4 августа. Мироносицы равноапостольной Марии Магдалины. Перенесение мощей священномученика Фоки.

22 июля по старому стилю / 4 августа по новому стилю
пятница

Мироносицы равноап. Марии Магдалины (I). Перенесение мощей сщмч. Фоки (403–404).
Прп. Корнилия Переяславского (1693).
Сщмч. Михаила Накарякова пресвитера (1918); сщмч. Алексия Ильинского пресвитера (1931).


1 Кор., 157 зач., XIV, 26–40. Мф., 83 зач., XXI, 12–14, 17–20.
Равноап.: 1 Кор., 141 зач., IX, 2–12. Лк., 34 зач., VIII, 1–3.

Тропарь равноапостольной Марии Магдалины, глас 1:
Христу́, нас ра́ди от Де́вы ро́ждшемуся,/ честна́я Магдали́но Мари́е, после́довала еси́,/ Того́ оправда́ния и зако́ны храня́щи./ те́мже днесь всесвяту́ю твою́ па́мять пра́зднующе,/ грехо́в разреше́ние// моли́твами твои́ми прие́млем.

Кондак равноапостольной Марии Магдалины, глас 3:
Предстоя́щи, пресла́вная, у Креста́ Спа́сова со ины́ми мно́гими,/ и Ма́тери Госпо́дни состра́ждущи, и сле́зы точа́щи,/ сие́ в похвалу́ приноша́ше, глаго́лющи:/ что сие́ есть стра́нное чу́до?/ Содержа́й всю тварь пострада́ти изво́ли.// сла́ва держа́ве твое́й.

Тропарь священномученика Фоки, глас 4:
И нра́вом прича́стник,/ и престо́лом наме́стник апо́столом быв,/ дея́ние обре́л еси́, богодухнове́нне,/ в виде́ния восхо́д:/ сего́ ра́ди сло́во и́стины исправля́я,/ и ве́ры ра́ди пострада́л еси́ да́же до кро́ве,/ священному́чениче Фоко,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак священномученика Фоки, глас 6:
Я́ко святи́тель принося́, о́тче, же́ртвы,/ на коне́ц себе́ прине́сл еси́ же́ртву жи́ву,/ свиде́тельствовав зако́нно о Христе́ Бо́зе,/ от Áнгел укрепля́емый,/ и смерть изволя́я,/ сый с вопию́щими Тебе́:// прииди́, Фо́ко, с на́ми, и никто́же на ны.
*******
Устремляясь к Божиему Царству, открытому во Христе Иисусе, Спасителе и Господе нашем, мы должны посвящать свою жизнь приуготовлению к встрече со Христом. Все остальное вторично, все остальное мы делаем для того, чтобы достичь главного. К сожалению, человек так поглощен каждодневной суетой, что самая главная цель уходит куда-то далеко. Мы вспоминаем о ней в лучшем случае один раз в неделю, когда приходим в храм Божий, а ведь иногда и реже вспоминаем. И каждый день с утра до вечера трудимся, отдавая все свои силы, энергию, образование – все то, что имеем, достижению сиюминутных человеческих целей.

Святая равноапостольная мироносица Мария Магдалина.
Святая равноапостольная мироносица Мария Магдалина. На берегу Геннисаретского озера, между городами Капернаумом и Тивериадой, располагался небольшой город Магдала, остатки которого уцелели до наших дней. Теперь на его месте стоит лишь небольшой поселок Медждель.

В Магдале когда-то родилась и выросла женщина, имя которой навеки вошло в евангельскую историю. Евангелие ничего не повествует нам о юных годах Марии, но Предание сообщает, что Мария из Магдалы была молода, красива и вела грешную жизнь. В Евангелии говорится, что Господь изгнал из Марии семь бесов. С момента исцеления Мария начала новую жизнь. Она стала верной ученицей Спасителя.

Евангелие повествует, что Мария Магдалина следовала за Господом, когда Он с апостолами проходил по городам и селениям Иудеи и Галилеи с проповедью Царствия Божия. Вместе с благочестивыми женщинами – Иоанной, женой Хузы (домоправителя Иродова), Сусанной и другими она служила Ему от имений своих (Лк. 8, 1–3) и, несомненно, разделяла с апостолами благовестнические труды, в особенности среди женщин. Очевидно, ее вместе с другими женщинами имеет в виду евангелист Лука, рассказывая, что в момент шествия Христа на Голгофу, когда после бичевания Он нес на Себе тяжелый Крест, изнемогая под его тяжестью, женщины шли за Ним, плача и рыдая, а Он утешал их. Евангелие повествует, что Мария Магдалина находилась и на Голгофе в момент распятия Господа. Когда все ученики Спасителя разбежались, она бесстрашно оставалась у Креста вместе с Богородицей и апостолом Иоанном.

Евангелисты перечисляют среди стоявших у Креста еще и мать апостола Иакова Меньшего, и Саломию, и других женщин, следовавших за Господом от самой Галилеи, но все называют первой Марию Магдалину, а апостол Иоанн, кроме Богоматери, упоминает только ее и Марию Клеопову. Это говорит о том, насколько выделялась она из среды всех женщин, окружавших Спасителя.

Она была верна Ему не только в дни Его славы, но и в момент Его крайнего уничижения и поругания. Она, как повествует евангелист Матфей, присутствовала и при погребении Господа. На ее глазах Иосиф с Никодимом внесли в гробницу Его бездыханное тело. На ее же глазах они завалили большим камнем вход в пещеру, куда зашло Солнце жизни...

Верная закону, в котором была воспитана, Мария вместе с другими женщинами пребыла весь последующий день в покое, ибо велик был день той субботы, совпадавший в тот год с праздником пасхи. Но все же пред наступлением дня покоя женщины успели запасти ароматы, чтобы в первый день недели прийти на рассвете к могиле Господа и Учителя и по обычаю иудеев помазать Его тело погребальными ароматами.

Надо полагать, что, сговорившись идти в первый день недели ко Гробу рано утром, святые женщины, разойдясь в пятницу вечером по своим домам, не имели возможности встретиться друг с другом в день субботний, и как только забрезжил свет следующего дня, пошли к гробнице не совместно, а каждая из своего дома.

Евангелист Матфей пишет, что женщины пришли ко гробу на рассвете или, как выражается евангелист Марк, весьма рано, при восходе солнца; евангелист Иоанн, как бы дополняя их, говорит, что Мария пришла ко гробу настолько рано, что еще было темно. Видимо, она с нетерпением ждала окончания ночи, но, не дождавшись рассвета, когда еще кругом царила тьма, побежала туда, где лежало тело Господа.

Итак, Мария пришла ко гробу одна. Увидев камень отваленным от пещеры, она в страхе поспешила туда, где жили самые близкие апостолы Христа – Петр и Иоанн. Услышав странную весть о том, что Господа унесли из гроба, оба Апостола побежали ко гробу и, увидев пелены и свернутый плат, изумились. Апостолы ушли и никому ничего не сказали, а Мария стояла около входа в мрачную пещеру и плакала. Здесь, в этом темном гробе, еще так недавно бездыханным лежал ее Господь. Желая убедиться, что гроб действительно пуст, она подошла к нему – и здесь сильный свет внезапно осиял ее. Она увидела двух Ангелов в белых одеяниях, сидящих одного у главы, а другого у ног, где было положено тело Иисусово. Услышав вопрос: «Женщина, что ты плачешь?» – она ответила теми же словами, которые только что сказала Апостолам: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». Сказав это, она повернулась, и в этот момент увидела Иисуса Воскресшего, стоящего около гроба, но не узнала Его.

Он спросил Марию: «Женщина, что ты плачешь, Кого ищешь?» Она же, думая, что видит садовника, отвечала: «Господин, если ты вынес Его, скажи, где ты положил Его, и я возьму Его».

Но в этот момент она узнала голос Господа, голос, который был знаком с того самого дня, как Он исцелил ее. Этот голос она слышала в те дни, в те годы, когда вместе с другими благочестивыми женщинами ходила за Господом по всем городам и весям, где раздавалась Его проповедь. Из груди ее вырвался радостный крик: «Раввуни!», что значит Учитель.

Уважение и любовь, нежность и глубокое почтение, чувство признательности и признание Его превосходства как великого Учителя – все слилось в одном этом возгласе. Она больше ничего не могла сказать и бросилась к ногам своего Учителя, чтобы омыть их слезами радости. Но Господь сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему и к Богу Моему и Богу вашему»».

Она пришла в себя и снова побежала к Апостолам, чтобы исполнить волю Пославшего ее на проповедь. Снова вбежала она в дом, где еще пребывали в смятении Апостолы, и возвестила им радостную весть: «Видела Господа!» Это была первая в мире проповедь о Воскресении.

Апостолы должны были благовествовать миру, а она благовествовала самим Апостолам...

Священное Писание не повествует нам о жизни Марии Магдалины по воскресении Христовом, но можно не сомневаться, что если в страшные минуты распятия Христа она была у подножия Его Креста с Его Пречистою Матерью и Иоанном, то несомненно, что она пребывала с ними же и все ближайшее время по воскресении и вознесении Господа. Так святой Лука в книге Деяний апостольских пишет, что все Апостолы единодушно пребывали в молитве и молении с некоторыми женами и Мариею, Матерью Иисуса, и с братьями Его.

Священное Предание повествует, что когда Апостолы разошлись из Иерусалима на проповедь во все концы мира, то вместе с ними пошла на проповедь и Мария Магдалина. Отважная женщина, сердце которой было полно воспоминаний о Воскресшем, оставила родной край и отправилась с проповедью в языческий Рим. И везде она возвещала людям о Христе и Его учении, а когда многие не верили, что Христос воскрес, она повторяла им то же, что сказала в светлое утро Воскресения Апостолам: «Я видела Господа». С этой проповедью она обошла всю Италию.

Предание говорит, что в Италии Мария Магдалина явилась к императору Тиверию (14–37) и благовествовала ему о Христе Воскресшем. По Преданию, она принесла ему красное яйцо как символ Воскресения, символ новой жизни со словами: «Христос Воскрес!» Затем она рассказала императору о том, что в его провинции Иудее был безвинно осужден Иисус Галилеянин, муж святой, творивший чудеса, сильный пред Богом и всеми людьми, казнен по наветам иудейских первосвященников и приговор утвердил назначенный Тиверием прокуратор Понтий Пилат.

Мария повторила слова Апостолов, что уверовавшие во Христа искуплены от суетной жизни не тленным серебром или золотом, но драгоценной кровью Христа как непорочного и чистого Агнца.

Благодаря Марии Магдалине обычай дарить друг другу пасхальные яйца в день Светлого Христова Воскресения распространился между христианами всего мира. В одном древнем рукописном греческом уставе, написанном на пергаменте, хранящемся в библиотеке монастыря святой Анастасии близ Фессалоник (Солуня), помещена молитва, читаемая в день Святой Пасхи на освящение яиц и сыра, в которой указывается, что игумен, раздавая освященные яйца, говорит братии: «Так мы приняли от святых отцов, которые сохранили сие обыкновение от самых времен апостольских, ибо святая равноапостольная Мария Магдалина первая показала верующим пример сего радостного жертвоприношения».

Мария Магдалина продолжала свое благовестие в Италии и в самом городе Риме. Очевидно, именно ее имеет в виду апостол Павел в своем Послании к Римлянам (16, 6), где вместе с прочими подвижниками проповеди евангельской упоминает Марию (Мариам), которая, как он выражается, «много потрудилась для нас». Очевидно, они беззаветно служили Церкви и своими средствами, и своими трудами, подвергаясь опасностям, и разделяла с Апостолами труды проповедничества.

По Церковному же преданию, она пробыла в Риме до прибытия туда апостола Павла и еще два года спустя после отбытия его из Рима после первого суда над ним. Из Рима святая Мария Магдалина уже в преклонном возрасте переселилась в Ефес, где неустанно трудился святой апостол Иоанн, который с ее слов написал 20-ю главу своего Евангелия. Там закончила святая земную жизнь и была погребена.

Ее святые мощи были в IХ веке перенесены в столицу Византийской империи – Константинополь и положены в храме монастыря во имя святого Лазаря. В эпоху крестовых походов они были перенесены в Италию и положены в Риме под алтарем Латеранского собора. Часть мощей Марии Магдалины находится во Франции близ Марселя, где над ними у подножия крутой горы воздвигнут в честь ее великолепный храм.

Православная Церковь свято чтит память святой Марии Магдалины – женщины, призванной Самим Господом от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу.

Погрязшая когда-то во грехе, она, получив исцеление, искренне и бесповоротно начала новую, чистую жизнь и никогда не колебалась на этом пути. Мария возлюбила Господа, призвавшего ее к новой жизни; она была верна Ему не только тогда, когда Он, изгнав из нее семь бесов, окруженный восторженным народом, проходил по городам и селениям Палестины, снискав Себе славу чудотворца, но и тогда, когда все ученики из страха покинули Его и Он, уничиженный и распятый, в муках висел на Кресте. Вот почему Господь, зная ее верность, именно ей первой явился, восстав от гроба, и именно ее сподобил быть первой же проповедницей Своего Воскресения.

Преподобный Корнилий Переяславский, в мире Конон, был сыном рязанского купца. В юных летах ушел из родительского дома и пять лет прожил послушником у старца Павла в Лукьяновской пустыни, под Переяславом. Затем юный подвижник перешел в Переяславскую обитель святых Бориса и Глеба, что на Песках. Конон усердно ходил в храм и беспрекословно выполнял все, что ему приказывали. В трапезе святой послушник не садился с братией, но довольствовался тем, что оставалось, принимая пищу три раза в неделю. Через пять лет он принял иночество с именем Корнилий. С этого времени никто не видел преподобного спавшим на постели. Некоторые из братии насмехались над святым Корнилием, как юродивым, но преподобный молча переносил обиды и усиливал иноческие подвиги. Испросив у игумена разрешение жить в затворе, преподобный Корнилий затворился в выстроенной для него особой келлии и безвыходно подвизался в посте и молитве. Однажды братия нашла его едва живым: келлия преподобного была заперта изнутри. Три месяца преподобный Корнилий пролежал больным; он мог принимать только воду и сок. Выздоровев, преподобный, будучи убежден игуменом, остался жить с братией. Святой Корнилий был пономарем в храме, служил в трапезе, трудился в саду. Благодаря трудам преподобного в монастырском саду росли превосходные яблоки, которые он с любовью раздавал приходящим. От строгого поста тело преподобного Корнилия иссохло, но святой не переставал трудиться: своими руками он выкопал для братии колодец. Тридцать лет прожил преподобный Корнилий в полном безмолвии, считаясь у братии глухим и немым. Перед кончиною, последовавшей 22 июля 1693 года, преподобный Корнилий исповедался у духовника обители отца Варлаама, причастился Святых Таин и принял схиму. Преподобный был погребен в часовне. Через 9 лет при построении нового храма его мощи были обретены нетленными. В 1705 году святитель Димитрий, митрополит Ростовский (память 28 октября), свидетельствовал мощи преподобного Корнилия, и они были помещены в новом храме под спудом. Тогда же святитель Димитрий составил преподобному тропарь и кондак.

Перенесение мощей священномученика Фоки из Синопа в Константинополь состоялось 22 июля в 403 или 404 году.

Священномученик Фока родился в городе Синопе. Он с юности вел добродетельную христианскую жизнь, а в зрелые годы был поставлен епископом Синопским. Святитель Фока обратил многих язычников к вере Христовой. Во время гонений на христиан при императоре Траяне (98–117) градоправитель принуждал святителя к отречению от Христа. После жестоких истязаний святого Фоку заперли в горячей бане, где он мученически скончался в 117 году.

В 404 году мощи святителя были перенесены в Константинополь.

Священномученик Фока особенно почитается как защитник от пожаров, а также как подающий помощь утопающим.

Священномученик Михаил Накаряков, пресвитер
Свя­щен­ник Ми­ха­ил На­ка­ря­ков ро­дил­ся в 1866 го­ду; слу­жил в Пре­об­ра­жен­ской церк­ви се­ла Усо­лье непо­да­ле­ку от го­ро­да Со­ли­кам­ска. В хра­ме о. Ми­ха­ил был тре­тьим свя­щен­ни­ком; при­хо­жане боль­ше дру­гих лю­би­ли его, осо­бен­но за ми­ло­сер­дие и нес­тя­жа­тель­ность. Ес­ли нуж­но бы­ло что по­про­сить, то все­гда про­си­ли у о. Ми­ха­и­ла. Кро­ме служб в хра­ме, он пре­по­да­вал За­кон Бо­жий в цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле, пре­по­да­вал с лю­бо­вью и бла­го­го­ве­ни­ем к пред­ме­ту. Ко­гда со­би­ра­лись по­жерт­во­ва­ния в хра­ме на по­дар­ки де­тям из бед­ных се­мей, то сбор­щи­ки сна­ча­ла под­хо­ди­ли к о. Ми­ха­и­лу, зная, что он даст боль­ше всех, а по­сле него дру­гим бу­дет нелов­ко по­жерт­во­вать мень­ше, и ску­по­ва­тый на­сто­я­тель хра­ма, хо­тя и был недо­во­лен щед­ро­стью о. Ми­ха­и­ла, но уже сам да­вал столь­ко же. На Пас­ху о. Ми­ха­ил об­хо­дил до­ма бед­ня­ков и раз­да­вал день­ги, иной раз го­во­ря: «это на обувь», «это на по­дар­ки де­тям».
В июне 1918 го­да по­сле аре­ста ар­хи­епи­ско­па Ан­д­ро­ни­ка свя­щен­ни­ки Перм­ской епар­хии пе­ре­ста­ли слу­жить. Та­ко­во бы­ло рас­по­ря­же­ние вла­ды­ки, от­дан­ное им еще до аре­ста: ес­ли вла­сти аре­сту­ют ко­го-ли­бо из свя­щен­но­слу­жи­те­лей, пе­ре­стать слу­жить всем, по­ка не от­пу­стят; и на­ро­ду так объ­яс­нить – чтобы тре­бо­ва­ли осво­бож­де­ния свя­щен­ни­ка. Свя­щен­ни­ки пре­кра­ти­ли слу­жить. Вме­сте со все­ми пе­ре­стал слу­жить о. Ми­ха­ил. Вла­сти, опа­са­ясь на­род­но­го воз­му­ще­ния, ста­ли вы­зы­вать свя­щен­ни­ков в ЧК, чтобы за­ста­вить их ис­пол­нять тре­бы. Был вы­зван и о. Ми­ха­ил. В от­вет на угро­зы он ска­зал:
– Я клят­ву да­вал пе­ред кре­стом при ру­ко­по­ло­же­нии – под­чи­нять­ся сво­е­му ар­хи­ерею. И по­ка он не от­даст рас­по­ря­же­ния – вен­чать, от­пе­вать – я слу­жить не бу­ду. Вы его от­пу­сти­те, и то­гда я бу­ду со­вер­шать тре­бы.
Через несколь­ко дней о. Ми­ха­ил был аре­сто­ван и от­прав­лен в тюрь­му Со­ли­кам­ска.
Под Ильин день епи­скоп Фе­о­фан (Иль­мен­ский) за все­нощ­ной про­сил при­хо­жан усерд­но мо­лить­ся об о. Ми­ха­и­ле, так как то­му гро­зил рас­стрел. Весь на­род мо­лил­ся о нем, мно­гие пла­ка­ли, по­сле все­нощ­ной при­хо­жане вы­бра­ли пред­ста­ви­те­лей для пе­ре­го­во­ров с вла­стя­ми. Они пред­ло­жи­ли мест­ным вла­стям от­пу­стить о. Ми­ха­и­ла под за­лог; те от­ка­за­ли: «Он слиш­ком по­пуля­рен, со­брал во­круг се­бя на­род, его слиш­ком мно­гие слу­ша­ют­ся». Тем вре­ме­нем бы­ло ре­ше­но его убить, но чтобы из­бе­жать на­род­но­го воз­му­ще­ния, объ­яви­ли, что свя­щен­ни­ка Ми­ха­и­ла На­ка­ря­ко­ва от­пра­вят на при­ну­ди­тель­ные ра­бо­ты в Чер­дынь. Неко­то­рые сол­да­ты стра­жи бы­ли из мест­ных кре­стьян, они хо­ро­шо зна­ли о. Ми­ха­и­ла и рас­кры­ли об­ман. В те дни свя­щен­ник на­хо­дил­ся в тюрь­ме на Усол­ке.
3 ав­гу­ста от­сю­да взя­ли на рас­стрел тро­их за­клю­чен­ных – вра­ча, офи­це­ра и о. Ми­ха­и­ла; к каж­до­му аре­сто­ван­но­му при­став­ле­но бы­ло по два кон­во­и­ра; они, по­мо­гая свя­щен­ни­ку за­брать­ся на те­ле­гу, за­го­во­ри­ли с ним впол­го­ло­са:
– Ба­тюш­ка, мы те­бя ве­зем рас­стре­ли­вать, а нам те­бя жал­ко. Мы все пом­ним те­бя, ты нас учил, по­мо­гал се­мьям. Не мо­жем мы те­бя убить. Мы бу­дем стре­лять в воз­дух, а ты па­дай, а то ина­че те­бя за­стре­лим, а мы это­го не хо­тим.
– Нет уж, что рас­по­ря­ди­лись де­лать со мной ва­ши на­чаль­ни­ки, то и де­лай­те, – ска­зал свя­щен­ник.
При­е­ха­ли на ме­сто каз­ни в лес. Врач и офи­цер бы­ли сра­зу рас­стре­ля­ны: кон­во­и­ры по­ве­ли о. Ми­ха­и­ла в глубь ле­са и ста­ли стре­лять по­верх го­ло­вы. Свя­щен­ник сто­ял на­про­тив крас­но­ар­мей­цев, ко­гда-то сво­их при­хо­жан, и мол­чал. То­гда один из кон­во­и­ров по­до­шел к о. Ми­ха­и­лу вплот­ную и с та­кой си­лой уда­рил его при­кла­дом, что свя­щен­ник по­те­рял со­зна­ние. Оч­нув­шись, он уви­дел: смер­ка­ет­ся, ка­кие-то впе­ре­ди те­ни мель­ка­ют. Он по­шел пря­мо на них и на­толк­нул­ся на тру­пы вра­ча и офи­це­ра, а непо­да­ле­ку крас­но­ар­мей­цы уса­жи­ва­лись на те­ле­гу. Свя­щен­ник стал чи­тать от­ход­ную мо­лит­ву.
– А поп-то еще жив, – ска­зал один из них и в тем­но­те несколь­ко раз вы­стре­лил на­угад.
Пу­ли по­па­ли в пра­вую ру­ку, в ле­вую но­гу и в грудь свя­щен­ни­ка. На сле­ду­ю­щий день крас­но­ар­мей­цев по­сла­ли за­ка­пы­вать тру­пы. Подъ­ез­жа­ют и ви­дят – о. Ми­ха­ил си­дит на пне.
– Ба­тюш­ка, ты раз­ве жив? Как же мы бу­дем те­бя жи­вым за­ка­пы­вать? Ну, лад­но, мо­жет, обой­дет­ся, по­ве­зем те­бя от­сю­да.
Вы­ко­па­ли мо­ги­лу, за­сы­па­ли зем­лей те­ла рас­стре­лян­ных, по­са­ди­ли о. Ми­ха­и­ла на те­ле­гу и по­вез­ли. Но вез­ти через се­ла свя­щен­ни­ка, при­го­во­рен­но­го к рас­стре­лу и не рас­стре­лян­но­го, ис­те­ка­ю­ще­го кро­вью, бы­ло опас­но, и, же­лая от него по­ско­рее из­ба­вить­ся, крас­но­ар­мей­цы спро­си­ли:
– Ба­тюш­ка, ска­жи, ку­да те­бя спря­тать?
– Вы ме­ня не прячь­те, – спо­кой­но от­ве­тил тот.
Тем вре­ме­нем въе­ха­ли в се­ло, ста­ли спра­ши­вать жи­те­лей, кто бы при­ютил свя­щен­ни­ка. Но ужас от де­я­тель­но­сти ка­ра­тель­ных боль­ше­вист­ских от­ря­дов столь был ве­лик, что ни­кто из кре­стьян не ре­шил­ся предо­ста­вить при­ют ра­не­но­му. По­еха­ли к до­му при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, но тот, уви­дев из­да­ле­ка крас­но­ар­мей­цев и ра­не­но­го свя­щен­ни­ка, за­ма­хал ру­ка­ми, де­лая зна­ки, чтобы они ско­рее про­ез­жа­ли ми­мо. Про­си­ли кон­во­и­ры, чтобы кто-ни­будь из жи­те­лей хо­тя бы пе­ре­вя­зал ра­ны. Но то ли же­сто­ко­серд­ный все по­па­дал­ся на­род, ко­то­рый, как за­ча­ро­ван­ный, не мог оч­нуть­ся от ужа­са, ка­кой на­во­ди­ли по­всю­ду боль­ше­ви­ки, то ли неве­ру­ю­щий, а мо­жет быть, не ве­ри­ли в ис­крен­ность крас­но­ар­мей­цев, но толь­ко ни­кто не со­гла­сил­ся предо­ста­вить свя­щен­ни­ку кров и пе­ре­вя­зать ра­ны. По­еха­ли даль­ше. В со­сед­ней де­ревне жен­щи­на на­по­и­ла о. Ми­ха­и­ла пар­ным мо­ло­ком, но при­ютить от­ка­за­лась, и кон­вой по­вез его даль­ше, и так при­вез­ли об­рат­но в тюрь­му. В ка­ме­ру его по­ме­сти­ли вме­сте с бе­лым офи­це­ром По­но­ма­ре­вым, и свя­щен­ник рас­ска­зал ему обо всем, что с ним про­изо­шло, и до­ба­вил:
– Знай, что ес­ли бу­дут ме­ня за­би­рать и бу­дут го­во­рить, что на ра­бо­ту – это зна­чит по­ве­дут на рас­стрел.
Дей­стви­тель­но, на сле­ду­ю­щий день тю­рем­ная стра­жа объ­яви­ла о. Ми­ха­и­лу и офи­це­ру, чтобы со­би­ра­лись на ра­бо­ту. Па­мя­туя сло­ва свя­щен­ни­ка, По­но­ма­рев при­го­то­вил­ся к худ­ше­му. Их вы­ве­ли во двор. Один из кон­во­и­ров уда­рил свя­щен­ни­ка при­кла­дом по го­ло­ве – ле­гонь­ко, вто­рой стук­нул с дру­гой сто­ро­ны, и так би­ли по оче­ре­ди, по­ка не уби­ли.
По­гло­щен­ные убий­ством о. Ми­ха­и­ла па­ла­чи за­бы­ли об офи­це­ре. Он тем вре­ме­нем пе­ре­брал­ся через за­бор, бро­сил­ся в ре­ку и спря­тал­ся за сва­ей мо­ста. Об­на­ру­жив его от­сут­ствие, стра­жа ки­ну­лась на по­ис­ки, но они ни к че­му не при­ве­ли. По­но­ма­рев ви­дел, как крас­но­ар­мей­цы при­во­лок­ли те­ло свя­щен­ни­ка на бе­рег ре­ки, при­вя­за­ли к нему боль­шой ка­мень, рас­ка­ча­ли и бро­си­ли в во­ду.
На сле­ду­ю­щий день жен­щи­ны при­шли на бе­рег по­лос­кать бе­лье. На се­ре­дине ре­ки, кре­сто­об­раз­но рас­ки­нув ру­ки, с кре­стом на гру­ди ле­жал за­му­чен­ный на­ка­нуне свя­щен­ник. Жен­щи­ны под­ня­ли крик, ото­всю­ду стал сбе­гать­ся на­род, и из­ве­стие быст­ро до­шло до че­ки­стов. К ре­ке по­до­гна­ли ло­шадь, крас­но­ар­мей­цы вы­ло­ви­ли из во­ды те­ло свя­щен­ни­ка, по­ло­жи­ли на те­ле­гу и по­вез­ли из го­ро­да. Чу­до бы­ло яв­ное, и за неход­ко ка­тив­шей­ся те­ле­гой по­шла тол­па на­ро­да. Крас­но­ар­мей­цы пы­та­лись ото­гнать на­род то ру­га­нью, то угро­за­ми, но это не по­мог­ло, и они ста­ли стре­лять по­верх го­лов, но лю­ди про­дол­жа­ли ид­ти. Вы­стре­ли­ли по тол­пе, неко­то­рых ра­ни­ли, и то­гда толь­ко оста­но­ви­ли на­род.
Же­на о. Ми­ха­и­ла при­е­ха­ла до­мой в Усо­лье в тра­у­ре; ее ста­ли на­ве­щать при­хо­жане и спра­ши­вать:
– Род­ная ма­туш­ка, где же наш ба­тюш­ка? Где наш кор­ми­лец? Что с ним?
Она по­дроб­но обо всем рас­ска­за­ла. Через несколь­ко дней пред­ста­ви­те­ли вла­стей пре­ду­пре­ди­ли ее: ес­ли бу­дешь о сво­ем му­же рас­ска­зы­вать, са­ма ту­да же пой­дешь.
Епи­скоп Фе­о­фан от­слу­жил по о. Ми­ха­и­лу все­нощ­ную, по­ми­ная его на служ­бе свя­щен­но­му­че­ни­ком, о ко­то­ром не толь­ко мы мо­лим­ся, ска­зал вла­ды­ка, но и он мо­лит­ся о нас пе­ред Бо­гом. По­сле все­нощ­ной он по­звал к се­бе сы­на о. Ми­ха­и­ла – Ни­ко­лая, слу­жив­ше­го диа­ко­ном в Тро­иц­ком хра­ме в Пер­ми, и ска­зал:
– В па­мять тво­е­го от­ца-му­че­ни­ка бу­дешь ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. Иди вслед за от­цом.
По­сле ру­ко­по­ло­же­ния о. Ни­ко­лай слу­жил в се­ле Коль­цо­ве. Ча­сто по цер­ков­ным де­лам он бы­вал в Пер­ми, ку­да пе­ре­еха­ли его мать, и сест­ры. В од­ну из та­ких по­ез­док се­ло Коль­цо­ве за­хва­ти­ли крас­ные.
– Где поп? С бе­лы­ми удрал? – спра­ши­ва­ли они при­хо­жан.
– Нет, он по­ехал в Пермь по цер­ков­ным де­лам, – пы­та­лись их убе­дить при­хо­жане.
– Нет, удрал! – на­ста­и­ва­ли крас­но­ар­мей­цы.
Ви­дя, что боль­ше­ви­ки твер­до ре­ши­ли аре­сто­вать свя­щен­ни­ка, при­хо­жане от­пра­ви­ли до­ве­рен­но­го че­ло­ве­ка в Пермь пре­ду­пре­дить о. Ни­ко­лая, чтобы он не воз­вра­щал­ся в се­ло, так как крас­ные со­би­ра­ют­ся его рас­стре­лять и дом его уже раз­граб­лен.
Для о. Ни­ко­лая это из­ве­стие ока­за­лось боль­шим по­тря­се­ни­ем. Утром он по­шел в храм и, оста­но­вив­шись сре­ди на­ро­да, дол­го со сле­за­ми мо­лил­ся. По­сле служ­бы к нему по­до­шла мо­на­хи­ня и спро­си­ла:
– Ба­тюш­ка, о чем вы пла­че­те?
Ему бы­ло то­гда два­дцать че­ты­ре го­да, вы­гля­дел он мо­ло­же сво­их лет, и ей бы­ло стран­но, о чем мо­жет так горь­ко пла­кать мо­ло­дой свя­щен­ник.
– Да как же мне не пла­кать? При­е­хал я в Пермь по цер­ков­ным де­лам и тут узнаю, что дом мой в се­ле ото­бра­ли, иму­ще­ство раз­гра­би­ли и ме­ня хо­тят рас­стре­лять.
Мо­на­хи­ня пред­ло­жи­ла о. Ни­ко­лаю по­ехать вме­сте с ней в Ба­ха­рев­ский мо­на­стырь, в это вре­мя остав­ший­ся без свя­щен­ни­ка. Он со­гла­сил­ся. Игу­ме­ния мо­на­сты­ря, мать Гла­фи­ра, на­шла для него и его се­мьи квар­ти­ру, со­бра­ли необ­хо­ди­мую одеж­ду, отыс­ка­ли, чем квар­ти­ру об­ста­вить. Ме­сто о. Ни­ко­лаю по­нра­ви­лось, и он на­чал слу­жить.
В Успен­ский пост 1919 го­да свя­щен­ник ехал из Пер­ми в мо­на­стырь, путь ле­жал через лес. Здесь на­встре­чу ему вы­шли два крас­но­ар­мей­ца.
– А, поп, вы­хо­ди из те­ле­ги, – оста­но­ви­ли они его. – Мы те­бя сей­час рас­стре­ля­ем.
Мол­ча о. Ни­ко­лай вы­шел, они ста­ли на­про­тив, вски­ну­ли вин­тов­ки, чтобы стре­лять, и один из крас­но­ар­мей­цев ска­зал:
– Нет, са­дись на те­ле­гу, ез­жай, не на­до нам те­бя.
Мол­ча о. Ни­ко­лай сел в те­ле­гу, по­ехал. По­тря­се­ние бы­ло, од­на­ко, столь силь­ным, что, при­е­хав в мо­на­стырь, он тя­же­ло за­бо­лел. Бо­лезнь раз­ви­ва­лась стре­ми­тель­но, со­про­вож­да­ясь силь­ны­ми го­лов­ны­ми бо­ля­ми. На тре­тий день по при­ез­де в мо­на­стырь он скон­чал­ся.
По­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны о. Ми­ха­и­ла вла­сти дол­го пре­сле­до­ва­ли его се­мью, ли­ша­ли про­дук­то­вых кар­то­чек, не до­пус­ка­ли де­тей учить­ся в шко­ле, но се­мья мо­лит­ва­ми му­че­ни­ка жи­ла без­бед­но. Гос­подь не остав­лял их. Бы­ва­ло, кто-ни­будь из де­тей или ма­туш­ка вый­дет утром из до­ма, а на по­ро­ге – па­кет с едой, при­по­ро­шен­ный сне­гом, с за­пис­кой.
Неко­то­рые при­хо­жане по­ми­на­ли о. Ми­ха­и­ла как му­че­ни­ка и об­ра­ща­лись к нему в сво­их мо­лит­вах. Один из уче­ни­ков при­ход­ской шко­лы, где пре­по­да­вал о. Ми­ха­ил, стал свя­щен­ни­ком, был во вре­мя го­не­ний аре­сто­ван, и в за­клю­че­нии, ви­дя неми­ну­е­мое при­бли­же­ние смер­ти, стал усерд­но мо­лить­ся му­че­ни­ку, чтобы спо­до­бил Гос­подь пе­ре­жить за­клю­че­ние и вый­ти на во­лю. И Гос­подь мо­лит­ва­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка Ми­ха­и­ла ис­пол­нил его прось­бу: он до­жил до кон­ца сро­ка и еще дол­го про­слу­жил по­том в хра­ме.
Брат же­ны о. Ми­ха­и­ла, свя­щен­ник Па­вел Ко­ню­хов, слу­жил по­сле смер­ти сво­е­го от­ца, про­то­и­е­рея Ва­си­лия, в Тро­иц­кой церк­ви. При хра­ме он ор­га­ни­зо­вал шко­лу для де­тей из бед­ных се­мей, кто не мог от­дать сво­их де­тей в гим­на­зию. Кро­ме дру­гих учи­те­лей, в шко­ле пре­по­да­ва­ли сам о. Па­вел и его же­на Ели­за­ве­та, учив­шая де­тей ру­ко­де­лию и цер­ков­но­му пе­нию. Мест­ные жи­те­ли так и на­зы­ва­ли – шко­ла о. Пав­ла. Об­ра­зо­ва­ние в ней да­ва­лось та­кое, чтобы вы­пуск­ни­ки мог­ли ра­бо­тать учи­те­ля­ми. По­сле ре­во­лю­ции шко­ла бы­ла за­кры­та, но храм про­дол­жал слу­жить.
Аре­сто­ва­ли о. Пав­ла в 1935 го­ду. Фор­маль­ным по­во­дом для аре­ста по­слу­жил до­нос, что свя­щен­ник по­мя­нул за ли­тур­ги­ей уби­ен­но­го Им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая с су­пру­гой. Вме­сте с о. Пав­лом бы­ли аре­сто­ва­ны свя­щен­ни­ки Алек­сей Дроз­дов, Петр Ко­зель­ский, Фе­о­дор Дол­гих и ми­ряне Пан­кра­тов и Лап­тев. Все они скон­ча­лись в за­клю­че­нии. Од­на из се­стер о. Пав­ла бы­ла за­му­жем за свя­щен­ни­ком Сер­ги­ем Ба­же­но­вым, ко­то­рый слу­жил под Ека­те­рин­бур­гом и здесь был за­му­чен боль­ше­ви­ка­ми.
Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий Ильин­ский ро­дил­ся в 1870 го­ду в се­ле Ти­то­во Твер­ской гу­бер­нии. Отец Алек­сий слу­жил в церк­ви се­ла Спас Ста­риц­ко­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии. 11 мар­та 1931 го­да свя­щен­ник был аре­сто­ван и об­ви­нен в ан­ти­со­вет­скойя аги­та­ции. 3 ап­ре­ля то­го же го­да трой­ка при ОГПУ по Мос­ков­ской об­ла­сти при­го­во­ри­ла от­ца Алек­сия к пя­ти го­дам ИТЛ, что бы­ло за­ме­не­но ссыл­кой в Ка­зах­стан через ПП ОГПУ на тот же срок. Ба­тюш­ку от­пра­ви­ли эта­пом в Ка­ра­ган­дин­скую об­ласть. 18 июня 1931 го­да он при­был в Кар­лаг НКВД с даль­ней­шим на­зна­че­ни­ем в Ак­мо­линск, но ту­да уже не по­пал. 4 ав­гу­ста 1931 го­да отец Алек­сий скон­чал­ся в Кар­ла­ге.

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Лилия Никул https://www.facebook.com/lassa80 »» | 03.08.2018 16:24
  
1
4 АВГУСТА. МИРОНОСИЦА РАВНОАПОСТОЛЬНАЯ МАРИЯ МАГДАЛИНА

Святая равноапостольная Мария Магдалина родилась в местечке Магдала на берегу Геннисаретского озера, в Галилее, в северной части Святой Земли, недалеко от того места, где крестил Иоанн Креститель. Когда Господь очистил душу и тело ее от всех грехов, изгнав из нее семь бесов, она, оставив все, последовала за Ним.

Святая Мария Магдалина следовала за Христом вместе с другими женами-мироносицами, проявляя трогательную заботу о Нем. Став верной ученицей Господа, она никогда не покидала Его. Она стояла у Креста вместе с Пресвятой Богородицей и апостолов Иоанном, переживая страдания Спасителя и разделяя великую скорбь Богоматери. Когда воин приложил конец острого копья к умолкнувшему сердцу Иисуса, мучительная боль одновременно пронзила и сердце Марии.

Иосиф и Никодим сняли с древа Пречистое Тело Господа Иисуса Христа.
У скалистого подножия горы в каменной стене был высечен в скале новый гроб, в котором еще никто никогда не был положен. Посередине лежал гладко обтесанный камень. На него и было возложено учениками Тело Незабвенного Учителя. Пресвятая же Богородица и Мария Магдалина смотрели, где Его полагали.Тяжелый камень был привален к двери гроба.

По прошествии субботы, в первый же день недели, Мария Магдалина приходит ко гробу очень рано, когда было еще темно, чтобы воздать последние почести телу Спасителя, умастив его, по обычаю, миром и ароматами, и видит, что камень отвален от гроба. Со слезами она бежит к Петру и Иоанну и говорит им: “Унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его”. Они тотчас же последовали за нею и, придя ко гробу, увидели одни пелены и льняной плат, которым была обвязана голова Иисуса. Храня глубокое молчание, Петр с Иоанном возвратились к себе.

Мария Магдалина, измученная неведением и печалью, стояла у гроба и плакала. Плача, она наклонилась, заглянула в гробницу и видит: на том месте, где лежало тело Иисуса, сидят два Ангела в белых одеяниях. “Женщина, почему ты плачешь?” – спрашивают они.
“Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его”. Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус.
“Женщина, почему ты плачешь? – говорит ей Иисус. – Кого ищешь?”.
Она, думая, что это садовник, говорит Ему: “Господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его”.
“Мария!” – вдруг услышала она знакомый, дорогой ей голос.
“Учитель!” – воскликнула она и бросилась к Его ногам.
Но Иисус сказал ей: “Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему”.

Сияя счастьем, возрожденная к новой жизни, Мария Магдалина помчалась к ученикам.“Я видела Господа! Он говорил со мной!” – воскликнула Мария. И радость ее достигла таких размеров, каких достигала еще недавняя ее скорбь. “Христос Воскрес! Он воистину Сын Божий! Я видела Господа!…” – это была первая благая весть, которую принесла Мария Магдалина апостолам, первая в мире проповедь о Воскресении. Апостолы должны были благовествовать миру, а она благовествовала самим апостолам.

По преданию, Мария Магдалина благовествовала не только в Иерусалиме. Когда апостолы разошлись из Иерусалима во все концы мира, то она пошла вместе с ними. Мария, сохранившая в своем, пылающем божественной любовью сердце, каждое слово Спасителя, оставила родной край и отправилась с проповедью в языческий Рим. И везде она возвещала людям о Христе и Его учении. А когда многие не верили, что Христос воскрес, она повторяла им то же, что сказала в светлое утро Воскресения апостолам: “Я видела Господа! Он говорил со мной”. С этой проповедью она обошла всю Италию.

Предание говорит, что в Италии Мария Магдалина явилась к императору Тиверию и рассказала ему о жизни, чудесах и учении Христа. Император усомнился в чуде Воскресения и попросил доказательств. Тогда она взяла яйцо, и, подавая его императору, сказала: “Христос Воскрес!” При этих словах белое яйцо в руках императора стало ярко-красным. Яйцо символизирует зарождение новой жизни и выражает нашу веру в грядущее общее Воскресение. Благодаря Марии Магдалине обычай дарить друг другу пасхальные яйца в день светлого Христова Воскресения распространился между христианами всего мира.

Мария Магдалина продолжала свое благовестие в Италии и в самом городе Риме до прибытия туда апостола Павла и еще два года после отбытия его из Рима, после первого суда над ним. Мария Магдалина беззаветно служила Церкви, подвергаясь опасностям, разделяя с апостолами труды проповедничества. Из Рима святая, уже в преклонном возрасте, переселилась в Ефес (Малая Азия), где проповедовала и помогала апостолу Иоанну Богослову в написании Евангелия. Здесь же она, по преданию Церкви, преставилась и была погребена.

В X веке при императоре Льве Философе (886 – 912) нетленные мощи святой Марии Магдалины были перенесены из Эфеса в Константинополь. Полагают, что во время крестовых походов они были перевезены в Рим, где и покоились в храме во имя святого Иоанна Латеранского. Позднее этот храм был освящен во имя святой равноапостольной Марии Магдалины. Часть ее мощей находится во Франции, в Проваже, близ Марселя. Части мощей Марии Магдалины хранятся в различных монастырях Святой Горы Афон и в Иерусалиме. Многочисленные паломники Русской Церкви, посещающие эти святые места, благоговейно поклоняются ее святым мощам.

Тропарь праздника
Христу, нас ради от Девы рождшемуся, честная Магдалина Мария последовала еси, Того оправдания и законы хранящи; темже днесь всесвятую твою память празднующе, грехов разрешение молитвами твоими приемлем.

СВЯТАЯ РАВНОАПОСТОЛЬНАЯ МАРИЕ МАГДАЛИНО, МОЛИ БОГА О НАС!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites