30 июля. Память святых отцов шести Вселенских Соборов. Великомученицы Марины (Маргариты).

7 июля по старому стилю / 30 июля по новому стилю
воскресенье
Неделя 8-я по Пятидесятнице. Глас 7-й.

Память святых отцов шести Вселенских Соборов.
Вмц. Марины (Маргариты) (IV). Прп. Иринарха Соловецкого (1628). Прп. Леонида Устьнедумского (1654). Перенесение мощей прп. Лазаря Галисийского.
Святогорской иконы Божией Матери (1569).


Утр. – Ев. 8-е, Ин., 64 зач., XX, 11–18.
Лит. – 1 Кор., 124 зач., I, 10–18. Мф., 58 зач., XIV, 14–22.
Свв. отцов: Евр., 334 зач., XIII, 7–16. Ин., 56 зач., XVII, 1–13.

Тропарь и кондак воскресные 7-го гласа
Тропарь:

Разруши́л еси́ Кресто́м Твои́м смерть,/ отве́рзл еси́ разбо́йнику рай,/ мироно́сицам плач преложи́л еси́,/ и апо́столом пропове́дати повеле́л еси́,/ я́ко воскре́сл еси́, Христе́ Бо́же,/ да́руяй ми́рови// ве́лию ми́лость.

Кондак:
Не ктому́ держа́ва сме́ртная/ возмо́жет держа́ти челове́ки:/ Христо́с бо сни́де, сокруша́я и разоря́я си́лы ея́;/ связу́ем быва́ет ад,/ проро́цы согла́сно ра́дуются,/ предста́, глаго́люще, Спас су́щим в ве́ре:// изыди́те, ве́рнии, в воскресе́ние.

Тропарь отцов, глас 8:
Препросла́влен еси́, Христе́ Бо́же наш,/ свети́ла на земли́ отцы́ на́ша основа́вый/ и те́ми ко и́стинней ве́ре вся ны наста́вивый,// Многоблагоутро́бне, сла́ва Тебе́.

Кондак отцов, глас 8:
Апо́стол пропове́дание и оте́ц догма́ты/ Це́ркве еди́ну ве́ру запечатле́ша,/ я́же и ри́зу нося́щи и́стины, истка́нну от е́же свы́ше богосло́вия,// исправля́ет и сла́вит благоче́стия вели́кое та́инство.
******
Две тысячи лет, которые отделяют нас от Спасителя, являются ярким доказательством того, что врата ада не одолеют Церкви Божией. Менялись политические системы, режимы и идеологии, создавались и разрушались империи и государства, кто-то поворачивался лицом к Церкви, а кто-то обрушивался на нее гонениями, кто-то стремился обустроить жизнь народов в соответствии с Божиим законом, а кто-то, прикрываясь опасными лицемерными словами, стремился направить жизнь людей по закону плоти, закону ада... Но все трудности Церковь преодолела и будет преодолевать до конца веков.

В неде­лю, бли­жай­шую к 16/29 июля, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­тых от­цов ше­сти Все­лен­ских Со­бо­ров, ко­то­рые ста­ли воз­мож­ны толь­ко то­гда, ко­гда Рим­ская им­пе­рия при­зна­ла хри­сти­ан­ство за­кон­ной ре­ли­ги­ей. До это­го она не при­зна­ва­ла хри­сти­ан­ство, и по Рим­ско­му за­ко­но­да­тель­ству оно счи­та­лась ере­сью, и под­ле­жа­ло уни­что­же­нию. Как нель­зя бы­ло че­ка­нить мо­не­ту ни­ко­му, кро­ме Рим­ско­го им­пе­ра­то­ра, так­же и за­пре­ще­но бы­ло со­зда­вать свою ре­ли­гию, что счи­та­лось пре­ступ­ле­ни­ем про­тив го­су­дар­ства.
Но иуде­ев, ко­то­рые не по­чи­та­ли им­пе­ра­то­ра как бо­га и идо­лам жерт­вы не при­но­си­ли, ни­кто не пре­сле­до­вал. Как толь­ко ста­ли по­ни­мать, что хри­сти­ан­ство — не иуда­изм, а со­вер­шен­но но­вая ре­ли­гия, ста­ли дей­ство­вать за­ко­ны Рим­ской им­пе­рии, и хри­сти­ан ста­ли гнать, как сек­ту, как ересь опас­ную для го­су­дар­ства.
Но при Им­пе­ра­то­ре Кон­стан­тине слу­чи­лось чу­до, его мать Еле­на бы­ла хри­сти­ан­кой, а са­мо­му Им­пе­ра­то­ру бы­ло яв­ле­но зна­ме­ние на небе Крест, с ко­то­рым он и по­бе­дил сво­е­го про­тив­ни­ка, и стал Им­пе­ра­то­ром всей Рим­ской им­пе­рии, За­пад­ной и Во­сточ­ной. С ним и про­изо­шел за­тем чу­дес­ный пе­ре­во­рот, он при­знал хри­сти­ан­ство на­равне с дру­ги­ми офи­ци­аль­ны­ми ре­ли­ги­я­ми, и со­брал в 325 го­ду в Ни­кее пер­вый Все­лен­ский со­бор.
Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­зна­ет семь Свя­тых Все­лен­ских Со­бо­ров: Ни­кей­ский I (325 г., про­тив ере­си Ария); Кон­стан­ти­но­поль­ский I (381 г., про­тив ере­си Ма­ке­до­ния); Ефес­ский (431 г., про­тив ере­си Несто­рия); Хал­ки­дон­ский (451 г., про­тив ере­си мо­но­фи­зи­тов); Кон­стан­ти­но­поль­ский II (553 г., «О трех гла­вах»); Кон­стан­ти­но­поль­ский III (680–681 гг., про­тив ере­си мо­но­фе­ли­тов); Ни­кей­ский II (787 г., про­тив ере­си ико­но­бор­цев). А ли­тур­ги­че­ское празд­но­ва­ние свя­тым от­цам ше­сти Со­бо­ров объ­яс­ня­ет­ся тем, что седь­мой Все­лен­ский Со­бор был при­зван та­ко­вым на По­мест­ном Кон­стан­ти­но­поль­ском Со­бо­ре в 879-880 гг., то­гда как каж­дый из ше­сти был утвер­жден Все­лен­ским на сле­ду­ю­щем за ним.
Смысл осо­бо­го по­чи­та­ния свя­тых от­цов Все­лен­ских Со­бо­ров за­клю­ча­ет­ся в том, что толь­ко они (Со­бо­ры) об­ла­да­ли да­ром вы­но­сить непо­гре­ши­мые и «для всех по­лез­ные» опре­де­ле­ния в об­ла­сти хри­сти­ан­ской ве­ры и цер­ков­но­го бла­го­че­стия в кри­зис­ные мо­мен­ты цер­ков­ной ис­то­рии. Крат­кий итог дог­ма­ти­че­ско­го бо­го­сло­вия свя­тых от­цов ше­сти Все­лен­ских Со­бо­ров от­ра­жен в пер­вом со­бор­ном пра­ви­ле Трулль­ско­го Со­бо­ра (691 г.), став­ше­го про­дол­же­ни­ем VI Все­лен­ско­го (III Кон­стан­ти­но­поль­ско­го). Кро­ме дог­ма­ти­че­ской де­я­тель­но­сти, свя­тые от­цы Все­лен­ских Со­бо­ров вы­ра­ба­ты­ва­ли пра­ви­ла, слу­жа­щие к упо­ря­до­че­нию цер­ков­ной дис­ци­пли­ны. Цер­ковь ни­ко­гда не от­сту­па­ет от преж­них дог­ма­ти­че­ских опре­де­ле­ний, вы­ра­бо­тан­ных цер­ков­ных ка­но­нов и не за­ме­ня­ет их но­вы­ми.
Все Со­бо­ры про­хо­ди­ли в пер­вое ты­ся­че­ле­тие. Пер­вые два Все­лен­ских Со­бо­ра бы­ли по­свя­ще­ны во­про­сам три­а­до­ло­ги­че­ским, уточ­ня­лось и фор­му­ли­ро­ва­лось уче­ние о Свя­той Тро­и­це: От­це и Сыне, и Свя­том Ду­хе.
А со Вто­ро­го по Ше­стой Все­лен­ские Со­бо­ры бы­ли Со­бо­ры хри­сто­ло­ги­че­ские, на ко­то­рых фор­му­ли­ро­ва­лось уче­ние о Ли­це и двух при­ро­дах Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста. И по­след­ний Седь­мой Все­лен­ский Со­бор был Со­бо­ром ико­но­бор­че­ским, по­свя­щен борь­бе с ико­но­бор­че­ской ере­сью.
По про­ше­ствии двух ты­сяч лет и бла­го­да­ря свя­тым от­цам Все­лен­ских Со­бо­ров мы зна­ем, как нуж­но ве­рить, и, от­кры­вая лю­бую книж­ку по дог­ма­ти­че­ско­му бо­го­сло­вию, мы ви­дим, что все ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния рас­кры­ва­ют­ся нам по по­ряд­ку. Но да­ле­ко не так бы­ло в са­мом на­ча­ле жиз­ни Церк­ви. Это во­все не озна­ча­ет, что Цер­ковь не зна­ла, как ве­рить и не име­ла дог­ма­ти­че­ской ба­зы. Зна­ла, как ве­рить, и все дог­ма­ты Церк­ви бы­ли за­ло­же­ны со дня об­ра­зо­ва­ния Церк­ви ее Ос­но­ва­те­лем Иису­сом Хри­стом в день Пя­ти­де­сят­ни­цы, в день Свя­та­го Ду­ха, со­шед­ше­го на Апо­сто­лов. Вся дог­ма­ти­ка, все ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния в за­ча­точ­ном ви­де хра­ни­лись в Церк­ви. И Цер­ковь не при­ду­мы­ва­ла дог­ма­ты, а до­ста­ва­ла то, что на­хо­ди­лось в ее нед­рах, рас­кры­ва­ла эти ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния. И не ра­цио­на­ли­сти­че­ски Цер­ковь жи­ла эти­ми дог­ма­та­ми, а фор­му­ли­ро­вать ра­цио­наль­но свою дог­ма­ти­ку Цер­ковь бы­ла вы­нуж­де­на, ко­гда на­чи­на­лась по­ле­ми­ка с ка­кой-то оче­ред­ной ере­сью. То есть дог­ма­ты фор­му­ли­ро­ва­лись от про­тив­но­го, как ар­гу­мен­ты. Фор­му­ли­руя дог­ма­ты, она на­ста­и­ва­ла на том, что дог­ма­ты прин­ци­пи­аль­но необ­хо­ди­мы, как всей Церк­ви, так и каж­до­му хри­сти­а­ни­ну для до­сти­же­ния спа­се­ния, для до­сти­же­ния веч­ной жиз­ни.
Еще Апо­сто­лы за­пре­ща­ли ма­лей­шее от­кло­не­ние от чи­сто­ты пра­во­слав­но­го ве­ро­уче­ния. В По­сла­нии к га­ла­там Апо­стол Па­вел го­во­рит, что «да­же ес­ли бы мы, или ан­гел с неба ста­ли бла­го­вест­во­вать вам не то, че­му вы бы­ли на­уче­ны, да бу­дет ана­фе­ма». Из че­го мы мо­жем сде­лать вы­вод, что дог­ма­ты очень важ­ны в де­ле спа­се­ния. Сей­час су­ще­ству­ет, к со­жа­ле­нию, точ­ка зре­ния адог­ма­ти­че­ская о том, что са­мым глав­ным в жиз­ни хри­сти­а­ни­на, ре­ли­ги­оз­но­го че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся нрав­ствен­ность. А дог­ма­ты оста­ют­ся чем-то вто­ро­сте­пен­ным по от­но­ше­нию к нрав­ствен­но­сти. Эта тен­ден­ция по сли­я­нию раз­ных ре­ли­гий и тео­рий, в ко­то­рой глав­ное – нрав­ствен­ность, мо­раль, а не дог­мат. Это да­ле­ко не так: без пра­виль­но­го ве­ро­уче­ния, без ис­тин­но­го по­зна­ния Бо­га, ко­то­рое Бог нам Сам от­крыл о Се­бе на стра­ни­цах Свя­щен­но­го Пи­са­ния, невоз­мож­но до­сти­же­ние и то­го нрав­ствен­но­го иде­а­ла, о ко­то­ром нам го­во­рят за­щит­ни­ки нрав­ствен­ной идеи в ре­ли­ги­ях.
У каж­дой ре­ли­гии есть нрав­ствен­ные за­ко­ны, но есть прин­ци­пи­аль­ное дог­ма­ти­че­ское раз­ли­чие. Так что та­кое дог­ма­ты? Ве­ро­учи­тель­ные ис­ти­ны, некие ду­хов­ные ак­си­о­мы, ко­то­рые нам от­кры­ты Са­мим Гос­по­дом. Они неиз­ме­ня­е­мы и неиз­мен­ны так­же, как неиз­ме­ня­е­мо и неиз­мен­но Са­мо Бо­же­ство. Все­гда бы­ли есть и оста­ют­ся та­ки­ми, ка­ков Сам Бог. Дог­ма­ты яв­ля­ют­ся рам­ка­ми, ко­то­рые фор­ми­ру­ют пра­виль­ное ду­хов­но-нрав­ствен­ное устро­е­ние, со­сто­я­ние че­ло­ве­ка. По­вре­жда­ет­ся дог­мат, де­фор­ми­ру­ет­ся и нрав­ствен­ность, де­фор­ми­ру­ет­ся вся осталь­ная ду­хов­ная жизнь. Дог­ма­ты го­во­рят о том, как нуж­но ве­рить, и как не нуж­но ве­рить.
Ес­ли мы по­смот­рим на дог­ма­ти­че­ские фор­му­ли­ров­ки Все­лен­ских Со­бо­ров то уви­дим, что на­ча­ло их фор­му­ли­ру­ет­ся так «аще ес­ли кто ве­ру­ет так-то и так, то бу­дет ана­фе­ма. Аще кто не ве­ру­ет так-то и так, да бу­дет ана­фе­ма». Дог­ма­ты очер­чи­ва­ют об­ласть Тай­ны, об­ласть Бо­же­ствен­но­го и по­ка­зы­ва­ют, что вне этих ра­мок, вне этих гра­ниц на­чи­на­ет­ся ересь, на­чи­на­ют­ся за­блуж­де­ния. Дог­мат – это, ес­ли упро­щен­но, что-то вро­де ука­за­те­ля на до­ро­ге, без ко­то­ро­го мож­но за­блу­дить­ся, а здесь дог­мат – ука­за­тель на до­ро­ге ве­ры. Без дог­ма­та невоз­мож­но и до­сти­же­ние ис­тин­ной нрав­ствен­но­сти.
По­это­му свя­тые от­цы уде­ля­ли мно­го вни­ма­ния во­про­сам ве­ро­уче­ния, и не про­сто уде­ля­ли, но и шли на му­че­ния и стра­да­ния, на ис­по­вед­ни­че­ство и му­че­ни­че­ство за чи­сто­ту Пра­во­слав­ной ве­ры. Это яв­ля­ет­ся от­ве­том тем лю­дям, ко­то­рые го­во­рят, что дог­ма­ты неваж­ны. Ес­ли бы они бы­ли неваж­ны, то свя­тые от­цы не шли бы за ве­ру на смерть.

Пер­вый Все­лен­ский Со­бор. В ра­бо­те Со­бо­ра участ­во­ва­ло 318 епи­ско­пов, сре­ди ко­то­рых бы­ли: Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец, Иа­ков епи­скоп Ни­зи­бий­ский, Спи­ри­дон Три­ми­фунт­ский, Св. Афа­на­сий Ве­ли­кий, быв­ший в то вре­мя еще в сане диа­ко­на и др.
Со­бор осу­дил и от­верг ересь Ария и утвер­дил непре­лож­ную ис­ти­ну — дог­мат: Сын Бо­жий есть ис­тин­ный Бог, рож­ден­ный от Бо­га От­ца преж­де всех ве­ков и так же ве­чен, как Бог Отец; Он рож­ден, а не со­тво­рен, и еди­но­су­щен с Бо­гом От­цом.
Чтобы все пра­во­слав­ные хри­сти­ане мог­ли точ­но знать ис­тин­ное уче­ние ве­ры, оно бы­ло яс­но и крат­ко из­ло­же­но в пер­вых се­ми чле­нах Сим­во­ла Ве­ры.
На этом же Со­бо­ре бы­ло по­ста­нов­ле­но празд­но­вать Пас­ху в пер­вый вос­крес­ный день по­сле пер­во­го ве­сен­не­го пол­но­лу­ния, опре­де­ле­но бы­ло так­же свя­щен­ни­кам быть же­на­ты­ми, и уста­нов­ле­ны бы­ли мно­гие дру­гие пра­ви­ла.
На пер­вом Все­лен­ском со­бо­ре бы­ла утвер­жде­на по­сле­до­ва­тель­ность, гла­вен­ство хри­сти­ан­ских Церк­вей — Рим­ская Ка­фед­ра (быв­ший цар­ству­ю­щий град), Кон­стан­ти­но­поль­ская (цар­ству­ю­щий град), Алек­сан­дрий­ская, Ан­тио­хий­ская. При­о­ри­тет Церк­ви от­да­вал­ся по ме­сту прав­ле­ния го­су­да­ря Им­пе­рии, что до­ныне ме­ша­ет совре­мен­ным ка­то­ли­кам до­ка­зать, что Па­па — гла­ва всей хри­сти­ан­ской Церк­ви.

Вто­рой Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 381 го­ду в Кон­стан­ти­но­по­ле, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии Ве­ли­ком. Со­зван этот Со­бор был про­тив лже­уче­ния быв­ше­го ари­ан­ско­го епи­ско­па Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Ма­ке­до­ния, ко­то­рый от­вер­гал Бо­же­ство тре­тье­го Ли­ца Св. Тро­и­цы, Ду­ха Свя­то­го; он учил, что Дух Свя­тый не есть Бог, и на­зы­вал Его тва­рью или со­тво­рен­ною си­лою и при том слу­жеб­ною Бо­гу От­цу и Бо­гу Сы­ну так как Ан­ге­лы.
На Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли 150 епи­ско­пов, сре­ди ко­то­рых бы­ли: Гри­го­рий Бо­го­слов (он был пред­се­да­те­лем Со­бо­ра), Гри­го­рий Нис­ский, Ме­ле­тий Ан­тио­хий­ский, Ам­фи­ло­хий Ико­ний­ский, Ки­рилл Иеру­са­лим­ский и др. На Со­бо­ре ересь Ма­ке­до­ния бы­ла осуж­де­на и от­верг­ну­та.
К Ни­кей­ско­му Сим­во­лу Ве­ры бы­ло до­бав­ле­но уче­ние о Ду­хе Свя­том. Рань­ше го­во­ри­лось в Сим­во­ле Ве­ры: И в Ду­ха Свя­та­го. Точ­ка. На Вто­ром Все­лен­ском Со­бо­ре, эта фра­за бы­ла про­дол­же­на: И в Ду­ха Свя­та­го Гос­по­да Жи­во­тво­ря­ще­го. Тем са­мым разъ­яс­ня­лось, что Гос­подь есть Бог, а не тварь, то есть не име­ет твар­ной при­ро­ды. Да­лее бы­ло уточ­не­но: Иже от От­ца ис­хо­дя­ще­го — то есть, при­чи­на бы­тия Свя­та­го Ду­ха, Его ис­точ­ник – Бог-Отец. Бог-Отец яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком бо­же­ствен­ной при­ро­ды Сы­на и Свя­та­го Ду­ха. Но это не озна­ча­ет, что Сын и Дух ни­же От­ца. Ли­ца Тро­и­цы – рав­но­сущ­ны. Бог-Отец — при­чи­на, а Бог-Сын и Бог-Дух — след­ствие. Но со­вер­шен­ная при­чи­на мо­жет по­рож­дать толь­ко со­вер­шен­ные след­ствия. И ес­ли Сын и Дух со­вер­шен­ны, то и они бо­же­ствен­ны. И ес­ли бы бы­ли они несо­вер­шен­ны, то и Отец был бы несо­вер­ше­нен. Бог-Отец яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком бо­же­ствен­ной при­ро­ды, и Сын, ко­то­рый рож­да­ет­ся от От­ца, и Дух Свя­той, ко­то­рый из­во­дит­ся от От­ца — Они яв­ля­ют­ся рав­но­сущ­ны­ми, рав­но­цен­ны­ми и рав­но­знач­ны­ми по от­но­ше­нию к От­цу. Та­ким об­ра­зом в Сим­во­ле Ве­ры по­яви­лась фор­му­ли­ров­ка о том, что Дух Свя­тый ис­хо­дит толь­ко от От­ца, и не яв­ля­ет­ся тво­ре­ни­ем Сы­на, как учил Ма­ке­до­ний.
Иже от От­ца ис­хо­дя­ще­го. Иже со От­цем и Сы­ном спо­кло­ня­е­мый и сла­ви­мый гла­го­лав­ше­го про­ро­ки. То есть Дух Свя­тый име­ет вме­сте со От­цом и Сы­ном рав­ную сла­ву, рав­ную честь и рав­ное до­сто­ин­ство, и еди­ное с ни­ми по­кло­не­ние.
Со­бор так­же ввел в Ни­кей­ский Сим­вол Ве­ры еще че­ты­ре чле­на­ми, в ко­то­рых из­ла­га­ет­ся уче­ние о Церк­ви, о та­ин­ствах, о вос­кре­се­нии мерт­вых и жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка. Та­ким об­ра­зом, со­ста­вил­ся Ни­кео­ца­ре­град­ский Сим­вол Ве­ры, ко­то­рый и слу­жит ру­ко­вод­ством для Церк­ви на все вре­ме­на.

Тре­тий Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 431 го­ду в Ефе­се, при им­пе­ра­то­ре Фе­о­до­сии 2-м Млад­шем. Со­бор был со­зван про­тив лже­уче­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Несто­рия, ко­то­рый нече­сти­во учил, буд­то Пре­свя­тая Де­ва Ма­рия ро­ди­ла про­сто­го че­ло­ве­ка Хри­ста, с Ко­то­рым, по­том, Бог со­еди­нил­ся нрав­ствен­но, оби­тал в Нем, как в хра­ме, по­доб­но то­му, как преж­де оби­тал в Мо­и­сее и дру­гих про­ро­ках. По­то­му и Са­мо­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста Несто­рий на­зы­вал бо­го­нос­цем, а не Бо­го­че­ло­ве­ком, а Пре­свя­тую Де­ву на­зы­вал хри­сто­ро­ди­цею, а не Бо­го­ро­ди­цею. На Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли 200 епи­ско­пов.
Со­бор осу­дил и от­верг ересь Несто­рия и по­ста­но­вил при­зна­вать со­еди­не­ние в Иису­се Хри­сте, со вре­ме­ни во­пло­ще­ния, двух естеств: Бо­же­ско­го и че­ло­ве­че­ско­го; и опре­де­лил: ис­по­ве­до­вать Иису­са Хри­ста со­вер­шен­ным Бо­гом и со­вер­шен­ным Че­ло­ве­ком, а Пре­свя­тую Де­ву Ма­рию — Бо­го­ро­ди­цею. Со­бор так­же утвер­дил Ни­кео­ца­ре­град­ский Сим­вол Ве­ры и стро­го вос­пре­тил де­лать в нем ка­кие бы то ни бы­ло из­ме­не­ния и до­пол­не­ния.

Чет­вер­тый Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 451 го­ду в Хал­ки­доне, при им­пе­ра­то­ре Мар­ки­ане. На Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли 650 епи­ско­пов. Со­бор был со­зван про­тив лже­уче­ния ар­хи­манд­ри­та од­но­го кон­стан­ти­но­поль­ско­го мо­на­сты­ря Ев­ти­хия, ко­то­рый от­вер­гал че­ло­ве­че­скую при­ро­ду в Гос­по­де Иису­се Хри­сте. Опро­вер­гая ересь, и за­щи­щая Бо­же­ствен­ное до­сто­ин­ство Иису­са Хри­ста, он сам впал в край­ность, и учил, что в Гос­по­де Иису­се Хри­сте че­ло­ве­че­ское есте­ство бы­ло со­вер­шен­но по­гло­ще­но Бо­же­ством, по­че­му в Нем сле­ду­ет при­зна­вать толь­ко од­но Бо­же­ское есте­ство. Это лже­уче­ние на­зы­ва­ет­ся мо­но­фи­зит­ством, а по­сле­до­ва­те­ли его на­зы­ва­ют­ся мо­но­фи­зи­та­ми (од­но­есте­ствен­ни­ка­ми).
А по по­уче­ни­ям свя­тых от­цов Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва «что не вос­при­ня­то, то не увра­че­ва­но», то есть, ес­ли нет во Хри­сте пол­но­ты че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, то­гда как увра­чу­ем­ся мы? Ес­ли вся че­ло­ве­че­ская при­ро­да под­верг­лась па­де­нию, то она вся долж­на быть и ис­це­лен­ной. Гос­подь дол­жен был со­еди­нить в Се­бе всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды со Сво­ей при­ро­дой, со Сво­им Бо­же­ством. И спа­сти ее от гре­ха, от про­кля­тия. По­лу­ча­ет­ся, что ес­ли вме­сто ду­ха че­ло­ве­че­ско­го в Иису­се бы­ло Бо­же­ство, он не был та­ким, как мы, зна­чит, Он вос­при­нял ка­кую угод­но при­ро­ду, но толь­ко не на­шу, не пад­шую, не ис­ко­вер­кан­ную гре­хом, че­ло­ве­че­скую при­ро­ду. Уче­ние мо­но­фи­зи­тов под­ры­ва­ло ос­но­вы на­ше­го спа­се­ния, ос­но­ву хри­сти­ан­ско­го уче­ния. Это бы­ло нис­про­вер­же­ние хри­сти­ан­ской Церк­ви. Бо­лее ра­ди­каль­ные уче­ни­ки Апол­ли­на­рия, ос­но­во­по­лож­ни­ка ере­си мо­но­фи­зи­тов, по­шли даль­ше и утвер­жда­ли, что у Иису­са не толь­ко вме­сто Ду­ха Бо­же­ство, но и вме­сто ду­ши – то­же. А те­ло бы­ло че­ло­ве­че­ское. То есть толь­ко внешне Иисус – че­ло­век. Дру­гие апол­ли­на­ри­ане го­во­ри­ли, что и те­ло Он по­лу­чил с неба, и про­шел сквозь Бо­го­ро­ди­цу, как сквозь тру­бу. Че­ло­ве­че­ская при­ро­да Хри­ста не бы­ла пол­но­цен­ной, ее по­гло­ти­ла Бо­же­ствен­ная при­ро­да. Учи­те­ля­ми этой ере­си стал ар­хи­манд­рит кон­стан­ти­но­поль­ских мо­на­сты­рей Ев­ти­хий и Ар­хи­епи­скоп Алек­сан­дрий­ский Диас­пор. Про­тив­ни­ком ере­си был Лев Ве­ли­кий, Па­па Рим­ский, хо­тя он на Со­бо­ре и не при­сут­ство­вал. Он при­слал свое По­сла­ние про­тив мо­но­фи­зит­ской ере­си к Со­бо­ру, а чтобы не оши­бить­ся, по пре­да­нию, он это По­сла­ние по­ло­жил на ра­ку Апо­сто­ла Пет­ра в хра­ме Апо­сто­ла. Мо­лил­ся Бо­гу, и по­том уви­дел в По­сла­нии под­пись Пет­ра, ко­то­рый «про­ве­рил и ис­пра­вил» По­сла­ние.
Со­бор осу­дил и от­верг лже­уче­ние Ев­ти­хия и опре­де­лил ис­тин­ное уче­ние Церк­ви, а имен­но, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос есть ис­тин­ный Бог и ис­тин­ный че­ло­век: по Бо­же­ству Он веч­но рож­да­ет­ся от От­ца, по че­ло­ве­че­ству Он ро­дил­ся от Пре­свя­той Де­вы и во всем по­до­бен нам, кро­ме гре­ха. При во­пло­ще­нии (рож­де­нии от Де­вы Ма­рии) Бо­же­ство и че­ло­ве­че­ство со­еди­ни­лось в Нем, как еди­ном Ли­це, нес­ли­ян­но и неиз­мен­но (про­тив Ев­ти­хия), нераз­дель­но и нераз­луч­но (про­тив Несто­рия). И каж­дая при­ро­да во Хри­сте име­ет всю пол­но­ту. И эти по­ня­тия нес­ли­ян­но, нераз­дель­но, неиз­мен­но но­сят апо­фа­ти­че­ский ха­рак­тер, от­ри­ца­тель­ный, и по­ка­зы­ва­ют, как при­ро­ды во Хри­сте не со­еди­ня­ют­ся не так, не так и не так. А как они со­еди­ня­ют­ся? Свя­тость это­го не объ­яс­ня­ет. Дог­ма­ты не рас­кры­ва­ют нам са­мой Тай­ны, они толь­ко очер­чи­ва­ют гра­ни­цы во­круг этой Тай­ны и по­ка­зы­ва­ют, что за этой гра­ни­цей на­чи­на­ет ересь, на­чи­на­ет­ся ложь. А ка­ким об­ра­зом со­еди­ня­ют­ся – это непо­сти­жи­мо не толь­ко для че­ло­ве­че­ско­го, но да­же и для ан­гель­ско­го ума. Из это­го мы долж­ны знать, как важ­но пра­виль­ное чет­кое по­ни­ма­ние пра­во­слав­ной ве­ры пра­во­слав­но­го уче­ния. Как раз имен­но в си­лу этих при­чин.

Пя­тый Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 553 го­ду в Кон­стан­ти­но­по­ле, при зна­ме­ни­том им­пе­ра­то­ре Юс­ти­ни­ане I. Со­бор был со­зван по по­во­ду спо­ров меж­ду по­сле­до­ва­те­ля­ми Несто­рия и Ев­ти­хия. Глав­ным пред­ме­том спо­ров бы­ли со­чи­не­ния трех учи­те­лей си­рий­ской церк­ви, поль­зо­вав­ших­ся в свое вре­мя из­вест­но­стью, имен­но Фе­о­до­ра Моп­су­ет­ско­го, Фе­о­до­ри­та Кир­ско­го и Ивы Едес­ско­го, в ко­то­рых яс­но вы­ра­жа­лись несто­ри­ан­ские за­блуж­де­ния, а на Чет­вер­том Все­лен­ском со­бо­ре ни­че­го не бы­ло упо­мя­ну­то о этих трех со­чи­не­ни­ях. Несто­ри­ане в спо­ре с ев­ти­хи­а­на­ми (мо­но­фи­зи­та­ми) ссы­ла­лись на эти со­чи­не­ния, а ев­ти­хи­ане на­хо­ди­ли в этом пред­лог от­вер­гать са­мый чет­вер­тый Все­лен­ский со­бор и кле­ве­тать на Пра­во­слав­ную Все­лен­скую Цер­ковь, что она буд­то бы укло­ни­лась в несто­ри­ан­ство. На Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли 165 епи­ско­пов.
Со­бор осу­дил все три со­чи­не­ния и са­мо­го Фе­о­до­ра Моп­су­ет­ско­го, как не рас­ка­яв­ше­го­ся, а от­но­си­тель­но двух осталь­ных осуж­де­ние огра­ни­чи­лось толь­ко их несто­ри­ан­ски­ми со­чи­не­ни­я­ми, са­ми же они бы­ли по­ми­ло­ва­ны, т. к. от­ка­за­лись от сво­их лож­ных мне­ний и скон­ча­лись в ми­ре с Цер­ко­вью. Со­бор сно­ва по­вто­рил осуж­де­ние ере­си Несто­рия и Ев­ти­хия.

Ше­стой Все­лен­ский Со­бор был со­зван в 680 го­ду в Кон­стан­ти­но­по­ле, при им­пе­ра­то­ре Кон­стан­тине По­го­на­те, и со­сто­ял из 170 епи­ско­пов. Со­бор со­зван был про­тив лже­уче­ния ере­ти­ков-мо­но­фи­ли­тов, ко­то­рые, хо­тя при­зна­ва­ли в Иису­се Хри­сте два есте­ства, Бо­же­ское и че­ло­ве­че­ское, но од­ну Бо­же­ствен­ную во­лю. По­сле пя­то­го Все­лен­ско­го со­бо­ра вол­не­ния, про­из­во­ди­мые мо­но­фи­ли­та­ми про­дол­жа­лись и гро­зи­ли Гре­че­ской Им­пе­рии боль­шою опас­но­стью. Им­пе­ра­тор Ирак­лий, же­лая при­ми­ре­ния, ре­шил скло­нить пра­во­слав­ных к уступ­ке мо­но­фи­ли­там и си­лою сво­ей вла­сти по­веле­вал при­зна­вать в Иису­се Хри­сте од­ну во­лю при двух есте­ствах. За­щит­ни­ка­ми и изъ­яс­ни­те­ля­ми ис­тин­но­го уче­ния Церк­ви яви­лись Со­фро­ний, пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский и Кон­стан­ти­но­поль­ский мо­нах Мак­сим Ис­по­вед­ник, ко­то­ро­му за твер­дость ве­ры вы­ре­за­ли язык и от­ру­би­ли ру­ку.
Ше­стой Все­лен­ский Со­бор осу­дил и от­верг ересь мо­но­фи­ли­тов, и опре­де­лил при­зна­вать в Иису­се Хри­сте два есте­ства — Бо­же­ское и че­ло­ве­че­ское, — и по этим двум есте­ствам — две во­ли, но так, что че­ло­ве­че­ская во­ля во Хри­сте не про­тив­на, а по­кор­на Его во­ле Бо­же­ствен­ной.

Эпо­ха ше­сти Все­лен­ских со­бо­ров, длив­ша­я­ся бо­лее трех­сот лет, бы­ла вре­ме­нем хри­сто­ло­ги­че­ских спо­ров о Свя­той Тро­и­це, по­это­му па­мять свя­тых от­цов ше­сти Все­лен­ских Со­бо­ров празд­ну­ет­ся как зна­ме­ние то­го, что свя­ти­те­ля­ми Хри­сти­ан­ской Церк­ви бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны и утвер­жде­ны дог­ма­ты хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния, бы­ла опре­де­ле­на бо­го­слов­ская ос­но­ва ве­ро­уче­ния.
Седь­мой Все­лен­ский со­бор был по­свя­щен уже про­бле­ме ико­но­бор­че­ства.

Святая великомученица Марина
Святая великомученица Марина родилась в Малой Азии, в городе Антиохии в семье языческого жреца. В младенчестве она лишилась матери, и отец отдал ее на попечение кормилице, которая воспитала Марину в православной вере. Узнав о том, что дочь его стала христианкой, отец в негодовании отказался от нее. Во время гонения на христиан императора Диоклитиана (284–305) святая Марина в пятнадцатилетнем возрасте была схвачена и заключена в темницу. С твердым упованием на волю Божию и Его помощь готовилась юная узница к предстоящему подвигу. Правитель Олимврий, очарованный красотой девушки, пытался уговорить ее отречься от Христовой веры и стать его женой. Но святая, не колеблясь, отвергла льстивые предложения. Тогда разгневанный правитель предал святую мученицу истязаниям. Жестоко избитую, святую прибили гвоздями к доске и трезубцами рвали тело. Сам правитель, не выдержав ужаса этой пытки, закрыл лицо руками. Но святая мученица оставалась непоколебимой. Брошенная на ночь в темницу, она сподобилась Небесного посещения и была исцелена от ран. Привязав к дереву, мученицу опаляли огнем. Едва живая, святая молилась: «Господи, Ты сподобил меня за Имя Твое пройти через огонь, сподоби меня пройти и через воду святого Крещения».

Услышав слово «вода», правитель повелел утопить святую в огромной бочке. Мученица просила Господа, чтобы эта казнь стала для нее святым Крещением. Когда ее погружали в воду, внезапно засиял свет и белоснежная голубка опустилась с Неба, неся в клюве золотой венец. Узы, наложенные на святую Марину, сами собой развязались. Мученица стояла в купели Крещения славя Святую Троицу – Отца, Сына и Святого Духа. Святая Марина вышла из купели совершенно здоровой, без единого следа ожогов. Пораженный чудом народ стал славить Истинного Бога, и многие уверовали. Это привело в ярость правителя, и он приказал уничтожать всех, кто исповедует Имя Христа. Тогда погибло 15000 христиан, а святая мученица Марина была обезглавлена. Страдания великомученицы описал очевидец событий, по имени Феотим.

До взятия Константинополя крестоносцами в 1204 году мощи великомученицы Марины находились в монастыре Пантепонта. По другим сведениям, они находились в Антиохии до 908 года и оттуда были перенесены в Италию. Честная ее рука была перенесена на Афон, в Ватопедский монастырь.

Преподобный Иринарх Соловецкий принял постриг в Соловецком монастыре и в своей иноческой жизни ревностно подражал преподобным Зосиме (память 17 апреля) и Савватию (память 27 сентября). В 1614 году, после смерти игумена Антония, Иринарх стал его преемником. В то время Соловецкий монастырь имел большое значение в защите северной России от шведов и датчан. Новый игумен много сделал для укрепления обители. При преподобном Иринархе была сооружена каменная стена с башнями, выкопаны глубокие рвы, выложенные камнями. Заботясь о внешней безопасности обители, преподобный много внимания уделял и внутреннему, духовному ее укреплению. Сам смиренный и кроткий, постоянно погруженный в Богомыслие, он ревновал о поддержании в иноках истинно монашеского духа. Под духовным руководством преподобного Иринарха в Соловецком монастыре выросли многие достойные подвижники. По благословению игумена и при его покровительстве преподобный Елеазар (память 13 января), друг и сподвижник преподобного Иринарха, основал скит на Анзерском острове.

В царской грамоте Соловецкому монастырю 1621 года инокам повелевалось «жить по правилам Святых отцов.., в полном послушании у игумена (Иринарха) и старцев».

Последние два года жизни преподобный провел в подвиге безмолвной молитвы.

Преставился святой 17 июля 1628 года.

Преподобный Леонид Устьнедумский жил в Пошехонском уезде Вологодского края и занимался земледелием. Пятидесяти лет он во сне увидел Божию Матерь, Которая повелела ему идти на Двину в Моржевскую Николаевскую пустынь, взять там икону Пресвятой Богородицы – Одигитрии и на реке Лузе у Туринской горы построить храм. Преподобный Леонид не решился следовать этому видению, посчитав его за простой сон. Он ушел в Кожеезерский монастырь, принял там монашество и провел в трудах и молитвенных подвигах около 3-х лет. Оттуда преподобный перешел в Соловецкий монастырь и там трудился в пекарне. Чудесное сновидение повторилось. Тогда преподобный Леонид отправился в Моржевскую пустынь и через год рассказал настоятелю Корнилию (1599–1623) о повелении Матери Божией. Получив от настоятеля благословение и икону Одигитрии, преподобный добрался до реки Лузы и близ Туринской горы, в 80-ти верстах от города Устюга, устроил себе из хвороста хижину. Но недобрые люди вынудили его переселиться вверх по реке, в болотистое и пустынное место. В 30-ти верстах от города Лальска старец поставил келлию и приступил к устройству обители. Для осушения болот подвижник выкопал три канала, длиной около 2 км, от реки Лузы до Черного озера, от Черного до Святого озера, от Святого до Черной речки. Во время этих тяжелых работ его ужалила ядовитая змея. Предав себя воле Божией, преподобный Леонид решил не предпринимать никаких мер для лечения и не думать о последствиях – и остался здоров. В благодарность Господу за милосердие он назвал канал Недумою-рекой, а обитель свою – Устьнедумскою.

С благословения Ростовского митрополита Филарета (впоследствии Всероссийского патриарха, 1619–1633), преподобный Леонид в 1608 году был посвящен в иеромонаха. В новосозданной церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы иеромонах Леонид поставил икону Одигитрии, заповеданную Божией Матерью. Своим нелегким подвигом в крае, называемом «Лузскою Пермцою», что значит «частица страны диких пермяков», избранник Божий заслужил справедливое почитание как один из первых просветителей этих глухих земель.

Много борьбы вынес преподобный и с суровой негостеприимной природой. Хотя его канал и осушил болото, но река Луза во время разливов затопляла пустынную обитель. К концу жизни неутомимый труженик перенес постройки на мыс у Черного озера. На новом месте был также воздвигнут храм, освященный в 1652 году. Скончался преподобный Леонид на сотом году жизни 17 июля 1654 года и был погребен в монастырской Введенской церкви, где долго сохранялась его тяжелая и жесткая власяница – свидетель подвижнических трудов святого угодника.

Имеются тропарь преподобному Леониду и его святые иконы в храмах на местах его подвигов.

Пре­по­доб­ный Ла­зарь Га­ли­сий­ский ро­дил­ся в Ли­дии, в го­ро­де Маг­не­зии. Об­ра­зо­ван­ный и бо­го­лю­би­вый юно­ша, Ла­зарь стал ино­ком в оби­те­ли свя­то­го Сав­вы, ос­но­ван­ной ве­ли­ким по­движ­ни­ком бла­го­че­стия в Па­ле­стине. Де­сять лет про­вел пре­по­доб­ный в сте­нах этой оби­те­ли, стя­жав лю­бовь и бла­го­го­ве­ние бра­тии пе­ред вы­со­той его мо­на­ше­ско­го по­дви­га.

Ру­ко­по­ло­жен­ный Иеру­са­лим­ским пат­ри­ар­хом во пре­сви­те­ра, пре­по­доб­ный Ла­зарь воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну и по­се­лил­ся неда­ле­ко от Ефе­са на пу­стын­ной го­ре Га­ли­сий­ской. Здесь он был удо­сто­ен чуд­но­го ви­де­ния: ог­нен­ный столп, вос­хо­дя­щий на небо, окру­жа­ли Ан­ге­лы, по­ю­щие: «Да вос­креснет Бог и рас­то­чат­ся вра­зи Его». На ме­сте, где свя­то­му бы­ло яв­ле­но это чу­до, он по­стро­ил храм во имя Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и при­нял на се­бя по­двиг столп­ни­че­ства. Вско­ре к ве­ли­ко­му по­движ­ни­ку ста­ли сте­кать­ся ино­ки, жаж­ду­щие муд­ро­го ду­хов­но­го окорм­ле­ния Бо­го­вдох­но­вен­ным сло­вом и бла­гим при­ме­ром свя­то­го. Так воз­ник мо­на­стырь.

По­лу­чив от­кро­ве­ние о сво­ей ско­рой кон­чине, пре­по­доб­ный опо­ве­стил об этом бра­тию, но по слез­ной мо­лит­ве всех Гос­подь про­длил зем­ную жизнь свя­то­го Ла­за­ря еще на 15 лет.

Пре­по­доб­ный Ла­зарь скон­чал­ся 72-х лет, в 1053 го­ду. Бра­тия по­хо­ро­ни­ла те­ло свя­то­го в стол­пе, на ко­то­ром он под­ви­зал­ся. Пре­по­доб­ный про­слав­лен мно­ги­ми по­смерт­ны­ми чу­де­са­ми.

Святогорская икона Божией Матери.
Святогорская икона Божией Матери. В 1563 году, во времена Иоанна Грозного, уроженцу Вороничей, пригорода Пскова, пятнадцатилетнему пастуху юродивому Тимофею однажды вечером недалеко от речки Луговицы в воздухе в чудном сиянии явилась икона Божией Матери «Умиление», находившаяся тогда в Воронической приходской Георгиевской церкви. Глас от иконы возвестил, что через шесть лет на этой горе воссияет благодать Божия.

В 1569 году этому же юноше на Синичьей горе явилась на сосне икона Богородицы «Одигитрия». Сделав себе кущу, Тимофей провел у того места сорок дней в посте и молитве. Чудный глас от иконы повелел, чтобы духовенство и народ пришли на Синичью гору с иконой «Умиление» в пятницу, следующую за неделей Всех святых. Когда крестный ход, совершенный по повелению Матери Божией, достиг горы и начался молебен, во время чтения Евангелия вдруг воссиял свет, воздух наполнился благоуханием и все увидели на сосне икону «Одигитрия». Обе святые иконы, «Одигитрия» и «Умиление», были поставлены в храме великомученика Георгия. От них стали совершаться многие чудесные знамения и исцеления, о которых было сообщено Иоанну IV. По его указу на Синичьей горе, называемой с тех пор «Святою», была поставлена часовня, в которую перенесли чудотворные иконы. Но вскоре, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, когда совершен был крестный ход с иконами на Святую гору, ночью часовня внезапно загорелась. Огонь уничтожил все внутри часовни, но святыни остались невредимы.

На священном месте воздвигли каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, алтарь которого находился на месте явления иконы «Одигитрия». Обе прославленные иконы были поставлены в нижнем ярусе иконостаса: «Одигитрия» – на правой стороне (придел в честь которой был устроен в 1770 году), а «Умиление» – на левой (придел устроен в 1776 году).

В том же 1569 году на Святой горе был основан Святогорский Успенский монастырь.

Ежегодно в первую пятницу Петрова поста святые иконы приносились в Троицкий собор города Пскова и в следующий воскресный день с ними совершали обход вдоль внутренней стены города.

Празднование в честь «Умиления» совершается 19 марта и в 9-ю пятницу по Пасхе, а «Одигитрии» – 17 июля и в день Покрова Пресвятой Богородицы.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites