"Жизнь СМИшного человека". Часть десятая.

вввввв

«Перемен требуют наши сердца…»



Можно ли обойтись без СМИ?



Ну, вот и подходит к концу моя книга, настолько же «смелая», насколько глупая и наивная. Быть таким Буратино в 38 лет! «Поле чудес!..» «Золотой ключик!..» «Люди изменятся!..» «Будет мир и благоденствие!..» Конечно, это глупость. Конечно, никого эта книга ничему не научит. Но я, по крайней мере, хотя бы высказался. Остаётся надежда на то, что кто-то меня просто поймёт и примет пару советов. Уже здорово.

По идее, нужна какая-то логическая «развязка», вывод, что ли, а я словно только сел за рукопись. С каждой новой главой приходят новые мысли и возникают новые вопросы, на которые невозможно ответить с ходу. Это какая-то нескончаемая информационная лента, которую ты вытягиваешь из своей головы, как фокусник вытягивает из шляпы бесконечную разноцветную верёвку. Событие цепляется за событие, образ за образ, воспоминание за воспоминание. Вроде бы писал о своей непутёвой жизни, но выходит, что книга получилась о всех нас. Так и есть: я всё больше и больше убеждаюсь в том, что не бывает журналиста вне жизни общества. Если её проблемы его не трогают, тогда он не журналист. И наоборот – если они трогают его, и он очень хочет изменить мир вокруг себя, то он самый настоящий журналист, пусть даже без корочки о высшем журналистском образовании, компьютера, диктофона и публикаций…

Я потратил кучу времени и сил на написание книги о журналистике. И, вдруг, подумал, можно ли обойтись без СМИ? Наверное. Гипотетически, без этих «будильников» вполне можно было бы прожить. А почему нет? Пару веков назад не было никаких СМИ с их «Новостями», «Пусть говорят», «Репортёром», «Человеком и законом»… И жили люди — хлеб растили, ребятишек рожали, воевали, обходясь без подписки, периодики и ста спутниковых каналов, довольствуясь лишь одним спутником или спутницей: женой или мужем.

В те времена на Руси, действительно, всё было не несколько, а очень по-другому и, кстати, «будильники» тогда были тоже другими. Назывались они, правда, иначе – Христа ради юродивые. Тогда люди иначе думали, иначе мир воспринимали. Это было пространство других звуков, красок, запахов, других нравственных категорий. Была другая цена добра и зла, и мерой всех вещей был не начальник, а ЗАПОВЕДЬ БОЖИЯ, хотя и тогда батьки гнули холопов, что ивовые прутья.

«Телевизором» и «газетой» на старой Руси были ХРАМ и СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ. Тогда не было милицейских сводок и прогнозов погоды, посевных календарей и рекламы, мультиков и новостных блоков, без которых мы, нынешние, вроде бы, и прожить уже не можем. Но, там были Природа, из которой русский человек черпал силы для жизни, была Вера, Надежда и Любовь, то, по чему так скучает сегодняшняя Россия.

Недостаток в информации общество с лихвой компенсировало молитвой, добродетелью, духовностью, трудом и честью, мордобоем, пьянками, и обычными бабьими сплетнями — «сарафанное радио» и тогда, и сейчас работает без сбоев. Православный Бог был над всем и во всём, хотя и в те времена были подлецы, воры и убийцы. Вместо ворохов законов, мало кем исполняемых сегодня даже на 50 процентов, был Закон Божий. Люди жили и умирали, как правило, в том месте, где родились. Путешествие за сто вёрст считалось практически паломничеством в другие земли. Весь мир жителя тогдашней Руси умещался в его кулаке, а потому берегли тот маленький мир, знали: добрая слава под порожком лежит, а худая далеко бежит. Необходимость резать правду-матку была и тогда, но только в ту пору Бога побаивались побольше судебных приставов и УИНа. Сознание общества, в основе своей, было до мозга костей религиозным и особой необходимости в СМИ не было. Возможно потому, что тогда просто не было СМИ.

Однако, считать русское общество двухсотлетней давности этаким елейным раем на земле было бы ошибочно. И тогда были грешники и праведники, «белые» и «красные», согласные с несогласными, тюрьмы, болезни, несправедливость, нищета и смерть во всех её проявлениях. Собственно, речь идёт уже о противостоянии Света и Тьмы, Добра и Зла — категорий таких же вечных, как и само время. Эту мифологическую символику можно проследить во многих эпосах, в частности, в поэме Андрея Пумпура «Лачплесис».

Нет эпохи, в которой бы не было реакции на НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, понимавшуюся разными народами, безусловно, по-своему, но не утратившими этой нравственной категории. Эпосы многих народов говорят о национальных заступниках, как о ревнителях Правды, Справедливости и Чести. История возникновения эпических героев не всегда одинакова, но каждый раз традиционна — ПЛЕМЯ не может жить без своего Вождя. В характеры и уста своих героев каждый народ вкладывал свои национальные амбиции и идеи. Эти герои в чём-то могли быть непохожими друг на друга, но одинаковыми в одном – в стремлении защитить, сохранить свой народ, его суть и его ценности.

До нас дошли десятки имён эпических героев. На Руси такими героями были легендарный пахарь и персонаж русских былин Микула Селянинович, герой народной сказки времён Киевской Руси Никита Кожемяка, легендарный основатель Киева и князь полян Кий, один из основателей Киева — Щек, сын ростовского попа Левонтия – Алёша Попович, идеал народного богатыря-воина Илья Муромец.

Свои национальные вожди были и у других народов – герой казахского эпоса Кобланды-батыр, киргизский богатырь Манас, легендарный вождь-полубог индейцев Северной Америки — Гайавата, эстонский богатырь Калевипоэг, американский охотник и знаток индейских обычаев Наттаниэль (Натти) Бумпо, известный под прозвищами Зверобой, Следопыт, Кожаный Чулок, Соколиный (Ястребиный) Глаз, Длинный Карабин, герой французских эпических сказаний Роланд и армянский богатырь Давид.

Это лишь малая часть героев народного эпоса, средоточием которого было самоопределение народа через борьбу со злом…Безусловно, практически все эпические герои – это собирательный образ, но, в каждом из них, помимо человека РАЗУМНОГО, можно разглядеть черты человека НЕРАВНОДУШНОГО, живущего вне времени и вне географических границ. Желание каким-то образом переосмыслить своё существование было свойственно каждому народу, и будь у древних греков русский Иван Фёдоров с его первым печатным станком, можете не сомневаться – главные мифотворцы планеты выпускали бы не только «Олимпийский вестник», но и «Олимпийские аргументы и факты» с «Олимпийским человеком и законом». Поскольку во времена Зевса не было типографий, место журналистики занимали мифы, по-своему иллюстрировавшие историю греческого народа…

Говорить о том, что двести лет назад на Руси не нужны были СМИ, я бы не стал. Журналистика, как реакция на несправедливость, была и два века назад и много раньше, когда Царю-батюшке подавались челобитные. По сути, это были «письма в газету», роль которой в то время выполнял Царский Двор, где, по идее, мужика должны были понять и помочь ему.

Те, у кого имелся приличный капитал, могли позволить себе выпуск журналов. Взять, хотя бы «Трутень» и «Живописец» Н.И.Новикова, на страницах которых издатель вёл нешуточную публицистическую борьбу с пороками того времени и, в частности, с самой Екатериной Второй, материалы которой частенько печатались в еженедельном сатирическом журнале «Всякая всячина». Постепенно невинная литературная полемика стала превращаться в оружие против власти. Знал бы Пётр, во что выльется его затея с созданием первой русской газеты, учрежденной, кстати, для поднятия духа самодержавия!

Критика была и в то непростое время. Так, в журнале «Собеседник любителей российского слова, содержащий разные сочинения в прозе и стихах некоторых российских писателей», выпускавшийся Академией наук в 1783 году, печатались представитель официальной журналистики М.М.Херасков и, выступавший с резкой сатирой, направленной против правительства Екатерины, Д.И.Фонвизин, опубликовавший в этом журнале «Опыт российского сословника». Тогдашние публицисты, не в пример нынешним, не стеснялись выражать своё отношение к власти. Так, в словаре синонимов Фонвизина есть разъяснение смысла некоторых слов, например: «проманивать — обманывать, проводить, — есть больших бояр искусство. Стряпчие обыкновенно проводят челобитчиков. Не действуют законы тамо, где обиженный притесняется».

Увы, судьба Д.И.Фонвизина была предопределена: все последующие его сочинения не были опубликованы при жизни автора. Впрочем, доставалось тогда многим. В апреле 1972-го года был арестован Н.И.Новиков, летом прошел обыск в типографии «Зрителя», за И.А.Крыловым установили полицейский надзор…

Журналисты были и в то время, только выглядели они и назывались по-другому. Это были те самые дон-кихоты, которые во все времена боролись со злом, пусть смешно, пусть, на первый взгляд, даже напрасно. Это были все НЕРАВНОДУШНЫЕ люди, из которых, время от времени, получались свои, образно говоря, робин гуды, жанны д арк и емельки пугачевы, по-своему пытавшиеся изменить мир.

Насколько мне понимается сейчас, уже с высоты своего возраста и личного опыта, журналистика должна была появиться в человеческом сообществе в любом случае. Под тем или иным названием, в той или иной форме. Это так же неизбежно, как появление молнии во время грозы, когда холодный воздух встречается с тёплым. Так происходит и у людей. Когда Добро встречается со злом, Вера с безверием, Щедрость со скупостью, Милосердие с жестокостью, Бедность с богатством, происходит появление мифов, эпосов, национальных героев, мировых религий, в наше время – журналистики, тоже, определённого рода, «религии кварталов», управляющей целыми народами.



* * *



И, всё-таки, давайте представим, что мир остался без газет, журналов, без новостных выпусков и смелых передач и вообще, всего, что связано с журналистикой. С одной стороны, человечество вмиг лишилось бы огромного количества информации. Мысленно отключаем все телеканалы, все радиостанции, выбрасываем на помойку все газеты и журналы, убираем Интернет. В квартирах сразу становится тихо, только слышно, как в ванных капают краны, в комнатах скрипят половицы, а на лестничных площадках раздаются шаги соседей и слышится звук то закрывающихся, то открывающихся лифтов. В офисах слышатся разговоры и смех сотрудников (естественно, в нерабочее время), клацанье пальцев по компьютерной клавиатуре, лёгкий шум кондиционеров, цоканье женских каблучков да сопение носов.

В мире уже нет привычных нам телепрограмм «Пусть говорят» и «Фазенды», «Репортёра», «Пока все дома» и, конечно же, старых, но уже не таких добрых «Вестей». Нет телеканалов «Спорт» и «Русский экстрим», православного канала «Союз» и захватывающей передачи «Охота и рыбалка». Нет Интернета с его кричащими новостными лентами, фотогалереями, видеороликами, почтой, софт-порталами, контактами, фэйсбуками, суперджобами и гигатоннами откровенной грязи, от которой человека с тонкой душевной организацией может вырвать прямо на монитор.

Только в маршрутках всё останется по-прежнему: «Лесоповал» будет сменять «Бутырку», а «Петлюра» бессмертного Юру Хоя. Конечно, останутся радиостанции, на которых, как всегда, будут «гнать пургу» циничные ди-джеи и периодически вламываться в мозг реклама. Останутся кинотеатры, театры, видеосалоны и музыкальные магазины. Жизнь станет чуть пресной, чуть неинтересной. Это продлится недолго. Потом народ привыкнет, втянется в обычную работу, и молчащий эфир станет НОРМОЙ. Люди станут больше общаться друг с другом, потому что новости станут передаваться только по телефонам и тет-а-тет и, может быть, возродится мода на дружбу соседями и старые добрые письма с бумажными конвертами.


Golden time

Но, в наступившей информационной тишине, если прислушаться, станет возможным увидеть и услышать такое, что мы давно не видим и не слышим. Мы услышим свист воробья, цоканье его коготков по асфальту, скрип идущих по снегу ног, шум реки, плеск рыбы. Мы увидим красивый закат и восход, ночное небо в бриллиантах звёзд, беззвучный полёт снежинок, радужный фейерверк разноцветных искорок на подмерзших стёклах троллейбусов и на свежем снегу.

Мир настолько прекрасен и удивителен! Если не читать газет и журналов, не смотреть телевизор и не слушать радио, в этом легко убедиться. Я уверяю вас, мы прекрасно проживём без светских новостей, без рейтинговых публичных скандалов, без политики и выдуманных историй о снежных человеках и барабашках, без страшилок в Интернете о том, что Земля через год налетит на небесную ось, что её продырявят убийцы-метеориты и разрушители-кометы, что вскоре, лет этак через сто пятьдесят на нашей планете будут бушевать ураганы невиданной силы, и половина человечества сыграет в ящик.

Я вам открою страшную тайну, только никому об этом не рассказывайте. Независимо от того, будут на Земле ураганы невиданной силы с метеоритами невиданных размеров все мы, рано или поздно, «сыграем в ящик». В том числе вы, и я. Поэтому смысл человеческой жизни заключается в чём-то гораздо большем, чем просто в беганье от смерти.

Нам всем сегодня очень нужны перемены. Причём, внутренние, сердечные. Нам всем необходимо обновление ума, зашлакованного лишней, а зачастую и вредной информацией, которой стало слишком много в нашей жизни. Правда, как этого достичь, пока никто не знает. Каждый день в мире выходят сотни миллионов газет и журналов, сотни тысяч теле- и радиопередач, в которых журналисты поднимают, по большому счёту, одни и те же вечные вопросы, но мир как валялся в своей грязи, так и валяется. Почему это происходит? Потому, наверное, что есть некий смысл в существовании трудностей и страдания, без которых духовный рост человека просто невозможен. Это первое и самое главное.

Второе — людям нужна перемена ума, а не законов, которые никаких изменений в жизни не дают и это уже факт, опровергать который вряд ли стоит, судя по мировой статистике правонарушений, не уменьшающихся от соблюдения законов.

Я много раз слышал от высоких чиновников то в овальных залах, то с трибун стадионов:

- Нам нужны смелые и честные журналисты! Настало время свободы и гласности! Не бойтесь критиковать власть. Она ждёт ваших справедливых замечаний. Мы вместе должны идти по пути прогресса и демократических преобразований! Мы – единый народ!

Действительно…

Какие замечательные слова, и как будто ничего не поменялось за эти двадцать с лишним лет. Просто удивительно! Говорите, «вместе»? Говорите, «единый народ»? Эх, господа чиновники…

Да, мы-то пишем! И всё ждём перемен, обещанных вами, да всё никак не можем дождаться, как, впрочем, и все. Водители не могут дождаться хороших дорог, школьники и студенты — нормальных учебников и адекватных преподавателей, больные – качественного и по-настоящему бесплатного лечения, маленькие дети – садиков в положенном возрасте, старики – человеческой пенсии, на которую можно жить, а не доживать, жильцы – разумной платы за услуги ЖКХ.

Мы все ждём перемен, только где они?

Слова-то какие хорошие, просто замечательные слова: «вместе», «единый народ»… Действительно здорово! Могло бы быть здорово, если бы не пугающая реальность, опускающая нас с политических небес на грешную землю, на которой живут и мучаются совсем не вместе и совсем не единые люди, не знающие, как им жить дальше с такими нищенским зарплатами, чем платить за коммуналку, как погасить ненавистные кредиты и как заставить депутатов исполнять свои предвыборные обещания.

* * *

«Накидай нам соплей под Шукшина!»



«Вместе»… «Единые»… Если бы, если бы. Мы живём в одних домах с одними и теми же людьми годами, десятками лет, а много ли мы знаем по именам своих соседей? Единые-то? Много ли знают своих соседей авторы таких политических лозунгов? Я очень сомневаюсь, потому что немножко знаю жизнь. Витя Цой, у которого я, 16-летний фанат группы «Кино», был на могиле на сорок дней в Питере, когда-то хорошо написал:



Все говорят, что мы вместе.

Все говорят, но не многие знают, в каком…



Как будто ничего не поменялось за эти двадцать с лишним лет. Просто удивительно! Много лет Виктор назад призывал наше общество к переменам. За двадцать лет его призыв не стал менее актуальным. Нам все нужно меняться. Никакие реформы в мире этой ситуации не изменят, кроме РЕФОРМЫ УМА и СЕРДЦА. Если мы хотим жить в «правовом государстве», мы обязаны менять мир вокруг себя, и это должен делать КАЖДЫЙ: учитель, дворник, солдат, священник, врач, мэр, губернатор, Президент. Иначе так и будем жить в мире двойных стандартов: красиво говорим, но некрасиво поступаем.

Государству необходимо немедленно поднимать престиж журналиста, но и самим журналистам не стоит ронять себя ниже тротуарной плитки в погоне за сенсациями и славой. Нужно многое решать: увеличивать работникам СМИ зарплаты, давать им обоснованные льготы, звания, безусловно, заслуженные. Нужно перестать видеть в журналистах врагов в то время, как они являются соратниками по определению, но, увы, не по факту. Нужно просто менять своё сознание, как одним, так и другим.

Журналисты, в свою очередь, должны перестать кидаться в драку на власть только потому, что вроде так сложилось – острые материалы только украшают газетный номер, радио- или телепередачу. Когда-то и я кидался в бой то на одних, то на других, как бык на красную тряпку, естественно, не без причин. Мне дико не нравились воры во власти, продажное офицерьё, из-за которого профессия военного обгажена до воротничка, слепоглухонемые чиновники, отсиживающие своё время на работе за зарплату, не слышащие ни криков о помощи, ни мольбы, ни просьб, не видящие стариков и инвалидов. Мне были ненавистны депутаты, нанимающие меня на работу во время избирательной компании и при этом говорящие: «Ты накидай там соплей под Шукшина. Народ это любит – берёзки, там, пашня, могилка мамы…»

Поэтому я критиковал. Порой довольно много. Критика – вещь противная, неудобная, как гвоздь в ботинке, но, куда денешься — необходимая! Каким образом, по идее, власть должна реагировать на выпады СМИ в свою сторону? Примерно, так:

- Уважаемые депутаты, начинаем заседание городской думы. Сигнальчик поступил! Вот, почитайте в свежем номере «Забайкальского рабочего» материал журналиста Пупкина «Неизвестное ЖКХ». Пупкин пишет, что, якобы, тарифы на воду и свет необоснованно повышены, даже доказывает это и приводит какие-то факты. Надо бы разобраться, коллеги. Если факты подтвердятся – выписать Пупкину благодарность за своевременную подсказку, а главного дурака из ЖЕКа уволить. Мы же власть, как-никак…

На деле же всё обстоит наоборот. Дураку из ЖЭКа выписывают благодарность, а журналисту Пупкину устраивают, минимум, выволочку за «непроверенную информацию».

Я уверен в том, что журналисты могут изменить мир в лучшую сторону, но без качественной поддержки СМИ и продуманной государственной информационной политики на это даже не стоит рассчитывать. Глядя на то, что происходит с сознанием современных людей, просто разворочанным взрывами газетных, интернетных и телевизионных «бомб», я уже не сомневаюсь в том, что такая политика нужна. Внутри этого сознания нет места ни тишине, ни осознанности поступков, ни молитве, ни вечным вопросам «зачем я живу?», «кто я?», «в чём суть жизни?» В этом сознании мелькают лишь картинки из боевиков, ужастиков, компьютерных стрелялок, сайтов «для взрослых», телевизионных сериалов и шоу, звучат реалтоны и позывные радиостанций. Это сознание наполнено суетой и нервозностью, потому что современный человек постоянно находится в полураздёрганном состоянии. Он не может найти путь, по которому ему нужно идти, потому что нет самого пути.

Когда у студента есть желание стать врачом или журналистом, но нет денег заплатить за «бесплатное» обучение, когда в магазинах продаётся всё, что пожелает душа, а желает она всё, что выложено на прилавки, а зарплаты бюджетника после всех выплат хватает только на носки с туалетной бумагой, когда каждое повышение зарплат и пенсий сопровождается непременным повышением цен даже на спички, у народа появляется внутренняя озлобленность и ему хочется кого-нибудь легонько тюкнуть по башке. Поскольку народ и этого сделать не может, боясь тюрьмы, его озлобленность становится ещё сильнее, особенно когда он видит, какие зарплаты установили себе чиновники (типа «госслужащие»), в каких домах живут они и их родственники, где отдыхают, на чём ездят, во что одеваются, что едят, кем и где работают их не всегда одарённые дети.

Молодому человеку из народа хочется быть красивым и презентабельным, но в его гардеробе из вещей — лишь пара брюк, две-три рубашки и одни ботинки. Он мечтает найти красавицу-подругу, построить дом, родить сына, а на деле не способен купить девушке даже мороженое и сводить её в кино, не говоря уже о строительстве дома.

Девушка (тоже из народа) мечтает о принце на белом коне, трёхэтажном коттедже, гардеробе-сказке, детях-гениях и беззаботной жизни за спиной обеспеченного мужа-красавца, а получает лишь раннюю беременность, комнату в общаге или съёмной квартире, двое рваных колготок, детей-непосед и мужа-алкаша.

А в это время со страниц глянцевых журналов, с компьютерных мониторов и с экранов телевизоров на девушек с парнями смотрят весёлые, откормленные белозубые красавцы и красавицы с золотом и бриллиантами на руках, которые ездят на крутых «тачках», живут в шикарных особняках и плевать они хотели на всякие там накопительные части пенсии.

Да где же после этого любить свою родину, превратившуюся в уродину на фоне журнально-телевизионных рекламных роликов, начисто лишённых обычных жизненных проблем…

Когда в школе проводятся заседания педсоветов и советов отцов, где взрослые проводят с детьми серьёзные нравоучительные беседы на тему, что такое хорошо и что такое плохо, а в это время по ТВ, радио, через газеты, журналы и, главным образом, Интернет, на детей выливаются тонны деструктивной информации, разрушающей детскую психику, толку от этих педсоветов и советов отцов не больше, чем от перегоревшей лампочки. Когда ребёнок может свободно купить любую кровавую компьютерную игрушку, ему бесполезно говорить о нравственности и человеколюбии и бесполезно ожидать, что сегодняшний виртуальный убийца вырастет высоконравственной гражданской личностью. В этом виноваты мы – взрослые, в том числе, СМИ.



* * *



«Как аукнется, так откликнется»



Иногда мы просто всё усложняем. Говорят, власть и правда несовместимы! Ерунда. Совместимы и очень даже. Просто общество отошло от духовности, а власть от намеренной и продуманной идеологизации, которая, хоть тресни, нужна в России, веками державшейся на морали и вере в Господа Бога. Если бы власть заботилась о равном диалоге с народом, то существовало бы понимание того, что народ надо хотя бы… обмануть, сделать вид «гласности», «демократии» и «свободы слова», чтобы не было недоверия к тем, кто итак без меры увеличивает себе должностные оклады и привилегии в то время, как обычные люди не могут заплатить за квартиру.

Мы все должны помогать друг другу, если следовать логике тех, кто с трибун призывает к единению, но на деле нет не только помощи, но и элементарного человеческого уважения. Когда известному на всю Россию детскому писателю Граубину, инициатору знаменитого литературного праздника «Забайкальская осень» на его 80-летие чиновники подарили… тапочки и пояс из бараньей шерсти, в зале, где это происходило, аудитория нервно поёжилась. В это время многие подумали: «За какое же быдло они держат нас, если целому Георгию Граубину подарили только тапочки?»

Не так давно прошёл 60-летний юбилей моей матери, одной из самых известных в Забайкалье писательниц и поэтесс. Елену Стефанович знают даже школьники дальних районов нашего края. Её произведения внесены в Хрестоматию Забайкальского Государственного педуниверститета имени Н.Г.Чернышевского. Её книги, рассказывающие о жизни обычных людей, расхватываются влёт на всех творческих встречах с Еленой Викторовной. Я горжусь своей матерью, сделавшей для меня в жизни столько добра, которое я не в силах оплатить ничем. Это, действительно, неоплатный долг.

Мне казалось, что уж мою-то мать никто и никогда не забудет. По крайней мере, в родном крае. Но, я сильно ошибался.

Это был самый грустный юбилей писательницы Елены Стефанович. Да, в День Рождения ей, как всегда, звонили её читатели, поклонники, друзья, библиотекари из дальних районов края, но не было ни одного звонка от важных персон, которые в прежние годы обязательно давали о себе знать в этот день. Её не поздравили даже на работе – видимо, отпала нужда. Это раньше каждый день рождения мамы в нашем доме был событием, потому что в Елене Стефанович нуждались многие. Каждые политические выборы к ней наведывались ходоки из какого-нибудь министерства или администрации с просьбой помочь такому-то депутату своим писательским и журналистским словом: «Елена Викторовна, вас ведь послушают!»

Я, конечно, не знаменитый Георгий Граубин и не Елена Стефанович, но даже я в своё время испытал на себе прелести поощрений сильных мира сего. Было время, когда я работал помощником одного из депутатов. Дядька был важнючий – боксёр, бизнесмен, политик. Обещал на работу устроить, решить мелкие бытовые проблемы – я в то время жил с супругой и годовалым сыном в бараке и нам часто не хватало дров на зиму. Два месяца я бегал за депутатом – что-то писал в газеты, фотографировал, исполнял обязанности курьера.

Подходит время расплаты за труды праведные. Садит меня депутат в свою наворочанную машину, едем к нему домой. Подъезжаем к его дому в переулке, сплошь застроенном коттеджами, отчего в народе тот переулок получил прозвище «Сиротский». Депутат с трассы пультиком открывает ворота из авто. Въезжаем во двор, напоминающий небольшой футбольный стадион, где находится три депутатских коттеджа.

Заходим в дом. Внутри чистенько, как в музее. Чаёчек там, все дела… Пришло время получать Максиму Стефановичу «конфетку». Товарищ депутат с заговорщическим видом куда-то уходит и вскоре появляется с чёрным целлофановым пакетом в руках. Даёт его мне и говорит таинственным голосом: «Это тебе за работу». – Я про себя думаю: «Пачки денег, что ли? На полкило потянет». – Увидел депутат мои удивлённые глаза и говорит: «Это мясо козы. Бери-бери. Очень диетическая вещь».

Были в моей жизни всякие зарплаты: маленькие, большие, с задержкой, сервизами, а вот мясцом козы не было никогда. Хотел я потом тому депутату этот кусочек вернуть, да пульта от ворот не было. Выкинул я то мясцо в помойку и подумал: «Как аукнется, так, товарищ депутат, вам, скорее всего, и откликнется». – Меня можно было понять: я ведь надеялся на зарплату, а он прекрасно знал, что у меня дома годовалый пацан, которому нужны были памперсы, каши всякие, ползунки…

Лет через пять того депутата неожиданно застрелили. Это, конечно, горе для его семьи, да и для него тоже. На полном ходу вылететь из жизни далеко не старым человеком, как скоростной болид с трассы, это не дай Бог никому. Жена – вдова, дети – сироты… Хотелось бы верить в то, что он был хорошим человеком, но, перед глазами почему-то стоит не покойный депутат, а чёрный целлофановый пакет и сухой кусочек мяса.

Меня можно было бы упрекнуть в злопамятности, только, к сожалению, такие вещи плохо забываются. Когда начинаешь перелопачивать свою жизнь, вспоминая главные её моменты, тут и лезут из-под ватника фрагментики…



* * *



Я не случайно заикнулся о взаимопомощи. Мы действительно мало помогаем друг другу. Это касается, в основном, русских. Представители остальных национальностей особо не замечены в поедании единоплеменников. Иногда, когда речь заходит о продвижении какого-то проекта или социально-значимой акции, меня спрашивают дяди и тёти в высоких кабинетах: «А что вы сделали такого, чтобы мы вам помогли, дали денег на какой-то там ваш проект?» — Мне тут же хочется спросить: «А что лично вы дали мне сделать?» — Когда директор типографии, к которому я пришёл показать свои снимки в надежде договориться с ним об издании красивого календаря, говорит мне: «Я не буду их смотреть — мне сказали, что ты никакой не фотограф», — мне хочется материться, потому что вскоре после этого я стал одним из победителей всероссийского фотоконкурса. Потом было ещё пять побед подряд.

Когда я пытаюсь выбить деньги на создание интересного социального сайта, а слышу: «Мы дадим вам денег только в том случае, если вы покажете, какие сайты вы уже сделали», — мне хочется скрипеть зубами от злости и невозможности найти на железобетонный аргумент не менее железный контраргумент.

Когда я отправляю московскому супербизнесмену, кстати, своему земляку, расписанный до мелочей культурный проект «Неделя старины» на три листа, а в ответ получаю пять слов: «Ищите энтузиастов в Забайкальском крае», — гаснет любое желание что-либо придумывать. Когда с высоких трибун слышится: «Мы будем оказывать помощь тем, кто доказал своими делами и проектами право на получение этой помощи», — хочется уехать из России. Несмотря на всю мою любовь к своей стране.

Когда я прихожу к чиновнику с просьбой дать разрешение на производство красивых домовых знаков из пластика и слышу: «Тендер ты точно не пройдёшь, но наработки свои можешь оставить, не зря же делал», — хочется дать этому чиновнику в рожу. Это честно.

К несчастью, так обходятся не только со мной. Такое отношение к себе чувствуют сегодня миллионы людей. Вот именно поэтому нам всем необходимо менять своё сознание.


«Вы — старый…»



Любая революция начинается с того, что кому-то не хватило каши. В сегодняшней России каши не хватает уже очень многим, и это тревожный признак. Люди не могут найти работу, хотя живут в богатейшей стране, где для нормальной жизни людей есть всё – вода, лес, земля, полезные ископаемые, умные люди.

Когда мне исполнилось 35 лет, я впервые ощутил на себе все прелести этого далеко не старческого возраста. Что такое 35 лет? Это физический и интеллектуальный расцвет человека. В этом возрасте есть жизненный и профессиональный опыт, семья, дети, силы. Но на деле оказывается, что всё это уже лишнее, а ты уже дряхлый старик, не нужный НИКОМУ. Пожалуй, самый страшный вопрос в наше время – «сколько вам лет?» Возьмите любое рекламное издание, и в графе «предлагаем» вы тут же найдёте десятки предложений о предоставлении работы с известными оговорками, касающимися возраста соискателей работы: «до 35-ти лет». Есть даже до 25-ти и до 18-ти!

Скажите, какой логикой движимы авторы подобных предложений о работе? Что может дать фирме молодой человек или девушка, у которых кроме молодого возраста и умения рассылать эсэмэски нет ничего, что можно назвать словом «опыт»? Только презентабельную внешность и беспрекословное подчинение руководству, которое будет радостно потирать руки: нет отчислений на детей, нет повышенной оплаты за стаж и квалификацию, нет глубокого знания законов, благодаря чему такого работника можно вполне легко заменить кем-то другим, а в это время профессионал будет сидеть дома, положив зубы на блюдечко.

В моей жизни был печальный момент, продлившийся почти год, когда я не мог найти абсолютно никакой работы. Будучи уволенный по сокращению штатов, я думал, что за месяц-полтора работу найду обязательно. Однако, в Центре занятости населения я задержался на семь месяцев. Конечно, при горячем желании я мог бы найти себе пристанище, но только за 5-7 тысяч, да и то, дворником или охранником. Была попытка устроиться в частную телекомпанию корреспондентом, но всё, что мне предложили — это ненормированный рабочий день без выходных и 8 тысяч зарплаты.

Впрочем, таких попыток у меня были десятки и многие десятки разосланных по России и родному городу резюме! За полгода я почти наизусть выучил не только все телефоны организаций, предлагавших мне работу, но и поводы для отказа в трудоустройстве. Этих поводов немало.



Повод первый, один из самых распространённых:

- «Вы старый».

Мне 38 лет, а я уже невольно скукоживаюсь, втягивая голову в плечи и, как будто, действительно ощущаю себя стариком. Я давно не чувствую, что нужен своей стране и городу в свои неполные сорок лет. За несколько месяцев меня приучили к этому. Я не могу не признаться — меня уже дёргает от одного вопроса: «Сколько вам лет»? — Да, тыща!



Повод второй:

- У вас нет опыта работы.

Это я слышал даже при устройстве в шиномонтажку и на автомойку не раз, и не два, а всё время.



Повод третий:

- У вас нет личного автомобиля.



Повод четвёртый:

- Нам требуется женщина.



Повод пятый:

- Требование наличия опыта работы в определённой сфере не менее трёх лет.



И так далее и тому подобное. При этом, не было НИ ОДНОГО случая, чтобы со мной хоть кто-нибудь изъявил желание встретиться для того, чтобы узнать, что я могу делать. Зато каждый раз спрашивали о том, какое у меня здоровье, есть ли у меня дети, согласен ли я на совмещение двух-трёх должностей за одну зарплату, не против ли я ненормированного рабочего дня.

Признаюсь, глядя на происходящее вокруг меня, да и в других странах, по которым, то и дело, прокатываются волны демонстраций, вызванных экономическими и прочими кризисами, я нет-нет, да вспомню Стеньку Разина с народными бунтами, и далёкие разинские восстания становятся не такими уж далёкими. Люди живут неправильно, каждый день совершают такое количество духовных правонарушений, что уже мало удивляешься, за что одних топит, других зажаривает, третьих трясёт.

Я не зря решил рассказать о своём безработном периоде. В таком же положении сегодня находятся сотни тысяч людей. Миллионы выживают, не зная, чем завтра накормить своих детей. Это — ПРЕСТУПНО по отношению к своему народу и это нужно срочно исправлять, реанимируя как идеологию ТРУДА, так и сам институт труда.

Иначе….

Очень может быть, что «иначе» уже наступило.



* * *



Нам нужна духовность!



Как вы думаете, что нужно нашему обществу? По большому счёту? Иностранные шмотки? Смартфоны и иномарки? Меховые шубы и косметика? На-на технологии и космические программы? Вряд ли это первоочередные вещи, хотя и они необходимы. Продукты нужны. Лекарства. Армия нужна и механизаторы со строителями. Нужны юристы с трактористами, спортсмены и геологи, шахтёры и полиция. Нужны учителя и священники, водители и штукатуры. Но нужно что-то ещё — очень важное и необходимое ВСЕМ. Догадались, о чём идёт речь?

Кто сказал: «Калашников» и ведро патронов?» — Пошутили? Дурацкие у вас шуточки. Время не то, чтобы так острить. Я серьёзно спрашиваю. Что нам нужно для того, чтобы:

- мы стали жить лучше,

- чтобы мы перестали бояться педофилов, воров, маньяков, сифилитиков и спидоносцев, наркоманов и алкашей,

- чтобы дети могли спокойно гулять на улице, а родители не хватались бы в это время за сердце, каждые пять минут выбегая во двор поглядеть, всё ли нормально с их чадами,

- чтобы призывники не боялись пойти в армию на своих двоих, а вернуться либо без них, либо в деревянном макинтоше,

- чтобы парень с девушкой не трусили гулять вечерком, опасаясь быть избитыми пьяным быдлом,

- чтобы люди, наконец, поверили в свою ВЛАСТЬ,

- чтобы народ перестал ВОРОВАТЬ,

- чтобы безработные отцы семейств не вешались, оставляя сиротами своих детей и вдовами жён, потому что в России ДАВНО НИКТО НИКОМУ НЕ НУЖЕН?

Чтобы… Чтобы… Чтобы…

Я удивлю вас, политики, чиновники, военные и все остальные:



НАМ НУЖНА ДУХОВНОСТЬ !



В первую очередь! Не ракеты с пулемётами, не супер-пупер лекарства, не нравственность и не мораль, не то, что вы подразумеваете под сказанным, а настоящая ДУХОВНОСТЬ. Не улыбайтесь — это очень серьёзно, гораздо серьёзнее, чем вы думаете.

По словам профессора Московской Духовной Академии и Семинарии Алексея Осипова, «нравственность – это характер деятельности, а духовность – состояние души». Мораль общества и отдельных людей может меняться, в зависимости от исторических, экономических и прочих процессов. Иногда в лице моралиста и высоконравственного человека может быть ужасный убийца и душегуб. Только ДУХОВНОСТЬ с её пристальным взглядом человека внутрь себя может вылечить общество.

Людям для счастья, на самом деле, нужно немного. Когда-то Роберт Рождественский написал стихотворение «Человеку надо мало», кстати, в год моего рождения – в 1973-м году:



Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг -

один

и враг -

один...

Человеку надо мало:

чтоб тропинка вдаль вела.

Чтоб жила на свете

мама.

Сколько нужно ей -

жила

Человеку надо мало:

после грома -

тишину.

Голубой клочок тумана.

Жизнь -

одну.

И смерть -

одну.

Утром свежую газету -

с Человечеством родство.

И всего одну планету:

Землю!

Только и всего.

И -

межзвездную дорогу

да мечту о скоростях.

Это, в сущности,-

немного.

Это, в общем-то,- пустяк.

Невеликая награда.

Невысокий пьедестал.

Человеку

мало

надо.

Лишь бы дома кто-то

ждал.



Если бы в наших школах побольше читали и заучивали Рождественского и Вознесенского, Евтушенко и Есенина, зла в мире было бы меньше. Мало говорить о том, что нужно бороться с воровством, взятками, алкоголизмом, проституцией, наркоманией и прочими болезнями общества. Пишем, говорим, а что меняется?

Людям нужны хорошие примеры, не правильные мальчики и девочки из движения «Наши», а люди, которые своим примером и своей жизнью доказали, что быть трезвым и честным – здорово. Нужна здоровая политика государства. Нужна, если хотите, мода на честность и трезвость. Нужен уже даже не столько политический, сколько НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЛИДЕР и будет здорово, если он окажется лидером ДУХОВНЫМ.

Бесполезно накачивать федералов бюджетными вливаниями, наивно полагая, что одни только повышения зарплат смогут что-то изменить в нравственном периметре России. Можно положить судье миллион рублей зарплаты, но если он изначально БЕЗДУХОВЕН, он БУДЕТ брать взятки и действовать с людьми по принципу, «не люблю тёщу — не люблю её пирожки». Почему? Да потому что судья — обычный человек с той же самой чувственной, психической и эмоциональной начинкой, что имеется у каждого из нас.

Всего-то…

Можно обеспечить всех врачей и учителей с военными миллионными зарплатами (утрирую), но если они не будут вести внутреннюю духовную работу над собой, борясь со своими помыслами, желаниями и чувствами, зачастую далеко-предалеко не самыми праведными, эти зарплаты так и не будут оправданны. Иногда самый нищий человек оказывается интеллигентнее и человечнее трёх высокообразованных господ, потому что знает, что такое БЕДА, ГОЛОД, ХОЛОД, НИЩЕТА и ПОЗОР.

Только духовная работа людей над собой может изменить страну. Иначе не получится. Иначе начальник домоуправления будет и дальше воровать деньги жильцов не потому, что он умирает от голода, а потому, что ему МАЛО и бесполезно ожидать от него «патриотизма», «ответственности», «уважения» и прочих бесполезных для него вещей.

То же самое будут делать врачи-рвачи, шурующие в карманах пациентов, учителя, испорченные «добровольными пожертвованиями», гибэдэдэшники, начинающие и заканчивающие день с личного комплексного плана, в котором на первом, втором и сто пятьдесят втором месте значится выкачивание денег у водителей любыми средствами. Тем же самым будут заниматься (и занимаются за милую душу) асфальтоукладчики, делающие одноразовые дороги, потому что кто-то на чём-то сэкономил, производители «лекарств», которые не лечат, изготовители обуви, которая изнашивается через месяц…

Этих примеров можно привести сотни. Всё это последствия БЕЗДУХОВНОЙ жизни общества.

Никто не говорит о том, что для «исцеления общества» весь народ в обязательном порядке нужно загнать в храмы, всем всучить в руки молитвослвы с чётками и приказать молиться. Это бред изначальный! И не в этом, в конце концов, состоит духовная жизнь. Кому надо, тот зайдёт в храм. В то же время, можно каждый день ходить в храм и, при этом, быть бездуховным человеком.

Речь идёт о другом. О внутренней и осознанной работе людей над собой. Нельзя оставлять общество без духовной системы ПВО. Есть такая система у верующих людей, о которой мне когда-то говорил один священник. Увидел на внутреннем горизонте вражеский объект — неприличную мысль, желание или образ — и тут же сбил его усилием воли. Это вполне по силам людям, только об этом нужно почаще говорить. Ежедневная практика, поддерживаемая ритмом, постоянством, желанием и усилием, может изменить сознание человека в положительную сторону. Личность приобретёт навык исследовать себя, анализировать и самоисцелять. У кого-то это будет получаться лучше, у кого-то хуже, но процесс исцеления начнётся совершенно точно. Эти знания в полной мере содержит в себе Православие.

Кто-то может метнуть пращу в православных:

- Наели себе животы! Ездят на крутых тачках, ничего не делают!

Всё правильно — нет дыма без огня. Всякое случается и в Православии. Но это не значит, что Православие вредно для здоровья. В каждом стаде есть паршивые овцы. Вспомните отца Евгения из храма на Каширском шоссе. Нужно уметь отделять плевелы от зёрен, не сваливая в одну кучу всё.

России, помимо духовности нужно много чего ещё. Нужно спасать молодёжь, которая просто деградирует. Знаете, все эти псевдолиберальные стоны по поводу того, что «молодёжь во все времена была плохой», что налицо «проблема отцов и детей», — не более, чем попытка уйти от серьёзного разговора, ничего не желая делать для реального спасения пацанов и девчонок. Да, молодёжь всегда была порицаема взрослыми, но в процентном отношении количество аморальных молодых людей за последний век увеличилось в сотни, если не в тысячи раз. Зачем спорить с этим? Посмотрите, что делается первого сентября и в день Последнего звонка со школьниками. Сходите в абортарии и узнайте, сколько абортов в месяц делают врачи девушкам и даже девочкам. Поинтересуйтесь у наркологов и кожвенерологов, сколько молодых людей в возрасте до двадцати лет уже являются хроническими алкоголиками и носителями венерических заболеваний?

Вы думаете, это пустяки в сравнении с мировой революцией? Может быть, вы думаете так сегодня, а завтра сегодняшние мальчики и девочки с напрочь разрушенной психикой и внутренней системой координат, придут на производства, в больницы, в армию, в школы, в садики, в ЖКХ, в автопром, в торговлю, и потом вы будете шипеть: «Везде обман! Что за народ пошёл?» — А народ пришёл оттуда, где много лет назад на них махнули рукой взрослые, не привив им правил общежития — ОБЩЕГО ЖИТИЯ…



* * *



Давно настала пора вводить контрактную систему обучения в училищах и вузах. Увидели студента с сигаретой в зубах – предупреждение. В следующий раз поймали — отчисление с возможностью восстановиться только через три-четыре года, и невозможностью поступить в другое училище, куда студент должен будет принести единую справку с прежнего места учёбы, где будет указано, что студент Иванов отчислен за рецидивное курение. Поймали с пивом или водкой в руках — отчислять без разбирательств. Всё это прописать в контракте и, уверяю вас, динамика будет налицо уже в первые полгода после введения контрактной системы обучения.

Эта картинка пусть и далёкая от реализации, но не такая уж фантастическая.

Нужно изменить отношение общества к Закону, как к юридической норме. Я не являюсь юристом, но надеюсь, что у меня есть правильное понимание назначения закона в том контексте, в котором я говорю о нём. Сколько бы ни принимали законов в России, как бы ни совершенствовали Конституцию, у нас никогда не будет порядка в стране, потому что ДУХОВНОСТЬ общества НА НУЛЕ. Давным-давно нужно поднимать в православной стране мораль и нравственность в её высшем проявлении, и лучше всего это могло бы сделать Православие, правда, этого никто не даст сделать, потому что вся российская государственная система абсолютно антирелигиозна.

Даже не думайте возражать! Если бы это было наоборот, в наших школах давно преподавали бы «Основы Православия» наравне с «ОБЖ». Когда в школе предлагается ввести православные классные часы, учителя встают грудью на защиту ранимой детской психики, хотя ничему плохому Православие не учило и не учит. Кто сказал, что основы безопасности жизни заключаются в одном лишь умении переходить в нужном месте улицу, накладывать шину и правильно пользоваться огнетушителем?

Зато в тех же школах запросто вводятся уроки по изучению контрацепции под патронажем центров планирования семьи. Дети не могут элементарно произнести «здравствуйте» и «до свидания» со «спасибо» и «пожалуйста», не говоря уже об «извините» и «простите», но уже прекрасно знают, как пользоваться спиралькой и презервативом, выпуская раньше времени джина из бутылки с бессовестной и преступной подачи взрослых.

Именно Православие, причём, не книжное, а бытовое, внутреннее, с его незримой духовной работой над страстями и дурными наклонностями человека в ментальной плоскости, способно изменить наше общество. Формальное введение православной культуры в быт ничем хорошим не обернётся. Нужно жить по-православному, по-православному работать и по-православному умирать. Нужно мыслить и ощущать мир по-православному: любить жизнь, жалеть людей, помогать слабым, кормить голодных, защищать беззащитных, вовремя платить зарплату, не обманывать и не делать подлостей друг другу.

Неужели это что-то лишнее? Я сомневаюсь, что кто-то скажет: «Я хочу, чтобы меня обманывали, обижали, оскорбляли, не платили денег за работу».

Кстати, я хотел бы задать вопрос тем, кто не любит Православие — что в нём плохого? Понятно, что этот вопрос из категории «нравится — не нравится», но всё-таки? Всё, что русская культура, да и Россия в целом, имеет на сегодняшний день, это завоевание Православия. С Православным Богом люди шли в поле, строили дома и храмы, писали книги и картины, создавали шедевры русского зодчества. С Православным Богом били недруга, рождались и умирали. Повнимательнее почитайте Священное Писание, историю России, и вы согласитесь со мной в том, что в Православии нет ничего плохого, если его понимать здраво, а не искажённо. Безусловно, заставь дурака Богу молиться, он весь лоб расшибёт.

Православие на Руси одно может сделать гораздо больше, чем все политические и экономические реформы вместе взятые. Объединённые высокой целью, люди будут стараться жить более-менее честно. Православие – это волнорез, ограничитель, который гасит ударную силу негатива, прущего из людей. Никто не сказал, что общество тут же выздоровеет – отнюдь. Во все времена на земле жили грешники и праведники. В каждом из нас есть и дым, и огонь, и свет, и тьма. Но, настроенное на одну добрую волну, общество будет само себя лечить нравственностью, без которой представить нормальное функционирование государства невозможно.

Все великие империи распались и исчезли именно от разрушения нравственных норм, которые сегодня некоторым закулисным силам в России очень не по нраву. Эти силы желают лишить русский народ своей культуры, главной составляющей которой всегда была и будет вера в Господа Бога.


Быть православным трудно



Сегодня ДУХОВНОСТЬ нужно рассматривать как СТРАТЕГИЧЕСКИЙ РЕСУРС, а не просто как часть культуры. В России – особенный ментальный уровень людей, особенный тип мышления. У всех без исключения – работных и безработных, умных и дураков, здоровых и больных. Не учитывать этого фактора нельзя, если есть желание вытянуть Россию из болота. Но для принятия Православия за основу в России нужно отказаться от очень многого. Это вообще очень больной вопрос, обсуждать который в настоящей книге вряд ли стоит. Ограничусь лишь тем, что скажу — сегодня быть православным очень и очень тяжело. И даже не потому, что в православных храмах женщины должны стоять не в джинсах, а в юбках с платками на голове. Это не такая уж большая жертва. Православие, как и другие мировые религии, конечно же, дорожит формой, но при этом сосредотачивается, прежде всего, на содержании.

Быть православным сегодня очень трудно по причине неправославности мира в целом, и России, в частности, при наличии в ней тысяч православных храмов. Проникновение «мирского духа» в православное сознание это самое сознание разрушает и дробит. Человек постоянно чувствует некую раздвоенность и невозможность жить по-христиански в полную меру. С одной стороны – храм и молитва, с другой телевизор и всякого рода развлекуха, которые раздирают сознание верующего на две половинки, и непонятно, кто какую перегрызёт.

И всё-таки, православное сознание очень сильно помогает в жизни, кратно уменьшая риски. Я много раз был свидетелем тому, как православные люди меняли своё окружение без всяких проповедей и нравоучений, просто подавая добрый пример собственным поведением, лишённым грязи.

Православие запрещает мат. Что в этом плохого? Что плохого в том, что Православие учит любви к ближнему, жалости, самопожертвованию, состраданию? Именно потому, что этому никто не учит детей в школах, мы имеем поколение духовных морлоков с парализованными душами. Именно такие морлоки снимают на видео смерть зажатого в автомобиле водителя, а потом выкладывают это в Интернет с «прикольными комментами». Любовь – это не секс, как ошибочно думает нынешняя несчастная молодёжь, которую практически уничтожили морально пошлые телеканалы. Любовь – это даже не симпатия и не привязанность, хотя и это тоже. Если брать глубже, то Любовь – это всецелое принятие мироздания, это абсолютно жертвенное чувство.

У моей матери, Елены Стефанович, есть такие строчки:



Потребность любить — как потребность дышать.

Любимый – изящен и тонок,

Любить – это значит, всегда возвышать,

пусть даже любимый – подонок.



Что вредного в том, что Православие призывает не воровать, а наоборот, делиться, держать под контролем свои инстинктивные чувства и относиться к женщине с достоинством, а не только как к объекту вожделения? Проблема Православия в наши дни лишь в том, что оно ассоциативно чуждо сознанию современного человека с расчёсанной до мяса чувственной сферой.

Принимая Православие, человек будет обязан сдерживать и ограничивать себя во многом. На такую жертву сегодня идут единицы, хотя веруют очень многие. Вокруг стало слишком много соблазнов и искушений, противостоять которым порою не в состоянии даже священнослужители. Если уж они подвергаются испытаниям на прочность и часто не выдерживают, то можно только догадываться о степени повреждения сегодняшнего общества. Если же из него вообще убрать всё духовное, до исчезновения Человечества, как вида, останутся считанные годы.

Мне не один раз приходилось беседовать с юристами. Я всё пытался понять, что же такое закон и почему он не работает, как общеобязательное правило. Однажды я нашёл ответ. Вот он:



Пока закон не перейдёт из правовой категории в НРАВСТВЕННУЮ, он НИКОГДА не будет работать в России. НИКОГДА!



Закон должен стать защитником ПРАВДЫ и СПРАВЕДЛИВОСТИ, не на бумаге, а на деле. Прежде всего. Он должен быть заряжен именно на это, а не на сухую букву. Только тогда он будет работать без сбоев. В центре любого закона должен стоять ЧЕЛОВЕК, а не что-то другое. Если в голове судьи нет Царя, хоть лоб разбей о его кафедру, доказывая, что ты своровал булку хлеба, потому что твоим детям кушать нечего, потому что ты уже год не можешь устроиться на работу – ибо тебе 35 лет. Ради буквы закона этот судья влепит тебе реальный срок, поскольку в статье такой-то закона такого-то чёрным по белому написано то-то и то-то, а значит, мужик или баба, суши сухари.

Если же судья будет нравственной Личностью, он будет выносить приговор, полностью исследовав все материалы дела, с доказательствами и мотивами, приведшими человека на скамью подсудимых и в этом случае, есть шанс остаться на свободе или получить максимально минимальный срок.

Скажу больше. России не хватает Беды, которая смогла бы всех объединить. Мор ли это будет, природный катаклизм, внешний враг, что угодно. Посмотрите, как объединился народ во время пожаров в 2010-м году. Беда имеет свойство сплачивать людей, и с этим не поспоришь, в то время, как МИР, ради которого бились наши деды, ради которого каждый из нас готов отдать жизнь, лишь бы небо над головой наших детей было чистым – это величайшее зло, если посмотреть на это повнимательнее. Помните: «если мы войну забудем, вновь придёт война…» Эти слова тоже принадлежат Роберту Рождественскому, который в 1984-м году написал стихотворение для «Послевоенной песни»:



Задохнулись канонады.
В мире – тишина.
На большой земле однажды
Кончилась война.
Будем жить, встречать рассветы,
Верить и любить,
Только не забыть бы это!
Лишь бы не забыть!
Как всходило солнце в гари
И кружилась мгла.
А в реке – меж берегами –
Кровь-вода текла.
Были чёрными берёзы,
Долгими – года.
Были выплаканы слёзы
Вдовьи навсегда.
Вот опять пронзает лето
Солнечная нить.
Только не забыть бы это!
Лишь бы не забыть!
Эта память – верьте, люди, -
Всей земле нужна.
Если мы войну забудем,
Вновь придёт война.



1984 г.



Давно ли в России была война. Каких-то 65 лет назад. Это почти вчера, а нацистов и всякой нечисти развелось столько, что становится страшно – за кого деды-то бились. Вот за «это»?

Пока законы будут приниматься и исполняться ради самих законов, равно, как судебные приговоры будут выноситься ради буквы закона, а не ради торжества правды и справедливости, о которых в юриспруденции практически не говорится ни слова, у нас так и будут объезжать Закон всеми правдами и неправдами, как большой придорожный камень, мешающий проехать в рай на чужом горбу, получая всякого рода дивиденды и прибыль.


Главный стратегический ресурс — ЛЮДИ



Хорошо, религия и вера в Бога – дело добровольное. Но мораль, как главный элемент общественного института, отвергать нельзя никак. Даже у закоренелых преступников есть свои законы и кодексы, как и своя мораль. Вот за это и должна бороться журналистика, а не снабжать информационным топливом двуногие мартенчики по переработке клиповых новостей.

Главным же СТРАТЕГИЧЕСКИМ РЕСУРСОМ страны, помимо духовности и полезных ископаемых, были, есть и остаются ЛЮДИ, НАРОД, ОБЩЕСТВО. Когда этого понимания нет, тогда и появляются сначала в жизни, а потом в прессе истории то о проворовавшихся чиновниках, то о генералах и адмиралах, то о прокурорах и судьях.

ЧЕЛОВЕК – вот кто должен стать центром журналистики. В настоящее время этот центр смещён в сторону, как сломанный нос несчастного боксёра. Вроде бы о человеке передача, но на поверку выходит, что главный герой, пусть умный, пусть суперталантливый – всего лишь наживка для зрителя, которому скармливают очередную рекламу.

Много ли по телевидению и радио идёт очерков о самых обычных людях, а не о представителях «белой кости»? Телеочерки Оксаны Пушкиной, говорите? Хороший пример, интересный, но много ли действительно уважаемая мной Оксана Пушкина делала передач о доярках и сельских учителях, о трактористах и медсёстрах, о ветеранах Великой отечественной, о детдомовцах, о брошенных детьми в пекло домов-интернатов их престарелых родителях? Не могу сказать. Может быть, много, но мне не удавалось видеть этих очерков, а посмотреть очень бы хотелось – нравится мне, как Оксана Пушкина со своими героями работает. Как бы телеочерк о сварщике зазвучал! Как бы заплясал, загулял по экрану голубой огонёчек сварки, в каком особенном свете предстала бы Оксана Пушкина с пучком электродов 3 на 4 мм в руках, пытаясь донести до зрителя суровую правду жизни «простого рабочего человека». Как по-женски красиво смотрелась бы Оксана Пушкина с вёдрами парного молока, которое она собственными руками выдоила бы из бурёнки Машки.

Думаете, это смешно? Лично я ничего смешного не вижу. Я говорю абсолютно серьёзно. Оксана Батьковна, мотайся она хотя бы изредка по деревням да сёлам, делала бы большущее дело. Во-первых, она поднимала бы статус рабочего человека, что на сегодняшний день в России важнее всего на свете, а во-вторых, её личный статус журналистки сиганул бы ещё выше. Лично я уверен в том, что журналист временами обязан сам что-то распилить, вспахать, сколотить… Поверьте – это очень полезно. Это своеобразное социальное паломничество, когда ты своей шкурой познаёшь, из чего жизнь состоит.

Здоровое и трезвое отношение к званию рабочего человека в любой стране и в любую эпоху – это гарантия стабильности этой страны. У нас же всё вывернуто задом наперёд. Человек, который производит и работает – не в чести, в то время, как в чести те, кто потребляют. Именно поэтому профессиональную журналистику, претендующую на звание государственной, нужно возвращать в народ, пропагандируя ТРУД и звание РАБОЧЕГО человека.

Но этого не делается – невыгодно. А что будет телеканалу, или радиостанции, или газете с журналом от очерка о «рабочем человеке»? В смысле, сколько он заплатит за этот очерк? А вы думали? Так уж в современной журналистике повелось. Чем ближе к её центру, тем больше плата за славу. Это в провинции всё-то ещё пишут ради удовольствия и оклада, а в центре одна «заказуха». Именно поэтому общество не знает о реальной жизни, проблемах, мечтах и чаяниях самого себя, состоя из: учителей, сварщиков, бетонщиков, дворников, охранников, продавцов, оперативников, пожарных…


«Найдите мне меня…»


Достиг ли я поставленной цели? Не знаю. По крайней мере, я старался достичь её, пройдя по самому краю откровенности. Да, я назвал лишь пару-тройку настоящих фамилий. Но разве задача книги в том, чтобы кого-то обличить, довести кого-то до инфаркта, а потом до конца испортить жизнь себе и своим близким?

У меня была другая задача – вызвать моего читателя на диалог, на Большой разговор о наших совместных радостях и горестях, о проблемах, которые нам нужно решать ВМЕСТЕ, собравшись за большим столом, в кинотеатре, в радио- или телестудии, или на лесной поляне у костра – с гитарами и походными песнями… Может быть, моя попытка не удалась. Но я верю, что ко мне присоединятся и другие люди, которым небезразлична судьба России, а значит, будут и другие – гораздо лучшие попытки.

Сегодня я смотрю на себя со стороны, и позднее сожаление крапивой жжёт душу. Скольких ошибок я мог бы избежать, будь у меня лет десять назад то, что я приобрёл в боях за Правду и Справедливость! Не было бы дурацких увольнений из-за никому ненужной принципиальности, не было бы сплетен и слухов, порождённых теми, перед кем я не хотел кланяться. Сейчас я, грешным делом, думаю, что многое могло бы быть иначе. Наверное, надо было вовремя одному подать пальтишечко, для другого сбегать за пивком в соседний ларёк, ответить взаимностью престарелой начальнице с масляными глазками, согласиться «слопать» своего коллегу на планёрке, написать заказной разгромный материал, расхвалить одно министерство, другое, третье…

Наверное. Но тогда не было бы этой книги, которая, безусловно, нужна не только мне. Любой писатель — это незваный гость. Я всегда прекрасно понимал это, но мне хотелось, чтобы кто-то понял то, что понял я. Если бы судьба не швыряла меня, как щепку в бушующем море, то на скалы, то на песчаный берег, если бы не кидала то в пекло, то в ледяные проруби, я бы не дошёл до сути журналистики и сути жизни, озвучивать которую я не буду лишь потому, что у каждого эта суть своя.

Где-то я был не прав, излишне напорист, иногда крайне принципиален, что тоже не есть гуд. Я признаю это. Но, с другой стороны, я не могу упрекнуть себя в трусости и желании спрятаться за чью-то спину, когда начиналась большая драка. Я всегда упрямо пёр вперёд, потому что так чувствовал, так ощущал пространство вокруг себя, действуя по закону сердца. Наверное, без этих ошибок нельзя было обойтись, как невозможно зайти в воду, не замочив ноги.

Вспомнился момент, когда мне в голову только-только пришла мысль написать такую книгу. Кажется, это было так давно, хотя прошло каких-то полтора или два года. Почти на год я оставил работу над рукописью, занятый с супругой подготовкой грантов для научной экспедиции к эвенкам в Чару, а потом и самой экспедицией, которой просто не могло быть без моей жены – Ольги Стефанович, журналистки «Забайкальского рабочего», уже несколько лет изучающей культуру малочисленных народов севера Забайкальского края. Мы долго были заняты круглыми столами, посвящёнными проблемам эвенков, моей фотовыставкой и подготовкой документального фильма «По тропе аборигенов».

Помню, как позвонил матери, и получил её благословение на написание книги и своё вырвавшееся: «А вдруг снова вякнут, что это ты за меня написала?» – Мать ответила очень интересно: «Пусть думают. По крайней мере, мне будет очень лестно быть автором книги своего сына, которую ты обязательно напишешь так, как никто другой». — Потом целый вечер мы обсуждали проблемы журналистики, вспоминали наши поездки по области, ворошили прошлое, в котором осталось очень много светлого, что никогда уже не вернётся.

Жалею ли я, о том, что стал журналистом? И да, и нет. Журналистика дала мне самое главное – я узнал людей и стал меньше обижаться на судьбу. Журналистика научила меня искать в запутанном клубке событий их причину. Она привила мне способность внимательно смотреть и слушать. Не подглядывать и подслушивать, как ошибочно думают очень многие люди о журналистах, а именно слушать и смотреть. Видеть перед собой не просто «скучного зануду», а человека со своим миром, в котором есть немало интересного. Самый скучный «зануда», неизвестный никому, может оказаться удивительной личностью, в то время, как самый «интересный» человек с обложки журнала или «из телевизора» может оказаться удивительным занудой.

Журналистика показала мне огромный мир с большими и маленькими секретами, с тайнами человеческих судеб, многие из которых я не смогу раскрыть никогда, потому что люди мне доверили самое главное – душу. Именно поэтому некоторые священники просят журналистов каяться на исповеди в том, что они проникают в души людей. Возможно, это не совсем правильно, но что-то в этом есть.

Тем, кто называет себя журналистами, нужно быть очень осторожными, когда в руки приходится брать чужие судьбы, которые незаметно становятся совсем не чужими, потому что журналист начинает вживаться в образ своего героя. Если, конечно, не формально выполняет свою работу. Мы не можем просто «информировать» людей, как невозможно просто лечить, просто учить, просто охранять покой граждан, и просто тушить пожар, не вкладывая в это сердце. На журналистах лежит огромная ответственность за СОСТОЯНИЕ УМА и ДУШ людей, многих из которых мы уже испортили навсегда: жестокостью, цинизмом, похотью, равнодушием, дурновкусием. Многих навсегда отвратили от самого понятия «журналистика», испорченного в сознании читателей бесконечными «жареными фактами».

В журналистике, повторюсь ещё раз, стало мало самого ЧЕЛОВЕКА. Факты есть, есть реклама, погода, телепрограмма. Есть картинки, яркий видеоряд, есть притянутые за уши факты, есть откровенная ложь и басни, а вот ЧЕЛОВЕКА МАЛО. И это катастрофа. Потратить жизнь на поиски снежного человека в то время, как можно было показать столько интересного, что действительно поможет людям жить, что даст им силы, надежду, веру, что сплотит их и сделает чуть лучше – что может быть плачевнее.

Я понимаю — ничто не изменит мою судьбу, но всё-таки грею душу огоньком надежды на то, что моё время ещё придёт. Просто, как снег, выпавший в июле, я раньше времени вывалился из корзинки седого Бога, в которой Он нёс меня к моей матери сквозь пространство и века. Прошла, наверное, большая половина жизни, а я всё-то ищу себя. Как странно. Я искренне хотел стать врачом, но, в итоге, судьба вышвырнула меня из медицины. Мечтал быть священником, а стал только прихожанином, причём, не самым исполнительным. Думал стать журналистом, но и это, по мнению глупых головушек, мне не по зубам.

Потому, наверное, и родилось стихотворение «Найдите мне меня»:




Найдите мне меня -

я столько лет плутаю,

за суетность себя

и день, и ночь кляня.

Я так устал искать,

и клянчить, умоляя.

Я очень вас прошу –

Найдите мне меня.

Найдите мне меня.

Я просто заблудился,

когда в потёмках брёл

за яркою звездой.

Я так хотел узнать,

зачем я появился

и почему вдруг стал

затюканный и злой.

Найдите мне меня -

по мне скучают дети.

Меня который год

ждёт не дождётся мать.

А у меня опять

в карманах воет ветер,

и до получки снова

придётся занимать.

Найдите мне меня.

Я встречусь сам с собою

и погляжу в глаза

тому, кто шлялся век

по шумным городам,

по тропам и забоям,

по высохшим морям

и руслам горных рек.

Найдите мне меня.

и кончится разлука,

и тихий разговор

всю ночь не даст мне спать.

И может, в первый раз

протянутую руку

мне самому себе

захочется пожать.

Найдите мне меня…

* * *

«Мы ждём перемен!»



Власти говорят, что поддерживают журналистов. Так ли это? Не думаю. Если бы это было так, под каждой серьёзной публикацией была бы подпись: «при поддержке администрации Губернатора (или мэра)». Тогда каждому чиновнику, крупному и мелкому, было бы неповадно «гасить» журналистов, они бы понимали – тут власть за спиной журналюги. Лучше не трогать, а ещё лучше бегом палубу с мылом драить.

От власти требуется-то совсем немного – быть немного мудрее и чуточку внимательнее к тому, что пишут журналисты, бомбя не власть, а её неверные решения и поступки. Глупо утверждать, что власть не совершает ошибок. Своими публикациями журналисты всего лишь подсказывают: «У вас шнурочек развязался!»

Диалог власти и СМИ давно необходим, как воздух. Создалась ситуация, когда личная антипатия людей превзошла разум. Вместо того, чтобы совместно делать что-то полезное, власть и СМИ воюют. И никто не хочет положить конец этой бойне, в которой нет победителей – все ранены или убиты: словом, делом, помышлением. 2011-й год стал рекордно богатым на смерть людей. Уходят лучшие творческие и интеллектуальные силы страны. Сейчас нужно бы объединиться всем оставшимся на ногах и начать выстраивать новые отношения. Нужно сплачивать людей по талантам и интересам, не отдавая предпочтения только одному-двум творческим коллективам, одной-двум спортивным командам, одному-двум писателям, одной-двум газетам и так далее. Сколько в России талантливых людей! Но где они? У нас же только водочники, банкиры, строители и юристы имеют право на жизнь, потому что от них есть финансовая выгода. Надо объединяться! Но опять мешают сплетни, слухи, разговорчики кулуарные, мнения, сомнения, всякие там «репутации»…

Нужно определить границы влияния и выявить психологический периметр, в границах которого стоит вести нормальный человеческий разговор власти и СМИ – без наездов друг на друга, без оскорблений и дурацких претензий типа «он или она мне не нравится». Более того – всё общество обязано договориться не кушать друг друга, а наоборот – помогать выжить, раз уж мы плывём в одной лодке. Нужно быть просто уважительными друг ко другу. Как приятно, когда заходишь в приёмную к городскому или краевому начальству, а тебя встречает улыбчивый секретарь и не хмурый начальник, который называет тебя на «вы» и по имени с отчеством. Как было бы здорово, если бы вновь ожила и расцвела кадровая политика в её лучшем смысле, а власть начала создавать условия для жизни людей: обеспечивая их не только зрелищами, но и хлебом.

Для всех нас настало время начать крепко думать над происходящим в стране, а не машинально ходить на работу, машинально жать на кнопки то лифта, то пульта телевизора, то на педали газа и тормоза, машинально голосовать, машинально есть-пить-спать, машинально жить и умирать. Каждый из нас должен наполнить свои дни и свою работу особенным смыслом.

Если ты врач – лечи для того, чтобы человек жил, а не исключительно потому, что ты не умеешь делать ничего другого или тебе хочется заработать на болезни человека. Жалей больного, люби его, если есть в тебе силы для этого. Хотя бы качественно исполняй свои обязанности – не рви сухие повязки с ожоговых больных, не делай гематом, ставя капельницы и уколы, не разводи спирт и не тырь таблетки, списывая их на мёртвых, не унижай больных своим циничным к ним отношением. Посиди со своим пациентом, пожалей его, спроси, как у него дела, как настроение. Это лечит больше, чем твои уколы и таблетки.

Ты надел погоны военнослужащего – смело защищай родину и честно служи, понимая своё высокое звание воина. Не издевайся над сослуживцами, не воруй со складов боеприпасы, горючку и еду. Не жри водку хотя бы на службе, выходя на боевое дежурство. Если ты офицер – не используй солдата в качестве скотины, которая должна бесплатно копать, таскать, рубить и пилить. Учи свой личный состав обороне страны, вместе с ним подтянись, отожмись, пробеги пару километров, собери-разбери автомат. Не потакай любителям «пробивать фанеру», заступайся за солдата, и тогда ты будешь для него «батя».

Называешься учителем – не только называйся, а будь им, учи, а не требуй привести в первый класс всезнайку-вундеркинда для облегчения своей работы. Работа педагога – научить маленького человечка читать, писать, считать и думать, дать ему базовые знания, а не «душить» его двойками за «невнимательность» или «неусидчивость», в той или иной мере свойственные каждому первоклашке. Такая педагогика только убивает в детях всякое стремление к учёбе. Нет такой статьи в Конституции – «ученик обязан учиться только на четыре и пять».

Если ты полицейский – работай честно: не выворачивай карманы у задержанных, пусть это даже пьяные мужики, помогай людям, одёрни хулигана, заступись за женщину.

Если ты депутат – исполняй свои обещания. Хотя бы раз в полгода встречайся со своими избирателями. Постарайся их понять, раз уж тебя занесла нелёгкая на этот трудный путь. Стал чиновником – заботься о соблюдении законов, не взирая на чины и лица. Не участвуй в делах тьмы: не бери взяток, не умножай скорби людей, доведённых до отчаяния. Попросили тебя помочь – помоги, от тебя не убудет, а люди тебе только спасибо скажут. Конечно, если «только спасибо» тебя не устраивает, то эти слова не для тебя.

Выучился на режиссёра – снимай свои фильмы: смело, необычно, но не губи души зрителей, не коверкай сознание детей пошлятиной и жестокостью. Ты же умный, у тебя столько возможностей показать даже самое гнусное так, чтобы это заставило задуматься, а не зажмуриться от отвращения и ужаса.

Получил корочку писателя – позаботься о том, чтобы получить и его звание. Пиши книги, которые дадут миру силы жить и бороться со злом, а не просто продаваемую макулатуру. Не гноби себе подобных, пытаясь на их фоне выглядеть классиком при жизни.

Охотник и рыбак – не лупи из винтовки по всему, что движется, не лови ради потехи десятки рыб, которых ты всё равно не съешь, а выбросишь.

Учёный – сделай так, чтобы твои открытия стали достоянием человечества, пошли ему на пользу, а не были только средством для получения тобой очередной учёной степени для поднятия собственного авторитета и зарплаты.

Журналист – пиши честно, умно и интересно. Не гонись за жареными фактами, не развращай народ «желтизной». Проверь на сто раз собранную информацию. Есть возможность не публиковать материал, который нанесёт вред людям и испортит их жизнь – не публикуй. Не топи своего же коллегу, не клюй его в голову.

Священник — будь образом Христа на земле, люби людей по-настоящему, не из страха, не из ожидания награды, а Христа ради, не давай повода мирянам шипеть: «У, племя длиннобородое! Наели животы!» — Просят тебя об исповеди – исповедуй, может быть, это последние часы жизни человека. Просят помочь найти работу, квартиру – помоги. Просят денег – дай, сколько можешь.

Верующий – покажи свою веру делами, а не словами: начни новую жизнь с чистого листа, поставив за правило начинать день с молитвы и крестного знамения. Начни бороться со своими дурными наклонностями, исповедуйся, причащайся, обновляй свой ум, а не формально ходи в храм по большим праздникам.

Монах – молись, не ропщи.

Если ты гражданин своей страны – люби её, храни и заботься о ней. Брось троллейбусный билетик, бутылку, пустой пакет или пачку сигарет в урну – рука ж не отсохнет. Уступи место женщине, старику или инвалиду. Помоги немощному. Накорми голодного. Работай за совесть, а не только за зарплату. Перестань быть временщиком на своей земле. Перестань верить в какие-то там «мировые заговоры», а просто люби свою Родину, свою страну и помогай ей, чем можешь. Когда ты пишешь похабное слово баллончиком на стене дома или в подъезде, снимаешь на мобильник горящий автомобиль, даже не попытавшись потушить его, а потом выкладываешь это в интернет — это не заговор. Когда ты садишься с ногами на дворовую скамейку и свинячишь, разбрасывая вокруг себя семечную шелуху с сигаретными бычками – это не заговор. Когда, не стесняясь никого, ты кроешь матом во весь голос, идя ли по улице или находясь в общественном транспорте – это тоже не заговор. Никто не может заставить тебя быть свиньёй, кроме тебя самого. Это ТЫ, а не мировое зло, убиваешь Россию своим равнодушием, цинизмом, жестокостью и сиюминутностью, ещё не поняв смысла жизни, не посадив дерева, не ощутив радости от помощи ближнему и от труда, ни разу в жизни не перекрестив лба, нося крестик на груди, не дав жизни не только ни одному ребёнку, но даже доброму поступку.

Мэр ты или губернатор – строй предприятия, фабрики, заводы, жильё для молодёжи, детские сады, поднимай село и создавай рабочие места. Поднимай престиж рабочего человека, а не только спортсмена и шоумена. Не можешь – позови на помощь народ. Делай всё возможное для того, чтобы люди не покидали своих насиженных мест, ища счастья в других землях от безденежья. Объединяй людей не по принципу «вась-вась», а по талантам и способностям, не отталкивай их равнодушием. Будь хозяином на том клочке земли, где Богом ты оказался поставлен руководить людьми. Хотя бы раз в полгода выходи на открытый разговор с жителями своего края или области не через телевизор, а в большой аудитории, чтобы до тебя дотронуться можно было, записку тебе передать, пусть потом ты её даже выбросишь. Главное – ты дашь людям надежду, которой они будут жить. Научись слышать просьбы «простых смертных», без которых ты – никто, потому что это они отдавали тебе свои голоса на выборах, они верили твоим обещаниям, они платят налоги для твоей зарплаты и зарплаты твоих подчинённых, не желающих ни здороваться, ни общаться с обычными людьми, потому что они работают аж в мэрии, аж в краевой или областной администрации.

Ну, а если ты Президент – люби свой народ и заботься о нём хотя бы отведённый для этого официальный срок. Не накладывай на этот народ невозможного бремени. Будь ближе к нему и пойми его. Увидел по телевизору репортаж о больном ребёнке, помоги – выдели деньги на операцию – ты сможешь найти и миллион, и даже два. Услышал, что судья вынес неправедный приговор – вмешайся, вытащи человека из тюрьмы. Хотя бы раз во время официального визита в какой-нибудь город сломай программу и сверни с заданного маршрута назло ошалевшей охране — посмотри, что действительно находится за периметром «потёмкинских деревень». Загляни в слезящиеся глаза старухи, работавшей на страну всю жизнь, и получающей за это пять тысяч пенсии. Попей с ней чаю. Дай ей хотя бы тыщонку для поддержки бабкиной немощи. Погладь по голове чужого ребёнка, купи ему конфет. Поднимись по лестнице на десятый этаж в подъезде, где лифт не работает уже несколько лет. Только без фотокамер и видеорепортёров, а просто так, если это твой народ.

Вот чего я хочу, в конечном итоге.

Пусть концовка этой части книги несколько пафосна, пусть кому-то это может показаться чистым популизмом. Но я хотя бы что-то попытаюсь сделать для своего Отечества, на которое подавляющее большинство из нас только гадит, как голуби на плечи Фёдора Михайловича Достоевского, который грустно сидит напротив Ленинской библиотеки в Москве и по-прежнему говорит: «Русский без веры – дрянь!»

Нужно что-то делать, как-то всем нам меняться, а не просто шлёпать губами с высоких трибун в период выборов: «Надо быть вместе!» — Простить надо друг друга, понять и выслушать. Хотя бы…

Надо закончить главу чем-то особенным, но в голове звучат слова из песни Виктора Цоя «Перемен требуют наши сердца»:



Мы не можем похвастаться мудростью глаз

И умелыми жестами рук,

Нам не нужно все это, чтобы друг друга понять.

Сигареты в руках, чай на столе — так замыкается круг,

И вдруг нам становится страшно что-то менять.

Перемен! — требуют наши сердца.

Перемен! — требуют наши глаза.

В нашем смехе и в наших слезах,

И в пульсации вен:

«Перемен!

Мы ждем перемен!»

* * *

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | ФИРМА УСПЕХ КРЕДИТ »» | 11.11.2013 10:05
  
0
-Финансовая помощь профессионалов-

Ответ только на этот адрес электронной почты, если интересно: success.finance@outlook.com

Привет,

Пожалуйста, простите, что беспокою Вашего драгоценного времени.

Это организация финансов кредитования; мы специализируемся на финансирование и
предлагающих кредитные заинтересованным лицам и компаниям, которые ищут
финансовой помощи и роста бизнеса или фонд расширения бизнеса. мы
предлагают кредиты с надежной гарантией для всех наших квалифицированных кандидатов.

Наши процентные ставки по кредитам очень низкие, и с доступным и оборотный
продолжительности. Мы также предоставляем финансирование партнерства бизнеса и недвижимости
развития, и мы предлагаем малые и большие суммы кредита для всех наших
квалифицированных клиентов.

Для получения дополнительной информации и применения запросов, свяжитесь с нашим
Представитель по электронной почте: success.finance@outlook.com

Просьба игнорировать это сообщение, если вам не интересно.

С уважением,
Г-жа Сьюзан Дойл
Сайт: www.successfinance.org
E-mail: success.finance@outlook.com
ФИРМА УСПЕХ КРЕДИТ
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites