленный,
всеми презренный...
Спаситель! Спаситель!
Надежда моя,
Ты мой Искупитель,
дыхание, жизнь Ты моя!
Дыханьем Твоим Ты меня оживи,
как Лазаря, словом всемощным Твоим
из могилы греха подними!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Плачу я, сетую горце:
какими очами воззрю на Христа моего,
когда взойдет Он, как яркое солнце,
в час последний Суда Своего!
Взойдет и осветит всю душу мою,
всякую тайну объявит,
ничто от Него не сокрою,
ответа от дел не имею...
Вина моя тяжка...
Молить уж не смею...
Участь последняя горька...
О, Господи, прежде Суда Страшнаго,
прежде пожатия смертнаго,
прежде осужденья конечнаго,
скрежета зубовнаго,
огня неугасимаго -
помилуй! Помилуй! Спаси!

Бесов полки ополчились на мя,
в свои силки уловляют меня,
низводят во адову пропасть.
Уже раскрыла она свою страшную пасть,
поглотить мою душу готова.
Господь мой! Рукою Твоею всемощною
защити, сохрани, бесов отгони!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

О, Господи, Господь мой,
Создатель и Бог мой!
Грешу я... грешу... Перестать не могу!
Возстану - и снова лежу,
снова усердно греху я служу...
И нет от греха восклоненья,
душе моей нет исправленья!
Грех меня бьет, грех меня хлещет,
бьет по сердцу, уму.
Бьет по всему существу моему!
Весь я в грехе, как в одежде какой!
О, тяжко мне, трудно, Спасителю мой!

О, кто на суде судии не боится?
Здоровья желая себе,
врача кто когда сторонится?
А я... и Тебя, Господь мой, боюсь
и злу навсегда предаюсь.
Хочу исцелиться я от греха
и от Тебя убегаю, Врача...
Господь мой, Спаситель!
Мой Бог, Исцелитель!
На немощь мою снизойди!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

На одре я лежу согрешений моих.
Сном тяжелым я сплю...
И глаголов Твоих
свет померк для меня.
Тьма непроглядная... мрак
от очей моих скрыли Тебя.
И подходит к душе коварный мой враг...
О, Господь мой, Господь мой, приди!
Приди, подними, разбуди!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

О, окаянный и бедный я человек!
Безсловесным, постыдным страстям
усердно работаю весь я свой век.
Нечистым мирским похотям
я душу и сердце продал.
На погибель мой ум от Тебя удалил,
все дары я Твои в блуде разбросал,
богатство Твое все иждил.
О, скорее, скорее меня призови,
как блудного сына прими.
За милость Твою
объятья Твои распростри.
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Заповедь всякую уничтожил я истинную,
страх Твой отринул святой.
Духом не нищ я, паче же гордый,
и... слез не найти у меня.
Не кроткий, задорный, гневливый,
правды не жажду, не алчу.
Милость... давно ее черствость изгнала.
Чистоту мою похоть растлила...
И не только поношений, гонений, злословий
не выносит надменное сердце мое - нет!
Но и от малейших каких замечаний, внушений
тотчас в раздраженье приходит оно.
Почему и боюсь я...
трепещу, боюсь Суда Твоего;
посему и молюся, прошу:
спаси мя, помилуй раба Своего!

Дела, что я в житии совершил,
суть люта... лукава...
Всякую мерзость я пред Тобой сотворил...
И стыжуся... стыжуся
Тебя, Божия Слова, стыжусь:
безсловесным скотам
подобен по жизни я стал...
О, Боже мой, Боже, Христе мой, Христе,
покаяние искреннее даруй Ты мне!
Прииди! Помоги!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

О, что сотворю, что сотворю,
какую мольбу я Тебе принесу!..
Скажу ли: прости!
Но паче прощенья
мои прегрешенья...
Скажу ли: смилуйся - я человек!
Но... паче грешил человека,
как никтоже от века.
Укажу ли на немощь моего естества...
Но выше, выше естества
грехопаденья мои!
О, что сотворю, что сотворю,
какую мольбу я Тебе принесу!..

Повешен Ты на Кресте,
Царю мой... Царю мой, Христе,
весь Ты изъязвлен, изранен.
Паче сынов человеческих
Ты обезчещен. Тихо...
тихо склонилась глава...
Очи закрыты... Сомкнуты уста...
Длани святыя гвоздьями прибиты...
Железныя, острыя гвозди
жестоко впились и в пречистыя ноги...
И самое сердце Твое
нещадно пронзило копье!
От палицы в язвах чело все Твое
и Кровь... драгоценная Кровь
на проклятую землю струится...
О, что ж за безценную эту любовь,
что воздам я Тебе,
Царю мой... Царю мой Христе!

О, как хотел бы я плакать...
плакать...
Дабы прегрешенья мои слезами омыть
и прочее время жизни моей
в покаяньи скончать
и Тебе, мой Господь, угодить!
Но... увы!
Враг меня льстит,
враг меня кружит,
тяжкою борет борьбою
бедную душу мою...
О, Господи, прежде даже до конца
я не погибну от врага,
помилуй! Помилуй! Спаси!

В страстях я телесных весь погружен.
От Тебя, мой Царю, я грехом удален.
Надежда моя исчезает,
унынье ко мне подступает...
О, Господь мой, Творец мой!
Даждь ми умиление,
злых отчуждение,
жизни моей исправление.
Приими мя, приими!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Ветрилом усердия все мы вперимся,
к пристани спасения все устремимся.
Смелее, смелее, без всякой боязни:
с нами ведь Кормчий - веленья Господни!

Пусть буря бушует и море волнует,
свирепо пусть ветры шумят...
Они корабля не потопят:
с нами ведь Кормчий - веленья Господни!
Смелей же, смелее, без всякой боязни!

Спасе мой Иисусе,
Иже блуднаго спасый,
Спасе мой Иисусе,
плач блудницы приемый,
Спасе мой Иисусе,
воздохнувша от сердца мытаря оправдавый,
и меня, полна всяка греха,
согрешивша без числа,
прости... прости... приими!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

О, Господи, Свете мой,
Господи, радость моя,
не отлучайся, побуди со мной, не покинь,
не остави меня в тяжкой скорби моей!
С Тобою и скорбь походит на радость,
без Тебя же и радость - одна только скорбь!
О, Господи, Свете мой,
Господи, радость моя,
побуди... побуди со мной!

О, Господь мой, Господь мой...
Тишина моя, мир мой, покой!..
От бури жестокой, от бури греховной
пришел я к Тебе...
Устал... изнемог я в борьбе,
и силы уж нету во мне!
Бедная тонет ладья моя, тонет...
О, верю: десница Твоя поддержит меня,
спасет, защитит, сохранит!

О, Господь мой, Господь...
Тишина моя, мир мой, покой!..
Снедает, Господи, душу мою,
как вещь сухую, злобный огонь.
Снедает и жжет,
покою мне не дает.
И знаю: будущий огнь за сие меня ждет.
О, Господи Человеколюбивый,
Господи Долготерпеливый,
росою милости Твоей
огнь сей Ты угаси!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Крыла есть два: крыло одно - молитва,
любовь - крыло другое. И чудо дивное:
едва ты их себе возьмешь,
как на земле уже не будешь.
На высоту они тебя поднимут,
на небеса с собою унесут.

В разбойники лютые впал я, Христе.
От них я уязвлен, изранен, раздет...
Раны гноятся... больно от ран мне,
и... помощи нет... исцеления нет!..
О, Спасителю, Врач мой,
скорей покаянья вино и елей
Ты, Всещедрый, Милосердый,
на раны больныя и струпы возлей!
О, Боже, Царю мой Христе,
как я предстану Тебе
на грозном и страшном Суде
весь непотребен, весь грешен, весь скверен...
Руки мои я к Тебе простираю,
благость, любовь я Твою умоляю:
пощади меня, Боже, прости!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

О, тихий мой Свете, Царю мой, Христе,
по деяньям безместным
скотам безсловесным
стал я подобен,
Тебе не угоден...
О, образ Твой
во мне святой
Ты, Господь мой, обнови!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Смоковницей безплодной
стал я, Господь мой.
Пожди... еще пожди... Не посеки...
Слезами напой мою душу,
да плоды принесу покаянья
Тебе, Царю мой... Царю мой Христе!

Владыка и Боже Всещедрый,
имиже веси судьбами
страх Твой спасительный
в сердце моем Ты устави.
Дай, чтоб далеко от меня
были деянья лукаваго.
Дай возлюбить мне Тебя
от всей души, помышленья всего,
творить мне дай волю Твою
благую, спасительную:
Ты бо ведь Бог наш,
милость Твою изливаешь на нас,
Ты бо ведь Бог наш, рекий:
"Просите - приимите!"
"Аз, - глаголеши, Господи, - рех:
вы есте бози". А я...
бесам стал смех, праведным слезы...
Ангелам плач... человекам попранье...
себе сам палач,
греху отдав себя на поруганье.
Стал я воздуху скверна,
земли и водам.
Стал я хуже неверна,
по деяньям своим и грехам.

О, увы мне... увы мне...
Боже, Царю мой Христе!
Согрешил, согрешил я, прости!
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Новый блудник я явился:
за плотския хотенья, чтоб услаждали меня,
Твои, Христе, повеленья презрел я... отверг,
на землю все их поверг!
И... се боюсь мучения,
пламеннаго трепещу томления!
От негоже, Господи, мя избави,
милость Твою мне пробави.
Помилуй! Помилуй! Спаси!

Господи! Господи!
Ни умиления нет у меня,
ни источника слезнаго, чтоб оплакать себя,
ни сокрушенья сердечнаго,
ни мытарева смирения,
ни блудницы, ни блуднаго во мне нет покаяния...
О, туне помилуй унылаго!
Туне ущедри! Прости и спаси!

Из книги "Все вы в сердце моем". Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима, епископа Дмитровскаго. М, Свято-Тихоновский ин-т, 2001 г., - где, в свою очередь, опубликовано издание Покаянного плача в 1916 г. в "Душеполезном чтении", ноябрь-декабрь.
.

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Евгения »» | 14.03.2012 11:13
  
1
Как поститься в семье, Прфирий Кавсокаливит

Мы хотим рассказать один из малоизвестных эпизодов жизни старца Прфирия Кавсокаливита. На Афоне известен рассудительный пастырский подход старца. Но для мирян этот подход лучше всего раскрыть на примере одной четы молодоженов-греков.

Дело было в Великий Пост. Муж постился, а жена не соблюдала постов. Это не было отрицанием, она была просто так воспитана в семье. Она не была против поста, просто она к нему не привыкла...
Супруги приехали в Афины и поведали старцу о своих разногласиях по этому поводу:

Муж заявил:

- Если мы одна семья, то должны поститься все, я в этом уверен!

Жена ответила:

- Пост - это твое личное дело. Хочешь - постись, а других не трогай...

Прфирий Кавсокаливит посоветовал супругу:

- Постись, как ты всегда постишься, но не заводи разговора о постах со своей женой. Во время постов всегда держи свой холодильник полным еды. Пусть твоя жена ест, а ты храни свой пост.


Вскоре и жена созрела для поста, тогда она тоже стала поститься...
#2 | Евгения »» | 14.03.2012 14:41
  
1

Святые отцы о посте
Идёт третья седмица Великого поста, и для укрепления духовных сил важно вспомнить, что говорили о посте святые отцы Церкви.

Кто отвергает посты, тот отнимает у себя и у других оружие против многострадальной плоти своей и против диавола, сильных против нас особенно чрез наше невоздержание. (Праведный Иоанн Кронштадтский).

Отвергающие пост и гоняющиеся за роскошью, как за блаженством, влекут за собой рой зол и, сверх того, повреждают собственные тела. (Святитель Василий Великий).

Только досыта ничего не вкушай, оставляй место Святому Духу. (Преподобный Серафим Саровский).

Ты постишься? Напитай голодных, напои жаждущих, посети больных, не забудь заключенных. Утешь скорбящих и плачущих; будь милосерден, кроток, добр, тих, долготерпелив, незлопамятен, благоговеен, истинен, благочестив, чтобы Бог принял и пост твой и в изобилии даровал плоды покаяния. (Святитель Иоанн Златоуст).

В наступившие дни святого поста приведи себя в порядок, примирись с людьми и с Богом. Сокрушайся и плачь о своем недостоинстве и гибели своей, тогда получишь прощение и обретешь надежду спасения. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит, а без этого никакие жертвы и милостыни не помогут тебе. (Из писем игумена Никона (Воробьева).

Есть пост телесный, есть пост и душевный. При телесном посте тело постится от пищи и пития; при душевном посте душа воздерживается от злых помыслов, дел и слов. Настоящий постник воздерживается от гнева, ярости, злобы и мщения. Настоящий постник воздерживается от празднословия, сквернословия, пустословия, клеветы, осуждения, лести, лжи и всякого злоречия. Словом, настоящий постник тот, кто удаляется от всякого зла. (Святитель Василий Великий).

Если я хорошо питаюсь, чтобы тело мое было сильным, то плоть моя бунтует, и требования ее растут: ей не до молитвы. Если я смиряю плоть чрезмерным постом, то на некоторое время в болезненном воздержании создается благоприятная почва для молитвы, но затем тело изнемогает и отказывается следовать за духом. (Архимандрит Софроний).

Молитвы совершаются со вниманием особенно во время поста, потому что тогда душа бывает легче, ничем не отягощается и не подавляется гибельным бременем удовольствий. (Святитель Иоанн Златоуст).

Тот никогда не может подавить возбуждений похоти, кто не силен бывает обуздать позывов чревоугодия… Ибо никак не поверишь, чтобы мог поспорить с сильнейшими соперниками тот, кого видишь преодолеваемым слабейшим в легкой схватке. (Преподобный Кассиан Римлянин).

Все желающие приступить к подвигу поста и молитвы, все желающие пожать обильные плоды от своего покаяния, услышать слово Божие, услышьте завет Божий – и отпустите. Простите ближним согрешения их пред вами. (Святитель Игнатий Брянчанинов).

О делах Божиих не рассуждай при насыщении своего чрева: при наполненном чреве какое может быть ведение таин Божиих? (Преподобный Серафим Саровский).

Постящиеся знают, как пост укрощает пожелания. А те, кому случилось испытать это на деле, подтвердят, что он смягчает нрав, подавляет гнев, сдерживает порывы сердца, бодрит ум, приносит спокойствие душе, облегчает тело, устраняет невоздержание. (Святитель Иоанн Златоуст).

Пища излишняя делает тело чрезмерно нагруженным кораблем, который при малом движении волн идет ко дну. (Авва Леонтий)
#3 | Евгения »» | 15.03.2012 09:20
  
1
Жалующимся на посты


Когда наступают посты, одни из нетерпеливых предаются унынию, ходят повесив голову и как будто бы они что потеряли; другие же еще хуже делают, ропща на установле-ние постов, говоря, что вот они совсем изнемогли от поста, ничего не могут делать и близки к тому, чтобы заболеть.

Чем образумить таковых?
Чем спасти от уныния?
Что посоветовать им?

Посоветуем им вот что: чтобы ободрить себя в дни постов и чтобы получить силы к достойному прохождению их, пусть нетерпеливые чаще обращаются у жизни истинных постников и у них учатся тому, как проводить посты.
И это, нам кажется, для нетерпеливых будет самое лучшее.

Вот, например, пред нами преподобный Печерский чудотворец Прохор.
Он, сказано, "даде себе в воздержание великое". В чем же состояло это воздержание?
Прохор лишил себя обыкновенного хлеба, собирал траву-лебеду и, протирая ее своими руками, делал из нее хлеб и тем питался.
В летнее время он заготовлял такого хлеба на весь год и, когда снова наступало лето, делал то же для следующего года, так что он совершенно не нуждался в хлебе и потому получил прозвище "Лебедника". Кроме просфоры, он ничего не вкушал, никогда не ел даже овощей, но только лебеду, и не пил ничего иного, кроме воды.
Святой на деле исполнил слово Господне: Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их (Мф. 6,26).
Подобно птицам, блаженный Прохор приходил на то место, где росла лебеда, и оттуда приносил ее в монастырь на плечах, как бы на крыльях.
Так питался он, как птица небесная, несеянной пищей с непахотной земли.

Нечто подобное находим и в житии преподобного Серафима.
В его пустынножительстве была самая строгая умеренность в пище.
С этой целью он и просил у настоятеля благословения питаться одним картофелем и зеленью.
И действительно, он в продолжение двенадцати лет питался только картофелем, луком и травой-снытью.
А месяцев за семь до своей кончины, в разговоре с одной доверенной особой, он открыл ей о себе, что почти три года единственной пищей была ему сныть, которую он варил в горшке, летом свежую, а зимой сушеную.
Поистине воздержание и суровая жизнь его были так велики, что некоторые из братии, желавшие жить вместе с ним, не могли вынести тяжести пустынной жизни, почему и возвращались в монастырь
(Житие преподобного Серафима, Саровского чудотворца).

Видите, какого воздержания держались иные святые подвижники и как подчиняли плоть духу?
Собственно говоря, даже хлеба не вкушали и питались тем, на что мы не стали бы и смотреть.
Вот у них и учитесь и подражайте им.
Тогда и для вас иго поста будет благо и бремя его легко.

Ведь отчего для святых был так легок пост?
Оттого ли только, что они привыкли к нему?
Нет. А оттого, что они кроме поста, всегда были с Богом и в Боге и потому и Бог был с ними, и невозможное для других для них становилось возможным.

Вся могу и укрепляющем мя Христе, говорил Апостол (Флп. 4,13).

Учитесь же у святых, и тогда, повторяем, и для вас пост станет легким. Почему?
Да потому, что жизнь святых покажет вам, что пост дает нам не одни ничтожные лишения, но приносит и великие блага; от святых вы узнаете, что пост умерщвляет страсти, укрощает восстание плоти, обуздывает язык и удерживает его от празднословия, отгоняет греховные помыслы, возносит к Богу, располагает душу к молитве, смягчает ожесточение сердца, рождает умиленное стенание о грехах, открывает путь к покаянию и примирению с Богом.

Учитесь же и посту, и всем другим христианским добродетелям у святых, и благо вам будет.
Аминь.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites