К вопросу о возможности деканонизации

Нашёл тему, которую в настоящее время считаю очень актуальной. Речь идёт о возможности деканонизации святых, прославленных РПЦ.

Я полностью разделяю мнение автора статьи, которую привожу ниже.

По поводу статьи протодиакона Андрея Кураева "Деканонизация: горькая правда"

Федотов Алексей Александрович – профессор Ивановского филиала Института управления (г. Архангельск). Религиовед, доктор исторических наук, кандидат богословия, член Союза журналистов России. В 2000 году был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» ІІ степени, имеет другие награды.


Статья протодиакона Андрея Кураева «Деканонизация: горькая правда» задела меня тем, что у многих знакомых мне православных людей создала иллюзию якобы уже состоявшейся деканонизации ряда новомучеников и исповедников Российских, в том числе, связанных с Ивановской областью, и вызвала целый ряд вопросов и соображений, которыми хотелось бы поделиться.
Отец Андрей пишет: «Полагаю, что решение о деканонизации некоторых новомучеников обоснованно и не имеет никакого отношения к текущей политике». Кем оно было принято? Он и сам далее пишет: «Тот же еп. Василий Кинешемский был прославлен «архиерейским собором с правами поместного» в августе 2000-го http://www.patriarchia.ru/db/text/423849.html). А деканонизирован без всякого соборного или даже синодального решения. Кто и кем уполномочен отменять решения Собора, даже если оно было поспешным и неправильным?»
Можно было бы говорить о недействительности канонизации, если бы Собору сознательно подавали заведомо ложные документы епархиальные и синодальная комиссия по канонизации, и это было бы достоверно доказано. Или, если бы канонизация произошла по приказу каких-то государственных или иных структур, имеющих возможность влиять на Собор. Но ведь таких доказательств и таких приказов нет. И, если о ком-то из прославленных тогда не стало известно что-то, не укладывающееся в обывательское представление о святом, то м.б. потому что Господь Сам его прославил, несмотря на все недостатки, присущие человеку? Вообще, можно почитать "Жития святых" святителя Димитрия Ростовского, чтобы убедиться, как много святых не вписываются в наши представления об "образцовом" человеке.
Другая цитата: «Можно предположить, что по мере погружения исследователей в архивно-ГПУшный материал были найдены документы и свидетельства, не соответствующие христианским представлениям о том, как святой (не простой человек, а именно образцовый святой) должен вести себя на допросе и даже под пыткой».
А где содержатся христианские представления о том, как святой должен вести себя под пыткой? Разве первоверховный апостол Петр не отрекся трижды от Христа за одну ночь даже и без пытки и после покаяния не стал вновь апостолом? И разве мы можем забывать о том, что первым христианским святым, которого Сам Христос прославил, был разбойник, который висел рядом с Ним на кресте, но использовал последнее время жизни для покаяния и исповедания своей веры во Христа? И что это такое «образцовый святой»? Звучит ужасно… И кто может доказать, что святитель Василий Кинешемский не покаялся (если предположить даже, что он оговорил арестованную вместе с ним Ираиду Тихову)? (Хотя, как справедливо писал в 2004 году в ответ конкретно на это обвинение в адрес святителя, выдвинутое П.Г. Проценко, иеромонах Макарий (Маркиш) «Владыка Василий был знаком с Тиховой в течение нескольких лет, жил у нее в доме и служил в храме, тайно устроенном у нее на участке. Арестованы они были одновременно, все эти факты следствию были известны, и ничего нового о ней из показаний епископа извлечь было невозможно».
Еще один момент. О. Андрей пишет: «ФСБ больше не допускает церковных историков к архивам, разрешая знакомиться лишь с отдельными выписками из дела (по усмотрению ФСБ)».
Так кто же конкретно видел документы, согласно которым следует, что святитель Василий «не соответствует» «требованиям» для его канонизации? Я лично работал в архиве УФСБ России по Ивановской области с несколькими томами его архивных уголовных дел за разные годы, так вот я там не видел ничего порочащего епископа Василия. Почему мы априори должны доверять какому-то исследователю, утверждающему обратное? И, если на то пошло, где гарантии, что подпись святителя под протоколами, на основании которых кого-то осудили (если вообще есть такие протоколы) подлинная? Например, игумен Дамаскин (Орловский), много потрудившийся для прославления новомучеников и исповедников, как видно из его последних публикаций, чересчур доверяет советской репрессивной машине, что она якобы работала предельно точно, как часы, и архивные уголовные дела содержат только правду, хотя и преломленную особым образом в сознании тех, кто их вел. А это иногда могло быть так, а иногда могло быть и не так. В стране, где Конституция значила меньше закрытых постановлений, где высшие меры наказания назначали внесудебные органы, где писанные законы легко могли попираться волей тех, кто в этот момент мог это сделать перед тем, как потом самому стать жертвой этой же машины репрессий, где ложь и предательство были негласными добродетелями - откуда мы можем знать, достоверны какие-то конкретные уголовные дела или нет? Если, например, судебные процессы против бывших первых лиц государства в 1930-е годы носили показательный характер, на них были иностранные журналисты, пресса всего мира свидетельствовала о подлинности их признаний, то кто может подтвердить подлинность признаний безвестных и, в силу этого, "малозначимых", даже с точки зрения современного православного публициста мучеников и исповедников? И даже бывшие первые лица страны - что стояло за их признаниями? У Д. Оруэлла в его романе "1984" есть интересная версия на этот счет.
С другой стороны: раз выявилось, что в работе комиссий по канонизации были ошибки, то значит правильно, что процесс дальнейших прославлений приостановлен. Но это совсем не повод говорить о "деканонизации". Потому что у Бога совсем другая логика, чем у людей.
Но дальше протодиакон Андрей Кураев пишет еще более странную вещь: «Древние мученики страдали и умирали прилюдно. На глазах всего города. Потому они и были – «свидетелями». Потому и прославлялись христианами немедленно и бесспорно. Потому и была их кровь, пролитая во очию всех, «семенем Церкви». Новомученики допрашивались и казнились потаенно. Поэтому их казни не стали «семенем». На смену «павшим борцам» не вставали тысячи новых, зажженных примером их свидетельства до крови». Получается, что по его мнению именно публичность, иногда сопровождаемая театральными эффектами в казни первых христианских мучеников, стала причиной того, что они стали «семенем Церкви». А казни, совершенные не на публике, получается, ничего не значат? То есть, если чью-то казнь транслируют по телевидению по всему миру, то она значима, а если палач – это единственный свидетель, то нет? Представляется, что в таком взгляде на это очень много от прививаемого сегодня массам взгляда на жизнь, как на шоу, и ничего от христианства.
Только клиповым взглядом на историю Церкви можно объяснить следующую его цитату: «Очевидной личностной связи «я видел смерть мученика – был поражен его мужеством и верой – хочу стать таким же» почти не было. Церковная жизнь угасала с нарастанием числа мучеников, а не разгоралась. Потому сегодня приходится создавать малоубедительные для неверов «мистико-историософские схемы» - мол, хотя страна и не заметила подвига новомучеников, но возрождение церковной жизни 90-х было вымолено мучениками, убитыми в 30-х…» Для меня, как специалиста по истории Русской Православной Церкви 20 века, эти «мистико-историософские схемы» не выглядят неубедительно.
Наверное, если Церковь соборно прославила уже какого-то святого, то, это произошло не просто так. Поэтому говорить о деканонизации - значит брать на себя еще большую ответственность, чем ставить вопрос о канонизации. Потому что сущностно для Церкви от того прославлен ли христианин в лике святых ничего не меняется: ведь все святые христиане святы не в силу своих пусть даже самых величайших подвигов, а в силу святости Церкви, Глава которой Христос.


Один из рассказов Алексея Федотова, который касается данной темы

Искушение отца Дамиана

Игумен Дамиан был полным пожилым мужчиной благообразного вида с окладистой седой бородой. Когда-то в прошлом он преподавал в институте научный атеизм, но потом на волне перестройки, пришел в Церковь, и даже стал священником и монахом, тем более, что женат никогда не был.
На кафедре философии он авторитетом не пользовался, а вот на новом месте себя нашел. По сравнению с другими священниками, рукоположенными в одно время с ним, большинство из которых не имели ни духовного ни светского образования, отец Дамиан был настоящим оратором, чем и возгордился, спустя некоторое время, так как приглашали его в различные аудитории, хвалили, публиковали в главной областной газете.
Шло время. А потом нашлись спонсоры, которые помогли ему построить новый храм в областном центре, и игумен почувствовал себя вообще важным лицом. К тому же он подготовил материалы для прославления в лике Новомучеников и исповедников Российских одного иерея, пострадавшего в годы гонений на Церковь. И после того, как Архиерейский Собор святого прославил, подумал, что ведь фактически это все совершилось благодаря ему.
«Вот ведь как бывает, - думал отец Дамиан, поглаживая бороду. – Если бы не я, то никто и не знал бы об этом иерее, благодаря мне стал он святым».
И все больше величественных мыслей стало приходить к нему в голову: и как придет к нему всемирная известность, и будет он мелькать на всех телеканалах, и как станет он архиереем, а потом, возможно, и Патриархом, и как книги его будут считаться лучшими достижениями философской мысли человечества за все время его существования.
Порой игумену казалось, что он не только земными, но и небесными сферами может повелевать. Однажды прихожанка спросила его, как может он принимать записки на вечное поминовение. «Ангел храма будет поминать!» - важно заявил настоятель уверенный, что так и будет, раз он этот храм построил (а что не своими руками и не на свои деньги – так это мелочи), то и Ангел, приставленный к этому храму, будет его слушать.
А потом начал он сомневаться в том, что правильно сделали, что прославили в лике святых иерея из бедного села. Не было в нем величественности. Чтобы убедиться в правильности своих подозрений отец Дамиан съездил в это село, и нашел веское подтверждение своих догадок. Бабка Марфа, к которой все ездили заговаривать грыжи, сказала, что мать ее Софья была подругой жены этого иерея. Так вот Софья точно знала, что подруга ее имела со своим мужем близкие отношения до брака, а, следовательно, по святым канонам нельзя было его рукополагать.
«Вот оно что! – поглаживая бороду, удовлетворенно думал отец Дамиан. – Так я и думал! Его и священником-то нельзя было делать, не то что святым!»
И начал он думать о «деканонизации». При мыслях этих горькое, но, как ему казалось, «облагораживающее» чувство окутывало его сердце. Игумен думал, что это его долг так поступить, как бы неприятно это не было.
Неизвестно чем бы все это закончилось, но поехал однажды игумен в гости к другим городским священникам. А те были люди молодые, нрава веселого, напоили отца Дамиана так, что он уже стал плохо соображать, а потом решили над ним пошутить.
– А знаешь, отец, – заговорщицки нагнулся к нему один из них, – у нас ведь под рясами погоны!
– Как так! – испугался настоятель.
– А вот так. Я подполковник КГБ, а он майор.
– Так ведь нет КГБ!
– Ну, ФСБ, какая разница! В общем так: или ты начинаешь на нас работать, или тебя сейчас отведем в подвал на расстрел!
Игумен повел себя неожиданно. Он неестественно подпрыгнул и пронзительно закричал: «Стреляйте в меня, но я от Христа не отрекусь!»
– Да никто тебя не заставляет отрекаться, – начал было священник, но увидев остекленевшие глаза отца Дамиана, многозначительно сказал: – О! А батеньке пора спать!
… Когда под утро игумен проснулся весь мокрый и не только от холодного пота и понял, что произошло, он не стал обижаться на озорников, которые попросили у него прощения. Никому не известно, какие мысли посетили его. Но с тех пор он никогда больше не рассуждал о том достоин какой-то святой быть святым, или что должны делать Ангелы.


Источники:

http://aalfedotov.ru/news/izbrannoe/iskushenie-ottsa-damiana

http://aalfedotov.ru/zhurnal/tserkov/k-voprosu-o-vozmozhnosti-dekanonizatsii

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites