26 июня. Мученицы Акилины. Святителя Трифиллия, еп. Левкусии Кипрской.

13 июня по старому стилю / 26 июня по новому стилю
воскресенье
Неделя 1-я по Пятидесятнице, Всех святых. Глас 8-й.

Мц. Акилины (293). Свт. Трифиллия, еп. Левкусии Кипрской (ок. 370). Прп. Александры Дивеевской (1789).
Прпп. Андроника (1395) и Саввы (XV) Московских. Мц. Антонины (284–305). Прпп. Анны (826) и сына ее Иоанна (IX).
Сщмч. Алексия Архангельского пресвитера (1918); мц. Пелагии Жидко (1944).
Икон Божией Матери: «Умягчение злых сердец» и «Нерушимая Стена» (переходящие празднования в Неделю Всех святых).


Утр. – Ев. 1-е, Мф., 116 зач., XXVIII, 16–20. Лит. – Евр., 330 зач., XI, 33 – XII, 2. Мф., 38 зач., X, 32–33, 37–38; XIX, 27–30.

Заговенье на Петров пост (Петров мясопуст)*.
Служба только по Триоди. С этого дня до 1 августа, на утрене, когда поется великое славословие, катавасия «Отверзу уста моя...».

Тропарь воскресный 8-го гласа

Тропарь всех святых, глас 4:
И́же во всем ми́ре му́ченик Твои́х,/ я́ко багряни́цею и ви́ссом,/ кровьми́ Це́рковь Твоя́ украси́вшися,/ те́ми вопие́т Ти, Христе́ Бо́же:/ лю́дем Твои́м щедро́ты Твоя́ низпосли́,/ мир жи́тельству Твоему́ да́руй// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак всех святых, глас 8:
Я́ко нача́тки естества́, Насади́телю тва́ри,/ вселе́нная прино́сит Ти, Го́споди, богоно́сныя му́ченики,/ тех моли́твами в ми́ре глубо́це// Це́рковь Твою́, жи́тельство Твое́ Богоро́дицею соблюди́, Многоми́лостиве.
_______________

* Петров мясопуст в 2016 году приходится на 13 июня (см. Типикон, «Пасхалия зрячая по ключевым словам»; ср. Типикон, глава 33-я («зри»), глава 51-я).

Святая Мученица Акилина

Святая мученица Акилина, уроженка финикийского города Библа, пострадала при императоре Диоклитиане (284–305). Родители воспитали ее в христианском благочестии. Когда девочке было всего 12 лет, Акилина убеждала сверстниц-язычниц обратиться ко Христу. Один из слуг царского наместника Волусиана донес, что она учит своих сверстниц не почитать религию отцов. Святая отроковица твердо исповедала перед наместником свою веру во Христа и сказала, что не отречется от Него. Волусиан пытался уговорами и лаской повлиять на юную исповедницу, но, видя ее твердость, велел предать истязаниям. Святую Акилину били по лицу, а потом, обнажив, бичевали. Издеваясь, мучитель спрашивал: «Где же твой Бог? Пусть придет и отнимет тебя из моих рук». Святая отвечала: «Господь невидимо со мною, и чем больше я страдаю, тем больше Он дает мне сил и терпения».

Раскаленными прутьями мученице через уши просверлили голову. Святая мученица упала замертво. Мучитель решил, что девочка действительно скончалась, и приказал выбросить ее тело на съедение псам за городом. Ночью святой Акилине явился Ангел, коснулся ее и сказал: «Встань и будь здорова. Иди и обличи Волусиана, ибо как он сам, так и намерения его ничтожны пред Богом». Мученица, воссылая хвалу Богу, поднялась невредимой, пошла к дворцу наместника и предстала перед Волусианом. Увидев святую Акилину, Волусиан в испуге позвал слуг и велел сторожить ее до утра. Утром он вынес святой Акилине смертный приговор как волшебнице, не повиновавшейся царским указам. Когда святую вели на казнь, она молилась и благодарила Бога, удостоившего ее пострадать за Его Святое Имя. В ответ на молитву послышался глас, призывавший ее в Небесные обители, и вслед за тем мученица предала дух свой Богу († 293). Палач боялся нарушить приказание правителя, и уже скончавшейся отсек ей голову. Христиане с честью погребли тело мученицы. Позднее ее мощи были перенесены в Константинополь и положены в созданном в ее честь храме.


Святитель Трифиллий, епископ Левкуссийский

Святитель Трифиллий, епископ Левкуссийский, родился в Константинополе, образование получил в Верите (Бейрут, в Сирии). Он был очень учен и красноречив. Несмотря на это, святитель избрал себе наставника не книжного и не ученого, но мужа высокой святости – святителя Спиридона, епископа Тримифунтского (348, память 12 декабря). Император Констанций II (337–340) тяжело заболел и, не получив помощи от врачей, обратился с усердной молитвой к Богу. Во сне он увидел Ангела, показавшего ему собор святителей. Указав на двух из них, Ангел сказал, что только через них он может получить исцеление. Констанций разослал по всем областям империи указ, повелевавший собраться епископам. Это повеление получил и святитель Спиридон. Вместе со своим учеником святым Трифиллием он отправился к императору. Больной сразу узнал в пришедших указанных ему Ангелом целителей, поклонился им и просил помолиться о его исцелении. Святитель Спиридон с молитвой прикоснулся к голове императора, и он стал здоров. Святой Трифиллий восхитился красотой дворца, величественным видом императора, пышностью дворцовой жизни. Святитель Спиридон сказал на это: «Зачем ты удивляешься? Разве этот блеск делает царя более праведным? Все они – цари и вельможи – одинаково с последним нищим умрут и предстанут на суд Божий. Следует искать вечных благ и Небесной славы».

Вскоре святой Трифиллий был поставлен епископом города Левкуссии на Кипре. Он часто навещал святителя Спиридона. Однажды они вместе проходили по отличавшейся красотой и изобилием виноградников и садов местности, называемой Паримна. Святитель Трифиллий, привлеченный красотой природы, стал думать о том, чтобы приобрести эту землю. Святитель Спиридон прозрел мысли Трифиллия и сказал: «Зачем ты непрестанно думаешь о земных и суетных благах? Наше жилище и богатство на Небесах, к ним и нужно стремиться». Так святитель Спиридон постепенно возводил своего ученика к духовному совершенству, которого святой Трифиллий достиг по молитвам своего наставника. Святитель Трифиллий имел милостивую душу, незлобивое сердце, правую веру, любовь ко всем и многие другие добродетели.

Однажды на Кипре проходил Собор епископов. Отцы Собора просили святителя Трифиллия, известного своей ученостью и красноречием, произнести поучение народу. Говоря об исцелении Господом расслабленного (Мк. 2, 11), он вместо слова «одр» употребил «ложе». Не терпя неточной передачи Евангельского текста, святитель Спиридон возмутился и сказал святителю Трифиллию: «Неужели, ты лучше Сказавшего «одр», что стыдишься слова Его?» – и немедленно покинул храм. Так святитель Спиридон дал святителю Трифиллию урок смирения, чтобы он не возгордился данным ему талантом красноречия. Святитель Трифиллий мудро пас свое стадо. На средства, доставшиеся ему после матери, он построил в Левкуссии монастырь. Скончался святитель в глубокой старости около 370 года.

В начале ХII века мощи святителя Трифиллия видел на Кипре русский паломник игумен Даниил.


Прп. Александра Дивеевская

Пре­по­доб­ная Алек­сандра в ми­ре зва­лась Ага­фия Се­ме­нов­на. Про­ис­хо­ди­ла она из ста­рин­но­го ря­зан­ско­го ро­да дво­рян Сте­па­но­вых, из­вест­но­го с се­ре­ди­ны XVI ве­ка. Ро­ди­лась в бла­го­че­сти­вой се­мье Си­мео­на и Па­рас­ке­вы в кон­це 1720-х – на­ча­ле 1730-х го­дов. Отец ра­но умер, и мать са­ма вос­пи­ты­ва­ла ее в ду­хе бла­го­че­стия. Прас­ко­вья Ан­дре­ев­на в юных го­дах вы­да­ла Ага­фию за сы­на со­се­дей-по­ме­щи­ков Мель­гу­но­вых. Яков Мель­гу­нов слу­жил пра­пор­щи­ком в Му­ром­ском пе­хот­ном пол­ку. Ага­фия Се­ме­нов­на недол­го бы­ла за­му­жем. Ее су­пруг ра­но скон­чал­ся (око­ло 1755–56 г.), оста­вив ее с ма­лень­кой до­че­рью на ру­ках. Имея об­шир­ные по­ме­стья и 700 душ кре­стьян, об­ла­дая боль­шим ка­пи­та­лом и бу­дучи в мо­ло­до­сти при­ят­ной на­руж­но­сти и яс­но­го ума, Ага­фия Се­ме­нов­на вы­бра­ла путь слу­же­ния Бо­гу.

По при­ме­ру же­ны, род­но­го дя­ди её му­жа, ко­то­рая ов­до­вев, при­ня­ла мо­на­ше­ство в Ря­зан­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, Ага­фия Се­ме­нов­на со сво­ей до­че­рью от­пра­ви­лась в Ки­ев и по бла­го­сло­ве­нию стар­цев по­сту­пи­ла в Ки­е­во-Фло­ров­ский мо­на­стырь.

Од­на­жды ма­туш­ка Алек­сандра спо­до­би­лась ви­деть Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и слы­шать от Нее та­кие сло­ва: «Это Я, Гос­по­жа и Вла­ды­чи­ца твоя, Ко­то­рой ты все­гда мо­лишь­ся. Я при­шла воз­ве­стить те­бе во­лю Мою: так те­бе ныне гла­го­лю: иди в зем­лю, ко­то­рую Я по­ка­жу те­бе. Иди на се­вер Рос­сии и об­хо­ди все ве­ли­ко­рус­ские ме­ста свя­тых оби­те­лей Мо­их, и бу­дет ме­сто, где Я ука­жу те­бе окон­чить бо­го­угод­ную жизнь, и про­слав­лю Имя Мое там, ибо в ме­сте жи­тель­ства тво­е­го Я ос­ную оби­тель ве­ли­кую Мою, на ко­то­рую низ­ве­ду все бла­го­сло­ве­ния Бо­жии и Мои, со всех трех жре­би­ев Мо­их на зем­ле: Иве­рии, Афо­на и Ки­е­ва. Иди же в путь твой, и бла­го­дать Бо­жия непре­стан­но да бу­дут с то­бою!» Оч­нув­шись, мать Алек­сандра со­об­щи­ла о ви­де­нии сво­е­му ду­хов­но­му от­цу, за­тем дру­гим от­цам Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры. Мать Алек­сандра про­си­ла их разо­брать, что за ви­де­ния удо­сто­и­лась она. Но свя­тые стар­цы еди­но­глас­но ре­ши­ли, что ви­де­ние Ца­ри­цы Небес­ной бы­ло ис­тин­ное и что мать Алек­сандра удо­сто­и­лась быть из­бран­ни­цей Бо­жи­ей Ма­те­ри во все­лен­ной. Стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре скрыть свое по­стри­же­ние и под преж­ним име­нем вдо­вы-под­по­ру­чи­цы Ага­фии Се­ме­нов­ны Мель­гу­но­вой пу­стить­ся в путь, ука­зан­ный ей Бо­го­ма­те­рью. Све­де­ния о том, где и сколь­ко вре­ме­ни стран­ство­ва­ла мать Алек­сандра, утра­ти­лись с го­да­ми.

В 1760 г. шла она из г. Му­ро­ма в Са­ров­скую пу­стынь. Не до­хо­дя 12 верст, мать Алек­сандра оста­но­ви­лась на от­дых в се­ле Ди­ве­е­во. Она вы­бра­ла се­бе ме­стом от­ды­ха лу­жай­ку у за­пад­ной сте­ны неболь­шой де­ре­вян­ной церк­ви. Уста­лая, она усну­ла си­дя и в лег­кой дре­мо­те удо­сто­и­лась уви­деть Бо­жию Ма­терь и услы­ша­ла от Нее сле­ду­ю­щее: «Вот то са­мое ме­сто, ко­то­рое Я по­ве­ле­ла те­бе ис­кать на се­ве­ре Рос­сии, и вот здесь жи­ви и уго­ждай Гос­по­ду Бо­гу до кон­ца дней тво­их, и Я все­гда бу­ду с то­бою и все­гда бу­ду по­се­щать ме­сто это. И, как звез­ды небес­ные и как пе­сок мор­ской, умно­жу Я тут слу­жа­щих Гос­по­ду Бо­гу и ве­ли­ча­ю­щих Ме­ня, Ма­терь Све­та, и Сы­на Мо­е­го Иису­са Хри­ста!» Ко­гда ви­де­ние окон­чи­лось, мать Алек­сандра просну­лась и по­шла до Са­ров­ской пу­сты­ни в ве­ли­кой ра­до­сти.

Об­ще­жи­тель­ная Са­ров­ская пу­стынь про­из­ве­ла силь­ное впе­чат­ле­ние на мать Алек­сан­дру. Стро­гое бла­го­чи­ние, про­дол­жи­тель­ная цер­ков­ная служ­ба, про­сто­та, убо­гость и су­ро­вость мо­на­ше­ству­ю­щих, ста­рин­ное стол­по­вое пе­ние по чи­ну Афон­ской Го­ры, ску­дость пи­щи и вся об­ста­нов­ка вос­хи­ти­ли ду­шу ма­те­ри Алек­сан­дры.

По­зна­ко­мив­шись со стар­ца­ми, Ага­фия Се­ме­нов­на от­кры­ла им ду­шу свою и по­про­си­ла от них со­ве­та и вра­зум­ле­ния.

Са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ей все­це­ло пре­дать­ся во­ле Бо­жи­ей и ис­пол­нять все ука­зан­ное Ца­ри­цей Небес­ной. Ма­туш­ка Алек­сандра, по­слуш­ная во­ле и ука­за­нию Ца­ри­цы Небес­ной, со­би­ра­лась пе­ре­ехать на жи­тель­ство в Ди­ве­е­во. Но се­ло Ди­ве­е­во бы­ло то­гда весь­ма неудоб­но для жиз­ни мо­на­хи­ни, ищу­щей мо­лит­вен­но­го по­коя. По­сто­ян­ный шум от боль­шо­го чис­ла ра­бо­чих на от­кры­тых здесь за­во­дах, до­бы­вав­ших же­лез­ную ру­ду, ссо­ры, дра­ки, раз­бои – все это при­да­ва­ло мест­но­сти осо­бый ха­рак­тер, непри­яз­нен­ный для все­го мир­но­го, свя­то­го и бо­же­ствен­но­го. Кро­ме то­го, с ней бы­ла ма­ло­лет­няя дочь, для ко­то­рой бы­ли необ­хо­ди­мы неко­то­рые жиз­нен­ные усло­вия. По­это­му са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре, чтобы ис­пол­нить во­лю Бо­го­ма­те­ри, по­се­лить­ся в двух вер­стах от Ди­ве­е­ва, в де­ревне Оси­нов­ка.

Ага­фия Се­ме­нов­на по­се­ли­лась в де­ревне Оси­нов­ка. Здесь вско­ре за­бо­ле­ла и скон­ча­лась ее 9- или 10-лет­няя дочь. Это про­изо­шло око­ло 1764 г. Мать Алек­сандра уви­де­ла в смер­ти сво­ей един­ствен­ной до­че­ри еще од­но ука­за­ние Бо­жие и под­твер­жде­ние до­сто­вер­но­сти все­го воз­ве­щен­но­го ей Ца­ри­цей Небес­ной. По­рва­лось по­след­нее зве­но, свя­зы­ва­ю­щее ее с ми­ром.

То­гда Ага­фия Се­ме­нов­на ре­ши­ла от­ре­шить­ся от все­го сво­е­го иму­ще­ства и окон­ча­тель­но рас­по­ря­дить­ся сво­и­ми име­ни­я­ми. Для это­го она от­пра­ви­лась в свои по­ме­стья.

Нема­ло вре­ме­ни по­тре­бо­ва­лось ей для устрой­ства дел. В 1766–1767 гг. она про­да­ла все свои ря­зан­ские име­ния. Она осво­бо­ди­лась от вся­ких зем­ных за­бот и зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ла свой и без то­го боль­шой ка­пи­тал. За­тем она часть ка­пи­та­ла по­ло­жи­ла вкла­да­ми в мо­на­сты­ри и церк­ви для по­ми­но­ве­ния ро­ди­те­лей, до­че­ри и род­ных, а глав­ное, по­спе­ши­ла на по­мощь ту­да, где на­до бы­ло по­стро­ить хра­мы Бо­жии.

Ага­фия Се­ме­нов­на вер­ну­лась в Ди­ве­е­во в кон­це 1767 г. Са­ров­ские стар­цы бла­го­сло­ви­ли ей по­се­лить­ся у при­ход­ско­го ди­ве­ев­ско­го свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Дер­те­ва, жив­ше­го вдво­ем с же­ной. Ему бы­ло око­ло 40 лет (1727 го­да рож­де­ния), но он был уже из­ве­стен в окру­ге сво­ей ду­хов­ной жиз­нью. На его дво­ре Ага­фия Се­ме­нов­на вы­стро­и­ла се­бе кел­лию и про­жи­ла в ней 20 лет, со­вер­шен­но за­быв свое про­ис­хож­де­ние и неж­ное вос­пи­та­ние.

В ду­хов­ных во­про­сах мать Алек­сандра во всем со­ве­то­ва­лась с Са­ров­ски­ми стар­ца­ми. Она очень по­чи­та­ла стар­ца На­за­рия, игу­ме­на Ва­ла­ам­ско­го. Его жи­во­пис­ный порт­рет ви­сел в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры, и она каж­до­днев­но при вся­ком де­ле ему кла­ня­лась. Впо­след­ствии она ста­ла об­ра­щать­ся к са­ров­ским по­движ­ни­кам иеро­мо­на­хам Па­хо­мию и Ис­а­ии.

В то вре­мя в Ди­ве­е­ве был при­ход­ской де­ре­вян­ный храм во имя свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был хо­лод­ный, пред­на­зна­чен­ный для слу­же­ния толь­ко в теп­лое вре­мя го­да. Ма­туш­ка Алек­сандра с бла­го­сло­ве­ния са­ров­ских стар­цев за­ня­лась бла­го­устрой­ством ди­ве­ев­ской церк­ви. Сна­ча­ла она при­сту­пи­ла к ре­мон­ту глав­ной ча­сти Сте­фа­нов­ской церк­ви, а за­тем при­стро­и­ла при­дел во имя свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, ко­то­рый был освя­щен в 1772 г., а так­же теп­лый при­дел во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1775 г.

Во вре­мя неустан­ной мо­лит­вы Бо­го­ро­ди­ца от­кры­ла ма­туш­ке Алек­сан­дре, что сле­ду­ет оза­бо­тить­ся о по­стро­е­нии ка­мен­ной при­ход­ской церк­ви в честь Ка­зан­ской Ее ико­ны. Са­ров­ские стар­цы с от­цом Па­хо­ми­ем, по­мо­лив­шись, бла­го­сло­ви­ли пра­вед­ни­цу на по­стро­е­ние церк­ви. Ко­гда бы­ло по­лу­че­но раз­ре­ше­ние, ма­туш­ка Алек­сандра при­сту­пи­ла к по­строй­ке хра­ма на том са­мом ме­сте, где яви­лась ей Ца­ри­ца Небес­ная.

Вре­мя по­стро­е­ния хра­ма бы­ло тре­вож­ным для Рос­сии. В 1773 г. в По­вол­жье на­ча­лось кро­ва­вое и же­сто­кое пу­га­чев­ское вос­ста­ние. В ав­гу­сте 1774 г. был взят го­род Тем­ни­ков, и опас­ность вплот­ную при­бли­зи­лась к Са­ро­ву и Ди­ве­е­ву. Ко­гда Ага­фия Се­ме­нов­на умо­ля­ла Гос­по­да и Ца­ри­цу Небес­ную об из­бав­ле­нии их края от это­го зло­дея, рав­но как и от по­сле­до­вав­ше­го за­тем го­ло­да, ей бы­ло от­кры­то, что гнев Бо­жий ми­ну­ет их. Дей­стви­тель­но, пу­га­чев­ские от­ря­ды не до­шли до Ди­ве­е­ва.

Мать Алек­сандра по со­ору­же­нии хра­ма ез­ди­ла в го­род Ка­зань, где по­лу­чи­ла вер­ней­ший спи­сок с чу­до­твор­ной Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, и в го­род Ки­ев ис­про­сить для церк­ви ча­сти­цы свя­тых мо­щей. Мо­щи ей вло­жи­ли в се­реб­ря­ный и по­зо­ло­чен­ный крест.

Со­хра­ни­лось пре­да­ние, что ма­туш­ка Алек­сандра дол­го ду­ма­ла, ко­му по­свя­тить при­дел с пра­вой сто­ро­ны, и всю ночь мо­ли­лась, про­ся Гос­по­да, да вра­зу­мит Он ее. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву.

Во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы слы­шит она стук в ок­но и го­лос: «Ты недо­уме­ва­ешь, в чье имя устро­ить при­дел? Со­здай его во имя мое». – «Кто ты?» – в стра­хе во­про­си­ла ма­туш­ка Алек­сандра. «Я – апо­стол пер­во­му­че­ник ар­хи­ди­а­кон Сте­фан!» – от­ве­чал го­лос и за­молк, а утром, на рас­све­те, на том са­мом окне, в ко­то­рое был стук но­чью, ма­туш­ка на­шла об­раз свя­то­го апо­сто­ла и пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был на­пи­сан на длин­ном и уз­ком брус­ке (об­руб­ке), очень ста­рин­но­го пись­ма. Сна­ча­ла он хра­нил­ся в церк­ви, а за­тем в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры.

Ка­зан­ский храм был освя­щен от­цом Па­хо­ми­ем в на­ча­ле 1780 г.

Боль­шую часть сво­е­го ка­пи­та­ла Ага­фия Се­ме­нов­на по­жерт­во­ва­ла в Са­ров­скую пу­стынь. Ее вклад в стро­и­тель­ство Успен­ско­го со­бо­ра в Са­ро­ве, на­ча­то­го в 1770 г. и от­ло­жен­но­го в го­лод­ные го­ды, поз­во­лил за­вер­шить по­строй­ку. Пре­по­доб­ный Се­ра­фим сви­де­тель­ство­вал, что «со­бор со­ору­жен усер­ди­ем ма­туш­ки Алек­сан­дры».

Ми­ло­сты­ня ма­те­ри Алек­сан­дры бы­ла все­гда тай­ная; она слу­жи­ла всем, чем толь­ко уме­ла и на­сколь­ко мог­ла.

Она по­мо­га­ла мно­гим де­ви­цам-си­ро­там в ми­ру: чтобы со­блю­сти их чи­сты­ми от гре­ха, на­де­ля­ла их при­да­ным, и они мог­ли вый­ти за­муж. Бед­ным неве­стам Ага­фия Се­ме­нов­на вы­ши­ва­ла го­лов­ные убо­ры – со­ро­ки и кра­си­вые по­ло­тен­ца.

В те­че­ние 12 лет со вре­ме­ни окон­ча­ния бла­го­устрой­ства де­ре­вян­ной церк­ви в празд­ни­ки и вос­крес­ные дни Ага­фия Се­ме­нов­на ни­ко­гда не ухо­ди­ла из церк­ви пря­мо до­мой, но по окон­ча­нии ли­тур­гии все­гда оста­нав­ли­ва­лась на цер­ков­ной пло­ща­ди и по­уча­ла кре­стьян, го­во­ря им о хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стях и о до­стой­ном по­чи­та­нии празд­нич­ных и вос­крес­ных дней.

Внеш­ность ма­туш­ки Алек­сан­дры из­вест­на со слов ее по­слуш­ни­цы Ев­до­кии: «Одеж­да Ага­фии Се­ме­нов­ны бы­ла не толь­ко про­стая и бед­ная, но и мно­го­швей­ная, и при­том зи­мою и ле­том од­на и та же; на го­ло­ве она но­си­ла хо­лод­ную чер­ную круг­лень­кую шер­стя­ную ша­поч­ку, опу­шен­ную за­ячьим ме­хом, по­то­му что она ча­сто стра­да­ла го­лов­ною бо­лью. На поле­вые ра­бо­ты хо­ди­ла в лап­тях, а под ко­нец сво­ей жиз­ни ха­жи­ва­ла уже в хо­лод­ных са­пож­ках. Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на бы­ла сред­не­го ро­ста, ви­да ве­се­ло­го; ли­цо у нее бы­ло круг­лое, бе­лое, гла­за се­рые, нос ко­рот­кий, лу­ко­вич­кою, ро­тик неболь­шой, во­ло­сы в мо­ло­до­сти бы­ли свет­ло-ру­сые, ли­цо и руч­ки – пол­ные».

За шесть ме­ся­цев до кон­чи­ны ма­туш­ки Алек­сан­дры на­ста­ло вре­мя устро­ить мо­на­ше­скую об­щи­ну, чтобы ис­пол­нить все при­ка­зан­ное Бо­жи­ей Ма­те­рью. К это­му пред­ста­вил­ся осо­бый слу­чай. В 1788 г. од­на из по­ме­щиц се­ла Ди­ве­е­ва, гос­по­жа Жда­но­ва, на­слы­шав­шись об Ага­фии Се­ме­новне, же­лая по­усерд­ство­вать осу­ществ­ле­нию бла­го­го де­ла, по­жерт­во­ва­ла ей 1300 квад­рат­ных са­жен сво­ей зем­ли ря­дом с цер­ко­вью. По со­ве­ту Са­ров­ских стар­цев и с раз­ре­ше­ния епар­хи­аль­но­го на­чаль­ства мать Алек­сандра по­стро­и­ла на этой зем­ле три кел­лии с на­двор­ным стро­е­ни­ем и огра­ди­ла про­стран­ство де­ре­вян­ной огра­дой; од­ну кел­лию за­ня­ла са­ма, дру­гую предо­ста­ви­ла для от­ды­ха стран­ни­кам, иду­щим через Ди­ве­е­во в Са­ров, и тре­тью пред­на­зна­чи­ла для при­гла­шен­ных жить трех по­слуш­ниц.

Мать Алек­сандра до кон­ца сво­их дней ве­ла жизнь бо­го­угод­ную, по­движ­ни­че­скую, крайне су­ро­вую, в по­сто­ян­ном тру­де и мо­лит­ве, управ­ляя сест­ра­ми в ду­хе кро­то­сти. Стро­го ис­пол­няя все труд­но­сти Са­ров­ско­го уста­ва, она во всем ру­ко­вод­ство­ва­лась со­ве­та­ми от­ца Па­хо­мия.

Са­ров­ский устав в ос­но­ве сво­ей имел пра­ви­ло, ко­то­рое дал Ан­гел Гос­по­день пре­по­доб­но­му Па­хо­мию Ве­ли­ко­му, учре­ди­те­лю ино­че­ско­го об­ще­жи­тия, со­сто­я­щее из пред­на­чи­на­тель­ных мо­литв, 50-го псал­ма, ста Иису­со­вых мо­литв и от­пу­ста. Та­ких мо­ле­ний над­ле­жа­ло со­вер­шить по чис­лу су­точ­ных ча­сов: две­на­дцать днем и две­на­дцать но­чью.

Так­же в Са­ро­ве по­ла­га­лась об­щая ве­чер­няя мо­лит­ва: ве­чер­ня с ка­но­ном Бо­жи­ей Ма­те­ри из Ок­то­и­ха и ка­но­ном дня неде­ли. По­сле по­ве­че­рия бра­тия слу­ша­ла ве­чер­нее пра­ви­ло с тре­мя ка­но­на­ми: Иису­су Слад­чай­ше­му, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це с ака­фи­стом и Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю. Через час по­сле об­щей тра­пезы бра­тия со­би­ра­лась для сов­мест­но­го ис­пол­не­ния пя­ти­со­тен­но­го ке­лей­но­го пра­ви­ла со мно­ги­ми зем­ны­ми по­кло­на­ми и без­молв­ны­ми мо­лит­ва­ми, за­тем чи­та­лось по­уче­ние из кни­ги пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма Си­ри­на, по­мян­ник и мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. В кон­це – вза­им­ное про­ще­ние бра­тии. Мо­лит­вы с по­кло­на­ми по­ла­га­лось про­из­но­сить неспеш­но и чин­но, преж­де про­из­но­ся мо­лит­ву, а по­том де­лая по­клон.

Ве­ли­кая ста­ри­ца, мать Алек­сандра с осо­бен­ным ува­же­ни­ем об­ра­ща­лась к еще юно­му в то вре­мя по­слуш­ни­ку, мо­на­ху и за­тем иеро­ди­а­ко­ну Се­ра­фи­му, про­ви­дя в нем ис­пол­ни­те­ля на­ча­то­го ею Бо­жия де­ла.

В июне 1789 г., пред­чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, мать Алек­сандра по­же­ла­ла вос­при­ять на се­бя ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз. Отец Ис­а­ия, при­быв в Ди­ве­е­во, по­стриг ее в схи­му и на­рек ей имя Алек­сан­дры.

Через несколь­ко дней по­сле по­стри­га отец Па­хо­мий с каз­на­че­ем от­цом Ис­а­и­ей и иеро­ди­а­ко­ном Се­ра­фи­мом от­пра­ви­лись по при­гла­ше­нию в се­ло Ле­меть, на­хо­дя­ще­е­ся в ше­сти вер­стах от ны­неш­не­го го­ро­да Ар­да­то­ва Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, на по­хо­ро­ны бла­го­де­те­ля по­ме­щи­ка Алек­сандра Со­лов­це­ва и за­еха­ли по до­ро­ге в Ди­ве­е­во на­ве­стить ма­туш­ку Алек­сан­дру.

Она бы­ла боль­на и, по­лу­чив от Гос­по­да из­ве­ще­ние о ско­рой кон­чине сво­ей, про­си­ла от­цов-по­движ­ни­ков осо­бо­ро­вать ее. Ве­ли­кие стар­цы с лю­бо­вью со­вер­ши­ли над нею Та­ин­ство Еле­освя­ще­ния. За­тем, про­ща­ясь с ни­ми, мать Алек­сандра от­да­ла от­цу Па­хо­мию по­след­нее, что име­ла, и умо­ля­ла по­ми­нать ее в Са­ро­ве за упо­кой, не остав­лять и не по­ки­дать неопыт­ных по­слуш­ниц ее, а так­же по­пе­чись в свое вре­мя об оби­те­ли, обе­то­ван­ной ей Ца­ри­цей Небес­ной.

Стар­цы про­сти­лись, уеха­ли, а див­ная ста­ри­ца, схи­мо­на­хи­ня Алек­сандра, скон­ча­лась 13 июня, в день свя­той му­че­ни­цы Аки­ли­ны, в воз­расте не бо­лее 60 лет.

Отец Се­ра­фим в ду­хов­но-на­зи­да­тель­ных бе­се­дах сво­их с при­хо­дя­щи­ми ча­сто го­во­рил: «Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на ве­ли­кая же­на и всем нам бла­го­тво­ри­тель­ни­ца бы­ла и столь изоби­ло­ва­ла бла­го­да­тию Бо­жи­ею, ска­жу вам, что удо­сто­и­лась да­ра ду­хов­но­го, имея слез ис­точ­ник непре­стан­ный та­кой, что в быт­ность ее здесь, в Са­ро­ве, во вре­мя служб цер­ков­ных, ко­гда она ста­но­ви­лась в теп­лом со­бо­ре, про­тив чу­до­твор­ной ико­ны Жи­во­нос­но­го Ис­точ­ни­ка, из глаз ее тек­ли не сле­зы, а ис­точ­ни­ки слез, точ­но она са­ма со­де­лы­ва­лась то­гда бла­го­дат­ным ис­точ­ни­ком этих слез! Ве­ли­кая и свя­тая же­на бы­ла она, ма­туш­ка Ага­фия Си­мео­нов­на, вель­ми ве­ли­кая и свя­тая!»

Отец Се­ра­фим пред­ре­кал, что со вре­ме­нем, по Бо­жи­е­му из­во­ле­нию, долж­ны в оби­те­ли по­чи­вать от­кры­ты­ми свя­тые мо­щи ма­те­ри Алек­сан­дры, и при­ка­зы­вал всем каж­дый день утром и ве­че­ром хо­дить и кла­нять­ся ее мо­ги­ле, про­из­но­ся при этом: «Гос­по­жа на­ша и мать, про­сти ме­ня и бла­го­сло­ви! По­мо­лись, чтобы и мне бы­ло про­ще­но, как ты про­ще­на, и по­мя­ни ме­ня у Пре­сто­ла Бо­жия!»

По­сле за­кры­тия Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря в 1927 г. кел­лия ма­туш­ки Алек­сан­дры, как и мо­ги­ла ее, бы­ли уни­что­же­ны, и на их ме­сте устро­е­на пло­щадь, за­ли­тая ас­фаль­том.

Жи­те­ли се­ла Ди­ве­е­ва хра­ни­ли бла­го­дар­ную па­мять о пер­во­на­чаль­ни­це оби­те­ли и в те­че­ние по­чти 200 лет от­ме­ча­ли ее дни па­мя­ти по­ми­наль­ны­ми обе­да­ми.

В 1991 г. по­сле про­из­ве­ден­ных ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок мо­ги­ла ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ла вос­ста­нов­ле­на по уцелев­ше­му под ас­фаль­том фун­да­мен­ту ча­сов­ни, а так­же мо­ги­лы по­хо­ро­нен­ных ря­дом с ней схи­мо­на­хи­ни Мар­фы и мо­на­хи­ни Еле­ны. На мо­ги­лах бы­ли уста­нов­ле­ны де­ре­вян­ные кре­сты.

Чест­ные мо­щи пер­во­на­чаль­ни­цы ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ли об­ре­те­ны в празд­ник Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня 26–27 сен­тяб­ря 2000 г., пе­ре­не­се­ны в цер­ковь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, где и по­чи­ва­ют, как пред­ска­зал ве­ли­кий ста­рец пре­по­доб­ный Се­ра­фим.

В 2000 г. пре­по­доб­ная Алек­сандра Ди­ве­ев­ская бы­ла про­слав­ле­на в ли­ке мест­но­чти­мых свя­тых Ни­же­го­род­ской епар­хии, а опре­де­ле­ни­ем Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра 2004 г. она бы­ла при­чис­ле­на к ли­ку об­ще­цер­ков­ных свя­тых.

Святые отцы молите Бога о нас

Бла­жен­ный Ан­д­ро­ник, уро­же­нец Ро­сто­ва, на­чал ду­хов­ную жизнь под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Он был лю­би­те­лем ду­хов­ной жиз­ни, по­это­му свя­ти­тель Алек­сий из­брал его на­сто­я­те­лем но­вой оби­те­ли, ко­то­рую хо­тел с Бо­жьей по­мо­щью по­стро­ить в честь неру­ко­твор­ной ико­ны Спа­си­те­ля, чтобы ис­пол­нить обет в па­мять спа­се­ния от ве­ли­кой бу­ри на мо­ре, ко­гда он плыл из Ца­рь­гра­да.

Ме­сто бы­ло вы­бра­но на ре­ке Яу­зе, то са­мое, где князь Все­во­лод Юрье­вич встре­тил пол­чи­ща Ба­тыя кро­во­про­лит­ным бо­ем. Пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил сю­да мо­лить­ся за но­вую оби­тель. В 1361 го­ду стро­и­тель­ство бы­ло за­кон­че­но, пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник при­сту­пил к воз­ло­жен­ным на него обя­зан­но­стям.

Игу­мен по­да­вал при­мер бра­тии стро­гим пост­ни­че­ством, кро­то­стью и глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, и эти ка­че­ства при­вле­ка­ли в оби­тель мно­же­ство лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли сю­да учить­ся За­ко­ну Бо­жье­му и при­ни­ма­ли здесь ино­че­ство. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия в оби­те­ли устро­е­ны бы­ло об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный Сер­гий не за­бы­вал по­се­щать сво­е­го уче­ни­ка и во­оду­шев­лять к по­дви­гам.

В 1365 го­ду ве­ли­кий по­движ­ник при­шел по­кло­нить­ся об­ра­зу Спа­са пе­ред от­прав­ле­ни­ем в даль­ний путь – в Ниж­ний Нов­го­род, к кня­зю Бо­ри­су – и по­том дол­го бе­се­до­вал с Ан­д­ро­ни­ком. На ме­сте их про­ща­ния по­ста­ви­ли ча­сов­ню. Свя­ти­тель Алек­сий и ве­ли­кий князь Ди­мит­рий так­же оста­нав­ли­вал­ся в оби­те­ли Ан­д­ро­ни­ка мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля пе­ред по­хо­дом кня­зя на Ор­ду (1381).

Ду­хов­ная жизнь цве­ла в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли под над­зо­ром бди­тель­но­го на­сто­я­те­ля. «Свя­той Ан­д­ро­ник, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – си­ял ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми. С ним жи­ли уче­ни­ки его Сав­ва и Алек­сандр, чуд­ные, зна­ме­ни­тые ико­но­пис­цы, Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие. Ико­но­пис­цы от­ли­ча­лись та­ким по­движ­ни­че­ством, та­кой рев­но­стью к по­сту и ино­че­ской жиз­ни, что удо­сто­и­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти; ум и мыс­ли их об­ра­ще­ны бы­ли к Бо­же­ствен­но­му све­ту, а чув­ствен­ное око с лю­бо­вью смот­ре­ло на на­пи­сан­ные ли­ки Хри­ста, Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри и всех свя­тых».

Бла­жен­ный Ан­дрей Рублев в 1405 г. рас­пи­сы­вал сте­ны при­двор­но­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма и пи­сал ико­ны; в 1408 г. он вме­сте с Да­ни­и­лом укра­шал со­бор­ный храм во Вла­ди­ми­ре. За­тем укра­си­ли они сте­но­пи­сью Спас­ский храм в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли. По­след­ние их тру­ды по­свя­ще­ны бы­ли по прось­бе Ни­ко­на па­мя­ти Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Ан­дрея и их по­мощ­ни­ков. При по­мо­щи Бо­жьей они усерд­но при­ня­лись за де­ло и весь­ма укра­си­ли хра­мы раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя и по­ныне пло­да­ми тру­дов сво­их».

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, до­жив до глу­бо­кой ста­ро­сти, пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью сво­е­му уче­ни­ку Сав­ве, а сам по при­ме­ру на­став­ни­ка Сер­гия в глу­бо­ком без­мол­вии стал го­то­вить­ся к пе­ре­хо­ду в дру­гую жизнь. Скон­чал­ся ве­ли­кий по­движ­ник в 1404 го­ду.


Святая мученица Антонина пострадала в III веке при Диоклитиане (284–305) в городе Никее. Ее всячески истязали – жгли огнем, клали на раскаленную сковороду, просверлили раскаленными прутьями руки и ноги и бросили в темницу, где она томилась два года. Мучения не сломили дух святой Антонины, она до самой кончины исповедовала свою веру во Христа. Святую мученицу бросили в море.


Преподобная Анна и сын ее святой Иоанн жили в Византии, святая Анна была дочерью диакона Влахернской церкви в Константинополе. После смерти мужа, одевшись в мужскую одежду, под именем Евфимиана вместе со своим сыном святым Иоанном она стала подвизаться в одной из Вифинских обителей, близ Олимпа. Скончалась преподобная Анна в Константинополе в 826 году.

Память ее вторично празднуется 29 октября.

Икону Божией Матери «Умягчение злых сердец» называют еще «Симеоново проречение».
ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ «УМЯГЧЕНИЕ ЗЛЫХ СЕРДЕЦ»

Как повествует святой евангелист Лука, праведному старцу Симеону Богоприимцу «...было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня» (Лк. 2. 26). И вот когда родители на сороковой день после рождения Младенца принесли Его в храм, пришел туда «по вдохновению» и Симеон, взял Младенца на руки (откуда и появилось название «Богоприимец») и произнес знаменитые слова, которыми с тех пор завершается каждая служба вечерни и известные как Молитва святого Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром...» (Лк. 2. 29) Затем он благословил святого Иосифа и Пречистую Матерь Спасителя и обратился к Марии с тем самым Симеоновым проречением: «се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, – и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2. 34, 35). Подобно тому, как Христа пронзят гвоздями и копием, так и душу Пречистой Девы поразит некое «оружие» печали и сердечной боли, когда увидит Она страдания Сына Своего; после же откроются скрытые помышления людей, которым предстоит сделать выбор: с Христом они или против Него. Такое толкование Симеонова пророчества и стало предметом нескольких «символических» икон Богородицы.

Обычно на иконе изображается Божия Матерь, сердце Которой пронизывают семь мечей – по три справа и слева и один снизу. Число «семь» в Священном Писании означает «полноту» чего-либо, в данном случае – полноту всего того горя, «печали и болезни сердечной», которые перенесла Пресвятая Дева в Ее земной жизни.

Похожее изображение имеет еще «Семистрельная» икона Божией Матери. Разница только в том, что мечи, пронзившие сердце Богоматери, расположены на ней несколько иначе – три с одной и четыре с другой стороны. Празднование этой иконе совершается 13-го августа, в то время, как празднование иконе «Умягчение злых сердец» приходится в Неделю Всех святых.

Все верующие, прибегающие к чудотворным иконам с верой и молитвою чувствуют, что при умягчении сердца облегчаются душевные и телесные страдания, они сознают, что когда молятся перед этими образами за врагов своих, тогда исчезают их враждебные чувства, уступая место доброте и милосердию.

Чудотворная икона Пресвятой Богородицы «Нерушимая Стена» выполнена в стиле мозаики на стене над горним местом главного алтаря киевского Софийского собора. Божия Матерь изображена на золотом фоне, стоящей во весь рост на четырехугольном золотом камне с воздетыми руками.
ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ «НЕРУШИМАЯ СТЕНА»

Икона получила свое наименование «Нерушимая Стена» ввиду того, что на протяжении девяти веков оставалась неповрежденной, несмотря на то, что и собор, и город неоднократно подвергались разрушению. Сохранилось старинное описание этой иконы: «Рост Богородицы исполинский, как и все Ее дела на Руси. Она стоит на золотом камне, в незыблемое основание всех притекающих к Ее защите. Небесного цвета Ее хитон, червленый пояс и на нем висит лентион, которым Она отирает столько слез. Лазуревые поручи на воздетых к небу руках. Золотое покрывало опускается с Ее головы и перевешено в виде омофора на левое плечо, на знамение Ее покрова, ширшего облака, по гласу церковных песней. Светлая звезда горит на челе Богоматери и две звезды на раменах: ибо Она Сама, Матерь Незаходимого Света, была для нас зарею Незаходимого Солнца».

По киевскому преданию, стольный град не погибнет, пока простирает над ним руки Божия Матерь «Нерушимая Стена».

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites