Язык наш - поводырь наш в рай или в ад

Язык наш - поводырь наш в рай или в ад

Язык наш - поводырь наш в рай или в ад

Мiрское языкознание давно утратило живую связь со Словом Бога. Все заботы теперь лишь о внешнем: научить грамотно читать, писать, говорить. Потому у нас и нет цельного представления о родном языке.

Эта книга на основе евангельской антропологии, синтеза законов словесной природы и последних открытий психолингвистики впервые дает ясность — кто, как и от чьего имени озвучивает человека. Вот неожиданная кибераналогия: родной язык — пользователь, а сам человек — его компьютер. Вначале язык, слово правды, потом — человек, а не наоборот. Ибо — В начале было Слово...

Небывалое уничтожение веры нашего народа происходит сегодня чрез помрачение первородной чистоты языка — живой связи со Словом. Информационная война довершает этот процесс. Землю людей дьявол уже опутал мировой паутиной: связь с Жизнью на планете он спешит подменить связью с собой — ловцом и убийцей человеков.

Статьи выдающихся русских мыслителей в защиту родного языка и отечественного воспитания — президента Российской Академии наук А.С. Шишкова, К.П. Победоносцева, С.А. Рачинского публикуются впервые.

Воззвание А.С. Шишкова О любви к Отечеству — это памятник, равных которому по силе слова, красоте языка и своевременности мыслей нет в нашей истории.

***

Владыки — и те исчезали
мгновенно и наверняка,
когда невзначай посягали
на русскую суть языка.
Ярослав Смеляков

Меня одна баба в глуши, в захолустье, на просёлочной дороге, хозяйка постоялого дворика, вдруг спрашивает: "Батюшка, скажи ты мне, а как нас там за границей-то теперь порешили, не слыхать ли чего?" Подивился я тогда на эту бабу.
Ф.М. Достоевский

Вся тайна русского порядка и преуспеяния наверху, в лице Верховной власти. Где Вы себя распустите, там распустится и вся земля. Ваш труд всех подвигнет на дело, Ваше ослабление и роскошь зальет всю землю послаблением и роскошью — вот что значит тот союз с землею, в котором Вы родились, и та власть, которая Вам суждена от Бога.
К.П. Победоносцев — будущему Императору Александру III

Издание Международного фонда Славянской письменности и культуры. Издательство Л.С.Яковлевой, Санкт-Петербург, 2001. Тираж 980 экз.
Посвещается святой Матери Церкви, нашему великому народу, девам, женам и матерям русским.


Содержание

Предисловие
Почему возникла эта книга о языке как о древе жизни — от земли до небес?
Кто у нас сейчас заботится о чистоте русского языка. По страницам центральных газет
Георгий Емельяненко. РОДНОЙ ЯЗЫК — ЦАРЬ В ГОЛОВЕ
Наши древнейшие имена и могучие корни славянские
А.С.Шишков. Дар слова
Свобода слова и деспотизм печати
Последний крик младенца
Языки не умирают...
Так язык мой — враг мой? или спаситель?
Для чего создан человек?
Жизнь человека — это испытания по формуле один
Адам был живым языком Божьим
Ева и язык искусителя
Девство как фундамент родного языка
Мать — родина языка
Рождение слова младенца
Родной язык — духовная пуповина
Плоть говорящая
Как ПЛОТЬ совратила УМ и привела в этот мiр полного безумия
В чем суть неоязычества
Человек и Вселенная имеют одно наречие
Программный язык управления мозгом, народом, цивилизацией
Душа, вера и язык
Как человеческий МОЗГ превратился в самоубийцу
Тайное языкознание на Западе
Ф.М.Достоевский. Сон смешного человека о потерянном рае
Ф.М.Достоевский. Как развращали и губили русский народ Европой
Как бесы в великий язык вошли...
...И зачем вселились они в наш русский дом?
Церковно-славянский — язык богослужения до скончания века.
Адмирал А.С.Шишков — патриарх русской словесности
О любви к Отечеству
Язык подобен древу. История родного слова
Словесное млеко Дома Романовых
О первоначалии, единстве и разности языков
Превосходство нашего языка над другими
О нашей азбуке
Чтение чужих книг отнимет у нас собственный огонь наш и душу. Рассуждение о старом и новом слоге российского языка
О красноречии Священных Писаний
Славенский и русский язык — един
Красоты мыслей никогда не стареют. Народная мудрость сквозь века
О переводе слов с одного языка на другой
Жить своим умом. Любителям чужой словесности
Как молния, сверкал и поражал, как гром...
Россия никому не страшна, но и никого не страшится. А.С. Шишков — герой войны 1812 года
Что ждет врагов русского народа
Русские законы требуют русских мыслей и выражений
Государственная забота о языке
О словаре. Корни слов возвращаются в язык, и расцветает древо жизни…
О цензуре или когда темнеет просвещение
Где не щадится Сын Божий, там и царь не пощадится. Адмирал Шишков и библейские общества
МЫСЛИ ПРОСТОГО РУССКОГО НАРОДА о том, КАКОЕ ЕМУ НУЖНО УЧЕНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ
А.Пономарев. Народ и язык неразделимы, как тело и душа
Мысли простого русского народа о том, какое ему нужно учение и просвещение
К.П.Победоносцев. Слово — великая таинственная сила, и сила эта, как все великое, зреет в молчании
К.П.Победоносцев. Реформа языка — революция в Церкви
И.С.Аксаков. Настоящее гонение на язык Церкви из-за подлого стыда перед Западом
С.А.Рачинский. Какой должна быть начальная школа в России?
В.Сиповский. О развитии дара слова у детей
Н.Плевицкая. У земли и душа чище, и тело крепче...
В.Журавлев. Всюду лезут импортные слова...
Как нас опускают на дно. По страницам газет

ПОЧЕМУ ВОЗНИКЛА ЭТА КНИГА О ЯЗЫКЕ КАК О ДРЕВЕ ЖИЗНИ — ОТ ЗЕМЛИ ДО НЕБЕС?

Книги, как и писатели их, несовершенны. Сочинитель и примечатель на него, оба могут погрешать. От взаимных возражений и доказательств проистекает польза языка и просвещение народное. Правда не боится суда.
Адмирал А.С. Шишков

Корни древа нашего языка от матушки земли произрастают, а ветви и крона от Солнца Правды — Христа — листвой словесной покрываются. И быть может, почти засохший дуб Мамврийский, под сенью которого состоялся когда-то разговор ветхого человека с Богом, сегодня символизирует позорную безсловесность пред Ним нового человека? Так и есть: корни отсекли асфальтобетоном и языки умолкли, тела народов испустили дух, а глаза им ослепили и ум помрачили просвещением от лукавого. Всеобщее богоотпадение (апостасия) подходит к концу.

Религия означает связь человека с Богом; связь эта и является языком. Посему вся история людей — это история богообщения. Творец всеял в нас веру, чтоб искали связь с Ним — для обращения, общения и спасения. Но поскольку Он даровал и свободу воли, то каждый мог выбирать и кого угодно, например, всякую демтварь вместо Творца. И первый золотой миллиард биороботов уже собран в экуменическое стадо на поклон своему убийце. Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет.

В минувшем веке наука сделала ряд важных открытий, которые весьма дополнили представление о столь сложном явлении, как язык. Но правды о них мы не прочтем и не найдем нигде, поскольку все научные исследования в области языка и мозга — это герметическое знание для посвященных (они-то знают, что нет ничего важнее языка-связи). Потому эти просветители мiра сего давно уже отформатировали мозги и обрезали языки высокоразвитым народам. А что болтают до сих пор всякое, так это лишь плоть говорящая озвучивает сама себя — без всяких помех совести и стыда.
Кибернетика, например, подсказала, что мыслительный микрокосм во главе с мозгом человека — гениальнейший псибиокомпьютер, с которым по сложности не сравнится ничто и никогда. Но она же и объяснила, как человека уже превратили в информжвачку и включили... в интерснедь.

Некоторые исследования помогли сделать важное открытие: в Раю, оказывается, вначале было слово лжи — змея, поразившее прежде язык прародителей. Далее логическая череда событий: обновленный язык повредил ум людей и они вкусили плоды, слукавили и были изгнаны на землю. Заметим, началось все с повреждения чистоты родного языка ложью врага.

Та же череда событий подходит к концу и на земле: язык лжи лишил высокоразвитых ума, все плоды земные они вкусили и доедают последние, а пока суд да дело, лукавый пользователь играет с ними в киберлюбовь — нас же торопливо информирует, зомбирует и опускает...

Гибель вымышляет язык твой; как изощренная бритва, он у тебя, коварный! Ты любишь больше зло, нежели добро, ложь, нежели говорить правду: за то Бог сокрушит тебя вконец и исторгнет тебя из жилища твоего и корень твой из земли живых. (Пс. 51, 4-7).

Лукавый завершает искушение людей — от Рая до ада: налаживает интеряз-связь всех с собой, обрывая связь с Богом.

Мечты вечного космополита сбылись. Вселенское интеробщение в сетях интернета растет, умножается и новая связь со-тел превращается в одну большую ПЛОТЬ, как общечеловеческую ценность, Истинная вера — это знание невидимого Бога, а языковедение — это ведение человека языком и приснодвижение ума к Нему. И поскольку язык управляет умом и ведет его, то надо бы поувереннее знать — какой и куда? — ибо язык языку рознь: одним словом Господь мир спас, другим — Иуда предал Господа.

Коль мы не ценим неземного богатства нашего языка, то сегодня у нас его отбирают, стирают, замещая всяким интербесивом — небесное переводят в земное. Проверено опытом: на ступень опускают чистоту родного языка (обновлением, внедрением иностранщины), на три — обновленный язык сам разлагает веру и нравы носителя-народа.

Закономерно, что сегодня почти никому не известен наш патриарх русской словесности адмирал А.С. Шишков — президент Российской Академии наук, госсекретарь и министр просвещения. Выдающийся ученый-исследователь, ревнитель церковно-славянского языка — муж отечестволюбивый. Два века назад он открыл важнейшие законы языка, подтвержденные современной наукой. Неудивительно, что и поныне филологи заимствуют его искрометные открытия, забывая, впрочем, сообщить первоисточник. Читайте и восхищайтесь красотой и величием русской словесности в его поразительных текстах. Нет науки ближе и роднее, чем наследие А.С. Шишкова для учебников наших детей.

Еще одно великое имя, забытое и оболганное. К. П. Победоносцев, обер-прокурор Священного Синода, ангел-хранитель России, спасший ее в 1881 г. от неминуемой погибели — прозападного пути развития. Многие годы учил и наставлял наших монархов, ревностно защищал церковно-славянский язык от постоянных нападок, устраивал церковно-приходские школы для народа. Оставил нам безценные труды по державному строительству и образованию.

Мы также помещаем в книге избранные мысли великого педагога С.А. Рачинского, этого святой жизни мiрянина, истинного ученого, всю жизнь посвятившего воспитанию детей простого русского народа. Его наблюдения и поучения, проверенные опытом, сегодня, как воздух, необходимы нашим властям, священству и родителям.

Вот детское открытие: вначале родной язык — потом умное дитя. Ибо В начале было Слово, создавшее словесное чадо и ведущее ко спасению.

Как известно, эсхатология — это православное учение о конце мiра: эсхатос — конец, а логос — слово. Посему языковедение, это в том числе, и эсхатология, или рассказ о последних судьбах слова правды на земле, о последнем носителе языка богообщения (церковно-славянского) — великорусском народе.

В нашем языковедении всегда верховодили чужеродные буквоеды-языкоеды и любители бессловесности. Теперь великорусский народ запущен на полное уничтожение сверху и самоуничтожение снизу. Нас стирают с лица земли, нам наносят смертельный и последний удар по материнству, девству и детям — основе основ нашего языка! Повторяем, если дальше продолжится такая порча и заражение родного языка, то он сам опустит оставшийся народ на дно вслед за подлодкой и "Миром". Потому пойдем, поторопимся, пусть ведет нас родной язык в приходскую школу, как первый раз в первый класс, познавать премудрость Слова. Появление этой книги промыслительно, как и все происходящее в России. Значит, промыслительно и то, что к проблеме русского языка сегодня, как никогда, вдруг, обратилась вся наша просвещенная общественность, а особенно женская половина, облеченная властью. Действительно, кому же, как не русским женам в верхах возглавить соборное движение по защите и спасению материнской основы нашего языка — если Владычица Небесная, родив миру Живой Язык Спасителя, стала Родоначальницей языка нашего православного.

http://slovnik.rusgor.ru/rus/yazyk/0101.html

Комментарии (62)

Всего: 62 комментария
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:20
  
2
КТО У НАС СЕЙЧАС ЗАБОТИТСЯ О ЧИСТОТЕ РУССКОГО ЯЗЫКА

По страницам центральных газет

1. Совет по русскому языку при правительстве России (председатель, вице-премьер России В. Матвиенко).
2. Общественный совет по русскому языку (почетный председатель — супруга президента Л. Путина).
3. Фонд поддержки русского языка (президент — Л. Путина).
4. Отделение русского языка и литературы РАН.
5. Институт русского языка имени В.В. Виноградова.
6. Орфографическая комиссия РАН.
7. Институт языкознания.
8. Институт русской литературы (Пушкинский дом в Санкт-Петербурге).

Впервые за долгое время существования федеральной целевой программы "Русский Язык" на нее выделены солидные бюджетные средства, — сообщают средства массовой информации и вопрошают: Но как их поделить среди тех, кто профессионально занимается проблемами русского языка?

Подскажем, посоветуем: создать первую образцово-показательную школу для русских детей с преподаванием церковно-славянского языка. Ибо нет сегодня ничего выше пред очами Господа для спасения велико русского народа.

Министр же образования тем временем объявил: Сейчас развернута большая программа по компьютеризации школ. Первые компьютеры мы будем покупать для сельских школ...

У нас нет слов... Но есть — у Господа: кто соблазпит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской. (Мф. 18, 6)
  
#2 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:21
  
2
РОДНОЙ ЯЗЫК — ЦАРЬ В ГОЛОВЕ

Георгий Емельяненко

НАШИ ДРЕВНЕЙШИЕ ИМЕНА И МОГУЧИЕ КОРНИ СЛАВЯНСКИЕ

Обширность наших стран измерьте,
Прочтите книги славных дел,
И чувствам собственным поверьте:
Не вам подвергнуть наш предел.
М.В. Ломоносов

Принимать живое участие в минувших делах праотцов своих, восхищаться их славою и величием и из их опытов, как блистательных, так и горьких, созидать законы для собственной жизни всегда было неизбывной чертою характера просвещенного народа. Только безсердечный космополит может быть равнодушен к этому, ибо себялюбием убил в себе все человеческое.

Положим и мы свой камень к общему основанию истории славяно-руссов.

Так писал полтора столетия назад Егор Классен* в своих уникальных книгах, исторически отточенных, выверенных и захватывающих.

Его труд Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до Рождества Христова стал историческим открытием, буквально перевернул привычные представления и прославил наших славянских предков.

Славяно-руссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставил по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих об их там пребывании и о древнейшей их письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами: они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий, сливающихся в нем, как в общем своем источнике.

Егор Классен приводит самую убедительную сравнительную характеристику: по принципу присвоения имен лицам, вождям, князьям, ибо в имени заключаются все главные нравственные и культурные черты характера народа.

Рассмотрим несколько собственных имен славянских, принадлежащих лицам, городам и разным урочищам: в составление их входит слава как общее основание, вокруг которого вертятся все действия народа.

Брети-слав, Боле-слав, Богу-слав, Влади-слав, Все-слав, Венце-слав, Вече-слаб, Врати-слав, Греми-слав, Добро-слав (это был князь Сербский,), Любо-слав, Мсти-слав, Мече-слав, Миро-слав, Прими-слав, Рос-ти-слав, Свято-слав, Уни-слав, Яро-слав, Пре-слава, Пе-рея-славль, За-славль...

Но дабы сильнее подтвердить, что в славянских именах заключался не только глубокий смысл, но и характеристика народа образованного, приведем имена, свидетельствующие, например, о гостеприимстве славян.

Буди-гостъ, Целы-гость, Добро-гость, Радо-гостъ, Любо-гостъ...

— о миролюбии славян: Буди-мир, Брани-мир, Драго-мир, Радо-мир, Рати-мир, Звони-мир, Люби-мир, Миро-бей, Яро-мир...

— о душевных качествах: Добро-влад, Духо-влад, Душе-влад, Само-влад, Любо-мысл, Все-влад, Радо-влад, Радо-мысл, Мило-дух (князь Сербов), Влад-дух, Все-мил...

— о геройстве и властолюбии: Чести-мир, Влади-мир, Мой-мир, Власти-мир, Кази-мир, Хоти-мир...

Спросим: у какого еще народа, кроме греков, есть имена Вера, Надежда, Любовь или Осмомысл (мыслящий за восьмерых), Всемысл, Премысл (перемыслящий все), свидетельствующие, что славяне глубоко рассуждали о всех изгибах души и сердца, что были гостеприимны и миролюбивы, храбры и отважны, чтили душевные достоинства, преданы были вере. Все это ясно видно из имен славянских, дышащих высокою, разумной жизнью.

За пять веков до Р.Х. общепризнанный отец истории Геродот говорит, что славяне — достойнейшие люди, каких он только когда-либо знал.

Историк Прокопий отмечает: славяне не злы и не хитры, но откровенны и добродушны. Даже враги славян Маврикий и Гельмольд утверждают, что славяне к чужим пленникам и странникам были благонамеренны, заботливы и всегда их провожали. Тогда как все остальные, а также и римляне и греки, порабощали таковых или убивали.

Заметим, славяне никогда не заимствовали имен у иностранцев; германцы и скандинавы, напротив, ввели в свой быт множество славянских имен, как например: Ratwald — Радовлад, Ragnwald — Роговлад или Рогволод, Welemir — Волимир, Zwentibold — Святополк и множество других (заметим, Классен был настоящий филолог, прекрасно владевший и древнеевропейскими языками).

Классен показывает, что известные западные имена — Карл, Фридрих, Генрих, Гарольд произошли от прозвищ: лысый, толстый, рыжебородый, молоток, сине-зубый, заячьи ноги... Русский ученый шутит над просвещенным западным невеждой (Байером), который, не зная славянского языка, утверждал, что имя Осмомысл произошло от шведского Osmak, что в переводе означает противный запах.
Что творилось в душе этих народов, каков был их ум и характер, если они считали приличным нарекать себя именами собственными, похожими на низкие прозвища, а многие имена прямо напоминают хрюканье и мяуканье — так рассуждал и сокрушался наш великий историк.

Сравним, как развивалось образование германских и славянских племен. Плиний, Тацит и другие говорят: славяне занимались хлебопашеством и вели сидячую жизнь в то время, когда германцы бродили дикарями. Славяне, куда ни шли войной, везде обращались к земле и сообщали ей тип отечественных стран своих...

* Егор Иванович Классен (1795-1862) — русский дворянин, преподаватель, автор научно-образовательных книг и учебных пособий.
  
#3 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:21
  
1
ДАР СЛОВА

А.С. Шишков

Самое главное достоинство человека, причина всех его превосходств и величий, есть слово, сей дар небесный, вдохновенный в него, вместе с душою, устами Самого Создателя. Какое великое благо проистекло из сего священного дара! Ум человеческий вознесся до такой высоты, что стал созерцать пределы всего мiра, познал совершенство своего Творца, увидел с благоговением Его премудрость и воскурил пред Ним жертву богослужения.

Поставим человека подле животного и сравним их. Оба родятся, растут, стареют, живут и умирают; оба имеют слух, зрение, обоняние, осязание, вкус; оба насыщаются пищею, утоляют жажду, вкушают сон, воспламеняются гневом, чувствуют скорби и веселья. Но при столь одинаковых свойствах сколь различны! Один совокупился в народы, построил корабли, взвесил воздух, исчислил песок, исследовал высоту небес и глубину вод. Другой скитается, рассеян по дебрям, по лесам, и при своей силе, крепости и свирепстве страшится, повинуется безсильнейшему себя творению.

Откуда это чудесное преимущество? Каким образом от того, кто утопает в луже, не может укрыться кит во глубине морей?

Бог сотворил человека бедным, слабым; но дал ему дар слова: тогда нагота его покрылась великолепными одеждами; бедность его превратилась в обладание всеми сокровищами земными; слабость его облеклась в броню силы и твердости. Все ему покорилось; он повелевает всеми животными, борется с ветром, спорит с огнем, разверзает каменные недра гор, наводняет сушу, осушает глубину. Таков есть дар слова или то, что разумеем мы под именем языка и словесности.

Если бы Творец во гневе своем отнял от нас его, тогда бы все исчезло, общежитие, науки, художества, и человек, лишась величия своего и славы, сделалось бы самое несчастное и беднейшее животное.

Иной, рассуждая о человеке и видя в нем чудесное соединение тела с душою, сей слабой и бренной персти, с сильным и нетленным духом, скажет нам о себе:

Я связь мiров повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна Божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю...

Когда, по сотворении мужа и жены, род человеческий, чрез долгие веки, умножился, и наподобие великой реки времен, пошел по всему пространству земного шара, тогда и языки начали изменяться, делаться различными. Каждый народ стал говорить иным языком, невразумительным другому народу. Тогда между народами произошли великие неравенства. Один, говорит Ломоносов, почти выше смертных жребия поставлен, другой едва только от безсловесных животных разнится; один ясного познания приятным сиянием увеселяется, другой в мрачной ночи невежества едва бытие свое видит.

Когда Греция и Рим облекались в величество и славу, тогда и словесность их возносилась до той же высоты. Они упали; но языки их, хотя и мертвыми называются, однако и ныне живут и не допускают памяти их погибнуть. Где древние Вавилоны, Трои, Афины, Спарты? Повержены в прах, и око путешественника, смотря на них, не видит ничего, кроме мшистых камней и зеленого злака. Но между тем как рука времени все в них истребила, красноречивое перо, тверже мраморов и меди, сохранило красоту их...

Народ приобретает всеобщее к себе уважение, когда оружием и мужеством хранит свои пределы, когда мудрыми поучениями и законами соблюдает доброту нравов, когда любовь ко всему отечественному составляет в нем народную гордость, когда плодоносными ума своего изобретениями не только сам изобилует и украшается, но и другим избытки свои сообщает. О таком народе можно сказать, что он просвещен. Но что такое просвещение, и на чем имеет оно главное свое основание? Без сомнения, на природном своем языке. На нем производится богослужение, насаждающее семена добродетели и нравственности; на нем пишутся законы, ограждающие безопасность каждого; на нем преподаются науки, от звездословия до земледелия. Художества черпают из него жизнь и силу. Может ли слава оружия греметь в роды и роды, могут ли законы и науки процветать без языка и словесности? Нет! Без них все знаменитые подвиги тонут в пучине времени; без них молчит нравоучение, безгласен закон, косноязычен суд, младенчествует ум.

* * *

Французское, с латинского языка взятое, название литература не имеет для русского ума силы нашего — словесность, потому что происходит от имени litterae (письмена или буквы), а не от имени слово. На что нам чужое, когда у нас есть свое?

Какое чудовищное понижение смысла и какой удар по образному мышлению! Подобно, если Благодать заменить буквой закона.
  
#4 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:22
  
2
СВОБОДА СЛОВА

Наши слова свобода, освободить в просторечии произносятся правильнее: слабода, ослабодить, поскольку происходят от понятия о слабости; ибо чем что-либо слабее держимо, тем более имеет свободы.

Слабость веревки дает свободу привязанному на ней зверю; слабость смотрения за детьми дает им свободу баловаться: итак, слабость и свобода суть смежные понятия. Так из слабоды сделалась свобода, остающаяся и поныне в просторечии слободою.

Наши сословы (синонимы) суть: свободен и волен, свобода и вольность; в других славянских наречиях svojbodn и prost, svojbodnost и prostnost. Наше слово прост и единокоренные с ним опростать, простор, хотя прямо не означают свободы, однако со словом простор оная скорее воображается, нежели с противным ему словом теснота.

Отсюда выражение прости меня не иное что значит как опростай, освободи меня от наказания или гнева твоего.

А.С. Шишков

Ведь мы созданы Словом, и свобода слова в нас есть высший дар Божий. И нет в мире равных этому дару по силе созидания, если он работает в человеках во Имя Господне, как нет ему равных — и по силе разрушения, если он работает против. Происходящее ныне в нашей стране и называют информационной войной, не понимая, что она страшнее всех атомных.

ДЕСПОТИЗМ ПЕЧАТНОГО СЛОВА

Вот ходячее положение новейшего либерализма. Оно противоречит первым началам логики, ибо основано на вполне ложном предположении, будто общественное мнение тождественно с печатью.
Любой уличный проходимец, любой болтун из непризнанных гениев, любой искатель гешефта может, имея деньги, основать газету, собрать по первому кличу толпу писак, фельетонистов, готовых разглагольствовать о чем угодно, репортеров, поставляющих безграмотные сплетни и слухи, — и штаб у него готов, и он может с завтрашнего дня стать в положение власти, судящей всех и каждого, действовать на министров и правителей, на искусство и литературу, на биржу и промышленность.

Всякий, кто хочет, первый встречный, может стать органом этой власти, и притом вполне безответственным, как никакая иная власть в мире. Никто не выбирает его и никто не утверждает. Можно ли представить себе деспотизм более насильственный, более безответственный, чем деспотизм печатного слова?

Люди до того измельчали, характеры до того выветрились, фраза (информация — изд.) до того овладела всеми, что уверяю честью, глядишь около себя и не знаешь на ком остановиться...

К.П.Победоносцев
  
#5 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:22
  
2
ПОСЛЕДНИЙ КРИК МЛАДЕНЦА

Георгий Емельяненко*

Имеющий глаза да увидит,
Имеющий уши да услышит...

В закрытом кинозале идет спецпоказ острополитического боевика для наших правителей "Безмолвный крик младенца в утробе матери". За кадром какой-то иностранный диктор или доктор рассказывает о прекрасном здоровье русской матери и ребенка. Объясняя, доктор обрезает пуповину и профессионально утешает ответственных зрителей: спокойно, жизнь продолжается — смотрите. И действительно: в сильно замедленных кадрах она долго и безмолвно, в судорогах и агонии продолжается... Включив свет, доктор объявляет: "Просмотрели? — свободны, теперь правительство может пойти и поискать себе какой-нибудь другой народ, ибо жизнь его родного... внезапно и таинственно оборвалась".

Вот, уважаемые зрители и наблюдатели, что за десять лет натворили инязы в нашей стране: одному поколению уже обрезали родной язык и сделали потерянным, отвернув ему голову на тот свет западный.

О войне Наполеона наш народ говорил: двадцать языков нашло на святую Русь. Но тогда мы называли языками просто варварские и дикие народы. Справились и выгнали их. Сегодня уже не народы, а их инязы заполонили нашу страну. Зачем так сверхактивно их преподают и вбивают в головы всех наших детей малых, юношей и девушек? Смотрите и ужасайтесь, зачем...

В газетах появились душераздирающие свидетельства преподавателей и директоров наших школ. В некой престижной гимназии Питера, где английский преподают с первых классов — три выпуска подряд и в полном составе уехали навсегда в Канаду. С нравственностью не то делается, что с естественностью: курица, высиженная и вскормленная уткою, останется курицею, и не пойдет за нею в воду; но русский, воспитанный французом, всегда будет больше француз, нежели русский. (А.С. Шишков).

Обучение инязам, особенно с малых лет, необратимо перестраивает мозг, форматирует его, стирает родные извилины, делая людей оборотнями и безродными общечеловеками.

Психолингвистикой доказано: только родной язык, как целостная смысловая система, настроен на внутренние струны души-ума человека. Активно же изучаемый иняз всегда является системой знаковой (разделительной!), что вносит в мышление безсмысленные цели, глушит и забивает, как сорняк, родные языковые корни.

Чтобы изучать инязы, нужно иметь беззаветную любовь к родине, духовно воспитанную как в крепкой семье, так и в обществе: это и дает здоровый иммунитет против всякой чужеродной нечисти.

Запад, внедрив во все сферы нашей жизни невиданный, веками накопленный разврат и безнравственность, нанес нам самый страшный в истории удар по семье, материнству и детству. И нет ничего разрушительнее по своим последствиям, ибо семья — колыбель языка-народа, которая даже при социализме ограждалась у нас бетонными стенами и железным занавесом, охранялась всеми ответственными органами и государственной идеологией.

Так лукавый соединяет конец истории с ее началом: от поражения первой Евы в Раю к уничтожению беззащитной девы-жены-матери в русском доме Пресвятой Богородицы.

* Георгий Емельяненко — доктор философских наук. Основная специальность: цефалогенез, развитие функциональной асимметрии полушарий головного мозга человека. Сфера научных интересов: антропология и психология, языки мозга, формальные языки, психолингвистика, информатика, семиотика. Последние десять лет: евангельское и святоотеческое учение о человеке, о Церкви и спасении.
  
#6 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:22
  
3
ЯЗЫКИ НЕ УМИРАЮТ...

Умирают лишь носители-народы, когда первородные языки покидают их, как души — усопших. И возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратился к Богу, Который дал его (Екклезиаст).

Науке давно известно, что в языке содержится больше исторической и культурной информации о носителе, чем в самом народе, если "вживую" изучать его нравы, традиции, обычаи. Исследуя любой древнейший язык, можно восстановить-оживить образ его носителя-народа, след которого давно простыл в веках. Посему языки позволительно считать мертвыми только в том смысле, что некому стало их озвучивать. Ибо их б.у. носители-народы когда-то предали Слово Бога, развратились и пропали без вести в пучине мiрской истории. Даже если телами они еще и живы, плавают на поверхности... и трепещут плотью. Ибо дух пользует и вразумляет плоть, а плоть дух — никогда, скорее яйца начнут учить курицу.
  
#7 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:22
  
0
ТАК ЯЗЫК МОЙ — ВРАГ МОЙ? ИЛИ СПАСИТЕЛЬ?

Удар бича делает рубцы, а удар языка сокрушит кости; многие пали от острия меча, но не столько, сколько павших от языка. (Сир. 28, 20-21).

И сказал Екклезиаст: Слова из уст мудрого — благодать, а уста глупого губят его же. Слова мудрых — как иглы, и вбитые гвозди, и составители их — от единого Пастыря. Отчего же теперь у всех на уме одно: Язык мой — враг мой; Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется; Мысль, выраженная вслух — есть ложь? Тогда лучше бы все молчали... Потому как без Бога — всяк человек есть ложь (говорящая)! И забыв об этом, люди все больше и чаще общались лишь меж собою.

Напомним: святой апостол Иаков сравнивает язык с легкими удилами, которыми без труда управляется огромное и сильное тело коня: с крошечным рулем, которым кормчий направляет гигантское тело корабля куда захочет; с ничтожным языком пламени, способным сжечь в человеке все Божье и человечье.

Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. (Иак. 3, 5,6).

Человек приручил природу, животных земных и морских, а теперь и космос околоземный обустроил и приспособил для себя, и оружие создал, многократно способное уничтожить Землю людей.., а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло: он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию (Иак. 3, 8-9).

В день Пятидесятницы апостолы, заметим, получили от Духа Свята ведь не какие-то сверхценные и специальные научные знания, но только языки, в которых, следовательно, было ВСЕ знание мира, чтобы обращать языческие народы к истинной вере.

Язык несравнимо сильнее и умнее самого человека, потому как вначале Творец создает язык как идеальный образ будущего народа. Вначале есть лишь не созревший и бушующий этнос, который может только с помощью богоданного языка (чрез благочестивых праотцев) объединиться и стать национальным образованием, народом как соборной личностью и уникальной культурой на земле. Вначале язык, потом — народ. Простое детское сравнение: сначала папа Карло работал топором, потом из чурбака появился Буратино.

Заметим, кстати, как очевидна ложь и подмена в теории Гумилева, у которого движущей силой этногенеза являются солнечные энергии и бремя страстей человеческих — пассионарные толчки, но не языки, чрез которые управляет Бог Вседержитель или лукавый — убийца человечества.

Гумилевские толчки — это результат высвобождения грехов и страстей, и его этногенез — это лишь увлекательные авантюры и тусовки народов на поверхности истории. Потому телеящичные бесы и катали так долго на экране его телегу с пассионариями, перегревшимися на солнце, веселя одурманенный народ.

Порождения ехиднины! Как вы можете говорить добро, будучи злы? Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишъся (Мф. 12, 34, 36).
  
#8 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:23
  
1
ДЛЯ ЧЕГО СОЗДАН ЧЕЛОВЕК?

Творец создал любимое словесное творение-человека для общения с Собой, а не со всякими истуканами, божками-кумирами и болванами. Не для того же, чтоб сегодня разная тварь с тварью, да плоть с плотью и всякие ее члены с депутатами наболтались ныне до такой степени, что вовсе лишились дара Слова. А теперь, прости Господи, выступает пред Тобою всякая плоть говорящая в верхах. Но сказано же было: ...и чтоб никакая плоть не хвалилась пред Господом!
  
#9 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:23
  
0
ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА — ЭТО ИСПЫТАНИЯ ПО ФОРМУЛЕ ОДИН

Приведем технический аналог языка-связи. Представим известного конструктора, который жизнь положил на создание своего детища, скажем, самолета. И вот начинаются испытания по формуле один, которые определят — жить машине вечно или превратиться в обломки, войти в серию или нет. Естественно, только создатель знает все слабые и сильные качества своего умного детища и только он может спасти ему жизнь во время запредельных нагрузок на испытаниях. Так передаст ли он кому бы то ни было канал прямой-обратной связи — пуповину языка — со своим сложнейшим аппаратом для управления им во время испытательных полетов?

Творец же создал настолько умную машину и с таким запасом прочности, что отпустил ее на волю в мiрской океан беснующейся жизни, где каждый день и час у нее испытания по формуле один. Творец предоставил всем полную свободу выбора: или быть на связи с Ним чрез язык духа разума и любви для жизни вечной, или на связи с убийцей рода чрез язык плоти — безумия, полного вырожденья еще при жизни и вечных мучений в аду.

...Но вот нештатная ситуация. Напичканная новейшей робототехникой и электроникой машина вдруг заявляет своему создателю: я решила сама проходить испытания и в тебе больше не нуждаюсь. Конец связи. Конструктор понимает: кто-то внедрил машине чип и управляет ею, желая уничтожить. Она же не ведает, что ее ждет. Отменить испытания уже невозможно.

Как поступит создатель?
  
#10 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:23
  
0
АДАМ БЫЛ ЖИВЫМ ЯЗЫКОМ БОЖЬИМ

Священное Писание говорит: на всей земле был один язык и одно наречие. Адам был живым языком, ходящим непосредственно пред Отцом Богом. И его наречие было предназначено только для общения с Ним. А поскольку язык был таков, то и ум, и мышление, и тело, и вся жизнь его были устремлены только к одной Цели, т.е. Адам был целомудрен и мировоззрение его — целостно.

Первородный грех молнией расколол разум Адама надвое, и он заколебался и зашатался, как во хмелю — левая, правая где сторона. Все ему задвоилось: два мира — два бытия, два языка — два ума: душевный и плотский. Умирая, Божий язык, Адам — предрек, что на том месте, где его похоронят, будет распято Слово.

Писание говорит: первый Адам был душею живою, а второй — Христос — есть дух животворящий. Это означает: душа Адама разговаривала с Богом, а плоть молчала.

Отсюда следует, что первым языком нашим был душевный и он, естественно, остался в нас, как душа говорящая. Но после грехопадения естество Адама раздвоилось — душа с телом. У души появился непримиримый и вечный конкурент-противник — язык плоти. Святые Отцы потом назовут это явление мудрованием плоти... После грехопадения Адама плоть стала трупом, а душа трупоносицей.

Для спасения душ, пораженных грехом, Спаситель дал нам Духа Святаго общение — даровал слово Свое, новый язык духовный. Вот отныне наше средство связи со Христом Богом, чрез которое мы можем верно общаться — молиться, спасаться, исцеляться, воспитываться и вразумляться. Ибо после Слововоплощения не мы, человеки живем, но слово Божье в нас: оживляет и строит в каждом храм духа.

К концу ветхозаветной истории плотские страсти совсем помрачили ум еврейского народа и его язык (связь) с Богом мог оборваться. Сие означало бы отдать человечество в безраздельную власть дьявола, чего Господь не допустит никогда.

Потому для спасения всего человечества Бог Отец явил-раскрыл Себя — Пресвятую Троицу: на землю пришел Бог Сын, за Ним снизошел и Бог Дух Святый, огненными языками. Благодать Святаго Духа навсегда стала единственным лекарством, исцеляющим души и удерживающим языки плоти, чтоб восторжествовал в людях язык духа любви.

Бывший же избранный иудонарод вошел в новозаветную историю как самый страшный преступник: распял живое Слово Бога и лишился навсегда дара слова, языка-связи с Ним.

Радость апостола Павла: отныне не я живу, но Христос во мне, — явилась прозрением: отныне в апостоле не плоть говорит, но Дух Христов, ставший его спасительным языком. Потому апостол и призывает совлекать с себя внешнего человека — телесного, то есть глушить в себе голос плоти, удерживая в узде бешеные языки страстей. Чтоб все больше жить внутренним — духовным языком. Духа не угашайте, — назидает апостол.

Вот сколь мудро учение св. Матери Церкви о постах, о воспитании тела самой простой пищей, об исихазме (обете молчания)... Это и есть единственно правильный образ жизни, направленный на укрепление языка богообщения. Только таким образом все в человеках сохраняется, и Божеское, и человеческое.

Нарисуем образ человека благочестивого как живого языка. Все в естестве праведника: и речь, и поведение, и отношение к ближним, и даже одежда красноречиво говорит, что пред нами человек Божий. Молится ли на камне, благословляет ли народ, даже если дает обет молчания... А почему он таков? Только потому, что живет в нем язык богомыслия-богообщения-богопознания, как царь в голове, который крепко держит в узде языки плоти, коих не счесть.

Коль тело наше — храм духа, то храм должен иметь крепкий фундамент, чтоб вечно стоял на камне веры. И как тело наше всеми токами связано с родной мать-сырой землей, так родной язык корнями уходит в землю. Вот древо новозаветного языка от земли до небес.

Так в человеческом естестве стали действовать три языка: от души, от тела и от духа, но язык духа любви превыше всех. Дух, душа и тело совместно мыслят, собеседуют, спорят, а речь-то одна выходит в эфир, и носитель ее по плодам узнается.

О душевных Господом сказано: душевные не разумеют того, что от Духа. О мудровании плоти и ее языке: плоть желает противного духу. Но вот звучит для нас ангельская песнь песен о языке духа: Величит душе Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем. Душа безмолвно молится, величит, — дух радуется и возносит слова молитвы Спасу, а плоть молчит.
  
#11 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:24
  
0
ЕВА И ЯЗЫК ИСКУСИТЕЛЯ

Змей искушал Еву одну, соблазняя ее своими речами — языком отца лжи. Ева, слабая и нежная половинка Адама... В том-то и состояла вся хитрость лукавого, что начал он искушение именно тогда, когда она была одна, без защиты Адама.

Здесь мы дерзаем задаться таким вопросом. Что конкретно произошло в первородном грехе по женской линии? Для ответа проведем прообразующую параллель* меж двумя знаменательнейшими событиями Священной Истории.

Поскольку вторая Ева — Пресвятая Дева Мария смиренно послушала Слово Отца и приняла Слово Бога, дав жизнь Божьему Языку и став родоначальницей Божьего языка-народа православного, то первая Ева, следовательно, проделала шаги в противоположную сторону, ко греху.

Забыв на миг Язык Бога Отца и нарушив запрет Его Слова, она прислушалась к искусительным речам змия, перешла на чужой для нее язык (иностранный!), который заглушил родной и стал управлять ее разумом. Потому она и съела запретный плод и приняла в себя первое слово лжи — лжеслово, дав навсегда жизнь лжеязыку в телесных недрах общечеловеческой природы.

Лукавый опять, как и во всем, собезьянничал. Коль В начале было Слово, Которое воплотилось и человечество спасло, то у обезьяны Бога — вначале было слово лжи, которое навсегда заразило нашу природу грехом и погубило мiр. Слово, хитростью ума испещренное, ядовитее и опаснее змеи, прельстившей прародителей наших. (А.С. Шишков).

Итак, вначале Ева изменила Языку Бога, потом, как следствие — родному языку Адама. Видите: все самое погибельное началось с порчи (девой-праматерью) богоданного языка — и завершается тем же.

С тех пор женское тело навсегда стало знаковым, т.е. проинформированным отцом лжи. Некоторые отцы Церкви так и говорили, что первый грех был всеян в нашу природу лукавым. Так Ева стала первой язычницей и переводчицей, ее плоть объязычилась, возымела чужой язык.

О грехе праматери Евы в женском естестве навсегда осталась материнская память. И чтоб память эта работала, напоминая о случившемся, дева-жена обязана — во спасение детей и всего рода — хранить верность второму Адаму, Христу (и мужу), иметь истинную веру православную. Без этой верности материнская память в женском естестве стирается, остается лишь девичья-короткая... В деве-жене, лишенной крепкой веры и живой памяти материнской, возбуждается райский диалог с искусителем на новый лад. Отсюда проистекает антропологический закон-запрет для каждой девы-жены: изучение инязов побуждает помыслы о блуде, а блуд побуждает желание изучать инязы. Потом возникает,обожание чужих стран, страсть к свободе связей без границ, развал семей или скрепление их деньгами по контракту, нарождаются интердети-общечеловеки. Так планета населяется безкорневым племенем вавилонян.

Известно, что слово лжи и ненависти может даже убить. Чем же завершается поражение человечества ложным словом самого дьявола? В недрах человеческой природы теперь работает реактор лжи, прогрессирует ядерная реакция всеразделения.

Споры райских плодов, как видите, уже дали свои всходы: поганые грибы ядерные, атомные отходы, торжество политики разделяй и властвуй — и образованная женская плоть, говорящая в верхах, просвещенная в низах.

Поскольку дьявол в переводе разделитель и клеветник, то разделение — это его физическая (атомная) сила на земле, а клевета-ложь — нравственная: в семье и обществе, меж людьми и народами. Хотя суть обоих сил одна: перестройка вечного мирового порядка на земле — Божьего.

Именно ложь поразила язык, возбудив в Адаме и Еве гордыню ума и плотские страсти. Так начиналась кибернаука о языке лжи, управляющем умом человеческим.

Когда Адам вернулся к искушенной (проинформированной) Еве — она заговорила с ним уже на чужом языке: мол, запретные плоды оказались вкусными... и он понял ее чужую речь, и, приняв на веру, тоже съел их. Адам ведь вначале имел верное (точное) знание Бога, значит, и всего мира, а после грехопадения он навсегда повредил свое ведение (язык-связь) и расколол разум — целостное мировоззрение.

С тех пор только вера оставлена людям, как знание-ведение невидимого Бога, а Новый Завет вооружил верных живым словом правды. Родоначальница языка спасения — Пречистая Богородица, вторая Ева, а пребывает язык до скончания века в лоне святой Матери Церкви. Потому каждая мать, как земная родина, пробуждая веру в своих детях, делает первый шаг ко спасению их, побеждая языки плоти — духовным словом.

* Святые Отцы часто применяли прообразующие исторические параллели. Святитель Иоанн Златоуст, например, говорит: одно древо низвело нас на землю (Древо познания добра и зла), а другое древо возвело на небо (Крест Животворящий).
  
#12 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:24
  
0
ДЕВСТВО КАК ФУНДАМЕНТ РОДНОГО ЯЗЫКА

Отними у ангела крылья — будет дева,
дай деве крылья — будет ангел.
Свт. Димитрий Ростовский

Лишь на миг прервала Ева связь с Богом, изменив языку Адама — и тут же включился лжеязык управления ею. История того первого короткого замыкания все чаще повторялась в веках.

Просвещенные жены теперь рассуждают так: во всем виноват Адам — не оставил бы Еву одну, ничего бы и не было. Теперь пусть мужи отвечают. И те отвечают: с жены все началось, значит, она — врата ада. При таких взаимных наветах они и стали муж и жена, одна сатана.

Святорусский же народ так понимал неразлучно-спасительную взаимосвязь вечной пары бытия: муж жене пастырь (защита), а жена мужу пластырь (покров).

* * *

Господь настолько созидает рождающую Матерь, что сохраняет и укрепляет нерасторжимость уз девства, — говорит преподобный Максим Исповедник. До небес вознес Господь вечный первообраз Пречистой Девы с Младенцем.

Подчеркнем: именно девство-целомудрие Творец положил первым камнем в домостроительство спасения рода человеческого — в фундамент семьи и Отечества. Дева несет в себе материальное свидетельство былого целомудрия Евы и верности ее родному языку — Адаму.

На протяжении всей земной жизни Христос настолько благоговейно относится к Своей Матери, что дает людям полную ясность: как должен относиться жених к невесте, муж к жене, отец к дочери и брат к сестре. Этот всенародный дух почитания Пречистой Девы на святой Руси, как никто, выразил генералиссимус А. В. Суворов: Целомудрие дочери дороже мне жизни и собственной чести. Девство — национальная святыня народа, державы. И это издревле понимали даже неправославные народы.

* * *

Посмотрите на весь мусульманский Восток, на восточную жену, у которой и уста завязаны (чадра), и лицо полузакрыто, и глаза всегда опущены, и беседы вести ни на улице, ни дома среди гостей ей не разрешается. Что это?

Не приняв от Христа божественную защиту девы-жены, мужской Восток просто вынужден всеми человеческими силами защищать от искусителя свою деву-жену. По сути, мужи Востока навсегда одели своим дочерям и женам тотальный пояс верности родному языку — себе. И закономерно, они переусердствовали в этом, изрядно закабалив свой слабый пол. Так яростно Действует в обнаженно-физиологическом виде воинский инстинкт самосохранения родного языка, веры, нации, культуры. Государственные мужи Востока так и говорят: если Запад и дальше будет навязывать нам свой разврат и порнографию, добиваясь, чтобы восточная дева-жена сняла чадру, то мы превратимся в смертников и уничтожим врага. На Востоке опытно, интуитивно знают: без всеобщей охраны девства, жены и семьи как основы родного языка-народа, они тут же развратятся и потеряют все. А Восток дело тонкое, и может быть, ему виднее, находясь поближе к Эдему.

А на диком Западе в эпоху Ренессанса, то есть возрождения плоти, обжорства и разврата — святой первообраз Девы с Младенцем был главной мишенью для издевки лукавого, водившего кистью великих мастеров. Святые лики-иконы переписывались там в замасленные полотна, растекавшиеся жирной плотью по лабиринтам мiрового музея — склада ненужных вещей. Под аккомпанемент романтизма одни средневековые мадонны там воспевались в серенадах, другие опускались в трущобы и парижские тайны.

* * *

Святая Матерь Церковь, как зеницу ока, берегла-охраняла девство и целомудрие святорусского народа, его женской половины. Так берегла под Покровом Богородицы — что по инерции и на третий миллениум высокоразвитым хватило нашей жено-донорской помощи. Такова жизнь взаймы Америки-Европы.

Запад ахнул в сорок третьем, когда немецкий врач, проверив несколько тысяч молодых пленниц из России, объявил, что все оказались девственницами. Теперь для поддержания генофонда высокоразвитых, в рамках международного сотрудничества — летят и летят к нам ноги буша со жвачкой, а туда в обмен — жены наши с младенцами.

Франции срочно нужны российские матери-одиночки: нравы евроскотного двора
Члены парламентской комиссии по сохранению французского генофонда пришли к неутешительным для своей нации выводам: французы вырождаются, и остановить этот процесс без "донорской помощи" невозможно! С этой целью депутаты Национального собрания Франции рассматривают вопрос о приглашении на постоянное место жительства... российских женщин, способных к деторождению. Выбор остановился на россиянках из-за того, что они, по мнению жителей Западной Европы, хорошие хозяйки, а также любят и могут много рожать. К участию в конкурсе будут допускаться кандидатуры одиноких девушек и женщин в возрасте от 24 до 35 лет. Предпочтение будет отдано уже имеющим детей, как доказательство способности к деторождению.

По страницам газет
  
#13 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:25
  
1
МАТЬ — РОДИНА ЯЗЫКА

Никто не может лучше научить нравственности, как мать.
Но прежде надобно приготовить добрых матерей.
Свт. Иннокентий, митрополит Московский

Первый человек — из земли, второй человек — Господь с неба. Как естество наше имеет две природы — телесную и духовную, так и язык наш двухприроден — от родины земной и от родины небесной.

Так что не "с чего", а "с кого" начинается родина: с матери и святой Матери Церкви — отцов пустынников и жен непорочных, соделывающих матушку Русь — родным Отечеством.

Насчет нашей матери-родины, да великого и могучего — уж так постарались всякие буквоеды и любители бес-словесности, что теперь и не знаем, откуда начнем плакати. Однако сквозь слезы начнем радоваться премудрости Божьей.

Как нет у нас в утробе иного средства, кроме пуповины, чтоб родиться, так нет и на грешной земле иного — кроме духовной пуповины языка, чтоб спастись в этом мiре, умереть, получить доброго ответа... и вновь воскреснуть для жизни вечной.

Все главное в рождении слова ребенка зависит от матери: от ее веры, кто и что ее окружает. Язык имеет материнскую основу, потому что мать есть земная родина слова младенца: как Пресвятая Богородица есть святая родина Слова Богомладенца, так и Матерь Церковь стала нашей родиной небесной. И если мать есть родина языка земного, телесного, праотцовского — от ветхого Адама, то Матерь Церковь есть родина языка небесного, духовного — от нового Адама-Христа.
  
#14 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:25
  
0
РОЖДЕНИЕ СЛОВА МЛАДЕНЦА

Его устами действительно глаголет истина

Душа не имеет жизни, если словес Божиих не слышит, — возглашают святые равноапостолы наши, первоучители словенские Кирилл и Мефодий.

Во второй половине двадцатого века наука, образно говоря, прикоснулась скальпелем своего ума к телу новорожденного и услышала: устами младенца глаголет истина.

Проводились исследования детской психологии на основе сложных психолингвистических опытов с новорожденными и детьми до четырех-пяти лет. Оказалось, что поведение младенца среди взрослых — движения ручками, мимика, эмоции и звуки — это осмысленная речь для начала диалога с окружающими. Осознающей себя личности еще нет, а общение уже ведется. Многолетними экспериментами у нас и за рубежом была обнаружена поразительная изобретательность в выборе жестов, средств и образов для выражения своих желаний и чувств, легкость в усвоении детьми грамматических форм, причем любого языка, в какой бы языковой среде они не оказались.

Вдумаемся, ведь в таком возрасте их даже учить еще невозможно. Откуда же в малых детях берется универсальный золотой ключик, которым они открывают тайны праязыка, слововоплощения, удивляя своим речевым творчеством ученых мужей, родителей, да и всех взрослых. В недрах нашей природы был обнаружен живой источник слова от Источника. Всеми светилами психолингвистики и детской психологии было единодушно признано, что ребенок является самобытным творцом языковых форм и гением слова.

Однако это давно было известно Св. Матери Церкви и ее святым. В середине прошлого века апостол младенцев и младенчествующих в вере святитель Иннокентий, митрополит Московский, учил: Нужно ли преподавать русскую грамматику в училищах наших? Конечно, нужно, но только не так и не тогда, когда она преподается у нас ныне. Для чего мучить детей над изучением всех правил и исключений о родах, падежах, временах и прочее, когда каждый из детей наших, даже малых, не ошибается ни в том, ни в другом?

Вочеловечившись, Господь соделал и подготовил наше естество к принятию слова. Вначале оно является в мiр оглашенным, ветхим, а после Крещения преображается Духом Святым и становится новым. И отныне не человек живет, но духовное слово в нем.

И как в семени заложен проект большого древа, так в слове младенца — язык родной, подобно тому как в безконечно малом есть черты безконечно великого.

Современная мифологема науки о Большом Взрыве сверхсжатой точки — рождении и разбегании вселенной — имеет свою повседневную реальность: рождение живого слова младенца и взрыв, и распаковка его в родной язык.

Потом Слово чрез язык верный будет воспитывать, вразумлять и вести из яслей до гроба... чтоб вернуть каждого домой — к Отцу Создателю.
  
#15 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:25
  
1
РОДНОЙ ЯЗЫК — ДУХОВНАЯ ПУПОВИНА

Будущая мать, несмотря на непрерывный диалог и обмен информацией с плодом, сама лишена возможности участвовать в таинственном возрастании дитя в утробе: например, решать, чем, когда и сколько кормить плод. Все судьбоносное для нее, за нее и для дитя делает Творец, а она — лишь носительница зарождающегося тела слова. Даже биологически плодоносящая не является в полной мере дающей жизнь, не говоря уж о духовной стороне.

Тайнозритель божественных логосов преп. Максим Исповедник говорит: Святый Дух присутствует во всех людях как оживотворителъ всех естественных зарождений.

Пред нами совершенно естественное действие божественных энергий: ибо Ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей... зародыш мой видели очи Твои... (Пс. 138, 13,16).

В таинстве Крещения, рождаясь второй раз — от Духа Свята, новорожденное чадо вновь обретает пуповину, но уже духовную, новозаветную, а ветхая — обрезается. Ибо рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух (Ин. 3,6). Образ святой Матери: яко кокош (наседка) с птенцами — словесными чадами, которые живут в ней, вокруг нее, словно на невидимых нитях языка веры истинной.

Как неразрывна пуповина меж матерью и плодом, так едина и духовная пуповина меж Творцом и верными чадами в лоне св. Матери Церкви. Язык дарован нам Господом чрез святых, Им избранных, и должен пребывать неизменен. Ведь язык принадлежит Творцу-Родителю, а не детям — нам. Младенец во чреве учит матерь лишь иногда — взыгранием. И как чрез пуповину к дитя в утробу поступает самое чистое питание, так и чрез духовно-языковую — мед и млеко, самое умное молоко словесное от Творца, и Хлеб Жизни вечной.

Выходит, обновленцы и переводчики, два века посягающие на церковно-славянский, уподобляются очевидному, но невероятному младенцу. Это чадо все норовит усовершенствовать пуповину, чтобы получше и посытнее питаться, иль вообще оборвать ее и подключить к какой-нибудь другой, вавилонской матери...
  
#16 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:25
  
0
ПЛОТЬ ГОВОРЯЩАЯ

У духовного дух говорит — духовное слово животворящее, а если нет его, то плоть грузит всех.
Наука психолингвистика открыла, что, оказывается, наша просвещенная плоть сама легко озвучивает всевозможные свои переживания, утробные голоса и страсти на тему: тело вспотело, тело захотело... хочу это, не хочу то.

Как компьютер или робот может сообщать что угодно по программе без присутствия рядом пользователя, так и тело наше еще лучше способно мыслить и выступать без головы — без всяких помех совести и стыда. Ибо выяснилось, что тело наше — сложнейшая энергоинформационная система — псибиокомпьютер, и коль нет у него своего, родного пользователя — царя в голове, то им управляет чужой.

Так уж мы созданы Творцом, что свято место пусто не бывает. Сегодня все проинформированные Люцифером выпускают в эфир лишь то, что имеют: формально-логический речитатив, а по простому — барабанный бой, поп-механику.

От этого шума в людях — дух исходил, родной язык слабел и наконец вовсе умолк. Теперь повсюду говорит и показывает себя лишь голая плоть, компенсируя утрату духа словесным поносом. Плоть тут и не виновата, это люди ее такой сделали — насквозь зомбированной-проинформированной, веками живя исключительно для нее, любимой. А поскольку у плоти верховная страсть одна: деньги-власть, то-и одно на всех есть средство связи — интеряз, прекрасно понятный всем, независимо от национальности.

Речь, как бы благозвучна для слуха она ни была, без оживотворяющего духа разума есть мертвое тело. Чем больше в языке тело предпочитается духу, тем больше портится язык и упадает дар слова, — два века назад сказал президент Российской академии наук А. С. Шишков.
  
#17 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:26
  
0
КАК ПЛОТЬ СОВРАТИЛА УМ И ПРИВЕЛА В ЭТОТ МIР ПОЛНОГО БЕЗУМИЯ

Вначале лукавому нужно было плоть нашу разговорить — научить болтать бегло. Всеянное лжеслово сразу и занялось этим делом: начало возбуждать в ней всякие страсти, желания и озвучивать их. Далее плоть сама уже искушала ум, любезничала с ним. А он, восхитившись, вошел с ней в связь. Плоть быстро умнела, а ум глупел. Она все чаще становилась чреватой умом, а ум — плотью.

Умнея и поедая плоды земные, плоть возымела длинный язык. Все искуснее втягивала ум в суету сует и всякие соблазны, наряжаясь для него в душевные одежды.


Потом плоть на уме верхом долго совершала научную одиссею, делала великие открытия, познавала чужие языки и богатела всеми плодами и грехами вселенной. Искушенный ум разделял мир, а просвещенная плоть властвовала, занимаясь политикой разделяй и властвуй. Теперь мiровое сообщество плоти наводит новый мiровой порядок, а ум у нее пока за кулисой сидит.

Вот какой прогресс! Отныне мудрование плоти называют по-научному — сотворческим процессом. Профи-плоть познает свой ум по ночам, а поутру рожает ему новое гениальное открытие... или очередное прозрение в светлое будущее. Так в потемках материи создавалась низкорукоприкладная наука мiра сего.

А начиналось-то все с многообещающего познанья добра и зла, чтоб человеки сами стали как боги и сами научились выбирать из всего лучшего — самое, самое наилучшее. Какая страшнейшая ложь скрывалась за лукавым обещанием прародителям нашим! Познаете все зло мiра сего, а добро забудете и лишитесь его совсем, съедите все запретные плоды земные, растлитесь и будете изгнаны в преисподнюю, как дети сатаны.
  
#18 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:26
  
0
В ЧЕМ СУТЬ НЕОЯЗЫЧЕСТВА

Наше тело, как безконечный свиток, на котором записана, закодирована несметная информация всей истории РОДА от Адама (филогенез) — и личная от рождения до смерти (онтогенез). Емкость свитка-пси-биокомпьютера для дальнейшего приема и записи всего чего угодно не ограничена: это у каждого — свой личный животрепещущий интернет.

И все-то главное останется в нем невостребованным, если человек не пользуется богоданным духовным языком, единственно программным для него — во всех смыслах. Ибо создал человека Бог.

Точно, как и в любом компьютере, для которого суперпрофи годами составляют сложнейший программный язык управления. Без него информационный тезаурус компьютера ничего не выдаст на-гора пользователю из того, что ему нужно. Понятно, что те же суперпрофи с помощью кибертехники легко могут вводить в людей свои языки управления ими, заглушая и стирая главный и единственный программный язык — Божий.

Известно, как легко на телесных свитках человеков записывают всякую рекламу, ложь СМИ — все, что требует мiр сей, утопающий во зле. Телевизор — та же магнитная головка, которая идеально пишет, фиксирует в человеке все подряд. А несчастные дети пред голубым экраном и вовсе табула раса — чистые листы и промокашки.

Все, что входит в человека лавинами информации, чужими языками, — есть активный и кричащий материал для мышления, возбуждающий безконечный ряд эмоций, помыслов, желаний, которые мозг превращает в очередную страсть, управляющую человеком.*

Итак, тела современных людей — это мiровая свалка, геенна огненная, откуда квинтэссенция гниений и испарений поднимается в мозг, как в подлинный синтезатор-ассенизатор и воплотитель в жизнь главных идей и желаний плоти. Потому сегодня средний американец, например, даже внешне все меньше походит на человека. Процесс пошел.

Точным образом высокоразвитого человечества, коллективного существа — Большого телоумника, сидящего на планете Земля, является роденовский мыслитель, обреченно уставившийся в преисподнюю, как в голубой экран.

Испокон веков считают, что язычество — это поклонение всяким придуманным богам, истуканам, кумирам, сытная жизнь для тела и бесконечных плотских удовольствий. Но все это лишь следствие. Суть язычества в том, что плоть человеческая обрела активный язык, который неудержимо тащит человека ко всякой твари вместо Творца. Современное же неоязычество многократно усилило этот убийственный язык всевозможными техническими и электронно-информационными средствами. Несчастную безбожную молодежь уже превратили в последнее поколение живых динамиков и усилителей, чрез которые сам лукавый орет и прокачивает свою неоязыческую поп-механику.

Неоязычество — это апокалиптическое торжество плоти, ее последний крик-тех.

* Не вникая в научную сторону дела, православная Церковь испокон веков сохраняла и укрепляла чистоту святорусского народа-дитя. Слово батюшки, что читать полезно, а что гибельно для души, — было законом для старых и малых. По сути, все святоотеческое учение о спасении направлено на оберегание чистоты языка и смирение ума, ибо он легко и незаметно может превратиться в орудие дьявола.
  
#19 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:26
  
1
ЧЕЛОВЕК И ВСЕЛЕННАЯ ИМЕЮТ ОДНО НАРЕЧИЕ

Сегодня, когда накоплено столько знаний и жизненного опыта, все главное прояснилось и подтвердилось наукой. Словом Бога, действительно, небеса и твердь созданы, и вся тварь, и человек, как наивысшее словесное творение. Даже безбожной науке теперь открылось: вся Природа (космос) логосна-словесна, пронизана грамматическими структурами и человеческими свойствами (антропный принцип).

А как же иначе? — если все сущее воистину создано и расписано одним почерком Слова. Потому во вселенной все со всем общается, соединяется, и каждое дыхание да хвалит Господа. По мысли преп. Максима Исповедника, православная литургия содержит в себе и космическую литургию — песнь о всецелостности Мироздания.

Испокон веков жила у всех народов мифологема, как догадка просыпающегося ума младенческого человечества: Мир как большой Человек. Издревле у всех народов мы находим такое прозрение: у МИРА и ЧЕЛОВЕКА одна грамматика, один язык, одно уравнение. Словесный макрокосм сжат в сверхплотный свиток человека, исписанный говорящими текстами о жизни и опыте истории рода, начиная от Адама.

В каждом — бездна говорящей информации, в том числе, и благоприобретенной от воспитания и образа жизни. Это персональный суперинтернет, где смешались и правда, и ложь, откуда язык черпает и показывает мир человека — или хаос. И весь этот говорящий хаос современной лжеинформации нужно глушить, гасить, чтоб слышны были из глубин естества праотцовские слова-корни. Но орущая ложь мiра сего, СМИ непрерывно возбуждает хаос, разрушает внутренний мир человека и поселяется там сама. Чтоб все обменивались ею, потребляя друг друга, и становились последней популяцией б.у. человеков — гуманоедами.

Теперь они испускают сплошной гуманизм, права человека, свободу слова, общечеловеческие ценности и консенсус всему... Как распознать гуманоедов, если с виду они, как все? Только по плодам их нового языка общения с мiром. По ракетам на головы народов, атомным отходам и ларькам, по плодам зла, завалившим всю нашу Русь. Потому что язык их — связь их... с убийцей рода человеческого.
  
#20 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:27
  
0
ПРОГРАММНЫЙ ЯЗЫК УПРАВЛЕНИЯ МОЗГОМ, НАРОДОМ, ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ

Родной язык — царь в голове человека
Господь создал две книги — Библию,
в которой Он выразил волю Свою, и
Природу, в которой Он показал мощь Свою.
Ф. Бекон

Оторвемся от экранов и посмотрим в окно, на звезды, где царит вечный мировой порядок. Выйдем в интернет космоса, чтобы понять, как в нем работает система управления и тотального контроля за всем и вся, сохраняющая целостность Мироздания. Космос означает порядок, И наука вынуждена была признать закон единства мира и взаимозависимости всех его объектов, приняв на веру, ибо проверить такой факт невозможно.

Мироздание, в котором все со всем непрерывно взаимодействует и обменивается информацией, представляет собою вечный мегакомпъютер, управляемый языком Творца. Как же иначе, если все сущее создано Словом.

Ведь все открытое наукой скопировано с природы, творения Божьего. Больше неоткуда. Потому нам и сказано: без Меня не можете творить ничего, т. е. — ничего доброго и полезного, но только обезьянничать, причем исключительно во вред себе и людям.

Учители церкви назвали отца лжи-дьявола обезьяной Бога, ибо он во всем подражатель: копирует какой-нибудь закон творения и подсовывает ученому, а тот, ослепленный гордыней самзнания, принимает за свое. Так развивалась эпоха великих открытий и прогресса-тех. Вот яркий пример: отец лжи (обезьяна) убедил западные народы, что те произошли от обезьяны, и они поверили.
А наша цивилизация обрела теперь собственную систему тотального контроля — копию Божьей, причем также с одним программным интерязом для управления людьми, чтоб сами обрезали все первородные связи и попрощались с мiром.

Значит, наша планетарная копия, кроме материальной задачи (наведение новою мiрового порядка, чистка планеты от всего лишнего населения) должна решать и духовную: чтобы все на земле стали едины по плоти и вере в экуменическое интербратство. Но вначале всем нужно просчитаться, дабы свершилась перепись населения пред приходом антихриста — как было и пред приходом Христа Бога.

Нас успокаивают: еще не последние времена. Может быть. Но налицо ведь реалии, которые прямо указаны в Апокалипсисе и они уже ощутимо воплощаются в жизнь. Ибо в истории еще не было глобальной техносферы (спутников, компьютеров во главе со Зверем) и такой всеразрушительной информационной войны против человека.

* * *

А началось все с того, что лукавый заставил своих ученых создать компьютер по подобию человека (его языково-информационной системы), дабы с помощью двойника незаметно управлять живым оригиналом. Однако нет худа без добра: чтобы наладить систему глобального контроля — наука просто вынуждена была сделать распаковку человеческой природы и многое в ней рассекретить, раскрыть законы обмена информации в нашем естестве.

Как известно, компьютер сразу создается с главным-управляющим языком, и он навсегда остается неизменным, хотя и вводятся в него потом любые программные языки. Вот доказательство от противного. Значит, и у человека первородный язык должен сохраняться главным и неизменяемым. Коль пользователь защищает компьютер от вирусов, чтоб не потерять взаимопонимание с ним, то — как тогда человек должен защищать свой внутренний мир (первородный интернет) от вирусов лжи, чтоб не утратить язык общения с Творцом? — да и с самим собой! Ибо сегодня куда ни включишься, и ты уже во лжи — над пропастью. Изыди-те и нечистот их не прикасайтеся, и Аз прииму вы.

Благодаря кибернетике стало известно, что наш мыслительный микрокосм во главе с мозгом является, по сути, Божьим псибиокомпьютером, с которым по сложности не сравнится весь этот мiр и все, что в нем было и есть.

В языке каждого человека содержится и всеисторический язык от Адама, и национальный — отдельного народа. А также и личный язык, который полностью зависит от веры, воспитания и наших университетов. Все это естественный — персональный интернет (информационный тезаурус), откуда черпает язык, выражая внутренний мир или хаос человека.

Следовательно, и в языке содержатся, и в носителе закодированы, утверждены универсальные законы-обычаи (нравственные, общежитийные) существования всего рода человеческого. Среди них есть верховный и единый мировой порядок общественного бытия для всех народов, установленный Отцом Богом. Это закон отцовской власти в семье и обществе: носителем языка, управляющего семьей, является отец, в обществе — царь как отец всенародной семьи. Чтобы осознать, насколько важен этот порядок, нужно понять очевидное. Все главные общественные катастрофы последних веков (устранение монархий, введение демократий и нового мiрового порядка) были направлены исключительно на отмену этого закона: власти (языка) Бога Отца Правды над человечеством — и замена ее властью (языка) отца лжи.

Заметим, что сегодня в общественном мiропорядке — исторически переломный момент. Западная государственная машина, эта убийственная антисистема, уже не нужна. Обобрала Россию до нитки, собрала весь мiр в своем кармане, скачала нравы своих народов и стерла их как личности, превратясь в мiровое сообщество распада и уничтожения всей жизни на земле. А теперь закономерно: сообщникам нужно ввести за кулисой свою монархию — от лукавого.

Потому как в любом человеке, хочет он того или нет, продолжает действовать монархия — власть одного языка. В нашем мыслительном аппарате не бывает одновременно двух главных языков, и уж тем более — Демвыборов, хотя мозг непрерывно плодит всякие вспомогательные языки на все случаи жизни и в любой ситуации. И все они в голове человека могли бы провести голосование, собрать парламент или состроить какую-нибудь думу, но увы! На такой бес-предел в любых мозгах стоит запрет, ибо ни одни не выдержат, взорвутся. Этот закон монархии одного языка давно доказан психологией, психолингвистикой и кибернетикой.

Если представить, что в голове человека управляют одновременно два главных языка, то он, как Иуда, тут же повесится. Ибо сказано: не можете одновременно служить Богу и маммоне. Но если временно все же воцаряется двоевластие (двуязычие), тогда сразу начинается запредельное раздвоение — безумие: быть или не быть, жизнь или смерть... пока не восстановится единовластие. Наш мозг — модель мира, и что в нем происходит, то проецируется и творится и в наших верхах правительственных.

Власть царя в голове свергнуть невозможно, а в головах общественных организмов дьяволократия давно свергла монархов и вновь подводит всех к власти одного. Так что монархия вездесуща: или Отца Правды, или отца лжи.

Человек создан как активная информсистема, постоянно открытая своему Творцу. Вся история людей — это история их богообщения, и стоит только связи с Богом прерваться — планетарный мегакомпьютер будет выключен. Выдерни, пользователь, штепсель своего умника и посмотри, как сбросит и как обидится на тебя. Или запусти в него самый хитрый вирус, а потом попробуй побеседовать с ним.

Потому мы и говорим столь подробно о связи, которая — либо язык жизни, либо язык смерти. А для чего, как вы думаете, планета опутана электронно-информационными сетями? Человек создан как живой узел связи всего со всем.

Современная информатика и здесь оказала нам познавательную услугу. Оказывается, диалог в Раю был началом киберуправления людьми языком отца лжи. Теперь мы пожинаем плоды его науки.

Изначальную открытость человека к общению лукавый-юзер использовал: родной язык незаметно обрезал, подключив — свой — к плотскому любопытному умишке, и процесс общения пошел по прямому каналу с преисподней. Оттуда сегодня на всех волнах приглашают и зазывают широкие народные массы: подключайтесь и оставайтесь с нами.

История не знает ни одного примера или памятника непосредственного общения человека с отцом лжи. Даже в Раю искушал прародителей не он сам, а змей. Господь позволил сатане искушать Себя для того, чтобы мы знали: дьявол может дать нам только этот вещественно-информационный мiр ЛЖИ. И он дал, и теперь человечество живет в нем и самоискушается, познавая самые последние плоды лжи.

Для человека дьявол навсегда закрытая информсис-тема: лицом к лицу лица не увидать. И он чрез своих посредников-носителей способен только на одно: непрерывно наполнять людей злом, ложью и закрывать их, превращая в запечатанные сосуды. Печать антихриста и завершит этот процесс.

Посему высокоразвитых лукавый бросил в кипящий соцкотел развратной и роскошной жизни на саморастление, как никому уже не нужные вещи в себе. Ибо в природе не существует закрытых систем. Человек же грубо нарушил этот фундаментальный закон природы, и своей, и окружающей.

Заметим, носитель — чисто православное понятие: народ богоносец, богоносный, духоносный старец или носители благодати, мироносицы. Так что это отец лжи опять собезьянничал и ввел в оборот своих носителей информации. Но поскольку невозможно быть на одной связи с Богом и дьяволом, то все эти средства массовой информации (техносфера планеты) созданы специально для повреждения и обрезания связи с Творцом. Все они работают на отключение человека от общения с творением (естественным интернетом внутри и вовне), где у него сохраняется еще возможность встречи с Творцом, и на уловление его в свои сети, где встречает всех антитворец.

Итак, вначале лукавый отсек высокоразвитых от общения с Творцом (небом), а теперь и с творением (землей). Ну, и где они теперь находятся и с кем общаются? — в лжеинформационном концлагере, откуда выхода уже нету, да и никто искать его не будет, ибо у несчастных обрезана связь, и духовная, и телесная.

Святые Отцы предупреждали, что дьявол никогда не будет так силен, как в те времена, когда заставит всех забыть о себе. Забыли. Теперь и у нас многие, даже православные, воспринимают его как метафору или некую неопределенность. Тогда как сказано: дьявол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить. Сегодня все на связи: если не со Христом Богом, то с врагом рода. А если кому-то кажется, что он может быть сам по себе и никому не подчиняться, и ни с кем не общаться... так его двойнику тоже иногда так кажется, когда он глючит или зависает. Это уже сугубо кибернетическое доказательство: зачем и Кому должен служить царь в голове человека — его язык первородный.

Поскольку человек всегда включен в сеть, в информ-обмен со Вселенной, то и любой ответственный компьютер (Зверь, например) постоянно включен в свою сеть, осуществляя мониторинг-слежку за новым мiровым порядком. Чтобы все пользователи проинформировались и сами просчитались, запутавшись в сетях интернета, словно птицы, исчезающие с лица земли. Лукавый и здесь собезьянничал, используя эту информационно-электронную техносферу как свое всевидящее око.

Ну, а пока все участвуют в неоязыческой мистерии. Сбылась мечта космополита — магия безграничной власти над бесконечным мiром инфолавки: что, где, когда, почем...

Четвертая власть уже открыто заявляет: мы владеем всей мiровой информацией, потому и управляем умами всех людей.

* * *

Всмотримся, что представляет собой современная информация — интернет? Самостоятельный, искусственно созданный инфомiр, без всякой связи с миром невидимым, в котором находятся божьи сущности-логосы, как начала всего в мiре видимом. Оторвавшись от Истины, современная информация не может быть целостной, ибо в ней изначально таится, бродит и размножается фундаментальный вирус лжи. Представьте себе тело, пораженное метастазами рака, которые паразитируют на здоровых клетках, подавили их, заместили и живут за счет организма. То же самое представляет собой человек проинформированный. Весь его внутренний мир (первородный интернет) набит знаками, пустыми формами (ин-форм). Все родное и вечное в нем задавлено под спудом шевелящегося хаоса; истинные связи разорваны, а тем временем сплетаются чужие, поверхностные, временные.

Так Люцифер-просветитель доламывает величайшее Божье творение — словесное существо! Человек глубоко проинформированный — означает человек сломленный, потому как — весь нивелирован, отформатирован, узко заспециализирован, гильотинирован и обрезан со всех сторон. Соблазнились, продались, просчитались и поймались.

Мир высокоразвитых народов — информационный тезаурус со-тел. Это миллиарды живых ячеек сотовой связи, подающих информацию на счет одного банка, от лукавого. Чрез трубку связисты грузят очередное тело и вставляют в новую ячейку сотовой связи. И получается коллективный разум. Муравьи, кстати, сосуществуют и управляются именно так, но лучше — без слов, языка и ума.
Сознанием и поведением высокоразвитых уже не просто манипулируют, а прямо управляют (директ драйв). Ибо за неимением духовного языка, любви и веры, люди сегодня живут и мыслят на основе только психики, своего плотского ума. А психикой и умишком давно научились управлять так же легко, как и детской игрушкой по радио, и этого уже никто не скрывает. Без языка правды Божьей не то что спасти душу невозможно, но даже сохранить свой внешний вид. Посмотрите на высокоразвитых в их потерянном раю для потерянных — это расплывшаяся плоть стекает со стола истории.

* * *

Если цивилизация уже в сетях отца лжи, если обрывает все верные связи меж людьми и с миропорядком, прощаясь с Богом, то Он, невзирая ни на что, все еще удерживает всеобщее безумие. Все еще — Свой мир дает мiру нашему и смотрит, испытывает Своих носителей истины и власть предержащих — до чего дойдут, до какой меры разврата и безумия. Куда теперь — из Мироздания? неужто в Общий Дом публичный?
  
#21 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:27
  
0
ДУША, ВЕРА И ЯЗЫК

Змей искуситель явился первым носителем лжи, посредником, прервавшим прямое общение человека с Богом. Так вирус лжи навсегда поразил язык-связь человека с Творцом. Поврежденный язык ввел в заблуждение умную душу и она утратила точное ведение Отца, обретя взамен веру в невидимого Бога. Потому язык духа и стал единственным посредником (верной связью) меж душой и Богом. И поскольку все началось с повреждения языка, то только труды человека по сохранению и защите от лжи первородной связи с Богом делают язык верным водителем ослепленной души. Впередсмотрящим, ведущим душу по узкому пути ко спасению.

Сегодня все в этом кибермiре направлено на повреждение и обрыв связи с Жизнью на земле...

Падший Запад, управляемый дьяволом, уничтожает корни нашего, самого великого на земле языка, внедрив в жизнь народа все самые эффективные механизмы растления и смешения. И очень скоро такой помешанный язык сам помрачит разум оставшегося народа, веру сделает мертвой для дел, а безумцы наконец-то начнут переводить церковно-славянский с небесного на земной — идя, как всегда, навстречу пожеланиям... Так язык отца лжи ведет и опускает род человеческий — от Рая до ада.
  
#22 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:27
  
0
КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МОЗГ ПРЕВРАТИЛСЯ В САМОУБИЙЦУ

Он спятил и пошел вразнос, разрушая себя и всякую жизнь на земле
Наша цивилизация чем более совершенствуется, тем более отлучает людей друг от друга и разбивает жизнь каждого из нас на разные части, мало между собою связанные. Что же может связать воедино нашу раздробленную жизнь? Только — мысль о Боге...
К. П. Победоносцев

Отцы Церкви изначально утверждали: Кто не знает и не любит Господа, у того отбирается разум. Свершилось, отобран. Тогда кто там воцарился на святом месте и управляет Мiром-тех? Правды об этом мы не прочтем и не найдем нигде, поскольку все исследования в области языка и мозга — герметическое знание для посвященных.

Древние говорили: наш мозг — модель мира. А Платон за пять веков до Р.Х. сказал: мир познает не тот, кто мыслит, но тот, кто любит. Ибо процесс мышления, познания может происходить сколь угодно без человека, автоматически, т.е. по приказу свыше или по программе СМИ, например. Как и любой серьезный компьютер без присутствия пользователя может мыслить, сообщать, подмигивать...
В этом веке наука сделала эпохальное открытие под названьем функциональная асимметрия полушарий головного мозга человека. Открывателем его считается американский еврей Сперри, нобелевский лауреат 1981 г. В связи с этим стали изучать разные слои населения: кто левый, кто правый и кто умнее. Всех, обладающих высокоразвитым левополушарным мышлением, сразу объявили общечеловеческими ценностями. Ими и оказались поколения детей иудо-интеллигенции, как наиболее способные к знаковым наукам и занятиям: экономическим, математическим, филологическим... То было новое племя пользователей грядущей эпохи информатики и связи — но с кем?

Корневое сельское население сразу стало неперспективным, ибо оно правое — с неразвитым левым полушарием. Все это статистически исследовалось группами ученых в нашей стране. Обнаружилась также неожиданная зависимость нравственности от перестройки в мозгах: чем меньше развито левополушарное мышление, тем больше в характере людей смирения, доброты, незлобивости. Особенно ярко это видно у малых народов, например, чукчей. Понятно, нравственность — духовная категория, но в том-то и дело, что без силы духа, удерживающей ум, — механизм мозга автоматически перестраивается сам на себя.

Городская жизнь — древнейшая фабрика по переработке и уничтожению естественной нравственности от земли, от сохи на... хитрость, жадность, агрессивность. В асфальтобетонных джунглях и опускали нравы поколений.

Потому ведь дьявол и отправил избранных евробандитов на тот свет новый, чтоб уничтожили все племена индейцев и поставили там Америку как статую свободы с гримасой сатаны — на крови безчисленных детей природы. Чтоб ныне, как планетарный вулкан, извергалась она лавой злобы и всеразрушения на Россию и другие коренные народы.
История завершается той же сценой, с которой началась: высокоразвитый Каин-урбанист, построивший когда-то первый город, добивает на поле Авеля. Логика подсказывает, что на роль Каина подходит иудейский народ, как первенец, а на роль Авеля — русский, как последний богоизбранный народ. Это братоубийство мистически соединяет начало с концом времен: город уничтожает останки деревни, левые — правых, ложь — правду, выродок — деву, муж — жену...
Ученые установили, что у женщин от природы право-полушарное мышление (образное, мироносное), а у мужчин, наоборот, сильно левополушарное, знаковое. Посему западные бессильные мiра сего давно занимают женщин на ответственных постах соцпанели, чтоб поднять их до своего ума. Так воспитывается племя вавилоно-блудниц и новых амазонок, которые уже наводят свой порядок в верхах, выметая из коридоров ветхих наркоманов власти. Теперь и в наших думах правительственных все чаще и уверенней занимают места жены просвещенные, причем на должностях невероятных доселе.

Развитие левополушарного мышления у женщин знаковыми науками и властными занятиями прямо и наиболее глубоко поражает их нравы, психику и лишает веры, духовности.

Почему левый, плотский ум мыслит только разделительно? Приведем лишь простой пример. Если снять в мозге автоматическую функцию контроля и распределения, то в организме тут же будет энергетический кризис. Ибо каждый орган с такой силой потащит на себя общие ресурсы, что на этом сразу все и закончится... Примерно, как и в нашей стране сегодня.
Вот упрощенное киберустройство нашего мозга, состоящего из трех участников: правый мыслит образами, левый — знаками, цифрами: третий, средний мозг — связями. От их совместной работы мы получаем на выходе один результат, одно решение.

Творец, как в организме человека, так и общества — все создал по Своему образу и подобию: тройственно по составу естества, но с одним царем в голове. Правый дух не только верно управляет нашим псибиокомпью-тером (мозгом), но и исцеляет, гармонизирует его сложнейшую работу. Ибо ум от первородного греха смертельно поражен вирусом левизны, что означает, без Божьей помощи, укрепления духом — мозг быстро саморазвивает одного лишь участника — левого, все-разделяющего, ослабляя два других — образное и связующее, и увлекает всех в хаос. Как если бы солнце, дающее свет, тепло и жизненную энергию, стало излучать только испепеляющую жару... в кромешной тьме.
Мозг превратился в камикадзе. Напомним, дьявол в переводе с древнееврейского — разделитель. А Господь говорит: и кто не собирает со Мною, тот расточает. Такова расплата за прогресс и все перестройки вечного мирового порядка — Божьего.

Утратив истинные образы и связи в головах, люди воспринимают теперь легко и взаправду лжеобразы и лжесвязи, навязываемые им извне. Потому воспримут и главный, последний лжеобраз (антихриста) и связь с ним инфернальную.

Мозг человечества, как модель мира, из тройственного стал однополярным и подогнал мiр к тому же состоянию. Фундаментальная перестройка внутри воплощается вовне, в мiру.

Босх натурально изобразил свои евронароды чудовищными уродцами и карликами, Брандту пришлось усадить их на Корабль Дураков, а Шпенглер показал им Закат Европы. Теперь от ее заката осталась у нас на память лишь одна картинка: безумная баба, сидя на быке с большими рогами, куда-то плывет в открытом океане, видно, в поисках страстей нечеловеческих.
Чтоб побыстрее собрать весь мiр в одном кармане, евронародам явились три спасителя во плоти, как три источника. Дарвин открыл, что они произошли от обезьяны Бога и дал им новую заповедь естественного отбора. Маркс заменил им Благодать деньгами, научив, как "по уму" отнимать их на больших дорогах кака-пипи-тализма, а Фрейд лишил Отцовства и заменил разум на либидо — сексуальную энергию. Вот инфернальная евротроица обезьяны Бога, которая два века просвещала всю интеллигенцию и верхи России.

Что же теперь осталось в евромозгах? — квинтэссенция плоти! Веками сеявшие в плоть пожали смерть и тление. Тысячу лет они жили только для себя, великорусский же народ — для Бога, на своих плечах перенеся разложившуюся цивилизацию Запада в третий миллениум.

Предчувствуя свою погибель, несчастные истерически заняты теперь спасением природы (от себя же), воспитывая экосознание. Однако яйца курицу не учат — язык управляет умом, сознанием, а не наоборот.
Здесь все от великого к малому. Вначале нужно восстановить правильный язык общения с Творцом (православный), потом сам по себе восстановится верный язык общения с творением, природой, и только потом к высокоразвитым постепенно может вернуться сознание, и человеческое, и экологическое. А пока ученые проводят для них постоянно действующий международный симпозиум на тему: мыслить экологически стерильно. То есть, без языка совсем.

При строительстве вавилонской башни Бог смешал языки, чтобы люди перестали понимать друг друга. Теперь Он попустил лукавому смешать высокоразвитые языки по-нововавилонски, и западные народы перестали понимать всех на земле, как состоявшиеся боги. Вместо башни у них теперь закулиса, Общий Дом казенный и дальняя дорога.

А на страницах газет нейролингвисты вовсю уже предлагают свои консультации и лечение, отмечая сильное преобладание левополушарного мышления у детей, не зная, конечно, отчего такая напасть и что с этим делать. В начале века детскую болезнь левизны заметили лишь у революционеров, а ныне она поразила уже и детей. Вот плоды компьютерного просвещения от лукавого!
По заявлению профи-специалистов мирового значения, кибернетика зашла в тупик, потому что давно исчерпала все возможности работы левого полушария мозга человека. Сие означает, что дальнейшее совершенствование управления мiровой информацией ограничено левополушарным знаково-цифровым мышлением. Как воздух, нужен глобальный синтез. Для этого необходимо создать совершенно новый язык образов, на котором работает наше правое полушарие. Над этим два десятилетия бьются лучшие мiровые умы — тщетно. Потому как никогда не удастся левому уму объять необъятное. Чтобы быть правым — надо быть православным.

В голове высокоразвитых гуманитарный апокалипсис уже состоялся. Если мы представим себя попавшими туда вовнутрь, то увидим: это безвидная и холодная бездна, где смыслы и слова сорвались с насиженных гнезд и носятся в горячечном бреду, где ум, как безтолочь, потерял себя, где все превратилось во все... Святитель Иоанн Златоуст еще шестнадцать веков назад сказал: ад начинается здесь, на земле, в душах людей.
Всеобщая апостасия давно поставила печать безумия в мозгах развращенного рода, а лукавый торопится сегодня прочипировать лбы, оформляя сей факт научно, киберпечатью.
Посему верная-истинная кибернетика, как наука управления образным мышлением и глобальным синтезом, осталась только у православно мыслящих. Даже механически мозг русского корневого населения скроен настолько крепко и здраво, что и ныне сохраняет мощный творческий запас (для мiра сего), которого нет ни у одного народа. Глубокие и многовековые корни языка великого помогают еще удерживать образное мышление и смысловой синтез.

И если наши прозападные и либерально-безмозглые умы в верхах будут дальше уничтожать богоданное наследие — пооощрять утечку мозгов в желудок высокоразвитых, то Господь сожжет весь этот мiр. Ибо такова эсхатология, конечная логика истории...

Сегодня на земле только простой народ великорусский нужен Господу как Его последнее малое стадо! — и даже не Церковь, и не Россия — они есть, но что они без него, уничтожаемого сегодня тотально, и активно заменяемого племенем функционеров и оголтелым нацменьшинством. Именно простой народ своей детской верой оживляет и наполняет Матерь Церковь.
Но гражданская власть продолжает опускать народ на дно, он озирается, ищет защиты, а власть духовная, избранные служители, благословляют просчитаться и покаяться за своих властителей.
Сегодня уже камни и заброшенные поля взывают к верхам: отдайте даром землю народу русскому, глубоко коренному, правому, трудолюбивому и самому талантливому в истории людей. Он ведь и есть самый плодородный слой почвы — матушки России.

А у планетарной элиты, золотого миллиарда, теперь новый образ жизни — неокочевничество. Что означает, перекати-поле. Ну и пусть катятся... А мы, даст Бог, поживем еще по старому стилю — во всяком благочестии и чистоте.

У человечества осталась одна надежда — коренной великорусский народ как последний носитель живой связи с Богом.
  
#23 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:28
  
0
ТАЙНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ НА ЗАПАДЕ

Тысячелетье назад...

В монастырских школах Запада латынь была основным предметом, учащиеся зазубривали правила латинской грамматики. Родной язык изгонялся не только как предмет преподавания, но даже из общения учащихся. За вылетевшее из уст отрока родное слово школьника жестоко наказывали: ему вешали на грудь бирку позора; освободиться от нее можно было, лишь "подловив" однокашника, уличить в грехе и повесить на него эту бирку позора.

IX век. Эфемерные мечты Карла Великого воскресить в своем лице римских цезарей и под единым скипетром монарха самодержца сплотить разноплеменные народы Запада — рассеялись в прах, вместе с замиравшими звуками латинских мелодий его двора.

В Провансе, в Южной Франции в Х-ХI веках, благодаря особым историческим условиям, развивается блестящая литературно-художественная жизнь. Папство снисходительно относится к ней, пока не усматривает в зародившемся национально-народном движении опасности и ущерба своим интересам. И нет более пощады никому, огнем и мечом оно истребляет все, до последки книги, до последнего невинного листка на вполне развившемся народном языке! Загубленная в Южной Франции народно-корневая словесность переносится в Италию, в Северную Францию, в Германию, сливается с однородными движениями, идет дальше на почве независимого самобытного развития. Папство снова снисходит и снова затем принимается за меч и анафемы. Оно осуждает на сожжение великое творение Данте Божественную комедию, эту безсмертную Илиаду средних веков. Осуждает лишь за то, что гениальный поэт, оставаясь чистосердечным католиком, желая быть справедливым, вполне по достоинству некоторых пап и их клевретов без стеснения засадил в свой ад, соответственно заслугам, и высказал при этом несколько глубоко назидательных и горьких истин папству. И вот за это, не успев при жизни, казнят его по смерти. Между тем, папы держат при своем дворе в славе и почестях ближайших продолжателей Данте — Петрарка и Боккачио, и даже облекают их священным саном. Именно они — родоначальники открытого язычества (а ныне порнографии — изд.) в Италии, реформации в остальной Европе, так называемого ренессанса и гуманизма, просветительской философии XVIII века... А закончилось все это изгнанием Бога из школ Европы.

А.Пономарев, профессор Журнал Странник, 1860-е гг.

...И сегодня

Какое дело, скажем, Голландии, где располагается международный институт по экологии, до безукоризненных знаний родного языка русскоязычным поступающим? Значит, там знают, что молодой человек (любой национальности), не владеющий в совершенстве своим родным языком, является глубоко неполноценным, и обучать его специальности не следует.

Всем известно, что среди евронародов французы — единственные, которые ни при каких обстоятельствах, ни при какой служебной необходимости не учат иностранных языков, даже английский. Сами они объясняют это тем, что французский — самый великий язык во язычестве. А на поверку в чем там дело? Французы более чем кто-либо из евронародов опущены своим просветителем Люцифером. Давно утратив духовность и нравственность, они вынуждены изо всех сил хранить преданность своему б.у. родному языку, не позволяя примешивать к нему ни слова, ни звука из иностранных наречий. Французы хорошо знают: только верность собственному наречию (даже такому развращенному!) удерживает их в пергаментной ветхой оболочке, похожими еще на человеков.

Европейцы не способны читать и понимать своих классиков, изданных на родном языке всего лишь три-четыре века назад, даже англичане — Шекспира. Мы же читаем и понимаем тексты, писанные на нашем древнем славянском языке более чем тысячу лет назад.

Своим горьким опытом высокоразвитые опровергают древних греков, сказавших: сколько языков ты знаешъ, столько раз ты человек. Антропологический закон словесной природы утверждает противоположное.
  
#24 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:28
  
0
СОН СМЕШНОГО ЧЕЛОВЕКА О ПОТЕРЯННОМ РАЕ

Ф.М. Достоевский

Кончилось тем, что я развратил их всех! Как это могло совершиться — не знаю, но помню точно, что причиною грехопаденья был я.

Как скверная трихнина, как атом чумы, заражающий целые государства, так и я заразил собою всю эту счастливую и безгрешную до меня землю. Они научились лгать и полюбили ложь и познали красоту лжи. Атом лжи проник в их сердца и понравился им. Затем быстро родилось сладострастие, которое породило ревность, ревность — жестокость. Очень скоро брызнула первая кровь — они испугались, ужаснулись и стали расходиться, разъединяться. Явились союзы, но уже друг против друга. Родилось понятие чести, и в каждом союзе поднялось свое знамя. Они стали мучить животных, и животные ушли от них в леса и стали им врагами. Началась борьба за разъединение, за обособление, за личность, за мое и твое.

Они стали говорить на разных языках. Они познали скорбь и полюбили скорбь, они жаждали мучений и говорили, что истина достигается лишь мучением.

Тогда у них появилась наука. Когда они стали злы, то начали говорить о братстве и гуманности и поняли эти идеи. Когда они стали преступны, то изобрели справедливость и предписали себе целые кодексы, чтоб сохранить ее, а для обеспечения кодексов поставили гильотину.

Они чуть-чуть лишь помнили о том, что потеряли и даже не хотели верить, что были когда-то невинны и счастливы. Но странное дело, утратив всякую веру в бывшее счастье и назвав его сказкой, они до того захотели быть невинными и счастливыми вновь, опять, что пали пред желанием сердца своего, как дети, боготворили это желание, понастроили храмов и стали молиться своей же идее, своему желанию, в то же время, вполне веруя в неисполнимость его и неосуществимость.

Однако ж, если бы кто вдруг спросил их: хотят ли они возвратиться к тому счастью? — то они наверняка отказались бы. Они отвечали мне: пусть мы лживы, злы и несправедливы — мы знаем об этом и плачем об этом, и мучим, истязаем себя за это. Но у нас есть наука, и чрез нее мы вновь отыщем истину, но примем ее уже сознательно, ибо знание выше чувства, сознание жизни — выше жизни. Наука даст нам премудрость, премудрость откроет законы, а знание законов счастья — выше самого счастья.

И после слов таких каждый возлюбил себя больше всех. Каждый стал столь ревнив к своей личности, что изо всех сил старался лишь унизить и умалить другого, и в том жизнь свою полагал.

Явилось рабство, явилось даже добровольное рабство — слабые охотно подчинялись сильнейшим, с тем только, чтобы те помогали им давить еще слабейших, чем они сами. Явились праведники, которые приходили к этим людям со слезами и говорили им об их гордости, о потере меры и гармонии, об утрате ими стыда. Над ними смеялись или побивали каменьями. Первая святая кровь пролилась на порогах храмов.

Зато стали появляться люди, которые начали придумывать: как бы вновь всем так соединиться, чтобы каждому, не переставая любить себя больше всех, в то же время не мешать никому другому, и жить таким образом всем вместе как бы и в согласном обществе. Целые войны начались из-за этой идеи. Все воюющие твердо верили, что наука, премудрость и чувство самосохранения заставят, наконец, человека соединиться в согласное и разумное общество, а потому пока, для ускорения дела, премудрые старались поскорее истребить всех непремудрых и не понимающих их идею, чтоб они не мешали ее торжеству.

Но чувство самосохранения стало быстро ослабевать, явились гордецы и сладострастники, которые прямо потребовали всего или ничего.

Явились религии с культом небытия и саморазрушения ради вечного успокоения в ничтожестве. Наконец эти люди устали в безсмысленном труде, и на их лицах появилось страдание. Они воспели страдание в песнях своих. Я ходил между ними, ломая руки, и плакал над ними. Я говорил им, что все это сделал я, я один, что это я им принес разврат, заразу и ложь. Я умолял их, чтоб они распяли меня на кресте, я учил их, как сделать крест. Но они лишь смеялись надо мной.

Наконец они объявили мне, что я становлюсь им опасен и что они посадят меня в сумасшедший дом, если я не замолчу. Тогда скорбь вошла в мою душу с такой силой, что я и проснулся...
  
#25 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:28
  
1
КАК РАЗВРАЩАЛИ И ГУБИЛИ РУССКИЙ НАРОД ЕВРОПОЙ

Ф.М. Достоевский

Народ российский всегда крепок был языком и верою:
язык делал его единомысленным, вера — единосущным.
А.С. Шишков

Теперь все экономисты. Особенно пустились в экономизм те, которые говорят, что не только подъема духа народного нет, но, в сущности, и народа-то нет, а есть и пребывает по-прежнему все та же косная масса, немая и глухая, устроенная к платежу податей и к содержанию интеллигенции; масса, которая если и дает по церквам гроши, то потому лишь что священник и начальство велят. Вот и начали интеллигенты мстить, попрекая финансами.

Везде кричат: "Так как же это мы не Европа, так зачем же это мы не Европа? Нужна только европейская формула, и все как раз спасено; приложить ее, взять из готового сундука, и тотчас Россия станет Европой, а рубль талером". Главное, что приятно в этих механических успокоениях — это то, что думать совсем не надо, а страдать и смущаться и подавно. У нас все это как-то танцуя происходит. Чего думать, чего голову ломать, — заболит; взять готовое у чужих и тотчас начнется музыка, согласный концерт:

Мы верно уж поладим,
Коль рядом сядем.
Ну а что, коль вы в музыканты-то не годитесь, в огромнейшем, в колоссальнейшем большинстве, господа? Это ведь не водевиль...

Вот европейский русский интеллигент: вникните, с каким нелепым, ядовитым и преступным, доходящим до пены у рта, до клеветы азартом препирается он за свои заветные идеи, и именно за те, которые в высшей степени не похожи на склад русского народного миросозерцания, на священные чаяния и верования народные! Ведь такому барину, такому белоручке, чтоб соединиться с землею, воняющею зипуном и лаптем — чем надо поступиться, какими святейшими для него книжками и европейскими убеждениями? Не поступится он, ибо брезглив к народу и высокомерен к земле русской уже невольно. До сих пор, целых два столетия, были особо, а тут вдруг и соединятся! "Мы, дескать, только одни и можем совет сказать, скажут они, а те, остальные (то есть вся-то земля), пусть и тем довольны будут пока, что мы, образуя их, будем постепенно возносить до себя и научим народ "его правам и обязанностям". Это они-то собираются поучать народ его правам и, главное, — обязанностям! Ах, шалуны!

Кончат тем, что заведут для одних себя говорильню. Заведут, да сами себя с первого шага не поймут и не узнают. Будут лишь в темноте друг об друга стукаться лбами. Вы, наши европейцы, на что обопретесь, чем сладитесь? Тем только, что рядом сядете. А сколько расплодилось у нас теперь говорунов! Сядет перед вами иной передовой и поучающий господин и начнет говорить: ни концов, ни начал, все сбито и сверчено в клубок. Часа полтора говорит, и главное, ведь так сладко и гладко, точно птица поет. Спрашиваешь себя: что он, умный или иной какой? — и не можешь решить. Каждое слово, казалось бы, понятно и ясно, а в целом ничего-то не разберешь. Курицу впредь яйца учат, или курица будет по-прежнему на яйцах сидеть, ничего этого не разберешь, видишь только, что красноречивая курица, вместо яиц, дичь несет.

Мы вовсе не Европа и все у нас до того особливо, что мы в сравнении с Европой как на луне сидим.
Захочет ли интеллигенция искренне признать народ своим братом по крови и духу, впредь навсегда, почтит ли то, что чтит народ наш, согласится ли возлюбить то, что возлюбил народ даже более самого себя. А ведь без этого никто и никогда не сойдется с нашим народом, ибо то, что он чтит и любит, у него крепко и он не поступится им ни для какой интеллигенции.

И вообще у нас все теперь в вопросах. И главное, это требует времени, истории, поколений. В том-то и главная наша разница с Европой, что не историческим, не культурным ходом дела у нас столь многое происходит, а вдруг и совсем даже как-то внезапно.

Я, например, верю как в экономическую аксиому, что не железнодорожники, не промышленники, не миллионеры, не банки, не жиды обладают землею — а прежде всех лишь одни земледельцы. Кто обрабатывает землю, тот и ведет все за собой; земледельцы суть государство, ядро его, сердцевина. А так ли у нас, не навыворот ли, где наше ядро и в ком? А разрешен ли у нас вопрос о землевладении? Без здравого разрешения такого вопроса что же здравого выйдет? А спокойствия у нас мало, спокойствия духовного особенно, то есть самого главного, ибо без духовного спокойствия никакого не будет. На это особенно не обращают внимания, а добиваются только временной, материальной глади.

А ход дела-то не ждет, бедность нарастает всеобщая. Купцы жалуются, что никто ничего не покупает. Фабрики сокращают производство.

Забыть нужно текущее ради оздоровления корней — и получишь финансы. Когда б мы, если не совсем, то хоть наполовину, забыли о злобе дня сего, о вопиющих нуждах нашего бюджета, о долгах по заграничным займам, о дефиците, о рубле, о банкротстве даже, которого, впрочем, никогда у нас и не будет, как ни пророчат его нам злорадно заграничные друзья наши. Тогда бы мы направили наше внимание на нечто совсем другое, в некую глубь, в которую, по правде, доселе никогда и не заглядывали, потому что глубь искали на поверхности. Но все тот же вопрос: куда же девать текущее-то — не похерить же его, как не существующее? Я и не говорю: похерить; знаю сам, что существующее нельзя сделать не существующим, но знаете, господа, иногда и можно.

Для примера закину лишь самое малое словцо. Что если б Петербург согласился вдруг каким-нибудь чудом сбавить высокомерия во взгляде своем на Россию — о, каким бы славным и здоровым первым шагом послужило бы это к оздоровлению корней! Петербург дошел до того, что решительно считает себя всей Россией, следуя примеру Парижа. Но Петербург совсем не Россия.

Для всего русского народа Петербург имеет значение лишь тем, что в нем его Царь живет. Между тем петербургская интеллигенция, замкнувшись в своем чухонском болоте, все более и более изменяет свой взгляд на Россию, который у иных сузился до размеров микроскопических, какого-нибудь Карлсруэ. Но выгляните из Петербурга, и вам предстанет море-океан-земли русской, море необъятное и глубочайшее. Танцуя и лоща паркеты, создаются в Петербурге будущие сыны Отечества; изучают Отечество в канцеляриях и, разумеется, чему-то научаются, но не России, а совсем иному. Это иное России и навязывают. "Велика-де Федора да дура, годится лишь нас содержать, чтоб мы ее разуму обучили и порядку государственному".

А между тем море-океан живет своеобразно, с каждым поколением все более и более духовно отдаляясь от Петербурга. О, если б знали, сколько сознания накопилось в народе русском. Сколь многое народом понято и осмыслено. В какое внезапное удивление повергнет это петербургского интеллигентного человека! Долго он будет отрицать и не верить своим пяти чувствам, долго не сдастся европейский человечек — иные так и умрут не сдавшись.

Первый самый главный корень, который предстоит оздоровить, — это, без сомнения, русский народ. Я про простой наш народ говорю, про простолюдина и мужика, про платежную силу, про мозольные рабочие руки, про море-океан. Ищет народ правды безпрерывно и все не находит. И вот что главное: народ у нас один, в уединении, весь только на свои лишь силы оставлен, духовно его никто не поддерживает. Вон высчитали, что у народа чуть ли не два десятка начальственных чинов, специально к нему определенных, над ним стоящих. И без того уж бедному человеку все и всяк начальство, а тут еще двадцать штук специальных! А ведь это не только с нравственной, но и с финансовой точки зрения вредно. Главное, народ один, без советников. Есть у него только Бог и Царь — вот этими двумя силами и двумя великими надеждами он и держится. А другие все советники проходят мимо... Вся прогрессивная интеллигенция, например, сплошь проходит мимо.. Русский народ вам чужой и вы его так даже и презираете.

Народ русский в огромном большинстве своем — православен и живет идеей православия в полноте, хотя и не разумеет ее научно. В сущности, в народе нашем, кроме этой идеи и нет никакой, и все из нее одной исходит. Интеллигенты не признают в русском народе Церкви. Я не про здания церковные теперь говорю и не про причты — про русский социализм, как ни показалось бы это странным. Я говорю про неустанную жажду в народе русском, всегда в нем присущую, великого, всеобщего, всенародного, всебратского единения во имя Христово. Вот наш русский социализм! Над этой высшей единительно-церковной идеей вы и смеетесь, господа европейцы наши. А так как народ никогда таким не сделается, каким бы его хотели видеть наши умники, а останется сам собою, то и предвидится в будущем неминуемое и опасное столкновение. Никогда народ не примет такого русского европейца за своего, ибо народ наш широк и умен. Ужиться народ русский со всяким может, ибо много видал видов, многое заметил и запомнил в долгую и тяжелую жизнь свою. Но ужиться — дело одно, а своим признать — совсем другое. А без этого признания не будет и единения.
Силы, разъединяющие нас с народом, чрезвычайно велики. Народ остался один, в великом единении своем, и кроме Царя своего, в которого верует нерушимо, — ни в ком и нигде опоры теперь уже не чает и не видит. О, какая благословенная сила явилась бы на Руси, если бы произошло у нас единение сословий интеллигентных с народом! Единение духовное. О, господа министры финансов, не такие бы годовые бюджеты составляли вы тогда, какие составляете ныне! Молочные реки потекли бы в царстве! Улетели мы от народа нашего, просветясь, на луну и всякую дорогу к нему потеряли. Как же нам, таким отлетевшим людям, брать на себя заботу оздоровить народ? Как сделать, чтобы дух народа, тоскующий повсеместно, ободрился и успокоился в правде?

На это есть одно магическое словцо: "Оказать доверие". Позовите серые зипуны, и спросите их самих об их нуждах, и они скажут вам правду. И мы в первый раз, может быть, услышим настоящую правду. И не нужно никаких сборов; народ можно спросить по местам, по уездам, по хижинам. Ибо народ наш, и по местам сидя, скажет точь-в-точь все то же, что сказал бы и весь вкупе, ибо он един. И разъединенный един, и сообща един, ибо дух его един. Народ наш за формами не погонится, особенно за чужеземными, ибо вовсе не то у него на уме.

В России, в воле Царя выражается мысль Его народа, а воля народа становится мыслью Царя (В. О Ключевский).

Это дети Царевы, дети заправские, настоящие, родные, а Царь их отец. Разве у нас это только слово, только звук, только наименование? Кто думает так, тот ничего не понимает в России! Тут организм, живой и могучий, организм народа, слиянного со своим Царем воедино. Идея же эта есть великая сила. Создалась эта сила веками, особенно последними, страшными для народа двумя веками, которые мы столь восхваляем за европейское просвещение наше, забыв, что это просвещение обезпечено было нам еще два века назад крепостной кабалой и крестным страданием народа русского, нам служившего. Для народа Царь есть воплощение его самого. Отношение русского народа к Царю своему есть самый особливый пункт, отличающий народ наш от всех других народов Европы и всего мiра. Это не временное у нас, но вековое, всегдашнее.* Вот чего не понимают у нас умники, верующие, что все у нас переделается в Европу безо всякой особливости.
Когда мы переживем лжеевропеизм наш, у нас гражданская свобода может водвориться самая полная, полнее, чем где-либо в мiре. Не письменным листом утвердится, а созиждется лишь на детской любви народа к Царю, как к отцу, ибо детям можно многое такое позволить, что и немыслимо у других, у договорных народов, детям можно столь многое доверить и столь многое разрешить, как нигде еще не бывало видано, ибо не изменят дети отцу своему и, как дети, с любовью примут от Него всякую поправку всякой ошибки и всякого заблуждения их. Итак, этому ли народу отказать в доверии?

Я лишь за народ стою прежде всего, в его душу, в его великие силы, которых никто из нас еще не знает во всем объеме и величии их, как в святыню, верую, главное, в спасительное их назначение, в великий народный охранительный и зиждительный дух, и жажду лишь одного: да узрят их все.
Меня одна баба в глуши, в захолустье, на проселочной дороге, хозяйка постоялого дворика, вдруг спрашивает: "Батюшка, скажи ты мне, как нас там за границей-то теперь порешили, не слыхать ли чего?" Подивился я тогда на эту бабу...

Дневник писателя

* В Москве, во время Коронационных торжеств, народ кинулся к царю Александру I со словами: батюшка родимый, красное солнышко. Целовали его коня, его сапоги, его одежду. Как все это разрушало западное понятие о русских самодержцах! Перед владыками Востока народ в ужасе падает ниц. На королей Запада смотрит издали в почтительном молчании. А на Руси в Царе народ видит отца одной с ним крови и одного духа — и он чтит этого отца явно и смело как ниспосланного ему Помазанника Божия. Коронационный сборник.
  
#26 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:29
  
0
КАК БЕСЫ В ВЕЛИКИЙ ЯЗЫК ВОШЛИ...

Было в нашем языке единственное слово ругательное - бѣсъ. И стояло оно, будто на лобном месте, - издалека заметно. И отличалось от всех, и узнавалось легко, как призрак врага - духа злобы.

Благодаря церковно-славянскому правописанию, бѣсъ имел свое первородное имя, паспорт и прописку преисподней. Поэтому народ твердо знал о его существовании, встречался по жизни со следами лукавого, сочинял о нем в ночь перед Рождеством, опасался его козней: Силен бес, и горами колышет, а людьми - что вениками трясет. (В. И. Даль). Крепко-накрепко верил народ православный, что только с помощью Святой Матери Церкви можно с нечистой силой бороться и далее изгнать подальше. Напомним, что начерталось то слово в гражданском языке так же, как и в церковно-славянском.

Когда вытворялась буквально повальная перестройка святорусского языка, бесы-буквоеды уничтожили две древние буквзали. Причесали, очеловечили, гуманизировали, да и прямо - из грязи в князи. Так путем обновления и обрезания и расплодилось у нас племя бесподобных.

Однако из песни слова не выкинешь. Известно, что и непроизносимые буквы создают не только внешнюю форму и содержание слова, но и его древний, едва слышимый вечерний звон чувств, мелодий, настроений. Все это в целом сохраняет слову корень смыслоразличения, узнавания среди других, дает ему имяслов, морфему и фонему согласно науке языковедения. Слово есть воссоздание внутри человека мира. В данном случае речь идет о таком архиважном слове, что, если забыть его звон, то никакого мира ни в душе человека, ни вокруг никогда не будет.

Введя в язык новописанного беса, буквоеды культурно отвели от него древний корешок узнавания его первородного имени и привили к новоприставке бес, которую вместо родной приставки без ввели повсеместно - во всех соответствующих словах языка. Получилось так, что беса запрятали от узнавания его людьми за двойную стену безпамятства. Заменили имя, т.е. корень узнавания отсекли и новозвучанием-новописанием спутали беса с гражданкой бес новоприставленной.

С тех пор бѣсъ поселился в нашем языке (народе) беспризорником, получив уже гражданскую прописку постоянную. Но при этом он запутал следы и скрыл от людей свое имя и звучание. А народ понемногу начал о нем забывать - перестал верить, что бес существует.

Так новописанный бес устроился у нас в великом языке на двух ставках: и вольным беспризорником, и строгим надзирателем (приставом) за словами, причем, в основном, духовно-религиозного происхождения - чтобы искажать и подменять их корневые понятия и смыслы, формируя из русских людей нехристей, не помнящих родства с Отцом.

Корневая ломка языка немедленно отразилась в жизни общества и народа. Когда беспризорного беса послали работать в наш язык приставкой бес, то натуральные беспризорники - красные дьяволята заполонили буквально всю страну, весь общественный организм - от подвалов, улиц и околиц до всех коридоров власти. Столь сильная и мгновенная реакция - что, случайное совпадение? Нет. Язык в народе - как душа в теле. Посему уничтожение многих корневых слов в языке нанесло разрушительный удар, прежде всего, по корневому народу.

Взглянем еще раз на их смелый и решающий шаг гурьбой к входу в наш дом. Чем можно объяснить замену во всех соответствующих словах (несколько сотен) нашего языка приставки без на бес? Неужто жизненной необходимостью введения новых правил орфографии? Нет, конечно.

Преследовалась лишь одна цель: оказать гумпомощь нашему великому языку. Вот она у нас, здесь и сейчас, вся уже и материализовалась, и сконцентрировалась, из всех клоак западной цивилизации.
Теперь, если хотим сказать о действительно несравненном человеке, то вынуждены говорить: он бесподобен, т.е. буквально - он подобен бесу. Желая выразиться о чьих-то добродетелях, должны писать: он бес-страстен, бес-словесен... Ведь во множестве таких слов, люди, не задумываясь, соединяют... беса со священными словами, которые произошли от одного святого Корня: Страсти, Кровь, Весть... И вся эта свистопляска вдалбливалась из поколения в поколение на мистическом и подсознательном уровнях. Кому уподоблялись люди?

Забывая о духе злобы, народ утрачивал способность различать духов. Язык же наш родной превращался мало-помалу в интербесиво.

Настали времена вспомнить о пророчествах и поучениях духоносных оптинских старцев. Один сказал, что бесы никогда не будут так сильны, как в те времена, когда убедят всех, что они не существуют. Другой - что от себя и от бесов никуда не уйдешь, терпи на месте. Третий - что человеку одному сражаться с бесами безполезно, ибо им уже почти семь тысяч лет. Следовательно, остается нам бороться с ними, как и прежде - только Словом и Делом, прибегая к животворящему Кресту и покрову Пресвятой Богородицы. Аминь.
  
#27 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:29
  
0
...И ЗАЧЕМ ВСЕЛИЛИСЬ ОНИ В НАШ РУССКИЙ ДОМ?

Да очень просто, взяли и влезли гурьбой через окно в Европу.

А как прошло десять дней, которые потрясли мiр, то они уже чрез Зимний — набивались: для тайной службы набивались, чтоб обеспечивать нам мир и бес-опасность до скончания века.

Когда буквоеды сняли последнюю точку над i в нашей, святой детской азбуке, тогда и смешались в народе небо с землею, породив дружное племя бесклассовое. Так и установился у нас крепкий мiр соц-бес-языческий. И стали мы всем обещать мiру мiр дать сразу, а себе в светлом будущем обесстроить. Видите, какие у нас в языке открылись безграничные возможности игры словами, как мiрами параллельными, как добром и злом — неразличимо?

Ну, а как ветхие бес-серебренники верхом на великом ездили, да как даром послужили ему службу верную — так то неинтересно и рассказывать, ибо все уже само собою разыгрывалось по сценарию древнему. Послужили, послужили бесвозмездно ему — да и обесглавили. Потом долго, долго катили пейзаж пред народом доверчивым. Посрубились все кресты, и маковки в огне потрескались, потемнело небо синее и засеялось звездами кроваво-красными.

Однако вспомним, как было у его величества языка святорусского — насчет мира того и этого, и как стало накануне, близ при воротах красных.

Небесная иерархия церковно-славянского языка удерживала порядок и в гражданском, как у своего чада духовного. Посему и в мiрском языке все было по ранжиру, на точные места и имения поставлено: звезды — на небе, а кресты на погосте, на груди и в душе народной носили. Одна белая армия слов в языке от небесного мира корнями происходила, другая, черная — от сего, земного мiра произрастала. Оттого народ всегда и ставил безошибочно последнюю точку над i меж небесным миром и земным, святыми и мiрскими заботами, между Божьим даром и яичницей.

Напомним. В понятие, которое ранее начерталось у нас буквами м :i :р , Святые Отцы изначально вкладывали все земное торжище мiрское как вместилище всечеловеческих страстей. По Евангелию, это и есть мiр, лежащий во зле.

Предвечно существует иной мир — горний, как непрерывное и совершенное согласие и тишина, который присущ только Богу. Истинный мир не от мiра сего и может лишь посылаться Свыше — в Православную Церковь, по соборным ее молитвам.

Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мiр дает, Я даю вам. (Ин.14, 27).

Посему как и прежде, от единого Начальника всемирной Тишины — Святая Церковь Православная стяжает дух мирен непрестанными молитвами и посылает мир всем, и призывает всех: миром (тишиною и согласием) Господу помолимся, чтоб возлюбить друг друга во единомыслии.

Однако враг рода человеческого заставил человеков до дурной безконечности обустраивать на земле мiру мiр и грех ко греху складывать — добиваться рая здесь и сейчас, и немедленно. При этом, исторически разжигая в каждом непримиримую войну: с собою, с окружающими... чтоб, наконец, последний век заземленный сразился с небесным... Вот тогда из пепла звездных войн и родилось племя мифотворцев, на знамени которого кричащий звездопад: Я, Я, Я есть первый из всех.

Так чем теперь зарядилась эта, так называемая аура планеты? Перемирием, миром и безопасностью? Его не может быть здесь, как и солнца в стакане холодной воды.

Человек либо стяжает смирение, дух мирен, либо накапливает в себе войну тайную или явную, которую неизбежно исторгает в окружающий мiр.

Миром Господу помолимся...
  
#28 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:29
  
0
ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКИЙ — ЯЗЫК БОГОСЛУЖЕНИЯ ДО СКОНЧАНИЯ ВЕКА.

Римский проповедник говорит: "Верь своему священнику"; славянский — "верь Слову Божию, возвещаемому тебе священником; но точно ли он его возвещает, смотри сам..."
Славянский сборник, XIX век

Религия — значит отношения человека с Богом или связь с Ним. Подчеркнем: связь эта никогда, от сотворения мiра не прерывалась, ибо обрыв ее будет означать конец истории.

И как естественным образом наследовались знания и опыт в общении людей с окружающим мiром, так наследовался опыт общения с Богом и богопознания.

Новый Завет дан людям как новый язык общения с Пресвятой Троицей единосущной и нераздельной.

— Вначале было Слово Отца к Пречистой Деве Марии в Благовещении.
— Затем Сына — в непосредственном общении с учениками и народами.
— Затем Бог Дух Святый снизошел языками на апостолов в день Пятидесятницы.

Родоначальницей новозаветного языка веры православной стала Пречистая Богоматерь, а хранительницей — св. Матерь Церковь, священники же, как ныне, так и присно — защитники чистоты языка богослужения и духовные воспитатели народа, коим Сам Господь повелел душу полагать за овец своих. А народ Божий является соборным телом-ностелем. священного языка.

В новозаветной истории Промысел Божий определил трем избранным народам служить единому Богу — во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Латинский и греческий народы не выдержали тяжкий крест языка богообщения и скоро отпали, передав священную эстафету третьему — русскому народу.

Есть незыблемый закон природы нашей: каков носитель — такой и язык. Каждый народ заслуживает своего языка. По какому назначению он использует свое родное средство общения, например, для разврата и торговли.., таков и народ умом и нравами.

Церковно-славянский дан нам Богом чрез святых Кирилла и Мефодия, и он не пребывал ни одного дня жизни во язычестве, в мiру, как латинский и греческий, до того как стать языками богообщения.

Церковно-славянский, как родился для служения Богу святым младенцем святой Матери, так и остается в ней уже более тысячи лет. По корням он не изменился. Церковно-славянский промыслительно является последним-эсхатологическим языком богообщения, который завершит историю истинной веры православной, как единственно живой связи с Богом.

Народу русскому нет равных в истории по длительности стояния в вере. Этому факту обычно не придают должного значения, а между тем ни у одного языка-народа на земле нет такого святого происхождения, от глубоко корневых и боголюбивых родителей: с пеленок в Церкви петь псалмы, не выходя из Нее тысячу лет! По человеческим меркам невозможно представить глубину вразумленности Духом Святым нашего языка-народа.

Несколько веков у нас складывались самые идеальные условия для развития сугубо церковного гнозиса (знаний) в монастырях, которые были единственными центрами просвещения на Руси. В монашеских кельях простые иноки ревностно постигали все мировое наследие богопознания. Едва просветившись светом Христовым, Русь сразу дала миру плеяду ярких мыслителей-богословов и церковных писателей. Народ же соборно, всею душою поддерживал и глубоко благоговел пред познающими Слово Божие. При этом на святой Руси не было условий для выделения обособленного клана мыслителей-интеллектуалов, как, например, в Византии.

Таким образом и гражданский язык — как литературный, так и народный — возрос, укрепился духом и стал недосягаемой вершиной среди других... И только потому он сегодня великий и могучий, что веками его неотступно окормлял святой жизни духовник — церковно-славянский.

Многомиллионное обращение народа к вере, по сути, второе крещение Руси в эти последние времена, говорит об одном: русский народ по своей воле уже не изменит Слову Христа Бога до конца. Господь Сам ведет Свой Божий народ русский, ибо он единственный в Священной Истории, который не отпал от Истины на своем земном пути.

А кто не только отпал — но преступно посягнул на святыню, язык богообщения? и какое последовало наказание?

— Жестоковыйный иудонарод распял Христа Живое Слово и навсегда лишился слова — языка правды: слово Мое не вмещается в вас; Се оставляю вам дом ваш пуст.

— Запад тысячу лет назад, окатоличившись, сразу лишен был ума и языка общения с Богом, и началась у него эпоха Возрождения плоти — ее великих открытий и прогресса...

— Два века назад на святой Руси вся знать, интеллигенция и дворянство поголовно перешли на французский, забыв свой родной язык. От этого произошло всеобщее помрачение ума... В двадцатом веке нападки просвещенных бес-покойников на церковно-славянский завершились известным финалом.

Перед самой революцией авторитетная синодальная Комиссия ведущих богословов, лучших лингвистов под руководством митрополита Сергия (Страгородского) завершила свой десятилетний труд. С самыми благими намерениями богослужебные книги были подвергнуты значительному исправлению, а затем изданы "на благо народа церковного". И что же? — народ отверг это начинание! Новые исправленные тексты, по сути, лишь слегка русифицированные, не были приняты верующими; богослужения продолжали совершаться по старым книгам. То страшное посягательство на священный язык — живую связь с Богом — было последней каплей, после которой Господь попустил русский апокалипсис, всесожжение. Так можно ли переводить с небесного на земной?..

Однако подошли последние времена русской истории. Христоубийцы привычно распинают у нас последнее слово правды, высокоразвитые помогают им приблизить конец света, а верным посылается это жизнеутверждающее языковедение.

Есть незыблемый, богоданный закон нашей словесной природы. Если язык не освящен Господом чрез избранных святых, то любое человеческое наречие — это грязнейший канал связи, в котором звучат инфошумы, чужие голоса и музкакофония плоти. Человек, молящийся на таком языке — безумец посреди ревущей дискотеки.

Обращаясь к высшему начальству, мы изобретаем особый, высопарный стиль письма-речи. Каждый президент сегодня имеет сверхзакрытый и совершенно чистый от посторонних шумов канал связи. Верным же ничего изобретать не надо. Творец и Господь наш даровал нам живую связь с Собой, язык богослужебный, неземной — чтоб Дух еще говорил Церквам.

Святитель Игнатий писал: Неумолкающим чрез века повторением одного и того же слова выражается состояние духа, превысшее всякого слова: оно — глаголющее и вопиющее молчание.
  
#29 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:30
  
0
Адмирал А.С.Шишков — патриарх русской словесности

Александр Семенович Шишков... Было время, кода это имя знал и почитал каждый русский человек. Славный адмирал родился в 1754 году. Он прожил без малого век, верою и правдой служил Отечеству при четырех государях — Екатерине, Павле, Александре I и Николае I. Президент Российской Академии наук, государственный секретарь, министр просвещения. Но при всей обширности занятий и обязанностей главным его служением — навечно стала родная словесность. Он один сделал столько открытий в области языковедения, что сегодня их с избытком хватило бы на несколько академических учреждений.

Охранитель устоев святой Руси, верный слуга царей, ревнитель церковно-славянского, Шишков всю жизнь плыл против течения. Как часто биографы, описывая то или иное событие его жизненного пути, подчеркивают: первый в России... Зачинатель литературы для малышей, сочинитель замечательной детской библиотеки, которая стала поистине всенародной. Первый заговорил о смертоносном засилье французского, чужеземного языка — наводнявшего Русь, как потоп, землю. Первый во весь голос усовестил обезумевшее высшее общество: да полно вам обяезьянничать! нашли себе образец — язык страстей и пороков забывшей Бога страны... Первый отчеканил формулу: славянский и русский язык — един, а значит, раздирать тело родной словесности, искусственно разделяя наречия — это подрубать корни могучего древа, безобразить язык... Первый — задолго до Киреевского, Аксакова, Пушкина, Даля — с любовью обратился к народным сказкам, песням, былинам, черпал и черпал сокровища из этого неиссякаемого родника. Защищая церковно-славянский язык и веру отцов, первый возвысил свой голос против сектантов, хлынувших в Россию в начале девятнадцатого века под личиной библейских обществ...

В 1803 году вышло в свет его Рассуждение о старом и новом слоге российского языка — безпощадный приговор сиятельному предательству родного языка-народа, господствовавшему в тот век карамзинскому новаторству — сентиментализму, отвернувшему голову на Запад.

Дух времени обрушился на отважного адмирала градом насмешек, критик, издевательств. Он основал Беседу любителей русского слова. С ним рядом встали Державин, Крылов, Шаховской. Множество людей с надеждой стекалось на заседания Беседы, авторитет ее креп, доклады печатались для всей страны, ревнители родной словесности расправили плечи: жив язык — оживет и народ! И даже когда началась война с Наполеоном и Шишков отбыл в действующую армию, Беседа продолжала собираться — так велика была тяга к великому и могучему русскому слову! А карамзинисты-западники, рабьи поклонники чужебесия, соединились в Арзамасское общество безвестных людей — в пику Шишкову и его Беседе. Выдумывали эпиграммы да остроты — от вступительных речей, для которых полагалось брать напрокат одного живого покойника из Беседы, до пародирующего православную литургию служения богу Вкуса. Точнее, обезьяне Бога: кто, кроме него, мог додуматься до таких литературных забав? Метили в Шишкова — попали, как всегда, в Россию. И даже 1812-й год ничему не научил безумцев...

Ныне лишь буквоеды-бессловесники сохранили имена тех каламбурных дел мастеров (среди них был и дядя Пушкина), да позорные прозвища и клички, что пытались безвестные люди навесить на великого сына Отечества. Так и кочуют до сих пор по энциклопедиям да музейным залам. Мы же отряхиваем их, как прах от ног.

А тексты Александра Семеновича Шишкова спешат на встречу с читателем. Они говорят сами за себя. Язык, который он защищал всю свою долгую жизнь, теперь прославляет подвиг великого русского адмирала. Во славу Слова.
  
#30 | Андрей Рыбак »» | 03.09.2013 17:30
  
0
О ЛЮБВИ К ОТЕЧЕСТВУ

Всемогущему Создателю миров угодно было устроить природу нашу так, чтобы мы для безопасности и благоденствия своего соединялись в различные общества, и каждое из них составляло бы единое тело и единую душу. Человек, почитающий себя гражданином света, то есть не принадлежащим никакому народу, делает то же, как если бы он не признавал ни отца, ни матери, ни роду, ни племени. Исторгаясь из рода людей, он сам себя причисляет к роду животных.

Что такое Отечество? Страна, где мы родились; колыбель, в которой мы взлелеяны; гнездо, в котором согреты и воспитаны; воздух, которым дышали; земля, где лежат кости отцов наших и куда мы сами ляжем. Какая душа дерзнет расторгнуть эти крепкие узы? Какое сердце может не чувствовать этого священного пламени? Даже звери и птицы любят место рождения своего. Человек ли, одаренный разумною душою, отделит себя от страны своей, от единоземцев своих и уступит в том преимущество пчеле и муравью? Какой изверг не любит матери своей? Но Отечество меньше ли нам, чем мать? Самый худой человек постыдился бы всенародно и громогласно признаться в нелюбви к Отечеству. Все веки, все народы, земля и небеса возопили бы против него; только ад стал бы ему рукоплескать.

Отечество требует от нас любви даже пристрастной. Отними у нас слепоту видеть в любимом человеке совершенство, дай нам глаза усматривать в нем некоторые пороки; возбуди желание сличать их с преимуществами других: ум начнет рассуждать, сердце холодеть, и вскоре любимый человек, ни с кем прежде несравненный, сделается для нас не один на свете, но равен со всеми, а потом и хуже других. Так точно Отечество.

Везде и во все времена видим мы удивительные примеры любви к Отечеству. Сила ее превыше всякого страха. Душа, воспламененная ею, не боится ни воды, ни огня, ни глубины, ни высоты. Таков патриарх Гермоген.

Блестит в очах, слезить усталых, Как солнца луч сквозь ранний пар, К Отечеству сердечный жар. Бледнеет скорбь в ланитах впалых, До чресл волнуется брада; Глава годами оснеженна, Вся крепость плоти изможденна, Душа единая тверда.

Подлинно так. В сем теле сокрушенном, изможденной плоти видим мы дух, никакими страхами, никакими бедствиями непреоборимый. Россия без главы. Нет в ней царя. Вельможи все разделены, а каждый порознь слаб и маловластен; народ мятется, унывает, страждет, не зная что делать и кому повиноваться: так на море корабль без кормила и якоря не ведает, куда идти и где остановиться. В таком состоянии была Россия в начале семнадцатого века. Отвне поляки и шведы, внутри не-
согласия и раздоры свирепствовали. Москва отворила врата свои врагу и под властию чужой руки угнетенная, разграбленная, растерзанная, рыдала неутешно. Каменные стены, огнедышащие бойницы, дремучий лес копий, молниеносные тучи мечей, не столько от великих сил неприятельских, сколько от собственного своего неустройства, преклонились и пали. Одним словом все преодолено было; но оставался еще один оплот, всего крепчайший: оставался в изнеможенном теле старца дух твердый; оставался Гермоген.

Народ российский всегда крепок был языком и верою; язык делал его единомысленным, вера единодушным. Двести лет стонал он под игом татар, но в языке и вере пребыл непременен.
Для совершенного покорения России надлежало к силе оружия присовокупить глас церкви, надлежало принудить Патриарха, яко первенствующую духовную особу, дать на то свое согласие и разослать повсюду с его подписью грамоты. Поляки вместе с согласившимися поневоле на то некоторыми московскими боярами упрашивают Патриарха. Он отвергает их прошение. Неистовые враги угрожают ему смертью, он отвечает им: тело мое вы можете убить, но душа моя не у вас в руках. Они в ярости рвут на нем златые ризы, совлекают священное облачение, налагают на него вериги и оковы: он сожалеет только, что из десницы его отнят крест, которым благословлял он народ стоять за Отечество. Они повергают его в глубокую смрадную темни-цу: он соболезнует только, что не может более предстоять во храме Божьем для воздеяния пред лицем народа рук своих ко Всевышнему. Они изнуряют его гладом, томят жаждою; но ни тяжкие цепи, ни густой мрак, ни страшное мучение голода, ни жестокая тоска иссыхающей гортани не могут победить в нем твердости духа, преклонить к согласию на порабощение своего Отечества: он умирает и последний вздох его был молитва о спасении России.

О Гермоген! Ни сан твой святительский, ни власть твоя священная не прославили бы тебя столько на небесах и на земле, сколько прославили тебя твоя темница и твои цепи.

Между тем весть о его смерти течет из града в град, из веси в весь. Во всех сердцах воспламеняет гнев и мщение, утверждает согласие, возбуждает храбрость, умножает ревность и усердие. Пожарские, Минины, Дионисии, Филареты, Палицыны, Трубецкие и множество других верных сынов России, каждый своим образом, кто мечом, кто советом, кто иждивением, кто твердостию духа, стекаются, содействуют, ополчаются, гремят, и Москву от бедствий, Россию от ига иноплеменных освобождают. Уже не польский царевич малым числом устрашенных бояр возводится на престол, но избирается устами и сердцем всея России мла-дый Михаил, благословенная ветвь от благословенного корени русских князей, из рода Романовых.

Когда станут увеселять нас чужие обычаи, чужие обряды, чужой язык, прельщая воображение правдивою русскою пословицей: Там хорошо, где нас нет, тогда в душу и в образ мыслей будет нечувствительно вкрадываться предпочтение к другим, и следовательно, уничижение к самим себе, станет уменьшаться дух народной гордости, который гремящими устами Ломоносова завистникам России говорит:

Обширность наших стран измерьте,
Прочтите книги славных дел,
И чувствам собственным поверьте:
Не вам подвергнуть наш предел.
Исчислите тьму сильных боев,
Исчислите у нас героев
От земледельца до Царя,
В суде, в полках, в морях и в селах,
В своих и на чужих пределах
И у святого алтаря.
Или устами одного из стихотворцев взывает к сынам России:
Под хладной северной звездою
Рожденные на белый свет
Зимою строгою, седою,
Взлелеяны от юных лет,
Мы презрим роскошь иностранну,
И даже более себя
Свое Отечество любя,
Зря в нем страну обетованну,
Млеко точащую и мед.
На все природы южной неги
Не променяем наши снеги
И наш отечественный лед.

Слово гордость имеет два значения, совершенно противные между собой. Одна есть торжество порока, другая — торжество добродетели; одна, чуждая всякой благости и любви, хочет главою коснуться небес, и все то, что под нею, попрать и растоптать ногами. Другая, напротив, не завидующая никому и сама собою доволь-ная, услаждается миром и тишиною. Она не превозносится уничижением других, но собственным своим достоинством величается. Без этой гордости сохнет корень надежды на самого себя, и величие души, рождающее все подвиги и доблести, подавляется уничижением. Всегда благороднее и полезнее мыслить: я имею свой ум, свои руки, свои понятия, свои глаза; могу сам изобретать, творить, размышлять, действовать, и любовь к собственным моим произведениям увеличит мои способности; нежели думать: все мое собственное худо, и сам я не могу иначе быть хорош, как руководствуясь чужим и делаясь во всем на него похожим.

Такое уничижительное о себе мнение, если укоренится в народе, послужит к повреждению нравов, к упадку духа, к расслаблению сил умственных и душевных.

Известно, что греки всех иностранцев называли варварами, то есть людьми не столь просвещенными, как они. Может быть, сие слишком заносчиво, однако ж лучше народная гордость, нежели народное уничижение. Хорошо заимствовать от других доброе, но лучше так себя вести, чтобы другие имели нужду от меня заимствовать.

Не одно оружие и сила одного народа опасна бывает другому; тайное покушение прельстить умы, очаровать сердца, поколебать любовь к земле своей и гордость к имени своему, есть средство надежнее мечей и пушек. Средство медленное, но верное, и рано или поздно, но цели своей достигает. Мало-помалу налагает оно нравственные узы, дабы потом наложить и настоящие цепи, зная, что пленник в оковах может разорвать их, может еще быть горд и страшен победителю, но пленник умом и сердцем остается всегда пленником.

Народная гордость велит любить честь, уважать себя, иметь мужество. Она простирает руку помощи слабому и смотрит на сильного без зависти и боязни. Всяк чужеземец ей друг, но как скоро помыслит он властвовать над нею, тотчас увидит ее грозну как тучу и страшну как молнию и гром. Она говорит каждому сыну Отечества: член великого тела! Не отрывайся от него никогда.

Первейшая покровительница любви к Отечеству есть святая православная вера. Сильному она говорит: соблюдай правду, слабому: терпи, и обоим вместе: за гробом судия дел ваших Бог! Кого послушает человек, если не послушает гласа веры? Кто велит воину презирать труды, опасности и саму смерть? Вера, которая каждую слезу исчисляет и взыскивает от нас; но ополчает руки наши и повелевает проливать кровь свою и чужую, когда речь идет о защищении Церкви и Отечества. В том, кто отпадет от веры, не останется ничего, кроме страсти к самому себе. Его могут убить, но сам он ни за кого не умрет...

Напоите сердца юных чад любовью к вере, откуда проистекает любовь к Государю, этому поставленному от Бога отцу и главе народной; любовь к Отечеству, сему телу великому, но не крепкому без соединения с главою своею.

Воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Ученый чужестранец может преподать нам некоторые знания в науках, но не может вложить в душу огня народной гордости, огня любви к Отечеству. Он научит меня математике, физике, химии, но и самый честный из них и благонамеренный не научит меня знать землю мою и любить народ мой, ибо сам не знает, не имеет нужных чувствований: у него своя мать, свое гнездо, свое отечество. Любовь к нему почерпается не из хладных рассуждений, не из принужденной благовидности, нет! Она должна пламенной рекою литься из души моего учителя в мою, пылать в его лице, сверкать из его очей.

Иностранец научит меня своему языку, своим нравам, своим обычаям, своим обрядам; воспалит во мне любовь к ним; а мне надобно любить свои. Две любови не бывают совместны между собою. Он возбудит во мне желание читать его писателей, пристрастит меня к их слогу, выражениям, словам — а чрез то отвратит меня от чтения собственных моих книг, познания красот языка моего; ибо кто может устоять против возбужденной с малых лет склонности и привычки? Он поведет меня по своим городам, полям, путям, вертоградам; натвердит мне о своих забавах, играх, зрелищах, нарядах; распишет их в воображении моем своими красками; обольстит, очарует понятие мое; родит во мне благоговение ко всем мелким прелестям и даже к порокам земли своей. Даже нехотя, он вложит в меня все свое, истребит во мне все мое и, сблизив меня со своими обычаями и нравами, удалит от моих.

Я пойду за ним шаг за шагом. И тогда, когда надлежало бы мне с молоком матери моей впитывать любовь к моему Отечеству, с каждым днем приобретать новый предлог гордиться и восхищаться славою его, новую причину веселиться и радоваться, что я рожден в нем; тогда сделает он, что все эти священные чувствования умрут или охладеют во мне, и я только телом буду жить у себя, в родной стране моей, а сердцем и умом нечувствительно и поневоле переселюсь в чужую землю. Такое превращение произведет чужестранное воспитание без всякой вины воспитателя.

А что если в нем худые нравы, наклонность к безверию, своевольству, повсеместному гражданству, к новой и пагубной философии, к этим обманчивым именам начальствующего безначалия, верной измены, человеколюбивого терзания людей, скованной свободы? Тогда при малейшей склонности моей к порокам вложит он в меня такую душу, от которой Бог, вера и добродетель отвернутся.
Обыкновенно зараза начинается тем, что наставник или сам злонамеренный, или орудие злонамеренных людей, отвращает ученика своего от простых и чистых понятий, наполняя ум его мечтательными и непонятными умствованиями, и в то же время влагая в душу его причину всех зол — гордость и самолюбие. Тогда уже никакая сила рассудка над умом его не действует. Он не убеждается никакими доказательствами и всякого презирает и ненавидит, кто не одинаковых с ним мыслей.

Народное воспитание есть весьма важное дело, требующее великой прозорливости и предусмотрения. Оно не действует в настоящее время, но приготовляет счастие или несчастие будущих времен, и призывает на главу нашу или благословение или проклятие потомков. Оно медленно приносит плоды, но когда уже созреют, тогда нет возможности удержать их от размножения: должно будет вкусить сладость их или горькость. Для посеяния чистых семян благонравия в°спитатель не наружными почестями должен быть ук-Рашен, но добрым именем. Лучше простой человек со 3Аравым рассудком и добрыми нравами, нежели ученый с развращенными мыслями и худым сердцем; лучше грубоват и пасмурен лицом, нежели статен телом, блестящ остроумием, но мрачен душою; ибо гораздо полезнее Отечеству судия сострадательный, воин храбрый, земледелец трудолюбивый, нежели легкомысленный вертопрах или важный метафизик, рассуждающий о монадах и делающий воспитанника своего монадою.

Природный язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения, неумолчный проповедник дел. Возвышается народ, возвышается язык; благонравен народ, благонравен язык. Никогда безбожник не может говорить языком Давида: слава небес не открывается ползающему в земле червю. Никогда развратный не может говорить языком Соломона: свет мудрости не озаряет утопающего в страстях и пороках.

Дар красноречия не спасает от презрения глаголы злочестивых. Где нет в сердцах веры, там нет в языке благочестия. Где нет любви к Отечеству, там язык не изъявляет чувств отечественных.
Где учение основано на мраке лжеумствований, там в языке не воссияет истина; там в наглых и невежественных писаниях господствует один только разврат и ложь. Одним словом, язык есть мерило ума, души и свойств народных. Он не может там цвести, где ум послушен сердцу, а сердце — слепоте и заблуждению. Но где добродетель вкоренена в душах людей, где всякому любезен язык правоты и чести, там, не опасаясь стрел невежества и клеветы, растут и зреют плоды наук и трудолюбия. Тогда рождаются и возникают отличные люди, которые силою расцветающего в умах их красноречия приносят во всех родах познаний всеобщую пользу. Тогда растут науки, цветут художества, зеленеют искусства, и древо просвещения, пуская корни свои глубоко, возносится вершиною к небесам.

Созидая славу народную, язык соединяет всех самыми крепкими узами. Далее разделенные и отторженные одна от другой области, имеющие один язык, сохраняют в себе некое тайное единодушие, которого ни рука власти, ни рука времени разрушить не могут. Так глас родины сладок! Но что я говорю о человеке? Звери и птицы — всякая из тварей — знает звуки своей породы, и к ним одним пристрастна.

Итак, природный язык есть не только достоинство народа, не только основание и причина всех его знаний, не только провозвестник дел его и славы, но и некий дар, к которому, хотя бы и не рассуждать о нем, природа вложила в нас тайную любовь. И если человек теряет эту любовь, то с ней теряет и привязанность к Отечеству, и совершенно противоборствует рассудку и природе.
Вера, воспитание и язык суть самые сильные средства к возбуждению и вкоренению в нас любви к Отечеству. Высокая эта добродетель, требующая великости духа, исполнения своих обязанностей, непорочности сердца и осторожности от искушений, при немощах и страстях наших не так легко приобретается. Посему нужно частыми о ней размышлениями разум и душу свою в том подкреплять, и всегда призывать на помощь Того, кто всемогущею десницею Своею управляет миры, и без Которого во всех наших помыслах господствует один только мрак и тьма.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites