Первая детская исповедь

7
23 мая 2013 в 09:17 7447 просмотров
Таинство Исповеди называют баней для души. Каждый верующий знает, как легко и светло становится на душе после искреннего покаяния. Но нередко человек, только вставший на путь веры, не решается сделать первый шаг к этому великому таинству. Останавливают и стыд, и страх... Как преодолеть сомнения и впервые подойти к священнику? Как правильно подготовиться к первой исповеди самому и помочь подготовиться своему ребенку? Советы и наставления дают опытные священнослужители.

Протоиерей Илия Шугаев,
настоятель Храма Михаила Архангела г. Талдом

ПЕРВАЯ ДЕТСКАЯ ИСПОВЕДЬ

Как понять, готов ли ребенок идти на первую исповедь?

Ребенок не готов к исповеди, если не может на себя критично взглянуть. Для священника неготовность ребенка сразу видна. Если на самые простые вопросы вроде: «Может быть, ты не слушался родителей?» — ребенок отвечает: «Нет, я всегда слушаюсь», то сразу видно, что он говорит не о себе реальном и грешном, а о том, какие у него есть представления о правильном поведении. И это для определенного возраста совершенно нормальное поведение. Ребенок знает, что он вообще-то хороший, а то, что и хорошие люди могут совершать плохие поступки, он еще не может понять. В пять-шесть лет — это признак нормального развития, поскольку ребенок должен жить с ощущением, что он хороший и его все любят. Гораздо хуже, если ребенок будет на все вопросы о грехах соглашаться и говорить: «Я мешаю родителям, я плохо себя веду». Это будет признаком не покаяния, а усвоенной роли плохого ребенка и заниженной самооценки. Ребенок, который внутренне созрел для исповеди, на вопросы священника будет отвечать с рассуждением: «Такого-то греха у меня нет, такой есть, а этот совсем немного».

С какого возраста ребенок должен идти на исповедь? Существуют ли исключения?

Дети исповедуются обычно с семи лет. Иногда первая исповедь воцерковленного ребенка совершается раньше семилетнего возраста после серьезного проступка, который сам ребенок осознает как грех. Родители объясняют ребенку, что причащаться с таким грехом без исповеди нельзя, а ребенок сам принимает решение исповедоваться. В данном случае, пока ребенку не исполнилось семи лет, он может продолжать причащаться и без исповеди, если не будет совершен другой серьезный грех. С семи же лет дети обычно исповедуются перед каждым причастием, как это делают взрослые. Исключения, конечно же, бывают — кто-то и в шесть лет очень серьезно исповедуется, а кто-то и в восемь лет не может на себя взглянуть со стороны. Важно, чтобы родители не переусердствовали в последнем случае, заставляя ребенка исповедоваться.

Нужно ли заставлять ребенка идти на исповедь?

Ребенка нельзя принуждать к исповеди — покаяние должно быть искренним и совершенно свободным. Ребенок может подчиняться родительскому авторитету, но при этом в нем не будет происходить духовного возрастания. Повзрослев, ребенок откажется исповедоваться вообще. Мне кажется, что духовный рост гораздо важнее факта исповеди.

Как готовить ребенка к первой исповеди?

Ребенку можно помочь продумать свою первую исповедь, побеседовав с ним о том, какие могут быть грехи, чем мы можем оскорблять Бога и людей. Для этого можно перечислить основные заповеди Божии, объяснив каждую из них. Не стоит напоминать ребенку его конкретные проступки, настаивая, чтобы он не забыл их исповедовать. Также ребенку необходимо объяснить, что произнесение грехов на исповеди — это еще только начало покаяния и очень важно, чтобы он не повторял их.

Поскольку дети часто волнуются на исповеди, особенно, если они исповедуются редко, лучше предложить ребенку написать свои грехи на листочке бумаги, по которому можно прочитать грехи на исповеди. Но родители не должны писать грехи за ребенка на бумажку, которую он прочитает на исповеди.

После исповеди родители не должны нарушать тайну исповеди и пытаться узнать грехи своих детей, или расспрашивать детей, что священник сказал им на исповеди.

При подготовке к исповеди можно пользоваться книгами, такими, как «В помощь кающемуся», где для напоминания перечисляются возможные грехи. Особенно это нужно, когда ребенок исповедуется впервые или исповедовался еще не часто. Но детям лучше не пользоваться перечнем грехов, составленным для взрослых, чтобы прочитанное не направило раньше времени детский ум в ту сторону, куда мысль еще не заходила в силу своей детской чистоты. Неудачно заданный вопрос на исповеди или прочитанное название греха может не только не уберечь ребенка от него, а напротив, возбудить в нем интерес к этому греху. Поэтому при разговоре с ребенком о возможных грехах надо быть очень осторожным и называть только самые общие грехи. Можно ребенку объяснять те грехи, которые он может не считать грехами, например, компьютерные игры со всевозможными «стрелялками», долгое просиживание у телевизора и т.д. Но не стоит ребенку рассказывать о тяжелых грехах, надеясь на Бога и Его глас в душе человеческой — совесть.

Для ребенка от семи до десяти-одиннадцати лет (до начала переходного возраста) можно использовать следующий перечень грехов.

Грехи по отношению к старшим. Не слушался родителей или учителей. Пререкался с ними. Грубил старшим. Брал что-либо без разрешения. Гулял без разрешения. Обманывал старших. Капризничал. Плохо себя вел на уроках. Не благодарил родителей.
Грехи по отношению к младшим. Обижал младших. Грубил им. Издевался над животными. Не заботился о домашних животных.
Грехи по отношению к друзьям и одноклассникам. Жадничал. Обманывал. Дрался. Обзывался обидными словами или кличками. Часто ссорился. Не уступал, проявлял упрямство. Ябедничал.

Обязанности. Не убирался в комнате. Не выполнял поручения, которые давали родители. Не делал или делал небрежно домашнее задание.

Вредные привычки. Много смотрел телевизор. Много играл на компьютере.

Грехи по отношению к Богу. Забывал молиться утром и вечером, до и после еды. Редко исповедовался и причащался. Не благодарил Бога за Его благодеяния.

Перечисленных грехов вполне достаточно, чтобы дать ребенку правильное направление мысли, остальное ребенку подскажет его совесть.

После вступления ребенка в период переходного возраста перечень возможных грехов можно несколько дополнить:
Ругался нецензурно. Пробовал курить. Пробовал спиртные напитки. Смотрел непристойные картины или фильмы. Было вольное обращение с противоположным полом.

Этим списком можно также ограничиться, вновь надеясь на то, что направление мысли задано, а более серьезные грехи совесть не даст забыть.

Что делать, если ребенок не может преодолеть страх и подойти к священнику?

Исповедь совершается перед крестом и Евангелием, которые напоминают о том, что исповедь принимает Бог, а не священник, который является только свидетелем исповеди. Поэтому можно исповедоваться, как обращаясь к священнику, так и просто перечисляя грехи, не обращаясь непосредственно к священнику.

Хотелось бы, чтобы ребенок усвоил правильное понимание исповеди. Священник у креста и Евангелия — это не судья, который будет решать, насколько дурной поступок ты сделал. Исповедь для ребенка должна быть духовной «врачебницей». В кабинете врача сидит доктор, который нас лечит, и медсестра, которая помогает врачу. Так и на исповеди: мы стоим на исповеди перед Богом — Врачом наших душ — и священником, который словно медсестра просто помогает исповедоваться. Если исповедь — это судилище, то чем больше грех, тем труднее идти на исповедь. А если исповедь — это врачебница, то чем больше грех, тем быстрее ребенок пойдет на исповедь.

Обычно исповедь происходит перед причастием, поэтому воцерковленные дети исповедуются примерно один раз в две-три недели. Исповедоваться можно и без причащения.

Частая исповедь, совершаемая ребенком без принуждения, способствует его нравственному взрослению и ответственности за свои поступки. При этом родители должны своим примером приучать ребенка к частой исповеди, сами прибегая к этому таинству.

Протоиерей Геннадий Рязанцев,
настоятель Михайло-Архангельского храма г. Липецк

ПЕРВАЯ ВЗРОСЛАЯ ИСПОВЕДЬ

Однажды один из учеников Христа обратился к Нему, сказав: Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною и представь мертвым погребать своих мертвецов (Мф.8, 21-22).
Какие страшные слова... Но они подталкивают к серьезным размышлениям.

Очень часто люди рождаются от духовно мертвых родителей. Жизнь способна передать жизнь. А что может передать смерть?
Церковь твердо, непреложно стоит, по слову апостола, как столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15). И она не намерена менять свои уставы и каноны. И это глубоко верно. Церковь не должна уступать слабостям и невежеству человека. Но при этом она, как и Сам Господь, верит в человека. Верит в его разум. И в последнем грешнике видит потенциального святого. Но человек, современный человек, мягко говоря, недостаточно глубоко понимает значение Церкви.

Церковь предлагает крестить младенцев. И святые отцы настаивали на этом. Святой Григорий Богослов писал: «Если у тебя есть младенец — не давай времени усилиться повреждению; пусть освещен будет в младенчестве и с юных ногтей посвящен Духу». И Церковь крестит младенцев по вере их восприемников. Это означает, что восприемники (крестные родители) уже воцерковлены; не младенцы в вере; молятся и читают Священное Писание. Но на деле бывает далеко не так. Священник облачает младенчика, освобождая его от рабства первородного греха, в светлые одежды со словами: «Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою». Младенца, которого крестные воспринимают в свои руки из Чаши купели для духовного воспитания, они не воспитывают духовным молоком до твердой пищи.

А что они могут ему дать? Они сами нуждаются в духовном образовании. И младенчик растет в изоляции, без окормления. И белая рубашечка младенца, которую надел батюшка, постепенно, с годами, пачкается грехом и превращается у взрослого человека в замасленную робу, которую надо срочно отмыть, потому что носить ее уже нельзя — смердит.

А у человека нет привычки ходить в храм, молиться, разговаривать с Богом, общаться со священником. Он видит, что это какая-то другая жизнь, в которой он ничего не понимает.

А критическая масса греха все увеличивается и от этого противно становится человеку жить на свете. Но как сделать первый шаг?

«Труден первый шаг
И скучен первый путь.
Преодолел
Я ранние невзгоды»
А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери».

Многие люди не делают нужные, полезные вещи только потому, что они не знают, для чего им это нужно. Они не знают, как это работает в жизни. Они просто не изучают эти знания и не понимают, зачем им это необходимо делать.

Например, человек живет и не знает о том, что можно быть прощеным. Что есть таинство — это инструмент Бога, которое, подобно материальным ножницам, отрезает от человека грех и освобождает его от утомительной тяжести.

Наш мудрый народ говорит: «облегчить душу». «Тот грех не прощен, который не исповедан». Почему люди не используют возможность быть прощенными? Это, по меньшей мере, странно.

Назвать грех у креста и Евангелия, в присутствии сакрального свидетеля — священника (священство тоже таинство, одно из семи) и больше не возвращаться к этому греху. Назвать страсть, мучительную, которая многие годы преследует, тяготит, повергает в стыд, и получить энергию в реальности таинства, получить силу справиться со страстью. Такая благодатная энергия подается кающемуся грешнику! Я это видел и вижу за двадцать лет священнического служения. Как убеляются души для новой жизни, как расцветает сама жизнь, становится радостной, осмысленной, счастливой.

Когда мне было двадцать шесть лет, я был кающимся. Я ходил в храм, общался с умным, образованным священником, исповедовался перед ним. Но были грехи, о которых я не мог сказать. Было стыдно. И я поехал в монастырь к преподобному Сергию Радонежскому.

Мы, студенты Литературного института имени Горького, стояли в Трапезном храме на вечерней службе у бокового придела, как вдруг подходит к нам знакомый академист и говорит:

— Братья, здесь,— он указал на дверь алтаря,— сегодня архимандрит Кирилл (Павлов) исповедует монахов, не хотите покаяться?

Мое сердце сильно забилось. Промелькнула мысль, что я должен вырвать «последнюю змею» из своего сердца, раскрыть все свои грехи, которые прежде я никому не рассказывал.

И академист подтолкнул меня первым. Я вошел в полутемный алтарь. Горели лампады семисвечника над престолом, слева стоял жертвенник со светильником, а за ним темнела фигура архимандрита Кирилла. Он сидел, ссутулившись, склонив голову с белой окладистой бородой, а перед ним на коленях стоял монах и приносил покаяние. Когда после прочитанной над ним молитвы монах поднялся, на ходу надевая клобук, и удалился, то настала моя очередь. Я в сильном волнении подошел к отцу Кириллу и опустился на колени. Он накрыл меня епитрахилью. Я начал мою исповедь. Я не помню, сколько она продолжалась. Я помню, отчетливо помню, и буду помнить это всю свою жизнь, — батюшка сказал мне, грешнику, слова утешения с теплотой и любовью, прочитал надо мной разрешительную молитву, приподнявшись, благословил меня, дав целование.

Я не вышел из алтаря, я окрыленный вылетел. Я почувствовал всем существом своим, что я прощен. Это не означает, что я стал праведным, это означает, что я понял, что я больше не буду жить так, как я прежде жил. Началась новая жизнь, которая привела меня к священству.

Протоиерей Владимир Волгин,
настоятель храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках, г. Москва

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ИСПОВЕДЬ

Что такое генеральная исповедь?

Я думаю, что генеральная исповедь — это та же первая исповедь. Церковь считает, что человек сознательно относится к своим грехам уже с семилетнего возраста. Поэтому на генеральной исповеди нужно вспомнить все те грехи, которые человек совершал с семилетнего возраста и до своего прихода в Церковь. К сожалению, встречаются и такие явления, когда человек уже воцерковлен, исповедуется, причащается, а ему начинаешь задавать вопросы, зондировать почву, и выясняется, что у человека есть серьезные неисповеданные грехи. Дело в том, что человек не скрывает их, а просто не знает, что тот или иной поступок является грехом. Тогда, конечно, нужно провести с человеком генеральную исповедь. При этом нужно задавать человеку наводящие вопросы, но делать это тонко, деликатно, чтобы не ранить его душу и сердце. В свое время архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил: «Приходится становиться водолазом и спускаться на дно души человеческой».

Сейчас мы живем во времена отступления от Бога, оно распространяется и на нас священников. Это проявляется в том, что мы менее внимательно относимся к людям, менее внимательно относимся к первой исповеди. А ведь страшно, когда человек не понимает, что совершает грех. Например, сейчас даже для неверующих (что уж говорить о воцерковленных людях) стало очевидным, что аборт — это убийство. Но при этом многие не понимают, что контрацепция — это тоже убийство, только на другом уровне. И Церковь принимает единственную форму контрацепции — это брато-сестринские отношения между мужем и женой. Вот такие вопросы приходится задавать на генеральной исповеди. А поскольку сейчас время безнравственности, то и грехи бывают страшными, люди пресыщаются ими, вплоть до исповеди не понимая, что совершали смертный грех. Тот грех, за который в древней Церкви отлучали от Таинства Причастия на многие годы. Мы сейчас стараемся к таким мерам не прибегать. В свое время не только отец Иоанн (Крестьянкин), но и другие старцы говорили, что в наше время человека можно отлучить от Причастия только на сорок дней. Это максимальный срок отлучения в наши дни! И то это распространяется на человека церковного, подготовленного к такому испытанию. А если человек пришел в храм первый раз, то мы позволяем ему приступить к Причастию, беря на себя ответственность перед Богом за этого человека.

Так что генеральная исповедь не должна ничем отличаться от грамотной первой исповеди. Это полнокровная исповедь, которая должна выявить все преступления против заповедей Божиих, заповедей блаженств и заповедей Церкви.

То есть человек, который регулярно исповедуется, не должен приступать к генеральной исповеди?

Не должен, он уже находится в системе понимания ценностей духовной жизни. Такой человек уже регулярно исповедуется и может лишь забыть о каком-то грехе, но потом его исповедовать, но это уже не генеральная исповедь.

Как готовиться к генеральной исповеди? В некоторых пособиях для подготовки к исповеди есть такие грехи: «мыл руки с душистым мылом» или «провел у зеркала времени чуть больше, чем это полагается». Нужно ли исповедовать подобные грехи?

Я думаю, что это, безусловно, относится к «переборам». Церковь никогда не отрицала обращение к благовониям, не возбраняла женских украшений. Церковь никогда не поощряла такое явление как преизбыток. Всему есть мера, и мы в этой мере должны жить. Нет ничего страшного в том, что человек, особенно женщина, прибегает к использованию духов. Если женщина не использует их с целью привлечь мужчин, а лишь деликатно подчеркивает свою женственность и красоту, в этом нет ничего дурного, и нигде в Писании это не возбраняется. Мужчины, конечно, реже прибегают к парфюму, но, думаю, что лучше благоухание, чем что-то противоположное. Поэтому к исповеди человек тоже должен подходить с разумением. В первую очередь, он должен взять десять заповедей Божиих и исследовать свою жизнь в свете этих заповедей. Есть замечательное пособие для подготовки к исповеди, которое я стараюсь дарить новоначальным вместе с Евангелием, это «Опыт построения исповеди» старца Иоанна (Крестьянкина). Я вообще считаю, что к исповеди нужно готовиться заблаговременно, и всем своим духовным детям я советую делать именно так. С одной стороны, это более скрупулезный анализ своей жизни, а с другой, человек экономит свое время, время тех, кто вслед за ним желает исповедоваться и время священника.

Нужно ли описывать ситуацию, в которой произошел грех, или достаточно его наименовать?

Нужно лишь наименовать. Остальное — лирика. Описывая ситуацию, мы начинаем оправдывать себя. И еще я считаю не совсем корректным называть имена тех, с кем связана эта ситуация. Обвинять нужно только себя и никого больше.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites