Девочка со спичками

Ганс Христиан Андерсен

Девочка со спичками



Морозило, шел снег, на улице становилось все темнее и темнее. Это было как раз под Новый год. В этот-то холод и тьму по улицам пробиралась девочка с непокрытою головой и босая. Она вышла из дома в туфлях, но куда они годились! Огромные-преогромные! Последнею их носила мать девочки, и они слетели у малютки с ног, когда она перебегала через улицу, испугавшись двух мчавшихся карет. Одной туфли она так и не нашла, другую же подхватил какой-то мальчишка и убежал с ней, говоря, что из нее выйдет отличная колыбель для его детей, когда они у него будут. И вот девочка побрела дальше босая; ножонки ее совсем покраснели и посинели от холода. В стареньком передничке у нее лежало несколько пачек серных спичек; одну пачку она держала в руке. За целый день никто не купил у нее ни спички — она не выручила ни гроша. Голодная, иззябшая, шла она все дальше, дальше... Жалко было и взглянуть на бедняжку! Снежные хлопья падали на ее прекрасные, вьющиеся белокурые волосы, но она и не думала об этой красоте. Во всех окнах светились огоньки, по улицам пахло жареными гусями: был канун Нового года — вот об этом она думала.

Наконец она уселась за выступом одного дома, съежилась и поджала ножки, чтобы хоть немножко согреться. Но нет, стало еще холоднее, а домой она вернуться не смела, ведь она не продала ни одной спички, не выручила ни гроша — отец прибьет ее! Да и не теплее у них дома! Только крыша над головой, а ветер так и гуляет по жилью, несмотря на то что щели и дыры тщательно заткнуты соломой и тряпками.

Ручонки ее окоченели. Ах! Одна спичка могла бы согреть ее! Если бы только она смела взять из пачки хоть одну, чиркнуть ею о стену и погреть пальчики! Она вытащила одну. Чирк! Как она зашипела и загорелась! Пламя было теплое, ясное, и, когда девочка прикрыла его от ветра горсточкой, ей показалось, что перед нею горит свечка. Странная это была свечка: девочке чудилось, будто она сидит перед большою железною печкой с блестящими медными ножками и дверцами. Как славно пылал в ней огонь, как тепло стало малютке! Она вытянула было и ножки, но... огонь погас. Печка исчезла, в руках девочки остался лишь обгорелый конец спички. Бог она чиркнула другою; спичка загорелась, пламя ее упало на стену, и стена стала вдруг прозрачною. Девочка увидела всю комнату, накрытый белоснежною скатертью и уставленный дорогим фарфором стол, а на нем жареного гуся, начиненного черносливом и яблоками. Что за запах шел от него! Лучше же всего было то, что гусь вдруг спрыгнул со стола и, как был с вилкою и ножом в спине, так и побежал вперевалку прямо к девочке. Тут спичка погасла, и перед девочкой опять стояла одна толстая холодная стена. Она зажгла еще спичку и очутилась под великолепною елкой, куда больше и наряднее, чем та, которую девочка видела в сочельник, заглянув в окошко дома одного богатого купца. Елка горела тысячами огоньков, а из зелени ветвей выглядывали пестрые картинки, какие девочка видела раньше в окнах магазинов. Малютка протянула к елке обе ручонки, но спичка потухла, огоньки стали подниматься все выше и выше и превратились в ясные звездочки; одна из них вдруг покатилась по небу, оставляя за собою длинный огненный след.

— Вот кто-то умирает! — сказала малютка. Покойная бабушка, единственная любившая ее, говорила ей: “Падает звездочка — чья-нибудь душа идет к Богу”. Девочка чиркнула об стену новою спичкой; яркий свет озарил пространство, и перед малюткой стояла вся окруженная сиянием, такая ясная, блестящая и в то же время такая кроткая и ласковая, ее бабушка.

— Бабушка! — вскричала малютка. — Возьми меня с собой! Я знаю, что ты уйдешь, как только погаснет спичка, уйдешь, как теплая печка, чудесный жареный гусь и большая, славная елка!

И она поспешно чиркнула всем остатком спичек, которые были у нее в руках, — так ей хотелось удержать бабушку. И спички вспыхнули таким ярким пламенем, что стало светлее, чем днем. Никогда еще бабушка не была такою красивою, такою величественною! Она взяла девочку па руки, и они полетели вместе в сиянии и в блеске высоко-высоко, туда, где нет ни холода, ни голода, ни страха: к Богу! В холодный утренний час в углу за домом по-прежнему сидела девочка с розовыми щечками и улыбкой на устах, но мертвая. Она замерзла в последний вечер старого года; новогоднее солнце осветило маленький труп. Девочка сидела со спичками; одна пачка почти совсем обгорела.

— Она хотела погреться, бедняжка! — говорили люди.

Но никто и не знал, что она видела, в каком блеске вознеслась вместе с бабушкой к новогодним радостям на небо!

Комментарии (6)

Всего: 6 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак »» | 10.01.2011 12:52
  
2
]
#2 | Ирина Петрова »» | 23.02.2011 11:08
  
2
Ирина Николаева

Его зовут Кешка

А жизнь идёт

Андрейка сидел у печки и смотрел на огонь. Ему было тепло и уютно в этом старом деревянном доме, где он вот уже восемь лет жил с мамой и папой. И с Кешкой.

Дым вился над высокой печной трубой на крыше. Весело потрескивали берёзовые поленья, изредка постреливая россыпью ярких искр. С тихим шумом выпускал пар из изогнутого носика пузатый закопченный чайник, стоящий тут же, на печи.

Тихо было в доме…

Только старые ходики на стене отстукивали свою незатейливую песенку: тик-так, тик-так, всё так - всё так… И потому мальчику было тепло и уютно…

Мама ушла в магазин. Папа отправился в лес, за ёлкой к Рождеству. И Кешка ушёл вместе с ним.

Кешка не был собакой. Он был котом. Серым, с большим белым пятном на груди. Но почему-то, с самого своего рождения, Кешка решил для себя, что он не кот, а собака. И с тех пор не изменял этого своего решения. И даже „кис-кис“ для него было просто — „кис-кис“, а не „иди сюда, дружок“.

Он всегда сопровождал своих хозяев во всех их походах.

С Андрейкой ходил на ледяную горку. Там он забирался на высокую жердину и зорко наблюдал за тем, чтобы все соблюдали очередь и не обижали его маленького хозяина. А если такое случалось, он мигом оказывался рядом и, распушив хвост и выгнув спинку, яростно шипел на обидчика. Всё же он был котом, а не собакой, и лаять не умел.

А по утрам, после завтрака, Кешка и Андрей отправлялись в школу. Забавно было видеть зимой те следы, что оставляла эта парочка друзей на снегу. Тонкая пятипалая ажурная цепочка от кошачьих лапок и маленькие „лодочки“ — от Андрейкиных валенок.

На пороге деревенской школы мальчик нагибался, гладил кота по пушистой серой шёрстке, и что-то шептал ему на ухо. А потом уходил за скрипучую школьную дверь.

Детям, которые тоже приходили учиться в эту школу, было невдомёк, что же такое шептал Андрейка своему необыкновенному коту? Строились всевозможные догадки и предположения. От самых простых и до самых сказочных. А на самом деле мальчик говорил Кешке: „У меня сегодня пять уроков!“ Или шесть. Или четыре. Каждый день по-разному. И не было случая, чтобы после звонка, извещавшего окончание ещё одного учебного дня, Андрей не находил своего кота, сидящего на школьном заборе.

Они весело, вприпрыжку, шли домой. Андрейка рассказывал Кешке о том, что сегодня он сделал на уроке труда красивую бумажную снежинку — из промокашки. И о том, какие сложные примеры решали они на арифметике. Кешка бежал рядом, внимательно слушал, изредка взглядывая на своего маленького хозяина и мяукая. А если Андрейка, увлёкшись, забывал зайти в сельпо и купить хлеб, Кешка подкрадывался сзади и запрыгивал к нему на спину, прямо на ранец с книжками. Андрей тут же понимал, в чём дело, и возвращался к магазину.

Хлеб там всегда был горячий — и душистый.

Когда мальчик дома выкладывал буханку на стол, мама притворно вздыхала и говорила, стараясь скрыть улыбку: „Ну вот! Опять порченый хлеб ребёнку подсунули! Смотри, его мышки с одного боку погрызли!“

А два „мыша“, Андрей и Кешка, хитро переглядываясь, сидели на лавке в кухне и ждали, когда мама наполнит их тарелки чем-нибудь вкусным.

Андрейка кушал за большим деревянным столом, который смастерил его отец. А Кешкина миска стояла в углу, за холодильником. Всё же он был котом. Нет, собакой. Хотя — какая разница? Он любил покушать…

Вечерами, после того, как были сделаны все уроки и почищены зубы, приятели укладывались спать.

У Андрея была небольшая лежанка за печкой, в самом тёплом месте. Сладко позёвывая, мальчик устраивался в пушистой перине, взбивал и несколько раз поудобнее пристраивал подушку. И, наконец, затихал, накрывшись большим, ярким лоскутным одеялом, которое сшила его мама.

А Кешка, как и положено воспитанной… собаке, сворачивался калачиком на домотканом коврике возле хозяйской кровати. Вот только мурлыкал он при этом совсем не по-собачьи. И уж совсем-совсем по-кошачьи он запрыгивал, мягко и неслышно, на кровать Андрейки, когда тот тихо, чтобы не услышала мама, звал: Кешка, иди сюда!

Так они и спали каждую ночь вместе. И сны им снились — одинаковые…

У Кешки было две тайны. Про одну вы уже знаете — он считал себя собакой. А вот другая…

Вторая тайна была у него совсем секретная: Кешка дружил со Звездой!

Каждый вечер, пока его маленький хозяин делал уроки, Кешка выходил в темноту двора, забирался по только ему известной дорожке на крышу и садился там, прислонившись одним боком к печной трубе. Он сидел и ждал появления своей Звезды. Ведь не всегда небо бывало чистым и свободным от туч. Печная труба хорошо закрывала его от ветра. И даже немножко спасала от дождя или снега. Кешка был терпелив. И Звезда тоже. Оба ждали того момента, когда тучи разойдутся, хоть на несколько мгновений. И этих секунд им хватало, чтобы рассказать друг другу о многом!

Как они это делали? Да очень просто! Свет Звезды проникал в самую глубину огромных чёрных зрачков Кешки. А зелёный блеск кошачьих глаз уносился ввысь — прямо к Звезде. Ведь всем давно известно, что разговор глазами — самый понятный. Если смотреть в глаза напротив — с любовью…
***

Вот такие тайны были у кота по имени Кешка.

А сейчас, в этот поздний вечер кануна Рождества, Андрейка сидит один возле горячей печи и сквозь раскрытую дверцу смотрит на яркое пламя. Он сидит и ждёт.

Маму, папу и — Кешку.

Мамины шаги уже отзвучали по льдинкам снежной дорожки перед домом. Вот и она сама: высокая, румяная с мороза. Ресницы, волосы и мех её шубки в иголочках инея. В руках — сумка с покупками.

— А что, папы ещё нет? — спросила мама.

— Нет, они ещё не вернулись, — ответил мальчик.

— Как, и Кешка с ним ушёл?!

— Мама, ты же знаешь, что Кешка папу одного в лес не отпустил бы! Да ещё так поздно!

— Ох-хо-хо! — вздыхает мама, присаживаясь на стул, — Говорила я ему: зачем идти, на ночь глядя? Ёлку из леса можно и завтра принести. А он: Нет! Завтра канун Рождества, Сочельник. Не до ёлки будет! Вот уже и темень на дворе, а их всё нет и нет…

— Мама, не бойся! Ведь они в лесу вдвоём!

— А отец хоть ружьё-то взял?

— Нет.

— Вот то-то и оно, что нет…
***
Заколдованный декабрь

А в это время в лесу, на краю большой заснеженной поляны, отец Андрейки увязывал только что срубленную ёлочку. Какую красавицу нашли они с Кешкой!

Кешка её первый и заметил. Вот только плохо, что так быстро стемнело. Ну да ничего, не впервой им с котом в лесу оказаться, на ночь глядя. Чего уж тут бояться? И ружьё вот…Стоп! А где ружьё-то?! Забыл! Эх, растяпа! Мало того, что припозднился с выходом, так ещё и эта напасть!..

— Ну-ка, Кешка, поторопимся!

Кот и его хозяин торопливо зашагали через покрытую глубокими сугробами поляну в сторону невидимой, далёкой ещё деревни.

Но не успели они пройти и нескольких метров, как за ближайшим распадком, из темноты, донёсся волчий вой.

— Кешка, быстро, на дерево!

Кот стрелой, в два прыжка, вскарабкался на старую раскидистую осину. Но не первую попавшуюся, а на ту, куда и хозяину без труда влезть можно. И вот уже оба сидят на толстой ветке, тесно прижавшись к холодному, серебрящемуся в свете луны, стволу дерева. Внизу, под ними, мелькнула одна тень. Потом другая.

Третья… Три волка! Три голодных, тощих волка уселись в снегу под деревом и смотрят вверх, на человека и кота. Добыча… Еда…

— Не бойся, Кешка! Им нас тут не достать! Пересидим до утра. А с солнцем волки уйдут. И мы с тобой уйдём — домой. Только бы не заснуть! Вот незадача! Верёвку-то я внизу, возле ёлки оставил! И к дереву теперь привязаться нечем! Кешка, слышишь? Прижмись ко мне — теплее будет!

А Кешка уже и так прижался к хозяйской спине. Нет, не от страха. Просто, чтобы хозяин почувствовал: он не один в этой ночи! Рядом с ним он — Кешка!
***

…Ох ты!.. Кешка вздрогнул — и проснулся. Где это он? И сразу кольнуло: опасность! Где хозяин?? Где?! Волчье рычание и шум борьбы сразу ответил на все вопросы. Хозяин там, внизу! Упал!! Заснул и упал! И волки напали на него! Вперёд, пёс Кешка! И с громким шипением кот ринулся в атаку на волков.

Человек и кот — против трёх голодных волков. Они сражались отчаянно. Кот бросился на морду ближайшего противника, пытаясь когтями дотянуться до волчьих глаз. Дважды ему это удалось. И одним врагом стало меньше. Человек схватился с другим волком. Они катались в сугробах, каждый стремясь выиграть эту страшную схватку. Третий волк…С ним израненному коту было не справиться. Но Кешка бросился в новую битву! Не думая о том, чем она могла закончиться для него!

Ведь он — собака! И его хозяин — в опасности!

Казалось, что всё кругом застыло в жуткой картине: поляна, освещённая тусклым светом луны, тёмные тела волков, человека и…

…Кто это?? Кешка?!!

Огромная серая собака, волкодав, с большим белым пятном на груди, стояла над поверженным волком!

Это — Кешка?!

Хозяин не верил собственным глазам. Его верный товарищ, кот, силой своей преданности и любви, превратился в могучую собаку!

Ударом сильной лапы отшвырнув от себя побеждённого врага, серый пёс кинулся на помощь хозяину. Вдвоём они быстро смогли одолеть этого матёрого старого волка!

Но какой ценой досталась им эта победа…

При падении с дерева человек сломал себе руку. А на теле Кешки зияли две огромные раны!

Стремясь согреть и поддержать друг друга, хозяин и его собака сидели, прижавшись, в снежной стуже зимней ночи. Но силы покидали их. И, теряя тепло, они засыпали… Двое в ночи, посреди холодного, тёмного зимнего леса.

Но что это?? Снег вокруг заискрился в нежном голубом сиянии! Откуда этот волшебный свет? Хозяин и его собака одновременно посмотрели вверх.

Прямо над ними сияла Звезда! Кешкина Звезда, с которой он разговаривал по ночам, сидя возле печной трубы на крыше родного дома!

Тёплые голубые лучи, казалось, гладили человека и собаку. И боль в руке человека утихала, а кости срастались. И раны на теле собаки затягивались быстро-быстро!

Хозяин и Кешка (нет, уже не Кешка, а Кеш!) смотрели на это ЧУДО — сияющую над ними Звезду. И благодарили её — молча. И слёзы катились из их глаз…

А Звезда сияла в своём спокойном величии, посылая вниз тепло и исцеление.
***

…Человек и его собака заснули. Но это был уже здоровый, крепкий, бодрящий сон. А Звезда охраняла спящих до тех пор, пока на востоке не появилась розовая полоска — предвестница солнца. Только тогда она поднялась ввысь и исчезла в проступающей голубизне неба…

…Человек открыл глаза — и вздрогнул: рядом с ним лежала огромная серая собака! Но в следующую минуту он вспомнил всё и протянул руку: Кеш! Мой Кеш!

Пёс вскочил и лизнул протянутую ему ладонь. А потом посмотрел на лежащую в снегу ёлку и сделал несколько шагов.

— Да, пойдём! Нам пора! Дома волнуются!

И с первыми лучами солнца хозяин и его собака уже подходили к родному дому…
***

— Папа!! Вы вернулись! Где вы были всю ночь? А откуда эта собака? А где — Кешка?

Отец положил руку на плечо сына.

— Это и есть Кешка. Только теперь его зовут Кеш. Он спас меня там, в лесу.

Мальчик долго смотрит на серую огромную собаку с таким хорошо знакомым белым пятном на груди.

— Кеш… А как же я — без Кешки?..

И, сгорбившись, уходит в глубину дома. А серая собака смотрит ему вслед…
***

День прошёл в праздничных хлопотах. Весёлая мама пекла пироги, наряжала ёлку.

Отец помогал ей.

Лишь Андрейка не принимал в этом никакого участия. Он стоял у окна и смотрел на серую собаку, сидящую возле крыльца. А губы его шептали: Кешка… Кешка… Вернись!..
***
За пламенем свечи

Потом мама позвала Андрейку за праздничный стол. Ярко сияли разноцветные лампочки на зелёной красавице ёлке. Стеклянные игрушки отражали их лучики, и вся комната была наполнена весёлым светом и запахами хвои и яблочных пирогов. На подоконнике горела Рождественская свеча, зажженная отцом. А мама встала перед иконами, и в тишине зазвучало:

Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума…

…Под звуки маминого голоса Андрейка уснул. Отец перенёс его в кроватку и накрыл тёплым одеялом, поцеловав в русую макушку.

И долго потом сидели они, его родители, за празднично накрытым столом. И мужчина рассказывал женщине о Чуде, произошедшем в лесу…

…А за окном, в густой синеве хрустально-прозрачного морозного неба, сияла Рождественская Звезда…
***
Котенок

Ранним утром, с первыми лучами солнца, в комнату вошёл Кеш. В зубах он держал небольшой синий узелок. Пёс подошёл к кровати мальчика и положил свою ношу на колени проснувшегося и сидящего на одеяле Андрейки.

— Это ты мне принёс? Подарок? — почему-то шёпотом спросил мальчик.

Кеш отошёл чуть в сторону.

В узелке что-то зашевелилось.

Тёплое!

Андрейка в волнении развязал узелок.
И увидел…

Маленький пушистый серый котёнок!

С белым пятнышком на груди.

А рядом, в синей складке узелка, лежал тетрадный лист, в клеточку, на котором корявым собачьим почерком было написано:
«ЕГО ЗОВУТ КЕШКА»
Русский мотив
#3 | Ольга Баталова »» | 17.12.2012 11:10
  
2
Андрей, на телеканале СОЮЗ я веду программу "Уроки православия", готовлю к Рождеству Христову уроки на тему: "Рождественские истории" с протоиереем Артемием Владимировым. И фрагменты клипа "Девочка со спичками", который Вы разместили здесь - "лыко в строку". Как бы скачать его в хорошем разрешении и узнать исполнителя? Помогите, пожалуйста!
Мой адрес: batalova@tv-soyuz.ru
С уважением, О.В. Баталова
  
#4 | Андрей Рыбак »» | 17.12.2012 11:16 | ответ на: #3 ( Ольга Баталова ) »»
  
1
Спаси Бог, Ольга за передачу. Я взял это видео из Ютуба и не знаю авторства к сожалению.

Вот все что там есть
#5 | логинова нина »» | 18.10.2013 16:39 | ответ на: #3 ( Ольга Баталова ) »»
  
1
Уважаемая О.Баталова, здравствуйте! Мне 75 лет, я профессор, все еще работаю. Посмотрела вчера Вашу передачу "Уроки православия" с Масленниковым. Одни лозунги: надо то-то, а как это делать - ни слова. Видимо, автор хочет, чтобы покупали его диски. Но нам-то простым смертным хотелось бы, чтобы это были действительно уроки, чтобы говорили, что и как делать в борьбе со страстями конкретными. Вчера даже цитаты из Свт.Игнатия Брянчанинова не совпадали со словами Масленникова. Может хватить рекламы на канале "Союз" и пора учить православию. В письме к Отцу Димитрию Байбакову я просила давать отравки из дисков Масленникова хотя бы по 15 мин., а то в рекламе дисков люди хвалят, как хорошо и правильно они стали жить. Снизойдите, пожалуйста, к нам смертным, не имеющим возможности приобрести диски Масленникова. Мы устали от рекламы и от продажности этого мира. Только и отдыхаешь душой на канале "Союз".
#6 | Николай »» | 23.10.2015 19:42 | ответ на: #3 ( Ольга Баталова ) »»
  
1
Здравствуйте. Моя знакомая, после просмотра ролика "Страшный суд", задала мне интересный вопрос: С каким мужем (второй раз - будучи вдовой) я предстану на Суд? Её вопрос, я адресую Вам, поскольку сам затрудняюсь дать правильный ответ. Спасибо.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites