4 мая. Ианнуария епископа и с ним мучеников Прокула, Соссия и Фавста диаконов, Дисидерия чтеца, Евтихия и Акутиона

21 апреля по старому стилю / 4 мая по новому стилю
четверг

Сщмч. Ианнуария епископа и с ним мчч. Прокула, Соссия и Фавста диаконов, Дисидерия чтеца, Евтихия и Акутиона (ок. 305). Мч. Феодора, иже в Пергии, матери его Филиппии, Диоскора, Сократа и Дионисия (II).
Обре́тение мощей прп. Феодора Санаксарского (1999).
Прав. Алексия Бортсурманского (1848).Мчч. Исакия, Аполлоса и Кодрата (303). Свт. Максимиана, патриарха Константинопольского (434).
Сщмч. Иоанна Пригоровского пресвитера (1918); св. Николая Писаревского исп., пресвитера (1933); сщмч. Алексия Протопопова пресвитера (1938).


Деян., 20 зач., VIII, 26–39. Ин., 22 зач., VI, 40–44.

Кондак святых Ианнуария и Феодора, глас 3:

Свяще́ния пома́занием и муче́ния кро́вию украси́стеся,/ сла́вне Ианнуа́рие и Фео́доре,/ и сия́ете всю́ду, в Вы́шних лику́юще,/ и нас назира́йте, в храм ваш прише́дшия/ и в нем непреста́нно зову́щия:// всех нас соблюди́те, моля́ще Человеколю́бца Бо́га.
*******
Что происходит, если тот, кто нам помогает, вдруг видит, что мы его обманываем? Если он нам дает, когда мы просим, а мы своих обязательств не выполняем, обманываем? Такой благодетель от нас отказывается. Если это начальник, он перестает нам верить. Если это происходит в семье, в отношениях между супругами, – такая семья разделяется. И всякий раз, когда человек нарушает свои обязательства, он попадает в трудное положение. То же самое происходит и в наших отношениях c Богом. Если мы Его обманываем, если мы только просим Его, а сами ничего не хотим отдать, не хотим изменить свою жизнь, не хотим стать лучше, чем были, тогда Бог перестает нам помогать, а нередко и наказывает нас.

Священномученик Ианнуарий, епископ, и с ним святые мученики Прокул, Соссий, Фавст, Дисидерий, Евтихий и Акутион
Священномученик Ианнуарий, епископ, и с ним святые мученики Прокул, Соссий и Фавст диаконы, Дисидерий чтец, Евтихий и Акутион приняли мученическую смерть за Христа около 305 года, во время гонения императора Диоклитиана (284–305).

Святителя Ианнуария схватили и привели на суд к правителю Кампании (Средняя Италия) Тимофею. За твердое исповедание христианской веры святителя бросили в раскаленную печь. Но, подобно вавилонским отрокам, он вышел оттуда невредимым. Тогда по приказу Тимофея его растянули на станке и били железными прутьями так, что обнажились кости.

Среди собравшейся толпы были святой диакон Фавст и святой чтец Дисидерий, которые плакали при виде страданий своего епископа. Язычники догадались, что они христиане, и бросили их в тюрьму города Путеола вместе со священномучеником Ианнуарием. В той тюрьме находились заключенные ранее за исповедание Христа два диакона, святые Соссий и Прокул, и два мирянина – святые Евтихий и Акутион.

На следующее утро всех мучеников вывели в цирк на растерзание диким зверям, но звери не тронули их. Тимофей объявил, что все чудеса происходят от колдовства христиан, но тут же ослеп и стал взывать о помощи. Кроткий священномученик Ианнуарий помолился об его исцелении, и Тимофей прозрел. Душевная же слепота не оставила мучителя, и он, с еще большей яростью обвиняя христиан в колдовстве, приказал отсечь всем мученикам головы за стенами города († 305).

Христиане окрестных городов взяли тела святых мучеников для погребения, причем каждый город взял по одному, чтобы иметь своего ходатая пред Богом. Жители Неаполя взяли себе тело священномученика Ианнуария. Вместе с телом они собрали с земли его запекшуюся кровь. Когда сосуд с этой кровью поставили на мощи святого мученика, положенные в церкви города Неаполя, кровь растворилась и сделалась горячей, как только что пролитая. От мощей священномученика Ианнуария происходило много чудес. Во время извержения Везувия, когда жители города молились священномученику Ианнуарию, лава остановилась, не дойдя до города. Благочестивая женщина приложила икону с изображением священномученика к умершему сыну, и он воскрес.


Святые мученики Феодор, мать его Филиппия, Диоскор, Сократ и Дионисий
[B]Святые мученики Феодор, мать его Филиппия, Диоскор, Сократ и Дионисий
пострадали в царствование императора Антонина Пия (138–161) в Пергии Памфилийской. Когда для военной службы набирали красивых и здоровых юношей, то вместе с другими к военачальнику Феодоту был приведен и юноша Феодор.

Военачальник стал принуждать юношу принести жертву идолам. Мученик не подчинился ни уговорам, ни угрозам, и военачальник приказал положить его на раскаленную сковороду и поливать расплавленной смолой. Тотчас совершилось чудо: началось землетрясение, из трещины в земле хлынул поток воды и погасил огонь.

Оставшийся невредимым мученик Феодор воздал хвалу Богу и предложил военачальнику попытаться с помощью идолов повторить такое чудо.

Военачальник предложил языческому жрецу Диоскору лечь на раскаленную сковороду, призвав на помощь Зевса. Но святой Диоскор ответил, что он уверовал во Христа и готов бросить идола Зевса в огонь. Тогда военачальник приказал ему взойти на сковороду. Мученик Диоскор припал к ногам святого Феодора и просил помолиться о нем. Затем он взошел на сковороду, громко взывая ко Господу: «Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты сопричислил меня к числу рабов Твоих. Приими с миром мою душу», – и скончался, избавившись от тяжелых мук.

Святого Феодора продолжали мучить. Его привязали к диким лошадям, которых стали гнать. Но у городской стены лошади упали и разбились, а мученик Феодор остался невредимым. Два воина, Сократ и Дионисий, увидели, как к святому Феодору сошла с небес огненная колесница, на которую был поднят влачимый мученик. Воины с изумлением воскликнули «Велик Бог христианский!» За это их тут же схватили и на другой день вместе с мучеником Феодором бросили в раскаленную печь. Но Небесная роса охладила печь, и святые остались живы. Наутро военачальник приказал воинам пойти посмотреть кости сгоревших мучеников. Воины вернулись и с удивлением рассказали, что три юноши невредимы, а к мученику Феодору пришла его мать, Филиппия, которая теперь укрепляет мучеников в их подвиге.

Военачальник предложил святой Филиппии спасти сына, уговорив его принести жертву идолам. Но святая Филиппия ответила, что еще до рождения сына ей было открыто, что ее сын будет распят за Христа. Услышав это, военачальник приказал распять святого Феодора на кресте, а остальным мученикам отсечь головы. В течение 3-х дней святой мученик Феодор висел на кресте, вознося молитвы Богу до своего преставления.

Святитель Максимиан, патриарх Константинопольский
Святитель Максимиан, Патриарх Константинопольский, родился в Риме от богатых и благочестивых родителей. На собственные средства он устраивал гробницы для погребения умерших, прославившихся святостью жизни.
Святой Максимиан был прост и любил жить вдали от мирской суеты. В Константинополе за чистую и добродетельную жизнь Патриарх Сисиний (426–427) поставил его во пресвитера. По низложении с Константинопольского престола еретика Нестория (428–431) инок-пресвитер был возведен на патриарший престол 25 октября 431 года, в правление святого царя Феодосия Младшего (408–450).
Скончался святой Патриарх Максимиан мирно, 12 апреля 434 года, в Великий четверг.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Са­нак­сар­ский (в ми­ру дво­ря­нин Иван Иг­на­тье­вич Уша­ков) ро­дил­ся в 1718 го­ду в сель­це Бур­на­ко­во Ро­ма­нов­ско­го уез­да Яро­слав­ской про­вин­ции. Ро­ди­те­ли опре­де­ли­ли юно­шу на во­ин­скую служ­бу в гвар­дей­ский Пре­об­ра­жен­ский полк в Санкт-Пе­тер­бур­ге, где вско­ре он был про­из­ве­ден в сер­жан­ты. Во вре­мя обыч­но­го шум­но­го со­бра­ния гвар­дей­цев, в са­мый раз­гар ве­се­лья, один из юно­шей вне­зап­но упал за­мерт­во. Уви­дев умер­ше­го без по­ка­я­ния то­ва­ри­ща, Иоанн осо­знал непроч­ность мир­ско­го сча­стья. По­сле это­го, бу­дучи два­дца­ти лет от­ро­ду, Иван Уша­ков оста­вил бле­стя­щую сто­лич­ную жизнь гвар­дей­ско­го офи­це­ра и из­брал сте­зю от­шель­ни­ка. Бо­лее трех лет он в оди­но­че­стве под­ви­зал­ся в лес­ной ча­ще на бе­ре­гах Дви­ны, а за­тем в Пло­щан­ской пу­сты­ни Ор­лов­ской гу­бер­нии, в от­да­лен­ной лес­ной ке­ллии. Как не име­ю­щий пас­пор­та, Иоанн был взят сыск­ной ко­ман­дой и до­став­лен в Санкт-Пе­тер­бург. Шесть лет тяж­ких ис­пы­та­ний, ли­ше­ний и скор­бей из­ме­ни­ли его неузна­ва­е­мо. Он был сух и бле­ден ли­цом, одет во вла­ся­ни­цу, под­по­я­сан про­стым рем­нем. Но осо­бен­но по­ра­жа­ла всех ле­жа­щая на нем пе­чать глу­бо­ко­го сми­ре­ния. «Не вме­няю те­бе по­бе­га в про­сту­пок и жа­лую преж­ним чи­ном», – ска­за­ла им­пе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на. На это он от­ве­тил сми­рен­ной прось­бой – дать уме­реть мо­на­хом. По­сле трех­лет­не­го по­слуш­ни­че­ско­го ис­ку­са в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре 13 ав­гу­ста 1748 го­да трид­ца­ти­лет­ний Иоанн Уша­ков был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Фе­о­дор.

Пре­по­доб­ный все­гда же­лал под­ви­зать­ся в Са­ров­ской оби­те­ли и в 1757 го­ду вы­ехал из Санкт-Пе­тер­бур­га. С ним вы­еха­ли неко­то­рые уче­ни­ки и уче­ни­цы. Ста­рец по­ме­стил уче­ниц в Ар­за­мас­ском де­ви­чьем Ни­коль­ском мо­на­сты­ре, а сам с уче­ни­ка­ми по­се­лил­ся в Са­ров­ской пу­сты­ни. Вско­ре уче­ни­цы пре­по­доб­но­го пе­ре­ве­де­ны бы­ли в Алек­се­ев­скую об­щи­ну, где жи­ли в стро­гом сле­до­ва­нии уста­ву, дан­но­му стар­цем.

Про­жив в Са­ров­ской пу­сты­ни два го­да, отец Фе­о­дор возы­мел на­ме­ре­ние воз­об­но­вить обед­нев­шую Са­нак­сар­скую оби­тель, на­хо­дя­щу­ю­ся в трех вер­стах от уезд­но­го го­ро­да Тем­ни­ко­ва, на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Мок­ши. К при­ез­ду от­ца Фе­о­до­ра един­ствен­ная цер­ковь оби­те­ли бы­ла вет­ха и бед­на, де­ре­вян­ные ке­ллии и огра­да по­чти раз­ва­ли­лись, кров­ли сгни­ли. В стро­и­тель­стве от­цу Фе­о­до­ру по­мо­га­ли сред­ства­ми бла­го­тво­ри­те­ли, по­чи­тав­шие его за доб­ро­де­тель­ную жизнь в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре. Прео­свя­щен­ный Па­хо­мий, епи­скоп Там­бов­ский, при­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и умо­лял его быть в Са­нак­са­ре на­сто­я­те­лем, при­няв свя­щен­ство. Ста­рец по сми­ре­нию от­ка­зы­вал­ся от хи­ро­то­нии, но, убеж­ден­ный епи­ско­пом, 13 де­каб­ря 1762 го­да был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. На­сто­я­те­лем пре­по­доб­ный Фе­о­дор был твер­дым и стро­гим. На бо­го­слу­же­ния по­свя­ща­лось в сут­ки ча­сов де­вять, а в вос­крес­ные и по­ли­е­лей­ные дни – де­сять и бо­лее то­го; при все­нощ­ном бде­нии до две­на­дца­ти. В церк­ви он тре­бо­вал раз­дель­но­го неспеш­но­го чте­ния. Ста­рец за­вел в оби­те­ли лич­ное ру­ко­во­ди­тель­ство бра­тии и пол­ное от­кро­ве­ние по­мыс­лов. Днем или но­чью вся­кий мог ид­ти к на­сто­я­те­лю. При вы­хо­де от стар­ца чув­ство­ва­лась на ду­ше сво­бо­да и ти­ши­на.

Пи­ща в оби­те­ли бы­ла са­мая гру­бая. На мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния вы­хо­ди­ли все, во гла­ве с на­сто­я­те­лем. Из­бе­гая по­во­дов тще­сла­вия, он не по­стил­ся бо­лее, чем бы­ло уста­нов­ле­но, и на брат­ской тра­пе­зе пи­тал­ся на­равне со все­ми, бе­ря все­го по­не­мно­гу.

Ко­гда бы­ли вы­ры­ты рвы в ос­но­ва­нии ка­мен­ной двух­этаж­ной церк­ви, во вре­мя мо­леб­на при­ле­тел рой пчел и сел на гор­нем ме­сте бу­ду­ще­го ал­та­ря, про­об­ра­зуя обиль­ную бла­го­дать в оби­те­ли и мно­же­ство мо­на­хов в ней. С тех пор от при­ле­тев­ше­го роя в оби­те­ли по­ве­лись пче­лы.

Но стар­ца вновь жда­ло тя­же­лое ис­пы­та­ние. По лож­но­му до­но­су тем­ни­ков­ско­го во­е­во­ды Нее­ло­ва ста­рец в 1774 го­ду был со­слан в Со­ло­вец­кий мо­на­стырь. Для до­про­сов отец Фе­о­дор был вы­зван в Во­ро­неж, а от­ту­да за­ехал в За­дон­ский мо­на­стырь к пре­бы­ва­ю­ще­му там на по­кое свя­ти­те­лю Ти­хо­ну. Он при­нял от­ца Фе­о­до­ра с ве­ли­кой лю­бо­вью; три дня про­дол­жа­лась меж­ду ни­ми ду­хов­ная бе­се­да. При отъ­ез­де свя­ти­тель Ти­хон про­во­жал от­ца Фе­о­до­ра через весь мо­на­стырь, низ­ко кла­ня­ясь на­по­сле­док. В Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре ста­рец про­жил де­вять лет в стро­гом за­клю­че­нии, нуж­да­ясь в са­мом необ­хо­ди­мом и ис­пы­ты­вая стра­да­ния от хо­ло­да и силь­но­го уга­ра. Не раз его ед­ва жи­во­го вы­но­си­ли из кел­лии и от­ти­ра­ли сне­гом. Но и в ме­сте за­клю­че­ния бра­тия Са­нак­сар­ской оби­те­ли и сест­ры Алек­се­ев­ской об­щи­ны не остав­ля­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, ока­зы­вая ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку и ис­пра­ши­вая его мо­литв.

На­ко­нец по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Гав­ри­и­ла и вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию Ека­те­ри­ны II отец Фе­о­дор по­лу­чил пол­ную сво­бо­ду и воз­вра­тил­ся в Са­нак­сар­скую оби­тель. В лю­би­мой оби­те­ли ста­рец про­дол­жал усерд­но ра­бо­тать Гос­по­ду. По­сле непро­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни отец Фе­о­дор скон­чал­ся в ночь на 19 фев­ра­ля 1791 г. Те­ло его, хо­тя и ле­жав­шее в теп­лой ке­ллии до по­гре­бе­ния, не из­да­ва­ло за­па­ха тле­ния. На мо­ги­ле пре­по­доб­но­го бы­ла по­ло­же­на ас­пид­но­го кам­ня пли­та с над­пи­сью: «Здесь по­гре­бен 73-лет­ний ста­рец иеро­мо­нах Фе­о­дор, по фа­ми­лии Уша­ков, воз­об­но­ви­тель Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рый по­стри­жен в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, про­дол­жал мо­на­ше­ское жи­тие 45 лет; со все­ми ви­да­ми ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на и доб­ро­го мо­на­ха 19 фев­ра­ля 1791 го­да скон­чал­ся».

Пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го – бле­стя­щий фло­то­во­дец адми­рал Фе­дор Уша­ков, вый­дя в от­став­ку, так­же жил воз­ле Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, скон­чал­ся в 1817 го­ду и был по­хо­ро­нен воз­ле сво­е­го дя­ди. Вме­сте со сво­им пре­по­доб­ным срод­ни­ком он про­слав­лен в ли­ке свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го празд­ну­ет­ся в день его кон­чи­ны – 19 фев­ра­ля (по ста­ро­му сти­лю; 4 мар­та, а в ви­со­кос­ный год 3 мар­та – по но­во­му сти­лю), а так­же в день об­ре­те­ния его мно­го­це­леб­ных мо­щей – 21 ап­ре­ля (4 мая н. ст.).

Праведный Алексий (Гневушев), Бортсурманский, пресвитер
Свя­той Алек­сий (Гнев­у­шев) ро­дил­ся 13 мая 1762 го­да в се­ле Борт­сур­ма­ны Кур­мыш­ско­го уез­да Сим­бир­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. По окон­ча­нии Ни­же­го­род­ской се­ми­на­рии (1784) он же­нил­ся и был по­став­лен диа­ко­ном в се­ло Борт­сур­ма­ны. Спу­стя 13 лет его ру­ко­по­ло­жи­ли в пре­сви­те­ра к той же церк­ви, и он не по­ки­дал ее до са­мой кон­чи­ны.

В на­ча­ле слу­же­ния он не от­ли­чал­ся стро­го­стью жиз­ни и ино­гда да­же за­бы­вал ме­ру в упо­треб­ле­нии ви­на. Од­на­жды его по­про­си­ли при­ча­стить уми­ра­ю­ще­го из со­сед­ней де­рев­ни. Отец Алек­сий рас­сер­дил­ся и вы­гнал прочь при­слан­но­го к нему че­ло­ве­ка, го­во­ря, что со­сто­я­ние боль­но­го не так уж без­на­деж­но и он мо­жет по­до­ждать до утра. Од­на­ко в ту же ночь, ис­пы­ты­вая му­ки со­ве­сти и бу­дучи не в си­лах за­снуть, он встал и от­пра­вил­ся к боль­но­му. Но тот был уже мертв, а воз­ле его по­сте­ли отец Алек­сий уви­дел Ан­ге­ла, дер­жа­ще­го в ру­ках Свя­тую Ча­шу. По­тря­сен­ный ви­де­ни­ем, отец Алек­сий упал на ко­ле­ни пе­ред по­кой­ным и про­вел всю ночь в мо­лит­ве.

С той по­ры он каж­дый день слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и со­блю­дал, на­сколь­ко это бы­ло в его си­лах, мо­на­ше­ское мо­лит­вен­ное пра­ви­ло. В пол­ночь он чи­тал по­лу­нощ­ни­цу, чин две­на­дца­ти псал­мов и жи­тие свя­то­го, чья па­мять празд­но­ва­лась в этот день, а так­же по­уче­ние из «Про­ло­га». На­ут­ро он чи­тал утрен­ние мо­лит­вы, ча­сы, ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, ве­ли­ко­му­че­ни­це Вар­ва­ре или свя­ти­те­лю Мит­ро­фа­ну. В пол­день он про­чи­ты­вал че­ты­ре ка­физ­мы из Псал­ти­ри, а ве­че­ром – ка­нон и ака­фист Спа­си­те­лю, ка­нон Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю, мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. Еже­днев­но он так­же со­вер­шал пол­то­ры ты­ся­чи по­кло­нов с Иису­со­вой мо­лит­вой.

Во вре­мя, сво­бод­ное от служб и ке­лей­ных мо­литв, он при­ни­мал у се­бя при­хо­жан. Тех, кто хо­тел взять­ся за ду­хов­ный по­двиг, он бла­го­слов­лял или, на­про­тив, от­го­ва­ри­вал, со­глас­но от­кро­ве­нию Бо­жию. Ино­гда он да­вал по­се­ти­те­лям ду­хов­ные на­став­ле­ния, но де­лал это все­гда с та­кой ве­ли­кой кро­то­стью, что она по­ко­ря­ла серд­ца слу­ша­ю­щих. Свя­той Алек­сий был су­ров толь­ко по от­но­ше­нию к кол­ду­нам и раз­но­го ро­да яс­но­ви­дя­щим, а так­же лю­дям, ко­то­рые об­ра­ща­лись к ним за по­мо­щью. Он раз­да­вал бед­ным все, что оста­ва­лось у него по­сле щед­рых да­ре­ний, из ко­то­рых он, од­на­ко, все­гда вы­де­лял часть на укра­ше­ние церк­ви. Не раз, ко­гда кре­стьяне стра­да­ли от раз­ных несча­стий, на­при­мер, от по­жа­ров или эпи­де­мий, они на­хо­ди­ли у се­бя день­ги. Ни­кто не знал, от­ку­да они по­яв­ля­лись, по­ка один кре­стья­нин, дом ко­то­ро­го сго­рел, не за­стал от­ца Алек­сия, ко­гда тот хо­тел под­бро­сить ему день­ги.

Нена­ви­дя празд­ность – ма­терь всех по­ро­ков, свя­той, как толь­ко по­яв­ля­лось хоть немно­го вре­ме­ни, шел ра­бо­тать в по­ле или тру­дил­ся по до­му. Об­ре­тя ве­ли­кое дерз­но­ве­ние пред Гос­по­дом, он ис­це­лял боль­ных сво­и­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми, уте­шал страж­ду­щих сло­вом Бо­жи­им, ча­сто яв­ляя дар про­зор­ли­во­сти.

Так­же он спо­до­бил­ся мно­гих ви­де­ний и от­кро­ве­ний. Од­на­жды, ко­гда отец Алек­сий был при­ко­ван к по­сте­ли из-за тя­же­лой бо­лез­ни, он вне­зап­но услы­шал небес­ное пе­ние и уви­дел Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу в со­про­вож­де­нии ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры. Она при­бли­зи­лась к нему и чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­ли­ла. В дру­гой раз ему явил­ся но­чью Гос­подь Иисус Хри­стос, об­ла­чен­ный в цар­ские одеж­ды, и бла­го­сло­вил. Со Хри­стом бы­ли так­же Его Пре­чи­стая Ма­терь и три де­вы в бе­лых одеж­дах – доб­ро­де­те­ли Ве­ра, На­деж­да, Лю­бовь. Он услы­шал го­лос, ко­то­рый ска­зал: «Сей есть Сын Мой еди­но­род­ный, Сын Бо­жий».

Во вре­ме­на на­по­лео­нов­ско­го на­ше­ствия (1812) пра­вед­ный Алек­сий мо­лил­ся за ли­тур­ги­ей, чтобы Гос­подь да­ро­вал Рос­сии по­бе­ду, и вне­зап­но уви­дел Ан­ге­ла, ко­то­рый воз­ве­стил, что си­лы небес­ные уже дви­ну­лись на по­мощь и враг бу­дет со­кру­шен. Од­на­жды пе­ред пре­ло­же­ни­ем Свя­тых Да­ров на ли­тур­гии, ко­гда отец Алек­сий чи­тал тро­парь «Гос­по­ди, Иже Пре­свя­та­го Тво­е­го Ду­ха в тре­тий час апо­сто­лом Тво­им низ­по­сла­вый…», он услы­шал го­лос над Те­лом и Кро­вью Хри­сто­вы­ми: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный!»

За де­вять лет до кон­чи­ны свя­той Алек­сий вы­шел за штат и от­стра­нил­ся от всех при­ход­ских и се­мей­ных дел, но ли­тур­гию, как и преж­де, слу­жил по­чти каж­дый день и бо­го­слу­же­ний не со­кра­щал, во всем сле­дуя уста­ву. В по­след­ние го­ды он жил в ма­лень­кой кел­лии, един­ствен­ное ок­но ко­то­рой вы­хо­ди­ло на цер­ковь. Чуж­дый жи­тей­ских за­бот, он все­це­ло по­свя­тил се­бя мо­лит­ве. Он вы­гля­дел то­гда уже ста­ри­ком, ма­лень­ко­го ро­ста, ху­дым и сог­бен­ным. Но ли­цо его, очень на­по­ми­нав­шее ли­цо пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, из­лу­ча­ло ду­хов­ную ра­дость, пе­ре­пол­няв­шую его и по­то­му осве­щав­шую все во­круг. Его взгляд был столь про­ник­но­вен­ным, что, ка­за­лось, он чи­та­ет в ду­шах при­хо­дя­щих к нему лю­дей.

В те­че­ние по­след­них 30 лет сво­ей жиз­ни свя­той Алек­сий не мыл­ся и, при­бли­жа­ясь к кон­цу жиз­ни, но­сил вла­ся­ни­цу, в ко­то­рой и был по­хо­ро­нен со­глас­но сво­е­му же­ла­нию. В его кел­лии не бы­ло дру­гой об­ста­нов­ки, кро­ме ма­лень­кой печ­ки, гру­бой по­сте­ли, сто­ла с несколь­ки­ми сту­лья­ми да ана­лоя пе­ред ико­ной с теп­ля­щей­ся лам­па­дой. По апо­столь­ской за­по­ве­ди отец Алек­сий мо­лил­ся непре­стан­но (см.: 1Фес.5:17). В ка­кое бы вре­мя лю­ди ни при­хо­ди­ли к нему в ке­ллию, они за­ста­ва­ли его мо­ля­щим­ся. Он при­ни­мал пи­щу не ча­ще од­но­го ра­за в день, стро­го со­блю­дал все по­сты, не ел ни ры­бы, ни рас­ти­тель­но­го мас­ла да­же то­гда, ко­гда это бы­ло раз­ре­ше­но. Ни­кто не знал, чем свя­той пи­тал­ся на пер­вой и по­след­ней неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста, ибо по его прось­бе ему во­об­ще не при­но­си­ли еды в эти дни.

Столь ве­ли­ка бы­ла ве­ра и лю­бовь пра­вед­но­го Алек­сия к Бо­гу, столь го­ря­чи­ми бы­ли его мо­лит­вы, что враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го ре­шил под­верг­нуть его мно­гим ис­пы­та­ни­ям. Так, ко­гда свя­той но­чью мо­лил­ся и клал по­кло­ны, враг под­ни­мал его в воз­дух и бро­сал оземь, а ко­гда он пы­тал­ся за­снуть хоть на ми­нут­ку, бе­сы не да­ва­ли ему по­коя. То­гда отец Алек­сий про­буж­дал­ся, тво­рил мно­го­чис­лен­ные по­кло­ны или чи­тал Псал­тирь. Од­на­жды диа­воль­ские ис­ку­ше­ния ста­ли столь же­сто­ки­ми, что отец Алек­сий при­нял­ся го­ря­чо мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля, – то­гда он уви­дел, как по иконе те­кут сле­зы, и услы­шал го­лос, обе­щав­ший ему ве­нец пра­вед­ни­ков.

По­лу­чив та­кое обод­ре­ние в бра­ни, ко­то­рую он вел про­тив сил тьмы, свя­той Алек­сий мог и сам уте­шать скор­бя­щих, при­зы­вая их к тер­пе­нию. Од­ной игу­ме­нии, ко­то­рая бы­ла его ду­хов­ной до­че­рью, он пи­сал: «Будь тер­пе­ли­ва и воз­ло­жи на­деж­ду на по­мощь Бо­жию, бла­го­да­ря ко­то­рой ты мо­жешь от­ра­зить все на­па­де­ния вра­га че­ло­ве­че­ских душ. Ес­ли бы не бы­ло ис­пы­та­ний, не бы­ло бы и вен­цов!»

В го­ды слу­же­ния он все­гда охот­но при­хо­дил к тем, кто про­сил его прий­ти по­мо­лить­ся за него, но из­бе­гал празд­ных ви­зи­тов и раз­го­во­ров. В по­след­ние го­ды жиз­ни, по­свя­щен­ные ис­клю­чи­тель­но по­сту и мо­лит­ве, он по­ки­дал свою кел­лию толь­ко чтобы пой­ти в цер­ковь.

Мест­ные по­ме­щи­ки и да­же земле­вла­дель­цы из со­сед­них гу­бер­ний по­чи­та­ли его за свя­тую жизнь. Они при­хо­ди­ли к пра­вед­ни­ку, пи­са­ли ему пись­ма, про­си­ли бла­го­сло­ве­ния. Все по­чи­та­ли его за ве­ли­ко­го свя­то­го и мо­лит­вен­ни­ка, об­ла­да­ю­ще­го да­ром ис­це­ле­ния. Так, он ис­це­лил де­воч­ку из го­ро­да Кур­мы­ша, ко­то­рая от рож­де­ния не мог­ла хо­дить, и вос­кре­сил маль­чи­ка из сво­е­го при­хо­да го­ря­чей мо­лит­вой. Ото­всю­ду к свя­то­му при­во­ди­ли ду­шев­но­боль­ных и одер­жи­мых – и все они ис­це­ля­лись его мо­лит­ва­ми.

1 ян­ва­ря 1848 го­да отец Алек­сий по­чув­ство­вал, что си­лы остав­ля­ют его. Сам он уже не мог со­вер­шать цер­ков­ных служб, но по­про­сил близ­ких от­ве­сти его в цер­ковь. Несмот­ря на сла­бость, он счи­тал боль­шим гре­хом не при­ни­мать при­хо­див­ших к нему лю­дей и со­би­рал по­след­ние си­лы, чтобы на­де­лить их бла­го­уха­ни­ем на­став­ле­ний. Дой­дя до пол­но­го ис­то­ще­ния, он за­вер­шил свой жиз­нен­ный путь, пол­ный скор­бей, в Ве­ли­кий Чет­верг 1848 го­да, си­дя у ок­на, к ко­то­ро­му по­до­шел, чтобы бла­го­сло­вить мно­же­ство лю­дей, при­шед­ших про­стить­ся с ним. Од­ни пре­кло­ни­ли ко­ле­на, дру­гие ти­хо пла­ка­ли. Отец Алек­сий бла­го­слов­лял их до тех пор, по­ка его ру­ка не опу­сти­лась в по­след­ний раз, чтобы уже бо­лее не под­нять­ся. Он был по­гре­бен в са­ду при Успен­ской церк­ви се­ла Борт­сур­ма­ны, на­про­тив ал­та­ря. Не про­хо­ди­ло ни од­но­го вос­кре­се­нья, ни од­но­го празд­ни­ка, ко­гда бы на его мо­ги­ле не слу­жи­лась па­ни­хи­да, и по­чти все при­хо­жане взя­ли по гор­сточ­ке зем­ли с его мо­ги­лы.

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский пи­тал глу­бо­кое по­чте­ние к по­движ­ни­че­ским тру­дам свя­то­го Бо­жия. Хо­тя они ни­ко­гда не встре­ча­лись, свя­той Се­ра­фим знал о нем бла­го­да­ря да­ру про­зор­ли­во­сти и го­во­рил так: «Сей че­ло­век сво­и­ми мо­лит­ва­ми по­до­бен све­че, воз­жжен­ной пред пре­сто­лом Бо­жи­им. Вот тру­же­ник, ко­то­рый, не имея обе­тов мо­на­ше­ских, сто­ит вы­ше мно­гих мо­на­хов. Он как звез­да го­рит на хри­сти­ан­ском го­ри­зон­те». Ко­гда хри­сти­ане из тех мест, где жил свя­той Алек­сий, при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му, он от­сы­лал их об­рат­но, сми­рен­но убеж­дая, что у них есть рев­ност­ный за­ступ­ник пред Гос­по­дом – отец Алек­сий, свя­щен­ник из се­ла Борт­сур­ма­ны.

И дей­стви­тель­но, на его мо­ги­ле, рев­ност­но по­чи­та­е­мой до на­ших дней, в изоби­лии со­вер­ша­лись чу­де­са. В со­вет­ское вре­мя вла­сти не раз пы­та­лись ра­зо­рить мо­ги­лу пра­вед­ни­ка, но по­чи­та­ние его на­ро­дом и оче­вид­ность со­вер­шав­ших­ся там чу­дес не поз­во­ли­ли им со­вер­шить за­ду­ман­ное.

Святые мученики Исакий, Аполлос и Кодрат
Святые мученики Исакий, Аполлос и Кодрат были язычниками и служили при дворе императора Диоклитиана (284–305). Во время страданий святого великомученика Георгия (память 23 апреля) они были в числе зрителей. Его вера, мужество и чудеса пробудили в них веру во Христа. Святые всенародно объявили себя христианами и стали упрекать императора за его нечестие и жестокость. Их приговорили к смерти. Мученика Кодрата усекли мечом, а мучеников Аполлоса и Исакия уморили голодом († 303).

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites