Догмат о Пресвятой Троице — основание христианской религии.


В Символе веры рядом со словом "Бог" стоит собственное имя "Отец". Пространный Катихизис объясняет, что это нужно понимать как относящееся к тайне Святой Троицы, «потому что Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная".
Именно вера в Бога-Троицу отличает христианство от других монотеистических религий (иудаизма и ислама). Учение о Пресвятой Троице дано в Божественном Откровении. Этот догмат непостижим на уровне рассудка, поэтому ни одна естественная философия не смогла возвыситься до учения о Триедином Боге. Догмат о Пресвятой Троице является основанием всего христианского веро- и нравоучения, в частности, учения о Боге – Творце и Промыслителе мира.
Учение о Триединстве Божества сводится к следующим основным положениям:
Бог троичен, троичность состоит в том, что в Боге — Три Лица (Ипостаси): Отец, Сын и Святой Дух.
Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.
Три Божественных Лица отличаются личными (ипостасными) свойствами: Отец не рожден, Сын рожден (рождается) от Отца, Св.Дух исходит от Отца..

Учение о Пресвятой Троице в Священном Писании.
Учение Ветхого Завета

Учение о Троице в Ветхом Завете не было выражено с достаточной ясностью. Свт. Григорий Богослов писал об этом так: "Небезопасно было прежде, нежели исповедано божество Отца, ясно проповедыватъ Сына, и прежде, нежели признан Сын, обременять нас проповедью о Духе Святом... надлежало же, чтоб Троичный свет озарял просветляемых постепенными прибавлениями...".
Сообщение древним евреям учения о Пресвятой Троице во всей полноте не было бы полезно, т.к. оно было бы воспринято как возвращение к многобожию. Тем более удивительно обнаружить в тексте Ветхого Завета достаточное число указаний на множественность или троичность Лиц в Боге.
Указание на множественность Лиц содержится уже в первом стихе Библии: "В начале сотворил Бог небо и землю" (Быт. 1,1). Сказуемое "бара" (сотворил) стоит здесь в единственном числе, а подлежащее "элогим" — во множественном и буквально означает "боги". Свт. Филарет Московский замечает: "В сем месте еврейского текста слово "элогим", собственно Боги, выражает некоторую множественность, между тем, как речение "сотворил" показывает единство Творца. Догадка об указании сим образом выражения на таинство Святой Троицы заслуживает уважения".
Аналогичные указания на множественность Лиц содержатся и в других местах Ветхого Завета:
"И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему" (Быт. 1, 26);
"И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло" (Быт. 3, 22);
"И сказал Господь: ... сойдем же и смешаем там язык их" (Быт. 11, 6-7).
Свт. Василий Великий так комментирует эти слова Священного Писания: "Подлинно странное пустословие — утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно".
Когда патриарху Аврааму явился Бог в виде трех странников, Авраам, выйдя им навстречу, поклонился и обратился к ним со словом "Господь" (Быт. 18, 1-3), то есть в единственном числе. Большинство свв. отцов считают, что это первое откровение человеку о Триединстве Божества. Блаж. Августин пишет: "Авраам встречает трех, поклоняется единому. Узрев трех, он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как бы единому, исповедал Единого Бога в Трех Лицах".
Пророк Исайя в Иерусалимском храме видел, как Серафимы, окружая престол Бога, взывали: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф". При этом пророк услышал глас Божий: "кого Мне послать, и кто пойдет для Нас?" (Ис. 6: 3,8). Таким образом, Бог говорит о Себе одновременно и в единственном и во множественном числе.

Учение Нового Завета

1) Указанием на троичность Лиц в Боге могут служить события Крещения и Преображения Господня. Они в равной степени являются Откровением человечеству о Троичности Божества. В. Н. Лосский пишет: "Поэтому и празднуется так торжественно Богоявление и Преображение. Мы празднуем Откровение Пресвятой Троицы, ибо слышен был голос Отца и присутствовал Святый Дух. В первом случае под видом голубя, во втором — как сияющее облако, осенившее апостолов".
2) На единство трех Божественных Лиц указывает заповедь о крещении, данная Господом ученикам после Его Воскресения: ''Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Мф. 28, 19). "Сказал Господь: во имя, а не во имена, потому что один Бог; не многие имена: потому что не два Бога, не три Бога" – пояснял свт. Амвросий Медиоланский.
3) "Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и сии три суть едино" (1 Ин. 5, 7). Подлинность этого фрагмента нередко оспаривается, поскольку в древнейших греческих рукописях Евангелия этот стих отсутствует. Однако, ссылки на него присутствуют в творениях некоторых древних отцов Церкви, например, свт. Киприана Карфагенского.
Кроме того, во многих местах Нового Завета говорится о единстве и равном достоинстве Отца и Сына (Мф. 11, 27; Ин. 5, 17, 21, 26; Ин. 10, 15, 30, 38; Ин. 17, 10), а также о единстве и равном достоинстве Святого Духа с Отцом и Сыном (Мф. 28, 19; 1 Кор. 2, 10; 2 Кор. 13, 13 ).

Краткая предыстория догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в Лицах, Церковь верила всегда. Однако св. отцам необходимо было выразить эту веру в максимально точных формулировках, чтобы исключить ложные толкования богооткровенного учения Св.Писания. Поиск таких формулировок был длительным и сложным процессом, и продолжался несколько столетий до конца IV в., в условиях борьбы с различными еретическими заблуждениями.
Само учение о Пресвятой Троице стало возможным только благодаря Откровению Бога во Христе, поэтому оно всегда тесно связано с учением о Христе, о Воплощении Сына Божия, второго Лица Троицы. В Евангелии от Иоанна содержится учение о Христе как о воплощенном Сыне, Божественном Слове («Слово» по греч. - Логос). По апостольскому учению, Логос – истинный и совершенный Бог, но в то же время Бог один и един. Однако, у многих новообращенных в христианство иудеев и язычников возникало сомнение: не заключает ли учение о Сыне Божием как истинном Боге скрытого двубожия? Ориген в III в. писал: "Много любящих Бога и Ему искренне предавшихся смущает, что учение об Иисусе Христе, как Слове Божьем, как бы принуждает их верить в двух богов". Таким образом, учение о Пресвятой Троице изначально являлось камнем преткновения как для иудейского монотеизма, так и для эллинского многобожия.
Поэтому все попытки осмыслить тайну троического бытия без опоры на Откровение, а с помощью человеческого рассудка приводили к заблуждениям двух видов: либо «растворению» Лиц Троицы в единой Божественной природе, либо сведению Троицы к «союзу» трех неравных по достоинству существ.

Монархианство
Монархианство - еретическое учение, представлявшее собой попытку устранить из христианского учения о Боге всякое подозрение в двубожии. Монархианство было распространено в III в. и существовало в двух видах:
а) динамизм (от греч. динамис — сила).
б) модализм (от лат. модус — вид, способ).
Динамизм.
Бог, по мнению динамистов, - личность с совершенным самосознанием, тогда как Логос и Святой Дух не имеют личного существования, но являются лишь Его силами (по-гречески динамис – сила, отсюда название ереси) или свойствами, подобными уму и воле в человеке. Логос как безличная божественная сила снизошел на человека Иисуса, так же, и на ветхозаветных пророков. Следовательно, Христос для динамистов - простой человек, отличавшийся от других только степенью святости.
Модализм
Если динамисты не признавали Христа Богом, то модалисты, напротив, ставили целью обосновать Его божественное достоинство. Они рассуждали следующим образом: Христос, несомненно, Бог, а чтобы не было двубожия, следует отождествить Его с Отцом.
По учению наиболее известного представителя этой ереси римского пресвитера Савеллия (по его имени модализм называют также савеллианством), Бог есть безличное единое существо, которое последовательно проявляет Себя в трех формах или лицах (обличьях): Отец создал мир и даровал Синайское законодательство, Сын воплотился и жил с человеками на земле, а Святой Дух со дня Пятидесятницы вдохновляет Церковь и управляет ею. Однако под всеми этими внешними личинами скрывается один и тот же Бог. В конце времен, по Савеллию, Божество вернется в изначальное безличное состояние, а созданный им мир прекратит свое существование.

Арианство
Основоположником этой ереси, которая в начале IV в. широко распространилась на востоке Римской Империи, являлся Арий, александрийский пресвитер. По мнению Ария, если Сын имеет ту же божественную сущность, что и Отец, тогда между Отцом и Сыном невозможно установить никакой разницы, и мы впадаем в савеллианство. Кроме того, происхождение Сына из сущности Отца, как считал Арий, должно предполагать разделение Бога, что само по себе нелепо. Единственным выходом из этой ситуации Арий считал утверждение о том, что Сын не является Богом и сотворен Отцом из ничего.
Доктрина Ария может быть сведена к следующим основным положениям:
а) Сын сотворен Отцом из ничего. Следовательно, Сын есть тварь и имеет начало Своего бытия: «было время, когда Сына не было»;
б) природы Отца и Сына принципиально различны;
в) Сын занимает подчиненное по отношению к Отцу положение, являясь орудием Отца для сотворения мира;
г) Святой Дух есть высшее творение Сына и по отношению к Отцу является как бы "внуком".

Учение Православной Церкви о единосущии Лиц
Пресвятой Троицы

В 325 году император Константин Великий созвал в г. Никея I Вселенский Собор, на котором Арий и его единомышленники были осуждены. Против лжеучения Ария в Никейский символ веры были включены слова, где говорится о Христе как рожденном «прежде всех век» (т.е. вне времени), подчеркивается нетварность Сына («рожденна, не сотворенна»).
Отношения Божественных Лиц отцы Собора выразили посредством термина "единосущный» (греч. омоусиос), который был введен в Символ веры. Однако, после Собора по поводу толкования этого термина разгорелся напряженный богословский спор, сотрясавший Церковь более 50 лет. Задача точного истолкования учения о единосущии была решена тремя святителями, которых называют великими Каппадокийцами - Василием Великим, Григорием Богословом и Григорием Нисским. Им удалось упорядочить троичную терминологию.
В первую очередь, они четко разграничили понятия "сущность" и "ипостась", определив различие между ними как между общим и частным. Согласно их учению, сущность (природа) Божества и ее свойства в равной степени принадлежат всем трем Ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления этой единой природы в Лицах (Ипостасях), образ существования природы. Каждое из Лиц обладает всей полнотой Божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней.
Слово "ипостась" означает конкретное, индивидуальное, самобытное существование. Например, имеется отвлеченная сущность "человек", человеческая природа; а единичные люди - Петр, Павел, Тимофей есть ипостаси, т.е. конкретные ее выражения. Так, с помощью этого логического разграничения, Каппадокийцы сумели выразить, что Отец, Сын и Святой Дух не просто модусы, производные от Божественной природы, не безличные силы, а три ''разумных, совершенных, самостоятельных" существа, "разделенных по числу, а не по Божеству" (свт. Григорий Богослов). Именно благодаря этим терминологическим нововведениям удалось раскрыть смысл понятия "единосущный".
Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самобытных Божественных Лица, обладающих всеми Божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество, нераздельно обладают всеми Божественными совершенствами, имеют единую волю, силу, власть и славу. Каждое из Лиц Троицы обладает Божественным естеством в совершенстве и всецело.
О тварных существах, принадлежащих к одному роду (например, о людях) также говорят как о единосущных. Однако единосущие человеческих индивидов и единосущие в Троице — принципиально различные реальности. Люди - не только различные, но и отдельные, обособленные один от другого индивиды. Каждое человеческое "я" живет своей собственной жизнью, отличной от жизни других людей. Таким образом, в этом случае единосущие выражается только в наличии в каждом из нас основных (существенных) свойств человеческого естества - телесности, разумности, свободы воли и т.п. Но в Боге единосущие - это не просто совпадение качеств природы, но полное и совершенное единство жизни.
Приблизиться к пониманию тайны Божественного триединства нам помогает учение Откровения о том, что "Бог есть любовь" (1 Ин. 4, 8). Единосущие Лиц Пресвятой Троицы есть единство в любви, где каждое из Лиц без остатка отдает свою жизнь другим Лицам, являясь при этом совершенно открытым для их ответного действия. "Даже человеческая несовершенная любовь соединяет людей между собой как бы в одно существо (например, супругов, семью, друзей). Относительно людей – это больше слова, чем действительность. Но любовь Божественная безмерна и потому Лица Пресвятой Троицы, по всемогуществу Их взаимной любви, суть, действительно, один Бог, имеющий одну сущность и живущий одной жизнью" – писал еп. Александр (Семенов Тян-Шанский).
Хотя в Священном Писании слово "единосущный" не встречается, сама мысль о единосущии Божественных Лиц выражена там достаточно ясно:
"Я и Отец - одно" (Ин. 10, 30).
"Я в Отце и Отец во Мне" (Ин. 14, 10).
"Видевший Меня видел Отца" (Ин. 14, 9).
Апостол Павел представляет Святого Духа в том же положении к Богу, в каком дух человеческий находится по отношению к человеку (1 Кор. 2, 11).





Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Божественные Ипостаси обладают единой сущностью, однако Божественное Откровение не оставляет сомнения в том, что Отец, Сын и Святой Дух, будучи совершенно тождественны по природе, суть реально различные личностные существа.
Естественно, возникает вопрос: каким образом выразить различие между Ними? Божественные свойства, как апофатические, так и катафатические, относятся к общей, свойственной всем трем Лицам природе и потому не могут выразить их различия. Различить Лица Св.Троицы возможно только через их взаимные отношения, что подтверждается и Священным Писанием.

Согласно Св. Писанию, отношение между Отцом и Сыном есть отношение предвечного рождения Сына от Отца.
"Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Ин. 1, 18).
"Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного" (Ин. 3, 16).
Ап. Павел говорит, что Сын есть "образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари" (Кол. 1, 16).

Отношение между Отцом и Святым Духом есть отношение предвечного исхождения Св.Духа от Отца.
Господь Иисус Христос говорит о третьей Ипостаси Пресвятой Троицы как о "Духе истины, который от Отца исходит" (Ин. 15, 26).

В соответствии с этими отношениями с конца IV века установилась общепринятая терминология, согласно которой ипостасные свойства Лиц выражаются следующими терминами: у Отца — нерожденность, у Сына — рожденность от Отца, у Святого Духа — исхождение от Отца.
Личные (ипостасные) свойства принадлежат только одному из Божественных Лиц и никогда не переходят к другому. Именно благодаря этим свойствам Лица (Ипостаси) различаются друг от друга. "Одними только ипостасными свойствами и различаются между собою три святые ипостаси, нераздельно различаемые не по сущности, а по отличительному свойству каждой ипостаси" (св. Иоанн Дамаскин).
Следует отметить, что хотя, согласно Откровению, Святой Дух личностно отличен от Сына и есть "другой Утешитель" (Ин. 14, 16), между Сыном и Святым Духом нет прямого отношения ипостасной соподчиненности. Различие между Ними устанавливается через отношение второй и третьей Ипостаси к Отцу. Принятое в римо-католичестве мнение о том, что Св.Дух исходит не только от Отца, но и от Сына, Православной Церковью отвергается.
Св. отцы Православной Церкви подчеркивают невозможность познания и изъяснения на человеческом языке того, каким именно образом в Боге происходит рождение Сына и исхождение Св.Духа. Св. Иоанн Дамаскин говорит, что "образ рождения и образ исхождения пребывает для нас непостижимым". Когда Церковь исповедует, что ипостасным свойством Отца является нерожденность, она тем самым хочет сказать лишь то, что Отец не есть Сын и не есть Святой Дух, и не более того. Рождение и исхождение невозможно мыслить ни как однократный акт, ни как протяженный во времени процесс, поскольку Бог существует вне времени.
Нельзя также мыслить отношения Божественных Лиц по аналогии с привычными нам причинно-следственными отношениями. Если мы и говорим об Отце как об ипостасной «причине» бытия Сына и Святого Духа, то это свидетельствует лишь о бедности и недостаточности нашего языка. Сами термины "рождение" и "исхождение", которые нам открывает Священное Писание - это только несовершенные образы неизреченного общения Божественных Лиц.
Троичность Бога есть первичная данность, которая ниоткуда не выводится. Троичность Божественных Лиц невозможно обосновать каким-то принципом или объяснить с помощью какой-то причины.

Сотериологическое и нравственное значение догмата о Пресв. Троице.

Догмат о Пресв. Троице имеет, в первую очередь, важнейший смысл для человеческого спасения. Если Христос – не воплотившийся Бог, то для человечества ничего не изменилось с эпохи Ветхого Завета, и человеческое естество по-прежнему отделяет от Бога непреодолимая пропасть. Поэтому свт. Афанасий Великий, например, решительно отказывался называть ариан христианами. То же самое правило мы соблюдаем в настоящее время по отношению к учениям и сектам, отрицающим догмат о троичности Бога.
Кроме этого, догмат о Пресв. Троице имеет глубокое нравственное значение. Любовь как свойство Божие описывает не только отношение Бога к тварному миру, но затрагивает саму сущность внутрибожественной жизни. Именно взаимные отношения Лиц Пресв. Троицы Сам Господь предлагает в качестве совершенного прообраза человеческих взаимоотношений: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино. …да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17:21-22). Разумеется, для тварных существ невозможно полное уподобление Лицам Пресв. Троицы в их отношениях взаимной любви, но в теле Христовом – Церкви, где человек становится «новой тварью», возможно преодоление эгоистической греховной замкнутости человеческих индивидов и возрастание в Божественной любви, насколько это возможно для человека.


ИСТОЧНИКИ

Давыденков Олег, иерей. Катихизис. М., ПСТГУ, 2001
Иларион (Алфеев), епископ. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие. Клин, 2004

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
Просьба о помощи
© LogoSlovo.ru 2000 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites