"Кровавое воскресенье".История провокации.

"Кровавое воскресенье".История провокации
Слово пастыря. Для всех православных христиан является великой радостью прославления Государя Императора Николая II в лике святых. Но тема «кровавого воскресенья» для многих стала камнем преткновения, так как в памяти людей еще живы нагромождения лжи об этом трагическом событии нашей истории. Уверенно можно утверждать: все то, что было сказано и написано о Царе Николае II за советский период, следует воспринимать с точностью до наоборот. И не случайно за многие годы на него было вылито так много грязи: Царь олицетворял собой Православную Державу, самый образ существования народа, его самосознание, — все то, что хотели уничтожить большевики.

Лживая пропаганда стремилась очернить святое имя Императора, представить его как средоточие всех пороков, как виновника всех общественных бед, и, следовательно, достойным только казни.

Надо признать и другое: хотя революционные силы видели в лице Царя своего прямого врага — они не стали прибегать к скрупулезной разработке ложного мифа о Государе. Идеологическая машина сфабриковала несколько простых шаблонов, которые прилагались к образу Самодержца, ведь, как считали строители «светлого будущего», обманутому народу-рабу достаточно и такой дешевой подделки, чтобы их клевета не вызвала никакого сомнения, а была принята как непреложная истина. Одним из таких обманов-клише и является ложь о «кровавом воскресенье».

Первый раз в своей жизни я услышал теплые слова о Николае II на первом курсе Саратовской духовной семинарии на уроке общецерковной истории, который вел священник Олег Полюнов. Однажды, отступив от основной темы, он начал говорить о событиях 1917 года и среди прочего сказал, что Царь Николай II должен быть причислен к лику святых (это было в 1993 году!). Но не у всех присутствующих на занятии семинаристов эти слова нашли поддержку. Я задал вопрос: «А как же «кровавое воскресенье»?» — и услышал первый раз в жизни правду о том трагическом событии. Нам, тогдашним семинаристам, тем более повезло, что отец Олег Полюнов — профессиональный историк, преподавал в различных учебных заведениях, и, кстати, в его личной судьбе произошли большие перемены именно после того, как он очень глубоко изучил вопрос о событиях 9(22) января 1905 года в Петербурге. После кропотливой работы в государственном архиве он восстановил полную их картину и понял, что официальная версия, представленная в советских учебниках по истории, является настоящим обманом и искажением фактов.

1905 год был преддверием значительных перемен в политической жизни России. Революционные брожения усиливались, либеральная интеллигенция и масонская среда стремились к преобразованиям в государственном устройстве, пытались достичь того, чтобы часть своей законной власти — по образцу западных стран — Царь передал этим кругам в лице Государственной Думы.

Враги России и Самодержавия понимали, что главной опорой Царя является народ, что простые православные люди, крестьяне и рабочие, чтили Царя именно как Помазанника Божия и не представляли возможным иметь никакое другое политическое устройство, кроме Самодержавной Монархии. Все же разговоры о конституционной монархии, о коренном преобразовании государства велись лишь в среде безбожной интеллигенции, где вера считалась отсталостью, благочестие — пережитком прошлого. Круг этих людей был сравнительно невелик, поэтому, чтобы добиться своих целей, они должны были убедить Царя в том, что их идеи находят отклик и поддержку в народе — тем самым создать впечатление, что сам Царь лишен этой народной поддержки.

Для этого была организована провокация.

9 января 1905 года тысячные толпы питерских рабочих были собраны на площади у Зимнего Дворца. Накануне социалистами-провокаторами было объявлено рабочим о том, что якобы в этот день Государь благоволит встретиться с народом. Во главе провокационного заговора стоял священник Георгий Гапон — недюжинный демагог, человек неопределенных убеждений. В задачи Гапона и его социал-демократического окружения входило, во-первых, подорвать в рабочей среде доверие к царской власти и, во-вторых, вложить в уста рабочего люда некоторые политические требования, чтобы Царь был вынужден их выслушать, создать впечатление народного протеста против существующей власти — в конечном счете посеять в сердце Самодержца сомнение в том, что его народ доверяет ему.
Гапоновцами при активном содействии социал-демократов была составлена петиция, ложно преподнесенная как «порыв народа к своему Царю». Начиналась она примитивной демагогией Гапона о том, как тяжело живется рабочим: «…Разве можно жить при таких законах? Не лучше ли умереть нам всем, трудящимся: пусть живут и наслаждаются капиталисты и чиновники…» Затем следовали вполне определенные социал-демократические требования: выборы в Учредительное собрание при условии всеобщей тайной и равной подачи голосов, все свободы, равенство без различия вероисповедания и национальности, ответственность министров «перед народом», политическая амнистия, отмена всех косвенных налогов и т.д. Завершались требования к Царю так: «Повели и поклянись исполнить их… А не повелишь, не отзовешься на нашу просьбу — мы умрем здесь на этой площади перед твоим дворцом».

В субботу, 8 января, организаторы мятежа решили сообщить Императору, что намерены прийти к нему с петицией. Царь на это ответил, что подобная встреча не входит в его планы, ибо вечером 8 января он должен был ехать в Москву. Таким образом, в воскресенье, 9 января, Царя в Петербурге не было.

Между тем, утром 9 января рабочие от Путиловского завода с иконами, хоругвями и царскими портретами двинулись крестным ходом к Дворцовой площади, чтобы встретиться со своим Государем, как им было это обещано ранее. Из другого конца города к той же Дворцовой площади направился второй крестный ход. Но была еще и третья колонна — крестным ходом ее нельзя было назвать — это были люди в кожаных куртках, смутьяны-революционеры, которые пытались пристать то к одному, то к другому крестному ходу и подстрекали людей выкрикивать лозунги против Царя. Эти люди в кожанках (их было около 80-ти человек) и являлись движущей силой провокации. Задача их заключалась в том, чтобы создать общее впечатление революционной настроенности народных масс. Но прибиться к крестному шествию им так и не удалось: православные верующие не впустили их в свои ряды и оттеснили в сторону.

Крестные ходы вступили на площадь перед Зимним Дворцом. Выстроенные для порядка казаки сняли шапки перед святыми иконами. Люди собрались в назначенном месте в назначенный час и ждали, когда на встречу к ним выйдет Царь. Пели молитвы, всех переполняла радость. Все говорило о том, что народ пришел поклониться своему Царю — Помазаннику Божию.
Но проходило время и Государь не появлялся. В народе стала расти напряженность и волнение, — провокаторы ликовали. Неожиданно мятежники из чердаков домов и подворотен и других укрытий начали стрелять по жандармам. Жандармы открыли ответный огонь. Среди народа возникла паника и давка. В результате в общей сложности было убито около 140 человек.

Государя глубоко потрясла весть о «кровавом воскресенье». Свое отношение к событиям он выразил в таких словах:

«Знаю, что нелегка жизнь рабочего! Многое надо улучшить и упорядочить… Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно».

Он распорядился выделить 50 000 рублей на пособия семьям пострадавших 9 января, а также созвать комиссию для выяснения нужд рабочих.

Такова правда о «кровавом воскресенье». Царь не мог дать приказ о расстреле мирных граждан, так как его просто не было в тот момент в Петербурге.

История сама красноречиво свидетельствует о том, кого действительно надо назвать «кровавыми» — врагов Российской державы и Православного Царя-Мученика.

Священник Дионисий Толстов http://www.rusfront.ru/6807-krovavoe-voskresene-istoriya-provokacii.html

Комментарии (7)

Всего: 7 комментариев
#1 | Сергей »» | 23.01.2014 12:23
  
4
Расстрига Гапон сбежал от наказания за границу.В Европе он посещал революционные собрания. И убедился, что большинство революционеров, желающих переворота в России, составляют евреи. Гапон ужаснулся, поняв, что ждёт Россиию. После чего, инкогнито вернувшись в Россию, он стал разъяснять людям, что им угрожает. Но деструктивные силы не дремали. Гапона заманили на подмосковную дачу и задушили.
#2 | Александра З. »» | 22.01.2015 20:52
  
2
Провокация «Кровавое воскресенье»

«Кровавое воскресенье» 9 января 1905 г. было спланированной провокацией и стало началом «первой русской революции», на разжигание которой, пользуясь русско-японской войной, міровая закулиса бросила огромные деньги.
Организатор «мирного шествия» 9 января – бывший священник (запрещенный в служении, а затем и лишенный сана) Гапон был связан и с охранным отделением (якобы для удержания требований рабочих в законопослушном русле) и с социалистами-революционерами (через некоего Пинхаса Рутенберга), то есть играл двойную роль. Призвав рабочих на мирную демонстрацию к Зимнему дворцу с петицией к Государю Николаю II, провокаторы готовили совсем не мирное столкновение с пролитием крови. Рабочим объявили о Крестном ходе, который, действительно, начался с молебна о здравии Царской Семьи. Однако в текст петиции без ведома рабочих были внесены требования прекращения войны с Японией, созыва Учредительного собрания, отделения Церкви от государства и «клятвы Царя перед народом» (!). Гапон заявил накануне на митинге: «Если... не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы... и наша возьмет» (отчет о демонстрации в «Искре» № 86).

Действительно, в городе распространялись подстрекательские листовки, были повалены телефонные столбы и построены баррикады в нескольких местах, разгромлены две оружейных лавки и полицейский участок, предприняты попытки захватить тюрьму и телеграф. В ходе шествия были сделаны провокационные выстрелы в полицию из толпы.

Все это нужно учесть, чтобы понять страх тех, кто приказал стрелять в наседавшую толпу (по официальным полицейским сводкам, за 9 и 10 января погибло 96 человек и более 300 ранено, в том числе полицейские и военные; БСЭ дает ложную цифру из тогдашней революционной листовки: «более тысячи убитых и свыше двух тысяч раненых»). Еще до кровавых событий М. Горький выступил с речью на заседании Вольного Экономического общества, заявив: «Сегодня в России началась революция. Шаляпин дает на революцию 1000 рублей, Горький – 1500 рублей...». Однако план рухнул из-за того, что войска не перешли на сторону бунтовщиков. Кое-где и рабочие избивали агитаторов и устроителей баррикад с красными флагами: «Нам это ни к чему, это жиды воду мутят...».

Говоря о поспешном приказе испуганного начальства, приказавшего стрелять, следует также вспомнить, что атмосфера вокруг царского дворца была очень напряженной, ибо тремя днями ранее было совершено покушение на Государя. 6 января, во время крещенского водосвятия на Неве в Петропавловской крепости произвели салют, при котором одна из пушек выстрелила боевым зарядом в сторону Императора. Выстрел картечью пробил знамя Морского корпуса, поразил окна Зимнего дворца и тяжело ранил дежурившего жандармского пристава. Офицер, командовавший салютом, сразу же покончил с собой, поэтому причина выстрела осталась тайной. Сразу после этого Государь с семьей уехал в Царское Село, где находился до 11 января. Таким образом, Царь о происходящем в столице не знал, его не было в тот день в Петербурге, – однако вину за происшедшее революционеры и либералы приписали ему, несправедливо и неоправданно называя с тех пор «Николаем Кровавым».

Между тем Государь, получив известие о происшедшем, записал в тот день в дневнике, несколько нарушив свой обычный сухой стиль конспекта текущих событий: «Тяжелый день! В СПб произошли серьезные безпорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!..».

Всем пострадавшим и семьям погибших по распоряжению Государя были выплачены пособия размером в полуторагодичный заработок квалифицированного рабочего. 19 января Царь принял депутацию рабочих от больших фабрик и заводов столицы, которые уже 14 января в обращении к митрополиту Петербургскому выразили полное раскаяние в происшедшем: «Лишь по своей темноте мы допустили, что некоторые чуждые нам лица выразили от нашего имени политические вожделения» и просили донести это покаяние до Государя.

Однако революционеры-провокаторы своего добились, теперь оставалось муссировать страсти. В ту же ночь, 9 января, Гапон опубликовал призыв к бунту, который, из-за пролитой крови и главным образом из-за подстрекательства большей части печати, во многих местах России вызвал волнения, длившиеся весь год. В октябре вся страна была парализована забастовкой, в декабре в Москве большевики попытались устроить вооруженное восстание, вызвавшее много жертв.

В послании от 14 января Св. Синод дал провокации 9 января следующую оценку: «Всего прискорбнее, что происшедшие безпорядки вызваны подкупами со стороны врагов России и всякого порядка общественного. Значительные средства присланы ими, дабы произвести у нас междоусобицу, дабы отвлеченьем рабочих от труда помешать своевременной посылке на Дальний Восток морских и сухопутных сил, затруднить снабжение действующей армии и тем навлечь на Россию неисчислимые бедствия...».

Имя провокатора «Попа Гапона», который храбро подставил народ под пули и бежал при первых же выстрелах, стало нарицательным, а судьба его была незавидна. Сразу после провокации он скрылся за границу, но к осени вернулся в Россию с покаянием и, обеляя себя, стал печатно разоблачать революционеров. 28 марта 1906 г. он был по решению ЦК партии эсеров казнен все тем же Рутенбергом в поселке Озерки. «Мавр сделал свое дело...» – и был убран для сокрытия следов провокации. Как сообщает еврейский источник, Рутенберг после этого «прошел в Италии в 1915 г. обряд возвращения в иудаизм с полагающимся ему бичеванием, сблизился с Жаботинским, затем с Вейцманом и Бен-Гурионом, участвовал в попытке организации Еврейского легиона... В 1922 г. навсегда переселился в Палестину».



Календарь «Святая Русь»
#3 | Олег Николаевич »» | 28.04.2015 05:29
  
-7
Николай Романов НЕ ПРЕДОТВРАТИЛ страшное происшествие. Имея неограниченную власть, не смог ею воспользоваться правильно.Невинные люди погибли. И ведь после этого не ушел в монастырь, продолжал править. Ну и направил: великая Империя развалилась. Господь поставил его, Николая во главе Империи, поручил ему беречь, вести к процветанию народы России--ну и как же Николай выполнил поручение Господа?
#4 | Вера В. »» | 28.04.2015 07:19 | ответ на: #3 ( Олег Николаевич ) »»
  
1
см коммент №2
#5 | Олга »» | 28.04.2015 09:53 | ответ на: #3 ( Олег Николаевич ) »»
  
6
Невинные люди погибли
..................................................
Ну да, а во время революции, голодомора, репрессий, раскулачиваний и проч. до сего времени при демонической власти по вашим словам виновные миллионами гибли.
Не надо стрелочника искать.
#6 | Воронин Николай »» | 28.04.2015 11:21 | ответ на: #5 ( Олга ) »»
  
-3
Как соединить в себе Свет и Тьму?

Вам не нужно это соединять. Вам нужно не разделять это. В вас присутствует Все. Вы есть Все. Вы подобны Богу. Вы то, о чем мечтает Люцифер: стать Всем и стать подобным Богу. И в этом вы выше любого ангела. И в вас есть Все. Но вы не умеете быть этим Всем. Вы закрываете свое сознание, ваши страхи препятствуют вам раскрыть в себе все потенциалы.

Ты не вмешиваешься в это? Почему же сейчас ты вмешался? В чем твоя заинтересованность или цель?

Моя цель и заинтересованность — в наиболее полном проявлении Себя во всем. У меня нет никакой другой заинтересованности. Потому, если Свет воюет с Тьмой, наоборот, это все проявление Меня, но меня неполного. Это проявление частей. И ты – о, человек — был создан именно для того, чтобы соединить в себе части, чтобы стать квантовым богом, то есть не частью Бога, но Божественной Частью. Но Свет и Тьма продолжают воевать в тебе, и ты, или Я, проявляемся вместе неполно.

Если вы сможете остановить в себе войны Тьмы и Света, вы сможете не только уравновесить в себе две полярности, но буквально родиться в качестве квантового бога. Божественной Части, содержащей Все, творящей Все и стоящей НАД лагерями Света и Тьмы. Стоящими выше. В этом твое предназначение, о, человек! Множество учений передавало вам науку уравновешивания Света и Тьмы в себе, но лишь единицы услышали и стали богами. Но большинство из вас не слышит. Вы так увлечены одной из сторон, что теряете свою Целостность.

Вы не можете стать богами только потому, что увлеклись одной из своих сторон, потеряв другую. Другая — замурована в вас вашим же сознанием, наложенными ограничениями, страхами. Вы боитесь открыть ее в себе и предъявить ее себе и миру. Ваша светлая сторона боится проявить темную сторону. А темная сторона боится светлой. И эта постоянная битва происходит в вас.

Помнишь, Люцифер говорил тебе, что вы есть части его. Это так, потому что через вас он пытается постигнуть соединение Тьмы и Света. Но, наоборот, Люцифер есть часть вас, потому что в вас есть целое, вы способны соединить в себе все части, все иерархии. Осознай это – о, человек, — осознай свою великую миссию. Ибо, когда ты это осознаешь и найдешь это в себе, родятся новые квантовые боги, и Творение обретет новый смысл и новое направление. И ты станешь – о, человек — полноценной частью Абсолютного Сознания.

С почтением ко всем ищущим.
  
0
111 лет назад. "Красное воскресенье" и ножницы

Пётр Рутенберг и Георгий Гапон
Пётр Рутенберг и Георгий Гапон
Если в жизни народов бывают дни разочарования, когда они "сожигают всё, чему поклонялись и поклоняются тому, что сожигали", то 9 января 1905 года, "красное воскресенье" (или "кровавое", как его называли советские историки) — это именно такой день. Конечно, сам процесс народного разочарования не был мгновенным, он занял ещё некоторое время, но уже через 13 с небольшим лет после "красного воскресенья" в России не осталось ничего от уваровской триады — ни самодержавия (в том числе и самой августейшей семьи), ни государственного православия, а народность если и осталась, то совсем не в том смысле, какой вкладывал в это слово почтенный граф Уваров.
Началось всё именно в этот день (реальная его годовщина будет, конечно, не сегодня, а на 13 дней позже, но уж так исторически он оказался связан с датой "9 января").

Читать историю этого дня и тяжело, и досадно. Рабочие, которые с жёнами и детьми пошли к Зимнему дворцу просить царя о созыве Учредительного собрания, проявили невероятную политическую наивность. То ли такую же наивность, то ли нечто худшее проявил и их предводитель священник Гапон (недаром его фамилия уже более столетия отнюдь не вызывает в России положительных эмоций).
Но был, тем не менее, в самом эпицентре трагической сумятицы этого дня один человек, который повёл себя и уместно, и предусмотрительно, и умно. Пожалуй, этому у него было бы невредно поучиться. Это был один из руководителей партии эсеров, Пётр Рутенберг, хороший личный знакомый и даже друг Гапона. Он видел, что отговорить Гапона и остальных от шествия к царскому дворцу не удастся. Понимал, что оно может закончиться расстрелом толпы. Тем не менее, предвидя всё это, не стал отсиживаться в стороне, а отправился в самую гущу предстоящих событий рука об руку с Гапоном. Когда запел сигнальный рожок горниста, давая команду царским войскам открыть огонь, почти никто из демонстрантов смысла происходящего не понял. А Рутенберг, имевший кое-какой военный опыт, сообразил, что сейчас начнётся ружейная пальба в рабочих, упал на землю сам и повалил вместе с собой Гапона. Все рабочие, шедшие рядом с ними, были убиты первым же залпом. Потом он увёл растерянного и потрясённого, плачущего отца Георгия прочь. Но Гапон в своём обличье священника был, разумеется, очень легко опознаваем и практически не имел шансов уйти от ареста, а там и от виселицы. Рутенберг завёл его в какую-то подворотню, вытащил из кармана парикмахерские ножницы и на глазах у рабочих совершил "расстрижение" — срезал священнику длинные волосы и бороду. Гапон стал неузнаваем, теперь ему было нетрудно уйти от полиции.
Позднее Гапон говорил, усмехаясь: "Какой хитрец этот Рутенберг — ножницы захватил с собой!". Воззвания Гапона, где он провозглашал, что у рабочих больше нет царя, сыграли свою роль в развитии революции. (Не будем сейчас касаться дальнейшей истории взаимоотношений этих двух людей, которая была не менее драматична, как и позднейшей политической биографии Рутенберга, тоже довольно интересной).
Какой полезный урок даёт нам этот эпизод? Да, бывают в истории такие ситуации, изменить ход которых, даже находясь в эпицентре событий, почти невозможно. Происходящее неумолимо движется к самой печальной, катастрофической развязке. Но всё-таки это не повод дезертировать, опускать руки или разводить ими бессильно. И в такой ситуации ещё не всё потеряно. Надо просто не забыть положить в карман ножницы. :)
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites