"Прими награду безценную - Жизнь!.."


В миру преподобного Симеона Псково-Печерского звали Василием Желниным. Он родился в крестьянской семье 1 марта 1869 года — всего-то через восемь лет после отмены крепостного права. А преставился прп.Симеон в январе 1960 года – многие из наших читателей были его современниками. Вот несколько коротких рассказов из жизни этого великого подвижника современности.

†††

Будучи отроком, Вася Желнин впервые услышал о прп.Серафиме Саровском и о его великом молитвенном подвиге. Мы с вами тоже читали о старце Серафиме, — прочитали и занялись своими делами. А мальчик Вася, узнав о том, как молился святой, нашёл в поле большой камень, прикатил его к родному двору и с тех пор стал молиться, стоя на этом камне коленопреклонённо.

†††

Когда Василию исполнилось 25 лет, он стал просить отца отпустить его в монастырь. Отец-крестьянин не хотел отпускать работящего сына: «Женить тебя надо, а не в монахи!» Что ж, Василий отцу не перечил. Но как-то раз пришёл в дом к Желниным почитаемый в округе подвижник по имени Симеон. Был этот Симеон юродивым и часто творил дела, непонятные простым людям. Василий решил с его помощью уговорить отца: когда вся семья собралась дома, юноша встал, подошёл к старцу и во всеуслышание сказал: «Батюшка, благословите меня в монастырь!» Все замерли. А блаженный вдруг снял со стены верёвку, свернул жгутом и давай хлестать ею юношу. Да сильно! Так сильно, что Вася бросился прочь из дому. А блаженный — за ним! Гонится и верёвкой хлещет! До самой околицы длилась эта погоня: старец не успокоился, пока не выгнал парня за деревню. Тут уж отец Василия понял: ему следовало не просто отпустить сына в монастырь, но гнать его туда — скорее! скорее! — чтоб не терял в миру драгоценного времени!

А блаженный Симеон, столь чудным образом благословив Василия, вернулся домой к Желниным и умер. Будущему же монаху он как бы завещал своё имя: в схиме Василий стал Симеоном.

†††

Стал Василий послушником в Псково-Печерской обители. Тогдашний наместник сделал его своим келейником, работать приходилось много. Но сверх того Василий и ходил на общие послушания с братией, и работал на стройке гостиницы для богомольцев. Вот глубоким вечером окончены работы, возвращается Василий в келью и тут же… Думаете, ложится спать? Нет, садится за изучение Святых Отцов. К утру уронит голову на книгу, подремлет сидя, потом просыпается и бежит на работу… С тех пор он больше всего ценил в православных людях честное отношение к труду и знание святоотеческих писаний. Он говорил: «В деле спасения важнейшую роль играет Святое Писание и писания Святых Отцов — оно лучшее руководство ко спасению. Сколько погибло крещёных христиан, оттого что не хотели обратить внимание на основание нашей веры — священные книги. Через чтение святых книг спасающийся избегает многих опасностей, ошибок и заблуждений в особенности. От незнания Святого Писания происходят ереси и развратная жизнь. Незнание Писания — незнание Христа!»

†††

В 1900 году послушник Василий был пострижен в монахи с именем Вассиан. Как в родительском доме Вассиан привык жить в чистоте и опрятности, так перенёс эту привычку и в монашество. Однажды в обитель при-ехал архиепископ Арсений, управляющий Псковской епархией. Проходит он мимо кельи иеродиакона Вассиана, а в той келье на окнах занавески, на подоконнике цветы… «Это кто же тут обитает?!» — «Отец Вассиан, наш молодой иеродиакон!». — «Не по-монашески живет, — сказал владыка. — Ну-ка дайте его сюда!» Вассиан, услыхав слова владыки, перепугался и упал ему в ноги: «Простите, Ваше Преосвященство!..» Тот посмотрел строго и говорит: «Ты как красная девица живешь, а не как монах!» — «Простите, владыка, люблю цветы я как создание Божие и чистоту…» И потом, наедине, владыка сказал отцу Вассиану: «Молодец, так и живи! Лучше в чистоте, чем в грязи!»

†††

Когда отец Вассиан стал опытным монахом, настоятель обители епископ Иоанн (Булин) решил сделать его наместником. Вассиан с плачем стал отказываться от такого послушания и просил постричь его в схиму. «Ну, будь по-твоему, — сказал настоятель, — но только будешь ты тогда духовником и братии, и паломников». 3 февраля 1927 года Вассиан был облечён в схиму с именем Симеон. Настоятель обители привёл его в убогую, сырую, тёмную келью, — даже не келью, а просто пещеру, выкопанную в горе рядом с Успенским храмом, — и сказал: «Вот тебе келья, здесь и умрёшь». И схимонах Симеон исполнил это послушание: здесь жил, здесь и умер.

†††

Старец Симеон так говорил о молитвенном труде:

— Знаешь, что со мной однажды было? Просыпаюсь и не могу понять, где это я. Лежу под аналоем. Уснул, значит, на молитве… Молитва — это самый большой труд. Когда-то я этого не понимал. И вот пришёл в монастырь, а там архиерейская служба. После службы архиерей в проповеди сказал, что самый большой труд — это молитва. Я услышал и подумал, что это глупость, не поверил. Мне казалось, что это не трудно. Но позже понял, что истинная молитва — тяжелейший труд. Поэтому трудна жизнь монашеская, трудна жизнь в обители, но самый трудный подвиг — схимнический».

†††

Все видели, что старец Симеон необычайно прозорлив, но сам всячески это отрицал. «Да совсем я не прозорливец, — говорил он обычно со вздохом, — великий дар прозрения дает Господь избранным его, а тут просто долголетие мне помогает: зашёл в дом раньше других, вот и порядки его лучше знаю. Приходят ко мне люди с горестями и сомнениями, а взволнованный человек подобен ребёнку, он весь на ладони… Случилось с человеком несчастье — вот он и точность душевных очей теряет, впадает либо в уныние, либо в дерзость и ожесточение. А я и мирской круг хорошо знаю, и жизнь прожил долгую, и сам Господней силой огражден от бед и соблазнов, и как же мне в меру малых сил моих не поддержать брата моего, спутника на земной дороге, когда он притомился раньше, чем я…»

Рассказывают: как-то в монастыре совершался постриг в мантию отцов Антипы и Варсонофия. Перед вечерней службой они пришли к старцу на исповедь. После их ухода батюшка был очень задумчивым и грустным и сказал: «За послушание, за благословение я должен принимать их от Евангелия. Отвечать за них буду. Но вот один пойдёт прямой дорогой, а другой свернёт в сторону». Так и было. Отец Варсонофий ушёл из монастыря.

Старец имел верное суждение о таких вещах, которыми как будто и не интересовался. Он, например, никогда не изучал современную политику, однако, когда его спросили, будет ли третья мировая война, ответил: «Настоящей войны не будет. Холодной войной будут воевать…» Ещё он говорил: «Небо и земля — крышки, а посредине — Книжка. Читай и умудряйся».

†††

Вот рассказ о маленьком трогательном чуде, случившемся по человеколюбию батюшки. Рассказывает схимонахиня Евстафия из Пюхтицы:

— В 55-м или 56-м году, как обычно, после вечерней службы, зашла я к старцу на благословение. Мать Екатерина попросила меня согреть для батюшки самовар. «Вода налита, и угли положены. Только, когда будешь разжигать, подлей керосину, чтоб скорее разгорелся», — сказала она. Настало время, стала я разжигать самовар. Взяла бутылку, плюхнула в трубу самовара, да и пролила мимо. Керосин попал в дырочки на крышке самовара. Открыла крышку — смотрю: керосин плавает поверх воды. О ужас!!! Но всё же разожгла. Вскипел самовар. На стол собрала. Вышел отец Серафим и говорит: «Попей и ты с батюшкой чаю». А я ни жива ни мертва, переживаю очень: «Сейчас будет батюшка чай пить, а он с керосином». Вышел батюшка и тоже сказал, чтобы я попила вместе с ним чаю. Наливаю… Переживаю… А батюшка вдруг громко запел, во весь голос, высоким дискантом: «Нощь несветла неверным, Христе, верным же просвещение в сладости словес Твоих…» и до конца ирмос 7-го гласа. Да так звонко и красиво! Стали пить чай, а он не пахнет керосином. Вот чудо-то! Когда поют этот ирмос за службой, — всегда вспоминаю случай с самоваром.

†††

Последний урок смирения и послушания явил старец даже в своём преставлении ко Господу. Прп.Симеон лежал больным и ждал смерти. Наместник монастыря архимандрит Алипий (Воронов), навестивший больного старца, забезпокоился, что тот может умереть и сделать переполох в самый день праздника Крещения Господня, и по-этому просил старца помолиться Богу о переносе его кончины. «Хорошо, — ответил ему смиренный старец, — ты наместник, а я послушник, пусть будет по-твоему», — и умер чуть раньше, чем собирался: в крещенский сочельник. Хоронили его уже после праздника…

Григорий МАМАЕВ

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites