Пирейская Митрополия.Первые печальные выводы после проведения "святого и великого собора"

митрополит Пирейский Серафим
Пирейская Митрополия.Первые печальные вводы после проведения"святого и великого собора"

С великой печалью и душевной болью мы следили с помощью средств массовой информации за открытием «Святого и Великого Собора», который начался в воскресенье Пятидесятницы с Божественной Литургии. В следующих строках мы очень кратко изложим наши первые выводы [по поводу Собора] верному народу Божиему.

Первый печальный вывод – это присутствие и молитва во время утрени и Божественной Литургии[Пятидесятницы], этого великого Господского праздника, еретиков-папистов, протестантов и монофизитов, что, как известно всем, запрещено Святыми Канонами. Предстоятели Православных Церквей и другие участвовавшие [в богослужении] епископы попрали Священные Каноны, Правила Св. Апостолов и Соборов, хотя изначально они желали направить всему миру послание о том, насколько они уважают решения Вселенских Соборов, а также послание о укреплении соборного строя, о котором они говорили, «бия себя в грудь» и произнося высокопарные заявления.

Второй печальный вывод – это присутствие на открытии Святого и Великого Собора делегаций, посланных еретическими сообществами папистов, протестантов и монофизитов, заявленных в качестве официальных гостей, что является беспрецедентным новшеством, чуждым нашей соборной традиции. И, конечно же, эти представители были провозглашены Вселенским Патриархом Варфоломеем«представителями братских Церквей» еще до того, как Святой и Великий Собор принял решение о церковности или отсутствии таковой у этих еретических сообществ. Таким образом, патриарх Варфоломей, создавая прецедент, послал второе сообщение участникам Собора – на этот раз о том, что он не имеет ни малейшего намерения называть инославных «еретиками», а напротив – «Церквами-сестрами». Никогда еще в истории Вселенских и Поместных Соборов византийского периода не существовало такого явления как«наблюдатели», то есть, чтобы присутствовали в качестве почетных гостей еретики, чьи еретические учения были осуждены предыдущими Вселенскими Соборами. Еретиков приглашали, но в качестве обвиняемых, чтобы они говорили в свою защиту, а не в качестве почетных гостей. Статус «наблюдателя» появился только на I-м и II-м Ватиканском Соборе. Очевидно, что Святой и Великий Собор копирует папские модели.

Еще один печальный вывод – это само начало Святого и Великого Собора, а именно тот факт, что Собор начал свою работу в нарушение «Регламента организации и работы», подписанного во время Собрания предстоятелей в январе 2016 г. Настоящий Регламент, среди прочего, предусматривает, что Собор «созывается Его Святейшеством Вселенским Патриархом с согласия Блаженнейших Предстоятелей всех общепризнанных Поместных автокефальных Православных Церквей» (ст. 1). Так что теперь, когда четыре Поместные Церкви (России, Болгарии, Грузии и Антиохии) обоснованно не согласны с созывом Собора и просят на данном этапе отложить его, не выполняется условие «с согласия Блаженнейших Предстоятелей всех общепризнанных Поместных Автокефальных Православных Церквей». Поэтому, в соответствии с настоящим Регламентом, ни Вселенский Патриарх, ни все остальные Поместные Церкви, вместе взятые, не имеют права созвать Собор, если, конечно, они желают действовать в соответствии с Регламентом, который подписан. Если не считать этого, то Предстоятели и участники Собора могут похвастаться, что соблюдают его Регламент со всей точностью.

Еще один печальный вывод – это тот факт, что Собор начал свою работу без предварительной ратификации определений и священных канонов всех предыдущих Вселенских Соборов, что позволило бы и настоящему Вселенскому Собору действительно быть органическим продолжением всех предыдущих. Обратите внимание, что упоминание предыдущих Вселенских Соборов являлось неизменной процедурой, которую применяли святые отцы этих Соборов. С помощью этой процедуры святые отцы объявляли о том, что они принимают все догматы, установленные предыдущими Вселенскими Соборами, и намерены продолжать эту работу. Типичный пример – это признание Собора 787 г. после Р.Х. как Седьмого Вселенского Собора на Восьмом Вселенском Соборе свт. Фотия, состоявшемся в 879-880 гг. после Р.Х.

Еще один печальный вывод – это тот факт, что Собор начал свою работу на основании «Регламента организации и работы», который не был единогласно принят всеми Предстоятелями на Собрании, состоявшемся в январе 2016 г., поскольку его не подписала Антиохийская Церковь. Принцип единогласия является необходимым условием и необходимой предпосылкой для созыва Собора, как это предусмотрено в вышеупомянутом Регламенте.

Также он начал свою работу, основываясь на принципе единогласия, принятом в текстах V Предсоборного совещания. Однако, как оказалось впоследствии, это основание не было безопасным, прочным и неизменным. Это произошло потому, что хотя шесть предсоборных документов и были единогласно приняты участниками V Предсоборного Совещания и Собранием Предстоятелей (в январе 2016 г.), они не были приняты Священными Синодами Иерархии всех Поместных Автокефальных Церквей. Получив предсоборные документы от Предстоятелей в том виде, в котором они были составлены на V Предсоборном совещании, эти Церкви затем подвергли их соборному изучению. Многие из них, такие как Церковь Болгарии, Греции, Грузии и др. во время соборного исследования данных документов обнаружили в них пробелы, неясности, неправославные формулировки и т. д., и поэтому настаивали на их изменении и исправлении. И, само собой разумеется, что для Церквей, которые настаивали на исправлениях и дополнениях [данных документов] после их соборного изучения, предсоборные документы больше не действительны в том виде, в котором они были составлены на V Предсоборном совещании; их [следует рассматривать] в новой формулировке, со всеми принятыми исправлениями. Тот факт, что Предстоятели единогласно подписали данные документы на V Предсоборном совещании (так же, как и Регламент Собора), не значит, что Священные Синоды Поместных Церквей связаны подписями Предстоятелей и обязаны принять эти тексты в том виде, как они есть. Личное мнение Предстоятеля, в любом случае, не может связать обязательствами Священный Синод, которому принадлежит Предстоятель и который должен сообразоваться со Священным Синодом и принимать во внимание его мнение. В противном же случае, соборный строй упраздняется, и каждый Предстоятель превращается в «папу», который решает все единолично и мнение которого господствует, преобладая над всеми другими. Высший орган управления Поместных Православных Церквей, согласно православной традиции, – это не Предстоятель, а Священный Синод Иерархии.

После вышесказанного становится более чем ясно, что совершенно неверным было утверждение Вселенского Патриарха в его вступительном слове: «Следовательно, в нашей работе мы основываемся на документах, единогласно утвержденных нашими Церквами, которые приняла каждая Церковь». Здесь Вселенский Патриарх под «единогласно утвержденными документами», очевидно, имеет в виду документы V Предсоборного совещания, подписанные Собранием Предстоятелей (январь 2016 г.), которые не действуют для некоторых Церквей после исправлений и изменений, внесенных в них на уровне Священного Синода Иерархии. Конечно, следует отметить, что принцип единогласия, о котором говорит Вселенский Патриарх, также не действует, поскольку некоторые Церкви имеют отличное от других мнение. Также совершенно излишне говорить о том, что, несмотря на более чем далекое от истины заявление Вселенского Патриарха, он был не единственный, кто говорил об этом в своей вступительной речи. Есть и другие моменты в речи Вселенского Патриарха, которые заслуживают критики и которые, безусловно, отметят другие братья во Христе.

Еще один печальный вывод – это тот факт, что четыре Поместные Церкви, которые не участвовали в Соборе, подверглись поношению на международном уровне. Их отсутствие было представлено во вступительном слове Вселенского Патриарха и других Предстоятелей как совершенно не оправданное и предосудительное. И, ни много ни мало, эти отсутствующие Церкви были представлены как виновные в создании расколов и разделений. Тем не менее, упомянутые Церкви не участвовали в Соборе не потому, что это им «взбрело в голову», а потому, что, как было объяснено выше, после рассмотрения документов на синодальном уровне они констатировали, что таковые страдают рядом недостатков. И вполне естественно, что они попросили о переносе Собора, чтобы изучить их глубже, чтобы сделать необходимые исправления и, таким образом, составить новые документы, которые были бы единогласно приняты всеми Поместными Церквами. Но поскольку не было принято их предложение о переносе Собора, эти Церкви отказались в нем участвовать.

Еще один печальный вывод, пожалуй, самый печальный из всего вышесказанного, – это, по сути, признание церковности иноверцев-еретиков путем темной и запутанной новой формулировки в документе: «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Вот какая формулировка была единогласно принята Собором: «Православная Церковь признает историческое наименование других инославных христианских церквей и конфессий», вместо формулировки: «Православная Церковь признает историческое существование других христианских Церквей и конфессий», то есть слово «существование» было заменено словом «наименование», а во фразе «христианских Церквей и конфессий» было добавлено определение «инославных». Это изменение в формулировке было предложено Блаженнейшим Архиепископом Афинским и всея Эллады Иеронимом после долгих дискуссий и консультаций, в ходе которых было высказано много противоречивых мнений. Блаженнейший Архиепископ Афинский и всея Эллады настаивает на том, что«мы достигли соборного решения, которое – впервые в истории – сведет исторические рамки отношений с инославными не к их существованию, а ТОЛЬКО к их историческому наименованию инославными христианскими Церквами и конфессиями». Здесь возникает логический вопрос: «Как можно назвать что-либо, отрицая существование того, что мы называем? Противоречивым и неприемлемым с догматической точки зрения является принятие термина «инославные христианские Церкви и конфессии». Инославные конфессии нельзя назвать «Церквами» именно потому, что они принимают иные, еретические учения и, будучи еретическими, не могут представлять собой «Церкви». Очень печальным является и тот факт, что делегация Элладской Церкви не осталась верной и непреклонной по отношению к решениям Священного Синода от 24 и 25 мая сего года, принятым по данному вопросу. На вышеупомянутом заседании Священного Синода было решено заменить слова «историческое существование других христианских Церквей и конфессий» фразой «историческое существование других христианских конфессий и сообществ».

Наконец, еще один печальный вывод относительно того, что с особой гордостью провозгласил Вселенский Патриарх Варфоломей в конце работы [Собора]. Среди прочего, он заявил, что «Вселенский Патриархат был пионером экуменического движения». Также он сослался на еретическую энциклику 1920 года, «которая характеризуется многими как устав основанного позднее ВСЦ», и отметил, что «Вселенский Патриархат был в числе членов-основателей ВСЦ в Амстердаме…».

В настоящее время мы ограничимся только вышеизложенными фактами, хотя это и не означает, что на этом список наших печальных выводов заканчивается. После всего вышеперечисленного возникает вполне логичный вопрос: «Что можно ожидать от Собора, который начался и проходил таким образом?» Согласно словам Господа, «Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый, ибо всякое дерево познаётся по плоду своему» (Лк. 6, 43‑44). Так пусть же каждый читатель сделает свои собственные выводы.

Комментарии (6)

Всего: 6 комментариев
#1 | Синезия »» | 30.06.2016 00:41
  
4
«Варфоломеевский собор» завершился, превратившись в нескончаемый «всеправославный» сериал с захватывающим экуменическим сюжетом
26.06.2016


Формально завершился многомесячный предсоборный марафон: Русская Православная Церковь, самая влиятельная и многочисленная из всех поместных православных Церквей, отказалась участвовать в сомнительном и ставшем уже потешном мероприятии под названием «Всеправославный» или «Великий и Святой Собор», лишив его тем самым статусов «всеправославный» и «великий». От участия в Соборе на о.Крит также отказались (или призвали его отложить) Болгарская, Антиохийская, и Грузинская Православные Церкви. Таким образом Господь отвел от нашей Церкви позор участия в этом сомнительном мероприятии и не попустил разрастание внутрицерковной смуты.

Не сбылись многие страшные «предсказания» о том, что это будет тот самый VIII Вселенский Собор, о котором ходят предапокалиптические слухи, что после его проведения ввиду принятых на нем апостасийных решений в храмы РПЦ ходить уже будет больше нельзя. Не был и создан на «варфоломеевском» Соборе тайно от церковного народа некий надцерковный орган, который должен был бы управлять всеми Православными Церквями, как опасались иные околоцерковные кликуши.

Однако несмотря на всю свою «безобидность», полную провальность обсуждаемых документов и бесцельность самой мотивации созыва Собора (ведь не ради же мнимого и пустозвонного «свидетельства миру о единстве Православия» он готовился несколько десятилетий!) сей никому не нужный «Всеправославный» Собор внес огромный соблазн в умы наших православных верующих и вызвал немалую смуту в Русской Церкви, а также явственно выявлял закулисных заказчиков его неотложного проведения. Ещё неизвестно, какие страшные последствия и беды ожидали бы в ближайшее время нашу Церковь, а тем самым и наше Отечество вследствие участия делегации Русской Церкви в этом сомнительном мероприятии под председательством стамбульского патриарха Варфоломея!

Патриарх Варфоломей и официальные представители Константинопольской патриархии накануне и во время Собора чуть ли не ежедневно повторяли слова об обязательности соборных решений для всех Православных Церквей. Судя по скудно поступающей информации об итогах «варфоломеевского» совещания, никакие поправки к документам Собора приняты не были. Создается устойчивое подозрение, что заокеанским кураторам патриарха Варфоломея очень важно было продавить любой ценой на соборном уровне только один документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», в котором содержится немало сомнительных с канонической точки зрения формулировок, оправдывающих экуменическое движение. Критику этого документа высказывали многие поместные Православные Церкви, ряд афонских монастырей, богословы и несколько монастырей Русской Православной Церкви. Стамбульский патриарх любыми путями пытался провести документ без обсуждения через Всеправославный Собор, тем более, что регламент Собора не предусматривает порядка внесения поправок, а только внесение особых мнений в ходе Собора.

Однако будем уповать, что Святейший Патриарх Кирилл не поддастся на шантаж Варфоломея и проявит ту же настойчивость и принципиальность в отстаивании интересов Русской Церкви, какую он проявил в январе 2016 г. на Предсоборном совещании в Шамбези, сняв с повестки дня Всеправославного Собора проект документа «Календарный вопрос». Также будем надеяться, что все документы, принятые на «варфоломеевском» совещании, без подписи Московского Патриарха не будут являться обязательными для нашей Церкви, что бы там не словоблудил сам Варфоломей или его богословские советники.

Также не исключено, что за отказ участия Русской Православной Церкви в Соборе на Крите стамбульская патриархия, щедро финансируемая ее кураторами из США, может попытаться устроить в сговоре с киевской хунтой церковный раскол на Украине и провозгласить автокефалию Украинской Церкви, в результате чего патриарх Варфоломей, будучи турецким подданным, сможет увести под свое «окормление» немалое количество приходов УПЦ МП. Не будем забывать, что Турция – член NATO и всегда была геополитическим врагом России. Отсюда и попытки стамбульской патриархии выдавить Московский патриархат с территории Украины.

И самое главное, варфоломеевская затея с «Всеправославным Собором» по всей видимости будет продолжать развиваться по самому неблагоприятному для Русской Православной Церкви сценарию, о котором мечтали церковные либералы, а именно: Собор предполагается растянуть на несколько сессий, в результате чего делегация РПЦ через некоторое время вынуждена будет принять участие в незавершенном Соборе. В частности, эту провокацию поддержал протодиакон Андрей Кураев: «Я считаю, следует открыть Всеправославный собор и не закрывать его, сказать: “А встретимся через два года!” – и впоследствии продолжить встречу» (http://expert.ru/russian_reporter/2016/14/vsepravoslavnyij-bezrossijskij-sobor/). Так и случилось: в послании по итогам Собора говорится, что «Святой и Великий Собор подчеркнул важность собраний Предстоятелей, которые уже состоялись, и сформулировал предложение учредить Святой и Великий Собор в качестве регулярно действующего института».

Итак, православных верующих ожидает новый, теперь уже нескончаемый «всеправославный» сериал с захватывающим экуменическим сюжетом.
     
3
Танцуют все!!! https://www.youtube.com/watch?v=WtBgzyr7kps
  
#3 | Борис Шварев »» | 30.06.2016 16:06
  
1
Не обольщайтесь, что патриарх Кирилл не поехал на Критский собор, все документы приняты и подписаны им в Шамбези

СТАРЕЦ РАФАИЛ (БЕРЕСТОВ) О ЛЖЕПАТРИАРХАХ И КРИТСКОМ ЛЖЕСОБОРЕ

http://www.soborjane.ru/eresi/wolfs-sobor/ne-obolshhajtes-chto-patriarx-kirill-ne-poexal-na-kritskij-sobor-vse-dokumenty-prinyaty-i-podpisany-im-v-shambezi
     
4
30.06.2016
«Фанатики и упорные консерваторы пусть гибнут»: Назидательный рассказ-видение пастыря о нашем времени
Пастырей ваших умоляю я, сопастырь
и свидетель страданий Христовых :
пасите Божие стадо, какое у вас,
надзирая за ним не принужденно,
но охотно и богоугодно, не для
гнусной корысти, но из усердия.
1 Петр. 5, 1–2

Распятие апостола Петра

Святой апостол Петр – старейший по летам из всех апостолов.
Он был призван Спасителем одним из первых.
По профессии рыбак, святой Петр отличался простотой нрава и редким прямодушием.
Он не мог терпеть лицемерия, лжи и всякой неправды.
От природы правдивый и честный, святой Петр всей душой полюбил Господа Иисуса Христа.
Он видел в Нем Сына Божия и Великого Небесного Посланника.
Как патриот своего иудейского народа, святой Петр, подобно прочим, с нетерпением ждал пришествия Мессии, Который избавит Израиль от унизительного рабства Риму.
Всей душой святой Петр прилепился к Спасителю и был всегда неотступно с Ним.
Он и жалел Господа, и любил Его, и всячески оберегал Его от завистников, назойливых лжеучителей и вообще от всего плохого.
Так, когда Спаситель пошел в Иерусалим, святой Петр уговаривал Его не ходить туда, потому что начальники иудейские хотели убить Его.
Господь ответил: «Отойди от Меня, сатана! Ты думаешь не то, что Божие, а что человеческое» (см.: Мф. 16, 23).
Святой Петр не обиделся, что Учитель назвал его «сатаной», и продолжал, как верный ученик, благоговеть перед Спасителем.
Господь любил Своего ученика и доверял ему тайны Своего учения.
Он впустил святого Петра (вместе с Иаковом и Иоанном) в комнату умершей дочери Иаира, где воскресил ее.
Он возвел этих троих на гору Фавор и преобразился перед ними. Взял также их в Гефсиманский сад в час Своей молитвы и душевных мук...
Вот перед нами картина русского художника – Христос с учениками идет по засеянному полю в субботний день.
Какая дивная и выразительная работа!
Спаситель с апостолом Петром ступают впереди.
Они – в бедных одеждах и без головного убора.
Лица их задумчивы и серьезны.
Господь – молод, апостол Петр – с сединой в волосах.
Он что-то внимательно слушает.
Господь кротко ему говорит.
О чем они беседуют?
О Царстве Израиля?
О будущей славе Иерусалима?
Об их личной славе и власти?
Нет!
Скорее всего, Божественный Учитель говорит Своему верному ученику о скорых Своих страданиях и об их, апостолов, безславии и гонениях за Имя Его.
Может быть, в этот самый момент святой Петр и уговаривал Своего любимого Учителя пожалеть Себя и не идти на страдания и смерть.
Но пожелтевшая нива, по которой они идут, напоминает апостолу Петру, что час великой жатвы настал, что минуты страшных страданий приблизились.
Поэтому и лицо его так серьезно и печально.
Позади шествуют друг за другом остальные ученики.
Они – голодные и уставшие.
Как дети, еще не ведая, что ждет их вскоре, они срывают колосья, растирают в руках, выдувают мякину и едят зерна.
Это субботний день, и ученики знают, что рвать колосья сегодня нельзя.
Закон Моисеев не разрешает что-либо делать в субботу.
Но Учитель их ничего не говорит им.
Значит, Он не запрещает этого делать.
Тем более Он знает, что они голодны и устали.
Между тем жестокие законники осудили за это апостолов и сделали Спасителю замечание...
А вот другая картина работы итальянского художника, знаменитого Рафаэля Санти – «Тайная Вечеря».
Господь сидит посреди учеников.
Он – задумчивый и печальный.
На столе – хлеб и вино с водой, чаша с солью.
Ученики – в замешательстве.
Только что Учитель сказал, что один из них предаст Его.
Все в смятении и ужасе: «Кого предаст? Учителя, нашего Господа и Мессию?! И кто такой изверг нашелся между нами?!»
Святой Петр хватается за меч.
Спустя несколько часов он вторично выхватит свой меч, чтобы защитить невинного Учителя от расправы над Ним в Гефсиманском саду.
И здесь он, на этой последней Вечере, был готов вмиг рассчитаться с предателем.
Одним ударом он положил бы конец этому гнусному продажничеству.
Но кто он, этот изменник, который поднимет руку на любимого Учителя и Господа?
И неужели святой Петр за целых три с половиной года совместной жизни со всеми учениками не распознал подлого богоубийцу?
Святой Петр был человеком редкой честности и правдивости.
Он даже не мог подумать, что среди учеников найдется такой негодяй, который предаст его Господа!
И только теперь, когда уже Сам Учитель сказал им об этом, пылкий Петр вышел из себя.
Не зная, кому нанести полагающийся предателю удар, он дает знак святому апостолу Иоанну, сидящему рядом с Учителем, чтобы тот тихонько спросил Господа, кто Его предатель.
И тогда уж этой черной душе несдобровать!
Но Господь, добровольно идя на страдания и смерть, скрыл имя Своего неверного ученика; святой Петр едва мог успокоиться…

...Читая об этом в Евангелии, отец Лаврентий весь дрожал от нервного возбуждения.
Ему, как и святому Петру, казалось чудовищным, что Господь с самого начала зная Своего несчастного предателя, ни одним словом не выдал его.
Он скрывал его злодейский замысел от остальных учеников. Он даже поощрял Иуду, доверив ему быть казначеем и носить при себе ящик, в который сострадательные люди бросали милостыню для их странствовавшей группы.
«Как это можно?! – недоумевал отец Лаврентий. – Вот если бы я узнал, что кто-то из наших иеромонахов меня предаст, наклевещет всякую небылицу на меня и потом продаст, я бы... не знаю, что с ним сделал!»
Молодой архимандрит задумался. «А что бы ты с ним сделал?– сказал он сам себе. – Ничего бы и не сделал. Даже любезнее стал бы с ним разговаривать, но в душе… в душе-то, конечно бы, чувствовал, что около тебя – гадина, и вот-вот она тебя укусит… О, Господи! Как все это Ты терпел?! И как непостижима Твоя любовь к людям! Научи и нас, Господи, так делать!..»
Но в жизни святого Петра, продолжал читать отец Лаврентий, был один случай, который заставляет всякого человека вздрогнуть и прийти в ужас.

В тяжелый час поругания над Спасителем, во дворе первосвященника апостол Петр неожиданно отказывается от Христа и говорит, что он не знает Этого Человека…
Как это может быть?
Тот, кто горячо и пылко любил Иисуса, кто дважды бросался с мечом защитить Его, вдруг отрекается от Спасителя и говорит, что он не ученик Его и никакого отношения к Нему не имеет?!
О ты, святой апостол и ближайший ученик Христов!
Не ты ли пошел за Господом, оставив дом, семью, имущество, чтобы только быть с Ним неразлучно?!
Не ты ли привязался душой своей ко Христу, слушал и всегда благоговел перед Ним всем сердцем?
Не ты ли, старейший по летам и умнейший по опыту жизни, скитался с Господом, испытывая голод, жажду, унижения, гонения за Его честь и проповедь?
Не ты ли удостоился видеть чудеса Христовы и сам Именем своего Учителя творил знамения?
Не ты ли, верный друг Христов, клялся перед всеми, что лучше умрешь злой смертью, но никогда не отречешься от Учителя?
Не ты ли, не ты ли?!..

Здесь отец Лаврентий заплакал. Дальше читать он не мог: слезы ручьем лились из его глаз, и слов в книге было не разобрать.
Ему стало так жалко святого апостола Петра, этого верного и простого труженика, честного и любящего ученика.
«Как он мог впасть в такое страшное несчастье? – думал отец Лаврентий. – Как только он мог, мужественный и самоотверженный, отречься от Спасителя?!
Может быть, это было попущено Богом для того, чтобы усилить страдания Христа Спасителя? Чтобы чашу мук и оставленности всеми Он выпил до дна?»
Успокоившись, отец Лаврентий продолжил чтение.

Господь Спаситель простил святому Петру его отречение.
Он восстановил его в апостольском достоинстве.
Но святой Петр всю остававшуюся жизнь чувствовал свою вину перед Господом, и, как говорит Святое Предание, он всегда ранним утром, когда пел петух, вставал и горько плакал о своем грехе.
Поэтому глаза его постоянно были красными от слез, а сердце – умягчено покаянием.
Прожив по Вознесении Господнем еще несколько десятков лет и проповедав Евангелие во многих странах, святой апостол Петр принял мученическую смерть.
Его распяли в Риме, в глубокой старости.
Идя на казнь, он плакал от радости, что сподобится, как и Его Учитель, умереть на кресте.
Но почитая себя недостойным этого, святой Петр просил воинов, чтобы они прибили его к кресту вниз головой, дабы иметь возможность целовать то место, где были прибиты ноги Спасителя.
Святое Предание повествует, что перед этим святой апостол Петр, уступая настойчивым просьбам римских христиан, пытался удалиться из Рима и таким образом избежать мученической смерти.
Но на пути ему явился Христос.
Святой Петр изумился, увидев идущего в Рим Господа. «Куда Ты идешь, Господи?», – спросил он Спасителя. «Иду пострадать в Риме, как пострадал в Иерусалиме», – кротко ответил Спаситель и стал невидим.
Святой апостол Петр понял, что Христос шел в Рим принять смерть вместо него.
Поклонившись невидимому Господу, он вернулся в город. И тут же был схвачен и осужден на крестную казнь.
В Эрмитаже есть картина неизвестного художника «Распятие апостола Петра»: святой Петр, обнаженный, висит на грубо сколоченном кресте вниз головой.
Старческое тело с прибитыми ногами, руки распростерты в стороны.
Седая голова безпомощно прижалась к дереву, глаза молитвенно смотрят на синее небо.
Но в лице апостола нет ни страха, ни боли, одно лишь незримое счастье и умиление.
Святый первоверховный апостоле Петре, моли Бога о нас!
+ + +


Повествование о святом апостоле Петре поразило сердце и воображение отца Лаврентия.
Несколько дней он был под глубоким впечатлением от прочитанного.
Вспоминал, размышлял, умилялся, восторгался и, как говорится, набирался апостольского духа для своей пастырской практики.
Надо сказать, что отец Лаврентий увлекался прогрессивными тенденциями в церковной жизни.
Его интересовало новейшее течение церковников – стремление идти в ногу с миром, не отставать от современности, быть в центре научных достижений, активно участвовать в общественной и политической жизни своей страны и всего мира...
Интересуясь этими заманчивыми идеями, отец Лаврентий душой, однако, чувствовал их фальшь и вредность для истинного пастыря Церкви.
Он хорошо знал святое Евангелие и ясно усвоил линию, которую проводил Спаситель в отношении гражданских властей.
Создавая Церковь Свою на земле, Господь повелел апостолам и пастырям заниматься лишь церковными делами: служением, молитвой, проповедью о Царствии Божием...
Понимая пастырскую задачу именно так, отец Лаврентий все же колебался в душе. «Где правильный путь? – думал он. – Где точная апостольская линия пастырской жизни?»
И вот однажды с этими мыслями он уснул и увидел необычный сон.
+ + +
По гладкой и широкой дороге с бешеной скоростью несется колесница. На ней реет алый флаг свободы.
Сидящие в ней люди машут руками, что-то кричат, жестикулируют.
Их много, и они какие-то сановитые, упитанные, хорошо одетые.
На их крупных лицах застыло выражение жажды борьбы, мщения, непримиримости…
Странная колесница пронеслась, как метеор, и скрылась в густой пыли. «Колесница времени», – послышался чей-то голос.
Отец Лаврентий подошел к большой дороге, по которой только что пролетела эта повозка, и на указателе прочел: «Дорога в никуда».
Не успев как следует опомниться от увиденного, он заметил вторую колесницу, которая также неслась по дороге.
Предусмотрительно отойдя подальше в сторону, архимандрит видел, как она промчалась мимо него.
Эта колесница тоже была наполнена людьми, но не такими, как предыдущая.
Эти люди были одеты в церковные ризы, митры.
В руках они держали сияющие кресты, золотые светильники и раскрытые книги, отделанные золотом.
По виду вторая колесница походила на сияющее солнце, окруженное многоцветной радугой. На ней золотом было начертано: «Католичество».
Отцу Лаврентию показалось, что множество людей спешат за этой колесницей. Они будто летят, клубятся, сплетаются, обгоняя друг друга.
И когда пронеслась вся эта несметная туча народа и улеглась пыль, на дороге остались лежать тысячи трупов…
Недолго пришлось удивляться и недоумевать отцу Лаврентию о видении второй колесницы.
В облаке клубящейся пыли он заметил третью, которая быстро летела по этой же страшной дороге.
В третьей повозке сидели совсем странные люди.
Они были не то духовного сословия, не то светского.
Однако книги и некоторые другие вещи показывали, что это какие-то пастыри, отцы, учители народа.
Отец Лаврентий едва успел заметить надпись «Протестантство».
Эта квадрига оказалась не такой богатой и сияющей, как предыдущая.
Но число людей, спешивших за ней, было не менее значительным.
Зато когда унеслась и сия многолюдная туча и улеглась дорожная пыль, трупов лежало кругом еще больше прежнего…
Но этим дело не кончилось.
И отец Лаврентий чувствовал, что должно произойти еще что-то.
Его мучил вопрос об участи своей – Православной – Церкви.
«Неужели, – думал он, – и Православная Церковь будет мчаться по этой дороге, догоняя колесницу времени?»
Не успел он как следует поразмыслить об этом, как, к своему ужасу, заметил, что по дороге снова летит какая-то конструкция.
Было понятно, что она отстает от ушедших вперед колесниц и поэтому увеличивает скорость движения – и без того уже невероятную.
Отец Лаврентий сразу узнал пастырей Православной Церкви, наполнявших эту колесницу.
Их было меньше, чем сидевших в прежних повозках.
Одеты они были в священные одежды, митры с крестами.
В руках – жезлы и посохи, символы апостольской власти.
Многие имели длинные волосы и предлинные бороды, которые растопыривались в стороны, как веера.
Отца Лаврентия объял ужас. «Боже милостивый! – молился он. – Неужели и здесь будут жертвы?!»

Вдруг он почувствовал, как его что-то неудержимо тянет за этой колесницей, какая-то сила властно влекла его вперед.
Он сделал огромное усилие над собой и оказался в стороне от дороги.
Внимательно всматриваясь, заметил знакомые лица, которые махали ему руками, давая понять, что приглашают включиться в их компанию.
Вдруг он услышал голос одного из архиереев, обратившегося к другому:
– Может быть, уменьшим ход?
– Нет, надо ускорить, – раздраженно отозвался тот.
– Но ведь жертвы! Много будет отставших! – сказал первый.
– Пусть их! – небрежно заметил второй. – Фанатики и упорные консерваторы пусть гибнут!
Отец Лаврентий не верил своим ушам: что он слышит?!
Как истинный пастырь может так жестоко рассуждать о своих пасомых?
Как он может пренебрегать их жизнями и спасением?!
Едва отец Лаврентий успел прочесть надпись «Православие», как его обдал порыв ветра, точнее – ураган, и тяжелая «православная» конструкция с грохотом пронеслась мимо…
Шум приветствий и одновременно проклятий наполнил пыльный воздух.
Толпа людей спешила догнать своих пастырей, умчавшихся вперед, многие едва двигались по пыльной дороге.
Они часто останавливались, поднимали усталый взгляд к небу, что-то страшное и неясное произносили их уста…
А иные остановились, постояли, подумали и пошли обратно.
Среди отставших были священнослужители, монахи, старички, старушки, больные, немощные и много-много детей…
Люди, скорбные и покинутые, собирались кучками и спрашивали друг друга:
– Что же теперь будем делать? Куда будем подаваться?
Отец Лаврентий видел, как брошенное словесное стадо стало рассыпаться в разные стороны.
Одни пошли направо, другие – налево, кто-то – назад.
Многие плакали, вопили, звали Матерь Божию на помощь.
А с восточной стороны надвигалась черная туча.
Сразу заметно потемнело.
Подул холодный ветер, предвестник бури, навалилась ужасная тьма и покрыла собой, как чугунной плитой, все огромное поле бедных, беззащитных людей: мужей, жен и детей, рыдающих матерей и… трупы погибших.
+ + +
Отец Лаврентий проснулся... Вся подушка, на которой он лежал, была мокрой от слез.
Он спал и плакал!
Сначала он оставался неподвижным, боясь пошевельнуться, но потом взглянул на часы.
Была половина первого. Вставать еще рано.
Он старался заснуть, но, как только закрывал глаза, ему представлялись страшные призраки.
То виделся задушенный ребенок, валяющийся на дороге; то – мать, стоя на коленях, заламывающая руки и рвущая волосы на голове от ужасного горя.
«Что с Вами, успокойтесь!» – пытался поговорить с ней отец Лаврентий.
Но она безсмысленно водила большими глазами, не обращая на него внимания.
«Бедная, от горя утратила рассудок», – заключил отец Лаврентий.
Он снова проснулся в слезах.
Перевернув подушку другой стороной, попытался опять уснуть.
Но что это? Боже мой! Звери! Дикие звери!
Как их много! Да разной породы!
Они выходили из лесов, гор, оврагов, бросались к жертвам и рвали их на части.
Перед самым лицом отца Лаврентия – молодая девушка; не ясно, монахиня она или инокиня.
Вся дрожит от страха, глаза расширились, волосы растрепались по сторонам.
Она пытается бежать, но какой-то огромный зверь одним прыжком догоняет ее…
Несется душераздирающий вопль и тут же обрывается на высокой ноте…
«Боже милостивый! – шепчет отец Лаврентий, ворочаясь в постели. – Что же это такое?!»
Часы показывают три.
«Ох, хоть немного бы заснуть!»…
И снова видит он: какие-то люди группами молятся в небольших хижинах или подвалах.
Кругом – тьма, только слышатся возгласы и приглушенные молитвословия, плач, вздохи…
Потом он увидел какого-то человека – не то священника, не то монаха, а может и мирянина.
Его сначала вели по дороге, потом вдруг толпа накинулась на него со всех сторон и начала безумно рвать, давить, топтать ногами…
Он даже и не защищался.
Когда неистовые люди разошлись, на дороге остался лежать изуродованный труп.
Отца Лаврентия потянуло посмотреть, кто это такой.
Он подошел к убитому.
Что-то показалось ему знакомым в облике этого несчастного.
«Боже правосудный! – воскликнул отец Лаврентий от изумления. – Да это же мой близкий друг, с которым мы учились в Ленинградской семинарии!»
Потом послышались умолявшие голоса: «Спасите! Помогите!»
Когда он снова очнулся, брезжил рассвет.
Отец Лаврентий тут же встал, оделся.
Все тело ломило, голова страшно болела.
Вечером, вернувшись с послушания, он все, что видел ночью, записал в памятную тетрадь, чтобы потом рассказать своему старцу…
Архимандрит Тихон (Агриков)
С Евангелием. Свято-Успенская Почаевская лавра, 2011.
#5 | Синезия »» | 01.07.2016 22:23
  
3
Представители ряда Православных Церквей отказались подписывать итоговые документы Собора


Несколько иерархов отказались поставить подписи под итоговыми документами Святого и Великого Собора Православных Церквей. Об этом сообщаетАgionoros.ru.

Как сообщается, документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», который вызвал самую острую полемику, отказались подписать митрополиты Лимасольский Афанасий, Морфский Неофит, Амафунтский Николай, Лидрский Епифаний, Неапольский Порфирий (Кипрская Православная Церковь), епископ Бачский Ириней (Сербская Православная Церковь) и митрополит Навпактский Иерофей (Элладская Православная Церковь). Последний также выразил свое несогласие с текстами «Миссия Православной Церкви в современном мире» и «Таинство Брака и препятствия к нему».

Митрополит Морфский Неофит подтвердил на официальном сайте своей епархии отказ подписать текст “Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром”. В декларации, направленной участникам Критского Собора, он охарактеризовал документ как «догматически неясный» и назвал его плодом «дипломатических компромиссов». Приведя ряд цитат преподобных Паисия Святогорца и Порфирия Кавсокаливита, старцев Софрония (Сахарова) и Иакова (Цаликиса) и других современных подвижников, владыка подчеркнул, что документ расходится с их учением и недостаточно ясно говорит о том, что Православная Церковь является единственным носителем полноты истины.

Остальные иерархи пока не подтвердили и не опровергли факт отказа от подписи под документами. Однако, как сообщается, количество сербских архиереев, не подписавших некоторые документы – намного больше.

Как подчёркивается, в СМИ появилась информация о том, что среди отказавшихся подписать текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», был митрополит Константийский и Аммохостский Василий. Владыка выступил с публичным опровержением этих публикаций.

Напомним, что опубликованные на данный момент на официальном сайте Собора итоговые документы не дают возможности определить, кто из иерархов подписал тот или иной документ.

Источник: СПЖ
30-06-16
#6 | Синезия »» | 07.07.2016 13:53
  
3

Митрополит Гортинский Иеремия
Митрополит Гортинский Иеремия обратился к свой пастве по случаю Критского собора


“Как могло случится что Святой и Великий Собор на Крите назвал инославные еретические общины “Церквями””, - задается вопросом владыка, - “Они сказали, написали и подписали термин “инославные христианские Церкви”. Что теперь и еретики стали “Церковью”? Тогда о какой ЕДИНОЙ Церкви мы говорим в Символе Веры?”.

Митрополит Иеремия напомнил, что делегация Элладской Церкви на соборе нарушила свои обязательства отстаивать единогласно принятую позицию Священного Синода и предложенную поправку “христианские исповедания и общины”.

“Самое страшное”, - по мнению митрополита, - “заключается в том что, назвав инославных Церковью, они придали этому вес, представив дело таким образом, словно эта позиция имеет историческое обоснование:

«Православная Церковь признает историческое наименование других инославных христианских церквей и конфессий»…. Что значит «историческое наименование»? Когда и где Святые Отцы называли ереси и расколы «Церквями»? Нигде и никогда!».

«Самым печальным» владыка назвал факт подписания «ошибочного с догматической и экклесиологической точки зрения предложения» Предстоятелями Поместных Церквей и многими членами соборных делегаций.

Митрополит Иеремия поблагодарил митрополита Навпактского Иерофея и других архиереев, которые отказались подписывать текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Он сравнил их позицию с поведением святого Марка Эфесского – единственного отказавшегося подписать унию с папистами на Ферраро-Флорентийском соборе.

Митрополит Иеремия заявил, что как епископ присоединяется к тем, кто отказался подписать «ошибочный с догматической точки зрения» документ:

«Мы, Гортиснская и Мегалупольская епархия, поддерживаем их, так как не признаем ереси и расколы «Церквями»».

aktines.blogspot.ru
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites