Error: Incorrect password!
Послушник

Послушник

Послушники

Самолюбивый послушник

Один святой старец жил со своим послушником в некой каливе неподалеку от крупного села. Од­нажды в той местности случился великий неурожай, и бедняки едва не умирали с голоду. Многие в от­чаянии приходили и стучались в каливу пустынни­ка. Он же, будучи очень милостивым, от всего сер­дца делился с приходившими тем, что у него было. Но послушник, с трепетом видевший, как тают их запасы хлеба, однажды с огорчением сказал старцу:

— Авва! Не отделить ли тебе из наших запасов тот хлеб, который причитается мне; и впредь давай милостыню из своей части. А то если дела и дальше пойдут таким образом, то мы быстренько оба по­мрем.

Добрый старец, не говоря ни слова, разделил за­пасы на две части и продолжал делиться с бедняка­ми своими хлебами. Но Бог, видя его доброе наме­рение, благословил его запасы, и чем больше ста­рец раздавал, тем более они умножались.

Тем временем послушник съел весь свой хлеб. Когда у него ничего не осталось, кроме нескольких корочек, он пошел к своему старцу и стал просить его, чтобы они снова ели вместе. Тот принял его без малейших возражений. Но теперь просителей стало еще больше и послушник опять начал вор­чать. Однажды кто-то постучал в дверь. Это был очень бедный человек. Послушник нахмурился.

— Дай ему хлеба, — велел старец, притворив­шись, что не заметил угрюмого вида своего учени­ка.
— Мне сдается, что нам уже самим нечего есть, — сказал послушник, повысив голос, чтобы проси­тель услышал его.
— Пойди и поищи как следует, — приказал ста­рец.

Тот нехотя встал и поплелся в кладовую. Но от­крыв дверь он остолбенел. Кладовка была до потолка забита свежими лепешками!

С этого дня он стяжал великое доверие к святому старцу и с готовностью помогал бедным.

Старец и послешник

http://dearfriend.narod.ru/books/other/kosma/index.html#0

Комментарии (75)

Всего: 75 комментариев
  
#61 | Андрей Рыбак »» | 14.07.2014 22:24
  
1
Безрассудный подвижник


Как-то раз в одном общежительном монастыре некий брат впал в грех. Неподалеку оттуда жил один подвижник, много лет не выходивший из сво­ей келлии. Игумен монастыря пошел к тому под­вижнику и рассказал ему о согрешившем брате. Подвижник посоветовал ему прогнать того. Так он и сделал.
Изгнанный из обители брат нашел ущелье, оста­новился там и, плача, сидел на камне. Случайно в это время несколько братьев из того же монастыря шли повидать авву Пимена. Проходя мимо ущелья, они услышали плач. Сжалившись, они спустились вниз, чтобы посмотреть, кто там плачет. Они обна­ружили брата в сокрушении и скорби. Монахи предложили ему пойти вместе с ними к старцу. Но он не захотел идти и, плача, говорил:
— Дайте мне умереть здесь.
Придя к авве Пимену, они рассказали ему о том, что случилось с братом. Тогда старец попросил их снова вернуться к ущелью и сказать ему?
— Авва Пимен хочет видеть тебя и зовет тебя к себе.
Брат, услышав такие слова, поднялся и отпра­вился к старцу. Авва Пимен, видя, как расстроен и огорчен тот брат, подошел к нему, обнял его, поце­ловал и ласково предложил ему немного подкре­питься. Затем он посылает одного из своих послуш­ников к подвижнику-затворнику, чтобы тот пере­дал ему следующее:
— Уже давно я хотел познакомиться с тобой, ибо слышал о тебе много хорошего. Однако по нашей нерадивости мы так и не встретились.
Хотя подвижник и не выходил из своей келлии, но, услышав эти слова, он сказал:
— Раз старец передал мне такое послание, то, по­хоже, Бог что-то ему открыл.
И вот он встал, вышел из келлии и пошел пови­дать авву Пимена. Когда они встретились, то, по­приветствовав друг друга, с радостью сели поговорить. Тогда авва Пимен говорит подвижнику:
— В одной деревне жили два человека. Однаж­ды случилось так, что в домах обоих были похоро­ны. И вот один из них оставил своего покойника и пошел плакать над соседским.
Подвижник, услышав эти слова, понял, что они значат. Они глубоко потрясли его. Он вспомнил, как он поступил по отношению к согрешившему брату и подумал, что эти слова относятся к нему самому. И он сказал:
— Авва Пимен уже на Небе, а я все еще на земле.
  
#62 | Андрей Рыбак »» | 15.07.2014 21:56
  
-4
Не будем строги к другим и снисходительны к себе


В одном общежительном монастыре жил некий монах по имени Тимофей. В этом монастыре разнесся нехороший слух об одном из монахов, что он впал в грех.
Игумен позвал Тимофея и спросил, каково его мнение о том брате. Тимофей посоветовал ему выг­нать грешника из обители. И в самом деле, игумен изгнал его из монастыря.
Однако как только того брата выгнали, как бо­ровшее его искушение отошло от него и нашло на Тимофея. Он настолько побеждался им, что находился в опасности впасть в тот же самый грех. Ти­мофей пришел в себя и вспомнил, что он нагово­рил игумену про брата. Он заплакал и стал молить­ся:
— Боже мой, я согрешил, прости меня.
Тогда он слышит голос, который говорит ему:
— Тимофей! Все это случилось с тобой не по ка­кой иной причине, как потому, что ты презрел и оставил своего брата в час искушения.
  
#63 | Андрей Рыбак »» | 16.07.2014 22:46
  
0
Полюби грешника, возненавидь грех


Один брат жил в монастыре аввы Илии. Види­мо, он был невнимателен, и искушение поколебало его и ввергло в грех. Братия обители рассудили, что его нужно изгнать. Несчастный изгнанник отпра­вился к Антонию Великому, где и жил какое-то вре­мя. Когда тот увидел, что время пришло, он вновь дослал того брата в монастырь, из которого его выгнали. Однако братия не приняли его. И вот он снова возвратился к Антонию Великому и сказал
— Авва, они не захотели принять меня.
Тогда Антоний Великий снова отправляет его назад, но на этот раз вместе с одним из своих послушников, чтобы тот передал монастырским братиям следующее:
— Один корабль, плывший по морю, попал в бурю и после нее лишился своего груза. Однако с великим трудом он все же достиг пристани. А теперь вы хотите потопить этот корабль, с таким трудом спасшийся?
Братия, услышав это и узнав, что Антоний Ве­ликий снова посылает к ним изгнанного брата, немедленно приняли его.
  
#64 | Андрей Рыбак »» | 17.07.2014 21:18
  
1
Безрассудство послушников и рассудительность старца


У одного старца было двенадцать послушников. Как-то раз один из них отправился по монастырс­ким делам в соседнее селение. Однако по сатанинскому действию случилось так, что этот брат впал там в блуд. С тех пор грех стал для него привыч­кой. Много раз после утреннего славословия он тайком сбегал в село, откуда возвращался уже зас­ветло. Это заметили братия и авва. Однако авва сделал вид, что ничего не знает и не стал обличать его.
Другие послушники постепенно начали в откры­тую порицать согрешившего брата и говорить, что старец своим молчанием еще более поощряет его греховный обычай.
Однажды рано утром авва зашел в келлию это­го брата — как раз в то время, когда он возвращал­ся из села, куда тайком ходил на грех. Случилось так, что, спеша скорее возвратиться в келлию, он впопыхах взял с собой не свою рясу, а плащ жен­щины. Одурев от греха, он не заметил этого. Он наскоро повесил плащ в углу келлии,так как уви­дел, что к нему направляется старец, и стал лихора­дочно придумывать, как бы оправдаться.
Авва, войдя в келлию и увидев висящий в углу женский плащ, ничего на это не сказал, но с види­мым безразличием спросил брата:
— Где ты был, брат?
— Ходил туда-то по делам, — солгал тот.
— А в селе ты не был?
— Нет, владыко, — отвечал он.
— Тогда, чадо, чей это плащ там висит?
Едва брат увидел, что это женский плащ и что он попался, как сразу же пришел в себя. Он тут же упал к ногам старца и сказал:
— Прости меня, старче, я больше не буду.
Старец простил его и, подняв с земли, стал лас­ково его утешать:
— Будь внимателен, чадо, и больше не греши. Ведь, скажи, пожалуйста, что за польза в этой не­чистоте? Здесь, в этом мире, ты стыдишься людей, которые тебя презирают. А в будущем веке ты унас­ледуешь неугасимый огонь и неусыпаемого червя. Поэтому прошу тебя, чадо, больше никогда не совершай этого гнусного и постыдного дела.
Согрешивший послушник глубоко умилился от этих исполненных любви слов. Он снова упал к ногам старца, омочив их слезами и из глубины души прося у Бога прощения.
С тех пор он не только оставил этот скверный греховный обычай, но и явил такое горячее покаяние, что угодил Богу своим добрым духовным деланием и спустя немногое время стал опытнейшим монахом. Прочие послушники, видя его покаяние и духовное преуспеяние, благодарили Бога.
Через некоторое время они подошли к авве и спросили его:
— Авва! Что побудило тебя терпеть и не обли­чать согрешившего брата, хотя ты знал, что он грешит?
— Я видел, — ответил старец, — я видел, как са­тана держит этого брата за руку и тащит его в мир. А я своим долготерпением держал его за другую руку, чтобы он окончательно не сбежал в мир, куда его тянул дьявол. Но когда Бог благоволит спасти Свое создание, то свободна становится не только рука, а весь спасшийся от греха и от дьявола чело­век.
  
#65 | Андрей Рыбак »» | 18.07.2014 16:54
  
1
Любовь, а не обличение грешника


Одного брата, жившего в некоем общежительном монастыре, оклеветали в том, что он якобы впал в грех блуда. Тогда он встал и отправился к Антонию Великому. Вскоре туда пришли и братия той обители. Они надеялись привести согрешивше­го брата к покаянию и снова взять с собой в монастырь. Потому они и принялись обличать и укорять его, считая, что он и в самом деле блудник. Однако этот брат пытался оправдаться, говоря, что он вов­се не совершал такого греха.
Случилось так, что там находился и авва Пафнутий. Услышав их разговор, он рассказал им одну притчу. «Раз я увидел на берегу реки человека, по колено увязшего в тине. Несколько человек подбежали, чтобы помочь ему. Однако, пытаясь вытянуть несчастного, они еще больше погрузили его — по самую шею!».
Выслушав эту притчу, Антоний Великий сказал:
— Вот истинный человек, который может вра­чевать и спасать души от греха!
Эти слова аввы Пафнутия и Антония Великого глубоко взволновали братий. Они поклонились ок­леветанному. Получив душевное назидание от отцов, они взяли с собой брата и вернулись в свою обитель.
  
#66 | Андрей Рыбак »» | 20.07.2014 08:46
  
1
Как старец Агафон наставил своих послушников


Авва Александр был усердным подвижником — смиренным, тихим и кротким. Потому его очень любил авва Агафон.
И вот однажды послушники аввы Агафона мыли в реке тростник для своего рукоделия. Рядом с ними тихо мыл свой тростник и авва Александр. Послушники говорят своему старцу:
— Отче, видишь? Авва Александр ничего не де­лает!
Старец, желая уврачевать этот их помысел, го­ворит авве Александру:
— Брат Александр! Промывай тростник хоро­шенько!
Авва Александр, услышав это замечание, стал не­доумевать: что хотел этим сказать авва Агафон?
Однако спустя некоторое время авва Агафон подходит к авве Александру и говорит ему:
— Не изумляйся и не удивляйся брат. Разве я не знаю, что ты хорошо трудишься? Я сказал тебе эти слова, чтобы твоим послушанием уврачевать по­мысел моих послушников.
  
#67 | Андрей Рыбак »» | 23.07.2014 22:34
  
1
Чтобы управлять, нужен дар Божий


Послушники аввы Романа, видя, что их старец находится при последнем издыхании, собрались вокруг его одра и спросили:
— Авва! Как мы теперь должны вести дела в оби­тели?
И он ответил им:
— Я не помню ни одного случая, чтобы я прика­зал кому-либо из вас что-нибудь сделать, не убедив­шись вначале, что в случае невыполнения приказа я не рассержусь. Вот таким образом нам и удалось мирно прожить вместе все эти годы.
  
#68 | Андрей Рыбак »» | 24.07.2014 10:14
  
1
Любовь доброго аввы


Одного послушника бороли блудные помыслы. Старец старался утешить его, говоря:
— Потерпи, чадо. Это искушение наводит наш враг — дьявол. Оно пройдет.
— Авва, я больше не могу терпеть, — отвечал послушник. — А потому я исполню свое желание.
Старец, видя, что его послушник не уступает уве­щаниям, притворился, что и сам смущается блуд­ными помыслами. И вот он говорит послушнику:
— Да и я, чадо, искушаюсь. Так пойдем, сотво­рим похоть вместе, а потом вернемся к себе в келлию.
Старец взял с собой бывшую у него монету. Ког­да они дошли до блудного дома, старец говорит послушнику:
— Оставайся здесь; я пойду первым, а тогда уже заходи и ты.
Едва войдя внутрь, старец отдал монету блуднице и сказал ей:
— Прошу тебя, не оскверняй брата, который сей­час войдет к тебе.
Блудница пообещала старцу не касаться этого брата.
Выйдя на улицу, старец велел своему послушни­ку заходить. Когда тот вошел, блудница говорит ему:
— Брат! Подожди меня немного; хоть я и греш­ница, но, тем не менее, у меня есть одно правило, которое нам обоим теперь надо вместе исполнить.
Она попросила его встать рядом с ней в углу ком­наты и положить по пятьдесят поклонов.
Итак, когда они сделали по тридцать поклонов, брат по благодати Божией пришел в умиление и сказал сам себе: «Как я смею молиться Богу в то самое время, как собираюсь совершить такой ве­ликий грех?». И тотчас же он вышел из блудного дома, не осквернившись.
Так Бог, видя доброе усердие и труд аввы; изба­вил послушника от блудного искушения. И они оба вернулись в свою келлию, славя Бога.
  
#69 | Андрей Рыбак »» | 25.07.2014 17:09
  
1
«Все ли учители?»


Один монах подвизался в общежительном мона­стыре, где безмолвствовал святой Варсонофий.
Однажды он, услышав о некоем искушении, в ко­торое впал другой брат, решил, сам не достигнув совершенства, пойти к нему и дать духовно полезное наставление. Однако случилось так, что иску­шение отступило от того брата и перешло к нему самому
Увидев, что его борет это искушение, он понял, что так случилось из-за того, что он не признался тому брату, что и сам болен той же болезнью и что в искушениях надо прибегать за советом к опыт­ным отцам. Поэтому теперь он сам отправился к святому Варсонофию и исповедал ему то, что с ним приключилось.
Старец, выслушав его, сказал:
— Брат! Есть лишь один способ избавиться от этого искушения: осуди себя за все то, что ты наго­ворил своему брату, делая из себя учителя. И Бог простит тебя.
И в самом деле, брат сделал так, как ему сказал старец. Он осудил себя за свои слова. И, положив поклон, он тут же избавился от тяжкой брани и воз­благодарил Бога.
  
#70 | Андрей Рыбак »» | 26.07.2014 08:56
  
1
Без дел любви молитва напрасна


В одном монастыре готовились к празднику в честь чтимого святого. Поэтому они пригласили игумена соседней обители с его послушниками. Поначалу игумен отнекивался: ему не хотелось идти. Однако во сне он услышал голос, сказавший ему: «Прими приглашение и отправляйся, но пусть впереди тебя пойдут твои послушники; за ними иди и ты».
И вот когда послушники шли на праздник, Ан­гел Господень, принявший вид больного бедняка, улегся посреди дороги. Братия, придя на то место и увидев, как он стонет и плачет от боли, спросили его:
— Что с тобой, авва?
— Я болен, чада: ишак, на котором я ехал, взбе­сился, сбросил меня и убежал. Теперь мне некому помочь.
А послушники говорят ему:
— Авва, мы тебе не можем ничем помочь — мы и сами идем пешком.
И оставив его там, они отправились на празд­ник.
Вскоре подошел и игумен. Он также обнаружил стенающего и плачущего больного бедняка, лежа­щего на дороге. Выслушав его рассказ, он в недо­умении спросил:
— А не проходило ли здесь недавно несколько монахов? Что же, они увидели тебя в таком положении и бросили?
— Да, авва, — отвечал больной. — Они увиде­ли, что со мной приключилось, но оставили меня со словами: «Мы тебе не можем ничем помочь — сами пешие».
Тогда игумен говорит ему:
— Ты сможешь хотя бы немного идти? — Нет авва, не смогу,
— Ну что же, — говорит игумен, — давай я тебя взвалю на плечи и с помощью Божией пойдем:
— Как же ты сможешь так долго нести меня? — ответил ему больной. — Иди и хотя бы помолись за меня.
— Нет, — говорит игумен. — Я не собираюсь бросать тебя. Вот, смотри, здесь есть камень. Я по­сажу тебя на него, а сам пригнусь и взвалю тебя на спину.
Так он и сделал.
Поначалу игумену было очень тяжело. Однако по мере того, как они шли, тяжесть уменьшалась и до такой степени, что игумен пришел в недоумение. И вот внезапно он с изумлением обнаружил, что больной, которого он нес, исчез. Тогда он услышал голос, говорящий ему:
— Ты все время молился, чтобы твои послушни­ки сподобились вместе с тобой Царствия Небесного. Однако, как ты теперь и сам видишь, мера тво­ей добродетели и добродетели твоих послушников неодинакова. Итак, постарайся убедить их творить добро так же, как и ты, и лишь тогда исполнится твое прошение. Ибо Я праведный Судия и воздаю каждому по делам его.
  
#71 | Андрей Рыбак »» | 27.07.2014 11:07
  
1
Любители молитвы


Авва Макарий Египетский рассказывал, что од­нажды два юноши решили стать монахами и посе­литься в его скиту. Когда они пришли туда, случи­лось так, что они повстречали самого авву Макария. Не зная его в лицо, они спросили:
— Где келлия аввы Макария?
— Зачем он вам? — ответил он.
— Мы хотим познакомиться с ним, ибо слыша­ли о нем много хорошего, — отвечали двое юношей.
— Это я, — просто сказал старец. Юноши поклонились ему и сказали:
— Авва, мы хотим остаться здесь.
Авва Макарий, видя, что они люди зажиточные и образованные, говорит им:
— Вы не сможете жить здесь.
— Если здесь с вами мы жить не можем, то мы пойдем в другое место, — ответил старший.
Авва Макарий, услышав такие слова, сказал сам себе: «Зачем я буду гнать их, чтобы они соблазнились? Оставлю их здесь; все равно труды и лише­ния скитской жизни заставят их самих уйти отсю­да». Итак, он говорит им:
— Если вы можете и хотите остаться, то идите, стройте сами себе келлию.
Он дал им топор, мешочек с сухарями и солью, показал одинокую скалу и сказал:
— Долбите эту скалу, носите бревна из болота, стройте себе келлию и живите там.
Юноши спросили:
— Авва, каким рукоделием занимаются здешние отцы?
— Они плетут корзины.
И он показал им, как их плести и сшивать, и рас­сказал, где и как продавать. Наконец, дав им подвижническое правило, он оставил их и удалился.
Прошли три года, но два послушника ни разу не приходили к нему. Авва, забеспокоившись, стал недоумевать: «Каким же таким духовным деланием они заняты, что не приходят посоветоваться со мной и рассказать о своих помыслах? Другие при­ходят издалека, а эти, что живут так близко, — ни разу!».
В поисках ответа он стал поститься, молиться и просить Бога открыть ему делание этих двух монахов. И вот, как он сам рассказал:
— Как только закончилась неделя этой моей ду­ховной подготовки, я встал и отправился в их келлию посмотреть, как у них дела. Я постучал в дверь. Они открыли мне, безмолвно приветствовали меня, а я, сотворив молитву, сел. Старший подал знак младшему и тот вышел. Старший сел и в полном молчании продолжал плести свою корзину, не про­ронив ни слова до девятого часа. В девятом часу раздался условный стук в дверь, вошел младший брат и приготовил немного еды. По знаку старше­го он накрыл маленький столик, положил на него три сухаря и молча сел. Тогда я сказал им:
— Ну что же, вставайте, поедим.
После трапезы они принесли сосуд с водой и мы утолили жажду. Когда солнце зашло, старший спро­сил меня:
— Ты пойдешь, авва?
— Нет, я заночую здесь, — отвечал я.
Тогда они принесли циновку и уложили меня в углу келлии. Сами же, сняв и аккуратно сложив по­яса и аналавы, устроились на другой циновке. Тем временем я стал молиться и просить Бога открыть мне их делание. Они, думая, что я сплю, тихонько встали и молитвенно воздели руки к небу. В ту же минуту я увидел слетающихся подобно мухам бе­сов, которые вертелись вокруг рта и глаз младшего брата. Однако в то же время я увидел, как Ангел с огненным мечом отгонял бесов, не дерзающих при­близиться к старшему. Ближе к рассвету они присе­ли. Тогда и я притворился проснувшимся. Старший говорит мне:
— Благослови, авва, прочитать двенадцать псал­мов.
Я сказал им:
— Бог благословит
И младший пропел пять псалмов, припевая ал­лилуйя после каждых шести стихов. И я заметил, что всякий раз, как он оканчивал стих, из его уст до небес поднимался огненный язык! То же было и со старшим: когда он пел, из его уст исходила ог­ненная лента, достигавшая до неба. Тогда и я про­читал наизусть несколько псалмов и поднялся, что­бы уходить.
Попрощавшись, я сказал им:
— Молитесь и за меня.
Они безмолвно поклонились. Однако спустя немного дней старший брат по­чил, а еще через три дня преставился и младший.
  
#72 | Андрей Рыбак »» | 28.07.2014 13:43
  
0
Нет пользы в человекоугодии


В одном общежительном монастыре жил в cтpoгом подвиге один брат. Братия соседнего скита, узнав, что в той обители есть монах такой строгой жизни, захотели познакомиться с ним поближе.
И вот однажды они пришли в монастырь и на­правились туда, где трудился знаменитый насель­ник.
Этот добрый послушник, едва завидев их, пре­рвал свою работу, встал, поклонился, приветство­вал и облобызал их. Затем, не говоря ни слова, он вернулся на рабочее место и продолжил свое руко­делие.
Такое поведение брата пришлось не по душе по­сетителям, а потому они грубо упрекнули его:
— Отец Иоанн, кто нацепил на тебя схиму и сде­лал тебя монахом? Твой старец должен был бы тебя научить, что, когда к тебе приходит в гости брат, ты должен любезно принять его, взять его плащ и сказать ему: «Помолись, отче, и за меня», или: «Са­дись, отче».
На эти слова или, лучше сказать, на эти замеча­ния подвижник ответил:
— Грешный Иоанн не тратит время на такое че­ловекоугодие.
  
#73 | Андрей Рыбак »» | 29.07.2014 20:40
  
1
Нестяжательность


Послушник аввы Силуана Захария решил расширить сад возле своей келлии. И вот в один из дней, не открыв этого своего помысла старцу и не испросив его благословения, он с помощью брать­ев начал ломать ограду сада и переносить ее на но­вое место, чтобы освободить площадь.
Старец, едва узнав об этом, тотчас надел рясу и, выйдя из своей келлии, сказал им:
— Благословите, братия, я ухожу.
Братия, услышав из его уст такие слова, застыли в недоумении. Они упали к его ногам:
— Старче, скажи, что с тобой? Что происходит? Они принялись упрашивать его не уходить и вер­нуться в свою келлию.
Он же сказал им:
— Я больше не вернусь в келлию и даже не сниму рясу, если вы не вернете ограду на то место, где она была раньше.
Тогда его послушники немедленно вновь поло­мали изгородь. И только когда они опять сложили ее там, где она была раньше, старец возвратился в свою келлию.
  
#74 | Андрей Рыбак »» | 30.07.2014 07:23
  
1
«Грядущего взыскуем»



Однажды послушники аввы Агафона вместе со своим старцем после больших трудов и лишений выстроили небольшую келлию. Однако не успели они толком обустроиться в ней и передохнуть, как старец говорит им:
— Подъем! Вставайте и пойдем отсюда!
Авва Агафон принял такое решение, потому что уже в первую неделю их жизни в новой келлии за­метил нечто духовно неполезное.
Однако послушники; услышав его слова, пришли в смятение и в волнении стали говорить:
— Старче! Если ты собирался покинуть это мес­то, то зачем же мы так трудились и мучились, строя эту келлию? К тому же люди, узнав, что мы, едва выстроив жилье, снялись и ушли, соблазнятся и ска­жут: «Вот, опять удрали эти непутевые бродяги!».
Старец, видя, как расстроились его послушни­ки, говорит им:
— Хотя некоторые и соблазнятся, но другие получат духовное назидание и скажут: «Блаженны эти люди, ибо ради любви Божией они презрели дома и свои собственные труды и удалились отсюда». В любом случае я ухожу; кто хочет, пусть следует за мной.
Тогда послушники сотворили земной поклон и попросили прощения. И, получив его, вместе со старцем отправились в другое место.
  
#75 | Андрей Рыбак »» | 01.08.2014 21:29
  
1
Вместо предисловия

Посвящается тем послушникам,
которые добровольно и безропотно
подъемлют крест послушания
— Благословите, старче.
— Добро пожаловать, чадо, Присядь, отдохни. А ты, Панарет, принеси парню кофе, водки и воды из источника, чтобы он освежился.
— Старче, если Бог благословит и на то будет Его воля, я хотел бы остаться с Вами и быть у Вас в послушании. Я очень хочу жить святой монашес­кой жизнью во Христе.
— Чадо! Меня трогают твои слова и я желаю тебе, чтобы Господь сподобил тебя великого Ангельского образа. Но этот путь не так легок. Гос­подь наш Иисус Христос сказал нам: Если кто хо­чет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф.16:24). Имей в виду, что «алкати имаши и жаждати, и нагствовати, досадитися же и укоритися, уничижитися и изгнатися, и иными многими отяготитися скорбными, имиже сущий по Богу живот начертавается» 1.
— Батюшка, я подумал обо всем этом и решил с помощью Божией вступить в бой. Я постараюсь, чтобы никакое препятствие не смогло удалить меня от монашеской жизни.
— Чадо мое! Имей в виду также, что для того, чтобы стать монахом и особенно истинным чадом послушания, прежде всего прочего, требуется, по словам святого Иоанна Лествичника, «уклонение от мира телом или волею. Двумя сими добродете­лями преподобное послушание, как златыми крылами, безленостно восходит на Небо». Уклонение от мира, чадо мое, это совершенное отречение от всех тех вещей и лиц, которые препятствуют нам достичь благочестивой цели нашей жизни.
— Батюшка, мое сердце так любит Иисуса Хри­ста, что мир уже перестал волновать меня. Я хотел бы верить, что мое состояние в точности выража­ют слова Апостола Павла: кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни На­чала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высо­та, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим.8:35,38-39). С гoтoвнocтью и по собственному желанию я приклонюсь под ярмо послушания.
— Чадо мое! Послушание — нелегкое дело. Ибо послушание, по словам святого Иоанна Лествичника, это «совершенное отречение от своей души… Послушание есть действие без испытания, добро­вольная смерть, жизнь, чуждая любопытства… По­слушание есть гроб собственной воли», И святой Иоанн продолжает: «Отцы псалмопение называют оружием, молитву — стеною, непорочные слезы — умывальницею, а блаженное послушание назвали исповедничеством, без которого никто из страст­ных не узрит Господа Чтобы ты увидел ценность послушания, а в то же время и его трудность, я рас­скажу тебе следующее.
Однажды некий великий древний старец, стоя на молитве, пришел в исступление и был вознесен ду­хом в Небесный мир. Там он увидел четыре чина праведников. В первом были те, кто в своей жизни страдали от телесных болезней, но безропотно тер­пели и благодарили Бога. Во втором — те, кто подвизались в добродетели любви и всеми способами облегчали жизнь ближних. Третий чин состоял из пустынников и отшельников, живших в невероят­ных злостраданиях и суровых условиях. А четвер­тый составляли все послушники. Казалось, что сво­ей славой они превосходят всех прочих. Как знак своего звания они носили золотые нарукавники. «Каким же образом эти наименьшие имеют боль­шую славу, чем прочие?» — вопросил старец сопро­вождавшего его Ангела. «Это потому что прочие, — объяснил Ангел, — жили по своей воле, в то вре­мя как эти каждый день приносили ее в жертву любви Божией, непрестанно распиная самих себя».
— Батюшка, с помощью Божией и Вашими молитвами я буду бороться, чтобы ответить на святое призвание Божие.
— Да будет святая воля Божия, чадо.
Святая Гора
8 мая 1998 г., Праздник св.Иоанна Богослова.
иеромонах Козма Д.Палеоянис
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites