О «ДИКОЙ» ДИВИЗИИ




Кавказцы издревле славились своими ратными подвигами. Во времена расцвета Римской империи в горах Армении навсегда "канули" шесть римских легионов. Грузины до сих пор гордятся многовековой борьбой своего народа с Османской империей и как национальное достояние демонстрируют заезжим туристам укрывшиеся в горах христианские монастыри с их разветвленной системой подземных ходов. Во время обострения турецко-грузинских конфликтов эти ходы позволяли мирным жителям найти защиту и кров, а воинам - незаметно подкрасться и застать врага врасплох.
У малых кавказских народов другая гордость – из представителей чеченского народа была укомплектована охрана великого князя Михаила, а ингушей набирали для охраны самого царя.

«В середине XIX века в наш аул Фуртоуг пришла царская депеша. Петербургу требовался подросток, который после обучения мог бы служить в личной охране самого царя, - пишет Ахмет Ахриев.

– Жители аула кинули жребий. Он пал на дом вдовы, которая воспитывала единственного сына. Старейшины села пожалели женщину и решили отправить к падишаху (по-ингушски – царь) кого-нибудь другого. Таким мальчиком стал мой прямой предок Тамерлан Ахриев.

В Петербурге он сделал хорошую карьеру: окончил кадетский корпус, дослужился до полковника, воевал, в войне с турками был ранен, вышел в отставку и умер в родном ауле».

Почему «дикая»?

Кавказская Туземная конная наемная дивизия (в простонародье - «дикая») была сформирована в 1914 году и состояла из шести полков — Дагестанского, Кабардинского, Чеченского, Ингушского, Черкесского и Татарского. Офицерами в дивизии были горцы, а главнокомандующим - брат императора Николая II великий князь Михаил Александрович.

Рассказ о том, как «туземную» дивизию прозвали «дикой», больше похожа на красивую кавказскую легенду, нежели на быль. Кавказ вообще славится своими рассказами и сказителями.

«После того, как «туземная» дивизия была полностью укомплектована бойцами, - продолжает свое повествование наш читатель, - она была срочно отправлена в Санкт-Петербург, где был организован смотр всего кавказского конного корпуса, который принимал родной брат императора Николая II великий князь Михаил Александрович. Во время смотра ингушский полк пустил лошадей в галоп, чтобы таким образом продемонстрировать великому князю Михаилу, как полк может действовать во время атаки. Михаил Александрович немало удивился и спросил у сопровождающей его свиты: «Что это за дикий полк?». Многие из стоящих рядом с великим князем растерялись, так как программа смотра предусматривала лишь прохождение и приветствие. И лишь один генерал быстро пришел в себя и доложил, что горцы не знают русского языка и, видимо, решили показать, как будут воевать. Выслушав объяснения генерала, великий князь Михаил ответил: «Это есть для меня лучшее приветствие». Говорят, что именно после этого «туземную» дивизию и прозвали «дикой».

Как «дикая» «железную» одолела

После смотра в Петербурге «туземная» дивизия была отправлена на фронт.

«Однажды, - повествует Ахмет Ахриев, - в результате фронтовой неразберихи случилось так, что «дикая» дивизия совершенно неожиданно для себя столкнулась с гордостью немецкой армии - «железной» дивизией. По данным разведки, русские и немецкие войска должны были разделять десятки километров, а потому и те, и другие несколько подрастерялись.

Немецкий авангардный полк начал трубить сбор. А у одного ингуша (Ингушский полк двигался в авангарде русских войск) лошадь была трофейная. Услышав родные позывные, она помчалась к своим. Инстинкт животного был настолько силен, что всадник ничего не мог сделать. Находящимся же вокруг ингушам ничего не оставалось делать, как выхватить шашки и кинуться вслед – не бросать же товарища.

В конце концов весь ингушский полк, за ним и чеченский, а там и вся дивизия сорвались с места и без всякого приказа бросились в атаку...

...К обеду от «железной» остались рожки да ножки».

Отречемся от старого мира

«В 1917 году командование русской армии решило снять «дикую» с фронта и перебросить ее в тыл для участия в подавлении революционного движения.

Представить, что было бы, если бы горцы вошли в Петербург, нетрудно. Но этого не случилось. На подступах к городу эшелоны были остановлены - командование решило двинуть дивизию пешим ходом. Однако дорогу ей преградили революционные отряды, которые направили к горцам своих парламентеров. О том, что дивизию направляют на подавление таких же, как и они (горцы – ред.), бедняков, горцам объяснили опытные революционеры, родившиеся на Кавказе и имеющие пропагандистский опыт среди кавказских народов. Они рассказали бойцам, что воюют за право народа. Генералы же их обманывают, когда говорят, что надо воевать против врагов Российской империи – на самом деле «враги» - это такие же бедняки, как и сами воины «дикой» дивизии.

В общем, дивизия погрузилась обратно в эшелоны и отправилась домой, на Кавказ, где горцы разошлись по своим аулам.

Когда Деникин наступал на Владикавказ, в боях за город участвовали ингуши, незадолго до этого воевавшие в составе «дикой» дивизии. Рассказывают, что позднее белый генерал вспоминал, что не будь этих диких ингушей, он бы взял и удержал Владикавказ».

Слово от автора

Вот уже много лет говорить «о лицах кавказской национальности» в положительном ключе как-то неудобно. Даже «Кавказскую пленницу» и «Не бойся, я с тобой» по центральным российским каналам редко показывают. Причины тому понятны и очевидны. Вот только одно непонятно: как в угоду каким-то политическим игрищам печать негатива можно ставить на целый народ? А точнее - на добрую сотню народов и народностей, населяющих Кавказские горы.

Многие, наверное, обвинят меня в непатриотизме, нелюбви к родному народу (интересно, какую из четырех намешанных во мне наций я могу не любить?), однако мне кажется, что не бывает плохих народов, бывают плохие люди. И неизвестно еще, среди какой национальности таковых больше.

23 августа (1914 г.) был объявлен Высочайший приказ Николая II о создании "Кавказской туземной конной дивизии" трехбригадного состава из шести полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского. В то время в составе российской армии уже находились Кавказская кавалерийская (конная) дивизия и пять Кавказских казачьих дивизий. Поэтому, когда произошло рождение нового воинского соединения исключительно из горцев Кавказа, было принято решение назвать его - "Кавказская туземная конная дивизия", чем подчеркивалось исключительно ее местное, кавказское происхождение. Ведь, согласно словарю Владимира Ивановича Даля, слово "туземный" объясняется как "принадлежность какой-либо стране, земле".

Вот что в связи с этим писал бывший офицер Кабардинского конного полка, юрист по образованию, Алексей Алексеевич Арсеньев в очерке "Кавказская Туземная Конная Дивизия": "…И - странное дело! Поставленные судьбой в необходимость покориться России и узнать Ее, люди и народы, дотоле бывшие Ее врагами, - переставали быть ими! Последний Имам Чечни и Дагестана - Шамиль - вел в продолжение десятилетий ожесточенную войну с Россией. Взятый в 1859 году в плен (в знак уважения к его доблести ему было оставлено его оружие), он был отвезен в г. Калугу, где содержался со всей своей семьей, окруженный почетом... Жизнь свою он окончил в Мекке, куда ему - полувековому вождю кровавой борьбы - было разрешено ехать на поклонение, а его сын был назначен флигель-адъютантом к Императору Александру II.

Последний владетельный князь Карачая - Шамхалов - вел упорную борьбу с Россией еще в 70 - 80-х годах: я видел ущелье, где происходило последнее сражение. Его сын, с которым мне пришлось познакомиться в 1914 году, - князь Мурзакул Крымшамхалов - был в Русско-Японской войне командиром полка и кавалером ордена Святого Георгия.

Большинство туземцев славной "Дикой Дивизии" были или внуками, или - даже сыновьями бывших врагов России. На войну они пошли за Нее, по своей доброй воле, будучи никем и ничем не принуждаемы; в истории "Дикой Дивизии" - нет ни единого случая даже единоличного дезертирства!"

В Нальчике, выстроившись посотенно на пустыре около железнодорожной станции, всадники, кабардинцы и балкарцы, приняли присягу, поклявшись на Коране свято соблюдать воинский долг, подчиняться приказам своих командиров, беречь воинскую честь и хранить военную тайну. А в понедельник, 8 сентября, полк, своим ходом, на лошадях, выступил в Прохладную, находящуюся в шестидесяти верстах от Нальчика. Согласно "Таблице предметов, которые всадники Кабардинского конного полка обязаны иметь при себе в военно-походное время", каждый из них, помимо обязательных с момента формирования шашки и кинжала, получал на вооружение: "винтовку трехлинейную казачьего образца, 3-х линейный револьвер, существующий в казачьих частях", с обязательным запасом патронов - "боевые патроны в патронташах по 30-ти" и "в накладных на черкесках для газырей карманчиках" - "в нагрудных газах по 28-ми.

"Значительную помощь офицерам Черкесского полка при отборе добровольцев-карачаевцев оказал помощник атамана Баталпашинского отдела корнет Мисост Кучукович Абаев, участник русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов, награжденный тогда за боевые отличия Георгиевским крестом IV степени. Он был известен и как балкарский просветитель, автор первого исторического труда "Балкария", опубликованного в 1911 году в Париже журналом "Мусульманин". В те же самые сентябрьские дни четырнадцатого года, когда формировался Черкесский полк, четверо родственников Мисоста Кучуковича из рода таубиев Абаевых, жителей Балкарского общества, стали всадниками Кабардинского конного полка.

Газета "Кавказ" 13 сентября 1914 года поместила информацию о смотре, который устроил в те дни 1-й сотне атаман Екатеринодарского отдела полковник Павел Никифорович Камянский: "Недавно атаманом Екатеринодарского отдела был произведен смотр сотне добровольцев-черкесов, снаряженных близлежащими аулами. Атаман отдела поздравил черкесов за бравый и боевой вид. Черкесы дружно отвечали: "Берекет берсин" (покорно благодарю). Все черкесы приведены муллой-кадием к присяге и отслужили молебен о даровании победы русскому воинству".

Итак, в сентябре 1914 года завершилось формирование дивизии кавказских горцев, а в октябре эшелоны повезут ее полки на Украину, в Подольскую губернию, откуда в скором времени и предстояло им вступить в боевые действия на Юго-Западном - австрийском фронте.

В Кавказской конной дивизии рядовых называли не "нижними чинами", как-то было принято в российской армии, а "всадниками". Так как у горцев не существовало обращения на "вы", то к своим офицерам, генералам, и даже к командиру дивизии великому князю Михаилу Александровичу, всадники обращались на "ты", что нисколько не умаляло значения и авторитета командного состава в их глазах и никак не отражалось на соблюдении ими воинской дисциплины.

"Отношения между офицерами и всадниками сильно отличались от таковых в регулярных частях, - вспоминал офицер Ингушского полка Анатолий Марков. - В горцах не было никакого раболепства перед офицерами, они всегда сохраняли собственное достоинство и отнюдь не считали своих офицеров за господ - тем более за высшую расу". Подчеркивает это и в очерке "Кавказская Туземная конная Дивизия" офицер Кабардинского конного полка Алексей Арсеньев: "Отношения между офицерами и всадниками носили характер совершенно отличный от отношений в полках регулярной конницы, о чем молодые офицеры наставлялась старыми. Например - вестовой, едущий за офицером, иногда начинал петь молитвы или заводил с ним разговоры. В общем, уклад был патриархально-семейный, основанный на взаимном уважении, что отнюдь не мешало дисциплине; брани - вообще не было места... Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в дивизии не было".

Весьма интересны и следующие обобщения, сделанные русским офицером Арсеньевым о горцах - его боевых товарищах по Кабардинскому полку и дивизии: "Чтобы правильно понять природу Дикой Дивизии, нужно иметь представление об общем характере Кавказцев, ее составлявших".

Алексей Алексеевич Арсеньев, говоря о высокой дисциплине, существовавшей в дивизии, подчеркивает, что в первую очередь это было связано с тем, что "всякий мусульманин воспитан в чувстве почтения к старшим - это поддерживалось "адатами" - горскими обычаями".

"В то время, горцы Кавказа, и "степные" народы Туркестана" - пишет Брешко-Брешковсвий, - не отбывали воинской повинности, однако при любви их к оружию и к лошади, любви пламенной, привитой с раннего детства, при восточном тяготении к чинам, отличиям, повышениям и наградам, путем добровольческого комплектования можно было бы создать несколько чудесных кавалерийских дивизий из мусульман Кавказа и Туркестана. Можно было бы, но к этому не прибегали".

"Почему?" - ставит вопрос Брешко-Брешковский, и сам же отвечает на него: "Если из опасения вооружить и научить военному делу несколько тысяч инородческих всадников - напрасно! На мусульман всегда можно было вернее положиться, чем на христианские народы, влившиеся в состав Российского Царства. Именно они, мусульмане, были бы надежной опорой власти и трона. Революционное лихолетье дало много ярких доказательств, что горцы Кавказа были до конца верны присяге, чувству долга и воинской чести и доблести..."

26 ноября Кавказская конная дивизия через Львов начала "проходное выдвижение" в юго-западном направлении к городу Самбору. В тот день в столице Галиции, Львове, свидетелем шествия частей дивизии по его улицам стал граф Илья Львович Толстой, сын Льва Николаевича Толстого. Он, как журналист и писатель, приехал в этот город, всего лишь месяц назад освобожденный русскими войсками от австрийцев. О своих впечатлениях и чувствах, вызванных увиденными им кавказскими полками, Илья Львович расскажет в очерке "Алые башлыки", опубликованном в начале 1915 года в московском журнале "День Печати" и перепечатанном газетой "Терские ведомости":

"Первое мое знакомство с Кавказской туземной конной дивизией, - писал Толстой, - произошло в Львове, когда командир корпуса производил ее смотр. Это было в самом центре города, против лучшего отеля, в 12 часов дня, когда улицы были запружены народом, и когда жизнь большого города кипела в полном разгаре.

Полки проходили в конном строю, в походном порядке, один за одним, один красивее другого, и весь город в продолжение целого часа любовался и дивился невиданным дотоле зрелищем... Под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои народные воинственные песни, мимо нас проходили нарядные, типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко-алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства. Что ни лицо, то тип; что ни выражение - выражение свое, личное; что ни взгляд - мощь и отвага..."

В Карпатских горах, юго-западнее Самбора, на берегах реки Сан, Кавказская конная дивизия вступила в боевые действия с неприятелем, действуя вначале в составе 8-й, а затем 9-й армии Юго-Западного фронта. До начала февраля 1915 года ее полки вели тяжелые бои в горах и долинах Карпат, у галицийских и польских городков и деревень. Наступательные операции и разведка боем чередовались с отражением контратак крупных сил неприятеля, пытавшегося в зимние месяцы прорваться с юга к блокированной русской армией неприятельской крепости Перемышль со 120-тысячным гарнизоном. И кавказские полки с честью выполнили свою боевую задачу - там, где стояли они, враг не прошел, там, где наступали, враг был повержен...

Документы полков и штаба Кавказской конной дивизии донесли до нас имена героев боев, описание их подвигов и связанных с ними боевых эпизодов на всем протяжении войны с 1914-го по 1917 год. В тот период через службу в дивизии прошло более 7000 всадников - уроженцев Кавказа (полки, понесшие потери в боях и сокращавшиеся за счет отчисления "вовсе от службы" всадников по ранениям и болезням, четырежды пополнялись приходом с мест их формирования запасных сотен). Около 3500 из них были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями "За храбрость", а все офицеры удостоены орденов.

17 февраля 1915 года Петроградское телеграфное агентство передало из Ставки официальную телеграмму, в которой речь шла о "кавказских горцах" в связи с их боевыми делами в рядах Кавказской конной дивизии:

"В Восточной Галиции события развиваются повсюду согласно нашим предположениям. Наши кавказские горцы наводят страх на венгров... Горцы решительно отказываются уступить кому-либо первенство под неприятельским огнем.

Никто не должен получить право утверждать, что горец сражается за его спиной. Психология горцев в отношении боевых порядков решительно сближает их с рыцарями, которых можно было заставить сражаться лишь на началах боевого равенства в одношеренговом строю".

Издание "Новое Время" в очерке "Кавказцы" писало в апреле 1915года:

"В победном шествии на С. участвовала и Кавказская дивизия. "Природным всадникам" пришлось вместе с пехотными войсками "спешенной конницей" под градом пуль и снарядов "постепенно рассыпным строем, перебежками отнимать у неприятеля пядь за пядью землю. Горцы ходили на окопы - в штыки, вернее, в кинжалы, несли сильные потери, но дух их не упал даже в этой совсем необычной для них обстановке".

Командование австро-венгерскими войсками, понимая, что Станиславова, к которому подходили значительные силы российской армии - пехоты и конницы, удержать не удастся, вывело свои главные силы из города, оставив там значительный гарнизон. И тогда произошло удивительное событие, участниками которого стали всадники и офицеры Черкесского и Ингушского полков 3-й бригады Кавказской конной дивизии.

"Для выяснения количества оставшихся в городе австрийцев посланы два конных разъезда горцев, - продолжает рассказ корреспондент газеты "Новое Время". - Видимо, австрийцы заметили их, но ничем не выдали своего присутствия, подпустили эту кучку людей к самому городу. Горцы предположили, что он совсем оставлен неприятелем, спокойно вошли на мост и затем в город. Здесь их встретили залпами с разных сторон. Вместо того чтобы отступить на мост, горячие кавказцы опять прибегли к своему самому необычному оружию, и на улицах закипел кинжальный бой. Плохо ли стреляли австрийцы, или их обуял страх при виде горцев, но и на этот раз последние победили, не потеряв ни одного человека, кроме нескольких раненых. Перестрелку услышали ближайшие четыре сотни и бросились на помощь своим..."

Очерк "Кавказцы" заканчивался словами о том, что "в составе дивизии есть уже немало храбрецов, награжденных Георгием. Георгия горцы называют "Джигитом" и очень чтут его...".

И действительно, святой Георгий Победоносец, покровитель российских воинов, изображение которого помещалось на лицевой стороне Георгиевского креста - он восседал на коне и копьем поражал дракона, символизировавшего врага, - у горцев Кавказа ассоциировался с незнающим страха джигитом, каким, в сущности, и являлся каждый всадник Кавказской конной дивизии.

"Боевые награды всадниками очень ценились, - скажет в своем очерке "Кавказская Туземная Конная Дивизия" Алексей Арсеньев, - но, принимая крест, они настойчиво требовали, чтобы он был - не с птицами, а - с "джигитом"; кресты для иноверцев Императорской Армии чеканились с двуглавым орлом, а не с Георгием Победоносцем".

Необходимо отметить, что еще с 1844 года в России Высочайшим приказом установлено, чтобы ордена для офицеров, а также и Георгиевские кресты для нижних чинов - тех, кто исповедовал ислам - "магометанство", выдавались не с изображениями святых, в честь которых учреждались награды, а с Государственным гербом - двуглавым орлом. Такие награды именовались, как "для нехристиан установленные".

Были случаи, когда кавказские всадники-мусульмане даже отказывались "принять Гергиевские кресты, на которых вместо св.Георгия был выбит Государственный герб, как в начале это делалось для лиц нехристианского вероисповедания, - напишет в воспоминаниях "В Ингушском конном полку" бывший корнет Ингушского полка Анатолий Марков. - К счастью, скоро правительство отменило это правило и все Георгиевские кавалеры стали награждаться одинаковыми для всех знаками отличия Военного ордена".

В своем донесении великому князю Михаилу Александровичу полковник граф Воронцов-Дашков, восхищенный отвагой всадников Кабардинского и 2-го Дагестанского конных полков, писал:

"С чувством особого удовлетворения должен отметить геройскую работу полков вверенной Вашему Императорскому Высочеству дивизии. Промокшие от проливного дождя, идущего всю ночь, ослабевшие от 4-х дневной "уразы", всадники, по вязкой от дождя земле, стойко и стройно шли вперед под градом пуль, почти не залегая, и трепет обнимал противника, не выдержавшего такого стремительного наступления. Некоторые всадники - Дагестанцы, чтобы быстрее наступать, снимали сапоги и босиком бежали в атаку. Пленных почти не брали: всадники были озлоблены поведением австрийцев, поднимавших руки, выкидывать белые флаги и затем расстреливавших наших с близких дистанций; офицерам с трудом удалось вырвать из рук всадников около 20 австрийцев, принадлежащих ко всем четырем батальонам 97-го Имперского полка, к 7-му драгунскому и 11-му гусарскому полкам".

С восхищением говорил Брешко-Врешковскнй о том, как смело бросаются горцы в атаки на неприятельскую пехоту, пулеметы и даже артиллерию:

"Стихийной, бешеной лавиной кидаются они, артистически работая острым, как бритва, кинжалом против штыков и прикладов... и об этих атаках рассказывают чудеса. Австрийцы давно прозвали кавказских орлов "дьяволами в мохнатых шапках". И действительно, одним своим видом, таким далеким от какой бы то ни было общеевропейской военной формы, кавказцы наводят на неприятеля панику..."

"Внезапно развернув свои сотни в лаву и под губительным огнем пехоты противника ведя лично вперед лаву своего дивизиона, стремительно налетел на противника, изрубил находящегося в первой линии, затем направил сотни на следующие окопы и отдельные дома, занятые мадьярами, - свидетельствует наградной лист на полковника Бековича - Черкасского. - Выбил их оттуда, доведя сокрушительный свой удар до основных позиции 9 го и 10-го гонвендных полков у села Зарвыница, взяв в плен 17 офицеров, 276 мадьяр, 3 пулемета, 4 телефона, имея всего 196 всадников; потеряв 2 офицеров, 16 всадников и 48 лошадей убитыми и ранеными... Шашечный удар был настолько стремительный, что занимавшие окопы две роты венгерской пехоты обратились в беспорядочное бегство, бросая оружие и снаряжение. Врубившись в ряды бежавшего неприятеля, штабс-ротмистр Махатадзе развил преследование и уничтожил 2 роты венгерской пехоты..."

С утра 29 сентября 1915 года крупные силы противника при активной поддержке артиллерии перешли в наступление в направлении занимаемой кавказскими полками деревни Петликовце-Нове. Развивая свой успех, австрийские батальоны продвигались вперед, "угрожая сбросить 3-ю бригаду в болотистую долину Ольховца, выйти в тыл полкам 33-й пехотной дивизии и прорвать фронт на стыке 11-го и 33-го корпусов 9-й армии", как раз там, где стояли на позициях части Кавказской конной дивизии. Но доблесть и геройство ее всадников и офицеров не дали осуществиться плану неприятеля.

Генерал-майор Дмитрий Петрович Багратион, командовавшей в тот день отрядом из 11 дивизионных сотен и пехотного батальона, "искусно маневрируя, упорно отстоял свой участок" в пункте удара противника на деревню Петликовце-Нове, решив исход боя в пользу Кавказской конной дивизии, - "деревня осталась за нами, противник был отброшен, и к вечеру того же дня левый фланг генерал-майора князя Багратиона, перейдя в наступление, отбросил австрийцев".

10 февраля 1916 года исполняющий обязанности командира Кавказской конной дивизии командир 3-й бригады генерал-майор Александр Васильевич Гагарин разослал по всем полкам текст телеграммы из Ставки: "21 января Высочайше пожалованы всем полкам дивизии Штандарты. Поздравляю полки с Монаршей Милостью и уверен, что дарованные Штандарты полков покроются неувядаемой славой". Пусть слава о них будит воспета в аулах родного Кавказа, пусть память о них навеки живет в сердцах народа, пусть заслуги их будут записаны для потомков золотыми буквами на страницах Истории. Я же до конца Моих дней буду гордиться тем, что был начальником горных орлов Кавказа, отныне столь близких моему сердцу..."

...Благодаря Чеченской полусотне, закрепившейся на плацдарме, уже на рассвете по наведенному понтонному мосту началась переправа на правый берег Днестра всего Чеченского полка, а за ним Черкесского, Ингушского и частей пехотной дивизии, что сразу же позволило войскам 33-го армейского корпуса начать успешное продвижение в глубь занятой противником территории.

В те же дни о героизме Чеченской полусотни, первой из состава российских войск с боем переправившейся на правобережье Днестра, было доложено в Ставке Верховному Главнокомандующему Николаю II. И царь, восхищенный мужеством ее всадников, заявил, что всех их награждает Георгиевскими крестами. Факт этот, безусловно, редчайший, чтобы весь личный состав воинского подразделения за один бой был удостоен боевых наград, и единственный как на всю Кавказскую конную дивизию, так и на 2-й кавалерийский корпус.

В Петрограде произошла Февральская революция. 2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола, передав "наследие" своему брату Михаилу Александро¬вичу, бывшему командиру Кавказской конной дивизии, но и он 3 марта отказался от престола, обратившись к народам России с Манифестом. Власть в Петрограде и стране взяло на себя Временное правительство. Корнет Кабардинского полка Алексей Арсеньев в своих воспоминаниях о тех днях напишет: "Отречение Государя от престола потрясло всех; того "энтузиазма", с которым все население, по утверждению творцов революции, "встретило ее", не было; была общая растерянность, вскоре сменившаяся каким-то опьянением от сознания, что теперь - "все позволено". Всюду развевались красные флаги, пестрели красные банты. В Дикой Дивизии их не надели - кроме обозников и матросов-пулеметчиков..."

Устойчивая и стабильная обстановка, сохранившаяся после Февральской революции в Кавказской конной дивизии, не поддававшейся пораженческой пропаганде и псевдореволюционной демагогии, далеко не всем была по душе. И нашлись лица, развернувшие через ряд российских газет кампанию нападок на ее офицеров и всадников. В связи с этим и выступил на страницах газеты "Кубанский курьер" живший в то время в Екатеринодаре уроженец Кабарды, юрист Пшемахо Тамашевич Коцев, в ближайшем будущем один из организаторов Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана.

Вот о чем писал Коцев в "письме в редакцию" газеты " Кубанский курьер", вышедшей 24 марта 1917 года: "В первые дни великой русской революции вместе с известиями о падении старого режима и о событиях на улицах Петрограда в обществе стали циркулировать слухи, а затем в некоторых газетах появились заметки о том, что будто некоторые части Кавказской туземной кавалерийской дивизии (так называемой "Дикой") были истребованы с фронта для подавления революционного выступления и они стреляли в народ, причем будто и сами были расстреляны другими войсковыми частями, перешедшими на сторону Исполнительного Комитета Государственной Думы. Подобные слухи, естественно, взволновали горское население, и представители последнего приняли все меры к тому, чтобы получить самые достоверные известия об участии и роли их единоплеменников - частей так называемой "Дикой Дивизии" - в событиях на улицах Петрограда. По полученным самым точным и достоверным сведениям оказалось, что ни одна из частей Кавказской туземной кавалерийской дивизии в Петрограде в революционные дни не была, и ни один воин названной дивизии в революционный народ не стрелял. Вся эта дивизия с первых дней войны и по настоящее время находится на своем боевом посту на позициях Западного фронта и наравне с другими сынами Великой России защищает общую родину от внешнего врага".

1 мая 1917 года далеко от украинской Подолии, где дисклоцировалась Дикая дивизия, в центре Терской области - городе Владикавказе, состоялось открытие первого съезда "горских племен Кавказа", на который, по сообщению газеты "Терский вестник" за 3 мая 1917 года, "приехали представители: от чеченцев, ингушей, кумыков, дагестанцев, ногайцев, туркмен, кабардинцев, балкарцев, черкесов, осетин и пр. Представителей прибыло более 300 человек".

Одним из главных инициаторов созыва "собрания горцев Кавказа" стал ротмистр Чеченского конного полка Абдул-Меджид (Тапа) Арцуевич Чермоев, которого в то время командование Юго-Западным фронтом откомандировало из Действующей армии в Терскую область. На том съезде горских народов был создан Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана, избран его Центральный Комитет, в состав которого, наряду с другими видными политическими и общественными деятелями горских народов, вошли присяжные поверенные кабардинец Пшемахо Тамашевич Коцев и балкарец Басият Абаевич Шаханов.

И вот тогда, 3 мая, на первом съезде горцев Северного Кавказа и Дагестана, по предложению Абдул-Меджида Чермоева "председатель съезда" Басият Абаевич Шаханов направляет телеграмму, одобренную всеми делегатами, в Проскуров командиру Кавказской конной дивизии: "Представители всех горских племен Северного Кавказа и Дагестана, собравшиеся во Владикавказе на свой первый съезд для организации постоянного Союза объединенных горцев, написав на своем красном знамени борьбу всеми силами против реакции и за торжество федеративной демократической республики, шлют свой сердечный привет своим родным полкам Кавказской мусульманской конной дивизии, мужественно, как истинные сыны гордого любовью к свободе Кавказа, отстаивающим грудью неприкосновенность, честь, свободу отныне дорогого нам всем Отечества - России". Эта телеграмма, полученная генерал-майором Гагариным из Владикавказа, по его приказу зачитывалась во всех полках дивизии.

12 июня 1917 года состоялся смотр Кавказской конной дивизии командующим 8-й армией генералом Крниловым, известным в войсках своей храбростью и решительностью... Ровно в четыре часа пополудни командарм на коне "въехал в четырехугольник" и стал объезжать выстроившиеся части, "здоровается с ними и заговаривает с двумя-тремя всадниками каждого полка". Затем, остановившись посредине дивизионного "четырехугольника", Лавр Георгиевич Корнилов произнес "следующую речь":

"Орлы Кавказа! Я не ожидал, но счастлив, видеть вас в таком изумительном порядке. В вас сохранился еще тот дух, который начинают терять наши войска. Когда вернетесь к себе на Кавказ, передайте от меня поклон и большое спасибо вашим отцам, что сумели воспитать и вдохнуть в вас ту внутреннюю дисциплину, что предохраняет вас от развала. Сейчас я зову вас на ратный подвиг и убежден, что славная история вашей дивизии обогатится еще многими страницами. Еще раз спасибо вам, славные горцы, за службу!"

В одном из приказов командира дивизии генерала Багратиона говорилось: "...Считаю особенно приятным для себя долгом объявить благодарность всем чинам дивизии за высоко честное отношение к долгу службы в ночном бою 29 июня под городом Калушем, в центре которого части других войск под воздействием добытого вина пришли в расстройство и, вместо боя с врагом, постыдно занимались грабежом, насилием женщин и пьянством. Высокоразвитое чувство долга службы перед Отечеством в частях Туземной конной дивизии и воинская дисциплина, присущая сынам Кавказа и их боевым соратникам русским кадровым и пулеметчикам и Донским казакам 8-го дивизиона, нашли справедливую оценку в благодарности, выраженной комкором XII (командир 12-го корпуса генерал Черемисов), который сказал мне: "Я был спокоен за оборону Калуша, когда получил донесение, что кавказцы его защищают".

Получив приказ выдвинуться в направлении реки Збруч, дивизия находилась в пути девять дней, совершая его среди панически отступавших, дезорганизованных пехотных передовых тыловых частей. "В этом хаоти¬ческом отходе. ярко вылилось значение дисциплины в полках Туземной конной дивизии, стройное движение которой вносило успокоение в панические элементы нестроевых и обозов, которым примыкали дезертиры пехоты XII корпуса с позиций", - напишет потом в приказе по дивизий генерал Багратион.

В те дни кавказские полки обеспечивали порядок среди отступавших войск, прикрывали их от ударов со стороны противника, а когда тому удавалось осуществлять атаки и прорываться в тылы русских полков и дивизий, всадники-горцы совместно с еще сохранившими боеспособность воинскими частями вступали в бои с немцами и австрийцами и отбрасывали их.

На ночлеге дивизии, в городке Нижневе, где находился штаб 33-го армейского корпуса, к Багратиону спешно обратился комендант штаба с просьбой дать ему три сотни горцев "для охраны штаба от возможного на него покушения со стороны дезертировавшего с позиции пехотного полка". "Я ответил ему, - скажет в приказе Дмитрий Петрович Багратион, - что одно присутствие здесь кавказцев обуздает преступное намерение дезертиров, а если понадобится, то сотни явятся по тревоге. Моя уверенность в чисто военной репутации доблестных полков дивизии оправдалась, и дезертировавший пехотный полк преступной воли не проявил".

26 сентября 1917 года владикавказская газета "Терский вестник" опубликовала сообщение: "Военный министр приказал сообщить: Туземный корпус возвращается на Кавказ. Временное Правительство счастливо засвидетельствовать, что рожденные в свободе горцы остались верны делу свободы в тяжелые дни минувших испытаний, когда темные силы пытались их обманно использовать для того, чтобы задушить свободу".

Три года находились в Действующей армии всадники и офицеры кавказских полков. И вот теперь, в конце сентября - начале октября 1917 года, эшелоны привозили их в родные края.
..
Ссылки по теме:
"Ингушский этикет" - (Создано: 2013-01-05 21:34:36)
В списках вновь значатся - (Создано: 2012-06-09 21:13:29)
Куркиев Магомет Кутиевич - (Создано: 2012-05-26 22:01:14)
Депортация ингушского народа 1944 года: уроки истории и современность - (Создано: 2012-02-23 11:01:47)
Ахмет Ильясович Озиев. Прерванная песня - (Создано: 2012-01-27 09:28:40)
Памяти патриота Якуба Озиева - (Создано: 2011-12-19 09:20:48)
ГIалгIай мохк – родина мировых мифологий - (Создано: 2011-03-18 19:15:38)
24 июня 1943 года родился ингушский поэт и художник Али Татарович Хашагульгов (скончался в 1999 г.) - (Создано: 2010-06-23 18:58:50)
Вечер, посвященный 85-летию побега Созерко Мальсагова - (Создано: 2010-05-08 17:10:10)
Невольник судьбы - (Создано: 2010-02-20 17:35:33)

http://06region.ru/biblioteka/article/476--lr-

Комментарии (17)

Всего: 17 комментариев
  
#1 | Фокин Сергей »» | 21.12.2013 09:49
  
0
«Первой из войн была та, что произошла в Грузии (08.08.08г.).
Греция предоставит свое войско во власть грядущего избранного Царя.
Россия выдержит еще одну провокацию - нападение со стороны Грузии, и на этот раз уничтожит Грузию полностью»
Афонский Старец Георгий.
#2 | Елена »» | 21.12.2013 18:41
  
0
Моему сыну, а мы живем на Северном Кавказе, а также большинству его друзей и подруг, ваша талантливая и своевременная статья , не понравится и никак не повлияет на взаимную, развивающуюся стремительно вражду. К моему горькому сожалению. спаси Господь милосердный наших детей
  
#3 | Фокин Сергей »» | 21.12.2013 18:55 | ответ на: #2 ( Елена ) »»
  
3
Елена. К сожалению данная статья не моя. Я не так хорошо знаю историю.
Скоро будет сто лет, как была в составе Руссой Армии организована Дикая Дивизия. И ее участие в одном только Брусиловском Прорыве на острие атаки, стоило бы больших почестей и не одной книги исследований! Но мы очень мало знаем о тех событиях. Дьяволы всячески пытались и пытаются замолчать великие дела наших братских народов. И ее славная, хотя и короткая история - пример не только прошлого нашего братства с народами Кавказа, но и, дай БОГ - будущего.
. А она , несомненно наполнена проявлениями братства между русскими и кавказцами. Одна Вторая Мировая чего стоит!
Ваши дети не виноваты в том, что происходит стравливание народов. Виноваты мы - взрослые. Не понимая, что льем ядовитую воду на кровавую мельницу дьявола, мы всячески принижаем наших братьев и возвышаем себя. Одно только страшное слово - "черные", отправило на тот свет и в ад огромное количество внешне вроде бы неплохих людей!
А то, что наше отношение к кавказцам никак не повлияет на отношение к ним наших детей - тут Вы глубоко ошибаетесь. Мой сын, помня, как я хорошо отзывался о горцах - при поездках на Кавказ полностью подтвердил мое состояние. И без сомнения =незримо и негласно оно присутствовало при его путешествии.
Так что, старайтесь привить уважение к достойным уважения горцам. И Ваши труды могут спасти не одну жизнь!

С БОГОМ
#4 | Ольга Ф. »» | 22.12.2013 01:14
  
1
Вопрос очень сложный. Обид на них не счесть. Через обиды уже почти не перешагнуть.
Но статья заставляет посмотреть на себя их глазами: алкоголики, не дружные, трусоватая компьютерная молодежь. А молодые девицы вообще мрак – с сигаретами в зубах, полураздетые и с бутылкой пива идут не стесняясь. Грязный мат.
Хотя хорошей молодежи у нас гораздо больше! И они лучше, чем были мы. Но эта деградирующая шваль мотается по улицам и делает всем нам черную рекламу.
Факт в том, что нас действительно травят друг с другом. И видимо у кавказцев они преуспели больше т.к. агрессии с их стороны гораздо больше. Страну разрушают всеми методами.
Но мы всегда были добрее-мудрее. Давайте включать уже военную хитрость и ответственность друг за друга и страну. Нам нужны союзники, а не враги.
  
#5 | Фокин Сергей »» | 22.12.2013 09:05 | ответ на: #4 ( Ольга Ф. ) »»
  
2
Все военные хитрости сказал и заповедал БОГ через Своих Посланников. Возлюби БОГА и ближнего своего - вот первые и главные "военные хитрости". А возлюби врага - это уже дальше по перечню. Ближние наши - наш православный люд. Ближние наши - живущие рядом с нами и которые никуда не денутся наши братья. Пока в религии - ислам, иудаизм, буддизм... Но не подав им примера - мы не сможем им доказать, что мы истинные слуги БОГА,, а не дьявола. Пока же общинная жизнь у наших соплеменников из , например ислама налажена куда лучше, чем у нас. К великому моему сожалению. И так будет пока мы не поймем, что церковь - не строение, а община.
А что агрессии больше со стороны кавказцев, так это Вы опять же заблуждаетесь. Это простая ошибка человека не наносящего другому оскорбления. От него агрессии "ноль", а со стороны все плюсуется. Вспомните все последние войны, которые мы вели на их территории. И поймете, что могилы многих тысяч погибших мирных, в том числе, жителей не стерло время. А дружба словами не доказывается. На Кавказе дьяволы в сионистско-масонских колдунах завязали кровавый узел уже давно и похоже в ближайшее время собираются его превратить в кровавую бойню. Вот почему разместил пророчество о Грузии. Нас - православных собираются уничтожать нашими же руками. А там и мусульман подключат. И мы, если поведемся на их агидки по поводу "они темнее и злобнее" - сами сотворим себе кавказский ад. Тем более это Вы должны понимать, находясь уже сейчас на линии фронта.
С БОГОМ.
  
#6 | Фокин Сергей »» | 22.12.2013 09:36 | ответ на: #4 ( Ольга Ф. ) »»
  
1
Ольга. Время сжалось и неминуемо приближает нас к катастрофическим событиям. И если люди не успеют организоваться, их ждет катастрофа безвыходная. Если успеют - будет шанс на спасение.
У Вас, на Кавказе есть мощные столпы Православия. Прочитайте6
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_5281_1_53507/#c2
Может женщинам и православным вашего города имеет смысл послать "гонцов2 к этим Старцам, с простым вопросом - Что делать?
С БОГОМ.
#7 | Ольга Ф. »» | 22.12.2013 18:23 | ответ на: #6 ( Фокин Сергей ) »»
  
1
Простите меня Сергей, но предложение скорее к Елене, т.к. я живу в центр. России. Но она вряд ли готова.
Мы, благодаря Вашим статьям и статьям Валентина Сергеевича и Бориса Шварева, едем на следующий год жить в деревню. Спаси Вас Бог.
Там есть инородцы. И у нас был опыт (всякий – и хороший и плохой) совместного проживания с иной верой. Иллюзий нет. Но если мыслить глобально – абсолютно с Вами согласна – пора (вчера) налаживать связи. Что смогу (беседы) сделаю. Но это капля в море. Впрягаться нужно многим, и поумнее меня.
Хотя, вот киваем друг на друга, а что если - никто?
  
#8 | Фокин Сергей »» | 22.12.2013 18:49 | ответ на: #7 ( Ольга Ф. ) »»
  
1
Молодцы. Я так же в центральной. Но смешение национальностей по всей стране большое. Поэтому - одно из главных правил - налаживание отношений с инославными. Они как и Вы - не местные, а поэтому много легче часто бывает весли диалог и сотрудничество с тем, кто менее высокомерен. БОГ Вам в помощь. Если будут вопросы - задавайте.
С БОГОМ.,
  
#9 | Фокин Сергей »» | 23.12.2013 10:12 | ответ на: #8 ( Фокин Сергей ) »»
  
1
И Вы меня простите за небрежность. Но вспомнил, что к данным Старцам на Кавказ ездят целыми делегациями с Центральной России. В частности - из Сергиева Посада!
  
#10 | Фокин Сергей »» | 23.12.2013 10:13 | ответ на: #8 ( Фокин Сергей ) »»
  
1
С БОГОМ.
#11 | Александр »» | 23.12.2013 11:50
  
0
Статья очень хорошая,Сергей.Положительной информации в ней о Кавказе и кавказцах много.И что важно много новой,не избитой.Плохо только что ,,тигр не знает что он дрессирован''.....Дружба основаная на победе в войне-не очень верный поручитель.
Я уважаю кавказцев,даже есть друзья среди них.Но для них в человеке ценны и достойны уважения качества которыми,увы,большинство русских уже не обладают.Это и является источником их пренебрежительного отношения к нам.Об этом справедливо упомянула ОльгаФ.
А пока что,еще раз-увы,мы имеем явное противостояние,где есть ,,свои'' и ,,чужие'' ,и неплохо бы определиться за кого ты.Я не россиянин ,я-русский.И я за своих,какими бы их не считали.
С Богом.
  
#12 | Фокин Сергей »» | 23.12.2013 15:27 | ответ на: #11 ( Александр ) »»
  
2
Очень странные рассуждения.

Дружба основаная на победе в войне-не очень верный поручитель.

А дружба с якутами основана на крепком морозе, а потому "поручитель верный"?

Мы БОГОМ рождены и живем в едином государстве под названием Русь Святая. И в этом государстве живут пока не православные народы. Но которые в духе ищут Истину и по Промыслу станут едины с русским народом и с Православием в Новой Византии - Святой Православной Руси. Промысел БОЖИЙ - высший Поручитель и Основание для Дружбы!

Русские обладают всем чем надо обладать истинно русскому человеку. И смелостью и добротой и великодушием и умом и талантами... и любовью к ближнему своему! Тот, кто считает себя русским. но не имеет в себи любви, дружбы и сострадания к ближним - русским не является. Потому, что "русский" не существительное, а прилагательное, говорящее не о принадлежности , а о качестве. Так что для меня ингуш, обладающий качествами русского - русский, а предатель, трус и нацист, считающий себя русским по паспорту, за мат, светлые волосы, пьяный угар... - "нерусь поганая".
Простите - к Вам это не относится.
У ингушей есть поговорка - "Лучший ингуш - русский". И в этой поговорке все величие данного маленького, но такого мудрого народа.

. А пока что,еще раз-увы,мы имеем явное противостояние,где есть ,,свои'' и ,,чужие'' ,и неплохо бы определиться за кого ты.Я не россиянин ,я-русский.И я за своих,какими бы их не считали

Кто это "мы"? Никаких "мы" и "свои" - не вижу! Кроме нацистских воплей на соответствующих сайтах! Мои - те, кого уже перечислял выше по качествам, а так же Святые, в коих "рускости" я не на капли не сомневаюсь. Но и они всегда были верными братьями и слугами соседних народов, к коим их направлял БОГ.
Тут почти три года бьюсь, что бы найти хоть десяток общинников- христиан. Но вижу лишь стремление к розни и войне.
С таким "позывом" только в аду найдете "своих".
Спаси Вас БОГ от нацистско-дьявольской закваски.
#13 | Александр »» | 24.12.2013 10:02 | ответ на: #12 ( Фокин Сергей ) »»
  
0
Нацистско-дьявольская закваска.Сильное определение.То есть ,любой человек,который определился со своим национальным самосознанием,и считает себя принадлежащим к той или иной нации-достоин этого определения?
А тот кто не видит разницы между нациями и культурами и видит всех в единой глобальной цивилизации-тот,значит,и есть настоящий христианин.
По мне ведь тоже неважно к какой нации относится человек,с которым я общаюсь и в каком мире он живет.Все нации достойны уважения.Но взаимного.Лишь взаимное уважение-основа нормальных отношений.
Ведь если вы входите в дом и видите,что хозяин дома слаб или болен то у вас ведь не возникает чувство вседозволености.И вы не начинаете хозяйничать в чужом доме наводя свои порядки.Что то вас останавливает?
Это-культура поведения,принятая в вашем обществе,в нашем обществе.И она срабатывает везде и всегда.Для русских нет слабых и сильных; больших и маленьких;здоровых и больных.Вера и традиции нашего народа воспитывали уважение к человеку как к венцу творения Божьего.
И когда гость,приезжая говорит тебе,что скоро все твое имение будет его,и закон защищает его неприкосновенность.И когда гость выгоняет тебя с собственной земли,а если не уходишь то убивает тебя и твою семью-что и в этом случае вы будете обниматься и брататься с ним?У них другая культура,и мы для них -неверные. Москва,Ставрополье,Ростовская обл.....Все степные районы прикавказья.Моих родных вынудили продать родовой дом,где выросли восемь казачьих поколений,грозя убить.Власти развели руками,,ничем помочь не можем''.Были б мужики в станице,хоть человек пять-отстояли бы.Да кто на заработки уехал,кого еще раньше выселили,кто просто струсил.
Вы просто не в курсе что там делается. Проедьте-ка да поговорите с местными жителями.Я каждый год там бываю.Знаю о чем говорю.
Ваши розовые иллюзии насчет братства народов быстро рассеются.Только там где приезжим дают физический отпор они ведут себя братски/в вашем вкусе/.И это не разжигание межнациональной розни.Упаси Бог.Но если для их культуры-сила является мерилом жизни,то все кто ею не обладают-рассматриваются как потенциальные жертвы.Ничего не поделаешь,тысячелетия нации кавказа жили только грабежом и войнами.Друг с другом или с сопредельными народами.И похоже что к нам они тоже как завоеватели пришли.Не все конечно.Есть и среди них исключения.Но сдесь не о них.
С Богом.
  
#14 | Фокин Сергей »» | 24.12.2013 20:00 | ответ на: #13 ( Александр ) »»
  
0
У меня нет иллюзий о "братстве народов". А есть собственный опыт жизни рядом и внутри этих народов. И мой опыт просто - "как хочешь, что бы поступали с тобой - так и ты поступай с ближним своим". А потому мой опыт наполнен более благим, чем горестным.
Странно, что говоря до этого, как много у Вас хороших знакомых с Кавказа, чуть позже Вы их определили в "исключение"?
У меня нет ни одного товарища или даже знакомого с Кавказа, а вот знания о Промысле БОГА, в котором все живые народы станут вместе в русскими Единым Народом - есть!
И опыт Вашей семьи и знакомых, и бегства разрозненных и разобщенных людей от собранных в единые общины и тейпы мусульман, полностью подтверждают несостоятельность христиан, как единого организма в лоне одной Церкви. С другой стороны, когда то на такие же обвинения русских в строну прибалтов я посоветовал им поблагодарить тех, кто вовремя вытолкнул их в центральную Россию из грядущего затопления морем крови и реальным океаном. По пророчествам через Кавказ пройдет не только гражданская война, и как теперь уже видно даже здесь - с мощнейшим межнациональным кровопролитием, но и 200 млн китайских солдат, идущих на Иерусалим. И если во главе их и армии России не будет стоять Белый Царь - эта земля станет пустыней.
Так что молитесь за тех, кто Вас изгнал. Но не они наши враги. А те сионистско-масонские дьяволы, кто стравливает народы друг с другом и готовит всеобщую бойню! Отвлекая от разграбления страны - они всячески муссируют темы межнационально розни. Не ведитесь на "кровавого живца". Когда начнется бойня - с крючка ненависти будет потом не слезть.

«На земле вытянут бездну, и «сирки» (бесы) все повылазят и будут в людях, которые не будут ни креститься, ни молиться, а только убивать людей, а убийство первородный грех. «Сиркам» будет интерес: побольше людей прельстить этим грехом. Сам же сатана, выйдя из самой бездны, войдёт в двенадцатилетнего мальчика, который впоследствии и будет антихристом, главным душегубом». Старец Лаврентий Черниговский.


Не знаю ни одного высказывания Старцев или слов Господа о спасении на Страшном Суде националистов, но знаю , что миротворцы получат свое за страдания и оскорбления со стороны вольных или невольных слуг дьявола.
Живите с БОГОМ и мир Вашему дому.
#15 | Александр »» | 25.12.2013 10:17 | ответ на: #14 ( Фокин Сергей ) »»
  
1
Сергей,вы похоже сообщения просматриваете мельком,даже не задумываясь что хочет сказать оппонент.Я вам про то что я русский,вы мне сразу ярлык-националист на нацистско-дьявольской закваске; я вам расказал про трагедию где мои родственники престарелые пострадали причем их на старость лет выгнали на улицу чеченцы-вы мне мол они сами виноваты и еще благодарить их должны.Про вас лично я ни слова не сказал и чувств ваших по моему не задел-вы мне давай плакаться мол за свои страдания от таких как я националистов вас ждет награда на небесах.Желаю вам этой награды от всей души/честное слово/.
Я же не предполагал,что вы такой ранимый.Да и я сам человек спокойный и неагрессивный стараюсь людей не огорчать.Прочитал наши коментарии.У вас ,,волна пошла'' после того как я сказал что я русский а не россиянин.Так я самый что ни на есть русский и есть-по отцу скобарь по матери-архангельский помор.Предков до пятого поколения знаю что с одной что с другой стороны-все крестьяне и рыбаки.Чего же вас взбесило то.
На кавказе не жил,ни среди горцев ни на курортах.Встречался с кавказцами в армии и после.В России и подружился с некоторыми.В институтской группе чеченка была и дагестанец с осетином.Прекрасные ребята.Соседями в подьезде грузинская семья жила.Так вообще душа в душу жили.Но там откуда моя жена -все жестче.Травят и воруют скот угрожают расправой жителям.Местная власть куплена или запугана и пожаловаться некому.Каково это- сниматься семье и без денег ехать куда глаза глядят с детьми, со скарбом.Не с кавказа а с нашей родной земли.Где предки лет триста жили. И вы в чемто обвиняете этих людей?В национализме? В дьявольском? Или меня за то что поделился с вами горем моей семьи?
Я много раз пытался общаться с вами но вы каждый раз все сводите к пророчествам старцев и на любые доводы у вас примерно одни и теже пророчества в разном порядке.Пусть так.Я очень уважаю и старцев и всерьез отношусь к их словам но я многогрешен и не надеюсь спастись при помощи подготовки к апокалипсису и к приходу антихриста.Только Бог ,если простит грехи мои,сможет спасти меня.Если нет-то хоть каким я общинником ни будь и хоть в землю заройся все равно отвечать придется.
  
#16 | Фокин Сергей »» | 30.12.2013 18:28 | ответ на: #15 ( Александр ) »»
  
0
Чего же вас взбесило то.
вы такой ранимый
вы похоже сообщения просматриваете мельком,даже не задумываясь что хочет сказать оппонент
Про вас лично я ни слова не сказал и чувств ваших по моему не задел-вы мне давай плакаться

Вы бывший врач? А значит как никто знаете , что болезнь легче предотвратить, чем лечить? И много раз пытались со мной общаться? О чем? О том, что важно только для Вас?
Я же говорил, что важно для всех людей! И искал и ищу выход из страшного тупика грядущей войны! И в том числе - для Вас!
Но Вы снова и снова переводили и переводите разговор на вражду. В ваших словах много правды. Но они "лживы" по своей сути совращения людей на агрессию. Прочитайте все свои комментарии!
"Травят и воруют скот угрожают расправой жителям".

Не привожу никаких пророчеств.
Итак все ясно.
Спаси Вас БОГ.
  
#17 | Фокин Сергей »» | 18.06.2014 18:55
  
0
Горцы на фронтах Первой мировой войны и в революционных событиях 1917 г.
Алексей Безугольный, кандидат исторических наук
20.12.2013

Кавказская туземная конная дивизия, более известная в истории как «Дикая» дивизия была сформирована на основании высочайшего указа 23 августа 1914 г. на территории Северного Кавказа и укомплектована добровольцами-горцами. Дивизия включала в себя шесть полков четырехсотенного состава: Кабардинский, 2-й Дагестанский, Чеченский, Татарский (из жителей Азербайджана), Черкесский и Ингушский.

Но сначала – немного предыстории. Широкое привлечение коренного населения Северного Кавказа на русскую военную службу, прежде всего в милиционные формирования, началось в 1820 – 1830-гг. XIX в., в разгар Кавказской войны, когда определился ее специфический затяжной, партизанский характер и царское правительство поставило перед собой задачу: с одной стороны «иметь все сии народы в своей зависимости и учинить полезными государству», т.е. способствовать политической и культурной интеграции горцев в российское общество, а с другой сэкономить на содержании регулярных частей из России. Горцы из числа «охотников» (т.е. добровольцев) привлекались в постоянную милицию (фактически строевые части, содержавшиеся на казарменном положении) и временную - «для наступательных военных действий в отрядах с регулярными войсками или для обороны края в случае опасности от неприязненных народов». Временная милиция использовалась исключительно на театре Кавказской войны.

Однако, вплоть до 1917 г., царское правительство так и не решилось привлекать горцев к военной службе массово, на основе обязательной воинской повинности. Таковая заменялась им денежным налогом, каковой из поколения в поколение стал восприниматься местным населением как некая привилегия. До начала широкомасштабной Первой мировой войны русская армия вполне обходилась и без горцев. Единственная попытка провести мобилизацию среди горцев Северного Кавказа в 1915 г., в разгар кровопролитной войны, завершилась едва начавшись: одни лишь слухи о предстоящем мероприятии вызвали сильное брожение в горской среде и заставили отложить эту идею. Десятки тысяч горцев военнообязанного возраста оставались вне развернувшегося мирового противостояния.

Однако горцы, желавшие добровольно вступить в ряды русской армии, зачислялись в созданную в самом начале Первой мировой войны Кавказскую туземную конную дивизию, более известную в истории под наименованием «Дикая».
Туземную дивизию возглавил родной брат императора великий князь Михаил Александрович, хоть и находившийся в политической опале, но весьма популярный, как в народе, так и среди аристократии. Поэтому служба в рядах дивизии сразу стала привлекательной для представителей высшей российской знати, занявшей большинство командных постов в дивизии. Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, горские султаны: Бекович-Черкасский, Хагандоков, ханы Эриванские, ханы Шамхалы-Тарковские, польский князь Радзивилл, представители старинных русских фамилий князья Гагарин, Святополк-Мирский, графы Келлер, Воронцов-Дашков, Толстой, Лодыженский, Половцев, Старосельский; принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель, персидский принц Фазула Мирза Каджар и другие.

Особенности формирования соединения и менталитет его личного состава оказали значительное влияние на дисциплинарную практику в частях и морально-психологическое состояние всадников (именно так назывались рядовые бойцы дивизии).

В национальных полках поддерживалась иерархическая структура, сходная со структурой большой позднеродовой семьи, свойственной всем горским народам. Многие всадники были близкими или дальними родственниками. По свидетельству молодого офицера Ингушского полка А.П. Маркова, представители ингушской семьи Мальсаговых в этом полку были «столь многочисленны, что при сформировании полка на Кавказе был даже проект создать из представителей этой фамилии отдельную сотню». Нередко в полках можно было встретить представителей нескольких поколений одной семьи. Известен случай, когда в 1914 г. ушел на войну со своим отцом двеннадцатилетний подросток Абубакар Джургаев.

Вообще число желающих служить в дивизии всегда превышало штатные возможности полков. Несомненно, родство многих всадников способствовало укреплению дисциплины в полку. Некоторые иногда «отлучались» на Кавказ, но с обязательной заменой себя братом, племянником и проч.

Внутренний распорядок в дивизии значительно отличался от распорядка кадровых частей русской армии, поддерживались традиционные для горских обществ отношения. Здесь не существовало обращения на «вы», офицеров не почитали за господ, уважение всадников они должны был заслужить храбростью на поле боя. Честь отдавалась только офицерам своего полка, реже – дивизии, из-за чего нередко случались «истории».

С декабря 1914 г. дивизия находилась на Юго-Западном фронте и хорошо зарекомендовала себя в боях против австро-венгерской армии, о чем регулярно сообщалось в приказах вышестоящего начальства. Уже в первых, декабрьских боях отличилась 2-я бригада дивизии в составе Татарского и Чеченского полков, контратаковавшая проникшие в тыл части противника в районе деревни Верховина-Быстра и высоты 1251. Бригада по плохим дорогам и глубокому снегу обошла австрийцев с тылу и нанесла сокрушительный удар противнику, взяв в плен 9 офицеров и 458 рядовых. За умелое командование полковник К.Н. Хагандоков был представлен к чину генерал-майора, а многие всадники получили свои первые боевые награды – «солдатские» Георгиевские кресты.

Вскоре погиб один из главных героев этого боя – командир Чеченского полка полковник князь А.С. Святополк-Мирский. Он пал в бою 15 февраля 1915 г., когда лично руководил действиями своего полка в бою и получил три ранения, два из которых оказались смертельными.

Один из самых успешных своих боев части дивизии провели 10 сентября 1915 г. В этот день сотни Кабардинского и 2-го Кабардинского полков скрытно сосредоточились у деревни Кульчицы с целью содействовать наступлению соседнего пехотного полка в направлении высоты 392, фольварка Михал-поле и села Петликовце-Нове на левом бере¬гу реки Стрыпи. Хотя задачей конницы стояла лишь разведка позиций противника, руководивший конной группой командир Кабардинского полка князь Ф.Н. Бекович-Черкасский взял инициативу на себя и, воспользовавшись удобным случаем, нанес сокрушительный удар по основным по¬зициям 9-го и 10-го гонвендных полков у села Зарвыница, взяв в плен 17 офицеров, 276 солдат-мадьяр, 3 пулемета, 4 те¬лефона. При этом он имел лишь 196 всадников кабардинцев и дагестанцев и потерял в бою двух офицеров, 16 всадников и 48 лошадей убитыми и ранеными. Отметим, что доблесть и геройство в этом бою проявил мулла Кабар¬динского полка Алихан Шогенов, который, как говорилось в наградном листе, «в бою 10 сен¬тября 1915 г. у дер. Доброполе под сильнейшим пулемет¬ным и ружейным огнем сопровождал наступавшие части полка, своим присутствием и речами повлиял на всадников-магометан, проявивших в этом бою необыкно¬венную храбрость и взявших в плен 300 венгерских пе¬хотинцев».

«Дикая дивизия» принимала участие и в знаменитом Брусиловском прорыве летом 1916 г., правда, не сумела там серьезно отличиться. Причиной тому стала общая установка командования 9-й армией на использование кавалерии в виде армейского резерва, а не в качестве эшелона развития успеха, вследствие чего вся армейская конница была рассеяна побригадно по фронту и существенного влияния на ход боев не оказала. Тем не менее, в целом ряде боев горские всадники дивизии сумели отличиться. Например, еще до начала общего наступления они поспособствовали форсированию разделявшей противостоящие стороны реку Днестр. В ночь на 30 мая 1916 г. есаул Чеченского полка князь Дадиани с полусотней своей 4-й сотни переправился вплавь через реку у селения Ивание под ожесточенным ружейным и пулеметным огнем противника, захватил плацдарм. Это дало возможность переправиться на правый берег Днестра Чеченскому, Черкесскому, Ингушскому, Татарскому полкам, а также Заамурскому полку 1-й конной дивизии.

Подвиг чеченцев, первыми из русских войск переправившихся на правый берег Днестра, не прошел мимо высочайшего внимания: император Николай II наградил всех 60 всадников-чеченцев, участвовавших в переправе Георгиевскими крестами разных степеней.


Как видно, стремительные кавалерийские броски нередко приносили всадникам Туземной дивизии немалую добычу в виде пленников. Нельзя не сказать, что с пленными австрийцами горцы нередко расправлялись изуверским способом – рубили им головы. В отчетном докладе начальника штаба дивизии в октябре 1916 г. сообщалось: «Мало врагов было взято в плен, но много зарублено». Свою растерянность и бессилие перед отчаянной горской атакой через всю жизнь пронес лидер Югославии маршал Иосип Броз Тито, которому повезло – в 1915 г., будучи солдатом австро-венгерской армии, он не был изрублен «черкесами», а лишь был взят в плен: «Мы стойко отражали атаки пехоты, наступавшей на нас по всему фронту, - вспоминал он, - но неожиданно правый фланг дрогнул и в образовавшуюся брешь хлынула кавалерия черкесов, уроженцев азиатской части России. Не успели мы прийти в себя, как они вихрем пронеслись через наши позиции, спешились и ринулись в наши окопы с пиками наперевес. Один черкес с двухметровой пикой налетел на меня, но у меня была винтовка со штыком, к тому же я был хорошим фехтовальщиком и отбил его атаку. Но, отражая нападение первого черкеса, вдруг почувствовал ужасный удар в спину. Я обернулся и увидел искаженное лицо другого черкеса и огромные черные глаза под густыми бровями». Этот черкес вогнал будущему маршалу пику под левую лопатку.

Среди всадников обычным делом были грабежи как в отношении пленных, так и в отношении местного населения, которое они тоже считали покоренным врагом. В силу национально-исторических особенностей грабеж во время войны считался среди всадников воинской доблестью, и его жертвами очень часто становились мирные галицийские крестьяне. Прятавшихся при появлении полков местных жителей, всадники «провожали пристальными и неприветливыми взглядами, как явно ускользающую от них добычу». Начальнику дивизии непрерывно поступали жалобы «на насилия, чинимые нижними чинами дивизии». В конце 1915 г. обыск в еврейском местечке Улашковицы вылился в массовые погромы, грабежи и изнасилования местного населения.

Справедливости ради надо сказать, что по мере возможности в полках поддерживалась строгая дисциплина. Самым суровым наказанием для всадников было исключение из списков полка «за неисправимо дурное поведение» и «водворение» провинившихся по месту их жительства. В родных аулах объявлялось об их позорном изгнании из полка. В то же время для всадников оказались совершенно неприемлемы формы наказания, применявшиеся в русской армии. Известен, например, случай, когда один татарский (азербайджанский) всадник застрелился сразу же после попытки его публичной порки, даже не смотря на то, что порка была отменена.

Средневековая, по сути, манера ведения войны горцами способствовала формированию весьма своеобразного, как сейчас сказали бы, имиджа дивизии. В сознании местного населения даже сформировался стереотип, в соответствии с которым любой грабитель и насильник обозначался термином «черкес», хотя кавказскую форму носили и казаки.

Преодолеть это предубеждение офицерам дивизии было очень сложно, напротив, слава о необычно диком, жестоком и храбром войске всячески культивировалось и распространялась журналистами.

Материалы о туземной дивизии часто пояалялись на страницах разного рода иллюстрированных литературных изданий – «Нива», «Летопись войны», «Новое время», «Война» и многих других. Журналисты всячески подчеркивали экзотический облик ее воинов, описывали тот ужас, который вселяли кавказские всадники в неприятеля – разноплеменное и плохо мотивированное австрийское войско.

Боевые товарищи, плечом к плечу сражавшиеся с горскими всадниками, сохранили о них самые яркие впечатления. Как отмечала в феврале 1916 г. газета «Терские ведомости», всадники поражают всякого, первый раз сталкивающегося с ними. «Их своеобразные взгляды на войну, их легендарная храбрость, доходящая до чисто легендарных пределов, и весь колорит этой своеобразной воинской части, состоящей из представителей всех народов Кавказа, не могут быть никогда забыты».
За годы войны через ряды «Дикой» дивизии прошло около 7000 горцев. Известно, что к марту 1916 г. дивизия потеряла убитыми и умершими от ран 23 офицера, 260 всадников и нижних чинов. Ранеными числились 144 офицера и 1438 всадников. Многие всадники могли гордиться не одной георгиевской наградой. Любопытно отметить, что для инородцев в Российской империи был предусмотрен крест с изображением не Святого Георгия – защитника христиан, а с государственным гербом. Всадники очень возмущались тем, что им вручают «птичку» вместо «джигита» и, в конце концов, добились своего.

А вскоре «Дикой дивизии» выпала своя роль в великой русской драме – революционных событиях 1917 г.
После летнего 1916 г. наступления дивизия была занята позиционными боями и разведкой, а с января 1917 г. находилась на спокойном участке фронта и в боевых действиях больше участия не принимала. Вскоре она была выведена на отдых и война для нее закончилась.

Материалы осмотров полков в феврале 1917 г. показали, что соединение вышло на отдых в полном порядке, представляя собой крепкую боевую единицу. В этот период командование дивизии (начальник Н.И. Багратитон, начальник штаба П.А. Половцев) вынашивали даже планы развертывания дивизии в Туземный корпус, имея ввиду присоединение к ней других имевшихся в русской армии мусульманских кавалерийских частей – 1-го Дагестанского, Осетинского, Крымско-Татарского и Туркменского полков. Багратион и Половцев ездили с этим предложением в Ставку, доказывая, что «горцы такой чудный боевой материал» и даже склонили к этому решению императора, однако не нашли поддержки у Главного штаба.

Февральскую революцию всадники «Дикой» дивизии встретили с растерянностью. После Николая II от престола отрекся недавний начальник дивизии великий князь Михаил Александрович.

По наблюдениям современников, «всадники, с присущей горцам Кавказа мудростью, ко всем «достижениям революции» отнеслись с угрюмым недоверием».

«Тщетно пытались полковые и сотенные командиры втолковать своим «туземцам», что такое случилось… «Туземцы» многого не понимали и, прежде всего, не понимали, как это можно быть «без царя». Слова «Временное правительство» ничего не говорили этим лихим наездникам с Кавказа и решительно никаких образов не будили в их восточном воображении». Революционные новообразования в виде дивизионных, полковых и проч. комитетов затронули и Туземную дивизию. Однако здесь в их «устройстве» самое деятельное участие принял старший командный состав полков и дивизии, а дивизионный комитет возглавил командир Черкесского полка Султан Крым-Гирей. В дивизии сохранилось чинопочитание. Самым революционным очагом в дивизии стала команда матросов-пулеметчиков Балтийского флота, приписанная к соединению еще до революции. В сравнении с ними «туземцы выглядели гораздо тактичнее и сдержаннее». Так что, уже в начале апреля П.А. Половцев мог с облегчением объявить, что в его родной Татарский полк «выходит из горнила революции в полном порядке». Аналогичная ситуация была и в других полках. Историк О.Л Опрышко объясняет сохранение дисциплины в дивизии особой атмосферой, не характерной для прочих частей русской армии: добровольным характером службы и кровными и земляческими узами, которые скрепляли воинский коллектив.

В марте-апреле дивизия даже усилила свой состав за счет прибытия Осетинской пешей бригады (3 батальона и 3 пеших сотни), сформированной в конце 1916 г. и полка «кадра запаса» - запасной части дивизии, дислоцировавшейся прежде на Северном Кавказе. В преддверии июньского 1917 г. наступления войск Юго-Западного фронта дивизии устроил смотр недавно принявший 8-ю армию генерал Л.Г. Корнилов. Армия, по его собственным словам, находилась «в состоянии почти полного разложения… Многие генералы и значительная часть командиров полков под давлением комитетов были удалены от занимаемых ими должностей. За исключением немногих частей, братание процветало…». «Дикая дивизия» оказалась среди частей, сохранивших воинский вид. Произведя 12 июня смотр дивизии, Корнилов признался, что был счастлив видеть ее «в таком изумительном порядке». Багратиону он сообщил, что «наконец дышал военным воздухом». В начавшемся 25 июня наступлении 8-я армия действовала вполне успешно, однако операция Юго-Западного фронта провалилась после первых контрударов немецких и австрийских войск. Началось паническое отступление, подгоняемое пораженческой агитацией большевистских агитаторов, вначале частей 11-й армии, а затем и всего Юго-Западного фронта. Только что прибывший на фронт генерал П.Н. Врангель наблюдал как «"демократизированная армия", не желая проливать кровь свою для "спасения завоеваний революции", бежала, как стадо баранов. Лишенные власти начальники бессильны были остановить эту толпу». «Дикая дивизия» по личной просьбе генерала Корнилова прикрывала отход русских войск и участвовала в контратаках.

Генерал Багратион отмечал: «В этом хаотическом отходе… ярко выявилось значение дисциплины в полках Туземной конной дивизии, стройное движение которой вносило успокоение в панические элементы нестроевых и обозов, к которым примыкали дезертиры пехоты XII корпуса с позиций».

Нетипичная для того времени организованность дивизии уже давно снискала ей славу «контрреволюционной», что в равной мере беспокоило и Временное правительство, и советскую власть. Во время отступления войск Юго-Западного фронта этот образ укрепился благодаря тому, что сотни дивизии брали на себя охрану штабов от возможных покушений дезертиров. По словам Багратиона, «одно присутствие… кавказцев обуздает преступное намерение дезертиров, а если понадобится, то сотни явятся по тревоге».

В июле – августе положение на фронте быстро ухудшалось. Вслед за разгромом Юго-Западного фронта без сопротивления была оставлена Рига и начали беспорядочное отступление части Северного фронта. Над Петроградом нависла реальная угроза захвата врагом. Правительство приняло решение о формировании Особой Петроградской армии. В офицерско-генеральских и правых кругах российского общества зрело убеждение, что восстановить порядок в армии и стране и остановить противника невозможно, не ликвидировав Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Лидером этого движения стал верховный главнокомандующий российской армией генерал Корнилов. Действуя в тесной связи с представителями Временного правительства и с их согласия (верховный комиссар при Ставке М. М. Филоненко и главноуправляющий военного министерства Б. В. Савинков), Корнилов в конце августа приступил к сосредоточению войск в окрестностях Петрограда по просьбе самого Керенского, опасавшегося выступления большевиков. Ближайшей его целью являлся разгон Петросовета (а, в случае сопротивления, и Временного правительства), объявление временной диктатуры и осадного положения в столице.

Не без оснований опасаясь своего смещения, 27 августа А.Ф. Керенский отстранил Корнилова от должности верховного главнокомандующего, после чего последний своим войскам двигаться на Петроград. Днем 28 августа в Ставке в Могилеве господствовало бодрое и уверенное настроение. Прибывшему сюда генералу Краснову сказали: «Никто Керенского защищать не будет. Это прогулка. Все подготовлено». Сами защитники столицы позднее признавали: «Поведение войск Петрограда было ниже какой-либо критики, и революция под Петроградом в случае столкновения нашла бы таких же защитников, как и отечество под Тарнополем» (имелся ввиду июльский разгром Юго-Западного фронта).

В качестве ударной силы Корнилов выбрал 3-й конный корпус казаков под командованием генерал-лейтенанта А.М. Крымова и Туземную дивизию, «как части, способные устоять от разлагающего влияния Петроградского Совета…». Еще 10 августа по приказу нового Верховного Главнокомандующего генерала от инфантерии Л.Г. Корнилова «Дикая дивизия» начала переброску на Северный фронт, в район станции Дно.

Характерно, что слухи о переброске дивизии в Петроград для «наведения порядка», носились уже давно, и ее офицерам приходилось периодически выступать в прессе с опровержениями.

По данным А.П. Маркова, переброска дивизии в Петроград планировалась еще в декабре 1916 г. – царское правительство рассчитывало ею «укрепить гарнизон» столицы, не полагаясь более на распропагандированные запасные пехотные части. По утверждению первого историографа дивизии Н.Н. Брешко-Брешковского реакционные и монархические настроения преобладали в офицерской среде. В уста главного героя своего романа-хроники он вкладывает такое характерное восклицание: «Кто может оказать нам сопротивление? Кто? Эти разложившиеся банды трусов, не бывавших в огне…? Только бы нам дойти, физически дойти до Петрограда, а уж успех вне всяких сомнений!... Встанут все военные училища, встанет все лучшее, все то, что жаждет только сигнала к освобождению от шайки международных преступников, засевших в Смольном!...»

Приказом генерала Корнилова от 21 августа дивизия развертывалась в Кавказский туземный конный корпус – решение весьма спорное (на тот момент в составе дивизии насчитывалось лишь 1350 шашек при большой нехватке оружия) и несвоевременное ввиду предстоявших перед ним задач. Корпус должен был состоять из двух дивизий двухбригадного состава. Пользуясь своими полномочиями главнокомандующего всеми вооруженными силами, Корнилов перебрасывал для этих целей из других соединений 1-й Дагестанский и Осетинский конные полки с развертыванием последнего в два полка. Начальником корпуса был назначен генерал Багратион. 1-ю дивизию возглавил генерал-майор А. В. Гагарин, 2-ю – генерал-лейтенант Хоранов.

26 августа генерал Корнилов, находясь в могилевской Ставке, приказал войскам выступить на Петроград. Туземный корпус к этому времени еще не закончил сосредоточение на станции Дно, поэтому на Петроград двинулись лишь отдельные его части (полностью Ингушский полк и три эшелона Черкесского).

Временное правительство предприняло экстренные меры для задержания двигавшихся с юга эшелонов. Во многих местах были разрушены железнодорожные пути и телеграфные линии, организованы заторы на станциях и перегонах и порча паровозов.

Замешательство, вызванное 28 августа задержкой в движении, использовали многочисленные агитаторы.
Части «Дикой дивизии» не имели связи ни с руководителем операции генералом Крымовым, застрявшим на ст. Луга, ни с начальником дивизии Багратионом, так и не выдвинувшимся со своим штабом со ст. Дно. Утром 29 августа к командиру Черкесского полка полковнику Султану Крым-Гирею прибыла делегация агитаторов ВЦИК и исполкома Всероссийского мусульманского совета из числа уроженцев Кавказа – его председатель Ахмет Цаликов, Айтек Намитоков и др. Мусульманские политики твердо стояли на стороне правительства, поскольку в корниловском выступлении усмотрели угрозу реставрации монархии и, следовательно, опасность национальному движению на Северном Кавказе. Они призвали земляков ни в коем случае не вмешиваться «во внутренние раздоры России». Аудитория, представшая перед делегатами, делилась на две части: русские офицеры (а они составляли подавляющее большинство командного состава в туземных эшелонах) поголовно стояли за Корнилова, а мусульманские всадники, по ощущениям выступавших, совершенно не понимали смысла разыгравшихся событий. По свидетельствам участников делегации, младшие офицеры и всадники находились «в полном неведении» относительно целей своего движения и «были сильно удручены и подавлены той ролью, которую им хочет навязать генерал Корнилов».

В полках дивизии началось замешательство. Доминирующим настроением всадников было нежелание вмешиваться в междоусобную борьбу и воевать против русских.

Полковник Султан Крым-Гирей взял инициативу переговоров на себя, находясь, по существу, в одиночестве среди прокорниловски настроенных офицеров. В первый день переговоров 29 августа им удалось взять верх и начальник эшелона князь Гагарин заставил делегацию удалиться. Он планировал походным порядком к исходу дня достичь Царского Села.

Ключевое значение имели переговоры утром 30 августа на станции Вырица, в которых участвовали генерал Багратион, мусульманские представители, депутаты Петросовета, члены полковых и дивизионных комитетов, командиры полков, многие офицеры. Из Владикавказа пришла телеграмма ЦК Союза объединенных горцев Кавказа, запрещавшего «под страхом проклятия ваших матерей и детей принимать участие во внутренней войне, учиняемой с неизвестными нам вам целями».

Было принято решение ни в коем случае не участвовать в походе «против русских» и избрана делегация к Керенскому, состоявшая из 68 человек во главе с полковником Султаном Крым-Гиреем. 1 сентября делегация была принята Временным правительством и заверила последнее в своем полном подчинении. Багратион, слывший безвольным начальником, занял пассивную позицию в происходивших событиях, предпочтя плыть по течению.

Он был смещен правительством, так же как Гагарин и начальник штаба корпуса В. Гатовский. Корпусу была обещана немедленная отправка на Кавказ на отдых и доукомплектование. В командование («как демократ») вступил бывший начальник штаба Туземной дивизии генерал-лейтенант Половцев, уже успевший побывать в должности командующего войсками Петроградского военного округа.

Полки Туземной дивизии отказались участвовать в мятеже, однако и большевистская пропаганда в ней не пустила глубоких корней.

В сентябре 1917 г. ряд офицеров полка выступили в прессе, а также на 2-м Общегорском съезде во Владикавказе с заявлением о том, что до конца не знали целей своего движения на Петербург.

В условиях, когда гражданская война была уже близка, мотив межнационального столкновения, связанный с использованием в выступлении Корнилова Туземной дивизии особенно смущал участников конфликта, стал жупелом, придававшим надвигающимся событиям зловещий оттенок. В среде заговорщиков было распространено мнение, обывательское в своей основе, что «кавказским горцам все равно кого резать». Б.В. Савинков (по просьбе Керенского) еще до разрыва правительства с Корниловым 24 августа просил его заменить Кавказскую дивизию регулярной кавалерией, так как «неловко поручать утверждение русской свободы кавказским горцам». Керенский в публичном приказе от 28 августа персонифицировал силы реакции в лице именно «Дикой дивизии»: «Он (Корнилов – А. Б.) говорит, что стоит за свободу, [а] посылает на Петроград туземную дивизию». Три остальных конных дивизии генерала Крымова им не были упомянуты. Петроград, по выражению историка Г.З. Иоффе, от этой вести «оцепенел», не зная чего ожидать от «горских головорезов».

Мусульманские переговорщики, агитировавшие в полках 28 – 31 августа, против своей воли вынуждены были эксплуатировать национально-исламскую тематику, чтобы вбить клин между рядовыми горцам и реакционно настроенным офицерством, в значительной мере инородном всадникам. По словам А. П. Маркова Ингушский полк вынуждены были покинуть грузины, Кабардинский – осетины. В Татарском полку также сложилась «несимпатичная обстановка»: распространились панисламистские тенденции. Очевидно, здесь находилась та болевая точка, нажатие на которую быстро деморализовало кавказских конников. Для сравнения можно напомнить, что социалистическая пропаганда радикально настроенных моряков пулеметной команды после Февральской революции не оказывала на всадников почти никакого влияния.

Принявший корпус в первых числах сентября генерал Половцев застал на станции Дно картину нетерпеливого ожидания: «Настроение такое, что если не дадут эшелоны, то всадники пойдут походным порядком через всю Россию и она этот поход не скоро забудет».

В октябре 1917 г. части Кавказского Туземного конного корпуса прибыли на Северный Кавказ в районы их формирования и волей-неволей стали участниками революционного процесса и Гражданской войны в регионе.

http://weapon.boltai.com/topics/43325051292/Dikaya-diviziya--Gortsyi-na-frontah-Pervoy-mirovoy-voynyi?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43479540461&bpid=43479540461
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites