25 мая. Преполовение Пятидесятницы. Сщмч. Ермогена, патриарха Московского и всея России, чудотворца.

12 мая по старому стилю / 25 мая по новому стилю
среда
Преполовение Пятидесятницы. Сщмч. Ермогена, патриарха Московского и всея России, чудотворца (прославление 1913). Свт. Епифания, еп. Кипрского (403). Свт. Германа, патриарха Константинопольского (740).
Прп. Дионисия Радонежского (1633). Второе обре́тение мощей прав. Симеона Верхотурского (1989). Свтт. Савина, архиеп. Кипрского (V), и Полувия, еп. Ринокирского (V). Мч. Иоанна Валаха (1662) (Румын.).
Сщмч. Петра Попова пресвитера (1937); мц. Евдокии Мартишкиной (1938).
Моздокской и Дубенской-Красногорской (XVII) икон Божией Матери (переходящие празднования в Преполовение Пятидесятницы).

Деян., 34 зач., XIV, 6–18. Ин., 26 зач., VII, 14–30*.

Служба только по Триоди.

На великой вечерне вход, паримии. На утрене перед 50-м псалмом – «Воскресение Христово видевше». Каноны праздника. Катавасия – ирмос второго канона. «Честнейшую» не поем. Поется великое славословие.

На литургии вместо «Ангел вопияше... Светися...» – «Чужде ма́терем девство...» (также и на отдание; в остальные дни попразднства – задостойник Пасхи). Причастен «Ядый Мою плоть...».

В этот день, по традиции, совершается малое освящение воды.

При соединении службы Преполовения Пятидесятницы с полиелейной службой сщмч. Ермогена, патриарха Московского и всея России, следует руководствоваться 5-й Марковой главой Типикона под 23 апреля о соединении службы Преполовения Пятидесятницы со службой вмч. Георгия Победоносца.

Тропарь Преполовения, глас 8:
Преполови́вшуся пра́зднику,/ жа́ждущую ду́шу мою́ благоче́стия напо́й вода́ми,/ я́ко всем, Спа́се, возопи́л еси́:/ жа́ждай да гряде́т ко Мне и да пие́т.// Исто́чниче жи́зни на́шея, Христе́ Бо́же, сла́ва Тебе́.

Кондак Преполовения, глас 4:
Пра́зднику зако́нному преполовля́ющуся,/ всех Тво́рче и Влады́ко,/ к предстоя́щим глаго́лал еси́, Христе́ Бо́же:/ прииди́те и почерпи́те во́ду безсме́ртия./ Те́мже Тебе́ припа́даем и ве́рно вопие́м:/ щедро́ты Твоя́ да́руй нам,// Ты бо еси́ Исто́чник жи́зни на́шея.

Тропарь священномученика Ермогена, глас 4:
Приспе́ день све́тлаго торжества́,/ град Москва́ ра́дуется,/ и с ним Русь Правосла́вная ликовству́ет/ пе́сньми и пе́ньми духо́вными:/ днесь бо свяще́нное торжество́/ в явле́нии честны́х и многоцеле́бных моще́й/ святи́теля и чудотво́рца Ермоге́на,/ я́коже со́лнце незаходи́мое, возсия́ светоза́рными луча́ми,/ разгоня́я тьму искуше́ний же и бед/ от вопию́щих ве́рно:// спаса́й нас, я́ко предста́тель наш, вели́кий Ермоге́не.

Кондак священномученика Ермогена, глас 6:
Темни́цею и гла́дом изнуря́емь,/ да́же до сме́рти ве́рен пребы́л еси́, блаже́нне Ермоге́не,/ малоду́шие от серде́ц люде́й твои́х отгоня́я/ и на о́бщий по́двиг вся призыва́я./ Те́мже и нечести́вых мяте́ж низложи́л еси́ и страну́ на́шу утверди́л еси́,/ да вси зове́м ти:// ра́дуйся, засту́пниче Росси́йския земли́.
_______________

* Если совершается служба сщмч. Ермогена, то на утрене читается Евангелие от Иоанна, 35 зач. (от полу́), X, 1–9, а на литургии – дня и священномученика: Евр., 335 зач., XIII, 17–21. Ин., 36 зач., X, 9–16.

Преполовение Пятидесятницы

Пре­по­ло­ве­ние Пя­ти­де­сят­ни­цы, тж. Пре­по­ло­ве­ние Гос­подне или Пре­по­ло­ве­ние (англ. mid-pentecost, тж. meso-pentecost) — ма­лый гос­под­ский празд­ник, от­ме­ча­е­мый через 25 дней по­сле Свет­ло­го Вос­кре­се­ния. От­ме­ча­ет­ся все­ми Пра­во­слав­ны­ми, а так­же Во­сточ­но­ка­то­ли­че­ски­ми церк­вя­ми ви­зан­тий­ско­го об­ря­да.

Эти­мо­ло­ги­че­ски русск. пол~, по­лов~, англ. mid~ и т.п. ука­зы­ва­ют на вре­мя празд­но­ва­ния: «пол­пу­ти», се­ре­ди­на меж­ду Пас­хой и Тро­и­цей.

Пре­по­ло­ве­ние Свя­той Пя­ти­де­сят­ни­цы — один их древ­ней­ших хри­сти­ан­ских празд­ни­ков. От­ме­чая, что ни в Апо­столь­ских пра­ви­лах (пра­ви­ло №37), ни в де­я­ни­ях Ан­тио­хий­ско­го со­бо­ра (пра­ви­ло №20) празд­ник Пре­по­ло­ве­ния ещё не упо­ми­на­ет­ся, С. В. Бул­га­ков от­но­сит его уста­нов­ле­ние ко вре­ме­нам Иоан­на Зла­то­уста (ко­нец IV ве­ка) Наи­бо­лее ран­нее на се­го­дня упо­ми­на­ние о нём в бо­го­слу­жеб­ной ли­те­ра­ту­ре за­фик­си­ро­ва­но в гру­зин­ском пе­ре­во­де иеру­са­лим­ско­го Лек­ци­о­на­рия VII–VIII ве­ков.

Гим­но­гра­фи­че­ские же про­из­ве­де­ния, по­свя­щён­ные Пре­по­ло­ве­нию, да­ти­ру­ют­ся на­чи­ная с V ве­ка (Ана­то­лий Кон­стан­ти­но­поль­ский). Впо­след­ствии пес­но­пе­ния к это­му празд­ни­ку пи­шут Ан­дрей Крит­ский (VII век), Иоанн Да­мас­кин (VIII век) и Фе­о­фан Ис­по­вед­ник (IX век) — их про­из­ве­де­ния ис­поль­зу­ют­ся в бо­го­слу­же­нии и по сей день. Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия упо­ми­на­ет в спис­ке гим­но­гра­фов Пре­по­ло­ве­ния Иоан­на Да­мас­ки­на и Козь­му Маюм­ско­го (Иеру­са­лим­ско­го).

Вплоть до за­ня­тия Кон­стан­ти­но­по­ля тур­ка­ми в 1453 го­ду празд­ник Пре­по­ло­ве­ния был од­ним из празд­ни­ков Со­бо­ра свя­той Со­фии — быв­ше­го пат­ри­ар­ше­го пра­во­слав­но­го со­бо­ра Ца­рь­гра­да, неко­гда са­мо­го боль­шо­го хри­сти­ан­ско­го хра­ма в ми­ре.

Пре­по­ло­ве­ние празд­ну­ет­ся 8 дней, на­чи­ная от 4-й сре­ды Пас­хи и за­кан­чи­вая сре­дой 5-й сед­ми­цы. Бо­го­слу­же­ние пя­то­го пас­халь­но­го вос­кре­се­нья (неде­ля о са­ма­ря­ныне) сов­ме­ща­ет­ся с служ­бой по­празд­не­ства Пре­по­ло­ве­ния. Пред­праздн­ства этот празд­ник не име­ет.

Стоя меж­ду днём Пас­хи и днём Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха, празд­ник Пре­по­ло­ве­ния слу­жит свя­зью меж­ду эти­ми дву­мя ве­ли­ки­ми хри­сти­ан­ски­ми тор­же­ства­ми. Про­дол­жая че­ство­вать Пас­ху, в Пре­по­ло­ве­ние Цер­ковь на­по­ми­на­ет и о при­бли­же­нии дней Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха и Воз­не­се­ния Гос­под­ня:

В озна­ме­но­ва­ние «бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, ко­то­рую Спа­си­тель упо­до­бил во­де, по­да­ю­щей жизнь жаж­ду­щим спа­се­ния», Пра­во­слав­ная цер­ковь уста­но­ви­ла в этот день тра­ди­цию крест­но­го хо­да на вод­ные ис­точ­ни­ки, для ма­ло­го освя­ще­ния во­ды. Мо­лясь в день Пре­по­ло­ве­ния «о на­по­е­нии всех жаж­ду­щих спа­се­ния во­да­ми бла­го­че­стия», цер­ковь со­вер­ша­ет во­до­свя­тие — освя­ще­ние во­ды на ре­ках, озе­рах, в ко­лод­цах. В до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии жи­те­ли де­ре­вень шли на по­ля, за­се­ян­ные хле­бом, где свя­щен­ник окроп­лял ни­вы освя­щён­ной во­дой, а кре­стьяне мо­ли­лись о нис­по­сла­нии обиль­но­го уро­жая.


Свя­щен­но­му­че­ник Гер­мо­ген (Ер­мо­ген), пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, ро­дил­ся око­ло 1530 го­да в се­мье дон­ских ка­за­ков. В ми­ру но­сил имя Ер­мо­лай. Го­ды юно­ше­ско­го и зре­ло­го воз­рас­та Гер­мо­ге­на сов­па­ли с вы­да­ю­щи­ми­ся со­бы­ти­я­ми оте­че­ствен­ной ис­то­рии: по­ко­ре­ние Ка­за­ни, Аст­ра­ха­ни, Си­би­ри; вен­ча­ние Иоан­на IV на все­рос­сий­ское цар­ство, из­да­ние Су­деб­ни­ка, прове­де­ние пер­вых Зем­ских Со­бо­ров. Раз­де­лил бу­ду­щий пат­ри­арх в пол­ной ме­ре и скорбь сво­е­го Оте­че­ства по по­во­ду про­из­во­ла Поль­ши, ко­то­рая, за­хва­тив часть ис­кон­но рус­ских зе­мель, пре­сле­до­ва­ла там пра­во­сла­вие, стре­мясь на­са­дить цер­ков­ную унию под на­ча­лом Ри­ма. Эти ис­то­ри­че­ские со­бы­тия ока­за­ли глу­бо­кое вли­я­ние на Гер­мо­ге­на, под­го­то­ви­ли его на слу­же­ние Церк­ви и Оте­че­ству.

Слу­же­ние бу­ду­ще­го пат­ри­ар­ха Церк­ви Хри­сто­вой на­ча­лось в Ка­за­ни про­стым при­ход­ским свя­щен­ни­ком при го­сти­но­двор­ской церк­ви во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. По от­зы­вам совре­мен­ни­ков, свя­щен­ник Ер­мо­лай уже то­гда был «муж зе­ло пре­муд­ро­стью укра­шен­ный, в книж­ном уче­нии изящ­ный и в чи­сто­те жи­тия из­вест­ный». В 1579 го­ду он, уже бу­дучи пре­сви­те­ром, стал сви­де­те­лем чу­дес­но­го яв­ле­ния Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бог су­дил ему пер­во­му «взять от зем­ли» бес­цен­ный об­раз, по­ка­зать его со­брав­ше­му­ся на­ро­ду и за­тем тор­же­ствен­но, с крест­ным хо­дом, пе­ре­не­сти в со­сед­ний Ни­коль­ский храм.

Вско­ре свя­щен­ник Ер­мо­лай при­нял ино­че­ский по­стриг с на­ре­че­ни­ем име­ни Гер­мо­ген. По всей ве­ро­ят­но­сти, по­стри­же­ние про­ис­хо­ди­ло в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, ко­то­рый был на­зван им впо­след­ствии обет­ным. В 1587 го­ду он был на­зна­чен ар­хи­манд­ри­том Ка­зан­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря. 13 мая 1589 го­да вла­ды­ка Гер­мо­ген был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па, и в том же го­ду но­во­из­бран­ный пат­ри­арх Иов воз­вел его в сан мит­ро­по­ли­та Ка­зан­ско­го и Аст­ра­хан­ско­го. На этой ка­фед­ре свя­ти­тель Гер­мо­ген про­во­дил ши­ро­кую, пло­до­твор­ную мис­си­о­нер­скую ра­бо­ту сре­ди языч­ни­ков и му­суль­ман (та­тар), при­во­дя их к пра­во­слав­ной ве­ре.

В 1592 го­ду при свя­ти­те­ле Гер­мо­гене бы­ли пе­ре­не­се­ны из Моск­вы в Сви­яжск мо­щи Ка­зан­ско­го свя­ти­те­ля Гер­ма­на. В 1594 го­ду мит­ро­по­лит Гер­мо­ген со­ста­вил служ­бу Бо­жи­ей Ма­те­ри в честь ико­ны Ее Ка­зан­ской, а так­же «Ска­за­ние о яв­ле­нии Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и со­вер­шив­ших­ся от нее чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях». Его тро­парь «За­ступ­ни­це Усерд­ная» про­ник­нут ис­тин­ным вдох­но­ве­ни­ем и глу­бо­ким мо­лит­вен­ным чув­ством. В 1595 го­ду при непо­сред­ствен­ном уча­стии свя­ти­те­ля Гер­мо­ге­на со­вер­ши­лось об­ре­те­ние и от­кры­тие мо­щей ка­зан­ских чу­до­твор­цев: свя­ти­те­лей Гу­рия, пер­во­го ар­хи­епи­ско­па Ка­зан­ско­го (па­мять 4/17 ок­тяб­ря, 5/18 де­каб­ря, 20 июня/3 июля), и Вар­со­но­фия, епи­ско­па Твер­ско­го (па­мять 4/17 ок­тяб­ря, 11/24 ап­ре­ля), жиз­не­опи­са­ния ко­то­рых он впо­след­ствии со­здал. По хо­да­тай­ству свя­ти­те­ля Гер­мо­ге­на бы­ла уста­нов­ле­на по­ми­наль­ная суб­бо­та по­сле По­кро­ва Бо­го­ро­ди­цы для по­ми­но­ве­ния всех во­и­нов, пав­ших при взя­тии Ка­за­ни, и всех мест­ных стра­даль­цев за ве­ру хри­сти­ан­скую.

3 июля 1606 го­да в Москве Со­бо­ром рус­ских иерар­хов свя­ти­тель Гер­мо­ген был по­став­лен пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Ру­си. В это вре­мя ему бы­ло бо­лее 70 лет.

Пат­ри­ар­ше­ство свя­ти­те­ля Гер­мо­ге­на сов­па­ло с труд­ной по­рой Смут­но­го вре­ме­ни. С осо­бен­ным вдох­но­ве­ни­ем про­ти­во­сто­ял свя­тей­ший пат­ри­арх из­мен­ни­кам и вра­гам Оте­че­ства, же­лав­шим по­ра­бо­тить рус­ский на­род, вве­сти в Рос­сии уни­ат­ство и ка­то­ли­че­ство и ис­ко­ре­нить пра­во­сла­вие. Ко­гда Лже­д­мит­рий II в июне 1608 го­да по­до­шел к Москве и оста­но­вил­ся в Ту­ши­но, пат­ри­арх Гер­мо­ген об­ра­тил­ся к мя­теж­ни­кам и из­мен­ни­кам с дву­мя по­сла­ни­я­ми, в ко­то­рых об­ли­чал их и уве­ще­вал: «Вспом­ни­те, на ко­го вы под­ни­ма­е­те ору­жие: не на Бо­га ли, со­тво­рив­ше­го вас? Не на сво­их ли бра­тьев? Не свое ли Оте­че­ство разо­ря­е­те? За­кли­наю вас име­нем Бо­га, от­стань­те от сво­е­го на­чи­на­ния, по­ка есть вре­мя, чтобы не по­гиб­нуть вам до кон­ца ... Бо­га ра­ди, по­знай­те се­бя и об­ра­ти­тесь, об­ра­дуй­те сво­их ро­ди­те­лей, сво­их жен и чад, и всех нас; и мы ста­нем мо­лить за вас Бо­га...».

Тем вре­ме­нем в Москве на­чал­ся го­лод. Пер­во­свя­ти­тель по­ве­лел ке­ла­рю Cepги­е­вой оби­те­ли Ав­ра­амию Па­ли­цы­ну от­крыть для го­ло­да­ю­щих мо­на­стыр­ские жит­ни­цы с хле­бом.

Пат­ри­арх Гер­мо­ген вдох­но­вил ино­ков Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры на caмо­от­вер­жен­ную ге­ро­и­че­скую обо­ро­ну оби­те­ли от поль­ско-ли­тов­ских ин­тер­вен­тов. Их мно­го­ты­сяч­ный от­ряд оса­дил Лав­ру в сен­тяб­ре 1608 го­да. Же­сто­кая оса­да дли­лась 16 ме­ся­цев, но без­успеш­но: в ян­ва­ре 1610 го­да ин­тер­вен­ты с по­зо­ром от­сту­пи­ли. В это вре­мя пат­ри­арх Гер­мо­ген про­дол­жал рас­сы­лать свои по­сла­ния, в ко­то­рых убеж­дал на­род в том, что Лже­ди­мит­рий II – са­мо­зва­нец, при­зы­вал под­нять­ся на за­щи­ту ве­ры и Оте­че­ства.

В 1610 го­ду са­мо­зва­нец, про­зван­ный «ту­шин­ским во­ром», был убит сво­и­ми при­бли­жен­ны­ми. К это­му вре­ме­ни по­сле бо­яр­ско­го за­го­во­ра и свер­же­ния ца­ря Ва­си­лия Шуй­ско­го (в июле 1610 го­да) Москва бы­ла за­ня­та поль­ски­ми вой­ска­ми. Боль­шин­ство бо­яр же­ла­ло ви­деть на рус­ском пре­сто­ле поль­ско­го ко­роле­ви­ча Вла­ди­сла­ва, сы­на Си­гиз­мун­да III. Это­му ре­ши­тель­но вос­про­ти­вил­ся пат­ри­арх Гер­мо­ген, со­вер­шав­ший в хра­мах осо­бые мо­леб­ны об из­бра­нии на цар­ский пре­стол «от кро­вей рос­сий­ско­го ро­да». На тре­бо­ва­ние бо­яр на­пи­сать осо­бую гра­мо­ту к на­ро­ду с при­зы­вом по­ло­жить­ся на во­лю Си­гиз­мун­да пат­ри­арх Гер­мо­ген от­ве­тил ре­ши­тель­ным от­ка­зом и угро­зой ана­фе­мат­ство­ва­ния. Он от­кры­то вы­сту­пил про­тив ино­зем­ных за­хват­чи­ков, при­зы­вая рус­ских лю­дей встать на за­щи­ту Ро­ди­ны. По бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на из Ка­за­ни бы­ла пе­ре­не­се­на Ка­зан­ская ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (ско­рее все­го – ко­пия с под­лин­ной), ко­то­рая ста­ла глав­ной свя­ты­ней опол­че­ния.

Моск­ви­чи под во­ди­тель­ством Козь­мы Ми­ни­на и кня­зя Дмит­рия По­жар­ско­го под­ня­ли вос­ста­ние, в от­вет на ко­то­рое по­ля­ки по­до­жгли го­род, а са­ми укры­лись в Крем­ле. Сов­мест­но с рус­ски­ми из­мен­ни­ка­ми они на­силь­но све­ли свя­то­го пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на с пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла и за­клю­чи­ли его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре под стра­жу. В Свет­лый по­не­дель­ник 1611 го­да рус­ское опол­че­ние на­ча­ло оса­ду Крем­ля, про­дол­жав­шу­ю­ся несколь­ко ме­ся­цев. Оса­жден­ные в Крем­ле по­ля­ки не раз по­сы­ла­ли к пат­ри­ар­ху по­слов с тре­бо­ва­ни­ем, чтобы он при­ка­зал рус­ским опол­чен­цам отой­ти от го­ро­да, угро­жая при этом ему смерт­ной каз­нью. Свя­ти­тель твер­до от­ве­чал: «Что вы мне угро­жа­е­те? Бо­юсь од­но­го Бо­га. Ес­ли все вы, ли­тов­ские лю­ди, пой­де­те из Мос­ков­ско­го го­су­дар­ства, я бла­го­слов­лю рус­ское опол­че­ние ид­ти от Моск­вы, ес­ли же оста­не­тесь здесь, я бла­го­слов­лю всех сто­ять про­тив вас и по­ме­реть за пра­во­слав­ную ве­ру». Уже из за­то­че­ния свя­щен­но­му­че­ник Гер­мо­ген об­ра­тил­ся с по­след­ним по­сла­ни­ем к рус­ско­му на­ро­ду, в ко­то­ром при­зы­вал креп­ко сто­ять в ве­ре и по­мыш­лять лишь о том, как «ду­ши свои по­ло­жи­ти за дом Пре­чи­стой и за ве­ру». Пат­ри­арх Гер­мо­ген бла­го­сло­вил рус­ских лю­дей на осво­бо­ди­тель­ный по­двиг.

Бо­лее де­вя­ти ме­ся­цев то­мил­ся свя­ти­тель Гер­мо­ген в тяж­ком за­то­че­нии. 17 фев­ра­ля 1612 го­да он му­че­ни­че­ски скон­чал­ся от го­ло­да и жаж­ды.

Из­ве­стие о его смер­ти еще бо­лее спло­ти­ло опол­чен­цев. Бли­зи­лась ре­ши­тель­ная бит­ва. По­след­ние три дня пе­ред ней по­чти от­ча­яв­ше­е­ся рус­ское во­ин­ство про­ве­ло в по­сте и мо­лит­ве. И 27 ок­тяб­ря 1612 го­да оже­сто­чен­ное со­про­тив­ле­ние поль­ско-ли­тов­ских от­ря­дов бы­ло окон­ча­тель­но слом­ле­но.

Осво­бож­де­ние Рос­сии, за ко­то­рое с та­ким несо­кру­ши­мым му­же­ством сто­ял свя­ти­тель Гер­мо­ген, успеш­но за­вер­ши­лось рус­ским на­ро­дом по его пред­ста­тель­ству. Те­ло свя­щен­но­му­че­ни­ка Гер­мо­ге­на бы­ло с по­до­ба­ю­щей че­стью по­гре­бе­но в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Свя­тость пат­ри­ар­ше­го по­дви­га, как и его лич­но­сти в це­лом, бы­ла оза­ре­на свы­ше позд­нее – при вскры­тии в 1652 го­ду ра­ки с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го. Через 40 лет по­сле смер­ти пат­ри­арх Гер­мо­ген ле­жал как жи­вой, а в 1654 го­ду нетлен­ные его мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в Успен­ский со­бор Мос­ков­ско­го Крем­ля.

Ве­ли­ко об­ще­на­цио­наль­ное зна­че­ние свя­ти­те­ля Гер­мо­ге­на, неуто­ми­мо­го бор­ца за чи­сто­ту пра­во­сла­вия и един­ство Рус­ской зем­ли. Его цер­ков­ная и пат­ри­о­ти­че­ская де­я­тель­ность в те­че­ние несколь­ких сто­ле­тий слу­жит для рус­ско­го че­ло­ве­ка яр­ким об­раз­цом пла­мен­ной ве­ры и люб­ви к сво­е­му на­ро­ду. Цер­ков­ная де­я­тель­ность пер­во­свя­ти­те­ля ха­рак­те­ри­зу­ет­ся вни­ма­тель­ным и стро­гим от­но­ше­ни­ем к бо­го­слу­же­нию. При нем бы­ли из­да­ны: Еван­ге­лие, Ми­неи Ме­сяч­ные: сен­тябрь, ок­тябрь, но­ябрь и пер­вые 20 дней де­каб­ря, а так­же в 1610 го­ду был на­пе­ча­тан «Боль­шой Цер­ков­ный Устав». При этом свя­ти­тель Гер­мо­ген не огра­ни­чи­вал­ся бла­го­сло­ве­ни­ем к из­да­нию книг, но тща­тель­но на­блю­дал за ис­прав­но­стью тек­стов. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Гер­мо­ге­на с гре­че­ско­го на рус­ский язык бы­ла пе­ре­ве­де­на служ­ба свя­то­му апо­сто­лу Ан­дрею Пер­во­зван­но­му и вос­ста­нов­ле­но празд­но­ва­ние его па­мя­ти в Успен­ском со­бо­ре. Под на­блю­де­ни­ем пер­во­свя­ти­те­ля бы­ли сде­ла­ны но­вые стан­ки для пе­ча­та­ния бо­го­слу­жеб­ных книг и по­стро­е­но но­вое зда­ние ти­по­гра­фии, по­стра­дав­шее во вре­мя по­жа­ра 1611 го­да, ко­гда Москва бы­ла по­до­жже­на по­ля­ка­ми. За­бо­тясь о со­блю­де­нии бо­го­слу­жеб­но­го чи­на, свя­ти­тель Гер­мо­ген со­ста­вил «По­сла­ние на­ка­за­тель­но ко всем лю­дям, па­че же свя­щен­ни­ком и диа­ко­ном о ис­прав­ле­нии цер­ков­но­го пе­ния». «По­сла­ние» об­ли­ча­ет свя­щен­но­слу­жи­те­лей в неустав­ном со­вер­ше­нии цер­ков­ных служб – мно­го­гла­сии, а ми­рян – в небла­го­го­вей­но­сти при бо­го­слу­же­нии.

Об­ла­дая вы­да­ю­щим­ся умом, свя­ти­тель Гер­мо­ген мно­го за­ни­мал­ся в мо­на­стыр­ских биб­лио­те­ках, преж­де все­го – в бо­га­тей­шей биб­лио­те­ке Мос­ков­ско­го Чу­до­ва мо­на­сты­ря, где вы­пи­сы­вал из древ­них ру­ко­пи­сей цен­ней­шие ис­то­ри­че­ские све­де­ния, по­ло­жен­ные в ос­но­ву ле­то­пис­ных за­пи­сей. В со­чи­не­ни­ях пред­сто­я­те­ля Рус­ской Церк­ви и его ар­хи­пас­тыр­ских гра­мо­тах по­сто­ян­но встре­ча­ют­ся ссыл­ки на Свя­щен­ное Пи­са­ние и при­ме­ры, взя­тые из ис­то­рии, что сви­де­тель­ству­ет о глу­бо­ком зна­нии Сло­ва Бо­жия и на­чи­тан­но­сти в цер­ков­ной пись­мен­но­сти то­го вре­ме­ни. С этой на­чи­тан­но­стью пат­ри­арх Гер­мо­ген со­еди­нял и вы­да­ю­щи­е­ся спо­соб­но­сти про­по­вед­ни­ка и учи­те­ля.

свт. Епифаний, еп. Кипрский

Святитель Епифаний, епископ Кипрский, жил в IV веке в Финикии, по происхождению был еврей, в молодости получил хорошее образование. Он обратился к христианской вере после того, как увидел одного монаха, по имени Лукиан, отдавшего нищему свою одежду. Пораженный милосердием монаха, Епифаний просил наставить его в христианстве. Он принял Крещение и удалился в монастырь, устроенный его наставником Лукианом. В монастыре он подвизался под руководством опытного старца Илариона, занимался перепиской греческих книг, преуспевая в иноческой жизни. Святой Епифаний за свои подвиги сподобился дара чудотворений, но, чтобы избежать людской славы, он удалился из обители в пустыню Спанидрион. Там его захватили разбойники и три месяца держали в плену. Своим словом о покаянии святой привел одного из шайки разбойников к святой вере в Истинного Бога. Когда святого подвижника отпустили, с ним ушел и разбойник. Святой Епифаний привел его в свой монастырь и крестил с именем Иоанн. С тех пор он стал верным учеником святого Епифания и тщательно записывал жизнь и чудотворения своего наставника. Молва о праведной жизни святого Епифания распространялась далеко за пределы обители. Святой вторично удалился в пустыню вместе с Иоанном. Но и в пустыню к нему стали приходить ученики. Так возникла новая обитель. Через некоторое время святой Епифаний и Иоанн предприняли путешествие в Иерусалим для поклонения его святыням и оттуда возвратились в монастырь Спанидрион. Жители города Ливии послали к святому Епифанию инока Поливия передать их просьбу занять епископский престол вместо умершего архипастыря. Однако прозорливый подвижник, узнав об этом намерении, тайно удалился в Пафийскую пустыню к великому подвижнику Илариону (память 21 октября), под руководством которого он подвизался в молодые годы. Святые два месяца провели в совместных молитвах, а затем Иларион послал святого Епифания в Саламин. Там епископы собрались для избрания нового архиерея вместо недавно скончавшегося. Старейшему из них, епископу Паппию, Господь открыл, что епископом следует избрать пришедшего в город инока Епифания. Когда Епифания нашли, святой Паппий ввел его в церковь, где по послушанию воле участников собора Епифаний должен был дать свое согласие. Так состоялось возведение на епископскую кафедру Саламина святого Епифания около 367 года.

Святитель Епифаний прославился на архиерейской кафедре великой ревностью о вере, любовью и милосердием к бедным, простотой нрава. Он много претерпел от клеветы и зависти некоторых из своих клириков. За чистоту своей жизни святитель Епифаний получил дарование видеть во время Божественной литургии наитие Святого Духа на Святые Дары. Однажды Святитель, совершая Таинство, был лишен этого видения. Тогда он подозвал одного из клириков и тихо сказал ему: «Выйди, сын мой, ибо ты сегодня недостоин присутствовать при совершении Таинства».

На этом событии прервались записи его ученика Иоанна, так как он заболел и скончался. Дальнейшее описание жизни святителя Епифания продолжил второй его ученик Полувий (впоследствии епископ Ринокирский).

В конце жизни святителя Епифания по проискам императрицы Евдоксии и Александрийского патриарха Феофила вызвали в Константинополь на собор, который был созван для суда над великим святителем Иоанном Златоустом (память 14 сентября и 13 ноября). Но святитель Епифаний, не желая быть участником беззаконного собора, покинул Константинополь. Во время плавания на корабле Святитель почувствовал приближение своей смерти, он преподал своим ученикам последнее наставление – соблюдать заповеди Божии и хранить ум от нечистых помыслов – и через двое суток скончался. Жители города Саламина с рыданиями встретили тело своего архипастыря и 12 мая 403 года с честью погребли в новой церкви, возведенной Святителем.

Седьмой Вселенский Собор наименовал святителя Епифания отцом и учителем Церкви. В творениях святителя Епифания «Панарий» и «Анкорат» содержится опровержение арианской и других ересей. В других сочинениях встречается много драгоценных церковно-исторических преданий и указаний на греческие переводы Библии.



Святитель Герман, Патриарх Константинопольский, родился в Константинополе в VII веке. Отец его, один из первых сенаторов в Византии, был убит по приказу императора Константина Погоната (668–685), а мальчика Германа оскопили и отдали в церковные клирики, где он глубоко изучил Священное Писание. За святость жизни Герман был поставлен епископом в город Кизик. Святитель Герман твердо встал на защиту Православной веры от еретиков-иконоборцев. Впоследствии он был поставлен Патриархом Константинопольским. Святитель Герман продолжал противостоять иконоборцам, возглавляемым императором-еретиком Львом III Исавром (717–741), однако силы были неравны, и он вынужден был положить свой омофор в алтаре на престоле и оставить Первосвятительскую кафедру. Тогда разгневанный император, обличенный накануне Патриархом в ереси, послал воинов, которые подвергли святого побоям и изгнали из патриаршего дома. Святитель Герман был Патриархом 14 лет и 5 месяцев и удалился в монастырь, где провел оставшиеся дни своей жизни. Скончался святой Патриарх Герман в 740 году, в возрасте 95-ти лет, и погребен в монастыре Хора в Константинополе. Впоследствии мощи его были перенесены во Францию.

На Седьмом Вселенском Соборе (787) имя Патриарха Германа было вписано в диптих святых. Святитель Герман известен как церковный писатель. Им написаны: «Созерцание предметов церковных или Толкование на литургию» и произведение, посвященное объяснению трудных мест Священного Писания, а также сочинение о праведном воздаянии после смерти. По богатству исторических сведений важны его сочинения о ересях, возникавших с апостольских времен, и о церковных соборах, происходивших в царствование императора Льва-иконоборца. Сохранились также три послания Патриарха о почитании икон, которые читались на Седьмом Вселенском Соборе. Другие сочинения его представляют собой гимны в похвалу святым, слова на праздники Введения во храм, Благовещения и Успения Пресвятой Богородицы и на обновление храма в честь Положения Честного Пояса Пресвятой Богородицы.

Преподобный Дионисий Радонежский

Преподобный Дионисий Радонежский, в миру Давид Зобниновский, родился около 1570 года в городе Ржеве. Постриженик, а затем настоятель Старицкого Успенского монастыря, во время событий Смутного времени был ближайшим помощником святителя Ермогена, Патриарха Московского. С 1610 года преподобный Дионисий – архимандрит Троице-Сергиевой Лавры. При нем в монастырских слободах были открыты дома и больницы для страждущих, раненых и оставшихся бездомными во время польско-литовского нашествия. Во время голода по его настоянию братия Лавры питались овсяным хлебом и водою, чтобы сберечь пшеничный и ржаной хлеб для больных. В 1611–1612 годах совместно с келарем Троице-Сергиевой обители иноком Авраамием Палицыным († 1625) он писал окружные послания с призывом присылать ратных людей и денежные средства для освобождения Москвы от поляков, а также к князю Димитрию Пожарскому и ко всем ратным людям с призывом ускорить поход на Москву.

Иноческая школа помогла преподобному Дионисию в самых тяжелых обстоятельствах лихолетья сохранить неугасимым свой внутренний свет заповедей Христовых. Высокая ступень иноческого подвига, достигнутая преподобным через непрестанную молитву, сообщила ему и дар чудотворений. Но он тщательно хранил тайны духовной жизни от людей, которым это знание могло послужить лишь во вред. «Не спрашивайте инока о делах иноческих, – говорил преподобный Дионисий, – потому что для нас, иноков, великая беда – открывать тайны мирянам. Есть писано о том, что делается в тайне, да не увесть шуйца твоя... Нам следует укрываться, чтобы делание наше было неведано, дабы этим диавол не ввел нас во всякое небрежение и в леность». О глубоких внутренних испытаниях и постигнутых им тайнах Богопознания можно судить только по тем делам, которые проявлялись, когда обстоятельства принуждали преподобного Дионисия к активной деятельности.

Одним из таких значительных событий было привлечение его к исправлению Богослужебных книг. С 1616 года преподобный Дионисий возглавил работы по исправлению печатного Требника на основе сличения древних славянских рукописей и различных греческих изданий. Во время работы справщики обнаружили существенные расхождения и в других книгах, изданных в период междупатриаршества (1612–1619). Однако ответственные за эти упущения люди обвинили на Соборе 1618 года преподобного Дионисия в еретичестве. Лишенный права священнослужения и отлученный от Церкви, он был заточен в Новоспасский монастырь, где его хотели умертвить голодом. Вмешательство в 1619 году иерусалимского Патриарха Феофана IV (1608–1644) и вернувшегося из польского плена патриарха Филарета (1619–1633) прекратило его заточение, и он был оправдан. Преподобный Дионисий известен строгим соблюдением монастырского устава, личным участием вместе с братией в монастырских работах и устроением обители после осады Лавры. Житие и канон преподобного написаны келарем Троице-Сергиева монастыря Симоном Азарьиным и дополнены священником Иоанном Наседкой, сотрудником преподобного Дионисия в деле исправления Богослужебных книг. Преставился преподобный Дионисий 12 мая 1633 года и погребен в Троице-Сергиевой Лавре.

Праведный Симеон Верхотурский

Пра­вед­ный Си­ме­он Вер­хо­тур­ский ро­дил­ся в на­ча­ле XVII ве­ка в ев­ро­пей­ской ча­сти Рос­сии в се­мье бла­го­че­сти­вых дво­рян. По­ви­ну­ясь Бо­же­ствен­но­му во­ди­тель­ству, он оста­вил по­че­сти и зем­ное бо­гат­ство и уда­лил­ся за Урал. В Си­би­ри пра­вед­ный Си­ме­он жил как про­стой стран­ник, скры­вая свое про­ис­хож­де­ние. Ча­ще все­го он по­се­щал се­ло Мер­ку­шин­ское, на­хо­див­ше­е­ся неда­ле­ко от го­ро­да Вер­хо­ту­рья, где мо­лил­ся в де­ре­вян­ной церк­ви.

С бла­го­ве­сти­ем о Три­еди­ном Бо­ге, о веч­ной жиз­ни в Цар­стве Небес­ном пра­вед­ный Си­ме­он хо­дил по окрест­ным се­ле­ни­ям. Он не чуж­дал­ся и ино­вер­цев во­гу­лов, ко­рен­ных жи­те­лей это­го края, ко­то­рые по­лю­би­ли свя­то­го за его чи­стое жи­тие. С по­мо­щью бла­го­да­ти Бо­жи­ей пра­вед­ный Си­ме­он про­бу­дил в серд­цах во­гу­лов стрем­ле­ние к доб­ро­детель­ной жиз­ни. В дев­ствен­ной си­бир­ской тай­ге он пре­да­вал­ся Бо­го­мыс­лию, в каж­дом жи­вом су­ще­стве ви­дя неиз­ре­чен­ную пре­муд­рость «Со­тво­рив­ше­го вся».

По­движ­ник ни­ко­гда не оста­вал­ся празд­ным. Он хо­ро­шо умел шить шу­бы и, об­хо­дя се­ла, ра­бо­тал в до­мах у кре­стьян, не при­ни­мая за тру­ды ни­ка­ко­го воз­на­граж­де­ния. Чтобы из­бе­жать по­хвал за свою ра­бо­ту, пра­вед­ный Си­ме­он остав­лял ее неза­вер­шен­ной и ухо­дил от за­каз­чи­ков. За это ему при­хо­ди­лось пе­ре­но­сить оскорб­ле­ния и да­же по­бои, но он при­ни­мал их со сми­ре­ни­ем и мо­лил­ся о сво­их обид­чи­ках. Так он до­стиг со­вер­шен­но­го сми­ре­ния и нес­тя­жа­тель­ства.

Мно­го мо­лил­ся свя­той Си­ме­он об укреп­ле­нии в ве­ре но­вопро­све­щен­ных жи­те­лей Си­би­ри. Свою мо­лит­ву по­движ­ник со­еди­нял с по­дви­гом ко­ле­но­пре­клон­но­го сто­я­ния на камне в дре­му­чей тай­ге. В де­ся­ти вер­стах от Мер­ку­ши­на на бе­ре­гу ре­ки Ту­ры по­движ­ник имел уеди­нен­ное ме­сто, где ло­вил ры­бу. Но и здесь он про­яв­лял воз­дер­жа­ние: ры­бы он до­бы­вал ров­но столь­ко, сколь­ко тре­бо­ва­лось ему для днев­но­го про­пи­та­ния.

Бла­жен­ная кон­чи­на свя­то­го му­жа по­сле­до­ва­ла сре­ди ве­ли­ких по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы. Скон­чал­ся он в 1642 го­ду и был по­гре­бен на Мер­ку­шин­ском по­го­сте у хра­ма Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла.

Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка, ко­то­рый оста­вил все зем­ное ра­ди слу­же­ния Ему Еди­но­му. В 1692 го­ду, спу­стя 50 лет по­сле кон­чи­ны свя­то­го, жи­те­ли се­ла Мер­ку­шин­ско­го чу­дес­ным об­ра­зом об­ре­ли от­крыв­ше­е­ся нетлен­ное те­ло пра­вед­ни­ка, имя ко­то­ро­го они за­бы­ли. Вско­ре от явив­ших­ся мо­щей ста­ли со­вер­шать­ся мно­го­чис­лен­ные ис­це­ле­ния. Был ис­це­лен раз­би­тый па­ра­ли­чом че­ло­век, за этим по­сле­до­ва­ли и дру­гие ис­це­ле­ния. Мит­ро­по­лит Си­бир­ский Иг­на­тий (Рим­ский-Кор­са­ков, 1692–1700) по­слал лю­дей для осви­де­тель­ство­ва­ния фак­тов. Один из них, иеро­ди­а­кон Ни­ки­фор Ам­вро­си­ев, в пу­ти мо­лил­ся Бо­гу и неза­мет­но по­гру­зил­ся в лег­кую дре­мо­ту. Вдруг он уви­дел пе­ред со­бой че­ло­ве­ка в бе­лой одеж­де, сред­не­го воз­рас­та, во­ло­сы его бы­ли ру­со­го цве­та. Доб­рым взгля­дом он смот­рел на Ни­ки­фо­ра и на во­прос по­след­не­го: «Кто ты?» – явив­ший­ся от­ве­тил: «Я Си­ме­он Мер­ку­шин­ский», – и стал неви­ди­мым.

В «Ико­но­пис­ном Под­лин­ни­ке» под 16 ап­ре­ля зна­чит­ся: «Свя­тый и пра­вед­ный Си­ме­он Мер­ку­шин­ский и Вер­хо­тур­ский, иже в Си­би­ри но­вый чу­до­тво­рец; по­до­би­ем рус, бра­да и вла­сы на гла­ве аки Козь­мы Без­среб­рен­ни­ка; ри­зы на нем про­сты, рус­ския».

Мит­ро­по­лит Иг­на­тий, убе­див­шись в нетле­нии мо­щей свя­то­го Си­мео­на, вос­клик­нул: «Сви­де­тель­ствую и я, что во­ис­ти­ну это мо­щи пра­вед­но­го и доб­ро­де­тель­но­го че­ло­ве­ка: во всем по­доб­ны они мо­щам древ­них свя­тых. Сей пра­вед­ник по­до­бен Алек­сию, мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му, или же Сер­гию Ра­до­неж­ско­му, ибо он спо­до­бил­ся от Бо­га нетле­ния, по­доб­но сим све­тиль­ни­кам ве­ры Пра­во­слав­ной».

И ныне по мо­лит­вам свя­то­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го Гос­подь яв­ля­ет бла­го­дат­ную по­мощь, уте­ше­ние, укреп­ле­ние, вра­зум­ле­ние, вра­че­ва­ние душ и те­лес и из­бав­ле­ние от лу­ка­вых и нечи­стых ду­хов. Бед­ству­ю­щие пут­ни­ки по мо­лит­вам свя­то­го по­лу­ча­ют из­бав­ле­ние от смер­ти. Осо­бен­но ча­сто си­би­ря­ки об­ра­ща­ют­ся с мо­лит­ва­ми к Вер­хо­тур­ско­му чу­до­твор­цу при глаз­ных бо­лез­нях и все­воз­мож­ных па­ра­ли­чах.

12 сен­тяб­ря 1704 го­да по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та То­боль­ско­го Фило­фея бы­ло со­вер­ше­но пе­ре­не­се­ние свя­тых мо­щей пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го из хра­ма в честь Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла в Вер­хо­тур­ский мо­на­стырь во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. В этот день Цер­ковь празд­ну­ет вто­рую па­мять свя­то­го пра­вед­но­го Си­мео­на Вер­хо­тур­ско­го (пер­вая – 18 де­каб­ря).

Святитель Савин, епископ Кипрский, родился в финикийском городе Ликии. Узнав об известном подвижнике, преподобном Епифании Кипрском, Савин направился к нему и принял иноческий постриг. В течение пяти лет он подвизался с преподобным Епифанием в пустыне. Впоследствии он описал житие и подвиги святителя Епифания. Когда святитель Епифаний был возведен на Кипрскую кафедру, то рукоположил святого Савина в сан пресвитера. После смерти своего духовного руководителя и наставника святитель Савин стал его преемником на Кипрской кафедре. Мудрый архипастырь ревностно исполнял новое послушание, защищая Церковь от еретиков. Скончался он в преклонных годах в середине V века.

Святитель Полувий с молодых лет был учеником святителя Епифания Кипрского, сопровождал его во всех путешествиях и записывал жизнь и чудеса своего учителя.

Святой Полувий сопутствовал святителю Епифанию, когда он возвращался из Константинополя, не желая участвовать в соборе против святителя Иоанна Златоустого. Умирая, святитель Епифаний завещал святому Полувию: «Иди в Египет, а я и по смерти буду заботиться о тебе». Святой Полувий со смирением исполнил завет учителя и, не дожидаясь погребения его тела, отправился в Египет, где был поставлен во епископа города Ринокир. За свою добродетельную подвижническую жизнь святитель Полувий удостоился дара чудотворений. Так, однажды по его молитве Господь ниспослал дождь во время засухи и умножил урожай на полях. Преставился к Богу святитель Полувий в глубокой старости в V веке.

Икона Богородицы Моздокская (Иверская)

Гру­зин­ская ца­ри­ца свя­тая Та­ма­ра, жив­шая в кон­це XII – на­ча­ле XIII ве­ка, спо­соб­ство­ва­ла рас­про­стра­не­нию на Кав­ка­зе хри­сти­ан­ства, воз­дви­га­ла и снаб­жа­ла утва­рью и об­ла­че­ни­я­ми мно­же­ство хра­мов в го­рах и уще­льях. В один из та­ких хра­мов, на­хо­див­ших­ся око­ло осе­тин­ско­го аула Ма­рьям-Kay, она и при­сла­ла спи­сок с афон­ской Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в дар но­во­про­све­щен­ным хри­сти­а­нам. На­пи­са­на эта ико­на бы­ла бла­го­че­сти­вым че­ло­ве­ком, ко­то­рый пе­ред тем, как на­чать ра­бо­ту, по­стил­ся шесть недель.

До 1768 го­да эта ико­на Бо­го­ма­те­ри хра­ни­лась в Кур­та­тин­ском окру­ге. Здесь она три ра­за чу­дес­ным об­ра­зом вы­хо­ди­ла невре­ди­мой из по­жа­ров. В том же го­ду по на­сто­я­нию им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II осе­ти­ны аула Ма­рьям-Kay долж­ны бы­ли вы­се­лить­ся из Кур­та­тин­ско­го окру­га. От­пра­вив­шись в до­ро­гу и взяв с со­бой Ивер­скую ико­ну, пут­ни­ки-осе­ти­ны за­но­че­ва­ли на бе­ре­гу р. Те­рек у го­ро­да Моз­до­ка. Всю ночь от свя­той ико­ны ис­хо­дил яр­кий свет, осве­щая всю окрест­ность, а утром, ко­гда пе­ре­се­лен­цы хо­те­ли про­дол­жить свой путь, во­лы, за­пря­жен­ные в ар­бу, на ко­то­рой по­ме­ща­лась Ивер­ская ико­на, не смог­ли сдви­нуть­ся с ме­ста. Од­но­му из пут­ни­ков бы­ло во сне ви­де­ние: Бо­го­ро­ди­ца при­ка­за­ла оста­вить ико­ну на этом ме­сте. Весть об этом до­шла до ар­хи­ерея Га­ия, ко­то­рым был со­вер­шен тор­же­ствен­ный мо­ле­бен у ико­ны. Ар­хи­ерей хо­тел бы­ло пе­ре­не­сти ико­ну в го­род­ской со­бор, но ему то­же бы­ло от­кры­то, что свя­той об­раз дол­жен оста­вать­ся на том же ме­сте. Епи­скоп внял это­му небес­но­му вну­ше­нию и по­стро­ил здесь для Ивер­ской ико­ны ча­сов­ню, на ме­сте ко­то­рой в 1796–1797 го­дах был вы­стро­ен храм во имя Успе­ния Бо­го­ма­те­ри, здесь же вско­ре бы­ла ос­но­ва­на жен­ская оби­тель. Но в 1799 го­ду и храм, и мо­на­стырь бы­ли за­кры­ты, как бы­ла упразд­не­на и са­ма Моз­док­ская епар­хия.

По пре­да­нию, ко­гда пред­во­ди­тель кав­каз­ских гор­цев Ша­миль под­хо­дил со сво­им вой­ском к Моз­до­ку, чтобы овла­деть им, ему яви­лась в ви­де­нии Же­на в бе­лом оде­я­нии и при­ка­за­ла не тро­гать го­род.

В кон­це XIX сто­ле­тия в честь Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри жи­те­ля­ми Моз­до­ка был вы­стро­ен ве­ли­че­ствен­ный храм. Но не толь­ко моз­док­ские жи­те­ли счи­та­ли эту ико­ну сво­ей по­кро­ви­тель­ни­цей – она по­чи­та­лась по все­му Кав­ка­зу; и не од­ни лишь пра­во­слав­ные, но и ка­то­ли­ки, на­се­ляв­шие Кав­каз, слу­жи­ли ей мо­леб­ны и ста­ви­ли пред ней све­чи.

От Ивер­ской Моз­док­ской ико­ны со­вер­ши­лось мно­го чу­дес и ис­це­ле­ний. Ча­сто по обе­ту бо­го­моль­цы при­хо­ди­ли к ней из­да­ле­ка бо­си­ком и несколь­ко раз об­хо­ди­ли во­круг со­бо­ра на ко­ле­нях. Каж­дый год ее пе­ре­но­си­ли в г. Вла­ди­кав­каз, где она пре­бы­ва­ла око­ло ме­ся­ца.

К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию, по­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да ико­на бы­ла уте­ря­на и се­го­дня в Успен­ской церк­ви го­ро­да Моз­до­ка на­хо­дит­ся ее спи­сок.

В Свято-Покровском Красногорском женском монастыре (Черкасская область, Украина) хранится икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Дубенской».
ДУБЕНСКАЯ (КРАСНОГОРСКАЯ) ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Еще до начала XVII века (времени основания обители) здесь обосновался для пустынного монашеского жития, как повествует предание, некий инок-отшельник, выходец из Константинополя, поселившийся в этих местах по повелению явившейся ему в видении Божией Матери.

Иконой, перед которой молился подвижник, стало вырезанное им на коре дерева изображение образа Божией Матери «Корецкой», позже покрытое красками и облаченное в ризу. После разорения монастыря икона бесследно исчезла.

Вскоре в этой же местности на дубе явилась другая икона Пресвятой Богородицы, получившая наименование «Дубенской». Она до сих пор является главной святыней Красногорской обители.

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Мотря »» | 24.05.2016 22:17
  
4
Священномучиниче Ермогене, моли Бога о многострадальной стране нашей!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites