Патриарх Павел Сербский: Быть человеком и среди нелюдей



ПАТРИАРХ ПАВЕЛ СЕРБСКИЙ: БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ И СРЕДИ НЕЛЮДЕЙ

Его Святейшество архиепископ Печский, митрополит Белградский и Карловацкий и патриарх Сербский господин Павел часто, особенно перед Рождеством и Пасхой, бывал буквально засыпан просьбами об интервью со стороны местных и иностранных средств массовой информации. Ибо слова главы Сербской Православной Церкви не только вызывали огромный отклик, но и задавали некий особый, торжественный тон. Большое количество письменных просьб такого рода поступило по поводу 2000-летия христианства и вступления в новый век и в новое тысячелетие. По Божьей милости мне выпало счастье, что Его Святейшество решил в честь этого великого юбилея дать интервью для НИНа.




Интервью было опубликовано в рождественском номере этого самого влиятельного сербского еженедельника.

– 2000 лет со дня Рождества Господа нашего Иису­са Христа – где мы и каковы мы сейчас как люди, насколько мы далеки от христианского первоисточника?

– 2000 лет, конечно, огромный период. Однако, по слову Христову, чем дальше будем мы приближаться к концу света, а к нему мы движемся неуклонно, тем все тяжелее и тяжелее будет для христианства. Говорит Он: услышите вы войны и вести о войнах, по всему миру будут войны, земля будет сотрясаться, будут голод и повальные болезни. И что умножится беззаконие, охладеет любовь у многих христиан, и восстанет один на другого, и предаст один другого. И дальше говорит, что любовь ослабеет и дойдет до предательства между самими христианами. Но тот, кто претерпит до конца, тот спасется.

Стать христианином в то первоначальное время было непросто. Представьте себе ту эпоху греческого и римского идолопоклонства. Их боги на Олимпе. Они там пьют мальвазию и наслаждаются, дерутся между собой, отнимают друг у друга жен и так далее. А теперь представьте себе такое, что Бог приходит пострадать. Не находится и места, где бы Ему родиться, ни во дворце каком-нибудь, ни в доме, но лишь в пещере. А затем все это время Он гоним и в конце концов распят. И еще молится со креста: «Отче, прости им, не ведают, что творят!»

Для культурных греков это было сумасшествие и безумие, а для евреев, которые верили в Единого Бога, это был соблазн, что Бог пришел и страдает.

И сегодня нелегко быть христианином. Поклонник Робеспьера в «Отверженных» Виктора Гюго говорит монсеньору Бьенвеню: «Ваше учение о любви – сумасшествие!» Монсеньор ему отвечает: «Знаете, жемчуг находится в раковине!» Так и мы должны допустить, чтобы «обложка» наша походила бы на сумасшествие, только бы она, однако, содержала жемчуг, чтобы истина была здесь.

Или то слово Христово о человеке, который в пустом поле находит спрятанное сокровище. Идет он домой и продает все, что имел, чтобы купить то пустое поле. По глазам своих домашних и других людей видел он, что на него смотрят как на сумасшедшего. Однако знал он то, чего они не знали, что это сокровище даст несравнимо больше, чем все, чем он до сих пор обладал. Люди, которые сегодня не веруют, не нашли сокровища, спрятанного в поле. Или для них проповедь о кресте – сумасшествие. А для нас она, конечно, сила Божья, которая спасает.

И сегодня многим трудно понять, что Бог нас, какие мы ни есть, так возлюбил, что послал нам Сына Своего Единородного, чтобы пострадал Он и умер за наше спасение.

– В Христовых словах, которые Вы, Ваше Святейшество, упомянули в самом начале, как нам распознать время, в которое мы живем? Насколько состояние, в котором мы находимся, «заслужено» той жизнью, которой живет этот мир?

– Во всех отношениях для нас как для христиан грех есть причина смерти и причина всех несчастий. Мы сотворены, чтобы быть бессмертными, и, разумеется, сотворены из любви, чтобы любовь имели мы и к врагам, а у нас нет ее и к самым близким. Вы и сами знаете, какое положение в семье, какое положение в обществе…

Человек наряду с умом одарен и сердцем, и чувством, и волей как силой, которая может осуществить то, что ум и сердце сочтут необходимым. А кроме того, он одарен еще и свободой. Человек может жить так, как желает Бог, а может и наоборот. Ибо, как говорит наш философ Божа Кнежевич, «человек есть существо, которому и Бог может обрадоваться и которого и дьявол может устыдиться». Видите, насколько это огромный размах! Где мы обнаружимся, зависит от нас.


Святейший Патриарх Павел скончался в возрасте 95 лет

Во всяком случае, за эти пятьдесят лет вся эта атеизация, все это применение всяческих способов материалистического искажения действительности в самой большой степени стали причиной того, что сегодня мы оказались рабами. Но в конце концов, человек может быть и может остаться человеком и среди нелюдей. Может остаться овцой Христовой среди волков, а может и среди людей быть нелюдем. Чем тяжелее обстоятельства, в которых человек остается человеком, тем выше он и пред Богом, и перед предками, и перед людьми доброй воли.

Вот пример: возле Христа Господа двенадцать Его самых ближайших учеников-апостолов, но Иуда остается Иудой, предателем. А ведь он собственными глазами видел Его жизнь, все Его дела и чудеса, слышал и слова из уст Его, слова, которые мы сейчас можем читать! Часть людей в то время, евреи, ожидали, что придет Спаситель, но что он будет царем этого мира, разрушит Римскую империю и воздвигнет новое царство, в котором евреи будут правящим народом. А Он проповедует, что умрет на кресте! Неприемлемо! И апостолы происходят из еврейского народа, и Пресвятая Богородица. Христос, правда, не еврей в смысле отцовства, что и сообщает принадлежность к нации. И Адам не еврей и не серб. Он всеобщий отец всех. Все апостолы происходят из еврейского народа и первые христиане, однако большинство из них осталось вне Церкви, не поверило, что Христос – истинный Спаситель.



Чем дальше, тем будет тяжелее и тяжелее. Христос знал, как оно будет, Он нас заранее предупреждает, чтобы и мы знали и приготовились, чтобы не пошли за тем большинством, которое идет в пропасть.

Наше дело – стараться быть истинно людьми, готовыми и среди волков быть овцами Христовыми. Бог нас посылает, чтобы мы своей жизнью и верой привлекли бы и волков, дабы и они, если желают, стали бы овцами Христовыми. Но во всяком случае, важнее всего, чтобы мы сами не стали волками. Это нас поддержит и в биологическом смысле, и морально. А если нам должно исчезнуть, да исчезнем как люди. Как нелюди не подобает нам ни жить, ни умирать. Это есть наказ и наших мучеников и новомучеников накануне 2000-летнего празднования Рождества Сына Божьего.




Источник: http://www.srpska.ru/article.php?nid=19928

















Комментарии (7)

Всего: 7 комментариев
#1 | Анна Гор. »» | 09.01.2013 23:51
  
13
Своим образом жизни Патриарх Павел стал близок всем, его, как своего, родного, воспринимали не только православные верующие, но и представители других конфессий, и даже те, кто называет себя атеистом.

Отсюда и столько рассказов, историй, шуток, главным героем которых является сербский духовный глава. Они лишь укрепляют мнение о патриархе Павле как о народном, святом человеке. И в каждой из них свой духовный урок. В каждой из них патриарх Павел – скромный человек великой добродетели. Великий духовник.

Не на сиротские деньги

Учил он и других жить скромно. Так случилось, что когда у него как у правящего епископа монахини из монастыря Сопочане близ Нового Пазара просили благословения купить „фичо“ (самый маленький в то время автомобиль – «запорожец»), чтобы им было легче возить из города необходимое для монастыря, и чтобы не ездить на автобусе, потому что в дороге случались и разные искушения, он отказал. Объяснение было таким: „Не дело покупать машину на деньги, которые вам жертвуют сироты и бедные, а еще может случиться, что вы поедете по лужам да и забрызгаете их!»

В то время, пока он был епископом Рашско-призренским, он долго избегал покупки автомобиля и для своих и для нужд епархии. Он говорил: „Пока в каждом сербском доме на Косово не будет машины, не будет и у меня.“ Но в конце концов, согласился приобрести только один „варбург“, потому что стоил дешево и был удобен для перевозки разных товаров для нужд церкви и других вещей.

Епископ Павел редко ездил на нем, потому что чаще всего ходил пешком. От монастыря до монастыря, от церкви до церкви, по всей епархии вдоль и поперек… и не знал он, какие бывают автомобили.. Когда однажды его приехал навестить епископ жичский Стефан, с которым они были очень близки еще с времен духовной семинарии, и они отправились на «пежо» владыки по епархии, воскликнул владыка Павел:
- Эх, брат, Стефан, до чего же хорош этот твой „варбург“!

Одна мантия

Так же аскетично продолжал жить владыка Павел и когда перебрался в Белград, после избрания на высшую церковную должность.
Как и прежде у него была всего одна мантия. Сестра Агица, которую он часто навещал, подшучивала над ним: „Что ты за патриарх, когда у тебя всего одна мантия?“ На что новоизбранный патриарх отвечал: „Зачем мне больше, я не могу надеть одновременно две!»

„Мерседес“

Жители Белграда часто встречали патриарха Павла на улице, в трамвае, в автобусе… Однажды, когда он поднимался вверх по улице короля Петра, где находится Патриархия, один известный священник, одного из самых известных белградских храмов догнал его на новейшем роскошном „мерседесе“, остановился, вышел и обратился к патриарху:
- Ваше Святейшество, позвольте я подвезу Вас! Только скажите куда нужно…
Патриарх , не желая ему отказать, сел в машину, как только машина тронулась, разглядев как роскошно выглядит эта машина, патриарх спросил:
- А, скажи мне отче, чья же это машина?
- Моя, Ваше Святейшество! – как бы похвалился протоиерей.
- Остановитесь! – потребовал патриарх Павел.
Вышел, перекрестился и сказал священнику:
- Бог Вам в помощь! И пошел своей дорогой.

По очереди

А однажды, когда он возвращался на трамвае в Патриархию, случилось нечто невероятное. В переполненном трамвае , который ехал к главному городскому вокзалу, кто–то воскликнул: „Вот, смотрите, Патриарх!“ и стал пробиваться к нему под благословение. За ним двинулись и другие, началась настоящая давка. Водитель остановил трамвай и потребовал, чтобы все, кроме патриарха, вышли на улицу. Оставив открытыми только одни двери , сказал : „А теперь по одному…» И так все, без толкучки подходили под благословение Святейшего.

Видит, что хочет

В Патриархии часто вспоминают один диалог между патриархом и дьяконом (который всюду его сопровождал) перед отъездом на службу в церковь на Бановом холме.
- Как поедем, на машине? – спросил диакон, подсказывая ответ.
- На автобусе! – решительно ответил патриарх.
А теплое утро обещало жаркий день. Дьякону страшно не хотелось ехать городским транспортом.
- Далеко, в автобусе душно, давка…- старался уговорить патриарха дьякон.
- Поехали! — кратко и твердо отвечал Его святейшество, уже шагая вперед, решительно, со звоном, ударяя жезлом по асфальту .
- Но… – семеня за ним, дьякон выдвинул новый, как ему казалось неопровержимый аргумент – Ваше Святейшество, лето, многие идут купаться на Аду Циганлию (белградский пляж), в автобусах полно полуголых людей…не удобно..
Патриарх на минуту остановился, повернулся к своему помощнику и сказал:
- Знаете, отче, каждый видит то, что хочет!

Зачем тебе вспышка?

Один из самых известных сербских фоторепортеров Вицан Вицанович пришел, чтобы сфотографировать патриарха для своего журнала.
Но, будучи атеистом, он не знал точно, как надлежит обратиться к патриарху. В ходе съемки, желая объяснить, как нужно встать, чтобы получился хороший снимок, он сказал:
- Ваше светлейшество…..
На что Патриарх спросил:
- Если я сам светлейшество, то зачем тебе вспышка?

Но, когда выпьем…

Его Святейшество не знал празднословия, но бывало, что он словом „жертвовал собой“, ради назидания. Так случилось, что один гуляка, который нередко проводил время в ресторанчике „Знак вопроса“, напротив Патриархии, как только видел, что патриарх идет мимо Патриархии или Кафедрального собора, всякий раз перебегал улицу, чтобы взять благословение. И однажды, заикаясь сказал:
- Ваше святейшество, мы с тобой лучшие люди в этом Белграде!
Патриарх, видя, что тот не вполне твердо стоит на ногах, ответил :
- Да, твоя правда, но видит Бог, когда напьемся, то хуже всех.
Конечно, патриарх никогда не пил, но таким образом, он взял на себя часть греха этого человека и с юмором, чтобы не обидеть его, указал на слабость и порок, которым тот страдал.

Не мешайте нам

В период, когда владыка Павел был избран за патриарха сербского, множество делегаций и многочисленные высокие иностранные представители выражали желание встретиться с Его святейшеством. Его сотрудникам это не очень нравилось, так как они боялись, что новый патриарх может растеряться и не будет знать как себя вести, так как большую часть жизни он провел в монастыре, живя монашеской жизнью, и не имел опыта мирской дипломатии.

Попросил об аудиенции и очень тогда активный американский посол в Белграде Уоррен Циммерман. Патриарх принял его в Патриарших палатах. Посол передал приветствия и поздравления от имени американского народа, от имени американского президента и от себя лично. И после разговора на общие темы, посол спросил патриарха:
- Чем мы можем вам помочь?
Патриарх взглянул на него и ответил просто:
- Ваше превосходительство, а Вы не мешайте нам и так вы нам поможете!
Циммерман растерялся, не зная что ответить. Но время показало, что это была самая мудрая просьба.

(Из книги Йована Янича „Будем людьми»)

http://www.pravmir.ru/ex-brat-stefan-do-chego-xorosh-etot-tvoj-varburg/
#2 | Анна Гор. »» | 10.01.2013 00:09
  
9
Патриарх Сербский Павел (11 сентября 1914 г., Австро-Венгрия - 15 ноября 2009 г., Белград)

В 2003 году гостей Саровских торжеств доставил из Москвы в Саров специальный поезд. Поскольку вокзал в Сарове чуть больше сарая и всего одна платформа, то, когда встретили основных гостей, прибывших поездом и кортежами развезли по местам дислокации, то оказалось, что забыли про Патриарха Павле, который видимо долго выходил из поезда.

Патриарх был обнаружен сидящим около вокзала на своем чемоданчике и смиренно обозревающим окрестности.
Из транспорта осталась одна лишь газель (для помощников, которые встречали гостей) — Святейший спокойно сел в нее и с сопровождающими сербскими гостями (митрополит Амфилохий в их числе и отцы) прибыл в гостиницу.
/Прот. Игорь Пчелинцев/

Из левой боковой двери вышел Патриарх. Он был невысокого, а если точнее, то маленького роста, худой, щуплый, с аскетическими чертами лица, в простой, непарадной рясе, на голове у него был монашеский клобук.
В нем не чувствовалось никакого величия, и нам показалось, будто мы знакомы с ним давным-давно; остатки нашего волнения исчезли совершенно. — Я очень рад, что вы к нам приехали, — сказал Патриарх, обращаясь к нам; голос у него был негромкий, но отчетливый. — Мы должны знать друг друга лично, а не понаслышке. Нас объединяет православная вера, и ничто и никто нас не разъединит. Мне приятно видеть здесь детей. Если наши дети будут верующими, то будущее наших стран будет хорошим.
На пятый или на шестой день нашего путешествия, когда мы совершали долгий переезд из одного монастыря в другой, я попросил сопровождавшего нас Предрага Миодрага рассказать что-нибудь о Патриархе.

- Он очень доступен, — сказал мой собеседник. — Когда была жива его сестра, он часто ходил к ней домой пешком. Он вообще любит ходить пешком, без охраны, без сопровождающих лиц. К нему может подойти любой человек и поговорить с ним. Каждый день в своей резиденции он принимает посетителей.
Люди идут к нему со своими нуждами, наболевшими вопросами и для каждого у него находится ласковое слово утешения. Он встает очень рано и, когда все еще спят, служит Божественную литургию, молясь обо всем сербском народе.
В его сердце вмещается вся Сербия. Он мал ростом, но он великан духа, у него хрупкие плечи, но на этих плечах он несет тяготы всей нации, у него тонкие пальцы, но этими пальцами, сложенными в троеперстие, он поражает легионы демонов, у него легкое нитяное облачение, но под этим облачением скрыта душа отважного воина. Народ говорит: «Это наш Ангел, который покрывает и защищает нас».

Н. Кокухин. Белый Ангел. Рассказ о паломничестве в Сербию и Черногорию

Скончался Патриарх Сербский Павел в возрасте 95 лет.
Патриарх Сербский был "праведником нашего времени, символом духовного единства сербского народа и большим другом Русской православной церкви, его кончина - большая утрата для вселенского православия".

http://www.pravmir.ru/patriarx-serbskij-pavel/

Кондак 13

О всеславный угодниче Божий и чудотворче, святой отче Павле Сербский! Приими малое сие моление наше, с горячею любовию сыновнею тебе возносимое и умоли Господа Бога нашего избавитися нам от всяких бед, скорбей и напастей, от нестроений общественных, междоусобной брани и внезапныя смерти, да сподобимся в жизни вечной с тобою купно Христу воспевати: Аллилуйя!


Автор акафиста Евгений Владимирович Храповицкий

http://akafist.narod.ru/P/Patriarh_Pavel.htm
#3 | Вера В. »» | 10.01.2013 06:46
  
7
Свет Христов проливается через проповедь святейшего Патриарха Павла. Это вдохновение душе жить и трудиться во Славу Божию. Радость, а не уныние... Желание созидать ... и вот ... руки не опускаются... от монотонного бесконечного "запугивания" о приближающемся конце света.
#4 | Георгий О. »» | 10.01.2013 19:37
  
5


Великий аскет

По словам президента Сербии Бориса Тадича, Патриарх Павел "был тем человеком, который своим существованием объединял всю нацию". Зампредседателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, эксперт в области межправославных отношений протоиерей Николай Балашов называет Патриарха Сербского "символом духовного единства сербского народа" и "праведником нашего времени".


О том, что Патриарх Павел был очень близок к народу и народ его очень любит, свидетельствуют многочисленные истории. Особенно среди них много примеров аскетизма и нестяжательства сербского Патриарха.

Так, известно, что по городу он либо ходил пешком, либо ездил на общественном транспорте - среди людской давки без охраны, без сопровождающих лиц. Каждый мог подойти к нему и поговорить с ним. Одна из историй о нем, опубликованная в издании "Татьянин день", гласит, как однажды, подходя к зданию патриархии, святейший Павел заметил у входа много иномарок и поинтересовался, чьи это машины. Ему сказали, что это машины архиереев. На что патриарх с улыбкой сказал: "Если они, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?".

Известно, что предстоятель Сербской церкви всегда ходил в старых ботинках. "Татьянин день" рассказывает, как одна женщина попала на прием к патриарху. Обсуждая дело, она случайно посмотрела на ноги патриарха и пришла в ужас при виде его обуви - это были старые, некогда порванные, а затем заштопанные ботинки. Женщина подумала: "Какой позор для нас, сербов, что нашему патриарху приходится ходить в таком рванье, неужто никто не может подарить ему новую обувку?". Патриарх тут же с радостью сказал: "Видите, какие у меня хорошие ботинки? Я их нашел возле урны, когда шел в патриархию. Кто-то выбросил, а ведь это настоящая кожа. Я их немного подшил - и вот, они еще долго смогут послужить".
Другая женщина пришла в патриархию с требованием поговорить с предстоятелем Сербской церкви по неотложному делу. Во время аудиенции она рассказала, что этой ночью ей приснилась Богородица, которая велела принести патриарху денег, чтобы он мог купить себе новую обувь. И с этими словами посетительница протянула конверт с деньгами. Патриарх Павел, не беря конверта, спросил: "А в каком часу вы легли спать?" Женщина, удивившись, ответила: "Ну... где-то в одиннадцать". "Знаете, я лег позже, около четырех часов утра", - ответил патриарх, - "и мне тоже приснилась Богородица и просила передать Вам, чтобы Вы эти деньги забрали и отдали тем, кто в них действительно нуждается". И не взял денег.
Он не только мог отремонтировать любую обувь или даже сшить себе ботинки из старых женских сапог, если он видел, что у священника порвана ряса или фелонь, он говорит ему: "Принеси, я починю ее".

Он сам облачался перед службой и сам разоблачался после, сам стирал, гладил и чинил подрясник и рясу, сам исповедовал прихожан и сам причащал их. И питался так мало, как древние отцы-пустынники.

Однажды Патриарх Павел летел куда-то с визитом на самолете. Над морем самолет попал в зону турбулентности, его стало трясти. Молодой архиерей, сидевший рядом с патриархом, спросил, что он думает о том, если самолет сейчас упадет. Святейший Павел невозмутимо ответил: "В отношении себя лично я восприму это как акт справедливости: ведь в жизни я съел столько рыбок, что неудивительно, если теперь они съедят меня".

Родителей заменила тетка

Патриарх Сербский Павел (в миру - Стойчевич Гойко) родился 11 сентября 1914 года на праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи в селе Кучанцы в Славонии (Югославия) в обычной крестьянской семье. Он очень рано остался без родителей.
"Отец, уехав на заработки в Америку, заболел туберкулезом и вернулся домой умирать, - цитирует интервью с ним издание "Православие и мир". - Мне тогда не было и трех лет; только что родился брат. Мать спустя несколько лет после смерти отца, вышла замуж и вскоре умерла, брат и я остались с бабушкой и теткой".
Так ощущение материнской любви для будущего Патриарха Сербского Павла навсегда оказалось связанным с теткой, которая заменила ему мать.
"Тетка нас любила, но за наши провинности мы знали и палку, - рассказывал он. - Хотелось бы заметить, что сегодняшняя система воспитания больна, неправильна, дети буквально оказываются в панцире родительской любви и заботы, не могут нормально развиваться. Убивается всякая инициатива, мальчики вырастают с психологией плюща, вместо того чтобы стать опорой для семьи, остаются своевольными и капризными, ожидая, что им будут угождать".
Будущий Патриарх Сербский рос в религиозной семье, дети посещали воскресную школу, учили Закон Божий и с первых лет жизни знали "Отче наш". К тому же, признавался он, "когда растешь без родителей, чувство Отца Небесного переживается намного сильнее".

Сомнения на пути к Богу

Тетка освободила будущего Патриарха от крестьянских работ из-за того, что мальчик был "очень слаб здоровьем".
"Однажды надо мной уже и свечу поставили, подумали, что умер. Тетка видела, что я не гожусь для сельских работ, и было решено, что мне надо продолжать обучение. Семья оказала важнейшее влияние на мое решение поступить в Духовную Академию, но интерес к физике сохранялся и я занимался ей в свободное время", - рассказывал Патриарх Павел.
Он окончил гимназию в Белграде и семинарию в Сараево, затем продолжил образование на Богословском факультете в Белграде. Тогда, еще в самом начале пути, были у будущего Патриарха и сомнения по поводу правильности его выбора:
"Тогда, на третьем курсе Академии, я подумал: "Если Бог наперед знает, что я буду убийцей, смогу ли я изменить свой путь? Если могу, Его знание - ничто, а если не могу, где же тут свобода?" Долго я мучился этим вопросом, не находя ответа. Довериться кому-то из друзей я не мог, их не интересовали подобные проблемы; спросить у преподавателя нельзя, вдруг скажут: "Он еретик" - кто знает? В этом возрасте всякое приходит в голову, долго я носил этот вопрос в душе, пока не нашел ответ у Блаженного Августина, который объясняет его понятием времени".

"Время, говорит он, есть некая непрерывность, имеющая прошлое, настоящее и будущее, - продолжал Патриарх Павел. - Прошлое было - его нет; будущее будет - его нет; а что есть? Есть настоящее, но и его почти нет, оно - точка соприкосновения прошлого и будущего, в которой будущее непрестанно уходит в прошлое. Время существует лишь для тварных существ, материи, вселенной, и в особенности для нас, людей. Мы живем и познаем в категориях пространства и чисел. Для Бога их не существует. Для Него нет ни прошлого, ни будущего, но только вечное настоящее; потому, когда мы говорим о будущем, это будущее наше, а не Его. И это стало для меня решением проблемы, если бы этого не произошло, с богословием было бы покончено".

Но и позже в служении Патриарха были трудные моменты - связанные с малодушием, говорил он: "Малодушие свойственно людям. Но потом, оглядываясь назад, понимаешь, что и неудачи и скорби имеют свой смысл. Вот, помню, как-то шел пешком в монастырь; дорога долгая, дождь льет, зонта нет, под ногами глина мокрая, липкая, едва удается ноги передвигать. Думаю: "Господи, почему же так? Я ведь не в кабак иду, что же происходит?" А потом говорю себе: "А где же моя выдержка, стремление?" Все устраивается, если умеешь терпеть и доверяешь Богу".

Не хотел и не ждал патриаршества

Во время второй мировой войны предстоятель Сербской церкви в числе беженцев оказался в монастыре Святой Троицы на Овчаре, где стал послушником и преподавал Закон Божий детям беженцев.
Там он тяжело заболел, врачи диагностировали туберкулез и предсказали всего три месяца жизни. Эти три месяца он провел в монастыре Вуян, где излечился. В знак благодарности он подарил монастырю древний крест, сообщается на сайте patriarchia.ru.
После окончания войны будущий Патриарх стал насельником монастыря Благовещения на Овчаре, где в 1948 году принял монашеский постриг и был рукоположен в чин иеродиакона. C 1949 по 1955 иеродиакон Павел состоял в братии монастыря Раче, где нес различные монастырские послушания. В 1954 году был рукоположен в иеромонаха, а в 1957-м - возведен в сан архимандрита. С 1955 по 1957 год изучал Священное Писание Нового Завета и литургику на Богословском факультете в Афинах.
29 мая 1957 года в кафедральном соборе Белграда состоялась хиротония архимандрита Павла во епископа Рашко-Призренского. В 1988 году Богословский факультет в Белграде присвоил ему степень доктора богословия.
В ноябре 1990 года по решению Священного Архиерейского Собора СПЦ епископ Павел (Стойчевич) был избран предстоятелем Сербской Церкви, вместо заболевшего Патриарха Германа. Интронизация 44-го Патриарха Сербской Православной Церкви состоялась 2 декабря 1990 года в кафедральном соборе Белграда.
По словам предстоятеля Сербской церкви, избрание Патриархом для него стало "шоком".
"Я никогда не ждал и еще меньше этого хотел, - признавался он, - тогда мне было уже 76 лет, а в таком возрасте что-то начинать очень трудно. Но утро вечера мудренее, на следующий день я пришел в себя и стал думать, с чего начать, за что взяться. Знаете, как: есть возможное, есть невозможное, и есть то, что ты должен. Чувство долга и его исполнение - вот главное".
За время своего первосвятительского служения Патриарх Павел посетил многие епархии Сербской Церкви - как на территории бывшей Югославии, так и за границей. Его Святейшество посетил свою паству в Австралии, Америке, Канаде и Западной Европе.

Первой встретит

С 13 ноября 2007 года Патриарх Павел находился на стационарном лечении в госпитале Военно-медицинской академии Белграда в связи с несколькими заболеваниями. 8 ноября 2008 года он подписал прошение об отставке, обосновав его немощью, однако 12 ноября Священный архиерейский собой Сербской православной церкви принял решение не удовлетворять прошение Патриарха. В период болезни предстоятеля Сербской церкви его функции исполнял Священный синод, в главе которого стоит митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий.
Патриарх Павел скончался на 96-м году жизни. Согласно его желанию, он будет похоронен в монастыре Раковица, который находится на окраине Белграда. Прощание с ним пройдет в четверг в белградском храме Святого Саввы.
Однажды в интервью Патриарх Павел, рассказывая о тетке, воспитавшей его и заменившей ему умершую мать, сказал: "Думаю, что когда умру, первой встречу ее, а потом остальных".


РИА Новости http://ria.ru/religion/20091116/193945434.html#ixzz2Hahx6scn
#5 | Георгий О. »» | 10.01.2013 19:56
  
8
На площади перед собором Св. Саввы
во время отпевания Святейшего Павла

* * *
...исполнять патриаршее служение ему выпало в один из самых тяжелых периодов сербской истории: в период войн, нажима и ультиматумов со стороны могущественных внешних сил, внутреннего брожения и материального оскудения, в то время, когда едва ли не все самое святое оказалось под ударом...

В такой ситуации патриарх — молитвами, просьбами, поучениями, призывами и везде, где это было возможно, своим личным участием — делал все от него зависящее, призывая и других делать столько, сколько было в их силах. Он противостоял злу, с какой бы стороны оно ни исходило, призывал к благоразумию и местных, и иностранных участников развернувшейся драмы. Он подчеркивал, что «под солнцем довольно места для всех» и что «мир одинаково нужен всем, и нам, и врагам нашим». Часто цитировал слова матери Ефросиньи из сербской народной песни: «Не говори, дитя, плохо, ни вслед за бабушкой, ни за дядьями, а говори по правде Бога Истинного. Лучше тебе головы лишиться, чем грехом душу осквернить». А еще предостерегал такими словами: «Мы обязаны и в самой тяжелой ситуации поступать как люди, и нет того интереса, ни национального, ни личного, который бы мог послужить для нас предлогом вести себя как нелюди».

Его часто повторяемые слова — «Будем людьми» — знали даже дети, которые, любя, прозвали его «Патриарх Павел — Будем Людьми»!

* * *
«Тогда, на третьем году обучения в семинарии, а это был поздний подростковый период, пришла мне на ум мысль: если Бог наперед знает, что я стану убийцей, игроком или неизвестно каким грешником, могу ли я им не стать? Если не стану, то знание Его ничего не стоит, а если стану-то где же здесь свобода? Сильно меня мучил этот вопрос, и нужен мне был на него ответ. Но довериться кому-нибудь из товарищей — нет уверенности, что получу ответ, ибо их подобные вопросы не интересуют; обратиться к кому-то из преподавателей — тоже не подходит, скажут: вот еретик какой то, кто его знает...

В таком возрасте вам что угодно может прийти в голову, поэтому я долго носил в себе этот вопрос, пока не наткнулся на ответ у блаженного Августина, который все это объясняет понятием времени. Время, — говорит он, — лишь длительность, у которой есть прошлое, настоящее и будущее. Прошлое уже было — его нет; будущее будет — и его нет, а что есть? Есть настоящее, но и его почти нет, оно — точка соприкосновения между прошлым и будущим, в которой будущее постоянно переходит в прошлое. Время действительно для тварных существ, материи, вселенной и тем более для нас, для людей. Мы живем и воспринимаем в категориях времени, пространства и количества. Но для Бога все это не имеет значения. Для Него нет ни прошлого, ни будущего, а существует только вечное настоящее, так что когда мы говорим, что нечто произойдет, это и происходит для нас, но не для Него. И это решило для меня всю проблему. Если бы не это, на моей учебе в семинарии можно было бы поставить точку».

* * *

В монастыре Раваница, 1994 г.
Был он истинным духовным пастырем. И потому сам оказался «на мушке» албанских хулиганов и всех тех, кто ополчался против христианских и сербских символов в Косово и Метохии. Его ругали на улице, оскорбляли и унижали, однажды выбросили из автобуса...

Произошел и такой случай. Зимой, 25 января 1977 года, около половины шестого вечера владыка Павел, как обычно, пошел на почту в Призрене, чтобы лично отправить письма. Проходя мимо отеля «Теранда», он услышал, как за ним кто-то бежит, но не стал оглядываться. И вот парнишка 15—16 лет на бегу дернул его за бороду, выговорив с ненавистью: «Ах ты, поп». Владыка сочувственно посмотрел на него и продолжил свой путь. У входа на почту тот же парень снова подбежал к нему и ударил его кулаком по голове. Владыка Павел заявил об этом происшествии в полицию. Было задержано несколько парней, потом его пригласили опознать нападавшего. Владыка сразу его узнал, но не показал на него — оставил все, что он сделал, на его же совести.

Владыка Павел избегал рассказывать о своих несчастьях, но регулярно ставил в известность церковные и государственные власти о стеснениях, которые терпели его монахи, священники и верный народ. Так, например, в одном из сообщений Архиерейскому Синоду в январе 1981 года он пишет: «В Призрене, когда священники проходят с похоронной процессией мимо специализированных учебных заведений, особенно высшего педагогического училища, учащиеся, и не в одиночку, а хором, выкрикивают оскорбительные слова и ругательства, а иногда бросают в священников и камнями».

* * *
Однажды и сам Милошевич посетил Патриархию. Однако в тот раз из-за некоторых своих политических взглядов он подвергся острой критике со стороны отдельных владык, так что больше никогда и шагу не сделал в Патриаршую резиденцию. Патриарх высказал порицание этим владыкам в связи с такими их нападками:

— То, что ему тогда было сказано, должно было сказать так, как приличествует и хозяину, и гостю: чтобы слова были мягкими, а доказательства твердыми. Не иначе. Во всяком случае, правду говорить нужно, но не стоит при этом подражать плохому носильщику, который, перенося тяжести, не может обойтись, чтобы кого-нибудь не задеть, не ударить по голове или тому подобного.

Отеческая просьба к сербам на охваченной войной территории. 1992 год. (Патриарх лично отпечатал это письмо на механической пишущей машинке и собственноручно его поправил).

* * *
«Знаете, есть всего две возможности: или Бог существует, или не существует. А это, другими словами, значит: или есть смысл у нашего существования, или нет. Люди под натиском материализма дошли до такой ситуации, чтобы немного глубже поразмыслить, есть этот смысл или нет. Согласно Достоевскому, нет ничего важнее хлеба. Кто даст тебе хлеба, за тем ты и пойдешь. Но если кто завладеет твоим сознанием, ты отбросишь хлеб и пойдешь за тем, кто убедит тебя в смысле и цели твоего существования. Человек скорее решится на самоубийство, чем на жизнь без смысла».

* * *
— Ваше Святейшество, все, что происходило с Сербией в ХХ веке, и все, что происходит сейчас, не есть ли это, как сказали бы некоторые, Божья кара, предостережение или новое искушение?

— Разумеется, вне всякого сомнения, существуют наши собственные грехи, за которые мы страдаем, однако существуют и враги, которые беззастенчиво набрасываются на нас и которые чернят нас как нелюдей в глазах всего мира. Есть вина у нас, что есть, то есть, но есть она и у другого!

Если то, что с нами происходит, мы понимаем как предупреждение, задумываемся, что и как мы делаем, то хорошо, а если не примем этого во внимание и не осознаем, то последует наказание, и уж тогда нам придется опомниться. Наше дело — устроить так, чтобы те, кто придет после нас, жили бы спокойнее, свободней и праведнее, чем живем мы сами.

Человек должен противостоять злу, но никогда не должен делать это как нелюдь.

Несколько лет назад «шиптары»[1] заложили в трубу под дорогой большое количество взрывчатки и подсоединили к ней электрический провод, чтобы привести в действие с расстояния шестидесяти метров, зная, что там пройдут два автобуса с сербскими женщинами, которые были изгнаны из Косово и Метохии и теперь приехали, чтобы в задушницу[2] зажечь свечи на могилах своих покойников. Пропустили международную полицию, которая обеспечивала сопровождение, и, как только появился первый автобус, привели заряд в действие. Тринадцать пассажиров автобуса погибли на месте. Я был на отпевании. Если бы взорвали чуть попозже, никто бы из шестидесяти человек в том автобусе не выжил.

Зачем им это потребовалось?! Знали же, что в автобусе нет ни военных, ни пулеметов, ни пушек... Только заплаканные женщины, собиравшиеся зажечь свечи по своим самым любимым! Если бы, не дай Бог, от меня бы потребовалось — не сейчас, а когда был я помоложе — привести в действие заряд, когда поедут «шиптарки» или кто-нибудь другой, а если откажусь, то сам попаду к ним, в автобус... Что бы я тогда выбрал? Однако знаю, что именно я должен был бы выбрать. Ни в коем случае не смеем мы ни отвечать на это, ни, тем более, сами творить подобное. Защищаться должны, но не как нелюди.

Прощаться с патриархом пришли более миллиона человек… Такого собрания людей сербская столица не видела никогда.

* * *


«И Бог не может спасти того, кто сам не хочет спастись, ибо это было бы насилием, а Бог не способен на насилие, как не способен Он ни на ложь, ни на неправду. Насилие, ложь и неправда суть не могущество, но беспомощность. Это прекрасно объясняет св. Василий Великий в IV веке, когда говорит, что истина, правда, любовь, добро содержат в себе бытие, существование, сущность. Тогда как, напротив, ложь, неправда, несправедливость, насилие и ненависть в себе никакой собственной сущности не имеют. Все их существование — в отрицании истины, правды и любви. Нет лжи без истины, но есть истина без лжи. Когда мы с истиной, правдой и любовью, и в нас самих становится все больше сущности, существования».

* * *
Летом 1992 года, совершая дело восстановления канонического единства между Сербской Православной Церковью и ее отделившимися (американскими) епархиями, переезжая с одного конца Америки на другой, из Лос-Анджелеса в Чикаго, Его Святейшество патриарх Сербский Павел подвернул мантию и вошел в воды Тихого океана. Постоял так некоторое время, всматриваясь вдаль и временами молитвенно возводя свой взгляд к небу, а после нагнулся и достал из воды два белых камешка. Поцеловал их и положил в карман, потом перекрестился и пошел к автомобилям, которые ожидали его неподалеку. Один из агентов ФБР, обеспечивавших его безопасность, изумленный набожностью этого кроткого невысокого человека и, очевидно, его смирением и высотой духа, опустился на колени и поцеловал сербскому патриарху руку, произнеся при этом: «Да это же настоящий живой святой»!

* * *
«Согласно материалистическому пониманию и позиции человек есть только тело, земля — души нет. Душа, говорят некоторые, приводя в пример автомобиль, — это как всякое колесико, которое находится на своем месте и благодаря которому этот автомобиль работает. Говорят, если нет одного из таких колесиков, нет и души. Не-ет, для нас все не так. Для нас душа — домохозяин в теле. Мы не отрицаем тела, не говорим, что мы не есть тело, но говорим, что мы еще и душа. Тело — это как здание, дом, в котором живет его хозяин, а душа есть то, что делает нас личностями...»

* * *
... осенью 2004 года, на 91-м году жизни, он решил отправиться в Австралию, чтобы посетить тамошнюю паству и освятить земельный участок в 87 гектаров, приобретенный Сербской Православной Церковью для строительства колледжа имени св. Саввы, в котором бы учились вместе с сербскими детьми дети русского, греческого и иного происхождения. Некоторые из владык пытались его отговорить, указывая, как трудно будет ему выдержать столь долгую дорогу. А патриарх остроумно ответил на это: «Мне-то ничего, а вот что будет с моими спутниками...»

Он и в самом деле отправился в Австралию, стремясь сделать свой двухнедельный визит как можно более содержательным в миссионерском отношении. По возвращении в Белград, проведя в самолете 22 часа, сразу отправился на бдение в соборную церковь. Затем около двух часов чинил вручную свою износившуюся мантию, а уже на следующее утро, 14 ноября 2004 года, около шести часов, отправился с трехдневным визитом в Москву.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обычно встречал гостей в своей резиденции, чаще всего в московском Свято-Даниловом монастыре, но когда с визитом прибывал патриарх Сербский Павел, делал исключение: сам ехал, чтобы встретить его еще в аэропорту. Так поступил он и на этот раз, встретив его прямо на летном поле.

Потом, после официального приема, на котором присутствовали некоторые высшие официальные лица России и Сербии, русский патриарх, зная, что его дорогой гость еще вчера был на другом континенте, немного в шутку спросил у патриарха Павла:

— Ваше Святейшество, Вы были в дороге, и такой далекой, а сейчас Вы уже здесь. Не заглянули ли Вы случайно и в Новую Зеландию, ведь и там есть наши православные люди?

— Ваше Святейшество, в этот раз нет, но в следующие 90 лет я это обязательно сделаю! — ответил в том же духе патриарх Сербский.

* * *
... Он делает все, чтобы облегчить людские муки и страдания. Где только может, спешит на помощь. Так, однажды в военные годы, увидев из окна своей комнаты в Патриаршей резиденции, как на улице мокнет под дождем группа беженцев, он спустился вниз, открыл большие дубовые ворота и пригласил всех войти внутрь. На замечания своих ближайших сотрудников, что так мог войти и кто-нибудь неблагонамеренный, он простодушно ответил: «А как я могу спать наверху, в тепле, когда здесь дети мокнут на улице?»

Всегда беря на себя часть бремени, даже чужого, он спрашивал: «Пассивным и даже деловым отношением священства к пастве не отталкиваем ли мы от себя народ, который все видит, вместо того, чтобы привлекать его?» А затем записал следующее: «Будь у меня возможность, Воскресший Бог мне свидетель, я бы стоял перед церквями, больницами, да и перед шикарными залами для банкетов и модной роскоши и лично бы просил за наших страждущих братьев, сестер, детей. Каждому из нас следовало бы активно противодействовать всей этой наглой алчности, которая так часто бросается в глаза в общественных местах, а не только отчаиваться и ужасаться тому, что грубое и дерзкое бесстыдство царит вокруг».

* * *
«...Я не знаю, было ли так важно для свв. апостолов, кто из них будет сидеть рядом с Иудой, а кто не будет, однако знаю, что для них было важно, кто станет Иудой, а кто нет. Принцип этот должен быть важен и для меня, и для Вас, а с кем рядом будем мы сидеть в трамвае, троллейбусе или самолете, у нас не всегда есть возможность выбирать. Но кем будем мы сами, людьми или нелюдями, это зависит от каждого из нас».
#6 | authreq »» | 06.01.2015 13:57
  
-1
Я агностик, но этот человек достоин уважения. Видео, к сожалению что-то не нашел. Он на каком языке проповеди делал?
#7 | льлт »» | 10.01.2015 00:30 | ответ на: #6 ( authreq ) »»
  
0
Видео немного в ютуб
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites