Великий пост

Как-то просматривала я свои записи сорокалетней давности и обнаружила рассказы моих вологодских тётушек о том, как соблюдался пост до революции в крестьянских семьях. Сорок лет назад это меня нисколько не интересовало. Тогда я и представить себе не могла, что снова зазвучит над Русью колокольный звон, а православный люд будет креститься, завидя купола храмов. Сейчас мы начинаем понимать, что именно вера даёт возможность нашему народу не потерять себя, сохранить свою уникальную культуру, и прежде всего язык, наше родное русское слово.

Оказывается, слово «пост» и в военном, и в религиозном толковании означает одно и то же: постояние, повышенное внимание, отказ от мыслей о мелком, земном, служение самому главному. Как часовой на посту подчинён одной задаче, так и постящийся сосредотачивает все помыслы на нравственном очищении своей души. Пост — это, прежде всего, активность духа, борьба с ленью, расслабленностью воли и тела, борьба за свободу духа, против привычной зависимости от житейских обстоятельств.

«Кто ограничивает пост только воздержанием от пищи, — говорит св.Иоанн Златоуст, — тот более всего безчестит его. Что пользы, если мы воздерживаемся от птиц и рыб, а братьев угрызаем и снедаем». Как видите, пост предполагает неизмеримо большую самодисциплину человека, чем та, которой он придерживался обычно, предполагает высокую степень овладения своими чувствами, поступками, страстями.

В православии чревоугодие входит в число самых тяжких грехов. Крестьянин ел хорошо только тогда, когда это было необходимо, то есть для того, чтобы хорошо работать, чтобы, не надрываясь, осилить большую физическую нагрузку. Как лошадь, которой не дают овса глубокой осенью, когда нет работы для неё. А вот весной, когда работы много, овёс дают. Эту истину я вычитала в статье из журнала Н.Некрасова «Отечественные записки». Там меня поразила ещё одна фраза: «Если бы мы получше знали мужика и поменьше увлекались немцами, то скорее подумали бы о своей кислой капусте, чем о немецкой гороховой колбасе». Да, и в те далёкие от нас времена были на Руси люди, которые с презрением относились к полноценным отечественным продуктам, но в восторге были от немецкой колбасы из старой конины и гороха.

И всё-таки аскетом русский крестьянин не был, прекрасно умел сочетать приятное с полезным. Пост в среду и пятницу соблюдался неукоснительно. Это было нетрудно: всё было дома, под рукой. Варили щи со снетками или грибами, гороховый кисель, который заваривался прямо из самовара, толокно, кашу, овсяные блины, соченьки с картошкой. Всё заправлялось ароматнейшим льняным маслом. Но к Великому посту готовились особо. Для северного крестьянина это было время большой физической нагрузки: торопились вывезти оставшиеся дрова из леса, сено с пустоши. Киселя да каши мало. И всё-таки мяса не ели.

Теперь рассказ вологодских тётушек.

— Перед Великим постом бабушка Ульяна сама ездила за припасами в торговое село Пречистое. Прежде всего покупала солёной рыбы — зубатки. Всегда уж брала две рыбины.

— Две рыбины на такую семью?

— Да, две рыбины. Это около двух пудов. Набирала ещё рыбных продуктов — балыка, теши, вязиги.

Чтобы осмыслить содержание этого рассказа, пришлось заглянуть в энциклопедию. Что такое балык и теша, я знала, а о вязиге слышала впервые. Думаю, что и любознательному читателю интересно узнать, что же это такое. Вязига — сушёная спинная струна (хорда) осетровых рыб. Используется для начинки пирогов, кулебяк, расстегаев. Зубатка — промысловая рыба, весом до 17 кг.

В пост к чаю ни сахара, ни конфет не полагалось. Чай пили с изюмом, финиками, черносливом. Для маленьких детей сухофрукты были своего рода развлечением. Чуть закапризничает ребёнок, дадут ему горсть изюма или фиников, он и замолк. У ребятишек постарше Великим постом была другая забава — колоть орехи. Бывало, бабушка скажет: «Хватит бегать-то, посидите маленько». И поставит нам на пол чашку орехов. Подстелем мы половичок, сядем вокруг и начинается стукотня да треск. Большие семьи орехи мешками покупали — и фундук, и грецкие. Но в другое время орехов не давали. Другой плотной еды хватало. А хочешь пожевать — жуй вяленую репу. Эту покупать не надо. На печи всегда мешка два лежит. Сладкая, вкусная, вязкая. Много её за зиму съедали. Мешками покупали и вяленую грушу. Пироги с грушей пекли не только в пост. Без пирогов вообще за стол не садились.

О душе своей крестьянин тоже не забывал. Вот ещё одна запись. Тоже из Вологодской области.

— Бегло читать я научилась рано. Зимой вечера длинные. Взрослые у стола возле лампы своими делами занимаются, а мне мама на полати другую лампу поставит и велит читать что-нибудь из Священного Писания или жития святых.

Для детей много поучительных книжек было. Иногда разрешали и мирские книжки читать. Читала я как-то «Вий» Гоголя. А у нас в это время портной жил. Из старого на ребятишек одёжку приспосабливал. Как дошла я до того, как Хома в церкви стал над покойницей читать да как полезла к нему нечистая сила, портной так испугался, что стал на лавку ноги заворачивать. Говорит: «Хватит, матушка, хватит. Экую страсть в пост надумала читать. Грех это». В пост духовное чтение христианину подобает.

Анна Судомоина

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites