Десятословие по христианскому законоположению.Святитель Григорий Палама, архиепископ Солунский.(Второй ответ на сектантские мудрования Георгия Петрова)


1) Господь Бог твой, Господь един есть (Втор. 6,4), во Отце, и Сыне и Духе Святом познаваемый: во Отце не рожденном, в Сыне рожденном безначально, безвременно и безстрастно, яко Слове, который, помазав Собою принятое Им от нас, наименовался Христом, и в Духе Святом, также из Отца не рожденно, но исходно происходящем. Сей единый есть Бог и сей есть Бог истинный, в Троице ипостасей - Господь един, естеством, волею, славою, силою, действом и всеми свойствами Божества не разделяемый.

2) Его единаго возлюбиши, и Ему единому послужиши, всем помышлением твоим, всем сердцем твоим и всею крепостию твоею; и да будут словеса Его и заповеди Его в сердце твоем, чтоб творить их, поучаться в них, и говорить о них, сидя в дому и идя путем, лежа и востая (Втор. 6,5-7). Всегда помни Господа Бога твоего и бойся Его единого, и никогода не забывай Его и заповедей Его; и тако Он даст тебе силу творить волю Его. Ибо Он ничего другого не требует от тебя, точию еже боятися Его, и любити Его, и ходити во всех путех Его (Втор. 10,12).

3) Он хвала твоя, и Он Бог твой. Не дивись без меры безстрастию и невидимости премирных Ангелов, ни крайнему лукавству низпадших оттуда сил, их хитрости и злокозненности на прельщение нас, и не дерзай думать, что в них есть что-либо равночестное Богу. Не засматривайся на величие неба и многообразность его движения, ни на блеск солнца, ни на светлость луны, ни на других звезд сияние, на пригодность воздуха к дыханию и на многополезность моря и земли, и бойся что-либо из сего сделать для себя богом. Ибо все сие работно Ему, как творение Его, словом Его из небытия к бытию воззванное. Яко той рече, и быша: Той повеле и создашася (Пс. 32,9).

4) Сего убо единого славь, к Нему прилепися любовию, и Ему кайся день и ночь о вольных и невольных грехах своих. Ибо Он щедр и милостив, долготерпелив и многомилостив (Пс. 85,15), - вечный благодетель, обещающий и дающий царствие небесное непрестающее, жизнь безпечальную и безсмертную, и свет невечерний в наслаждение чтущим Его и любящим, поклоняющимся Ему и заповеди Его хранящим. Но Он же есть и Бог ревнитель, Судия праведный и страшный Отмститель, воздающий нечувствующим в Него, не покаряющимся Ему и заповеди Его оставляющим, муку вечную, огнь неугасимый, страдание непрестающее, скорбь безутешную, тьму кромешную, скрежет зубов, червь неусыпающий, - что уготовал первому отступнику лукавому, и с ним всем, прельщенным от него и последовавшим ему и оставившим Творца своего делами, словами и помышлениями.

5) Не сотвори себе всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах, чтоб служить тому и поклоняться яко Богу (Исх. 20,4). Ибо все есть творение единого Бога, Который в последние веки, из девственной утробы плоть прияв, на земли явися и с человеки поживе, и за спасение людей пострадав, умерши и воскресши, на небеса с телом вознесся и сел одесную величествия на высоких, с каковым телом опять приидет судити живых и мертвых. Сего, ради нас вочеловечившагося, икону сотвори, по любви к Нему, и чрез нее воспоминай о Нем, чрез нее поклоняйся Ему, чрез нее возводи ум свой к поклоняемому телу Спасителя, седящему во славе одесную Отца на небесах. - Равным образом и святых иконы и твори, и поклоняйся им, не как богам, - что воспрещено, - но во свидетельство твоего с ним общения любви, к ним и чествования их, ум свой возводя к ним чрез иконы их; как и Моисей сотворил иконы Херувимов и поставил во Святом Святых, да и само Святое Святых было образом пренебесных вещей, а Святое носило образ всего мира, и Моисей назвал его Святым, не твари славя, но чрез них мир сотворшего Бога. - И ты не почитай богами икон Господа Иисуса Христа и святых, но чрез них поклоняйся по образу Своему вначале нас создавшему, а после сей самый нашенский образ Свой благоволившему восприять по неизреченному человеолюбию Своему, и в нем описуемым соделаться.

6) И не образу только Христа Господа поклоняйся, но и образу Креста Его, потому что он есть знамение победы Христовой над диаволом и над всем полчищем сопротивных сил, почему они трепещут и бегут, когда видят его изображаемым. Образ сей, и прежде появления первообраза, был высокопрославлен в пророках и явил великие и дивные чудеса, и во второе пришествие распеншегося на нем Господа Иисуса Христа, имеющего приити судить живых и мертвых, предъидет пред Ним, яко страшное и великое знамение Его силы и славы. Славь же Его ныне, чтоб тогда с дерзновением воззреть на Него и спрославиться с ним. И иконам святых поклоняйся, яко сраспеншихся Христу, крест изображая на лице своем и на память приводя действенно проявившееся в них причастие страстям Христовым. Равным образом чти и гробницы святых и какие-либо останки от костей их: ибо не отсупила от них благодать Божия, как и отпоклоняемого тела Христова не отсупало Божество, во время животворящей Его смерти. Делая же сие и славя прославивших Бога, как явившихся чрез дела совершенными в любви Божией, ты вместе с ними прославлен будешь от Бога, и с Давидом воспоешь: мне же зело честни быша друзи твои, Боже (Пс. 138,17).

7) Не возмеши имени Господа Бога твоего - всуе (Исх. 20,7), - ложно божась или клянясь ради чего-либо земного, или ради страха человеческого, или ради стыда, или ради собственной корысти. Клятвопреступление есть отречение от Бога. Потому не спеши божиться, но всячески избегай божбы, боясь как бы ради ее не впасть в клятвопреступление, от Бога отчуждающее, и к беззаконным причясляющее. но будь истинен во всех словах своих, и доставишь им чрез то твердость клятвы. Если же когда случится тебе без нужды связать себя клятвой, то, когда это будет в чем-либо сообразном с божественным законом, делай то, поколику оно законно; а вину свою, что так неосмотрительно поступил, очисть милостыней, молитвой, плачем и тела озлоблением, умилостивляя тем Христа, рекшего: не клянись, или не божись. - Когда же то будет в чем-либо беззаконом, то смотри из-за божбы своей (неразумной) отнюдь не делай дела беззаконного, чтоб не быть сопрочастну к пророкоубийцу Ироду. Но оставь эту беззаконную клятву не исполенною, положи потом себе законом не божиться и не клясться без разбора, спеша умилостивить Бога, приболезненнейше пользуясь вышеуказанными врачевствами.

8) Один день недели, - который называется Господним, потому что посвящается Господу, воскресшему в оный из мертвых, и тем общее всех воскресение предуказавшему и в нем предуверившему, - этот день святи (Исх. 20,10-11), и никакого житейского дела в оный не делай, кроме необходимых, и всем, кои под тобой и с тобой, давай покой, чтоб вместе славить стяжавшего нас своей смертью и воскресением своим совоскресившему наше естество. Воспоминай будущий век и поучайся во всех заповедях и оправданиях Господних; и самого себя испытуй, не преступил ли или не оставил ли чего, и исправь себя во всем. Посещай в день сей храм Божий, и будь на всех службах церковных; причащайся Святого тела и крови Христовой, и начало полагай исправнейшей жизни; обновляй себя и уготовляй к принятию будущих вечных благ, ради которых земным не пользуйся на зло даже и в прочие дни; в день же Господень, чтоб Богу приседеть, совсем все то оставляй, кроме необходимейшего, без чего жить нельзя. Имея таким образом Бога местом прибежища, ты не преступишь заповеди, огня страстей не возжешь, и бремени греха на себя не возьмешь; и тако освятишь день субботный, субботствуя не деланием зла. - Дню Господню уподобляй и великие узаконенные праздники, тоже в них делая, и от того же воздерживаясь.

9) Чти отца твоего и матерь твою (Исх. 20,12), ибо чрез них Бог ввел тебя в жизнь, и после Бога они суть виновники твоего существования. посему и ты после Бога их почитай и люби, если любовь к ним содействует любви к Богу, если же не содействует, то устранись от них. Коль же скоро они препятствием будут тебе, особенно в деле веры, истинной и спасительной, яко неправославные, то не только отсранись, но и отвратись от них, и не только их, но ивсех других такого рода людей. Ибо Христос Господь сказал: аще кто не возненавидит отца своего, и матерь, и жену, и чад, и братию, и сестр, еще же и душу свою, и прииметь креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Лк, 14,26-27; Мф. 10,37-38). Так должно относиться к тем по плоти, отцам, друзьям, братьям, кои препятствуют спасению; тех же, кои единоверны и не препятствуют спасению, и почитай и люби.

10) Если же по плоти отцев так, то сколь более должен ты почитать и любить отцев, родивших тебя по духу? которые из бытия претворили тебя в ьлагобытие, сообщили тебе свет ведения, научили тебя явно истинствовать, возродили банею пакибытия, вложили в тебя надежду воскресения и безсмертия, не престающего царствия и наследия, и соделали из недостояного достойным вечных благ, из земного небесным, из временного вечным, сыном и учеником не человека, а Богочеловека Иисуса Христа, давшего тебе дух сыноположения, как Сам Он сказал: и Отца не зовите себе на земли: един бо есть Отец ваш, Иже на небесех. Ниже нарицайтеся наставницы: един бо есть наставник ваш, Христос (Мф. 32,9-10). Всякую убо честь и любовь должен ты воздавать отцам своим духовным, поколику честь к ним возносится ко Христу Господу и к Духу Святому, в коем приял ты сыноположение (Рим. 8,15) и к Отцу Небесному, из Негоже всяко отчество на небесех и на земли именуется (Еф. 3,15). Постарайся во всю жизнь иметь духовного отца и открывать ему всякий грех и всякий помысл и получать от него отпущение и врачевство: ибо им дано вязать и разрешать души, и все, что они свяжут на земли, будет связано на небеси, и все, что они разрешать на земли, будет разрешено и на неби (Мф. 18,18). Сию благодать и власть получили они от Христа; почему повинуйся им и не противоречь им, чтоб не причинить погибели душе своей. Ибо если противоречащий плотским родителям в том, что не воспрещено законом Божиим, по закону предается смерти, то противоречащий духовным отцам не изгонит ли из себя Духа Божия и не погубит ли души своей? Почему советуйся с духовными отцами своими и слушайся их до конца, да спасется душа твоя, и наследует вечные и нетленные блага.

11) Не прелюбы сотвори (Исх. 20,14), чтоб вместо того, чтоб быть членом Христовым, не стать членом блудничным (1 Кор. 6, 15) и, по отсечении от тела божественного, не быть ввержену в геену. Если дщерь жреца, осквернившаяся блудом, по закону огнем сжигается, как посрамившая отца (Лев. 21,9), сколь паче телу Христову такое очищение причинивший повинен будет мучению вечнующему?

12) Но если вмещаемь, и девство храни, да возможешь весь быть Божиим и к Нему прилепиться совершенною любовью, Ему приседя всю жизнь, не развлеченно всегда печась об одном Господнем, будущую предвкушая жизнь и как Ангел Божий жительствуя на земле: ибо девство их принадлежность, и им уподобляется тот, кто прилепляется к девству; но еще более, чем им, уподобляется он Отцу, прежде всех век девственно рождшему Сына, и девственному Сыну из девственного Отца рожденно произшедшему в начале, в последняя же лета от Девы Матери, плотию нетленно рождшемуся, и Духу, из единого Отца, не рожденно, но исходно происходящему неизреченно. Сему единому Богу уподобляется и нетленным браком сочетавается предъизбравший истинное девство, и девствуя душой и телом, всякое чувство, слово и помышление украшающий красотами девства.

13) Если же не предпочитаешь ты девствовать, и не дал обета о сем Богу, то подобает тебе пояти о Господе одну законную жену, и с нею одною жить и как собственный тебе сосуд иметь во святыне, от чужих всеми силами воздерживаясь. Тебе можно от них совершенно воздержаться, если будешь блюстись от неуместных с ними сообращений, не станешь услаждаться блудническими словами и слышаниями, и самое зрение свое, телесное и душевное, отвращать будешь от них, сколько возможно, и навыкнешь не засматриваться с любопытством на красоту лиц. Ибо всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем (Мф. 5,28), и по сей причине нечист есть пред Христом, смотрящим в сердце. От сего же ниспадает блудный сей и до срамных дел плотских не только до блудов, прелюбодеяний и других естественных смешений, но и до всяких неестественных непотребств. Ты же, отсекая от себя горькие корни, не смертоносные будешь приносить плоды, но сотворишь плод чистоты и сущей в ней святыни, ея же кроме никтоже узрит Господа (Рим. 6,22; Евр. 12,14).

14) Не убий (Исх. 20,13), чтоб не лишиться сыновства тому, кто и мертвых животворит, и не стать делами своими сыном исконного человекоубийцы. поелику же убийство происходит от ударов, удары от поношения и брани, эти от гнева, а гнев от причиняемого нам другими ущерба и вреда, или от удара, или от поношения: то от вземлющаго ти ризу, и срачицу не возбрани, сказал Христос (Лк. 6,29), ударившему не отплачивай ударом, и поносящему - поношением. Ибо таким образом и себя самого, и озлобляющего тебя избавишь ты от греха убийства. Ты получишь прощение, в чем погрешил пред Богом; ибо говорится: отпущайте, и отпустят вам (Лк. 6,37), а злословящий о тебе, и зло тебе сделавший приимет наказание - муку вечную; ибо кто речет брату своему: уроде, повинен есть геене огненней (Мф. 5,22), сказал Христос. Итак, если сможешь с корнем исторгнуть зло и в душу вселить блаженную кротость, воздай славу Христу, наставнику и содетелю добродетелей, без Коего, как научены, не можем мы сделать ничего хорошего. Если же не можешь пребыть безгневным, укори себя, когда погневаешься, и покаяся пред Богом и пред тем, кто услышал от тебя или пострадал что злое. Ибо кто в начатках греха раскаивается, тот не дойдет до конца его: и кто о малых грехах не болезнует, тот чрез них впадет и в великие. (Сир. 19,1).

15) Не укради (Исх. 20,15), да не сокровенных Ведатель (Даниил. 13,42) тебе, яко презрителю Его, воздаст многократным наказанием. - Лучше убо из того, что есть у тебя, тайно подай нуждающимся, да от видящего в тайне Бога приимешь стократно больше того, и в будущем веке жизнь вечную.

16) Не послушествую на друга своего свидетельства ложна (Исх. 20,16), да не уподобишься в начале оклеветавшему Бога пред Евою, и да не будешь подобно ему проклят. Лучше же прикрой падение ближнего, если от этого не будет вреда для других, чтоб не Хаму уподобиться, а Симу и Иафету, и благословения сподобиться.

17) Не пожелай чего из принадлежащего ближнему твоему, ни стяжаний его, ни денег, ни славы, ни всего, елика суть ближняго твоего (Исх. 20,17). Ибо похоть в душе зачавшись раждает грех, грех же содеянный раждает смерть (Иак. 1,15). Ты же, не желая чуждаго, воздержись и от хищения по лихоимству. Лучше же и от своего давай просящему, и оказывай милость, по силе своей, нуждающемуся в милости, и не отвращайся от хотящего занять у тебя. Если найдешь что потерянное другим, сбереги то для владельца, хотя бы он был из враждебно к тебе расположенных. Ибо таким образом ты и его примиришь с собою и победишь благим злое, как повелевает тебе Христос.

18) Соблюдая все сие всеми силами и по таким правилам жительствуя, ты вложишь в душу свою сокровище благочестия, и угодишь Богу и ублажен будешь от Бога и тех, кои суть по Богу, и наследником соделаешься вечных благ, коих сподобиться буди всем нам благодатию и человеколюбием Господа и Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа, Коему подобает всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцем, и всесвятым, благим и животворящем Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


http://lib.pravmir.ru/library/readbook/713

Григорий Нисский, из "Созерцания телесного устроения": "Таков закон духовных овец: отнюдь не нуждаться в каком бы то ни было голосе извне Церкви и, как говорит Господь, чужого голоса не слушать (Ин 10, 15)".

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
#1 | Георгий Петров Христианин »» | 16.12.2012 10:08
  
-1
Христианской антропологии, необходима богословская методология, поскольку речь идёт о предназначении человек в вечности, как сына и собеседника Божиего. Богословская методология определяет способы понятийного осмысления мистического, подвижнического и созерцательного опыта, а также опыт ПОНИМАНИЯ текстов Св. Писания и Предания.

Мистический и Богооткровенный опыт Св. Отцов важнее в таком познании человека, чем знания о человеке как объекте научном. Ведь Святые уже при жизни в теле человеческом являли собой жителей Царства Божиего. Необходимо отметить, что Боговоплощение изменило само осмысление ценности человека и отношения к нему Бога, поэтому изменилась и само ПОНИМАНИЕ Бога. Бог перестал быть недосягаемым Господином нашей жизни, которому можно и НУЖНО было угождать, выполняя Его законы. Бог стал человеком, чтобы мы стали богами по сути своей. И только в Свете Христовом, Свете Истины видны смыслы и содержание Писания и Предания. При этом понимание Слова - Истины = Бог есть Любовь должно Родиться в нас как дух от Духа Святого. Сама Истина должна жить в душе человеческой и освещать Путь в Царство Божие.

Вот эта способность к пониманию Христа Иисуса в духе, восприятию Слова и способности отождествить самого себя с тем Образом и Подобием, которые Бог «использовал» в качестве «образца», и составляют самое ценное в человеке, то, что делает жизнь в Боге «общением». Эта же способность открывает перед человеком перспективы духовного роста, вплоть до способности не только «отразить» Любовь Самого Бога, но и соответствовать Ей.

Богословие как методология складывалось в разных социально–исторических условиях и, что вполне естественно, разного понимания терминов Писания и их значения. Научного понятия слов «ум», «душа», «дух» не существует, понятия Св. Отцов не отличаются строгостью и чёткостью, они скорее поэтичны и метафоричны. Так Св. Василий Великий сопоставляет понятия «ум» и «дух» как присущими одной реальности, а Св. Макарий Великий говорит о том, что Дух «животворит» ум. Терминология Отцов отражает скорее мистический опыт самого автора, чем богословский дискурс.

Признание терминологической проблемы богословия как таковой есть в тоже время и попытка договориться об осмыслении самого опыта Св. Отцов, понимания внутреннего смысла такого опыта. Чтобы усвоить себе их язык, просто необходимо выйти в область мистически умопостигаемого, покинуть пространство догматически определённого, ибо «буква убивает, а Дух животворит». И тут проблема, конечно, не в самом языке, а в непосредственном опыте переживания святоотеческой мысли, истинном и тождественном опыте, который и является основой богословия.
Фундаментом христианской антропологии несомненно является само Слово Божие. Всё самое главное о человеке мы можем найти во Христе. И если Божие открыто человеку во Христе ТОЛЬКО как Любовь, то человеческое в Боге мы способны понять в той мере, в которой мы способны понять самих себя. Таким образом человек и есть тот объект, который исследует сам человек (как субъект) в Свете Христовом. В этом Свете мы видим самих себя такими, какими нас задумал Бог и одновременно такими, какими мы являемся в настоящее время. Мы видим всю глубину нашего падения и видим тот Путь, который нам предстоит, чтобы взойти на вершину человечности, находясь на которой мы сможем «беседовать с Богом», обретая Жизнь вечную в общении с Ним.

Практика обретения такого Света в себе самом есть.
Это – исихазм. Опыт поста и молитвы известен всем мистикам, но исихазм имеет в своей основе ярко выраженную цель: обретение Света Истины - Слова Божиего в себе самом и понимание Его.
Вне Жизни Слова в себе человек обречён на НЕ свободу, на НЕ способность осознать себя личностью сознательно подчинившейся ТОЛЬКО Божественной Воле.

Бог не должен быть "несказуемым" и "непредсказуемым". Всегда надо полагаться на Волю Божью, но знать, что она (Воля, Сила, Благодать) носит Личностный характер, направлена на Вас лично и просит от Вас только любви, в ответ на Его Любовь.
Что есть Суд Божий?
Подведение ИТОГОВ?
Восстановление Истины?
Суждение (доведение мнения) бога (или Богом) до нас, грешных?
Наше самоосуждение, попытка СОизмерения своих чувств, мыслей, поступков с тем Образом, который явил миру Христос?
Очевидно, что всё это имеет место быть. Вопрос в том, какое ОТНОШЕНИЕ ко всем этим понятиям складывается для вас, лично.
Помните, Горький писал, что у бабушки и дедушки боги разные. «Измерять» Бога можно любовью и тогда Бог есть Любовь, а можно своими собственными суждениями, используя в качестве основания чужой опыт (своего-то нет). Если для тебя Бога нет, это, прежде всего, значит, что нет тебя. Есть некая сумма индивидуальных черт, но нет личности, нет того неповторимого «образа и подобия», которые Бог узнаёт как собственные.

Зачем Богу было нужно создавать человека, после того, как он создал ангельский Мир? (Предполагается, что сумма ангелов – суть сумма Божественных свойств). Очевидно, необходимо было поделиться радостью бытия прекрасного Мира, Себя в мире и Мира в себе, как полноты СОбытия в любви и гармонии. С кем можно было поделиться отношением к сущему, как не со своим образом и подобием?
Зачем нужен Бог человеку? Вопрос простой, ответ тоже: чтобы ЖИТЬ. Не той жизнью в заботах о суетном, проходящем и тленном, а той Жизнью, о которой говорит Бог, Жизнью в близости к Богу.

Когда начинается жизнь? Любая жизнь начинается с РОЖДЕНИЯ. Родился - ЖИВИ. И в этом смысле «Рождение от Духа» означает осознание нами действительного смысла бытия, бытия как обмена отношениями - Любовь – любовь.
Могу ли я по своей воле родиться? Безусловно, НЕТ.
ПРОМЫСЕЛ должен быть.
Родители думают о ребёнке, планируют его судьбу, надеются на лучшую для него долю, возможность прожить с ним ещё одну жизнь, полную и счастливую, содействуя его победам и переживая его поражения. Родительская любовь знает, что необходимо ребёнку, чтобы иметь полноту жизни, где он может споткнуться, пойти в сторону, заблудиться, она ревнива, требовательна и действенна, способна на самоограничение и жертву.

Можно тысячу раз предупреждать, рассказывая о собственном, литературном и историческом опыте. Можно создать систему ограничений, посадить дитя под колпак, называя это заботой. Можно учить плаванию, толкнув младенца на глубокое место (кошка бросила котят :). Но самое лучшее быть с ним каждый миг бытия, вырабатывая в нём отношение к человеческим ценностям, жизнью своей отвечая на самые сложные вопросы. При этом надо иметь в виду, что существуют такие ПОНЯТИЯ, за которые можно и на крест пойти. Главное из них – с Богом смерти НЕТ, но доказать это можно только на собственном примере, собственным Воплощением, Крестом и Воскресением.
Можно ли пойти на смерть ради того, кого не любишь, или ради того, кто никогда не поймёт, не полюбит тебя?

НИ ЗА ЧТО!!!

Спасает не система, спасает Личность, спасает Бог, распявшийся за меня, спасает каждый миг бытия, если выработана привычка вести внутренний диалог со Спасителем, сердцем ощущая правильный выбор. Иисус Христос - полнота Бога и ЧелоВека. В Нём надо пребывать в молитвенном поиске единственности СВОЕГО собственного пути, но по ЕГО следам. Поэтому поиск "себя" - это поиск Пути, Истины и Жизни, которые в тебе есть постольку, поскольку в тебе есть Слово Божье.

Моё отношение к действительности, будучи выведенным в сознание и сравнённое с эталонным в сердце (как бы я поступил перед лицом Божиим), помогает принять правильное решение. Для того чтобы научиться постоянному общению с Богом, необходима постоянная молитва, вИдение своих грехов и смирение, смирение и молитва, молитва, молитва... Господи, милостив будь ко мне грешному.
  
#2 | Борис Шварев »» | 16.12.2012 10:26 | ответ на: #1 ( Георгий Петров ) »»
  
1
Повторюсь так же как это позволили себе и вы г-н Петров,повторив здесь свой пост из темы "Исповедание православной веры.Святитель Григорий Палама, архиепископ Солунский.(Ответ на сектантские мудрования Георгия Петрова,извращающего Святоотеческое Учение Православной Церкви):

http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_6057/

Выдержка из статьи Священника Андрея Лоргуса «Православная антропология» :

- ЦЕРКОВЬ, Если мы будем рассматривать Церковь, то откроем чрезвычайно многообразный мир человеческого опыта жизни с Богом, его восхождение к Небу, всей его жизни в Церкви. Отсюда и наш антропологический интерес к Церкви: как человек входит в Церковь, каковы свершения в его душе, как вливается человек в новую реальность,как преображается под благодатной силой Таинств Церкви, что происходит с человеком в Таинстве Священства, каковы взаимоотношения духовенства с человеком?

http://www.pagez.ru/olb/lorgus/01.php

Вне Учения Православной Церкви и вне Тела Христова,всё есть поверхностная философия и безполезное для спасения души сектантское мудрование от лукавого всеваемое!

Вне Церкви-нет спасения! ( Свт.Киприан Карфагенский)

Григорий Нисский, из "Созерцания телесного устроения": "Таков закон духовных овец: отнюдь не нуждаться в каком бы то ни было голосе извне Церкви и, как говорит Господь, чужого голоса не слушать (Ин 10, 15)".
#3 | Георгий Петров Христианин »» | 16.12.2012 10:35 | ответ на: #2 ( Борис Шварев ) »»
  
-1
Таинства потому и названы тАинствами, что совершает их САМ Бог, а не церковь.
Причащаться в церкви можно и в осуждение.
  
#4 | Борис Шварев »» | 16.12.2012 12:51 | ответ на: #3 ( Георгий Петров ) »»
  
2
Опять суемудрствуете г-н Петров?

«Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Фес. 2, 15). «Завещаем же вам братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас...» (2 Фес. 3,6)

Под Церковью в разговорном «обиходе» чаще всего подразумевается здание о четырех стенах, с куполом, – помещение, в котором служится Литургия и совершаются другие богослужения. Но в богословском понимании Церковь есть нечто большее. Определение Церкви мы, вероятно, дать не сможем никогда, хотя известно, что во всех догматических учебниках, катехизисах такие попытки делаются. Но удовлетворительного определения мы в них никогда найти не сможем. Чтобы убедиться в этом, нужно лишь вспомнить о том, что Церковь – это Тело Христово. И точно так же, как мы никогда не сможем дать исчерпывающее словесное объяснение тайны Христовой – Воплощения Сына Божьего, Его пришествия в мир, того Спасения, которое Он совершил, — мы точно так же никогда не сможем до конца объяснить и тайну Его Тела, которое есть одновременно и Его Плоть, и мы с вами – те, кто составляют Тело Церковное. Христос – наш Глава, а мы — члены Его Тела. И в этом своем значении, смысле слово «Церковь» приобретает гораздо более глубокое, возвышенное измерение, чем просто увенчанное куполом здание, пусть даже на этом куполе и водружен крест. Церковь – это место встречи Бога и человека, и не только встречи, но и нашего с Господом – по дару благодати – духовного единения, того, что в Церкви именуется обóжением.

По выражению святого Германа Константинопольского, «Церковь есть земное небо, где Небесный Бог живет и движется»[2]. Движется – не в смысле путешествует, переходит с места на место, от одного человека к другому, а в смысле – действует, животворит, в смысле – освящает. Итак, Церковь – есть небо на земле; и всякий раз, когда мы входим в храм, участвуем в церковном богослужении, Таинствах, мы с вами приобщаемся небесной благодати и отчасти принадлежим уже тому горнему Небесному Иерусалиму, в который мы призваны войти во Втором и славном пришествии Христовом.

По-гречески «Церковь» – ™kklhs…a (экклесия, «собрание»). Она – собрание, единство верующих людей. Такое определение Церкви, однако, также не может считаться исчерпывающим. Например, протестанты – верующие люди, но мы их собрание не можем назвать Церковью в полном смысле этого слова. Церковь есть лишь там, где действует Христос, там, где действует благодать Святого Духа, там, где не нарушено апостольское преемство, там, где соблюдается чистота вероучения. То есть она – это не просто собрание «по интересам», не просто объединение верующих, но единство тех, среди которых подлинно пребывает Христос – их Глава. Это – собрание христиан вместе с невидимо пребывающим посреди них Христом, это – единение не только друг с другом, но и наше «общее дело» с Господом

В Таинствах Церкви осуществляется та великая цель, которую провозглашает нам преподобный Серафим Саровский. Он говорит, что истинная цель жизни христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего. И вот стяжание Духа Святого и является плодом нашего участия в Таинствах. Тем самым, по словам известного русского догматиста епископа Сильвестра (Малеванского), Таинства – «богоучережденные священнодействия, которые установлены с той исключительной целью, чтобы через свое посредство преподать верующим освящающую благодать Святого Духа»

Мы говорим: «Таинство совершает батюшка, священник», – это одновременно и верно, и неверно, потому что подлинным Совершителем Таинств является Сам Бог, Господь Иисус Христос. Священник, безусловно, соучаствует вместе с Господом в богослужении Таинств, но не является их главным совершителем. В Церкви есть такое богословское понятие, греческий термин – «синергия» (sunerg…a) – содействие, соработничество. Синергия между Богом и человеком проявляет себя в самых различных областях бытия Церкви, в том числе и в деле Спасения: Бог не спасает человека без участия человека, без усилия его свободной воли. Все в Церкви совершается Богом и человеком совместно. Священник наделен особым даром, даром благодати, даром священнодействия, которого у нас с вами – у мирян – нет; и в этом смысле священник отнюдь не механический «передатчик» Божественной благодати, но именно свободный соработник Бога. И все же Богу священник со-служит, со-работает, а Таинства совершает Сам Бог Своей благодатью. Как говорит святитель Иоанн Златоуст, «что священники совершают на земле, то Бог довершает на Небе…»

В чем же задача священнического служения? Апостол Павел в Первом послании к Коринфянам (4, 1) говорит об этом так: «...каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей таин Божиих». То есть задача священника – исполнять волю Христову, служа у Престола Божьего, совершать Таинства. В Деяниях Апостольских также приводятся и другие слова апостола Павла, посвященные смыслу священнического служения: «Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян. 20, 28). Как мы с вами видим, еще одна священническая пастырская задача – управлять стадом Церковным, охранять его, вести свое стадо пасомых ко Спасению.

Священники Православной Церкви отнюдь не действуют вместо Христа, не замещают Его собой. Они совершают свое служение не подменяя собой Христа, не от имени Христа, но действуют от лица всей Церкви – священного собрания молящихся. Господь сказал, что Он пребывает с нами до скончания века (Мф. 28, 20). Зачем же нам какие-то «заместители» Господа, когда Сам Христос невидимо присутствует за каждым богослужением и совершает его вместе с нами? И вместе с тем священники являют нам Его икону, Его образ, возводящий нас к тому Первообразу, Который и действует в Таинстве. Священники служат у Престола Божия ради того, чтобы через них и в них была явлена Господня благодать, они как бы «актуализируют» для нас с вами присутствие Божие в Церкви. Но Действователем, Лицом, совершающим Таинство, всегда является Сам Господь. Как свидетельствует святитель Иоанн Златоуст о Божественном действии, совершаемом в Таинстве Крещения, «не только священник касается головы [крещаемого], но и десница Христова. И это следует из самих слов крещающего, ибо он не говорит: «я крещаю такого-то», но «крещается такой-то», показывая, что он всего лишь слуга благодати, который предоставляет свою руку, будучи поставлен для этого Духом. А совершает все Отец, Сын и Святой Дух, нераздельная Троица»[23]. При этом (как уже говорилось прежде) священник, конечно же, не просто является «передаточным звеном» в воздействии на верующих Божественной благодати. Он – сослужитель Христов, осуществляющий вместе с Ним молитвенную синергию.

Священническое служение – это постоянное приобщение благодати, это постоянное соприсутствие со Христом в алтаре, это постоянное предстояние у престола Божьего. Правда, не всякому священнику Господь открывает: какой же благодати, какой высоты он сподобился; лишь немногим из них Господь ощутимо показывает, что же на самом деле происходит во время их служения. Например, когда рукополагали преподобного Симеона Нового Богослова, то во время хиротонии, когда архиерей читал молитву над его головой, преподобный Симеон увидел Духа Святаго, который сошел на него «как некий простой и безвидный свет» и осенил его голову. С тех пор преподобный Симеон видел нисхождение этого света всякий раз, когда служил Литургию. По мысли преподобного Силуана Афонского, «если бы люди видели, в какой славе служит священник, то упали бы от этого видения; и если бы сам священник видел себя, в какой небесной славе стоит он и совершает свое служение, то стал бы великим подвижником, чтобы ничем не оскорбить живущую в нем благодать Святого Духа»

Возвращаясь к теме о действительности и действенности Таинств, все же напомню еще раз: Таинство в его православном понимании воздействует на христианина отнюдь не автоматически, не механически, – подобно какой-то магической формуле, заклинанию, волхвованию. Даже если Таинство по отношению к недостойному его человеку и совершается, если оно для него действительно, это не обязательно означает, что спасительные плоды этого Таинства станут достоянием принимающего его. Иногда благодать – если мы не бываем готовы к встрече с ее Подателем – может попросту «выскользнуть» из наших рук, не затронув глубины нашего существа, не совершив в нас никакой преображающей и святой перемены. Вот как описывает такое «ускользание» благодати от недостойно приобщающихся к ней людей преподобный Симеон Новый Богослов: «Свет освещает тебя, сущего слепым, согревает тебя огонь, но не касается, жизнь осенила тебя, но не соединилась с тобою, живая вода прошла сквозь тебя, как через желоб твоей души, так как не нашла достойного себе приема…»[38] Конечно же, это не означает, что Таинство над человеком вообще не совершилось. Совершилось! Просто благодать может, коснувшись его, в нем так и не утвердиться, его покинуть. При этом человек оказывается в страшном состоянии мертвящей богооставленности, осуждения, лишенный животворящего начала подлинного бытия – благодати Творца.

Не менее ярко состояние «ускользания» благодати от недостойного ее человека в Таинстве Евхаристии описывает и священномученик Киприан Карфагенский: «некто… оскверненный, дерзнувший, по совершении священником Божественной службы, принять часть Таинства вместе с прочими, не мог ни вкусить Святыни Господней, ни коснуться к Ней: открывши руки, он увидел, что несет в них пепел (В древней Церкви миряне Причащались, принимая Святые Дары прямо в руки. – П. М.). Этим случаем указано, что Господь отступает, когда отрекаются Его, и что приемлемое нисколько не служит к спасению недостойных, так как спасительная благодать, по удалении святости, обращается в пепел»[39]. Мы видим, что Господь, некогда, по Своем Воскресении, входивший и исходивший затворенными дверями, и здесь – незримо для грешника – может изойти, отступить от него, лишив его Своей причастности, не оставив в его руках не только Своего Тела, но даже и следа хлеба, как уже преложившегося в Плоть Христову.

Впрочем, если человек приступает к Таинству в состоянии активного богопротивления, вражды против Бога, то тогда, по свидетельству святоотеческой традиции, благодать Таинства может вообще его не коснуться. Как говорит святитель Кирилл Иерусалимский о приступающих с ожесточенным сердцем к Таинству Крещения, «если же ты останешься в злом произволении своем… не надейся получить благодать. Вода тебя примет, но Дух не примет»[40]. Следует помнить: благодать в Таинствах никогда не действует механически, автоматически. Господь всегда свободен подать Свою освящающую силу приступающему к Таинству человеку или, напротив, лишить его возможности к этому освящению даже приблизиться.

Но бывает и так, что благодать Таинства может даже опалить, пожечь недостойного ее человека, действует в нем, нанося ему при этом физический вред. О таких случаях пишет святой апостол Павел, обращаясь к тем христианам, которые приобщались Таинству Евхаристии, будучи к этому духовно не готовы: «От того многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 30).


Подробнее здесь:

Введение в Литургическое Предание.
Таинства Православной Церкви.

http://odigitriya-hram.ru/bibliocat/view/id/1138432
Таинства Православной Церкви.
#5 | ЮРА »» | 16.12.2012 16:15
  
0
1. Нет никого и ничего, кроме МЕНЕ… Кроме Духа который в человеке.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites