У пяти старцев. Схиигумен Иероним Санаксарский ( Верендякин )

Схиигумен Иероним (в миру – Иван Яковлевич Верендякин

Старцы земли Русской.Схиигумен Иероним ( Верендякин )
«Старец – есть сердце всех верующих сердец, получающих от него свет».
(Иеросхим. Серафим (Вырицкий)
«Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны им:
ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать
отчет; чтобы они делали сие с радостью, а не воздыхая: ибо
это для вас полезно».
(Евр. 13, 17)


Так издавна ведётся на Руси, что старчество и старцы пользуются у верующих людей глубоким почитанием и любовью. За их советом, чтобы разрешить свои душевные недуги, прибігали и простые люди, и интеллигенция и духовенство. Старчество характерно именно для русской земли как воплощение души народа.
Как не оскудевает течение верующих, ищущих помощи и утешения у великих святых наших, так не иссякает поток людей несущих к живущим ныне духовникам свои скорби, беды и недоумения, испрошая их наставлений и молитв.
Подвиг старчества, духовного врачевания, исповедничества– тяжелейший и непостижимый крест. День и ночь стекаются люди из разных уголков Русской земли к благочестивым старцам, чтобы получить разрешение недоуменных вопросов, спросить молитвенной помощи, принести покаяние в грехах и узнать, как дальше жить по воле Божией.
О чём бы ни говорили старцы – о жизни, о грехах, о святых – во всём присутствует один ответ и одновременно призыв, бывает не произнесённый вслух: «Ищите прежде Царствия Небесного».
Из повествований о подвижниках мы узнаём главное в их трудах и подвигах – не иметь привязанностей к мирским делам и заботам,легко оставлять этот мир ради высшей цели – спасения души.
Современному человеку, погружённому почти целиком в мирские проблемы и заботы, может быть трудно понять этот ідеал христианской жизни, который был светочем для наших предков, на всём протяжении тысячелетней истории Православия на Руси.
Подвижники благочестия показали нам добрый пример, поставляя волю Божию во главу угла.
В сонме старцев отражается высота духовно-нравственного подвига, их называют «солью Земли Русской».
Во все времена народ наш, пронеся через годы восхищение величием человека-творца, в чьей жизни прославляется Сам Бог, идёт к угодникам Его, выражая им любовь свою, доверие и надежду.
«Каждый, пытающийся жить как монах, терпит поношения от тех, кто не может так жить».
(прп. Варсонофий пуст.)


«Образы духоносных праведников не вмещаются в слова. Они богаче, ибо за словом присутствует дух, невыразимый словом.
Здесь, также как с цветами. О цветке можно сказать так наглядно, что изображение становится зримым, но совершенно невозможно передать запах цветка. Есть только единственная возможность его ощутить. Нужно цветок вдохнуть всем сердцем. Так и с праведниками. О них можно безконечно говорить,но пережить их благодатное действие на душу возможно при личной встрече».
(Муч. прот. Павел Адельгейм)
«Слушаяй вас Мене слушает».
(Лк. 10, 16)



«Еже видехом и слышахом поведаем вам (1 Ин. 1, 3) не впремудрости слова» (1 Кор. 1, 17)
«Во все века на разных ступенях общественной жизни, среди разных положений находились люди, которые посвящали все свои силы на всецелое и исключительное, всю жизнь поглощающее служение какому-нибудь великому интересу.
Слишком тонка духовная организация этих людей, слишком глубоко уходят они в ту невидимую миру, но обогащающую мир прекрасными произведениями внутреннюю работу, чтобы приносить семье достаточную свежесть и непосредственность чувства и заботы.
Вообще интерес к чему-нибудь может до такой степени охватить человека, что все иное в жизни, кроме этого интереса, будет казаться ему как бы несуществующим.
Таким образом, путём простого сравнения мы должны прийти к той мысли, что уже по самому складу человеческой природы должны найтись люди, которые будут всецело, так сказать, захвачены и поглощены той светлой и безграничной святой областью, какой представляется царящее над миром Божество.
… Монашество, рассматриваемое как точное воплощение
Евангельских добродетелей, имеет учредителем Иисуса Христа, образцами апостолов и первых христиан».
(Е. Поселянин, «Пустыня»)

Схиигумен Иероним (в миру – Иван Яковлевич Верендякин родился 14 сентября 1932 года в селе Ичалки Мордовской АССР,в семье крестьянина. Окончил восемь классов средней школы,трудился плотником, электриком, грузчиком, а с 1974 года – сторожем Иоанно-Богословского собора в Саранске. По воспоминаниям самого батюшки, он ещё в детстве хотел стать священником. И Господь призвал его на Свое служение, но после многих лет труда
среди простого народа.

6 апреля 1975 года Иван Яковлевич был рукоположен во диакона, а на следующий день, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, – во иерея и назначен настоятелем Покровской церкви села Спасское. Так Господь исполнил его детское желание. Начался подвижнический путь отца Иоанна в служении Богу и людям.
В 1979 году переведён на служение священником в Иоанно-Богословский собор в Саранске.
В 1983 году, назначен настоятелем Никольской церкви в селе Колопино и в 1987 году возведён в сан протоиерея.
В 1989 году протоиерей Иоанн и его супруга Анна Демидовна пишут прошения епископу Серафиму о благословении постричь их в монашество.
27 апреля 1990 года протоиерей Иоанн пострижен в монашество с сохранением прежнего имени.
В 1991 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвёл иеромонаха Иоанна в сан игумена.
24 мая 1991 года, указом правящего архиерея игумен Иоанн определяется насельником только что возвращенного Русской Православной Церкви Рождество-Богородицкого Санаксарского мужского монастыря.
3 декабря того же года он был назначен братским духовником.
19 декабря 1992 года наместник монастыря архимандрит Варнава (Сафонов) совершил постриг игумена Иоанна в схиму с наречением имени Иероним, в честь блаженного Иеронима Стридонского (память 15/28 июня).
Таковы вехи служения отца Иеронима Святой Православной Церкви. Двадцать шесть лет окормлял он вверенную ему от Господа паству. В последнее десятилетие, когда его монашеская и пастырская жизнь неразрывно была связана с возрождением древней Санаксарской обители, схиигумен Иероним стал известен и
в родном Отечестве, и в зарубежье. Кроме послушания братського духовника схиигумен Иероним был ещё и духовником других монастырей Мордовии.
Преподобный Серафим Саровский говорил, что если в России сохранится хоть немного верных православных. Бог помилует её.
А у нас такие праведники всегда были, есть и будут до скончания века! Один из них – старец схиигумен Иероним, в миру – Иван Верендякин.

«Мы, христиане, должны никогда не ссориться, никогда не злиться, никогда не осуждать и всегда мысленно пребывать с Богом».
(схиигумен Иероним)


«Христианство признаёт только одну власть – власть от Бога. Источник власти – Бог. Никто из людей не имеет право на власть. Власть – особый долг. Долг перед Богом».
(прп. Иоанн Дамаскин)


По возвращении из поездки, у отца Сергия всё пошло пружним своим чередом. Службы, требы, приходские заботы с нескончаемыми ремонтами то одного, то другого, безконечное составление отчётов и прочих бумаг для епархиального управления…
Не забывал, при всей суете он своей поездки в Санаксарский монастырь. И не то, что помнил, а всё увиденное и пережитое там, сидело в нём глубоко и прочно.
Сам образ схиигумена Иеронима, иноков и послушников Санаксарского монастыря, часто всплывал и согревал ему душу, давал силы и терпение в нелёгких обстоятельствах. Вспоминал он и справедливые, мудрые советы старых священников: «Мы порой считаем чудачеством, не придаём значения отдельным, рваным, не связанным последовательно привычно для нас словам старцев. Удивляемся, когда на наши вопросы слышим такие не составленные «грамотно» ответы .
Порой и вовсе нам кажется на далёкие отвлечённые темы, которые как нам кажется совсем «из другой оперы», выглядят чудачеством. (Особенно у юродивых). Или ответом, почему то, нам приводят строки из Евангелия, где описано совсем другое время,
другие события и положения, цитату из книг учителей церкви.
А то и вовсе – прибаутки, поговорки, шутки и т.п., непонятное для нас, привыкших к конкретным, грубым, непоследовательно сколоченным фразам.
В этом наша беда. Многие поэтому уезжают от настояних старцев неудовлетворёнными, а то и в гневе.
Но тот, кто отринет свою самоуверенность, начнёт смиренно по крупицам собирать «случайные» слова старца, внимательно «расшифровывать» услышанное, тот многое поймёт, узнает и большую пользу получит себе».
Как-то повстречавшись случайно с одним из монахов этого монастыря, он более обстоятельно разузнал, действительно имеющуюся причину разобщённости между монастырским духовником братией.
Она заключается в разности подхода к возникшему тога у нас в Церкви отношению к «номерам» Если старец Иероним твёрдо стоял за неприятие сатанинских нововведений, то высшее священноначалие, епархиальный архиерей и настоятель монастыря, как мирские администраторы, дорожа своим положением более, чем исполнением монашеских и священнических обетов перед Богом, поддерживали мирскую, либерало-антихристову власть в этом вопросе. Под эту «раздачу» и попали стойкие старцы: Лаврский архимандрит Кирилл (Павлов), схиигумен Иероним,архимандрит Ипполит, схиигумен Феофан, протоиерей Николай(Гурьянов), архимандрит Адриан (Кирсанов)…
Благодаря большой известности среди паствы, их не могли, как многих священников
просто отправить в «запрет», изгнать. Этих, «бунтарей», в оснаном «отодвинули» от братии. Обложили бдительными «келейниками» и «келейницами». Дабы не было их благого воздействия на прихожан и иноков монастырей.
Вот и вся «загадка» с отцом Иеронимом.
Вот почему получилось так, что дом родной – монастырь для твёрдых в вере старцев стал в какой-то степени – темницей, узами.
Где они заточены в одиночестве, в своих келиях, братию у них отобрали. Номинально они считаются духовниками, для «вывески».
Передали насельников обителей другим, «лояльным», готовым на всё, послушным начальству ради чинов и комфорта окормителям. Подальше от суровых истин, сопротивления нарастающему злу и беззаконию. Приспособленцы теперь, а не строгие аскеты, воспитывают молодых, новых приспособленцев. Оторвали их от основного, ради чего принимают они постриг, отсекаются от всего мирского, суетного. Тем самым развращают, поставляют перед ними заслон основной их цели – служению Распятому нашему Спасителю, житию, учению и истине Его.

Одному рабу Божию санаксарский старец, незадолго перед своей кончиной, поведал:
– Об этом (Опасностях ИНН, новых документах, карточках, чипах…), я всё архиереям говорил. Не раз и не два… Они не полушали. Продолжают, делают своё, богопротивное дело… Раз так! Мне здесь делать уже нечего. Я ухожу…
И старца вскоре не стало.

Дополнения:
Две встречи

Рассказ о Санаксарском старце схиигумене Иерониме
«Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».
(Фил. 4, 13
)
Первая встреча
Впервые о старце Иерониме я узнал от протоиерея Иоанна Державина. А он познакомился с ним при весьма необычных обстоятельствах.

– Пасху 1994 года я по благословению нашего Патриарха Алексия II встречалв Иерусалиме, у Гроба Господня,– рассказал священник. – В день Святой Пасхи я со своей матушкой пришёл на Голгофу. Там уже стоял неизвестный мне батюшка, русский, моих лет.
Я поздоровался,спросил откудаон? Он ответил,что приехал из Мордовии, из Санаксарского монастыря, расположенного вблизи города Темникова. «Так мы с вами соседи!» – обрадовался я и стал говорить ему про Самару.
Чтобы в Великую Субботу видеть схождение Благодатного Огня на Гроб Господень, нужно почти за сутки занять место возле Кувуклии.
Мы пошли ко Гробу Господню вместе. Заняли места, стали ждать.
Увидев двух девушек из нашей группы – дочерей московского священника, отец Иероним неожиданно сказал:
«Вот эта девушка днём молится, а эта – и днём молится, и по ночам...» Они обе учились в институтах. Как действительно оказалось, вторая девушка, Маша, любила молиться ещё и ночами. В тайне от всех!
Старец Иероним был слабеньким от поста. Я его водил за руку по Кувуклии, когда там пели «Воскресение Твое, Христе Спасе»
А когда приехал к себе домой, то оказалось, что и в наших краях знают о санаксарском старце. Узнал, что был он священником на приходе в Мордовии. Что у него две дочери, одна из которых стала монахиней. И они с матушкой ушли в монастыри и приняли постриг».
Вскоре, как это обычно бывает, о схиигумене Иерониме заговорили повсюду. Слишком большая жажда в народе к общению с такими людьми. Многие самарцы уже побывали у старца в Санаксарском монастыре, в Мордовии. Другие туда только ещё собирались. Я тоже захотел съездить к нему. Но предварительно решил взять благословение на поездку.
В начале декабря мне сообщили, что старец Иероним неожиданно приехал в гости к отцу Иоанну Державину в село Нероновку, мне надо срочно ехать туда, чтобы повидаться со старцем.
На следующий день я уже мчался на машине, вместе с ректором Самарского Духовного училища священником Евгением.
Мы подъехали к Казанской церкви. Вбегаю на крыльцо большого гостеприимного дома. Нас встречает радушный хозяин а следом за ним – худой, с аскетичным лицом, монах. На меня,лучась добротой, смотрели глубоко посаженные мудрые глаза старца! Он радостно улыбнулся и по-монашески ласково обнял меня, дал благословение.
– Мне уже давно ехать надо, но чувствую, словно кто-то меня удерживает, – простодушно объяснил схиигумен Иероним. – Значит, по Божией воле произошла наша встреча!
Но всё же надо спешить. Впереди у старца Иеронима ещё долгая дорога. А времени остаётся немного. Духовника Санаксарского монастыря схиигумена Иеронима уже ждут в обители. Но он улыбается и говорит, что «надо обождать», хотя уже стемнело...
Тут в разговор вступает отец Евгений, просит совета: что самое главное в становлении духовной школы? Старец довольно подробно отвечает ректору, и у нас создаётся такое впечатление, что для отца Иеронима все проблемы нашего Духовного училища (и не только, нашего) как на ладони.
– Главное, – учит он, – это строгий отбор. Пусть будет меньше учащихся; важно, чтобы среди них не было случайных людей.
Надо, чтобы не было на них канонических запретов. Чтобы все были людьми верующими, церковными. Чтобы утром и вечером и молились неукоснительно, посты соблюдали. А то придут поступать – а молитв не читают, в церковь-то всего месяц назад в первый раз пришли...
– А ещё что важно?
– Строгость. Нужно, чтобы семинария мало чем отличалась от монастыря. Будущие пастыри должны жить изолированно, без нужды в город не выходить. Чтобы не было книг у них, кроме духовных. Не было всяких современных «кассет». Телевизор не надо смотреть. Нужно соблюдать целомудрие. И ещё смотреть, чтобы спиртное в училище не приносилось.
...О Самаре отец Иероним говорит с уважением: «Много у вас в городе верующих. Больше, чем в других городах». Нас пригласил к себе в монастырь.

Один из присутствовавших спросил отца Иеронима, правда ли, что странные стандартные этикетки-сертификаты, с недавних пор появившиеся на многих пищевых и не пищевых продуктах, есть «предтечи» будущей печати антихриста? Некоторые заспорили.
Одни говорили, что на эти этикетки не следует обращать внимание. Другие, напротив, убеждали, что это не так безопасно, как кажется. И нас приучают жить по стандартам, неизвестно кем устанавливаемым. Приучают нас к тому, чтобы всё было «сосчитано», «пропечатано»...
Старец Иероним высказался по этому поводу последним.
– Недавно, – сказал он, – мне внук говорит: «Деда, с этими полосками пищу нельзя есть».
– Почему? – спрашиваю.
– Нельзя. Потом болеть будешь... Вот! Устами младенца глаголет истина.
– Так что же, с этими знаками продукты нельзя есть? – спросил один из нас.
Старец задумался. И, помолчав, сказал:
– Сила креста всё побеждает!

– Батюшка, а скажите, чем вреден «новый стиль»? Многие православные Церкви (Элладская и другие) перешли на «новый стиль». Плохо это?
– Очень страшно! Ещё Спаситель не родился, а мы начинаем праздновать Его Рождество. Господь ещё не воскрес, а мы справляем Пасху. В самые скорбные дни, когда страдает Иисус Христос, у «новостильников» веселье, праздник. Так же и с другими праздниками. Разве можно, скажем, в день святителя Николая праздновать день, например, Саввы Освященного?! Грех это... Это всё от Римского папы идёт. Он говорит другим Церквам: «Если будете со мной иметь связь, то ни в чём не будет у вас недостатка.
Я буду вам миллионы и миллиарды давать. У меня и деньги есть, и священники, и храмы». Вот потому и вводят там «новый стиль».
Люди слабые, могут продаться за деньги.
Многие неверующие люди, покаявшись, становятся верующими. Больные, покаявшись, становятся здоровыми. Я всегда говорю слова святого Евангелия: «Ищите прежде Царствия Божия, а остальное всё приложится вам». Главное, чтобы мы заботились о спасении, а не о телесном здравии. А когда будем искать спасения, тогда узнаем, как освободиться от чёрных сил.

Покаяние – правильный путь ко спасению.
Однажды пришли ко мне люди. До этого они никогда не каялись, что делали аборты. А ведь что такое аборт? Это есть – убить человека. Если ты человека убил, то по мирскому закону расстрелу подлежишь, или длительному тюремному заключению. А какое тебя за убийство младенца ждёт наказание Божие?! И вот когда начнёшь им об этом говорить, они восклицают: «А мы этого не знали! Думали, в аборте греха нет!..» Но ведь это убийство! Если убил человека, то должен нести хотя бы епитимью. А когда ты поймешь, какой великий грех совершила, то уже потребуешь сама большего наказания, большей епитимии.
Человек, возрождаясь духовно, получает спасение и исцеление.
Человек может быть возвращён к жизни только в том случае, если он захочет жить по Закону. Мы потому и наказываемся так строго,что мы – нарушители Закона. Через это Господь даёт нам болезни, всякие искушения и наказания.
Ежели бы мы никогда не согрешали, жили бы как Адам и Ева до грехопадения. Никогда не болели и жили бы вечно. Но был прародительский грех и мы продолжаем грешить и потому становимся подверженными греху, а значит болезням и смерти.
Больного Серафима Саровского посетила Матерь Божия... И нас, если мы смиренно переносим болезнь, посещают высшие силы. Болезнь избавляет от многих душевных страстей.
По поводу соблюдения поста.
У меня есть внучка. Однажды в последние дни Великого поста мы решили все идти причаститься. С нами должна была идти и трёхлетняя внучка. Мы молились, и она молилась вместе с нами.
А потом, уже идя в церковь, она и говорит: «Я сейчас же хочу молока и даже сметаны!» Хорошо, может быть, тебе тяжело с нами поститься. Мы дадим тебе молока и сметаны. Но только сначала пойдём причастимся. И вот мы все причастились. И говорим ей, пойдём, купим тебе сметаны и молока. «Как не стыдно! – закричала трёхлетняя девочка. – Спаситель на кресте висит, а ты меня хочешь покормить скоромным!» С тех пор она уже никогда не нарушала пост.
Однажды в пост одна старушка дала ей конфетку. Но девочка посмотрела на неё и говорит: «Как тебе не стыдно! Спаситель страдает, а ты не постишься». Женщина эта потом призналась:
«Тут меня как дубинкой ударили! Ведь я и правда не постилась...»
А девочка говорит ей: «Ведь ты умрёшь скоро, а не постишься!»
Через полтора года эта старушка стала умирать. Позвала меня и сказала, что благодаря внучке моей она стала поститься, чище жить. Перед смертью она исповедовала свои грехи и причастилась.
С миром Господь взял её душу. «Уста младенцев хвалу воздают!»
.
..Пришло время прощаться. Старец благословил всех нас и сказал: «Желаю вам, чтобы пройти вам земную жизнь не для телесной, а для вечной блаженной жизни... Кто служит безсмертному, вечному Богу, тот сам становится вечным. А кто служит падшему мёртвому диаволу – тот становится мертвецом».
Машина скрылась в ночи, увезя от нас старца. И уже кажутся почти нереальными и этот белый снег на фоне ночного неба, и величественный силуэт Казанского храма, и весь этот чудесный вечер, проведённый с отцом Иеронимом.

Вторая встреча
Часто мысленно я возвращался к той короткой декабрьской встрече. И всё время думал о том, что надо отложить дела и отправиться в неблизкое паломничество в мордовский городок Темников – к схиигумену Иерониму. Но планам моим не было суждено сбыться.
Старец Иероним вновь сам приехал в наши края, чтобы встретиться со своими духовными чадами. И вот опять я еду в машине с тем же священником Евгением. Путь наш лежит в хлебосольный дом протоиерея Иоанна, где нас ждёт отец Иероним.
Там уже собрались послушать старца священники из соседних приходов, несколько паломников из Тольятти да молодой послушник из Санаксарского монастыря, сопровождающий старца.
И вот опять старец Иероним, улыбается, радуется нашей встрече. Смотрит из-под чёрного схимнического клобука своїми лучистыми, по-детски счастливыми глазами. И многим вдруг становится неуютно под этим радостным взором. Ведь так не хочется выставлять напоказ свои грехи! А от ока старца не скроются никакие наши «червоточины»...
Но знаем и другое: что бы ни прочитал он в тайниках наших душ, он всё равно будет любить нас – греховных и жалких, ровной монашеской любовью... Я делаю усилие над собой и не прячу глаза. А вскоре вдруг замечаю, что мне не хочется отрывать взгляд от его вдохновенного лица, от его голубых радостных глаз! И понимаю, что мне так будет не хватать потом именно этого лица, именно этого взгляда...
Даже не верится, что старец в этот раз пробудет до утра с нами.
Целая ночь впереди! Сегодня у него было много дел: молился в нескольких самарских храмах, встретился со многими, отвечал на вопросы прихожан, узнавших его по фотографии, опубликованной в «Благовесте».. А завтра будут новые встречи – в Ульяновске, Димитровграде. Будет поездка в Ташлу. Но это завтра.
А сегодня,сейчас – мы усаживаемся за большим столом, готовые слушать хоть до утра негромкую, берущую за душу речь старца...
– Батюшка, помнится, вы в прошлый раз добрые времена предсказывали. Пока всё слава Богу! Грех жаловаться. А дальше? Что дальше нас ждёт? – спросил один из нас.
– Да, сейчас для Церкви благоприятные времена, – ответил старец. – Но нужно спешить. Нужно немедля строить храмы.
Нужно скорее забирать из музеев церковное имущество, святыни.
Куй железо, пока горячо! А потом уже поздно будет. Мы сейчас как перед потопом живём. Чего сейчас доброго не сделаем, уже никогда не сделаем. Впереди нас ждут испытания...
– А как быть с врагами Церкви? Ведь их вокруг всё больше и больше.
– Крестить их надо! – неожиданно отвечает отец Иероним. –
Если сумеем такого человека окрестить, то он сразу помягчает сердцем. На глазах «сдуется» вся его злоба. Люди меняются с принятием святого Крещения.
Сейчас такое время – перед ураганом затишье. Господь ждёт от нас покаяния. Ждёт, что мы встанем на спасительный путь жизни. Господь дал нам время для покаяния, и мы должны это время прожить по-Божии. Никогда ещё люди не подвергались таким тяжёлым испытаниям и искушениям, как теперь. Но чем больше искушений, тем спасительнее наше время. Ни один человек сей час не проходит по жизни без испытаний. Сейчас идёт нагнетание прелестей дьявольских, много чародеев стало в миру. Это слуги диавола. С их помощью диавол сеет плевелы, чтобы антихристу прийти в мир. Но Господь удерживает его.

Сейчас наступает последний срок для покаяния, последний шанс нам, чтобы мы покаялись и оставили греховный путь.
Смотрите, какие сейчас встречаются грехи! Диавол расставил все сети. Жизнь сейчас подвергается полной компьютеризации и обработке телевидением. Каждый человек подвергается гипнотическому отравлению через блуд, вино, курение, наркотики... Но мы должны быть доблестными воинами Христовыми. Должны каждую минуту, каждый час следить за собой – какой мы путь прошли, какие перед нами поставлены преграды на пути ко спасению, какие мы грехи совершили... И надо немедленно покаяться. Немедленно нужно исправиться, пока мы не погрузились полностью в грязи греховной. Нужно очиститься от греха и идти по Божиему пути.
Господь безмерно любит нас. Без меры даёт нам дары. Но как мало мы делаем для драгоценной своей души. Для пищи – мы много готовим, для одежды – много украшаемся. Как много сил и времени мы тратим на украшение своего жилища. А о душе своей – невесте Христовой. Как мы мало заботимся! Как мало мы её украшаем! Мы так мало заботимся о её чистоте, о её красоте, о том, чтобы она чистой, а не в заплатах греха, пришла к своему Жениху... Господь любит нас до ревности. Какие бы мы грехи ни совершали, а Господь терпит нас. Как мы можем друг друга не терпеть, когда Господь терпит нас?! Мы стараемся спасать душу свою, а Он страдал за нас на Кресте. А разве мы с вами страдали?
Разве шли на Крест, как Спаситель? Разве мы несли Крест, который нёс Христос? Разве наш крест такой тяжести?
Мы должны терпеть все искушения и испытания, как терпел Спаситель. И не только терпеть должны мы, а и с радостью переносить. Тогда мы достигнем спасения.
Ведь мы все страдаем от душевных недугов. Кто-то тоской угнетается, кто-то унынием. А сколько безумства в себя принимает человек! Господь ждёт, чтобы мы пришли к Нему, покаялись.
Впал в уныние – покайся! И избавишься от уныния. Так и с другими недугами. Самое главное – встать на путь спасения души своей. Цари, священники, миряне – все нуждаются в покаянии.
Покаяние – дар Божий. Покаяние – второе крещение, это путь ко спасению.
Даже для чародеев есть покаяние. Они уже в этой жизни живут, как в аду. Для них ад уже начался. Но и им можно покаяться, ока их полностью не поглотил диавол. Если они покаются от истого сердца, то будут прощены. Посмотрите, сколько сейчас людей лежит в психбольницах! Там люди, пришедшие в полное расстройство. А ведь это люди, нуждающиеся в духовной помощи... Они могли исцелиться молитвой. Но они в своё время этим не воспользовались, а когда пришли в полное растление, полное пустошение, они уже не могут даже правильно говорить, у них отнялся разум, отнялось намерение идти по спасительному пути. И потому помните: «Ищите прежде Царствия Небесного, а остальное сё приложится вам». В этом спасение!
Вкусная пища – тоже дар Божий. В Самаре очень вкусный хлеб.
Думаю, это искусство хлебопечения – дар Божий, а не само по себе... Бог даёт нам утешение. Всё даёт нам, чего у Него ни попросим.

«Просите, и дастся вам, ищите и обрящете».
Однажды я сидел у себя в келии, был вечер. А следующий день приходился на праздник – память святителя Тихона и апостола Иоанна Богослова. И вот я думаю: «Боженька мой! Я вот хочу, чтобы мне рыбки поесть. Иоанн Богослов был рыбак, и я люблю рыбку – пошли мне рыбку!» И только успел я об этом подумать, как вдруг дверь келию распахнулась и чья-то рука протягивает мне два больших леща! Я хотел было поблагодарить дарителя, выскочил за ним из келии, но никого уже не было...
Пасха бывает один раз в год, а у меня каждый день бывает Пасха.
«Господи! – думаю я. – Что это такое? Наверное, я ненормальный?
Только младенцам всё время прыгать хочется. А я вот старик – и хочу прыгать. Хочу бегать, резвиться, радоваться. Отчего это?»
Ещё с детских лет меня спрашивали, кем ты хочешь быть, я отвечал: «Попом буду!» Они смеялись надо мной, а я действительно попом стал. И в шесть лет, и в семь я говорил, что стану попом...
Господь меня сохранил... Так вот и жизнь прошла, промелькнула.
Шестьдесят пять лет прожил, а ещё только начинаю жить, начинаю каяться – и всё до сегодня каюсь. Хочу получить спасение. Прошли драгоценные дни жизни, а сейчас только думаю о своём спасении.
Сколько Господь даст времени жизни моей? Сколько ещё поживём мы? А хочется увидеть второе Пришествие Христово. Доживём ли не доживём? Кто знает?
Каждому человеку дана Богом мера спасения. Насколько мы будем смиряться, настолько будем приближаться к Богу. Вот почему смирением мы всегда, если пожелаем, сможем получить спасение.
Не жалей плоти – она есть лишь жилище наше. А там, внутри, душа наша, которая будет встречаться с Женихом, с Богом.
Душа – невеста Христова! Вот её-то, Невесту, и нужно украшать цветами.
Мы не всегда постоянны. А надо всегда быть постоянным.Упал – вставай, беги.
Лежишь? Всё равно говори молитву! Если не успеешь встать, как борьбе бывает, когда судья досчитает до десяти, – значит, проиграл. А если даже положили тебя на лопатки, но ты сразу скочил, то ты ещё не побеждён, бой продолется!
Так и мы должны немедленно вскакивать, должны держаться до конца в неравном бою как доблестный воин должен бороться до последнего издыхания, так и мы должны побеждать врага-диавола, который, как лев, хочет похитить каждую душу. Но мы – доблестные Христовы воины, мы с помощью Божией должны побеждать для спасения души.
В священники меня рукоположил в 1974 году Пензенский владыка Мелхиседек. Это случилось в день Благовещения. На Пасху я уже служил на своём приходе.
В день моего рукоположения произошёл такой случай. Владыка послал телеграмму в другой город своим духовным чадам, чтобы они приехали в Пензу на мою хиротонию. А они в это время хотели ехать в Москву. Московский поезд обычно стоял на первом пути, вот они и пошли с билетами на этот поезд, стоящий на первом пути. Но в этот раз московский поезд встал на второй путь, а они сели в поезд, следующий в Пензу, думая, что он отвезёт их в Москву. Приехали они в Пензу – и только тут поняли, что ошиблись. Тогда решили повидать владыку и только потом ехать в Москву. Владыка встретил их в храме,удивился и говорит: «Как же вы могли так скоро приехать? Я дал
вам телеграмму только два часа назад... А вы уже здесь!» Они объяснили, что никакой телеграммы получить не успели, а приехали в Пензу по ошибке. И – побывали на моём рукоположении!
Мой первый приход был в Спасске, я служил там в Покровском храме. Потом пять лет служил в Пензе, в соборе. Потом служил в Колопино. Оттуда попал в Санаксарский монастырь, и пять лет назад меня поставили его духовником. Люди часто приходят ко мне,утешения просят. Учу их правильно молиться, искать исцеления не тела, а души... Мы – как работники последнего часа, которые были наняты самыми последними и трудились меньше всех. Не по трудам, а по милости Божией мы ожидаем себе награды.
...Всему в нашей жизни бывает конец. Пришёл конец и этой удивительной ночи. За окнами темно, но это уже предрассветная
темень. Звёзды гаснут, на востоке заалела заря. Собаки перебрёхиваются по-утреннему в охотку. Глаза мои слипаются. Надо немного
вздремнуть и ехать в Самару. Но так не хочется расставаться со старцем! Ведь кто знает, каким для нас станет грядущий день? И будет ли впереди ещё встреча?..
Антон Жоголев. г. Самара. Газета «Благовест».
(Из книги «Иероним, чудотворец Санаксарский» Изд. «Со-
бор» 2014 г.):


«Я и на том свете буду за вас молиться»
(схиигумен Иероним)

Вспоминает прихожанка Никольского храма в селе Старое
Синдрово, где батюшка был настоятелем с 1990 года:

«Много чего претерпел отец Иероним за свою жизнь: и зависть, и клевету, и насмешки, и доносы, и побои – полный набор ухищрений духов злобы и коварства. Однажды, чуть было в тюрьму не посадили!
Сколько он, бедный, от нас перетерпел! И службу неправильно ведёт, и исповедь затягивает, и Евангелие медленно читает. Всё с криком, начальственным тоном, с чувством превосходства, ему выговаривали. И ни разу отец Иоанн не возразил, не поставил на место.
…Много мест в Мордовии, где помнят отца Иоанна. Отправляли его, безотказного, в долгие командировки на дальние приходы – священников не хватало. А постоянным местом службы считался с 1979 по 1983 год Иоанно-Богословский собор в городе Саранске.
Многочисленные командировки о. Иоанна по разным приходам продолжались иногда в течение нескольких месяцев. А семья всегда оставалась без него. Не прекращались поездки и после поступления отца Иоанна в Санаксарский монастырь. И везде с большой теплотой вспоминают о батюшке – очень отзывчивый был, добрый, безотказный, доверчивый. Не «капризничал»на требах. В любую погоду шёл, в слякоть, в мороз – отпевать, соборовать, исповедовать, причастить больного. Нет транспорта, значит пешком, если в городе – на автобусе, троллейбусе. К страждущим стремился, ни о чём не думал, кроме – успеть бы.
Чуткое сердце отца Иоанна отзывалось на каждый зов о помощи. Желание помочь, утешить скорбящего, облекались в простые доходчивые слова, необходимые в каждом конкретном случае.
Сколько их, таких случаев, можно привести в качестве примера…
…Случалось в его жизни и такое. Написали однажды на отца Иоанна прихожане с. Каменный Брод большую «телегу» куда следует: «Примите меры, уберите от нас этого батюшку. До него были мы люди, как люди, а тут на службе в храме, кто мяукает, кто кукарекает, кто по полу катается». Убрали батюшку. Другой приехал. Тихо стало. И никто ни о чём не задумался!
Наделил Господь, своего избранника дарами благодатными, но испытывал и силу его Веры.

Когда батюшку спросили однажды: «Как жить под давлением злых сил?». Он ответил словами из Божественного Евангелия:
– Везде гонимы будете. По всем предсказаниям старцев, христиане последних веков спасутся терпением душевных скорбей, в
отличие от первых христиан, которые терпели физические страдания. Мученичество последнего времени, в основном, будет – безкровное. Подвиги веры совершаться скрыто, в самой сокровенной глубине страдающего сердца.
Достичь чистоты жизни в наше безнравственное и бездуховное время – величайший подвиг»!
…Старец не раз сокрушался:
– Вот вы ко мне сто человек пришли, и только один спросил
– как душу спасти? Остальным – телесное здравие подавай, да мирское благополучие!..
…Когда батюшку спрашивали, что бы он посоветовал почитать из литературы, старец всегда отвечал:
– Евангелие и Псалтирь есть? Вот и читай.
Благословлял также знакомиться с духовным опытом святых отцов Православной Церкви.
Как и все настоящие старцы нашего времени, он безстрашно обличал, вскрывая язвы сегодняшней российской действительности, помогая нам разобраться в сути последних времён, заключающейся в подготовке воцарения антихриста силами мирового зла. Ясно видел границу добра и зла, то дано немногим, только духовно совершенным.

«Мы все имеем крест, который даровал нам Господь. Каждому – свой. И нести его надо с любовью и благодарением».
(схиигумен Иероним)


Вспоминает раба Божия Анна, нёсшая с братией все тяготы зарождающейся Санаксарской обители:
«Монашествующих тогда человек семь было.
Трудно монастырь начинался. Помнят первые насельники и те времена, когда даже хлеба не было.

Иду как-то из монастыря, еле-еле плетусь. Устала. Работы-то вон сколько! А дома – огород, дела домашние. Сил нет. Ничего не
успеваю. Решила, у старца спрошу:
– Батюшка, как мне спастись?
Отец Иероним помолчал, потом ответил, пряча улыбку:
– Всячески, – и пошёл дальше.
Какое-то время спустя сам ко мне подошёл и говорит:
– Как ни устаёшь, а молитву не оставляй!.. Святая простота.
Надо всю себя отдать Богоугодному делу, совершенно того не замечая и не ставя себе в заслугу!»
…Отец Иероним рассказал однажды, как расправились большевики с братией монастырской:
– Выстроили их в ряд по берегу Мокши. На шеях – верёвки с привязанными камнями. Столкнули в воду. А монахи всплыли
наперекор всем законам физики. Всплыли с камнями на шеях! Воистину сила Духа всё побеждает! Ошеломлённые, перепуганные
палачи бежали вдоль реки и неистово кололи тела штыками. Вода в Мокше стала красной...
…Сколько можно привести случаев, когда схимник брал на себя боль людей, обратившихся к нему за помощью!
– Батюшка Иероним не благословил меня рожать в больнице из-за прививок. «Если хочешь здоровых полноценных детей
иметь,– говорил он, – отказывайся от прививок, чаще причащай».
…Однажды пришли к нему за советом люди из местных. Мягко говоря, пьющие. Старец пригласил их в свою келью, не знал куда усадить, чем потчевать. При этом сиял весь такой неподдельной радостью, что келейник не выдержал, прошептал на ухо:
– Батюшка, не видишь, кто к тебе пришёл?!
В ответ прозвучало:
– Знаю, вижу. Потому и радуюсь, что ко мне пришли, а не в кабак...

…Однажды приехал о. Иероним навестить родных в деревню, а там поминки. Много людей собралось – соседи, знакомые. У две-
рей – мальчик лет шести, глаз с батюшки не спускает. Доверчиво уткнулся ему в колени:
– Деда, ты Дед Мороз?
Батюшка ласково прикоснулся к вихрастой макушке.
– Нет, малыш, я дед Тепло...
Много чего претерпел старец на своём крестном пути. И колдуном называли и безграмотным мордвином. А уж к старости-то,
говорили, что отец Иероним совсем больной, немощный и духовно слаб. Но ещё св. Иоанн Лествичник говорил: «Никто не может
так свидетельствовать о поражении диавола и демонов как жестокое их нападение на нас».

Вспоминает трудник С.:
«Однажды замучил меня помысел: уйду из монастыря. Чего я тут забыл? Домой хочу! Несколько дней так ходил, покоя не знал.
А тут ещё и единомышленники нашлись, тоже собрались. Стоим у берега Мокши. План бегства разрабатываем. Смотрим, батюшка
в нашу сторону идёт. Быстро головы опустили. Надо сказать, что при виде батюшки всё плохое куда-то улетучивалось. Чистый он
был, надёжный, не унывал никогда. Поравнялся и мимо проходит,не задерживаясь. Когда около меня проходил, тихо так сказал:
– Из монастыря уйдёшь, на войну попадёшь.
С тех пор про уход и думать забыл. Но время шло. Забылись батюшкины слова... Это какая же война в наше мирное время?!
Ушёл из монастыря всё-таки. И на войну попал! В Чечню. Уж нахлебался там... Каждый день батюшку вспоминал. Как живой остался, не знаю. Батюшка, видно, молился за меня, грешника...»
…Безспорно, батюшкины молитвы были самым настоящим духовным цементом, который скреплял монастырскую братию.
В течение десяти лет, с 3 декабря 1991 года и вплоть до своей кончины, батюшка был духовником Санаксарской обители.


Молодые супруги М. из Москвы:
«Вбегает взволнованный монах. С порога сообщает:
– Батюшка! – тут он называет имя важной-преважной персоны.
– К вам приехали и срочно просят беседы.
Старец и глазом не моргнул – продолжал читать прибывшим притчу о том, как один монах увлёкся пением птички и вышел за ограду монастыря вслед за ней... Долго, долго бродил по лесу... А когда вернулся в обитель, выяснилось, что прошло сто лет!..
Келейник постоял, постоял и вышел. Раза три так забегал.
Дочитал батюшка. Помазал всех маслицем, благословил. Только после этого он ту «важную» персону принял.
Рядом с истинным пастырем есть о чём задуматься даже самым высшим чинам, как светским, так и церковным».
…Был однажды такой случай: приезжаем мы с батюшкой в Дивеево. А там как раз Патриарх был. Люди около него теснились.
И тут, кто-то, узнавший схиигумена, крикнул:
– Иероним приехал!
Мгновение – вокруг Патриарха стало пусто!..
Как не любил он эту безсмысленную беготню за ним, как скорбел, как умолял, сердился, даже плакал:
– В храм идите! К Богу идите!!!
Однажды, во время службы, весть среди прихожан пронеслась:
«Батюшка на Афон уезжает; проводить надо». Весь храм опустел,осталось три человека. И невдомек было толпе, жадно около старца теснящейся, что проводили-то его только эти три человека, не ушедших со службы!
…Одному молодому священнику, духовному чаду схиигумена Иеронима, грозило снятие креста за... живую проповедь о вреде телевидения, о духовной опасности ИНН. Владыка предложил ему даже «тёплое» местечко, если замолчит:
– Ты прав, – сказал епископ. – Во всём прав, но помолчать-то можешь?
Священник ответил:

– Не могу молчать. «Молчанием предаётся Бог!».
Крест с него сняли. Нашли повод. Можно только догадываться,какие усилия прилагал батюшка и все близкие ему по духу добрые
пастыри, чтобы плыть против течения. А они просто исполняют пастырские обязанности! Быть честными перед Богом и людьми.
Как тут не вспомнить слова отца Иеронима:
– Придёт время, будете бегать повсюду, искать батюшку – и не найдёте...
Раба Божия Т. немало потрудилась для монастыря:
«Пожаловалась я однажды отцу Иерониму:
– Совсем больная. И там болит, и тут болит.
Старец посмотрел на неё – и как из ружья выстрелил:
– А у меня ничего не болит?.. Богу надо служить, Богу!..
…Жизнь любого монастыря из двух составных частей строится – внешняя сторона видима всем и понятна, а внутренняя,духовная – тайна неприкосновенная, видимая лишь духовными очами:
Батюшка говорил: «Вероятность спасения в миру – процентов тридцать, а в монастыре девяносто! Если, конечно, идёшь в монастырь душу спасать, а не тело как-то пристроить, потому что деваться больше некуда...»
…На почте однажды компьютер сломался, когда там отец Иероним побывал.
…Весь состав монашествующих в селе Ковыляй, во главе с настоятельницей покинули однажды монастырь. Совпало это с
самым острым накалом страстей вокруг ИНН и новых российских паспортов.
Одновременно с ковыляйскими сёстрами, подавляющее большинство насельниц Пайгармского монастыря, во главе с игуменьей
Серафимой, покинули тогда молитвенными и телесными трудами расцветшую обитель, отказавшись получать новые паспорта.

Отец Иероним перед этим, после очередного посещения, отслужив литургию, сказал сопровождающим:
– Серафима, последняя игуменья.
Как не вспомнить пророчества старцев: «Настанет время эшелоны пойдут гонимых. Бегите за первыми, за колеса хватай-
тесь. Останетесь – пропадёте. Мало кто сможет выстоятьв духовном голоде и одиночестве. Изо всех сил старайтесь не
прерывать духовную связь с первыми гонимыми...»
…Всегда разъяснял отец Иероним сложные духовные понятия, предельно просто, чтобы не обидно было, что ничегошеньки не
поняли. А уж каждый постигал в меру духовного возраста.
Очень поучительна одна из многочисленных бесед отца Иеронима с монахинями и послушницами, приехавшими вместе с
игуменьей за советом к старцу. Вышел к ним батюшка на крылечко своей кельи и беседовал.
Говорил старец о монашеской жизни, основа которой во все времена одна – беззаветное, искреннее, чистое служение Богу.
Говорил о Божественной Литургии, о том, что во время службы в Православном храме вся Вселенная принимает участие в этом непостижимом человеческому рассудку Божественном Таинстве!
Вся Церковь и Небесная, и земная, вся природа присоединяется к Службе: «Всякое дыхание да хватит Господа!».

«Признак великой души – от всех терпеть, всем служить»
(схиигумеи Иероним)


…Был случай, когда старец помог одной рабе Божией, ставшей жертвой мнительности. К причастию Святых Христовых Тайн шла она тяжело. По природе своей «чистюлей» была. А тут всех из одной Чаши, да ещё и одной лжицей! Побрезговала: «Стою на
службе, – вспоминает она. – Батюшка служит как раз. Наступил момент Причастия. Опять мысль пришла: Всех из одной ложки…
Не смогу я так! Может, больной кто, заражусь!!..
Съёжилась, а мысль не уходит. Тем временем отошёл в сторонку последний причастник. И тут, к моему изумлению, старец стал облизывать ложку с таким видом, будто ничего слаще на свете не бывает! Да так оно и есть! Такая жажда, такая тяга к Причастию
появилась! От брезгливости и следа не осталось навсегда!»

…Отец Иероним наставлял и монашествующих, обращавшихся к нему за духовными советами:
– Хочешь стать настоящим православным человеком, настоящим монахом – беги от человекоугодия, пустословия, празднословия. Если что порочащее услышишь, пусть в тебе и умрёт.
Учил он тщательно исследовать свою совесть – нет ли на кого обиды. Если сердце ожесточилось на обидчика, ушла любовь, то
старайся не озлобиться. Всё время проси Бога, чтобы размягчилось сердце, отлегло от души, читай ежедневно «Канон покаянный».
Часто он повторял:
– Молитва – огромная сила. Всё даётся по вере. Верь Богу! Молиться учил, не торопясь, лучше вслух, вполголоса,вдумываясь в каждое слово, откладывая его в сердце.
Не раз повторял:
– Евангелие – это разговор с Богом, а Псалтирь – самоотчитка.Псалтирь в руки берёшь – солнышко просыпается! Если Псалтирь
на земле читать перестанут, солнышко не взойдет...
Ещё батюшка чтение Псалтири с лестницей в небо сравнивал.Каждая кафизма – ступенька. Пропустишь один день, убирается
одна ступенька, если два – две ступеньки, а если неделю, месяц – сколько ступенек уберётся?! Как тогда до верхних допрыгнуть?!..
Благословлял читать неусыпаемую Псалтирь.
Говорил, что самая сильная молитва – ночная. С 12 до 2 час. 30
мин. ночи открыто Небо, и Господь с ангелами служит (золото).
С 2 час. 30 мин. до 5 утра – служба Божией Матери (бронза).
А с 5 до 7 утра – медь. Спать батюшка благословлял не более шести часов в сутки и не менее. Часто приговаривал:
– Сонливость и леность – путь к погибели. Не позволяй себе расслабляться, не валяйся в постели, как проснёшься.
Обличая нас, нерадивых, старец говорил:
– Вот, лежу я, полёживаю и слышу голос: «Полежи, Иеронимушка, полежи. Устал ведь, милый, полежи». – Ну, нет! – отвечаю этому «голосу», сладенькому такому, вкрадчивому. – Нечего валяться! Вставай! Как легко и свободно становится, когда лень свою переборешь!

Учил батюшка волю воспитывать, дух укреплять:
– Относись к телу как тряпке. Это только ветхая одежда твоей безсмертной души. Не потакай плоти, её желаниям. Благословил старец искупаться в святом источнике своих чад:
– Купайтесь смело... Что она, плоть? Тряпка и есть тряпка,макай её, макай.
Очень строго относился старец к епитимьям и взыскивал с тех,кто отлынивал. Особое внимание обращал на поклоны, говоря:
– Поклоны – смирение перед Богом. Будто землю распахиваешь,поле пашешь. Устал? На поклоны! Голова болит? На поклоны!
Спина болит? На поклоны! Ноги болят? На поклоны!
«Ночные поклоны – дорогие, – говорил батюшка. – Золотые.
Один поклон в церкви равен десяти дома или в келье».
Очень строго относился старец к соблюдению постов и учил поблажек себе не делать. Понимать истинный смысл православного поста – как средство, данное для очищения от греха.
Одна раба Божия сказала старцу:
– Я, батюшка, в Великий пост первую и последнюю неделю пощусь.
– Правильно, ты берёшь змею – голову и хвост оставляешь, а всю змею съедаешь.

«...Будете бегать повсюду, искать батюшку и не найдете...»
(схиигумен Иероним)

…Отец Иероним часто повторял, что любовь покроет множество грехов. А незадолго до кончины, не скрывая слёз, с болью сказал:
– Шума много, а любви мало...
Он, так же, как и Паисий Святогорец, «разрезал» своё сердце на тысячи, миллионы кусочков, раздал всем... и умер.
Батюшка много раз повторял:
– Я-то молюсь за вас... А вы за себя молитесь? Ваша молитва только до потолка.

Уходят от нас старцы. Переселяются в Небесные Обители.
Когда преподобному Серафиму Саровскому сказали:
– Куда уж нам, простым смертным до вас! До уровня вашего
Подвига. Батюшка ответил предельно ясно и скромно:
– Все так могут, решимости только не хватает...
…Подвизавшаяся около монастыря раба Божия К.:

«Предупреждал старец, как тяжело будет новоначальным – не будет у них достойного примера ни среди прихожан, ни среди
священнослужителей. Только Писания святых Отцов да жития святых. Невозможно будет воцерковиться чистому человеку. И в монастырях не легче – один-два достойных монаха в окружении лжебратии.
Открыв церковный календарь на страницах, где помещены фотографии архиереев, указывал на одного-двух:
– Эти – настоящие.
Потом быстро захлопывал календарь со словами: «Смотреть не хочу!.. Богу угождайте, а не людям!.. Спасётесь послушанием Ему...»
«Всякого человека испытывай, – наставлял старец Иероним. – Испытывай какого он духа. Особенно священника. И меня испытывай, что за дух во мне. Любое, порученное тебе дело, исследуй, угодно ли оно Богу и соответствует ли Его Заповедям».
Отец Иероним предупреждал излишне доверчивых и наивных:
– Будьте осторожны, вы же взрослые люди!
Вся жизнь схиигумена Иеронима была ярчайшим примером смирения и послушания Богу и Его Заповедям. Но тяжело было
батюшке в последний год жизни, когда высшими правящими кругами Московской Патриархии были поставлены запреты на самые насущные и больные вопросы в Православной Церкви и в современной духовной жизни России.
Когда батюшку Иеронима спрашивали:
– Как же спасаться, как не заблудиться и не попасть в когти и зубы волков в овечьей шкуре и лжепастырей?
Старец отвечал:

– Идите царским путём. Царский путь – самый тяжкий, самый прискорбный, тернистый и узкий, но спасительный!
Сколько раз сокрушался старец:
– Много-много мне есть, что сказать вам. Да не готовы вы ... не готовы...
Как всегда, предельно просто и образно, отец Иероним разъяснил нам всю суть, духовного преуспеяния на царском пути:
«Собрался раз деревенский мужичок в город на рынок. Лошадку запряг. Уселся поудобнее в телеге. Взял вожжи в руки:
– Н-о-о-о, милая, не подведи!
Вернулся к вечеру. Спрашивают его:
– Ну что, много народу было?
– Может и был кто... Не видал я...
Мужичок тот знал, зачем поехал, дорогу видел. Ему оставалось только лошадку понукать: «Но, да но!» Чего ему по сторонам-то
глазеть. Все вокруг расступались, дорогу ему давали. А он, знай себе, молитву творит да лошадку понукает. Вот и нам бы так –молиться да трудиться, идти верным путём – все и расступятся перед нами...»
Для нашего утверждения, отвергая всякую жалость к себе батюшка твёрдо произнёс:
– Я не один! Нет, я не один! Я с Богом!
…Однажды духовная дочь старца раба Божия А. вся в слезах к батюшке пришла:
– Как быть? Священник прихода неправильно поступает.
Изложила суть дела. Отец Иероним выслушал и сказал:
– А ты сама тихонько подойди к нему, найди слова от сердца, чтобы дошло до него. Не обличай со злом, а попробуй привести его к исправлению, с любовью подойди, с сочувствием.
Чадо кивало головой, вытирая слёзы, и пыталось улыбнуться.
– Вот и хорошо, – батюшка обращался с ней бережно, как с ребёнком. – А теперь давай встанем на коленочки перед иконами,помолимся и попросим прощения у Бога за то, что осудили...

Из уст старца никогда не выходило ни одного бранного обидного слова в адрес любого человека. Видя и понимая, что в действительности происходит в стране и в Церкви, отец Иероним не критиканствовал, а обличал с любовью и великой болью за Россию, за Православную Церковь и всех её чад – сверху до низу, учил любить и болеть, и молиться за всех.
Старец пытался донести истинный смысл духовной борьбы. Не раз говорил об опасности мирского духа, особенно для монастырей и всего строя монастырской жизни... Опасности формирующейся антихристианской государственной системы и о тех, кто готовит всё для её создания – о слугах антихриста, которые действуют, не скрываясь и не маскируясь.
Рассказывали, как батюшка Иероним безстрашно отслужил акафист Царю Николаю-мученику в одной из московских церквей
(до прославления царственной семьи). Никто из священноначалия не посмел остановить старца, который не раз говорил, что без про-
славления царя, всей царской семьи, без всеобщего покаяния, возрождение России невозможно.
Раба Божия М.:
«Отец Иероним пытался помочь нам бороться с духом антихриста. Не запугивал «страшилками»: получишь новый паспорт– сразу в ад пойдешь! Как делают современные борцы за чистоту
Православия и провокаторы. Даже Сам Господь никого силком врай не тащит. Не нарушает свободную волю человека. Поставил
Своё создание перед выбором – вот зло. Вот добро – выбирай.
Сам выбирай, сознательно выбирай! Милосердию Создателя нет
предела!
Много-много раз старец предупреждал о духовной опасности, идущей от многочисленных лжепастырей. Потому не оставил схимник без внимания и проблемы современных духовных училищ, семинарий; давал много советов их руководителям. Был бы
услышан голос старца – немало проблем было бы разрешено!
За тех, чьи души окормлял, боролся как лев. Сколько раз плакал на своих Молебнах отец Иероним:
– Кайтесь, кайтесь пока не поздно, чёрные вы головешки, адова солома!
И это было не просто резкое обличение, в сердцах сорвавшееся из уст старца – это была не прекращающаяся ни днём, ни ночью
боль – непрестанная молитва к Богу – слёзная, сердечная, за каждую погибающую душу, которую схимник знает как спасти.
Но сам человек, обладатель этой безсмертной души – Невесты Христовой, противится изо всех сил, не хочет и слышать о спасительном пути для неё. Держит её в своём холёном теле на правах «грязной замарашки». «Не жалей плоти, – говорил старец. – Она есть лишь жилище наше...»
…Батюшка Иероним не расставался с чётками. Обладал даром непрестанной молитвы. Старец с восторгом призывал нас:
– Стяжание благодати Святаго Духа, соединение с Богом – для души слаще мёда и сот! Если б вы знали, как сладко с Богом жить!..
…Всегда тонко, осторожно и умело, старец подводил человека к
Исповеди, видя в этом Церковном Таинстве не простую формальность, а живой разговор кающегося грешника с Богом. Другими
словами, схимник брал человека за руку и подводил к ступенькам духовной лестницы, ведущей в Небо.
Хочешь наверх? Карабкайся, поднимайся. Упадёшь – опять всёс начала. И так до конца, до победы, до самой последней верхней ступеньки, а там – встреча с Самим Богом!

Владимир из Воронежа:
«Приезжаю в Санаксарский монастырь. И тут выясняется, что сегодня день Памяти убиенных Царственных Мучеников! И в обители готовится Крестный ход с их иконой вокруг главного храма! Схиигумен Иероним шёл в числе первых, крепко сжимая в руке чётки, яркоалые, как кровь! Поучает и подбадривает всех:
– Страшна бесам сила покаяния истинного. Покаянными слезами смываются грехи! Там где пост, молитва, плач, там тёмным силам делать нечего! Покаяние – дар Божий, покаяние – второе
Крещение. Путь ко спасению.
Чтобы с тобой ни случилось ищи причину в себе. Обидели,наказали, заболел, «испортили» – значит в броне брешь: грех твой.
Батюшка всегда подчёркивал, что дети страдают за грехи ро- дителей во много раз сильнее самих родителей. И первое, самое надёжное лекарство – покаяние, что означает «отметание», изменение образа жизни. Это – главное оружие против козней диавола.
Покаяться – значит не только перечислить грехи на исповеди, а измениться в корне. Нарушил заповеди – впредь следи за собой строже.

Вспоминает раб Божий А. из Ртищева:
«Возил я как-то батюшку в деревню Малая Козловка, что под Саранском. После службы старец обратился к прихожанам со словами:
– Всю деревню вашу смогу вымолить. Все спасётесь... при четырёх условиях:
1. Семейным жить в венчанном браке.
2. Ходить
на службу в храм в воскресные и праздничные дни.
3. Соблюдать
посты.
4. Не ругаться матом.
Сравнивал нас отец Иероним с заблудшими овечками, которые голоса Истинного Пастыря не слышат. Тогда приходится посылать собаку – злого духа, злого человека, чтоб полаял, если над и покусал, словом, напугал хорошенько. Глядишь, «гулена» сама быстренько в стадо вернётся и дорогу показывать не надо.Старец поучал: «...Сколько безумства принимает в себя человек!
Господь ждёт, чтобы мы пришли к Нему, покаялись... Мытарю, как известно, было достаточно всего пяти слов, чтобы выразить всю силу своего покаяния! «Боже! Милостив буди мне, грешному!»
И только в одном-единственном случае нет никакой надежды на милосердие Божие – когда человек находится в духовной прелести.
Отец Иероним говорил, что прелесть хуже колдовства. У колдуна есть шанс на покаяние, он понимает, что служит силам зла, что он – преступник перед Богом, а находящийся в прелести считает себя непогрешимым, потому на покаяние такой человек не способен!
Этот несчастный неизлечим.

Учил батюшка видеть себя перед Богом и людьми такими, какие есть. Учил не притворяться. «Разве от Бога что скроешь!» Но и в самоуничижении меру знать... Одна сестра настолько отчаялась от осознания своих грехов, что уж взглянуть на людей боялась…
Старец, проходя однажды мимо неё (на Молебне дело было), титихонько шепнул ей на ушко:
– А ты так говори: «Да, я грешная, грязная, хуже всех на свете!
Но я твоя, Господи!» Нельзя отчаиваться в спасении...
Надо было видеть, каким счастьем заискрились её глазки!
Учил старец так Бога любить и верить Ему, что ни шагу без упования на Его Всепобеждающую силу не делать! «Научишься Бога всегда на первом месте видеть: ни мужа, ни жену; ни детей, ни внуков, ни начальников, ни врачей, а Бога, тогда всё у тебя ладно пойдёт: и в семье, и на работе, и со здоровьем! «Богатство земное при раздавании его, оскудевает, богатство же Небесное, чем более раздаётся, тем более приумножается...».
…Много раз спрашивали батюшку:
– Скоро ли ждать воцарения антихриста и конца мира?
Схимник всегда отвечал, показывая кончик своего мизинца:
– Вот столечко нам осталось.
Не раз говорил, что бытие человечества на земле связывается с целью восполнения мест Ангелов до первоначального их числа.
Как только займётся последнее место, наступит Страшный Суд.
Рассказывал старец и о том, каким будет конец нашего земного бытия, что всё будет длиться 10 – 15 минут. Сначала – сильный шум. Звука этого не выдержит никакая тварь. Всё живое обретёт новые, духовные тела. Время остановится и быстро побежит вспять! Вся история людей промелькнёт в течение нескольких минут с конца до начала – до сотворения мира. Вспышка! Огонь!
И этот миг станет началом всего нового – Новой Земли, Нового Неба, Нового Иерусалима – Царства Божия для избранных.

Со слов пострадавшего в автокатастрофе Юрия:
«Старец принял меня. Он сидел на стуле и сильно плакал.
Сказал мне:
– Юра! Юра! Я так долго ждал тебя... В какое страшное время вы живёте! Но будет ещё Возрождение России! Изберёт Господь
Православного Царя. Недолго ждать, лет двадцать. Три хороших чуда-явления будет при Царе...
Потом отец Иероним сказал мне, что Россия воспрянет, возродится на страх всем врагам… Быстро и это время пройдёт... Будет война. И после голода и разрухи «восторжествует» антихрист... За ним пойдут все прельщённые, но ужасно то, что многие из избранников Божиих тоже прельстятся. Но не все, а те, кто не записан в Книгу Жизни.
Лютовать будет антихрист три года. Нестерпимо ему, невыносимо и завидно, что люди спасаются. Вот он и будет вереть – Рай не для него. Особой ненавистью будет ненавидеть тех, кто читает Откровение Иоанна Богослова, так как этим Господь открывает завесу непонимания нашего времени...
В одном из разговоров, батюшка сильно обличал неревностных служителей Церкви... И ещё сказал батюшка – что те, кто больше всех будут кричать: «Не возьму новый паспорт и ИНН», тот первый прельстится и примет! Многие будут выдавать себя за других! Верных же Господь, за веру их и смирение, укроет от антихриста.
Будет два вида голода телесного: первый – недостаток хлеба и воды; второй – всё есть, а верующему не купить... Верным же Господу хватит просфоры да святой воды! Ещё говорил о том, что без причастия Святых Христовых Тайн не спастись! Говорил,что играя на страстях человеческих, враг будет прельщать людей богатством, роскошью, объедением, блудом...
Из рассказа рясофорной послушницы Л.:
«Стояли мы с батюшкой вдвоем у его келии. В какой-то момент нашей беседы, старец говорит:
– Всё кровушкой православной залито... Все стены.
Помолчал немного, окинул долгим задумчивым взглядом монастырские постройки, и произнёс:
– Умирать страшно…»

«Когда Матерь Божия придёт в белом, наступит Воскрешение Руси».(схиигумен Иероним)…Отец Иероним не раз преподносил нам уроки смирения. На Молебнах, которые батюшка проводил о здравии болящих несчастные, страждущие от нечистых духов, кричали, визжали, угрожали,били батюшку по больным ногам. Даже в лицо плевали! В ответ
никакой реакции – ни испуга, ни смущения, ни гнева – ничего,кроме любви. Старец видел душу каждого человека и умел бо-
роться за неё как истинный воин Христов. Его оружие – молитва и маслице со всех святых мест. Говорил:
– Нет плохих людей, все хорошие, это бесы в них плохие...
Он всегда сокрушался:
– Из-за меня, негодного, человек согрешил.
И туг же, передавал обидчику какой-нибудь подарок в утешение.
Отец Иероним строго выговаривал:
– Что вы за мной бегаете?! Служба в храме началась, а вы все ко мне бежите. Кто я такой? Грешник. Может, похуже вас! Задача моя вас не к себе, а к Богу привести. На Бога надейтесь, а не на батюшку. Будете на батюшку надеяться – пропадёте!
Выслушал однажды некто Н. эти батюшкины слова и задумался:«Что это батюшка притворяется – грешником себя назвал? Зачем
притворяется – он же святой».
Тут сам старец мимо к алтарю идёт. Поворачивается в его сторону. Дыхание у того перехватило – батюшка с глуповатым лицом
(в глазах смех), ковыряет пальцем в носу...

«Не все крещенные спасутся, а только те,кто живёт по заповедям Божиим...»
(схиигумен Иероним)

…Спрашивали отца Иеронима и о компьютерах, повальной компьютеризации даже школ, старец ответил коротко:
– Корни этой чумы растут из преисподней.

Один из составителей компьютерных игр поведал такой случай: «Есть такая игра «Жизнь в деревне» – домики чистенькие,хозяйственные постройки, ухоженные поля, пастбища – всё в наилучшем виде Сельские жители прилежно трудятся. Взял и поместил в этой игре в центре каждого села Православный храм,с золотыми куполами и крестами.Что тут началось! Все жители деревни взялись за оружие – в ход пошли топоры, вилы и т. д. Объявили мне войну! С перекошенными отчаянной злобой и лютой ненавистью лицами, ринулись к
экрану, желая выскочить и расправиться со мною.
От неожиданности даже струхнул немного. Отключил компьютер, а человечки не исчезали, все продолжали неистово бить по экрану с внутренней стороны орудиями убийства. Так продолжалось довольно долго...»
Вряд ли нужно комментировать – в «виртуальном рае» нет места Православию. Оно, в конечном счёте – недосягаемо для зла,
которое всегда безсильно перед ним. Победа зла не предусмотрена в Божьем промысле!
… Немногословен был отец Иероним. Говорил всё больше притчами, часто словами Божественного Евангелия и Псалтири.
Ведёт беседу старец, а сам прозорливым оком замечает, какое слово-семечко в душе слушающего прорастёт. Какие всходы даст, и
какой плод в своё время принесёт. Это малое «доходило» не сразу – каждый, что в себя вместить смог, так и понимал.
Батюшкины уроки усваиваются постепенно, постигаются по мере того, как крепнет вера в Бога и уменьшается любовь к себе:
Первая заповедь – возлюби Бога всем существом своим.
Нельзя привязываться к земному больше, чем к Богу. Молитва огромная сила! Все даётся по вере. Осознавай, что грешен, но всегда говори: «Твой я, Господи!». Не отчаивайся в спасении.
До прихода антихриста времени мало осталось – «он уже у власти», понимай – всё готово для его реального воцарения... Если бы
не Россия и не Православная Церковь... Главное – научиться жить в постоянной борьбе с усиливающимся натиском духа антихриста,
не уступая ему. Иначе, не спастись!
Как можно более надо упростить свою жизнь. Отказаться от электронных документов. Свести до минимума зависимость от средств коммуникации (газ, вода, электричество). Очень важно – хранить чистоту. Понимать, что всё перечисленное не цель, а
средство для достижения чистоты души, которая в итоге поможет отличить ложь от истины и отвергнуть антихриста со всеми его обольщениями.
Отказаться от средств оболванивания, понимая, кто задаёт в них тон! Батюшка не раз говорил: «антихриста по телевизору в новостях покажут... кто увидит его, сразу очаруется им».Смириться с тем, что путь, выбранный нами – крестный. Будет сопровождаться насмешками и издёвками. Власти будут угрожать и устанавливать на нас всевозможные гонения.
Однажды спросили у батюшки:
– Где легче будет? Где жить не под большим давлением?!
Получили короткий Евангельский ответ:
– Везде гонимы будете!
В храмы ходить до последнего, пока поют «Символ Веры» и «Отче наш...» Господь не попускает посягнуть на Евхаристический Канон. Господь милостив. Он терпеливо будет ждать каждого, пока в Православную Церковь не войдёт последний кающийся.
Отец Иероним благословлял как можно чаще исповедоваться и причащаться. Не читать мирского.
– Твой живой разговор с Богом, вот что Господу угодно, а не количество информации, даже духовной!
Не благословлял старец смотреть телевизионные трансляции церковных служб:
– Православный должен служить Богу, находясь в храме Божием, а не глазеть в телевизор! Если же по каким-то причинам
не можешь пойти на службу, читай Псалтирь, – говорил старец.
–Только наполняясь Премудростью Божией из текстов Священного
Писания, получив благодать в церковных Таинствах, особенно в Причастии, сможешь выжить, сохранить здравый рассудок, белое от чёрного отличить, не обольститься. Сохранить Дух Истины!
Времена наступают для истинных православных невыносимые!
Останется мало истинных! Настанет такая непроглядная духовная тьма, что духовное состояние последних православных будет
приближено к тому, что испытывал Господь наш Иисус Христос, распятый на кресте, всеми оставленный...
Отец Иероним много раз говорил о том, что нужно быть готовым к тому времени, когда выйдут из строя все системы глобального жизнеобеспечения газо-нефте-водопроводы, энергосеть и т. д. Предвидел старец и финансовый кризис. Говорил: «Банки лопнут, земля будет стоить дороже дома». Предупреждал, что население будут искусственно готовить к безналичному расчету: «чип на лбу – и кошелёк в магазин с собой брать не надо. Электроника все твои расходы и приходы сочтёт и вычтет...»
Предупреждал старец и о голоде. Только вот о каком голоде говорил старец – о телесном или духовном? О том и другом вме-
сте. А какой из них страшнее? «Если думать о сохранении тела и делать запасы: бегать, сломя голову, по магазинам... – говорил отец Иероним. – То и до людоедства дело может дойти, как было в Израиле.
Да разве Господь оставит того, кто честно и искренне верит и любит, кто доверился Ему как безпомощное дитя?! Разве Своей
Премудростью не внушит чаду своему как, когда, где и какие запасы сделать, и в каком количестве, если они понадобятся! Здесь не безпечность, а вера, выстраданная, с полной кладовой духовных богатств, надёжно в благоговейном сердце хранимых...»
Все православные, от епископов до прихожан, желающие до конца искренне и честно служить Богу; поставлены в нравственно
невыносимые условия. Не будешь полноценным членом общества и церковной организации, если не примешь имя антихриста,присутствующее теперь практически на всём – на всех бланках государственных учреждений и церковных документах.
И пусть скажут, что ИНН это ещё не печать антихриста! Но если человек примет и оставшиеся электронные документы (карточку
УЭК – авт.), то выбор будет сделан окончательно. Там останется последний «штрих», когда его лоб заклеймят – вопрос уже совсем
близкого времени. Главное дух сломлен, суть Выбора в том, ЧТО ты выберешь – жизнь в Православном духе с Богом или жизнь по
плоти с антихристом. Третьего не дано!
Как нелепо, жалко и страшно выглядят все попытки совместить несовместимое. Бога и мамону…
Не однажды батюшка, глядя на огромную толпу собравшихся к нему на Молебен, духовным зрением видя состояние души каждого, не выдерживал – плакал, кричал сквозь душившие его слезы:
– Кайтесь! Кайтесь, пока не поздно!..
…Однажды к батюшке Иерониму в келию «прорвалась» одна из духовных дочерей с очень дорогими заграничными витаминами «общеукрепляющими», батюшка рассердился не на шутку:
– Выброси! Там такого понапичкано – силой креста не всё снимешь!
То есть и крестить-то можно только то, что в пищу годится.
Как же выжить, православному человеку? Отец Иероним не уставал повторять всем, обращающимся к нему за советом:
– С Богом живите! Огороды сажайте! Сведите до необходимого минимума всё то, что можно покупать на рынке и в магазине! Не
забывайте принесённое оттуда кропить крещенской водой!
Отец Иероним советовал православным покупать дома в деревеньках, ближе к реке и лесу, и чтобы колодец был (лучше без
газа, колонок и прочих удобств). Заводить, по силам, скотинку (кому курочек, кому коровку). Возделывать землю (по силам,
чтобы добыча средств к существованию не превратилась в самоцель. Не затмила то главное, ради чего покинули городскую
жизнь, – это духовное очищение и воспитание детей в нравственной чистоте, подальше от телевизоров, компьютеров и прочих
средств оболванивания.
Сколько раз схимник своим примером преподавал урок учителям, и родителям, как следует себя вести с детьми, как обращаться с ними. Советовал быть требовательными, но справедливыми.
Главное, чтобы ребёнок всегда знал – его так сурово порой воспитывают из-за большой любви к нему.
Учить надо детей Закону Божьему и воспитывать их личным примером своей благочестивой жизни. Светское образование можно и дома получить.
А самое главное – это селиться в места, где поблизости есть действующий православный храм или монастырь. Если дорога в храм станет главным, в чём вы видите смысл своей жизни здесь,на земле, то Господь не оставит!
Не секрет; что России и русским нет места в масонском глобальном рае – наша территория их интересует только как аграрно-сырьевой придаток. Чтобы достичь своих целей, «закулисные политики» не стесняются в средствах. В ход идёт всё, что духовно растлевает молодежь. Немалую роль в уничтожении нации играют и заграничные «продукты питания», созданные «чудом» генной инженерии, противоестественные человеческому существу. Вызывающие различные заболевания и, что страшно – мутации в организме, которые делают родителей неспособными оставлять после себя здоровое полноценное потомство. Эти «товары» наводнили сегодня наш оскудевший собственной продукцией рынок – это при наших-то природных ресурсах! В ход идут и медицинские препараты, особенно прививки для детей!

…Не уставал старец повторять, что не может течь из одного крана и грязная, и чистая вода! Либо – та. Либо – другая!
Предупреждал, что в последние времена враг будет очень искусно, тонко и хитро внедряться повсюду – даже в самой безобидной книжке для детей, обязательно будет добавлена ложка дёгтя! Будут искажаться слова молитв, даже в текстах священного Писания!
Старец говорил, что если изменить только одно слово молитвы, и обращение будет уже не к Богу; а к тому, кто в преисподней сидит!
Так что лучше всего молиться по святым книгам, доставшимся от бабушек и дедушек.
Получая ИНН, человек, по сути, отрекается от имени, данного ему Святой Православной Церковью при крещении, и говорит
«да» антихристу. Батюшку спрашивали:
– Принимать ли ИНН? Получать новый паспорт?
Старец отвечал вначале подробно, предупреждая об опасности антихристианской системы вообще и её способов подавления человеческой личности, в частности. Потом отвечал кратко:
– Нет.
А мы всё шли и спрашивали. Тогда батюшка отвечал резко:
– Я всё вам сказал!
«Где Дух Святой, туда направляется, как тень, гонение и борьба... Необходимо, чтобы истина была под гонениями».

(Прп. Макарий Египетский, Гомилии XV, 11-12)

…Однажды к отцу Иерониму приехали насельницы одного из женских монастырей и стали громко сетовать:
– Как же мы, батюшка, без паспортов-то новых жить будем?!
Что, нельзя их получать?
Старец, прижав палец к губам, обвёл взглядом келию (показывая, что говорить нельзя) и отрицательно покачал головой...
Что тут началось!
– Нам же учиться надо! Мы молодые, а начальство, знаете, как ругается!
Наступила тишина. Долгая. Сёстры боялись поднять таза... По щекам старца текли слёзы. Наконец батюшка сказал в сердцах:
– Берите, получайте! Принимайте! Делайте что хотите... Вы всё примете! Сами не заметите, как примете.
Батюшка Иероним часто приговаривал:
– Госстрах, – государственный страх, что это ещё за страх?! В человеке может быть один страх – страх Божий. Или: – Райсобес.
Какой может быть Рай с бесами?!
Надеялся старец, что слова эти, зёрнышки маленькие, упав на благодатную почву, дадут всходы и принесут плод. Помогут в трудные, безысходные минуты не дрогнуть и сделать правильный Выбор.
Отец Иероним пытался отрезвить пламенеющих рвением:
– Не взял ты паспорт, отказался от ИНН – живи себе тихонько. Молись. Постепенно меняй свою жизнь, приспосабливая её к тем
условиям, которые возникли из-за твоего выбора. Главное, никого не осуждай, и тех, кто всё принял. Стойко переноси всё обрушившееся на тебя. Господь не оставит. Верь Богу! Сделал выбор – отдай сердце Богу, верь, молись, терпи, надейся, жди... Господь всё управит в свой срок, только не уступай ни на миллиметр. Отступишь – всё пропало, ты – в сетях лукавого.
Всё с начала начинать придётся...»

Вспоминает раба Божия А.:
«Однажды сказала я батюшке Иерониму, что нет у меня паспорта, и пенсию не получаю.
– Не получаешь, значит, чистенькая перед Богом будешь.
Не зря разговор завела – хлопотала я пенсию. Не послушалась батюшку. Вот явился он мне во сне и говорит: «Он даст, всё даст.
Поклонишься «батюшке» Ленину – всё даст». И за спину мне смотрит. Оглянулась я, а там Ленин за столом, красным кумачом
покрытым, сидит. Страшный такой, злой-презлой. После этого сна вся охота о пенсии хлопотать пропала.

На родине батюшки Иеронима в Ичалках был случай, когда верующая православная, мать восьмерых детей отказалась от
пенсии. И детей своих пристыдила, которые настаивали на хлопотах о пенсии:
– Не выставляйте меня и себя на позорище. Вас у меня восемь.
Да неужто вы все вместе одну мать не прокормите?

Из рассказа р. Б. К.:
«Батюшка мне не велел принимать ИНН, и паспорт получать.
Плачу:
– Как же буду жить без пенсии?!
А старец трижды мне сказал:
– С Богом. С Богом. С Богом!..
И, ничего. Живу! Бог даёт!»

Раба Божия К:
«Хорошо запомнила я потрясение, которое пережила на одном
из Молебнов о здравии болящих. Одна из бесноватых стала вдруг
громко кричать и бегать между людьми, заглядывая в лица:
– Все мои, все мои! Я – дух ... Все монахи мои, – продолжала бесноватая. Подбежала к батюшке: – А тебя, старикашка, ненави-
жу, ненавижу! Ненавижу!!..
Потом подбежала к ребёнку:
– Такой маленький, а уже мой! Мой! А ты, девчонка, чистенькая, противная какая, не моя! Не могу тебя сожрать! Все мои, мои!!..
Поражённая услышанным и увиденным, после Молебна подхожу к батюшке и спрашиваю:
– Неужели правда то, что кричала бесноватая?
Схимник помолчал немного, потом ответил словами Божественного Евангелия, чтобы лучше запомнилось и крепко-накрепко в
памяти удержалось. Дословно: «Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы». (Лк. XII; 2-3).
Расскажу ещё об одном Молебне.
Отец Иероним читал Псалтирь. И вдруг стоящую впереди меня женщину начало трясти. Один из присутствующих мужчин
говорит мне: «Держите её».
«Да разве кто её удержит!» – послышались голоса.
Тогда тот мужчина сам взял её за руки и стал сдерживать. А она уже бесновалась. Бес в ней стал кричать мужским голосом: «Мяса хочу! Вонючей воды хочу! А она поит меня святой водой. Во все органы пройду, в кровь войду... везде рак сотворю».
Вдруг с другого конца ещё в одной женщине заговорил бес тонким противным голосом: «Сорок лет в ней сижу, она меня
голодом морит. Выпусти меня. Она надоела! Святой водой поит».
Первый бес опять кричит: «Мяса хочу! Вонючей воды!»
А молодая женщина на маму свою кричит: «Ненавижу тебя! Ненавижу!»
Такое в келье началось! Все мы дрожим, молимся. Батюшка, знай себе, Псалтирь читает. Хорошо, деток малых не было! Конец
августа, все поразъехались. Вдруг позади меня молодая женщина начала кричать: «А-а-а!» Тоже не своим голосом. У меня уши заложило, мурашки по телу. Повернусь к ней, перекрещу большим крестом – замолчит, а потом: «А-а-а!»
Батюшка Иероним увидел мою муку, прервал молитву, и говорит ей: «Замолчи!» Так властно.
Она замолчала, и спрашивает: «Батюшка, это я кричу?» А он ей отвечает: «Вот и замолчи!» И она больше не кричала.
Как после женщина бросилась к своей маме! Как благодарила её! Прощения просила. А у той слёзы текут. Потом батюшка всех святым маслицем помазывал.
После Молебна мы в церковь ходили, и опять к батюшке. Женщина, которая бесновалась, такая милая, тихонько разговаривает со старцем: «Он меня душит. В церковь ходить не могу».
А батюшка ей:
– Ходи, не бойся. Не задушит...
Одна женщина, медсестра из Сибири, приезжала с двумя детьми на всё лето. Рассказывала, что работает в психиатрической
лечебнице и что половину больных надо не там держать, а к отцу Иерониму везти!

«Я всегда говорю слова Святого Евангелия: «Ищите прежде Царствия Божия, а остальное приложится вам». Главное,
чтобы мы заботились о спасении души, а не о телесном здравии.
А когда будем искать спасения, тогда узнаем, как освободиться от чёрных сил».
(схиигумен Иероним)


…«Знай себя и довольно с тебя», – очень часто приговаривал отец Иероним, когда мы прибегали к нему перепуганные, «затю-
канные» распространителями слухов. Сколько страха, сколько боли и слёз несли мы к батюшке, в надежде получить утешение.
Он утешал, но розовых очков не носил и не раздавал, говорил прямо:
– Если бы вы знали, что в действительности происходит в высших кругах власти, то веру бы потеряли...
Одна из батюшкиных чад – «непримиримый борец» за справедливость, поначалу даже разочаровалась:
– Вокруг вон что творится, а я должна жить – «моя хата с краю!»
Не дошло сразу, что «знай себя и довольно с тебя», – означает совсем другое – если хочешь справедливости, правды, порядка, начни с себя. Загляни в себя, спроси у своей совести: «Нет ли и моей доли вины в том, что вокруг творится?!»
Первый шаг ко спасению – это осознание своей собственной греховности и непоколебимое желание исправиться – измениться лучшему, т. е. стать на путь покаяния.
Вторым шагом ко спасению станет воспитание в себе доброго у расположения души и сердца.
Отец Иероним никогда не уставал повторять всем приходящим к нему:
– Любите друг друга, никогда не осуждайте. Даже если правы,говорите тихо, спокойно, не ругайтесь, не прекословьте, не спорьте.
И что бы ни случилось – творите молитву и креститесь...

…Никогда он не «присаживался», ни на секунду. Как-то признался:
– Стоит на минутку «забыться». Перестать молиться, как чувствуешь приближение врага – и мысли чужие, и тело слабеет.
Очень часто наставлял:
– Богу служите, Богу угождайте. Богу, а не своим прихотям!Как он хотел научить нас любить Бога и служить Ему так, как сам служил. Просто, чисто, искренне, от всего любящего сердца.
Каждый удар которого – Богу, каждый вздох – Богу, каждый миг жизни – Богу!
Старец Иероним в своей келье.

…В любви отца Иеронима к нам не было даже намека на сладенькую такую «добренькость». Суров и требователен он был,
когда кто-то позволял себе переступить порог благоговения ко святому! На всю жизнь запомнила, как нужно хранить просфоры!
Купила я их в монастырской лавочке, положила в пакет. Приехала домой. Спрятала на святом уголке. Через недели две вспом-
нила про них. Достаю пакет заглядываю... Страшно – плесень на освящённом хлебе! Цвет, словами не передать, от ядовито-гряз-
но-зелёного до жёлто-красного. Что делать?! Кладу земной поклон
перед иконами и еду к батюшке за советом... Стою перед ним, исповедуюсь. Ноги слабеют. Призналась. Надо было видеть, как нахмурились брови старца! Одно только сказал, как выстрелил:
– Потребить!
Помчалась я подальше от людей. Спряталась в пустынном местечке, за Воскресенским храмом на монастырском кладбище.
И потребила. Все до одной съела, и водой не запивала, и вкуса не чувствовала, только пыль от плесени у рта вилась. Но не подавилась, и плохо не стало. Батюшка молился. Вместе с нерадивым чадом преступление разделил.
Даже от сердитого, от него, такая любовь шла!..
Ещё строго батюшка взыскивал, когда на службу не торопились.
Всегда говорил:
– Долг каждого православного христианина – на службе быть в каждый праздничный и воскресный день. Как же без покаяния,
без сокрушения и смирения получить от Бога помощь в борьбе с врагом рода человеческого?! Это всё равно, что на войну без брони
и без оружия идти…
Благословлял чаще исповедоваться и причащаться Святых Христовых Тайн. Помощь свыше подаётся только тому, кто в ней нуждается и видит себя немощным, без Бога ни на что не способным.
…Очень старец любил неброскую красоту природы нашей средней полосы, среди ещё почти нетронутой чистоты. Любил
цветы – всё в них просто, естественно, дышит лугом, чистым воздухом, ласковым солнышком.

Схиигумен Иероним был хранителем Предания Православной Церкви.
О том, насколько близок к Богу старец, говорит лучше всего такой случай. Один из мордовских женских монастырей начинал делать первые шаги. А против настоятельницы восстал практически весь город, неподалеку от которого поселились монашествующие.
Отец Иероним не раз сокрушался о засилии колдунов в этом городке. Прозрев готовящуюся расправу, старец приехал накануне. Отправил настоятельницу навестить больных родителей, а сам остался с несколькими послушницами. К вечеру разъярённая
толпа, изрядно подвыпивших людей, вооружённых кольями, топорами, вилами, цепями, ринулась к монастырю с дикими непристойными выкриками «игуменьшу» убивать. Навстречу этой толпе вышел отец Иероним. Совершенно один. В монашеской рясе. С непокрытой головой. На груди – священнический крест. Развеваются на ветру рано поседевшие волосы. Схимник неторопливо разводит руки в стороны, как на Распятии и говорит:
– Начинайте с меня, я – великий грешник!..
Наступила тишина... Сами собой стали вдруг падать на землю орудия убийства. Притихшие, пристыженные, вмиг отрезвевшие люди, уже не озверевшая толпа! Не глядя друг на друга, повесив головы, стали расходиться...
…Батюшка не раз говорил:
– Человек, возрождаясь духовно, получает спасение и исцеление. Человек может быть возвращён к жизни только в том случае,
если он захочет жить по Закону. Мы потому и наказываемся так строго, что мы – нарушители Закона. Через это Господь даёт нам болезни, всякие искушения и наказания.
Ежели бы мы никогда не согрешали, жили бы как Адам и Ева до грехопадения. Никогда не болели и жили бы вечно. Но был прародительский грех, и мы становимся подверженными греху, а значит, болезням и смерти.
Больного Серафима Саровского посетила Матерь Божия... И нас, если мы смиренно переносим болезнь, посещают высшие силы. Болезнь избавляет от многих душевных страстей».

Рассказывает Н., врач:
«Мне стало очень сложно соединять веру в Бога с моей профессией – каким страшным безбожием отравлена современная медицина! Приехала я к отцу Иерониму и спрашиваю:
– Батюшка, говорить ли о Боге пациентам? Многие из них возмущаются и среди коллег по работе недовольство растёт.
Старец ответил мне просто и строго:
– Ты, что ли лечишь?! Как же не говорить о Том, Кто лечит!»
…Помазуя страждущих святым маслицем, старец иногда ставил такой диагноз:
– Это у тебя забытые грехи вылазят...
Говорил он и о том, что в последние времена натиск чёрных сил будет настолько мощным, поражающим ум, волю, способность к сопротивлению, что с трудом «будете держать слова молитв в памяти. «Отче наш...» не все произнесёте!» Советовал старец заучивать самые краткие молитвы.
Много раз старец говорил, что в последние времена ад опустеет
– полчища бесов будут метаться по земле, дома заполнят, в людей вселятся, в домашних животных. И всё это для погибели душ человеческих и для устрашения Православных! Говорил, что если в доме есть телевизор, там миллионы бесов при включённом, и сотни – при выключенном! Всем, приходящим к нему, он наказывал:
– Хочешь исцелиться? Встань на путь покаяния!
Старец благословлял и младенцев соборовать:
– Дети, какие сейчас рождаются? Во грехе зачатые, у телевизоров да компьютеров, зачастую в пост, Родители не венчаны, а если и венчаны, не живут по Заповедям, курят, пьют, матерятся.
Советовал батюшка чаще омываться в святых источниках, к которым следует очень бережно, с благоговением относиться!
Предупреждал о временах, когда источники будут прятаться от злых – иссякать. Что сейчас повсюду и происходит.
Благословлял отец Иероним молиться друг за друга, говорил не раз:

– Попробуйте-ка несколько прутиков собрать вместе и потом переломать их. Ничего не выйдет! А по одному – легко!
Благословлял читать «Канон за болящего», а также молитву «Задержания» для зашиты от нечистой силы. Подчеркивал, то в России идёт нравственно-духовное разложение народа, чему немало способствует повальная, общероссийская пьянка. Старец на
своих молебнах читал акафист Пресвятой Богородице в честь Её иконы «Неупиваемая чаша» и благословлял молиться Пречистой Деве за пьющих членов семьи.
…Не раз отец Иероним говорил, что нельзя к святыням и молитвам относиться как к приёму таблеток, как к безотказным и единым рецептам от всех хворей!
Не случайно он сказал однажды:
– Верь Богу!
Мы ведь как обычно легко, по привычке говорим: «Верю в Бога». А старец учил: «Верь Богу!» То есть доверяй Ему. Доверься Ему, как малое дитя, и всё получишь! Всё, что полезно и нужно...
…Колдуны батюшку нашего не любили! О том, как старец страдал от атак на него нечисти всякой, один Бог ведает! Подходит
однажды к батюшке женщина, а кругом люди толпятся, теснят друг друга – каждому поближе к батюшке хочется. Подошедшая женщина обращается к старцу:
– Опять пришла, докучаю тебе.
Батюшка немедленно обличил её при всех:
– Сколько народу-то перепортила! Мне их всех после тебя лечить!..
Враг мстил схимнику за каждого, когда шла помощь по его молитвам. Однажды батюшка не пришёл на службу, что с ним
никогда не случалось, если он в монастыре был. Кто-то из братии,встревоженный, поспешил в его келию. Заходит, а схимник лежит
на полу и признаков жизни не подаёт. Накануне старец усиленно молился за одержимого злым духом мальчика, совершенно невменяемого. Увидев ребёнка, батюшка сразу сказал:
– Ну, и задаст мне враг за него!
Когда же пришёл в себя, после того, как ему помогли подняться с пола, первые его слова были:
– Я мёртвый был!
…Не следует забывать: когда отец Иероним говорил, что не надо обращаться в больницу он имел в виду в первую очередь те
болезни, которые имеют в основе духовные причины. Разумеется,старец не был против медицинской помощи как таковой, а выступал против состояния системы здравоохранения.
Старец не раз говорил о современных медицинских препаратах:
– В них такого понапичкано, что и крестом не всё снимешь!

Давно уже не секрет; что система здравоохранения в России стала одной из важнейших составных частей масонской программы по сокращению численности населения России.
По словам преподобного Серафима Саровского, вся наша жизнь здесь, на земле, имеет духовную подоплёку, основу,
духовный смысл – или ты с Богом, или ты против него. Середины нет.
И даже самая гуманная профессия – врач, вся медицина, не освящённая Духом Святым, превращается в своё злобное подобие,
цель которого – обезпечить внешнее благополучие, исцеление тела,не беря во внимание человеческую безсмертную душу.
Особо старец говорил об абортах – узаконенной фабрике насильственной смерти в наших медицинских учреждениях.
Не раз говорил он об убийственной силе прививок. Особенно прививок детей, что уже в роддомах детей портят, заражают инфекциями! Не делают из этого секрета и сами медработники,большинство из которых предпочитают своим детям прививок не делать!
Обращались к старцу врачи, детские врачи – верующие, с вопросом – как им быть? Старец благословлял быть всегда
безкомпромиссными со злом. Прививок не делать! Если будут заставлять, идти на фальсификацию, т. е. ставить записи, что прививки сделаны. Главное – не становиться убийцами и пособниками убийц!
Иногда приходится слышать возгласы: «Вот какой старец – людям запрещал лечитъся, а сам лечился!»
Уж кто, как не старец и душою и телом был весь во власти Бо-жией! Да и не лечился он, а при крайних недомоганиях смирялся,выполняя не свою волю!
…О том, насколько крепка наша вера и упование на Бога, наша преданность духовным отцам, говорит такой факт. Было это в
середине 1990-х годов, в самый разгар инэнновской «кампании».
Вышли в одном городе на улицы православные, с протестом против ИНН.
Стали участников протеста вызывать «куда следует» да допрашивать. Нет бы, ответить: «Мы православные и хотим жить
по Закону Божьему, а не по подсказке «хозяев» из-за границы». «Мужества» хватило только на то, чтобы заявить:
– Нас старец Иероним благословил.
Не надо иметь особого ума, чтобы догадаться, каковы были последствия подобного «мужества» для батюшки Иеронима!
Старца пытались заставить молчать, но по его вразумлениям и молитвам тот, до кого должно было дойти слово Истины, дохо-
дило. И кончина батюшки не стала помехой. Воистину, все козни мучителей оборачиваются против них же!
…Дожил, дождался отец Иероним долгожданного прославления умученной Царской семьи. Но был огорчён лукавым определением
священноначалия, канонизировавших их как «страстотерпцев». То есть – пострадавших «от своих», в междоусобице, тогда как на са-
мом деле, они умучены не «своими», а иудеями. Они – мученики!..
Кроме того, он напоминал всем:
– Царя прославили… а жидовское ярмо, так с себя и не сняли. Прославление царственных мучеников не сопровождалось
Всеобщим, Всероссийским покаянием и не завершилось новым
«Соборным уложением» как в 1613 году! Чёрная печать неснятого греха лежит на сердце России.

И ещё раз повторил:
– Вера. Царь. Отечество! Нет у нас другого пути – нет!
…Богоборцы видят своего главною врага в Православной церкви. Ни в баптистах, ни в гуманистах, ни в католиках, ни в протестантах и т.д., а именно в нашей церкви. Потому что Русская Православная церковь, как и всё Православие, имея апостольскую
преемственность, сохранив Таинства, живую связь с Богом, – является не декоративным христианством, а реальным.
Огромна и непостижима человеческому рассудку сила благодати крещения в Православной церкви. А крещены мы, практически
все. Все, у кого предки православные, носят в себе заряд силы,которая способна «взорваться» в момент, угодный Богу, чтобы
душу спасти, привести к покаянию.
Даже некрещёная душа стремится к своему Создателю, как слабенький росточек из подполья тянется к солнышку.
…Многим старец говорил:
– Не осуждай никого, никогда не ругайся, не прекословь, не спорь, а твори молитву и крестись. Бог никогда не оставит тех, кто
Ему верен. А для оступившихся всегда есть время для покаяния.
Любовью было наполнено существо старца – несказанная Пасхальная радость переполняла его. Он сам не раз говорил:
– Пасха бывает один раз в году, а у меня каждый день! Во мне радость такая живёт, что хочется скакать и прыгать на одной ножке,
как мальчишка, а уж старый ведь – скажут ненормальный! Если б вы знали, как сладко с Богом жить!
По возвращении из поездки на Святую Землю, батюшка говорить о об этом поначалу не мог – всё время плакал:
– Теперь и умереть можно!
…То ли в шутку, то ли всерьез, отец Иероним говорил: что когда его выгонят из Санаксарского монастыря, он уйдёт в Ковыляй...
Известно, что Ковыляйская Троицкая обитель была крепка духовными Православными традициями. Её основание в своё время благословил сам преподобный Серафим Саровский и старец Яков Затворник...
– Ковыляйский монастырь возродится, обязательно возродится! Большой монастырь будет... Только сокрытым останется... до времени...
Как тут не вспомнить Афонских монахов, сказавших:
– Если бы в России знали, кто жил рядом с ними, то целовали бы землю в местах, где ступали стопы ног схиигумена Иеронима!
…Кельи старца больше нет. Нет места, куда всегда бежали, шли,ехали со всех концов, а иногда и приползали, в надежде получить
утешение, оздоровление, духовные советы.
Богатейшее наследство старца в обители осталось. Его не вы- бросить, ни забелить, ни закрасить, не выкорчевать! Наследство
это – батюшкино Православное сердце – чистое, искреннее, так горячо любящее Бога. И верное Ему до смерти.
О своей кончине отец Иероним многим говорил:
– Я и на том свете буду за вас молиться!
Когда батюшка уже готовился к переходу в Вечную Жизнь, последние его шаги по земле были от келии до храма, до алтаря.
И после службы – к келии. Одному Богу ведомо, чего стоил тяжело больному старцу, вместившему в своё сердце столько чужого
горя, каждый шаг!
Все, кто любил старца, видя его телесные страдания, пытались помочь ему – достать новомодные лекарства, привлечь лучших
врачей, спрятать его, где-нибудь в тишине и уюте. Только невдомёк всем было, что для монаха из монастыря, только один путь – на
кладбище!

Раба Божия Ф.:
«Последние месяцы жизни батюшки были особенно тяжёлыми, но схимник, превозмогая болезнь и боль, ходил в храм на Службу.
Молебны служил, принимал страждущих в своей келье, давал наставления. Мы всё больше убеждались в том, что высшее проявление любви – это способность к самопожертвованию.

Старец никогда не жалел себя, своё здоровье. Не жалел своего сердца, ради людей страждущих. Уже будучи больным, он не
оставлял без помощи всех, нуждающихся в ней. Его, страждущего тяжкими недугами, продолжали возить по всей стране – монасты-
рю нужны деньги, стройматериалы, и много ещё чего…
«Насколько мы будем смиряться, – говорил батюшка. – Настолько будем приближаться к Богу... Душу нужно украшать цветами.
Сплести драгоценный венок. Нужно успеть его сплести, до кончины жизни нашей. И если успеем, то Господь даст нам спасение».
Схиигумен Иероним успел сплести свой венок.
…На Пасхальной седмице, последней в жизни старца, во время праздничной службы, через открытые Царские врата мы увидели,
как схиигумен Иероним причащается Святых Христовых Тайн.
Вот что так необходимо старцу, как воздух, как солнечный свет– соединение его с Богом! Как тут не вспомнить родного по духу батюшке Иерониму Паисия Святогорца, которому также слабеющему, предложили: «Благослови, геронда, мы будем причащать
тебя в келии». На что получили ответ:
– Кто я такой, чтобы Сам Христос ко мне приходил! Нет уж ,буду ходить к нему, пока силы есть!
Как хотел отец Иероним заронить в сердца наши хоть зёрнышко духовного знания и зрения, чтобы весь остаток нашей земной жизни мы прожили, не уподобляясь скотам безсмысленным! И было бы нам, с чем предстать перед Богом, когда перешагнём порог Вечности.

Раба Божия К:
«Для старца Иеронима этот миг настал в ночь на 7 июня 2001 года. Батюшка переселился в небесные Обители в 22 часа 30 минут 6 июня.
Накануне старец причастился Святых Христовых Тайн. И сказал в присутствии нескольких духовных чад:
– Много народу скоро здесь соберётся. Много приедет.
Все, слушающие старца, пришли в недоумение:

– Мы же разъезжаемся! Отошла служба в честь праздника Пресвятой Троицы, на которую много народу собралось.
Старец опять повторяет:
– Народу-то соберётся! Много приедет!..
О своих похоронах схимник говорил!..
Около 23-х часов зазвонил монастырский колокол. Наместник собрал братию и сказал:
– Читайте...
И вот в главном соборном; храме Санаксарского монастыря во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи – полумрак. Гроб с телом
батюшки – в центре. Храм освещён мерцающим светом нескольких свечей. Вполголоса читается Евангелие. Один иеромонах сменя-
ет другого. Всю ночь простояли безсменными стражами двое из братии. Прощались с духовным отцом...

…Господи, не оставь нас, грешных, молитвами батюшки Иеронима! Просвети наши очи сердечные его словами: «Живём,
живём... Едем на поезде. Вдруг проводница говорит: «Выходите, ваша станция»… Волей-неволей приходится выходить ... Живём,живём... грешим. И вдруг... Пора предстать перед Судией», – такии словами схиигумен Иероним заканчивает беседу с журналистами, ведущими видеозапись «Канона за болящего», в своей келье...
Старец снимает с себя епитрахиль красного цвета. Складывает её яркой атласной изнанкой наверх и вешает на спинку стула. Ярко
алый поток цвета крови заструился по черному монашескому одеянию! Этой же кровью вышиты и церковно-славянские буквы на
схимнической рясе: «Плещи мои вдах на раны и ланиты мои на заушения... И Господь... помощник ми бысть» (Ис. VIII; 6).
Видеозапись «Канона за болящего» была сделана в последний год жизни отца Иеронима. Старец оставил нам своё Завещание, сделав его доступным практически всем православным!
Прозвучали последние слова молитвы. Помазан последний из присутствующих. Закрыт пробочкой пузырёк со святым маслицем,
благоговейно собранным старцем со всех святых мест на земле,которые он посетил... Закрыты Псалтирь и Евангелие... Батюшка стоит лицом к иконам и спиной к нам, оставшимся и не смеющим шумом своих шагов потревожить Молчание старца...
Не случайно именно Афон первым откликнулся на кончину старца! Ещё не было официального сообщения, а в монастыре
уже читали телеграмму соболезнования оттуда.
И вот отец Иероним поворачивается лицом к нам. Глаза его полны закипающих слёз... На миг приоткрылась душа старца – тонкая,
трепещущая, живая! Каждый из нас в тот миг почувствовал, что старец готов, хоть сейчас, умереть за каждого человека, лишь бы
помочь! Лишь бы спасти безсмертную душу!..
Вот и прозвучали последние слова старца Иеронима на последнем его Молебне:
– Я так хочу, чтобы вы все спаслись!..
В этих словах вместилась вся суть великого духовного подвига старца – великая его любовь к Богу и ближнему своему, полное
самоотречение, ради спасения душ человеческих!..
Всё завещание его уместилось в нескольких словах:
– Я буду с вами, пока меня будет помнить хоть один человек(хоть один монах). Как только он меня забудет, я уйду от вас!
В день похорон батюшки 8 июня после Божественной Литургии,стоящий в храме у Распятия, пятилетний ребёнок, вдруг громко воскликнул
– Наш батюшка Иероним здесь распят!
Мать возразила:
– Что ты, сынок, это Христос!
Но мальчик настаивал на своём:
– Мама, как ты не понимаешь?! Здесь наш батюшка!
Устами младенца, как всегда, изречена была истина! Старец Иероним достойно прошёл свой земной путь, свой Крестный Путь.
Сораспялся Христу и умер на кресте.
Незримое телесными очами присутствие старца Иеронима в его обители ощущается и теперь многими.

Рассказ паломницы из Нижнего Новгорода:«Стою на вечерней службе, когда в конце литию поют. Слушаю братскую молитву и скорблю – всех поминают, а батюшку Иеронима не поминают. Почему?! Он же отец духовный! Скорблю,
недоумеваю. И вдруг слышу тихонький голос, ласковый:
– Да здесь я, здесь!
Видно, надоела батюшке я, а он не выдержал, и объявился,шепнул на ушко, чтоб не плакала, не сокрушалась сильно. И на могилке своей утешил. Прихожу, а там свернулись клубочком кошечки бездомные, им около батюшки хорошо, тепло. Что делать?
Притягательное ведь место.
К схиигумену Иерониму (на могилку) уже стали приезжать родители с детьми, поражёнными генными заболеваниями. Батюшка при жизни не уставал говорить об опасности того, что едим, чем «лечат», что смотрим, что слушаем, куда зовут и куда нас ведут.
– Кайтесь, кайтесь, пока не поздно! Не уподобляйтесь скотам безсмысленным... Мы сейчас как перед потопом живём. Впереди
нас ждут испытания...
Все, кто испытывает чувство оставленности и одиночества,особенно духовного, пусть не сомневаются – батюшка их помни и очень любит!»

Раб Божий И. из Рязани:
«Как-то приехал в Санаксарский монастырь, хотелось от чистого сердца чем-нибудь батюшкиной обители помочь. А мне в гостинице говорят:
– Без нового паспорта нечего тебе здесь делать и послушания тебе такому никто не даст!
– И здесь та же песня! Не ожидал!..
Но нашлось и мне послушание. На порожке встретилась женщина с ведром в руках, за песком собралась для могилки отца Иеронима. Накануне она три дня проплакала там: «Батюшка родненький, покажи мне хоть ещё одного такого же «ненормального».
Неужто во всей России не найдётся такого, кто хоть пытается жить,как ты нас учил – по Православному?!» Вот и прислал ей Господьменя, «такого же ненормального» батюшкиными молитвами...» …Разлетелись батюшкины «птенцы» после его кончины из Санаксарского гнезда, кто по своей, а кто и по чужой воле. Одному из них недвусмысленно было сказано:
– Второго Иеронима у нас не будет!
Не осталось теперь в монастыре ни одного монаха Иеронимовского духа.
Иеромонах Санаксарской обители Н:
«При жизни батюшка Иероним говорил:
– Я не покину обитель, пока в ней меня будет помнить хоть один монах.
Под такой памятью надо понимать жизнь истинно монашескую,или хоть попытку, хоть стремление к такой жизни!
Батюшка Иероним говорил:
– Захлебнутся они своими ИННами, ядом своим подавятся,которым хотели Русь Православную отравить!..
Многие старцы, в том числе и отец Иероним, говорили об очистительной войне, которую попустит Господь за то, что в России
не пришли ко всеобщему покаянию (если не придут). Батюшка говорил, что земля гореть будет в глубину.
Не захотим очиститься слезами покаяния, очистимся кровью.
По всем пророчествам Россия возродится! Из пепла восстанут:Вера, Царь, Отечество.

«Только одно имеет значение: сохранить напряжение молитвы и покаяния».
Архим. Софроний (Сахаров)


О ВИДЕНИИ СТАРЦЕВ

Должное произойти и прозорливцам, старцам и юродивым не до конца и не во всёй ясности бывает открыто. А смутно, в общих немногих чертах. Скорее, как предчувствие. Слишком тонка материя невидимого, тем паче – в будущем времени, ещё грядущих событиях. И даже прозорливцы улавливают её на ощупь.
Много об этом свидетельств в святоотеческой литературе и рассказах духовных писателей, когда предсказывают старцы,
прикровенными словами. Не потому, что хотят выглядеть мудрено, витиевато выражаться, а от того, что и сами то «видят» грядущее осязательно.
Не так давно был я свидетелем такого разговора. Молодой священник, рвущийся горячо к самоличным дерзновениям, не
слушался во многом старого, многоопытного благочинного. После очередного выражения непослушания, благочинный, выдержав
паузу, грустным тоном сказал ему:
– Не спеши возражать и отвергать то, что тебе говорят. Есть очень тонкие, но серьёзные моменты. Я порой и сам не могу определённо знать, почему я говорю то или иное. Не до конца открывается. Но знаю по опыту, что это верно и надёжно. И именно так надо поступать. Время потом показывает, что это было правильное определение.
Много примеров на эту тему можно найти и прочитать в духовной литературе прошлых


Священник Виктор Кузнецов.У пяти старцев.

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | С. Александра »» | 18.12.2021 16:29
  
1
Брошюра "Иван. Отец Иоанн. Старец Иероним
Брошюра "Иван. Отец Иоанн. Старец Иероним

Краснослободчане делятся горящей новостью: «Про старца Иеронима вышла новая книга, вы ее читали? Нам понравилась! Бестселлер по России. Даже заграницей к ней есть интерес. Жаль только, что Краснослободский район упомянут опять всего лишь одной маленькой строкой в биографии батюшки, а ведь у нас прошли самые плодотворные его годы». Факт.
Поэтому, пока живы свидетели того, с чего начинались истоки возрождения у нас духовной жизни в конце прошлого века, кто стал для краснослободчан главным учителем-наставником исконно русских традиций, основанных на вере, надежде и любви, расскажем в захватывающей жизненной истории простого священника, умевшего перевернуть мировоззрение многих наших людей еще до «перестройки». Причем, даже после своей смерти он продолжает влиять на жизнь своих духовных чад, и тех, кто к нему обращается.

Со временем имя старца Иеронима приобретает все большую известность. Почему? Старцы – это живые святые, которым дан молитвенный и пророческий дар, и встречи с которыми не забываются. Они несут особое, таинственное служение людям: верующие идут к ним за утешением и духовным руководством, за молитвой и советом, а порой даже за исцелениями.
И сегодня многие православные ищут встречи с такими божьими людьми. Проблема только в том, что осталось их в России считанные единицы. Да и те немногие избранные уже находятся в преклонном возрасте, и не могут принять всех желающих.
Духовник «Всея Руси», трех Патриархов и многих архиереев – архимандрит Кирилл Павлов из Троице-Сергиевой Лавры на вопрос духовных чад на пороге нового тысячелетия: «Есть ли сегодня старцы?», отвечал: «Старых много, а старцев мало! Это о.Иероним Санаксарский, о.Ипполит, о.Николай Гурьянов, о.Феофан, о.Адрияан, о.Павел (под Донецком)…».
Поэтому для некоторых краснослободчан на риторический вопрос - что делать? - ответ давно найден. Большой поток туристов и паломников прямиком идет в Темниковский Санаксарский Рождество-Богородичный мужской общежительный монастырь. Люди едут не только приложиться к мощам Феодора Санаксарского, праведного воина Феодора Ушакова и Александра Исповедника, но и посетить могилку в красивой часовне-усыпальнице прежнего духовника обители - схиигумена Иеронима.
Здесь одни разговаривают с ним, как с живым, жалуясь о наболевших проблемах, прося помощи, непременно оставляя запись в большой книге самых сокровенных желаний посетителей, другие набирают в пакетики землицы, которую везут больным для исцеления от недугов. И если незнакомцы, приезжающие сюда со всех уголков мира, обращаются к нему, как к знаменитому старцу-утешителю Иерониму, то краснослободчане, лично знавшие батюшку, беседуют с любимым отцом Иваном, прося его совета или благословения, как много-много лет назад.

Для одних он им еще при жизни предстал в виде живого сосуда благодати божией, в памяти других краснослободчан батюшка остался простым сельским священником. Его биография общеизвестна. Иван Яковлевич Верендякин родился 14 сентября 1931 года в бедной крестьянской семье мордовского села Малые Ичалки. С детства он хотел быть священником, но прежде работал плотником, электриком, грузчиком, сторожем. Господь призвал его на служение лишь на пятом десятке лет. Подвижнический путь отца Иоанна в служении Богу и людям начался 6 апреля 1975 года, когда он был рукоположен в сан диакона, а на следующий день, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы – стал иереем, настоятелем Покровской церкви села Спасское Рузаевского района.
В 1977 году, ко дню Святой Пасхи, награжден набедренником, а в 1978 году – камилавкой. Прежде, чем приехать на краснослободскую землю, с 1979 года служил он священником в Иоанно-Богословском соборе Саранска, а в 1982 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил батюшку наперсным крестом. Его эпохальная встреча с краснослободчанами ознаменовалась в начале 1983 года в Никольской церкви села Колопино. На глазах жителей района он стал в 1987-м протоиереем. В те годы правящий архиерей Пензенской и Саранской епархии Преосвященнейший Серафим отзывался о нем так: «Священник Иоанн Верендякин скромный и исполнительный. Любим прихожанами. Образ жизни ведет безупречный».
В 1989 году протоиерей Иоанн и его супруга Анна Демидовна написали прошения епископу Серафиму о благословении постричь их в монашество, и 27 апреля 1990 года, в Покровской церкви села Дракино Торбеевского района Мордовии, батюшка принял постриг с сохранением прежнего имени. В том же году настоятель Никольской церкви в селе Колопине иеромонах Иоанн был назначен одновременно настоятелем Никольской церкви в Старом Синдрове нашего района, а в 1991 году, ко дню Святой Пасхи, по представлению Преосвященнейшего Варсонофия, епископа Саранского и Мордовского, за усердное служение Святой Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвел иеромонаха Иоанна в сан игумена. Затем следует краткое служение настоятелем Никольской церкви в селе Теризморга Старошайговского района Мордовии, и вот, 24 мая 1991 года, указом правящего архиерея игумен Иоанн определяется насельником только что возвращенного Русской Православной Церкви Рождество-Богородицкого Санаксарского мужского монастыря, затем братским духовником.
19 декабря 1992 года наместник монастыря архимандрит Варнава (Сафонов) совершил постриг игумена Иоанна в схиму с наречением имени Иероним, в честь святого Иеронима Стридонского (память 15/28 июня). В 1998 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил схиигумена Иеронима права ношения креста с украшениями. Тысячи людей знали схиигумена Иеронима как любвеобильного старца-утешителя. Многим страдавшим от физических и душевных болезней он помог своими молитвами. Не только при жизни, но и после смерти. Свидетельств много. Благо у нас еще живы и здоровы современники, кто не только знал отца Иеронима лично, но сотрудничал с ним по различным делам.

Знаменитый храм и его община

Е.И.Фоминова, эконом Никольской церкви в Колопине:

«Это удивительная история, полная чудотворений, о которой давно нужно рассказать всем краснослободчанам, а особенно тем, кто только делает первые шаги к храму, к Богу. Дело в том, что наш Никольский храм – особенный. Все началось еще в 19 веке, когда место под строительство храма на селе никто из местных жителей не давал, земля была тогда на вес золота – главное богатство, кормилица в жизни крестьян. И вот один из них решился потрудиться во славу Бога. Свой дом разрушил, а землю, на которой он стоял, отдал под храмостроение. Церковь открыли в 1867 году, а этот верующий впоследствии жил при храме, а потом и его самого похоронили возле него. До сих пор цела могилка этого верующего сельчанина на нашей территории.
Почти сто лет духовная жизнь в Колопине шла своим чередом. В советское же время в закрытом храме сначала был зерносклад, потом в нем открылся филиал телевизионного завода. Но местные жители предохранители к телевизорам делать в храме отказывались, а создавать бригады из приезжих оказалось накладно. Противостояние длилось долго. Был даже дан приказ «убрать с глаз долой» крест с купола церкви. Добровольцы долго не находились. Поэтому для этого дела привлекались «любители» горячительного напитка. Но три их попытки не удались. Поэтому на «объект» из мест отбывания наказания привезли осужденных.
По приказу они протянули длинный трос от креста к «ЗИЛу». По команде он стал набирать скорость и в тот момент, когда должен был произойти заветный рывок, под колеса машины бросилась одна из сельских старушек… Крик, шум, гам толпы верующих. Бабушка от страха близкой смерти потеряла сознание и долго не приходила в чувство. В истерике бился и водитель автомобиля, который в момент попадания человека под колеса пулей вылетел из машины, убежав в лес. Думал, что за убийство человека ему теперь добавят новый срок – будет пожизненное заключение. Из-за произошедшего инцидента все осужденные отказались продолжить начатое дело. Власти не настаивали.

В храме был организован музей. Фрески на стенах закрасили краской, а во вновь образованное культурное заведение его работники для коллекции снесли со всей округи лапти, кадушки, ткацкие станки, да половики… Местные жительницы, сначала со стороны наблюдали за просветительскими экскурсиями, а потом со словами: « У нас, что в доме, что в музее, такого добра в каждом доме навалом!», снесли музейные экспонаты в болото неподалеку, где и затопили. Милиция пыталась угомонить женщин, но «порядок» вернуть не удалось. Наоборот, колопинцы стали штурмовать столичное министерство по делам религии.
Хлопотали девять лет, единственный человек, у которого они не были – это Л.Брежнев, а так ездили на прием к министрам в Москве и писали во все инстанции. Возглавляла верующих моя мама – Т.М.Азрапкина. Что ей руководило? Вера в Бога. Ее жизнь с отцом была тяжелая. Из-за вероисповедания не раз забирали ночью в милицию, они сидели. Пять их детей хотели в интернат сдать, но Бог миловал, и они возвращались снова и снова домой. Властям предъявить было нечего – спокойная трудолюбивая пара. Что еще двигало матерью? Предопределение и ее волеизъявление. В самый расцвет сил мама занемогла. Болезнь протекала долго и сложно. Как говорят сегодня: «все болит и ничего не помогает». Ни одно светило медицины не находило причин страшного недомогания. Диагноза не было. Попросту говоря, она сохла с каждым днем, жизнь от нее уходила и никто не мог ей помочь.
На вопрос, что с ней происходит, ответ дала сивинская матушка Антонина - наша местная Матронушка, которая всех принимала и всем помогала, а напоследок напутствовала: «Всем скажите, чтобы ко мне и на могилку приходили, я им и так помогу!» Так вот в тот момент она маме открыла Промысел Божий, что у нее особая миссия: как только она добьется открытия храма в селе, так болезнь ее и покинет. Вообще, беда в семье шла за бедой. На годовщину смерти своего сына мама посетила старицу, а та ей в ответ при встрече дала лишь маленькое одеяльце со словами: «Татьяна, у тебя будут двойняшки! Скоро все разрешится!» Мать не останавливалась в своих хлопотах, даже будучи беременной, в Москву ездила на сносях. Чудо свершилось. Резонанс грянул на всю Мордовию. Они первыми выиграли суд у государства! Первооткрывателями церквей стали жители с.Колопино и с.Дракино Торбеевского района.
Вместе радовались совместному успеху. Но, получив документы, местным жителям пришлось скоро принимать новые волевые решения. Ковали железо пока горячо. Надо было срочно открывать молитвенный дом на селе. Где? Одна женщина отдала под него свой дом, а сама приютилась у детей – в большой многодетной семье. Только спустя время открылась церковь. В 40 лет мать заново жить начала. И, кстати, до сих пор работает в церкви, трудится во славу Бога.

Первыми нашими священниками были отцы Александр и Григорий, а потом народ снова собрался всем миром в Пензу с челобитной просить прислать на службу отца Иоанна из Саранска. Служил он у нас почти десятилетие. Человека насквозь видел, но при этом кроткий и смиренный был на редкость, никак не выказывая свого видения. Первое время он постоянно жил в Саранске, а у нас ночевал только в выходные и праздничные дни. Всегда находился в разъездах. Много людей окормлял. Больше всего народу к нам приезжало не только из нашего, но и Торбеевского, Атюрьевского, Атяшевского и Старошайговского районов.
А когда в наш храм приезжал Владыка из Пензы, то люди во время службы стояли на улице, так как храм не вмещал всех желающих. Люди отца Иоанна боготворили, многие ехали к нему, чтобы благословение взять на начало нового дела или совет спросить, как в той или иной ситуации поступить. Он отвечал просто: в знак согласия – благословлял, а вот, если видел, что желаемое не принесет пользу человеку, то рекомендовал, порой, противоположное. Насколько батюшка оказывался впоследствии прав, говорили толпы благодарных, которые мчались к нему на всех парусах, чтобы выразить благодарность за спасенную жизнь или хорошо сделанное дело. Все эти жизненные истории складывались на моих глазах. Вместе с батюшкой я многое познала, преодолела, пережила.

Про себя? В молодости я училась в Москве на бухгалтера. Когда приезжала в Колопино, знала, что многие местные жители и земляки заходили в дом к отцу Иоанну без спроса, даже, когда он уезжал. Как известно, люди все разные, и кто-то польстился, пошел на воровство, прихватив с собой Евангелие и крест батюшки. Народ поговорил о происшествии, а потом забыл.
В то время в Москве я как-то приехала в гости к колопинским парням. Пока они хлопотали на кухне, не знаю, что на меня нашло, но открыла дверцу шкафа, из которого внезапно выпали крест с Евангелием. Из последнего, как бы случайно, выскользнуло Благодарственное письмо отцу Иоанну (Верендякину) от пензенского Владыки. Так я поняла: чьи эти вещи, кто вор, но обличить хозяина комнаты побоялась и находки с собой домой не забрала. По приезду домой батюшке покаялась, мол, испугалась расправы, не обличила воришку. Он же успокоил, что все правильно сделала, не стоит вмешиваться: «Господь пускай сам все распределяет».
Так и получилось. Через время узнала от знакомых, что этот мужчина, направлявшийся в Санкт-Петербург, попросил водителя автобуса остановиться на дороге, чтобы выйти в туалет, и пропал. Труп нашли в лесу только через неделю. Но эту историю только я знала. Отец Иоанн никогда и никому ничего про себя особо много не рассказывал. Никого не осуждал. Всем все прощал. Для него не существовало плохих людей, всех считал хорошими.

Всеобъемлющей любви учил и других. Всегда сохранял самообладание. Однажды, по традиции и настоянию местных жителей, он на родительскую поминную отправился на кладбище в Старошайговский район совершать панихиды. Вернулся поздно в синяках и кровоподтеках. Никому и ничего не комментировал, хотя его внешний вид свидетельствовал о плохом самочувствии. Как оказалось, он служил до самого вечера, а когда выполнил все требы, направившись домой, его поджидала компания их трех мужчин, которым нужны были деньги.
На последующие возмущения прихожан наказать обидчиков, лишь привычно отвечал: «Я прощаю, а Господь пусть их распределяет». Прошло время, все те мужчины трагически сгинули со свету. Первый повесился, участь остальных также оказалась печальной. Вот такие жизненные уроки «преподавались» нам рядом с ним. Понималось главное: люди никогда не меняются к лучшему через ненависть, осуждение или приговор. Человек идет вверх по духовной «лестнице» через прощение, любовь и веру.

Когда я узнала о его прозорливости? После школы мечтала только о столичной жизни, а батюшка мне говорил про то, что все из больших городов в деревни переедут, мол, где родились, там и пригодимся. Сложно сказать почему, но через полгода после этих слов я вернулась в Колопино, а отец Иоанн, увидев меня, засмеялся – довольным был. Так я стала экономом. Худенькой девчушкой носила его тяжелейший портфель, потому, как отправляясь постоянно в Пензу с мешками за церковной утварью и другими необходимыми в церкви вещами, он брал с собой полный набор – крест, Евангелие и все для причастия. По пути следования – исповедовал, причащал, крестил всех желающих… Люди его всегда ждали.
Молва шла вперед нас: «Батюшка приехал. Причащаться сейчас будем». И лечил он меня от всех болезней. Помню, как покрылась чирьями, в больнице мне их разрезали, лечили больные многочисленные места, да все бесполезно, кожа гнила, а батюшка сказал, что пустое это занятие - так лечиться – молиться надо! В результате, вечером помолились, он маслицем помазал больные места, ночью я легла спать, а наутро и болезни след простыл. Как в сказках, когда утро вечера мудренее.

Можно целую книгу написать про то, как мы первые в 1988 году, когда праздновалось 1000-летие Крещения Руси, поехали в только что открывшийся Темниковский монастырь. Собрались с друзьями, знакомыми, односельчанами и отправились на помощь в еще пустую обитель. Поездки именно туда, видно, и предопределили дальнейшую жизнь батюшки. Как-то я его спросила: «Отец Иоанн, а как вы сами к Богу пришли?» Он рассказал про сон, перевернувший его жизнь, после которого уже утром положил парторгу партийный билет на стол. Грянул скандал, разбирательства, а он только одно всем отвечал: «Мне Господь свой билет дал». Через несколько лет он стал священником.
Вот такое батюшкино откровение, что дает информацию к размышлению каждому из нас. Ведь много званых, да мало избранных. Думаем мы об этом? Понимаем ли? Правду говорят, что вера подкрепляется делами и поступками. Люди не должны забывать о том, что все мы ходим под Богом. Об этом говорю и своему сыну, он у нас сейчас учится в Москве на иконописца. И в этом есть предопределение.

Вспоминаешь о батюшке и понимаешь, что, наверное, такого священника и на белом свете сейчас больше нет. Насколько он был терпелив и радушен, всех любил без исключения. Спустя годы в моей душе рождается лишь одно восклицание: «Молились-молились-то как раньше! Сейчас не так. Благоговения нет. Доверия Богу. Былое благочестие вернуть сейчас тяжелее всего!»

Вспомнишь сердечную молитву батюшки, его длительные молебны о недужных, а ведь он в последнее время был сам серьезно болен – раком желудка. Неделями ничего не кушал, но людям служил до последнего. Всех принимал, всем помогал – и телесно, и душевно. Память о нем светлая и ежедневная, ведь в нашем храме остались вещи отца Иоанна. Например, Евангелие и подрясник, ризы, камилавка хранятся в алтаре. И сейчас священник в них служит, и камилавку батюшкину носит. Вообще, даже после отъезда батюшки в нашей церкви происходят чудеса. У нас особенное – намоленное место. Благодатный храм! Об этом и по сей день говорят приезжающие. К примеру, сразу после отца Иоанна к нам приехал служить отец Михаил. 9 лет с супругой детей ждали, а радостную долгожданную новость узнали всего после месячного служения в нашем храме. Разве не чудо?!»

Один факт того, что колопинский храм единственный в районе, сохранившийся почти в первозданном виде до наших дней, уже одно это – чудо, как и дошедшие до нас старинные иконостас и фрески. Там все красиво и дышит не столько стариной, сколько знаковыми историческими вехами. Стены сельского храма хранят великое множество поучительных историй и проповедей прозорливого священника. Расскажем об одном случае, о котором в поисках материала нам поведали пожилые горожанки. Речь пойдет об одном из их приездов в колопинскую церковь. Говорят, что во время длительного служения отца Иоанна, он всегда пребывал в пасхальной радости. Большое самообладание, внутреннее и внешнее спокойствие были отличительной чертой его характера. Всегда, кроме одного раза, когда он был трогательно взволнован, и в каждом его слове чувствовалась невыразимая боль за людей, заблудших, отступивших от верного пути.

Был воскресный день. Праздничный. Торжественный. После Божественной литургии он вышел на проповедь, посмотрев на большую массу прихожан, начал с большого сокрушения: «Что же вы делаете, творите, неужели не понимаете, что половина из вас спиной стоит к алтарю?!» Речь шла о людях, посещающих колдунов и бабок (экстрасенсов), а также тех, кто еще и сам «практиковал». Он объяснял: кто одновременно ходит в церковь и лечится у колдунов, обращается к магии – лицемеры, которые ненавистны Богу. И это хуже неверия. Страшнее всего, когда такое предательство веры, интерес к бесовщине люди даже и грехом не считают… и это в православной стране! Вера сменилась суевериями.

Отец Иоанн вразумлял: «Кто не служит Творцу, тот находится в услужении у твари. Ибо истина непреложна: нет человека неверующего ни во что. Ты либо с Богом, либо с дьяволом. Другого не дано. А смерть духовная - есть отпадение от добра. И знание без доброты тоже есть смерть. И кого хотят обмануть люди, которые одновременно ходят в церковь, а сами своими суевериями, оккультизмом, посещениями экстрасенсов, гадательниц и бабок свернули с истинной дороги, ведь они уже отвернулись от Христа и творят недоброе!» Смотря прямо в глаза, он обличал людей, прибегающих к магии, читающих заговоры, стараясь подчинить волю других людей, чтобы властвовать, достигнуть материального благополучия, излечиться... Всех этих людей батюшка назвал в тот день «перевернутыми».

Духовная мудрость

М.В. Перякин, глава Колопинского сельского поселения:

«Его приезд к нам был не случайным. Люди об этом хлопотали! В селе в то время как раз заработала Никольская церковь. Реставрировались подсобные помещения, потом началось строительство двухквартирного дома, одна половина которого была отдана под жилье настоятелю, а вторая квартира – под его келью. Все делалось строго на деньги прихожан. Когда отстроили и справили новоселье, появилась и первая прописка у батюшки, мы легко находим эту запись в наших документах от 06.11.1983 года. До этого он долгое время числился «временным жителем». В то время я был студентом, помогал строить деревянный дом – просфорню и гостиный дом для приезжих, число которых постоянно росло. Колопино в те годы – центр притяжения всей Мордовии. Что влекло к нам людей?
У нас был единственный действующий приход в районе. Главная притягательная сила для народа – чистый образ настоятеля. Его кристальная честность и глубокая порядочность. Именно таким порядочным человеком вспоминаю я батюшку. К слову, дата его выписки – 28 августа 1990 года. По моему возвращении домой в храме два года служил отец Лазарь, который меня венчал с супругой. Ему на смену пришли другие батюшки, но первооткрывателем в духовный мир после долгого времени застоя для всех краснослободчан стал именно отец Иоанн».

Чего другие люди добавляют к этим рассказам? Свои впечатления. Делятся, что при каждой встрече с батюшкой убеждались в одном: настроение отца Иоанна всегда и везде оставалось ровным, возвышенным, духовным, производившим на присутствующих нравственно-отрезвляющее действие. Время, проведенное с ним, считалось дорогим, счастливым и исключительным. Краснослободчане, хорошо знавшие батюшку, описывают его психологический портрет в положительном ракурсе, отмечая главное - человеколюбие.
Он никогда и никого не оставлял без внимания, всем помогал, отмечал каждого человека. Легендами стали рассказы об его удивительном смирении и нестяжании. Например, колопинцы отлично помнят, как после служб он раздавал бумажные купюры нуждающимся и помогающим храму, себе оставляя лишь звенящую мелочь.
Отец Иоанн во всем и всем уступал, уча этому и других, впрочем, в одном был неизменен – служению Богу. Его исключительная вера, непоколебимая преданность Святой Церкви и ее уставам проявлялась особенно при совершении литургии. Например, все службы отца Иоанна шли по 6-7 часов. Частенько прихожане, не выдерживая такого продолжительного служения, роптали, прося его сократить это время. Но батюшка на такие просьбы и возгласы людей всегда поступал по одному сценарию: выходил на амвон, низко кланялся прихожанам, просил у них прощения, и продолжал далее... Сокращений не было ни в храмах, ни при домашних служениях. Как говорят люди, он был «горяч» к своему делу. Им жил. За него радел. К нему всех направлял. На примере отца Иоанна многие убеждались воочию, как служитель алтаря близок Богу и как неотразимо может быть его влияние на народ. Батюшка своим молитвенным вдохновением впечатлял сильно. Ведь советы краснослободчанам, что в 80-90-е годы, что сегодня, по сути, одинаково востребованы и ценны.

Например, многие оправдывали себя в духовных беседах с ним: «… Батюшка, у нас хлопоты по хозяйству, заботы о хлебе насущном, поэтому мы постимся только первую и последнюю неделю поста». А он улыбался и ненавязчиво говорил: «А ты начало и конец огорода с картофелем прополи, а всю середину оставь, посмотрим, какой урожай снимешь?!» Отвечал просто и понятно, с вплетенной в жизнь духовной мудростью: «Жизнь дарована Богом, это великое благо и ее нужно прожить в соответствии с Божественными установлениями и волей». После беседы с ним все уходили радостными, убежденным, что и в трудной ситуации есть воля Божия, и сложную проблему можно мирно и благодатно разрешить, и всем только польза от этого.

«Во Светлостех святых Твоих…»

Марина М. из Краснослободска:


«Я впервые познакомилась с ним в 1999 году в монастыре, куда специально отправилась на большой православный праздник. После службы пошла в его келью. Впоследствии ездила к нему с мамой каждый выходной и праздник, бывало и пешком ходили в монастырь, сквозь до смерти батюшки. Как все происходило? Приедем на службу, а после ее идем за благословением. Его молитвами все складывалось в нашей жизни. Моя, в частности, полностью изменилась. Вот в этом и все чудеса. Хотя, оговорюсь, однажды мне было приоткрыта завеса великого таинства. Отец Иероним причащал прихожан. Я подошла к святой чаше и не смогла даже посмотреть на батюшку, буквально ослепила от яркого солнечного света. Сияние было настолько мощное и божественное, нисравненное, что я зажмурила глаза. Отошла в сторону, подняла веки и зрение восстановилось. Подобного больше нигде и никогда со мной не происходило. Таково уж свойство благодати Божией — изливаться не на внешнюю праведность, а на смиренное верующее сердце, кающееся и любящее Господа. Таким был батюшка.

Я жила и до сих пор живу его молитвами. Чувствую его заботу. Лично для меня он был, есть, и будет. К слову, в его честь я назвала своего сына Иваном».

Люди до сих пор впечатлительно вспоминают: «Повидаешься с батюшкой, побываешь на его службе и от огня его пасторской ревности… духовно воспрянешь. Искренность и личный подвиг – вот секрет его успеха. Причаститься из его рук значило получить наивысшую радость. И мы спешили не потерять случая вкусить вместе с великим пастырем Небесной Трапезы».

Другие духовные чада также подтверждают эти слова: «Причина всеобщего влияния отца Иоанна была в его глубокой вере, любви, преданности Православию, в искреннем отношении к пастырству и личной святости. Видно все это привлекало к нему благодать Божию, которая собственно и делает человека великим, - вот в чем разгадка его обаятельности. Сама благодать Божия прославила этого пастыря и привлекла к нему сердца многих. Ведь жить и трудиться для людей, приводить их к Богу, стало целью всей его жизни; в этом отношении он не считался ни со своим покоем, ни с семейными, ни с другими обстоятельствами. На пастырство батюшка смотрел как на дело, врученное ему самим Господом Богом, от которого он не имел права отказываться и уклоняться. Да, счастлив тот, кто знал отца Иоанна и имел возможность входить в молитвенное общение с ним. Впечатление он производил неотразимое. Это поистине был жених евангельский: так легко и отрадно дышалось при нем!»

Люди на глазах менялись от общения с ним. Это могут подтвердить многие краснослободчане. Сегодня некоторых очевидцев уже нет в живых, но за них рассказывают родственники и их соседи. К примеру, в Краснослободске отец Иероним останавливался в частном доме у одной одинокой женщины. Слыла она человеком не простым нравом и сильным характером. Сказ про нее краток. Бывшая учительница городской школы. Властная. Принципиальная. И бескомпромиссная. Такой она была до встречи с батюшкой. Но тихое, спокойное общение с ним переплавили все ее страсти в добродетели.
И, когда верующие или ученики просили ее рассказать о знаменитом батюшке, что ей дало знакомство с великим пастырем, старушка-божий одуванчик скромно и тихо отвечала: «Все! Но явных чудес, про которые вы хотите услышать, их не было. Главное таинство совершалось незаметно для глаз. Но чудо все-таки было. Оно в том, что он с помощью благодати Божией, изменил меня до неузнаваемости! Только в конце своей жизни, благодаря любви к Богу и людям отца Иеронима, я поняла, что такое стать настоящим человеком: вера помогла это осознать и смирение». Вот такая «перестройка» под опытным руководством духовного отца, и истинное преображение души человека, что на закате лет засияла чистотой, целомудрием и незлобием. Добрый пример того, как батюшка создавал истинный духовный храм Богу, ведь «Царствие Божье внутри нас есть».

Прекрасный организатор

Н.В. Стенюшкина из Старого Синдрова:

«В Старом Синдрове батюшка появился неожиданно. На заре 90-х у нас образовалась инициативная группа во главе с А.Ф. Юртайкиной, которая хлопотала об открытии храма. В нем находился склад старых запчастей и сельхозтехники. Вот и повадились женщины ходить в правление совхоза с просьбой освободить помещение под истинное назначение храма. Мой супруг Алексей Григорьевич – директор сельхозпредприятия, пошел им навстречу. Все содержимое свезли в мастерские. Стали церковь убирать, чистить. Хозяйство выделило доски для пола. В этот момент и появился в Старом Синдрове отец Иоанн. Под его руководством начался ремонт, закупка стройматериалов. Службы в храме в то время не проводились. Его супругу с дочками видели только на летнего Николу, когда служились молебны на святом источнике за селом. Останавливался отец Иоанн в доме у старой девы Пелагеи Исайкиной. Все крестины организовывались в доме у двух женщин из Старого Демина. К слову, в один из таких дней крестили и нашего младшего сына Евгения. Происходило все быстро. Крестным отцом согласился стать сам батюшка, а вот крестной матерью Наталья Лычкина. Вообще, отец Иоанн ко многим ходил в гости. Люди рады были видеть его у себя, в том числе и мы.

Супруг помогал ему, чем мог. Постоянно давал машину, когда батюшка отправлялся в дорогу. Сложно описать географию его многочисленных передвижений. Спросите у старосиндровчан, кто возил его в Саловку или в Каймар родителей отпевать, кто соборовать или причащать перед смертью, другие сами крестились и детей крестили. Он у нас сначала дом освящал, потом свекровь и золовку причащал. С супругом отец Иоанн постоянно встречался на рабочем месте. Батюшка всегда сначала заходил в диспетчерскую правления совхоза «Старосиндровский», а потом и в кабинет председателя. И что интересно, если всех людей он при встрече благословлял, то для супруга пожелание добра было несколько другим. Каждый раз он заходил к нему, здоровался и по-отечески целовал в макушку.

Через два года его забрали в Санаксар, но мы постоянно виделись. Отец Иоанн многое делал для становления монастыря. Ему надо было чем-то жить, братия еще не появилась, поэтому батюшка с помощью своих духовных чад решал хозяйственные проблемы. Он регулярно к нам возвращался. Приезжал за коровами, телятами, комбикормом. И каждый из тех, кто его знал, старался быть ему полезным, заодно потрудиться во славу Бога. С тех пор прошло много лет, а память хранит удивительную мягкость его ладоней, и их живительную теплоту. И сам он был теплой души человек. Не от мира сего. Не передать словами. Чуткий. И безраздельно преданный Богу. Очень любящий людей. Только, когда нет его рядом, спустя годы, понимаешь, с каким большим человеком нам была уготована встреча свыше, ведь таких людей – единицы в мире. За прошедшие десятилетия мы больше таких не встречали.

Недавно ездили в Москву на операцию мужу. Остановились в подземном переходе в метро и не поверили своим глазам, с центральной витрины одного из киосков на нас смотрел наш батюшка. Мы с мужем одновременно воскликнули: «Отец Иван!» Мы ведь только так его звали. Я мужу сразу говорю, вот видишь, даже в столь трудную минуту он о нас помнит, заботится, рядом с нами. Покупаем книгу, а сами все не верим глазам, на фотографии обложки – наш батюшка, но с какой стати?! Не предполагали, что он такая знаменитость и слава о нем гремит по всей России. Продавец изумилась, что мы знали главного героя. В шоковом состоянии прочли книгу о подвижнике благочестия схиигумене Иерониме. По сути, житие святого. Сказ о прозорливом старце, чудотворце. Его пророчества поразили. А предсказания?! Двоякое чувство: на фотографиях – наш любимый батюшка, а вот текст под ними несколько не согласуется с теми нашими простыми впечатлениями о простом Божьем человеке, что мы знали. Если бы не строка в биографии, что он служил в Краснослободском районе, можно было бы и не поверить во все написанное. Не станем об этом судить. Хотя мысль о том, что батюшка большую часть своего служения провел именно у нас, хотелось давно озвучить. Потому что в районе прошли самые плодотворные годы его сельского пастырского служения. Без красивых пафосных фраз. Все было по-простому - ради дел во славу Бога.
Что же до его прозорливости или предсказаний, не поверите, не хотелось нам тогда знать, что кому уготовано свыше и будет дальше?! Может оттого, что в момент нашего сотрудничества наши цели и задачи, а значит, мысли и стремления были несколько иными. Не знаю почему, не интересовало нас будущее, не думали, чего оно нам готовит, чтобы встретить его во всеоружии. Может оттого, что молоды были?! Или жизнь наша складывалась иначе, перемены в стране шли, не знаю. Возможно, главное все же в том, что батюшка целенаправленно никогда на этом не сосредотачивал внимания. Ведь главное - в другом! Хотя косвенные признаки того, что батюшка прозорлив, являлись налицо. К примеру. Всю церковную утварь, закупаемую на храм, отец Иоанн хранил в кассе конторы совхоза.
Как-то раз он привез очень красивые сиреневые настольные лампады. Мы все пошли их покупать. Рассчитались за них, оставшись довольными покупкой. И подходит одна работница тоже за новинкой, а батюшка ей говорит: «А ты зачем берешь, все равно до дома не донесешь?!» Она не поняла намека. Потом мы все вместе пошли в магазин отовариваться, набрали хлеба и других продуктов, разошлись по домам. На следующий день стало известно, что Марья Ивановна все-таки не донесла до дому лампадку: упала по дороге и разбила красивую вещь. Смех, но не только. Понимали, что и людей он видел насквозь. Раньше в совхозе работала зоотехником одна женщина. Когда сталкивалась она с батюшкой в правлении, он обязательно настойчиво ее к себе подзывал. Но она шарахалась в сторону, упрямо никогда к нему не подходила. Он только по этому поводу сокрушался: «Какая же она больная!!! Какая больная!» И в духовном, и в физическом смысле... Было видно, как он хотел ей помочь, но человек не пошел ему навстречу. И этим еще больше усугубил свое положение. Сильно она болела. Очень сильно».

Другие сельчане дополняют: «Когда батюшка говорил о том, что нужно делать, это звучало не как относящееся к какому-то конкретному случаю, хотя это были ответы на частные вопросы, имеющие при этом отношение к жизни в целом. Это были его наставления относительно принципов и основ всей твоей православной жизни – на перспективу. На чем ты должен строить свою деятельность, свое отношение к людям, к миру, как ты должен вести себя в дальнейшем – словом, это было определение жизненной программы, поэтому встречи с батюшкой были встречами с
Промыслом Божиим.

Целительство

А.М. Криворотова, жительница с.Старое Синдрово:

«Мое знакомство с ним произошло в с.Колопино, где я при храме работала псаломщицей. С приездом отца Иоанна в нашу церковь устремились и люди, которые к нему ездили из других городов и сел, поэтому народу всегда было много. Одни ехали за исцелением, наставлением, другие – за благословением. Он разрешал разные вопросы по работе и семье, вообще, советовал, как дальше жить. Много встречался с больными людьми, реально помогал обрести себя. Чужие истории не стану рассказывать, не имею права, а вот про себя, пожалуйста. В начале 80-х у меня обнаружили рак желудка, врачи назначили день операции, но батюшка на нее не благословил. Сказал, что будем вместе молиться, причащаться, и болезнь пройдет с Божией помощью.
Я ему полностью доверилась. Все так и получилось. Сейчас мне 76 лет, слава Богу, веду активный образ жизни. В момент вашего звонка собираю грибы в лесу и радуюсь жизни, вспоминая отца Иоанна. Мы с ним бок о бок провели семь лет. Когда он начал ремонтировать храм святителя Николая Чудотворца в Старом Синдрове, я перебралась в это село. В нашей церкви он занимался больше хозяйственными делами, правда, успел напоследок отслужить три литургии. Вообще, вы даже себе не представляете, насколько география его служения была у нас в 80-90 годы широка – Краснослободск, Старое Зубарево, Новая Карьга, Учхоз, Самозлейка, Старое Шайгово, Атюрьево… Ездили мы по домом его духовных чад, где и проходили службы. Тысячам краснослободчан разных возрастов он стал крестным отцом, многих венчал или провожал в последний путь. Но главное, конечно, преследовал цель, что люди пошли по жизненному пути дальше с Богом. Он много проповедовал. Когда он уехал в монастырь, я стала для многих краснослободчан проводником к нему в эту обитель, постоянно встречались. Я и сейчас работаю при церкви, каждый год посещаю могилку батюшки, а потом и мощи других темниковских святых. Зачем? Все они видят и слышат, знают про нас, да и помню батюшкино наставление: «Насколько помолишься с усердием, настолько и получишь желаемое». В итоге все в жизни каждого сводится к фразе: что посеешь, то и пожнешь.

Открытие местной здравницы

Рассказывают сельчане: «Сегодня уже мало кто знает или помнит, что именно отец Иероним дал толчок возрождению и почитания у нас Никольского святого источника в Старом Синдрове. Еще при жизни в этом селе он совершал на нем в праздники водосвятные молебны, на которые приглашал не только верующих, но и привозил свою семью. Впоследствии, находясь в Краснослободске или в других селах, монастырях, большой поток недужных краснослободчан он встречал и провожал напоминанием, что самим Богом нам под боком дана великая здравница с живой водой, и именно ей нужно воспользоваться для своего излечения. Главное, все делать с глубокой верой и молитвой. По его благословению на святом источнике Николая чудотворца в Старом Синдрове «Явленной», еще не обустроенном и не популярном тогда в народе, произошла целая серия исцелений.

Например, обратилась к отцу Иерониму одна краснослободчанка с подростком. У мальчика выявили онкологию. Опухоль головного мозга. Батюшка помолился и направил искупаться его на источник в Старое Синдрово. Купальни тогда на роднике еще не было. Большая железобетонная труба с водой. И все. Мальчишка спустился к ледяной воде. Окунулся до трех раз. Затем медленно, по торчащим из бетона скобам, начал подниматься вверх. Из-за неосторожного движения, поскользнувшись, ударился больным местом о металлический выступ. Плача, причитал: «Ой, что же я натворил, врачи предупредили меня, что голову надо беречь…»
Через время психологический шок от травмы сменили бурные радостные эмоции, возникшие от нового вердикта ошеломленных врачей, не обнаруживших больше рака. Сейчас подросток стал мужчиной – здоров и радостен. Это явное чудо стало не единственным звеном в длинной цепочке местных чудес. Есть немало примеров исчезновения серьезных кожных заболеваний у женщин. Подобные случаи нигде не фиксировались, лишь разносились по округе «сарафанным» радио. Вести об исцелениях на роднике сподвигли обеспеченных земляков и простых сельчан совместно обустроить святое место. Улучшился подъезд и подход к роднику, изменился и сам колодец. Появилась первая купальня. Затем многократно здесь все перестраивалось и обновлялось. Уникальность воды, взятой из родника, многократно была доказана лабораторными исследованиями. В любое время года дня и ночи на святом источнике «Явленная» и в настоящее время находятся люди. Мало кто из них сегодня знает подлинную историю возникновения святого места, что более 300 лет назад в ключе явлена пастухам икона святителя Николая чудотворца. И воду из него еще тогда стали почитать как святую, исцеляющую от хворей и напастей. Стали забываться и слова отца Иеронима про местное богатство, бегущее из недр земли.

В последние годы люди, что приезжает на источник, все реже знаменуют себя крестным знаменем, забывая прочесть молитву на принятие святой воды, не говоря уже об их состоянии при принятии водных процедур в купальне. «Явленную» воспринимают как живописное место отдыха, а не святое место, указанное самим Господом и святителем Николаем.

Утешитель

Николай Дмитриевич Л.:

«Это были тяжелые годы, когда вера у людей во всё и вся была утеряна. А отец Иоанн стал ее возвращать, тянуть сельчан к новой жизни. Потому что сам был лидер, во всем безупречный человек. Бескорыстный, глубоко верующий. Он личным примером вел за собой. Именно с его приходом у нас началась восстанавливаться церковь в честь святителя Николая Чудотворца. На планерку в совхоз отец Иоанн ходил, как один из главных специалистов предприятия каждый день. Всегда появлялся непременно со своим портфелем. Разговор шел на равных. У нас разрешались серьезные производственные проблемы, частенько говорили жестко, но священник так все грамотно и мастерски излагал в кругу руководителей самого разного уровня, что ему никто и никогда не мог отказать.
Безусловно, авторитет его был непререкаемый. Люди внимательно на него и все дела смотрели, зная, что все их пожертвования строго пойдут только на церковь. Забота о восстановлении дома Божьего у него была на первом месте. Людей любил от чистого сердца. Его благодатную, лучистую энергию, исходящую, как от святого человека, на себе один раз испытал. Был в Каймаре. Топили с отцом баню. Он внезапно умер на моих руках. Отец Иоанн приехал почти сразу. Не стану говорить, насколько мне было плохо в тот момент. Но после общения с батюшкой сняло острую сердечную боль утраты, на душе мгновенно полегчало. Его большая сострадательная, утешительная любовь незабываема. Такие воспоминания и вели нас к нему уже в Санаксарский монастырь годы спустя. Несмотря на то, что он сам серьезно болел, нам оказывал внимание и помощь. Последний раз к нему ездила моя дочь Елена, которую он когда-то крестил. Просила совета в выборе профессии. Да он и тяжелые жизненные вопросы разрешал, а кому-то и со здоровьем помогал. Сейчас его уже нет с нами рядом, но старосиндровцы ездят к нему на могилку, просят о помощи, привозят горсть земли. Что важно, и после смерти он слышит, какой-то неведомой большой чудотворной силой помогает. Народ его считает святым».

Обобщая воспоминания краснослободчан, подчеркнем то, чего нет ни в одной книге или фильме. Служение Богу и людям отца Иоанна в нашем районе было одним из самых интересных в пасторском, миссионерском и социальном плане за его почти 30-летний путь. 80-е годы, перешедшие в 90-е - это время полное свободы и особо радостных мгновений, светлых жизненных страниц в биографии. География его паствы была тогда настолько широка, а всенародная любовь бесконечна, что мы не беремся описывать, насколько сильно краснослободчане его любили и помогали во всем.
Многие вспоминают детскую простоту и непосредственность батюшки, а еще то, что он никогда никого не ругал, не оговаривал и даже благословлял иногда застолья и посиделки ради доброго общения людей друг с другом. Говорят, что рядом с ним унывать было невозможно. В сердце проникало какое-то тихое и торжественное ощущение праздника. Что до пророчеств или предсказаний, то эти громкие слова совсем не согласуются с тем, что происходило на самом деле.
Просто он непосредственно в разговоре каждому советовал что-то свое, по его способности восприятия. Скажет человеку фразу и смотрит, насколько тот проникся открытием его жизненного пути, в чем его предназначение. Ведь общая проблема оказалась в том, что многие краснослободчане либо не понимали о чем идет речь, не следуя сказанному, либо не задумывались о том, что лучше будет выполнить сказанное старцем. Как говорится, послушниками становились лишь единицы. Что интересно, их жизнь сложилась, как и сказывалось. Например, короткая с ним беседа Татьяны Л. из Краснослободска, относительно ее дальнейшей жизни, окончилась краткой фразой: «Служи Господу!» Она поняла это буквально, рассчитавшись с одной работы и найдя две другие, одна из которых стала при храме. Прошли десятилетия, сегодня все произошедшее она воспринимает с улыбкой, говорит, что колебания, стоит ли уходить из ЦРБ или нет, со временем переросли в твердое убеждение: без глубокой веры, надежды и любви, неравнодушия к людям нельзя лечить и помогать им в больнице, иначе это будет преступлением перед Богом и человечеством.
Десятилетия ее жизни показали правильность выбора пути преданного служения не только Богу, но и простым людям. Она радуется сегодня, что тогда просто доверилась его слову, следуя предназначению. Рассуждает: в чем воля Бога для каждого человека - это призвание к умножению славы Божией?! Хотя, конечно, найти правильный ответ, в чём конкретно должно заключаться такое служение того или иного человека, бывает найти не так просто, а между тем ошибка в ответе равносильна смерти, и смерти духовной. Ибо единство сил, возможностей и таланта, данного человеку Богом, может творить чудеса, а разобщение их порождает муку. И как часто человек хочет быть не тем, что он есть, не тем, что от него хочет Бог, а тем, кем его вынуждает быть честолюбие, ложно понятый интерес или цель, превышающая возможности человека. Смерть производит над всем этим беспристрастный суд, поэтому ещё при жизни нужно верно определить своё назначение, чтобы не услышать нам по смерти: «Не знаю вас, откуда вы»

Открытие воли Божьей

Маргарита Васильевна К.:


«Колопинцы – молодцы! Они первые решились отсудить, отстоять храм Божий, в котором в то время был склад. Местное население традиционно всегда славилось глубокой верой в Бога, доказываемой делами. Господь за преданность и наградил их такой встречей с великим подвижником. То, что отец Иоанн не простой священник, было многим открыто свыше. Встреча с такими старцами дорогого стоит и ко многому обязывает. Прозорливые люди видят судьбу человека на его челе. Путь жизненный тяжелый и у каждого свой, главное, крест свой донести до конца. Увы, многие не доносят, и сворачивают с истинной дороги, мучаются.

Впервые я встретилась с прозорливым Божиим человеком в Краснослободске в середине прошлого столетия. В ту эпоху гонений на верующих людей из Саровской пустыни к нам в город с большим багажом ценных икон с золотыми окладами и драгоценными камнями бежал иеромонах Варфоломей. Жил на дому с двумя сестрами-монахинями, которые за ним ухаживали. Высокий. Худощавый. Черноволосый. И слепой. Служил литургию на дому так, что все чудотворные иконы, и малые, и большие излучали необыкновенное сияние. Как-то после службы он обхватил мою девичью голову своими ладонями и сказал: «А тебе бы замуж выходить не надо!»
Я в институте тогда училась, молодая, глупая, не поняла намека о необходимом дальнейшем пути для меня, и что волей Божьей мне другая дорога по жизни уготована. Не придала значения его словам. Забыла. Ослушалась. Единственное, что выполнила, выслушала от него наказ праздновать именины 30 июля в день своей святой. Увидев мое будущее, он сделал драгоценный подарок напоследок – большую богородичную просфору.

Настоятельно рекомендовал ее беречь на черный день: «Когда будет тебе плохо, прими от нее кусочек со святой водой, сразу полегчает». Так и получилось. Просфору берегла десятилетия. И когда родила дочку в 35 лет, последнюю частичку от нее отдала ей ради спасения. В год она умирала от двухстороннего воспаления легких. Врачи разводили руками. И я забрала дочь из больницы, уехала домой на свой страх и риск, возложив все на волю Бога. Чудо свершилось – дочь выжила. И я долго потом вспоминала иеромонаха Варфоломея.
После его смерти тот дом ограбили. Иконы бесследно исчезли. Но память о краснослободском старце еще жива в наших сердцах. Мы часто навещаем его могилку на старом кладбище. Люди ее убирают, приходят к нему за помощью, долго рассказывая о своих бедах и несчастьях, прося о помощи. Перед центральными вратами за оградкой стоит большой деревянный крест, на котором выгравирована последняя его просьба к потомкам: «Помолитесь Христа ради о рабе Божьем иеромонахе Варфоломее». Рядом с ним похоронена и монахиня Аркадия, что долгое время лечила краснослободчан с помощью молитв Богу.

Вторая встреча с прозорливым священнослужителем у меня состоялась уже в Саранске. Я задала конкретный вопрос отцу Иоанну по поводу своего вторичного замужества, и он практически повторил слова отца Варфоломея. На этот раз я услышала предопределение, посвятив себя служению Богу. Позже мы ездили к отцу Иоанну уже в Колопино. Особо запомнилась одна его праздничная служба. Был жутко жаркий летний день. Храм еще не был убран, царило запустение. Тогда только еще начинались богослужения. Картина такая. С батюшки пот градом течет. Народу много, яблоку негде упасть. Все еле стоим на ногах. Давка. Ропщем. Со всех сторон народ ехал креститься, и стар, и млад. Огромные очереди к большой купели. Он всех крестит. Ведь нередко происходило, когда парни или мужчины, в последний момент, стеснялись вместе креститься, так батюшка это понимал: их потом индивидуально крестил.
И при этом не было ни напряжения, ни недомолвок, наоборот, радовался, весь преображался - светился необыкновенный светом, и служил во славу Божию. Изумительный человек. Все годы знакомства меня больше всего его лицо удивляло, как икона светилось. Это не передать словами. Добрые, ласковые глаза, улыбка, и тихое радостное ощущение счастья у всех, кто находился с ним рядом. Стыдно, конечно, было. Мы уставшие, препираемся друг с другом, а посмотрим на его службу шестой час подряд и вопросы задаём: откуда он черпает силы, когда крестит такую огромную народную армию? А ответ сам приходит: человек пребывает в полноте Духа Святого, а потому и божественную силу имеет. Об этом с мамой говорили в таких поездках, когда делились впечатлениями.

Со временем вслед за ним устремились мы и в Темников. Много ездили в монастырь. И получали очередные подтверждения откровений свыше. У дочери было уплотнение в груди. Хотелось излечиться. День выдался хороший, а народная очередь огромна. Заняли свое в ней место. Потом на вечернюю службу пошли. После нее все священнослужители вышли из алтаря двумя рядами по левую и правую сторону. Всеобщее внимание было обращено на лица священников, и ведь правду говорят, что все познается в сравнении. У всех лица, как лица – обычные, а у схиигумена Иеронима – светящийся лик праведной души. Не спутаешь. После службы опять заняли место в очереди возле келии.

Он принимал сразу же после службы, без какого-либо отдыха. На часах был первый час ночи, а он все беседовал, молился с людьми. Мы попали к нему последними. Посмотрел на нас, взял масло из лампадки, помазал больное место, а потом вместе мы встали на колени и помолились Богу. Дал наказ с утра пораньше еще раз к нему прийти. Мы постучались в четыре часа, а он уже читал Акафист Иисусу Сладчайшему, словно не спал ночью. Снова совместно помолились, а потом рекомендовал обязательно ездить и воду пить, купаться в святом источнике Николая Чудотворца в Старом Синдрове, мол, родник там большую целебную силу имеет. Дал твердый наказ - про мать-церковь никогда не забывать, не бросать ходить в храм, а то худо будет. Дочери посоветовал на регента поступать учиться.

Через время от болячки и след простыл. Дочь, окончившая школу с золотой медалью, поехала в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру поступать на регента. Там прозорливый старец Наум полностью подтвердил слова отца Иеронима, дав только совет остаться у них сразу, перед поступлением обязательно месяц пожить в монастыре. Но дочери не захотелось трудностей, остаться на испытании. Наставления старцев, даже как послушание не выполнили.
И свой путь потеряли. А когда это происходит – вся жизнь идет кувырком. Получается, понимаешь весь промысел Божий только на закате лет, когда все уже случится и произойдет. В замужествах счастья не было. Не пошла по уготованному пути и дочь, хотя на клиросе пела. Господь дал все – и здоровье, и внешность, и ум, и таланты, а мы не использовали по прямому назначению. Вот что значит ослушание. Так что вопрос о том, как узнать волю Божию, относительно себя, пожалуй, один из самых важнейших в нашей жизни, так как является наиболее точным и верным мерилом, как нам поступать. Цель христианской жизни состоит в обретении Духа Святого, условия для этого - трезвление души и духа, чистота плоти, а его средства - пост, молитва, добрые дела. Бог близок каждому и лишь по самоволию, всеобщей хладности к вере, люди теряют способность видеть Бога и распознавать истинные явления Святого Духа».

Комментарии излишни, учитывая, что все учатся на своих ошибках... Одно понятно из рассказов краснослободчан: обращаясь за ответом к старцу, ответ не должен обернуться простым интересом, он накладывает обязательство исполнения. Общая статистика такова. У тех, кто испрашивая совета, брал благословение, но поступал по-своему, ничего хорошего в жизни не случалось.
Поэтому мы дополним ответ лишь цитатой одной из проповедей отца Иоанна, когда он краснослободчанам советовал не наслаждаться жизнью, не терять времени на захватывающие пустые хлопоты и суматоху, развлечения: «Нет времени жить – надо душу спасать. Воцерковляйтесь!» Ведь нередко тех, кто оказывался в церкви, забегал в нее в тот момент, когда Господь посещал уже их скорбями, болезнями, невзгодами, смертью близких…Только при таких обстоятельствах и рождалась нерасторжимая молитвенная связь человека с Богом: «Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя…», человек понимал на собственном опыте, что без Бога в жизни сей пути ему нет. С тех пор прошли годы, но драгоценный смысл этих слов не потерялся.
Впоследствии схиигумен Иероним всех людей наставлял: «Что бы с тобой ни случилось, ищи причину в себе. Обидели, наказали, заболел, „испортили“ – значит в тебе брешь, – грех твой или твоих родителей, или дальних предков. И первое, самое надежное лекарство – покаяние».

Епитимия

Рассказывает Татьяна П. из Краснослободска:

«Как-то раз знакомые пригласили меня поехать в колопинскую церковь на службу. В то время меня сложно было назвать верующей. Представление о православии имела неверные. Но сила, что вела меня в тот день к настоятелю храма, оказалась огромной. Впервые исповедалась. Признаюсь, тогда я не понимала, что исповедь – это таинство примирения с Богом, когда кающийся в присутствии свидетеля-священника открывает Богу свои грехи и обещает не повторять их, а священник молится о прощении грехов исповедующегося. По сути, у нас больше завязался спор. Я добром не сознавала своих грехов. Вернее, целиком и полностью оправдывала свое поведение, да что там – всю свою жизнь, в которой на все и вся были причины. Не мои. Доказывала, что виной всему – политический строй в стране.
Что мне только целое десятилетие преподавали атеизм. Меня сделали такой. В общем, такая пошла полемика. Несмотря на народ, отец Иоанн терпеливо мне объяснял, чтобы не происходило вокруг нас, Бог всегда должен быть в душе – в самом сердце, мы должны оставаться человечными, не забывать ходить в церковь. И все его грамотные доводы, красивые примеры, удивительные рассказы меняли мое сознание. В результате я откровенно открыла свои согрешения. Он наложил на меня епитимью. Я согласилась в качестве нравственно-исправительной меры делать каждый день по 50 поклонов.

Спустя время у меня серьезно заболела мать. Именно эта ее болезнь и привела меня по настоящему к Богу, в церковь. Тогда я уже осознанно поняла, что епитимья – это деятельное выражение нашего покаяния, духовного исправления, по сути, необходимое лекарство для больной совести. Для меня это стало очевидно, когда старца уже не было в живых. И в моей памяти все с большей и большей силой каждый раз стала воспроизводиться наша первая и единственная встреча, весь разговор детально. Я его разбирала как лекцию великого профессора. И мне все больше и больше становилось стыдно за мое тогдашнее мировосприятие, дерзость и самооправдание. Это нельзя назвать ошибками молодости. Что значит покаяться? Изменить образ мыслей и образ нашей жизни. Что такое духовные ценности? Когда идея, смысл Царствия Божия воспринимаются всеми живо и действенно, как программа к действию, чтобы устроить жизнь правильно, по воле Божией?!

Через 30 лет мне захотелось снять наложенную отцом Иоанном епитимью. Попросила об этом священника, а он радостно удивился, сколько много пользы для меня принесла всего одна короткая встреча с таким великим подвижником, спросил: «А тебе тяжело делать эти поклоны?» Я в ответ, мол, возраст, болезни, но пока еще могу выполнять их, как послушание. Он: «Ну и продолжай, ведь оно особенное!» Точно, насколько в памяти свежа первая исповедь и беседа с батюшкой. Набатом бьет мысль о моих заблуждениях. О былом нарушении самой первой евангельской заповеди. Вот так процесс таинства покаяния, что состоит в оставлении тех слабостей, коими мы были побеждены, и в сожалении о них, растянулся на всю жизнь. Хотя мы своими делами и грехами прогневляем Бога, а он в ответ, по естеству своего безмерного милосердия и человеколюбия, всячески преподает случай и способы, дабы нам прийти в чувство и исправить свою жизнь приличествующим и достодолжным образом.

Путь к Богу

Александра П. из Краснослободска:

«Мы начали ездить целой группой в темниковский монастырь, когда в нем был всего десяток монахов. Народная слава вела нас к отцу Иерониму. Лично мне хотелось разрешить вопрос жизни и смерти, справившись с проблемой дочери. Долго беседовали с батюшкой по поводу спасения, а когда я собралась уходить, он вдруг говорит: «Посиди немножко», а сам все пристально смотрит-смотрит на меня и неожиданно заявляет: «Какая же ты больная! Приедешь домой, возьмешь вот эти три лекарственные травы, что растут в вашей местности и будешь пить из них отвар». Объяснил как. Видно мой недоуменный, сомневающийся вид вынудил его вынести вердикт: «Если не выполнишь сказанное, то через месяц умрешь!» После этих слов шло мое послушание. И Господь миловал – беда прошла стороной. И я поправилась, и с дочерью все управилось.

Как нам было к нему не ездить, если он разрешал все наши проблемы?! Неделями жили в монастыре, слушая наставления старца. Все менялось и у нас, и вокруг. Что больше всего запомнилось? Обычно ехали к нему в полном расстройстве, без сил, а рядом с ним всё вмиг забывалось, и мы тут же возрождались душой и телом. Это удивительное состояние духа запомнилось на всю жизнь. Мы окормлялись возле него, как у матери. Многое и другое запечатлелось в памяти. С первого дня встречи с ним я вела дневник, понимая, какую великую встречу даровал мне Господь.

Особое его наставление, оказывающее большое влияние на будущее Краснослободска, касалось возврата трапезных палат Успенского монастыря. Он давал нам рекомендации, мы четко им следовали, как вернуть это здание православным. Однако дело не трогалось с мертвой точки. Мы ходили по инстанциям. Ездили на встречи, но воз не трогался с места. Батюшка все более настаивал на необходимости и важности передаче этого здания. Мы ходили читать Акафист возле него. Нас встречали бранью. В таком упадническом настроении возвращались мы к отцу Иерониму, а он нас в этот ответственный момент, словно специально поджидал на лавочке. Всегда встречал нас в келии, а тут на улице… Мы пересказали ему, как нас гонят, а он все смотрит-смотрит на нас и молчит. Мы снова напираем с вопросами: «Почему так получается, ведь мы все делаем, как вы сказали?!» А он на это кратко: «Так у вас ничего и не получится, любви нет… даже на мизинец. Любите друг друга и горы свернете!»

И в будущем на многие вопросы отвечал, показывая на пальцах руки, как надо жить: «Самую малость любви будете иметь – к людям, делу своему, и все получится!»

Уже перед смертью все время повторял: «Приходите ко мне на могилку, я услышу вас и буду всем помогать»

Рассказы краснослободских старожил и его духовных чад, у которых останавливался батюшка, приезжая в Краснослободск, также удивительно похожи в главной своей сути: «Батюшкино окормление не проходило без следа на человеческих душах. После общения со старцем даже самые властные, гордые и беспринципные горожане, ранее не соблюдавшие границ добра и зла, становились на редкость добрыми, кроткими и смиренными, словно начинали жизнь с чистого листа».
Его они уже боялись испачкать темными пятнами, руководствуясь тем, что Бога обмануть нельзя. Поэтому, когда случается, что нас поносят, уничижают, презирают, гонят и причиняют зло как бы незаслуженно, если смотреть с мирской точки зрения, то это попущение свыше в воздаяние наших прежних прегрешений, чтобы мы, прощая другим, получили прощение от Бога за те несправедливости и грехи, которые мы когда-то допустили по отношению к другим людям. Так что надо бы радоваться, а не горевать при подобных скорбях, а мы порой малодушествуем и огорчаемся без меры.

Здесь будет, как в Дивееве

Н.И. Яковлева, художница, иконописец из п.Преображенский:

«Я в то время работала библиотекарем и отца Иоанна, приехавшего в Колопино, больше всего спрашивала о книгах и о чтении, которое во многом предопределяет настроение и мысли человека. Он говорил о необходимости духовного просвещения, но его письменных источников тогда не было, так что мы духовно окормлялись возле таких людей, имеющих мудрость Божью. Впоследствии жизнь еще более тесно сблизила меня с отцом Иоанном. В 1990-1991 годы он много раз приезжал к нам в поселок. Интересное было время, полное неожиданных переворотов и свершений. В память въелся момент, как утром директор Дома культуры категорически заявлял: «Никогда не отдам ДК верующим!», а уже вечером подписывал документы о передаче им имущества. Группы людей осаждали райком, и власть шла им навстречу. Отец Иоанн присутствовал на открытии нашей церкви в честь Александра Невского. Когда-то он считался зимним храмом, а в центре монастыря была еще и летняя церковь с красивыми цветными окнами и приделами в честь Казанской Божией Матери и Иоанна Предтечи. В середине колокольни находилась церковь в честь Николая Чудотворца, а над входными вратами в монастырь – иконы Иверской Божией Матери.
Все наши бабушки, родители, рассказывали о дорожках, посыпанных белым песком, по которым важно вышагивали красивые дивные птицы, а также о большом монастырском фруктовом саду за рекой, в который иногда залезали местные жители в поисках наливных фруктов и ягод. Воришек ловили, но не наказывали, лишь заставляли работать – пропалывать плантации посадок. Такие вот истории часто и вспоминались при встречах. Ох, как же мы их организовывали. Сначала посылали в Темников за батюшкой духовных чад на транспорте. Он останавливался в доме у одной монахини в Старом Зубареве.
Через время батюшка уже добирался с другими священниками. Он превосходно находил с ними общий язык, были они одного духа. По тому времени у нас сейчас ностальгия. Все-таки всё и везде определяется людьми, на местах важны лидеры, за которыми всем хочется идти, горы свернуть. Батюшка приезжал, народная толпа вслед ему гудела: «Отец Иероним приехал!!!» Кого и когда у нас так встречали?! А как он к людям относился, всего самого себя им отдавал. Жертвовал до остатка.

К приезду батюшки мы готовились. Огромное число желающих, особенно из Краснослободска, желала с ним встретиться. Я лично развешивала по городу на ватманах объявления о датах и месте встречи с батюшкой. В те дни телефон накалялся до предела. От людей приезжавших в монастырь, яблоку не было упасть. Вспоминаю 90-е годы прошлого века, особенно его многолюдные встречи в 97-98 годах, эх, как же он очень-очень сильно был любим краснослободчанами! Никогда и никто не видел его печальным или грустным.
В радости пребывал необыкновенной. И народ к нему валом валил. Каждый про свое спешил узнать. И с болями шли. И с проблемами. И он все разрешал. Нагрузка колоссальная. Мне же всегда батюшку жалко было. Никто не думал про его преклонный возраст или усталость, у каждого в глазах только своё. Поэтому про себя решила, что не буду ему докучать, лишь бы рядом посидеть, послушать его. Хотя он сам неожиданно благословил меня писать иконы.
Мне достаточно было просто находиться с ним рядом, одним воздухом подышать, в глаза посмотреть. Удивительно, но от него шло ощущение горячей теплоты и необычной, в нашем понимании, любви. Я долго не могла ее понять. Конечно, в книгах говорится, что без любви ничего доброго не сделаешь, и что бывает еще божественная любовь - всеобъемлющая, не ведомая обычному человеку из-за своих грехов, стало понятно только на примере отца Иеронима. Ее проявление - самого высокого уровня любви, когда нет любви лучше, чище, выше любви-агапе, когда любовь не превозносится, не держит зла… Помните? Он получил такой дар от Бога, а мы только должны к ней стремиться и измениться, стать лучше, если, как он, начнем всех любить. И нам надо попытаться прожить жизнь так, как отец Иероним, чтобы получить такую любовь. «Путь к Богу» - эта тема была главной у батюшки. А для того, чтобы сделать первый шаг по нему, ты должен хоть кого-нибудь полюбить. Это первая ступенька. Не думай про батюшкину вершину, идя вверх, хоть кого-нибудь полюби. Весь секрет успеха отца Иеронима - в любви.

Ведь Бог смотрит на сердце человека. Если у людей есть стремление к добру, то оно будет вознаграждено. Забыто главное: вся жизнь, в том числе дальнейшая, о которой так сегодня хотят все знать, определяется нашим духовным состоянием. Все хотят пожить хорошо, и в этом ловушка. Батюшка говорил: «Главное стремление должно быть не к земному богатству, а к Царствию Небесному». Может поэтому он светился всегда. Светильником был в нашей темноте. К нему на свет мы и летели со всей округи. Он, когда даже молчал, просто бросал на тебя взгляд, душа твоя пела. Вы знаете, он ведь постоянно пел. Выйдет после службы, делает дела и поет-поет-поет, прислушаешься, а это церковные песнопения.

Много мы говорили о необходимом возрождении Спасо-Преображенского монастыря. В то время прихожане ездили к епископу с просьбой об открытии монастыря. Сначала он был женский, потом – мужской, и все хаотичные, кардинальные перемены нас беспокоили. Не выдерживая, часто отцу Иерониму задавали вопросы о будущем монастыря. Один раз мое терпение лопнуло. Не выдержав Ералаша, кадровых перестановок, мешающих развитию обители, в сердцах сказала: «Батюшка Иероним, что-то монастырь у нас не идет, не получается ничего…» А он в ответ: «Где святость, там и бес. Большие его нападки на людей».
Мы поняли из пояснений, что из-за искушений святое место так медленно восстанавливается. А потом помолчав немного, он, устремившись глазами вдаль, заверил: «В Спасо-Преображенском монастыре будет со временем, как в Дивееве…» По значению, убранству или числу паломников, был его тот сказ, сложно сказать. Комментариев не последовало. Из истории мы знаем, что к нам сюда два раза направляли Серафима Саровского, но он не согласился на переезд. Прошли годы, но пока не прояснилось, когда наша обитель расцветет в своей прежней красе и паломники в нее будут также сильно стремиться. Возможно, в ней появятся мощи какого-то святого, он нам этого не открыл, но утешил и вселил большую надежду.

После его смерти мы постоянно стремимся в часовню в Темниковский монастырь. Там пусто не бывает: люди приезжают со всего мира. И с каждым годом их прибывает все больше и больше. Уверена, что через время, отец Иероним все-таки будет канонизирован. Это ближайший к нам святой. Хотя и без прославления, он уже сегодня для меня человек Божий. Сейчас, кто обращается к нему из духовных чад: «Батюшка Иероним, помоги!», вмиг им помощь оказывается. Молитва к нему быстро бывает услышана. Многое могла бы рассказать про чудеса со мной происходящие, но все это будет выглядеть со стороны фантастично.

Прозорливость

Семья Аброськиных:

«С батюшкой познакомились в начале 80-х, в один из наших приездов к нему в Колопино. Мне было 50. С супругой развелся, у нас с ней не было ничего общего. Анастасии исполнилось 47 лет, вдова. Решились на второй брак, захотели повенчаться и сказали о принятом решении отцу Иоанну. Он ответил: «Николай, зря ты с женой разошелся, вот, если бы ты ее в церковь привел, к Богу, вместе ходили бы на службы, то ты с ее помощью спасся!» Но ничего уже нельзя было изменить. И на повторный брак благословил, даже сам нас венчал. В последующие десятилетия нашей тесной дружбы, глядя на нас со стороны, он не раз повторял, что мы с супругой одного духа. Практически каждые выходные и на праздники вместе ездили к нему в Колопино, Старое Синдрово, Учхоз, а после – в Санаксарь. Например, при совместном пребывании на территории Спасо-Преображенского монастыря, замечал, что батюшка там находится в большой радости. Он постоянно повторял: «Николай, какая же тут благодать, как жаль, что вы ее никто не чувствуете!!!» По настроению он всегда был склонен к духовному созерцанию.
Много ли у нас интересных историй, связанных с батюшкой? Скажем одно: необъяснимое и чудесное происходит до сего дня. Например, с Анастасией был такой случай. В Краснослободске, когда только открылся нижний храм, в первую неделю Великого поста, когда читали Канон Андрея Критского, засела ей в голову мысль: «Есть икона Марии Египетской, мне бы такую!» Но о своем пожелании никому не сказала. Спустя время Николай уехал к батюшке в монастырь, тогда он мог подолгу жить у него, в келии между ними произошел короткий разговор. Отец Иероним спросил, глядя на свой иконостас: «Николай, какую бы тебе икону подарить. Тот в ответ молчал, потому что никогда об этом не думал. Батюшка тоже молчал, а потом улыбнулся и сказал: «Как твою супругу, Анастасией зовут?! Тот: «Да!» - «Для нее возьми икону Марии Египетской!».

Часто мы вспоминаем батюшку, когда по его благословению просили у властей отдать трапезные палаты Успенского монастыря, когда в них еще находилась вспомогательная школа. И в Саранск ездили к руководителям республики. И на месте возле стен школы читали Акафисты. Руководство и коллектив школы нас не понимало, гнали, а батюшка на наши жалобные стоны: «Нам, наверное, не отдадут палаты», только успокаивал: «Отдадут перед самым концом! Николай, а ты еще там поработаешь!» Другим духовным чадам неустанно напоминал: «Чего Богу принадлежало, то Его и будет». Прошло много лет, и произошло все, как сказал отец Иероним. Я как-то подошел к Епископу Краснослободскому и Темниковскому Клименту и пересказал ему батюшкины слова о моем вкладе в это дело. Он спросил: «А что ты можешь делать? Приходи и будь дневным сторожем!» С утра до самого вечера, когда шло восстановление палат, я наблюдал за всем процессом образования у нас епархиального управления, о котором давным-давно было предсказано.

Перед смертью отца Иеронима, последняя литургия, которую он отслужил, была на Пасху (он преставился на 69-м году жизни 6 июня 2001 года, накануне причастившись Святых Христовых Таин), я его постоянно спрашивал: «Батюшка, я все думаю, если с тобой, что случится, чего ж мы все без тебя делать будем?» А он отвечал: «Я сам об этом постоянно думаю».

Прошли долгие годы, а мы, словно с живым с ним общаемся, и дома, и в часовне на могилке. Не верите? Вот последний пример. Ездил я в июне 2016 года на день памяти смерти к батюшке. К часовне было не подступиться. Такое впечатление, что вся Россия и зарубежье со своими бедами и несчастьями слетелись для их разрешения к отцу Иерониму. Особенно меня потрясла семейная пара из Сибири, что приехала на машине с двумя маленькими сыновьями, один из которых был еще новорожденный младенец, сильно больной. Как же родители просили батюшку помочь, как говорится, без комментариев. А я смотрю на всех и батюшкины слова вспоминаю, чтобы все мы приходили к нему на могилку, как к живому, и всем он станет помогать.
Дошла и моя очередь. Долго с ним разговаривал, все печалился, пеняя на старость, немощь свою, да болезни, что мешают до храма дойти. Уж очень просил его дать мне возможность для движения, в котором вся сила нашего возраста. Чистосердечно так с ним «поговорил», иду к храму, а возле келии отца Иеронима стоит его помощник иеродиакон Амвросий, с которым мы были давно хорошо знакомы. Он видел наши теплые отношения с батюшкой, что были с ним всегда, как родные люди. Так он без слов ушел в келию и выносит оттуда большой футляр, в котором находится сверток. Долго что-то из него распаковывал, вынул клюшку отца Иеронима, с который он пребывал на Афоне, и сказал: «Когда мне понадобится, я себе найду, а тебе сейчас она надобнее». Я расплакался. Вот так батюшка меня благословил и утешил, дав надежду и силы и дальше служить Богу».

Спасение жизни

Рассказывает бывший таксист КС:

«Однажды меня вызвали на дом в Краснослободске, откуда вышел, судя по внешнему виду, очень богатый гость. Он хорошо оплатил мне поездку в Санаксарский монастырь. В пути рассказал свою жизненную историю. «В 90-х – бомжевал. Совсем пропадал. Жил, где попало.Постоянно думал о самоубийстве. Даже делал к этому первые шаги. Потому что не было жилья и работы. Семья от него отказалась. Друзья отвернулись. И как-то раз он случайно оказался в Краснослободске, стоял на большой дороге – голосовал. Остановилась «Волга», в которой сидели священники. Всю дорогу он им плакался, говорил, что жизнь не мила. Один из священников – батюшка Иероним, успокоив путника, взял с него слово ничего с собой не делать – претерпеть все трудности. Мол, это временно, потерпи еще чуть-чуть. Ровно через три года… ты станешь очень богатым человеком. У тебя будет все, что только пожелаешь. Но, когда достигнешь самых больших высот в жизни, никогда не забывай эти трудные дни, как и людей, встречающихся тебе на пути, оставшихся без еды и крова, поддержки близких и знакомых. Иначе - все потеряешь.

Действительно, через три года его жизнь резко изменилась. Этого мужчину занесло в Нижний Новгород, где он стал одним из самых богатых людей. Теперь каждый год предприниматель ездит на могилку к батюшке, благодаря его за спасение жизни, открыв когда-то самое сокровенное его будущее.

Ответы на все свои вопросы

Лидия из Краснослободска:

Я тогда работала в ДОКе. У меня пропали ложки. На 10000 рублей. При цене деревянной ложки в 2 рубля. Представляете объем пропажи? Дома у меня была старинная икона с Серафимом Саровским. Месяц молилась этому святому, чтобы он помог разрешить проблему. Сама никогда на чужое не зарилась. Обратилась к кладовщице, чтобы она пересчитала на складе товар и нашла «пропажу». Она, мол, хлопотное дело, по накладным все так. Поехала я в Санаксар. Батюшка Иероним болел тогда. Келейник не пускал к нему. Я в слезы. Он меня спрашивает: «Болеешь?». Отвечаю: «Нет! Ложки пропали!». Он пошел к батюшке, объяснил ему мою проблему. Отец Иероним вышел и говорит: «Руки!». Я подставила ладони под благословение, он осенил меня огромным, почти в мой рост - крестным знамением. Приезжаю домой и пропажа нашлась. Коллега призналась, что знала о недостаче ложек на складе, был у нее человек, которому она товар передавала, а потому документально все потом пришло в порядок.

Иерей Алексей (Луковский) из Санк-Петербурга:

«Многие из нас в 90-е годы ездили в учхозский монастырь ради встреч с батюшкой. Юный я был тогда, но мне запомнились его беседы о жизни, связи духовного и материального мира. В памяти всплывают его рассказы о клинической смерти человека, когда душа возвращается в тело - оно испытывает перегрузки, как у космонавта. Многие его советы или высказывания сегодня уже общеизвестны. Например, вспоминаются его слова: «Когда читаешь Псалтирь – небеса открываются» или «Где читают неусыпаемую Псалтирь – это как огненный столп до неба». Вообще, на большинство однотипных вопросов людей у него был один ответ: «Читай Псалтирь – и все устроится!»

Из рассказов о себе больше всего на память приходит история батюшки о его непростых взаимоотношениях с начальником, когда отец Иероним еще не служил. Из-за вероисповедания подчиненного к нему со стороны руководства на работе царило непонимание и предвзятое отношение. Однако, спустя годы, все изменилось между этими двумя людьми, стоящими когда-то на разных ступенях служебной лестницы. Их случайная встреча произошла на Пасху. Столкнулись лицом к лицу. Отец Иероним, будучи священником, от души приветствовал своего былого руководителя по-христиански: «Христос Воскресе!», тот растерялся: «А что в ответ нужно говорить?» - «Воистину Воскресе!». Объятия, открывшие в душах обоих великую радость, от упавших оков непонимания, как будто и не было пережито столь много неприятных мгновений, оказавшихся в один миг никчемными и не нужными. Вот так бывает и у многих в нашей жизни».

Мой путь к Богу

Иерей Сергий (Кувшинов)
, настоятель храма в честь иконы Казанской Божией Матери в Новой Карьге: «Я познакомился с отцом Иоанном, когда он стал настоятелем церкви в Старом Синдрове. Моя тетка Анна служила там храме алтарницей. Батюшка приезжал для исполнения треб и к нам в деревню Демина Поляна. Что тогда нас беспокоило, как всех: куда пойти учиться? Батюшка меня благословил на учебу в Краснослободский совхоз-техникум, а расстроившуюся маму, знающую царивший тогда в молодежной среде микроклимат, сказывались лихие 90-е годы, заверил: «Пусть учится на механика, ведь все равно потом попадет в монастырь». Я, на эти услышанные слова отреагировал согласно возрасту и своим стремлениям: «Батюшка, видно, не в себе».
Удивительно, но все сложилось, как он сказал. Год отучился в техникуме, перевелся на заочное отделение, поехал к Владыке, чтобы он меня направил на учебу в духовную семинарию. В ответ последовало направление на послушания в Спасо-Преображенский монастырь. Только через время я поступил в духовную семинарию. Позже ездил за личными наставлениями в санаксарский монастырь к отцу Иерониму. Он был моим духовным отцом. Его прозорливость помогала не оступиться. Например. Для создания семьи батюшка благословил меня молиться святителю Николаю Чудотворцу. Спустя время, благословил нас с будущей супругой и на брак.
Потом я к нему ездил уже, как священник. Был молодой и неопытный. Первый год службы для меня оказался самым тяжелым, но именно эти первые шаги до самой своей смерти, мне помогал делать именно отец Иероним. Самые ценные практические советы опытного священника я получил именно из уст отца Иеронима». Подобных историй много, учитывая число опрошенных нами краснослободчан и земляков. Общение с ними произвело на нас неизгладимое впечатление. Не доверять их словам, нет и тени сомнения. Взвешивая каждое слово, они давали отчет каждому своему слову, напрягая память и выбирая из нее самые светлые и нужные мгновения для читателей. Радовались, что их рассказы будут служить источником ценной информации или поводом для размышления другим людям. Ведь и все откровения батюшки до поры до времени были загадкой, ключом к которым было их собственное познание через размышление и прислушивание к себе.

Это мой выбор, ведь я уповаю на Бога

Слово Божие в жизни тех, кто следовал советам старца Иеронима с доверием и послушанием, всегда приносило плод. В доказательство этого достаточно посмотреть на жизнь его духовных чад, последовательную советам, полную духовного назидания. Всем известно: батюшка старался вернуть краснослободчанам старинный, дореволюционный уклад церковной жизни. Каким он был? Зайдите на старое городское кладбище и посмотрите на гравировку на памятниках и крестах краснослободчан. Памятные слова и просьбы отражают весь духовный мир краснослободчан другой эпохи.

В Краснослободске есть и по сей день общинка горожан, по благословению отца Иеронима она читает Псалтирь. В 80-е годы он еще при своей жизни в районе организовал у нас так называемую «двадцатку», как в старинных монастырях. Всем ее участникам были закуплены одинаковые книги, что и прочитываются по кругу. Собирается двадцать человек - по числу кафизм, составляется список, закрепляющий очередность, и каждый день, таким образом, совместными усилиями прочитывается все кафизмы и песни. Естественно, что тот, кто читал в первый день первую кафизму, на второй читает вторую и так далее. При этом каждый из чтецов заранее отдает имена своих близких, живых и усопших, и они поминаются всеми молящимися. Духовная польза такой соборной молитвы большая. У ее истоков была беседа о том, что без чтения Псалтири нет спасения. Вот такая у нас сохраняется 30-летняя краснослободская православная традиция. Может ли сегодня этим похвастаться хоть один из многочисленных приходов в районе? Вряд ли.

Вообще, как много любимых чад батюшки, так и его наказов, из которых каждый делает свои выводы. Например, молодежь в те годы много спрашивала батюшку о спорте. Ничего особо предосудительного в его видах он не видел: «Не важно, каким увлечением будет заниматься человек, ведь многое будет придумано для того, чтобы отвлечь людей от главного - веры и молитвы. А только с ними человек «светильник» везде, где бы и чем-либо он не занимался. Главное - не род занятия или службы, а на совесть послужить другим людям, добросовестно выполняя свои профессиональные обязанности». Одно это уже и есть шаги по правильному пути. Новые доводы? И нужны ли они тем, кто ищет свет в историях наших современников?

Вся жизнь батюшки - ярчайший пример истинного смирения, послушания Богу и следование его заповедям. Он никогда не жалел себя, свое здоровье, жертвуя им ради страждущих людей. Даже болезнь он переносил с удивительной силой духа, до последнего неся свой крест терпеливо, никак не выдавая внешним видом страданий, ведь он даже передвигался с трудом. До последнего выполнял послушание: молился за всех, кто этого просил. Сможем ли мы так отдать себя до остатка другим, совершенно незнакомым людям, а сначала, конечно, утвердиться в правильности первых шагов на пути к заветной цели?!

Обобщая рассказы сельчан и горожан об отце Иерониме, сама собой пришла идея: если разыскать всех краснослободчан, общавшихся с батюшкой, то не составит большого труда по их воспоминаниям воспроизвести «Дневник провинциального священника». Для чего? Он в идеале поведал бы о самом лучшем у нас пасторском служении. Особой миссии на краснослободской земле.

Местные священники, лично знавшие отца Иеронима, отзываются о нем как о радушном, лучезарном человеке, очень любящим службы и простых людей. Говорят, что им, молодым, очень хотелось тогда, как можно больше пообщаться с более опытным коллегой, действительно, прозорливым старцем, в чем они не раз убеждались на практике. Кто-то в разговорах с отцом Иеронимом интересовался его мнением относительно многих спорных вопросов, например, об отношениях с зарубежной церковью и многом другом… Хотелось узнать его личное мнение по темам, волнующим общество на стыке двух веков.
Не сказать, чтобы отец Иероним уходил от прямых ответов, но по всему было видно, что многочасовые пытливые богословские споры-дебаты его не интересовали. Не оттого, что малообразованный священник терялся среди коллег, стремившихся блеснуть красноречием. Нет. Не терял времени даром. Хотя мудрости, а самое главное, доступности – понятности его высказываний мог бы позавидовать любой ученый муж. Его контакт и взаимопонимание с людьми рождались мгновенно, благодаря легкости и понятливости, краткости и глубокой сущности высказываний. Живя по Евангелию, он его постоянно цитировал, отвечая на вопросы краснослободчан. Они не дадут соврать: центральное место в своей жизни он поровну отводил церковному богослужению и созиданию душ пасомых. Про церковь он отзывался с любовью: «Радость моя!» Такой же радостью для него были и все приходящие к нему люди.
По словам горожан, весь секрет успеха почитания батюшки был в том, что он одинаково относился ко всем людям, независимо от их статуса и грехопадения. Ровно. Просто. Опытно. И все его мудрые советы впоследствии оказывались для всех на редкость действенными. Поэтому на краснослободской земле в те годы он стал живым образцом всех добродетелей. Отец Иероним стремился спасти хотя бы одну душу, потому что сам обрел мир с самим собой.
Помните слова духоносного подвижника и миссионера ХХ века иеромонаха Серафима (Роуза): «Православие именно поэтому-то и живо, что светит другим и не имеет нужды в учреждении “миссионерского отдела».
Годы жизни и служения в нашем районе отца Иеронима – это пример массового миссионерского охвата, личного подвига добросовестного батюшки. Поэтому лучшей рекламой православной жизни тогда стал его личный пример отношения ко всему и всем, и вся. То была подлинная миссия в традиционном церковном понимании, высоко поднявшая духовную планку – самим быть носителем благодати и святости.

На жизненном примере отца Иеронима легко понять, что главной целью и предназначением человека, является его освящение. И наставление Божье «будьте святы» не подвластно времени. Оно адресовано всем, кто верит. И когда кто с верою во Христа, с терпением, со смирением и любовью поднимает свой крест в этой временной жизни, Христос всем может дать возможность освятиться.

Это доказали многие великие люди, получившие благодать Христа в наши дни. Господь и выдвигает таких подвижников, чтобы мы полагались на них и брали с них пример. Многие думают, что только монахам и отшельникам легко достичь освящения и обожествления. Путь к святости труден, но не невозможен. Обе дороги и монашество, и брак ведут к святости. Каждый имеет свои трудности, проблемы, ловушки дьявола, но и свою красоту, сладость и невидимые духовные моменты. Первое условие – стремиться к непоколебимой вере в Бога. Второе – терпение скорбей, перенесение трудностей, бедности, болезней, искушений, не выражая неудовольствия, но, благодаря и славя Бога. Плюс - смирение. И венец всего этого, как у отца Иеронима -любовь к Богу и к ближнему.

И зря думают те, кто считает, что подлинных светильников благочестия в наши дни быть не может. Они были и сейчас есть. Просто сегодня православные люди ищут и желают другого. Их увлекают яркие, харизматичные личности, которые очень популярны в народе и могут шокировать крепкой фразой или каким-нибудь эпатажным поступком. А святость всегда застенчива, целомудренна, тиха, она боится шумных перекрестков и людской молвы. Так было во все времена.

Краснослободчане нередко вспоминают слова своего духовного отца: «И храмы скоро все откроют. И купола позолотят, но в людях уже того огня молитвы не будет!» И вдогонку: «Придет время, и вы будете искать себе батюшку, но найдете ли его, а также церковь, где вам исповедоваться и причаститься?!» Трактовка на это может быть разной. Но есть и такая правильность суждений, что судьба народа и страны зависят от молитвы и чистоты жизни священнослужителей. От их благочестия, благоговения... А еще, что состояние экономики и других сфер жизни людей страны, региона или города, отдельного села зависит от их трудолюбия, честности, порядочности - от нравственности.

Мы вступили в год столетия трагических событий в истории нашего Отечества. В 1917-ом начались массовые закрытия храмов, поругание святынь, умерщвление духовенства и верующего народа… Эти трагические страницы были неслучайны. Сейчас мы также несем ответственность за то, чтобы никогда больше не повторилось в нашей истории богоотступничество, чтобы возрождалась вера в сердцах людей и восстанавливался облик Святой Руси. На примерах своих соотечественников надо укреплять свою собственную веру и веру в сердцах наших близких.

Ведь вышесказанная жизненная история не столько про хорошего батюшку, великого угодника Божьего, а и про нас - краснослободчан. Краснослободское общество меняется на глазах. Люди ходят мимо храмов, находясь в губительном угнетенном и нередко потерянном состоянии. Болезни. Ранние смерти. Повальная неудовлетворенность бытием… Царит такая апатия, что хочется задать вопрос: сохранился ли наш народ, его душа?! Действительно, правы были великие, когда предрекали время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла… Поэтому нам, узнавшим, что в Оптиной пустыне сейчас пишется очередная летопись об отце Иерониме, захотелось заполнить большой пустующий пробел в биографии знаменитого старца.
Ведь его приход на краснослободскую землю оставил заметный след. Оборачиваясь назад, вспоминая замечательные истории из нашей жизни, мы призываем смотреть вперед, на тех, кто служит рядом с нами. Надо ценить своих приходских священников! Пора учиться жить личной ответственностью перед Богом и его церковью. Жить и учиться находить православный путь мирянина. В сегодняшней суматохе дел большинство краснослободчан «бежит» мимо храма? Приходы немногочисленны. А ведь церковь - это не только священники, но и миряне. В памяти почему-то всплывает картинка приезда в Колопино третьего секретаря райкома с целью закрыть церковь. Подминая под себя живую «стену», главный идеолог района с «боем» продвигалась по паперти по спинам и головам людей, чтобы занять притвор храма. Не получилось.

Прихожане отстояли свое право на свободу выбора, уповая на Божью волю. Вот образ духовного возвышения 80-х и 90-х, на котором тогда находилась церковь и ее люди среди окружающего мира, как Царство не от мира сего. Яркое доказательство неоспоримой аксиомы, что «белые платочки» спасли церковь в России во время гонений. Но то поколение церковниц уже у Бога, а оставшихся представительниц просят уже о ненавязчивости. Чтобы не оттолкнуть новое поколение краснослободчан. И научить их улыбаться, радоваться жизни и не быть нервными и пугливыми, ведь всё, что они знают на самом деле: «над небом голубым есть город золотой».
Вот в поход к этому Небесному Граду, Небесному Иерусалиму мы, представители нового поколения, помнившего о своих корнях, и собрались. Нам с вами по пути? Церкви, может быть, более всего не хватает сегодня людей, способных профессионально работать в светских структурах, но с православной мотивацией. И ориентиром всегда и во всем пусть для нас будут слова отца Иеронима: «Жить надо по вере Христовой. Без воли отца Небесного ничего с нами не бывает. У Бога ошибки не бывает, Господь за грехи вам все происходящее попускает… Устал от скорбей? Не греши! Хочешь доброй жизни себе и детям, живи по заповедям Христовым!»

Цитата по поводу

Недавно слова знаменитого голливудского канадо-американского актера, продюсера, режиссера Киану Ривза «взорвали» социальные сети всего мира: «Я не могу стать частью такого мира, где мужья одевают своих жён как женщин лёгкого поведения, выставляя на показ всё то, что должно быть сокровенным. Где нет понятия чести и достоинства, и на слова людей можно ссылаться только тогда, когда они говорят "обещаю". Где женщины не хотят детей, а мужчины не хотят семьи. Где сосунки считают себя успешными за рулем отцовских машин, а любой кто имеет хоть немного власти пытается доказать вам, что вы ничтожество. Где люди лицемерно заявляют, что верят в Бога с рюмкой алкоголя в руках, и с отсутствием малейшего понимания своей религии. Где понятие ревности, считается постыдным, а скромность - недостатком. Где люди забыли о любви, а лишь ищут наилучший вариант партнёра. Где люди ремонтируют каждый шорох своей машины, не жалея ни денег, ни времени, а сами выглядят настолько убого, что только дорогая машина может это скрыть. Где парни пропивают родительские деньги в ночных клубах, кривляясь под примитивные звуки, а девки в них из-за этого влюбляются.
Где М и Ж уже давно не различаются и где всё это вместе называется свободой выбора, но тех кто выберет другой путь - заклеймят отсталыми деспотами. Я выбираю свой путь, жаль только то, что я не нашёл такого же понимания у тех людей, в которых больше всего его искал..." А вы?

https://st-sindrovo.ru/news/broshyura-ivan-otets-ionn-starets-ieronim.php
Источник: kc13.ru
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites