4 июля. Мученика Иулиана Тарсийского. Мучеников Арчила, царя Иверского, и Луарсаба II, царя Карталинского.

21 июня по старому стилю / 4 июля по новому стилю
понедельник
Седмица 3-я по Пятидесятнице.

Мч. Иулиана Тарсийского (ок. 305). Обре́тение мощей прп. Максима Грека (1996).
Сщмч. Терентия, еп. Иконийского (I). Прпп. Иулия пресвитера и Иулиана диакона (V). Мчч. Арчила, царя Иверского (VIII), и Луарсаба II, царя Карталинского (1622) (Груз.).
Сщмч. Иоанна Будрина пресвитера (1918); прп. Георгия Лаврова исп. (1932); сщмчч. Алексия Скворцова, Павла Успенского и Николая Розанова пресвитеров, прмч. Ионы Санкова (1938); мч. Никиты Сухарева (1942).

Рим., 94 зач., VII, 1–13. Мф., 34 зач., IX, 36 – X, 8. Прп. (под зачало): Гал., 213 зач., V, 22 – VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17–23*. Мч.: Еф., 233 зач., VI, 10–17. Лк., 104 зач., XXI, 5–7, 10–11, 20–24.

Тропарь мученика Иулиана Тарсийского, глас 4:
Му́ченик Твой, Го́споди, Иулиа́н... (см. Тропари, кондаки и величания общие)

Кондак мученика Иулиана Тарсийского, глас 2:
Благоче́стия непобеди́маго во́ина/ и и́стины согла́сника и ору́жника,/ вси досто́йно восхва́лим/ Иулиа́на днесь/ и к нему́ возопии́м:// моли́ Христа́ Бо́га о всех нас.

Тропарь преподобного Максима Грека, глас 8
Зарею Духа облистаем,/ витийствующих богомудренно сподобился еси разумения,/ неведением омраченная сердца человеков светом благочестия просвещая,/ пресветел явился еси Православия светильник, Максиме преподобне,/ отонудуже ревности ради Всевидящаго/ отечества чужд и странен, Российския страны был еси пресельник,/ страдания темниц и заточения от самодержавнаго претерпев,/ десницею Вышняго венчаешися и чудодействуеши преславная./ И о нас ходатай буди непреложен,// чтущих любовию святую памятъ твою.

Кондак преподобного Максима Грека, глас 8
Богодухновенным Писанием и богословия проповеданием/ неверствующих суемудрие обличил еси, всебогате,/ паче же, в Православии исправляя, на стезю истиннаго познания наставил еси,/ якоже свирель богогласная, услаждая слышащих разумы,/ непрестанно веселиши, Максиме досточудне,/ сего ради молим Тя:/ моли Христа Бога грехов оставление низпослати// верою поющим всесвятое твое успение, Максиме, отче наш.
Тропарь и кондак преподобного Максима Грека
_______________

* Чтения прп. Максима Грека читаются, если ему совершается служба.

Святой мученик Иулиан Тарсийский

Святой мученик Иулиан Тарсийский родился в малоазийской провинции Киликия. Он был сыном сенатора-язычника, мать его исповедовала христианство. После смерти мужа мать святого Иулиана переселилась в город Тарс, где крестила сына и воспитала в христианском благочестии. Когда святому исполнилось 18 лет, император Диоклитиан (284–305) начал гонение на христиан. В числе других был схвачен и святой Иулиан. Его привели к правителю Маркиану на суд, где долго уговаривали отречься от Христа. Ни истязания, ни угрозы, ни обещания даров и почестей не могли склонить благочестивого юношу к принесению языческих жертв и отречению от Христа. Святой исповедник оставался непоколебимым в твердой вере. Целый год мученика водили по городам Киликийской области, в каждом из них подвергая допросам и жестоким истязаниям, после чего бросили в темницу. Мать святого Иулиана следовала за сыном и молилась, чтобы Господь еще более укрепил его в вере и подвиге. В городе Эгее под предлогом убедить сына принести жертву идолам, она просила правителя разрешить ей посещать темницу. Три дня она провела в темнице со святым Иулианом, умоляя его быть твердым до конца.

Святой Иулиан вновь предстал перед правителем. Думая, что мать убедила сына повиноваться императорскому указу, правитель стал хвалить ее благоразумие. Неожиданно святая смело исповедала себя христианкой. Святой мученик Иулиан все так же бесстрашно и мужественно обличал языческое многобожие. Тогда правитель приказал отрубить матери святого Иулиана ступни ног за то, что она сопровождала сына из Тарса. Святая мученица скончалась от нанесенных ран. Мученика Иулиана зашили в мешок, наполненный песком и ядовитыми гадами, и бросили в море. Тело страдальца было вынесено волнами на берег около Александрии и с честью погребено одной благочестивой александрийской христианкой. Мученическая кончина его последовала около 305 года. Впоследствии мощи святого мученика перенесли в город Антиохию. Святитель Иоанн Златоуст почтил память святого мученика Иулиана похвальным словом.



Пре­по­доб­ный Мак­сим Грек (XV–XVI в.), быв­ший сы­ном бо­га­то­го гре­че­ско­го са­нов­ни­ка в го­ро­де Ар­те (Ал­ба­ния), по­лу­чил бле­стя­щее об­ра­зо­ва­ние. В юно­сти он мно­го пу­те­ше­ство­вал и изу­чал язы­ки и на­у­ки в ев­ро­пей­ских стра­нах; по­бы­вал в Па­ри­же, Фло­рен­ции, Ве­не­ции. По воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну при­был на Афон и при­нял ино­че­ство в Ва­то­пед­ской оби­те­ли. Он с увле­че­ни­ем изу­чал древ­ние ру­ко­пи­си, остав­лен­ные на Афоне ино­че­ство­вав­ши­ми гре­че­ски­ми им­пе­ра­то­ра­ми (Ан­д­ро­ни­ком Па­лео­ло­гом и Иоан­ном Кан­та­ку­зе­ном). В это вре­мя ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ва­си­лий Иоан­но­вич (1505–1533) по­же­лал разо­брать­ся в гре­че­ских ру­ко­пи­сях и кни­гах сво­ей ма­те­ри, Со­фии Па­лео­лог, и об­ра­тил­ся к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху с прось­бой при­слать ему уче­но­го гре­ка. Инок Мак­сим по­лу­чил ука­за­ние ехать в Моск­ву. По при­бы­тии ему бы­ло по­ру­че­но пе­ре­ве­сти на сла­вян­ский язык тол­ко­ва­ние на Псал­тирь, за­тем тол­ко­ва­ние на кни­гу Де­я­ний апо­сто­лов и несколь­ко бо­го­слу­жеб­ных книг.

Пре­по­доб­ный Мак­сим усерд­но и тща­тель­но ста­рал­ся ис­пол­нять все по­ру­че­ния. Но, вви­ду то­го, что сла­вян­ский язык не был род­ным для пе­ре­вод­чи­ка, есте­ствен­но, воз­ни­ка­ли неко­то­рые неточ­но­сти в пе­ре­во­дах.

Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Вар­ла­ам вы­со­ко це­нил тру­ды пре­по­доб­но­го Мак­си­ма. Ко­гда же мос­ков­ский пре­стол за­нял мит­ро­по­лит Да­ни­ил, по­ло­же­ние из­ме­ни­лось.

Но­вый мит­ро­по­лит по­тре­бо­вал, чтобы пре­по­доб­ный Мак­сим пе­ре­во­дил на сла­вян­ский язык цер­ков­ную ис­то­рию Фе­о­до­ри­та. Мак­сим Грек ре­ши­тель­но от­ка­зал­ся от это­го по­ру­че­ния, ука­зы­вая на то, что «в сию ис­то­рию вклю­че­ны пись­ма рас­коль­ни­ка Ария, а сие мо­жет быть опас­но для про­сто­ты». Этот от­каз по­се­ял рознь меж­ду пре­по­доб­ным и мит­ро­по­ли­том. Несмот­ря на неуря­ди­цы, пре­по­доб­ный Мак­сим про­дол­жал усерд­но тру­дить­ся на ни­ве ду­хов­но­го про­све­ще­ния Ру­си. Он пи­сал пись­ма про­тив ма­го­ме­тан, па­пиз­ма, языч­ни­ков. Пе­ре­вел тол­ко­ва­ния свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста на Еван­ге­лия от Мат­фея и Иоан­на, а так­же на­пи­сал несколь­ко соб­ствен­ных со­чи­не­ний.

Ко­гда ве­ли­кий князь на­ме­ре­вал­ся рас­торг­нуть свой брак с су­пру­гой Со­ло­мо­ни­ей из-за ее неплод­ства, от­важ­ный ис­по­вед­ник Мак­сим при­слал кня­зю «Гла­вы по­учи­тель­ные к на­чаль­ству­ю­щим пра­во­вер­ных», в ко­то­рых он убе­ди­тель­но до­ка­зал, что по­ло­же­ние обя­зы­ва­ет кня­зя не по­ко­рять­ся жи­вот­ным стра­стям. Пре­по­доб­но­го Мак­си­ма за­клю­чи­ли в тем­ни­цу. С то­го вре­ме­ни на­чал­ся но­вый, мно­го­стра­даль­ный пе­ри­од жиз­ни пре­по­доб­но­го. Неточ­но­сти, об­на­ру­жен­ные в пе­ре­во­дах, бы­ли вме­не­ны пре­по­доб­но­му Мак­си­му в ви­ну, как умыш­лен­ная пор­ча книг. Тя­же­ло бы­ло пре­по­доб­но­му в тем­ни­це, но сре­ди стра­да­ний пре­по­доб­ный стя­жал и ве­ли­кую ми­лость Бо­жию. К нему явил­ся Ан­гел и ска­зал: «Тер­пи, ста­рец! Эти­ми му­ка­ми из­ба­вишь­ся веч­ных мук». В тем­ни­це пре­по­доб­ный ста­рец на­пи­сал уг­лем на стене ка­нон Свя­то­му Ду­ху, ко­то­рый и ныне чи­та­ет­ся в Церк­ви: «Иже ман­ною пре­пи­тавый Из­ра­и­ля в пу­сты­ни древ­ле, и ду­шу мою, Вла­ды­ко, Ду­ха на­пол­ни Все­свя­та­го, яко да о Нем бла­го­угод­но слу­жу Ти вы­ну...»

Через шесть лет пре­по­доб­но­го Мак­си­ма осво­бо­ди­ли от тю­рем­но­го за­клю­че­ния и по­сла­ли под цер­ков­ным за­пре­ще­ни­ем в Тверь. Там он жил под над­зо­ром доб­ро­душ­но­го епи­ско­па Ака­кия, ко­то­рый ми­ло­сти­во об­хо­дил­ся с невин­но по­стра­дав­шим. Пре­по­доб­ный на­пи­сал ав­то­био­гра­фи­че­ское про­из­ве­де­ние «Мыс­ли, ка­ки­ми инок скорб­ный, за­клю­чен­ный в тем­ни­цу, уте­шал и укреп­лял се­бя в тер­пе­нии». Вот несколь­ко слов из это­го яр­ко­го со­чи­не­ния: «Не ту­жи, не скор­би, ни­же тос­куй, лю­без­ная ду­ша, о том, что страж­дешь без прав­ды, от ко­их по­до­ба­ло бы те­бе при­ять все бла­гое, ибо ты поль­зо­ва­ла их ду­хов­но, пред­ло­жив им тра­пе­зу, ис­пол­нен­ную Свя­та­го Ду­ха...» Лишь через два­дцать лет пре­бы­ва­ния в Тве­ри пре­по­доб­но­му раз­ре­ши­ли про­жи­вать сво­бод­но и сня­ли с него цер­ков­ное за­пре­ще­ние. По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни пре­по­доб­ный Мак­сим Грек про­вел в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре. Ему бы­ло уже око­ло 70 лет. Го­не­ния и тру­ды от­ра­зи­лись на здо­ро­вье пре­по­доб­но­го, но дух его был бодр; он про­дол­жал тру­дить­ся. Вме­сте со сво­им ке­лей­ни­ком и уче­ни­ком Ни­лом пре­по­доб­ный усерд­но пе­ре­во­дил Псал­тирь с гре­че­ско­го на сла­вян­ский язык. Ни го­не­ния, ни за­клю­че­ния не сло­ми­ли пре­по­доб­но­го Мак­си­ма.

Пре­по­доб­ный пре­ста­вил­ся 21 ян­ва­ря 1556 го­да. Он по­гре­бен у се­ве­ро-за­пад­ной сте­ны Ду­хов­ской церк­ви Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры. За­сви­де­тель­ство­ва­но нема­ло бла­го­дат­ных про­яв­ле­ний, свер­шив­ших­ся у гроб­ни­цы пре­по­доб­но­го, на ко­то­рой на­пи­са­ны тро­парь и кондак ему. Лик пре­по­доб­но­го Мак­си­ма ча­сто изо­бра­жа­ет­ся на иконе Со­бо­ра Ра­до­неж­ских свя­тых.

04 июля/21 июня – об­ре́те­ние мо­щей
Над ме­стом по­гре­бе­ния Мак­си­ма Гре­ка бы­ла воз­двиг­ну­та при­стро­ен­ная к Ду­хов­ско­му хра­му ча­сов­ня – так на­зы­ва­е­мая Мак­си­мо­ва па­лат­ка. Она неод­но­крат­но пе­ре­стра­и­ва­лась и рас­ши­ря­лась (на­при­мер, при митр. Пла­тоне (Лев­шине), за­тем в 1847 го­ду). А в 1938–1940 го­дах бы­ла уни­что­же­на. В 1988 го­ду во вре­мя празд­но­ва­ния 1000-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си на Со­бо­ре, про­хо­див­шем в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре, сре­ди но­во­про­слав­лен­ных рус­ских свя­тых ка­но­ни­зи­ро­ван и пре­по­доб­ный Мак­сим Грек. Оста­вал­ся от­кры­тым во­прос о ме­сто­на­хож­де­нии его свя­тых мо­щей. К мо­мен­ту об­ще­цер­ков­но­го про­слав­ле­ния над мо­ги­лой не оста­ва­лось ни­ка­ких ви­ди­мых сле­дов. По­это­му воз­ник­ла необ­хо­ди­мость в ар­хео­ло­ги­че­ских рас­коп­ках. Ра­бо­та­ми ру­ко­во­дил ар­хео­лог С.А. Бе­ля­ев. 24 июня 1996 го­да ду­хов­ник Лав­ры ар­хи­манд­рит Ки­рилл (Пав­лов) со­вер­шил мо­ле­бен пре­по­доб­но­му Мак­си­му в Ду­хов­ской церк­ви Лав­ры. За бо­го­слу­же­ни­ем мо­ли­лись бра­тия, вос­пи­тан­ни­ки Мос­ков­ских Ду­хов­ных школ и участ­ни­ки рас­ко­пок. Во втор­ник 1 июля о ре­зуль­та­тах про­ве­ден­ных ра­бот и об об­на­ру­же­нии чест­ных остан­ков пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Гре­ка был сде­лан по­дроб­ный до­клад Свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху. Его свя­тей­ше­ство дал бла­го­сло­ве­ние на ан­тро­по­ло­ги­че­ское осви­де­тель­ство­ва­ние, ко­то­рое ве­ду­щие спе­ци­а­ли­сты Рос­сий­ской Ака­де­мии на­ук про­из­ве­ли 2 июля. При со­по­став­ле­нии чест­ной гла­вы с древни­ми изо­бра­же­ни­я­ми пре­по­доб­но­го Мак­си­ма вы­яви­лись чер­ты сход­ства. На ос­но­ва­нии за­клю­че­ния ан­тро­по­ло­гов 3 июля 1996 го­да свя­тей­ший пат­ри­арх бла­го­сло­вил под­нять чест­ные остан­ки. До недав­не­го вре­ме­ни мо­щи пре­по­доб­но­го Мак­си­ма по­ко­и­лись в Успен­ском со­бо­ре Лав­ры. 9 ап­ре­ля 2013 го­да по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла они бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны об­рат­но в Ду­хов­ской храм. Ра­ка уста­нов­ле­на на ме­сте об­ре­те­ния мо­щей пре­по­доб­но­го (у се­вер­ной сте­ны).

Мученик Арчил II, царь Иверский

Свя­той му­че­ник царь Ар­чил II при­над­ле­жал к ди­на­стии Хо­сро­и­дов и был пря­мым по­том­ком свя­то­го бла­го­вер­но­го ца­ря Ми­ри­а­на († 342).

В цар­ство­ва­ние Ар­чи­ла II Гру­зия под­верг­лась опу­сто­ши­тель­но­му на­ше­ствию Мур­ва­на-Кру (Глу­хо­го), про­зван­но­го так гру­зин­ским на­ро­дом за его неумо­ли­мую же­сто­кость. По­ло­же­ние гру­зин бы­ло без­вы­ход­ным, и царь Ар­чил II вме­сте со сво­им бра­том Ми­ром, пра­ви­те­лем За­пад­ной Гру­зии, со сле­за­ми про­си­ли за­ступ­ни­че­ства у Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. И Она яви­ла Свою ми­лость.

В сра­же­нии при ре­ках Аба­ша и Цхе­нис­ц­ха­ли гру­зи­ны чу­дес­ным об­ра­зом одер­жа­ли по­бе­ду над зна­чи­тель­но пре­вос­хо­див­ши­ми си­ла­ми Мур­ва­на-Кру.

По­сле этой по­бе­ды бла­го­вер­ный царь Ар­чил II за­нял­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем гру­зин­ско­го цар­ства. Он вос­ста­но­вил го­род Ну­х­па­тис, воз­об­но­вил раз­ру­шен­ные хра­мы в Мц­хе­те и спо­соб­ство­вал при­ня­тию хри­сти­ан­ства мно­ги­ми гор­ски­ми пле­ме­на­ми. Од­на­ко вско­ре Гру­зия под­верг­лась но­во­му араб­ско­му на­ше­ствию – неожи­дан­но­му втор­же­нию Джи­джум-Аси­ма. Ис­прав­но вы­пла­чи­вая дань ара­бам, бла­го­вер­ный царь не ожи­дал это­го на­па­де­ния. Чтобы из­ба­вить стра­ну от но­во­го раз­гро­ма и от на­вя­зы­ва­е­мо­го ей ис­ла­ма, он счел за бла­го са­мо­му явить­ся к Джи­джум-Аси­му, при­знать вас­саль­ную за­ви­си­мость Гру­зии и ис­про­сить ми­ра. Воз­ла­гая всю на­деж­ду на ми­ло­сер­дие Бо­жие и при­го­то­вив­шись по­ло­жить ду­шу свою за свя­тую ве­ру и за свой на­род, свя­той Ар­чил явил­ся в стан ара­бов. Джи­джум-Асим при­нял его го­сте­при­им­но и обе­щал свое по­кро­ви­тель­ство, но на­ста­и­вал на при­ня­тии му­суль­ман­ства. Как по­вест­ву­ет «Ле­то­пись Гру­зии», свя­той царь Ар­чил спо­кой­но от­ве­чал: «Не бу­дет то­го, чтобы я оста­вил Хри­ста, Ис­тин­но­го Бо­га, Ко­то­рый для на­ше­го спа­се­ния при­нял на Се­бя плоть че­ло­ве­че­скую. Знай, ес­ли я по­слу­ша­юсь те­бя, то умру веч­ной смер­тью и бу­ду стра­дать веч­но; ес­ли же за мою твер­дость ты пре­дашь ме­ня смер­ти, то я вос­крес­ну, как и Гос­подь мой, и при­ду к Нему».

Услы­шав эти сло­ва, Джи­джум-Асим при­ка­зал свя­зать ис­по­вед­ни­ка и от­ве­сти в тем­ни­цу. Но ни пыт­ки, ни уго­во­ры, ни обе­ща­ния не мог­ли сде­лать бла­го­вер­но­го ца­ря Ар­чи­ла ве­ро­от­ступ­ни­ком.

20 мар­та 744 го­да свя­той царь Ар­чил был пре­дан му­че­ни­че­ской смер­ти через усе­че­ние. Те­ло му­че­ни­ка тай­но вы­вез­ли гру­зи­ны-хри­сти­ане в ме­стеч­ко Эр­цо и по­греб­ли в Ка­хе­тии, в Нот­кор­ской церк­ви, по­стро­ен­ной са­мим бла­го­вер­ным ца­рем.



Преподобные Иулий пресвитер и Иулиан диакон, родные братья, были уроженцами Мирмидонии. За добродетельную жизнь святой Иулий был посвящен в священный сан, а его брат – в сан диакона. Движимые ревностью к распространению христианской веры, святые братья получили разрешение на постройку церквей и отправились на проповедь в глухие места Востока и Запада Римской империи, где еще существовали идольские капища и совершались жертвоприношения кумирам. Пройдя несколько стран, они обратили в христианство многих язычников, убеждая их не только словом, но и многочисленными чудесами. В Константинополе они обратились к благочестивому императору Феодосию Младшему (408–450) с просьбой воздвигать храмы на месте языческих капищ.

Получив благословение Патриарха и разрешение императора, святые братья построили много храмов. Население считало своей обязанностью помогать им в этом святом деле. Однажды какие-то люди проезжали мимо строившейся церкви. Опасаясь, что их начнут уговаривать принять участие в работе, они пошли на обман, чтобы быстрее миновать это место. Один из них притворился мертвым и, когда святой Иулий пригласил их принять участие в труде, они отговорились тем, что везут хоронить мертвеца. Святой спросил: «Не лжете ли вы, чада?» Проезжие стояли на своем. Тогда преподобный Иулиан сказал им: «Так пусть же будет вам по слову вашему». Отъехав на некоторое расстояние, они увидели, что мнимый мертвец действительно умер. Никто больше не смел лгать святым братьям. Провидя скорую кончину, святой Иулий отправился на поиски места для постройки сотой по счету церкви, которую он считал последней. Дойдя до озера Мукорос, он увидел на середине его красивый остров. Из-за громадного количества плодившихся на нем змей никто не мог там поселиться. Преподобный Иулий решил построить на этом острове церковь. Помолившись, он, как на лодке, приплыл к острову на своей мантии и водрузил на нем крест. Именем Божиим святой подвижник приказал всем змеям собраться к нему и повелел уйти с острова, предоставив его для дома Божия и рабов Христовых. Все ядовитые гады уползли в озеро и, переплыв его, обосновались на горе Камункин.

Святой Иулий заложил на острове церковь в честь святых Двенадцати Апостолов. В это время его брат, святой Иулиан, закончил постройку церкви около города Гавдиана и решил устроить при церкви гробницу для своего брата Иулия. Преподобный Иулий навестил своего брата и при встрече советовал ему спешить с постройкой гробницы, пророчески предсказав, что ему же предстоит лежать в ней. Действительно, святой Иулиан диакон вскоре скончался и был погребен в построенной им гробнице. Преподобный Иулий пресвитер с честью совершил погребение брата и возвратился на остров, где вскоре преставился и был погребен в созданной им церкви Двенадцати Апостолов. От его гроба многие больные получали исцеления. Блаженная кончина святых братьев последовала в первой половине V века.



Св. апо­стол Тер­ций, один от 70-ти, был од­ним из бли­жай­ших уче­ни­ков и со­труд­ни­ков св. апо­сто­ла Пав­ла. Тру­дясь и под­ви­за­ясь на ни­ве еван­гель­ской под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го апо­сто­ла язы­ков, он в то же вре­мя ис­пол­нял и част­ные его по­ру­че­ния. Из­вест­но, что По­сла­ние апо­сто­ла Пав­ла к Рим­ля­нам на­пи­са­но бы­ло апо­сто­лом Тер­ци­ем, так как апо­стол Па­вел, по его соб­ствен­но­му сви­де­тель­ству, имел нераз­бор­чи­вый по­черк и за­труд­нял­ся сам пе­ре­пи­сы­вать свои по­сла­ния. О том, что св. апо­стол Тер­ций пе­ре­пи­сы­вал По­сла­ние к Рим­ля­нам, узна­ем из это­го по­след­не­го, где на­хо­дим сле­ду­ю­щие сло­ва: «При­вет­ствую вас в Гос­по­де и я, Тер­ций, пи­сав­ший сие по­сла­ние» (Рим.16:22).

Св. апо­стол Тер­ций был епи­ско­пом в Ико­нии по­сле св. апо­сто­ла Со­си­па­тра, где и удо­сто­ил­ся при­нять му­че­ни­че­ский ве­нец.

благоверный царь Луарсаб II

Святой мученик благоверный царь Грузинский Луарсаб II родился в 1587 году. Он был сыном Георгия Х (1600–1603), отравленного персидским шахом Аббасом I (1584–1628). После смерти отца Луарсаб остался с двумя сестрами, Хорешан и Еленою. Он был еще отроком, но отличался разумом и благочестием и, несмотря на юный возраст, был венчан на царство Карталинское с именем Луарсаба II. В 1609 году Грузия подверглась нашествию турецкого войска под предводительством Дели-Мамад-хана. Молодой царь дал решительный бой туркам под селением Квенадкоци (между Гори и Сурами). Накануне сражения 14-тысячное грузинское ополчение провело всю ночь в неусыпных молитвах, а поутру, после Божественной литургии и принятия всеми Святых Таин, в героическом сражении грузинские воины обратили в бегство 60-ти тысячную армию противника.

Персидский шах Аббас I, встревоженный этой победой грузин и снедаемый завистью к Луарсабу II, всячески искал случая погубить его. Святой Луарсаб II вынужден был, спасая Картли (Центральная Грузия) от разорения, выдать замуж за магометанина шаха Аббаса I свою сестру Елену, по его требованию. Но и это не остановило шаха. Через некоторое время он вторгся в Грузию с огромным войском. Из-за измены нескольких феодалов, благоверный царь Луарсаб II и кахетинский царь Теймураз I вынуждены были в конце 1615 года удалиться в Имеретию (Западная Грузия) к царю Имеретинскому Георгию III (1605–1639).

Шах Аббас I разорил Кахетию и, угрожая разорением Картли, требовал Луарсаба II к себе, обещая, в случае его прибытия, заключить мир. Благоверный царь Луарсаб II, пытаясь сохранить храмы Картли от опустошения, отправился к шаху Аббасу со словами: «Возложу всю надежду свою на Христа, и какая бы участь ни ожидала меня там, жизнь или смерть, да будет благословен Господь Бог!»

Шах Аббас I принял святого Луарсаба II миролюбиво и, казалось, готов был выполнить свои обещания. После совместной охоты шах Аббас пригласил его в Мазандаран, но за обедом Луарсаб II отказался есть рыбу (поскольку шел Великий пост), несмотря на уговоры и требования шаха. Разгневанный шах стал настаивать на том, чтобы грузинский царь принял магометанство, за что обещал с великими сокровищами отпустить в Картли, в противном случае угрожая мучительной смертью. Благочестивый царь Луарсаб II, с детских лет соблюдавший строгие посты и постоянно творивший молитвы, без колебаний отверг домогательства шаха. Тогда его связали и заключили в неприступную крепость Гулаб-Кала, близ Шираза. Епископ Мровельский Николай повествует, что благоверный царь Луарсаб семь лет находился в темнице в оковах, перенося ужасные притеснения и частые избиения, принуждаемый принять магометанство. Но святой исповедник остался верен Святой Церкви Христовой и принял мученическую смерть в 1622 году на 35 году своей жизни. Вместе с ним были замучены два его верных служителя.

Тела святых мучеников бросили ночью в темнице без погребения, но на другой день христиане предали их земле в общей могиле.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites