Когда филология помогает богословию.(Таинство Причащения.Евхаристия).


Прот. Петр Андриевский

В прошлом году мне пришлось беседовать с одной сестрой милосердия и неожиданно выяснилось, что незадлого до разговора она стала выпускницей Православного Свято-Тихоновского богословского института.

Известно же, что 20 февраля 2006 г. в Московской духовной академии проходил семинар на тему «Святые Дары в таинстве Евхаристии», целью которого было: достижение единства по вопросу таинства Евхаристии. Единства, правда, не произошло – все остались при своем мнении. Договорились только: для предотвращения соблазна среди верующих прекратить дискуссии в прессе. Однако противники пресуществления, как занимали профессорские и преподавательские кафедры в духовных заведениях, так и остались их занимать. Как они соблюдают достигнутый договор? Конечно, православный телеканал «Союз», как транслировал лекции проф. А.И.Осипова, читаемые им в МДА, так и продолжает траслировать.

А как в ПСТБИ? Я спросил у выпускницы, как в институте преподавалось учение о таинстве Евхаристии?
- Нашему курсу повезло, - сказала она. – Нам разрешили сдавать по Киприану (Керну). Но предупредили, что в будущем не допустят никакого «пресуществления».

Какие хорошие преподаватели в ПСТБИ! А вот в Минских духовных школах они очень строгие. Как я узнал: за признание пресуществления во время экзамена студента могут выгнать из аудитории.

- А как нужно говорить? – спросил я у одного выпускника.

- Нужно говорить не пресуществление – как учат католики, а преложение, что будет православно, - наставительно объяснил мне выпускник.

Услышав это, я обрадовался, поскольку видел перед собой человека, который сможет объяснить мне: чем отличается понятие «пресуществление» от понятия «преложение».

На мой вопрос последовал ответ: «Преложение – это когда к хлебу и вину прилагается Святой Дух и они именуются после этого Телом и Кровью Христовыми».

- А почему хлеб и вино, после того, как Вы говорите, к ним приложился Святой Дух, мы должны именовать Телом и Кровью Христовыми?

Этот вопрос поставил в совершенный тупик собеседника. Чтобы вывести его из замешательства, поясняю:

- Когда происходит пресуществление, то само вещество или, можно сказать, существо хлеба и вина изменяются и становятся по своему существу Телом и Кровью Христовой. Потому мы и говорим, что хлеб и вино пресуществляются в Тело и Кровь. А когда Дух Святой прилагается, как Вы говорите, к хлебу и вину: они по-прежнему остаются хлебом и вином. Почему мы должны называть их Телом и Кровью?

- Так сказал Христос.

- Когда Он это сказал?

- На Тайной вечери. Там Он показал на хлеб и сказал, что это Плоть Моя, и – на вино, сказав, что это Кровь Моя.

- Но можете ли Вы утверждать, что после этих слов Христа хлеб и вино не пресуществились в Тело и Кровь Христовы? Можете ли сказать, что Вам известны мысли апостолов и они на Тайной вечери причащались хлеба и вина, которые только символически именуются Телом и Кровью?

- Хотите сказать, что Вам известны мысли апостолов?

- Вы удивитесь, но известны. Поскольку от апостолов через мужей апостольских, христианских апологетов, древних мучеников, святителей учение о Евхаристии дошло и до нас. И по этому учению хлеб и вино в таинстве Евхаристии пресуществляются или другими словами прелагаются в Тело и Кровь Христовы.

- Так и я же сказал, что прелагаются. Термин преложение – православный, а пресуществление – нет.

- Вообще-то я уже понял, что Вы понимаете под преложением. И то, как пр(Е)ложение у Вас трансформировалось в пр(И)ложение. Но дело в том, что богословие Церкви запрещает такое филологическое вмешательство. Термин преложение – однозначен и в богословии не имеет никаких толкований. Этот термин уже был использован на IV Вселенском Соборе при определении способа соединения Божеского и человеческого естеств в Ипостаси Христовой. Они соединены: 1) неслитно, 2) незменно или непреложно, 3) нераздельно, 4) неразлучно.
Так вот тем, что они соединены неизменно или непреложно, утверждается, что оба естества пребывают в Ипостаси Христовой неизменно: ни Божество не преложилось в человечество, т.е. не стало естеством человеческим, ни человечество – в Божество. Так что если в таинстве Евхаристии утверждается о преложении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, то это значит, что хлеб и вино изменили свои естества - в естество Тела и Крови. Другими словами: пресуществились.


http://otec-piotr.livejournal.com/11651.html#cutid1

Комментарии (2)

Всего: 2 комментария
#1 | Юрий Новиков »» | 30.11.2012 12:21
  
0
Приветствую Борис!

**..если в таинстве Евхаристии утверждается о преложении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, то это значит, что хлеб и вино изменили свои естества - в естество Тела и Крови. Другими словами: пресуществились.** - интересно, разберутся когда-нибудь филологи и с тем, о каком вине говорил Иисус, и могло ли это быть такое вино, которое как Кровь Христа предлагают сегодня??...

пс "И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.." (Быт 11:6-8)
  
#2 | Борис Шварев »» | 30.11.2012 13:23 | ответ на: #1 ( Юрий Новиков ) »»
  
0
Не совсем понятно Юрий,что именно вы хотели высказать своим постом,не знаю правильно ли вас понял,но Бог Всемогущий,как смешал языки за гордыню человеческую,так по Милости Своей и Любви к роду человеческому соединил его во Христе Иисусе Господе,поэтому те кто желает спасения исповедуют свою веру "Едиными устами и единым сердцем."

Евхаристия 4: Едиными устами и единым сердцем
Дудченко Андрей, прот.

Выдержки:

Вера человека, который «верит в душе» и не нуждается в Церкви, — это вера другая, не та, которую оставил Христос Своим ученикам. Подлинное обращение в Церковь есть переход от «единства снизу» — родового, национального, идеологического, политического — к «единству свыше», к единству с Богом во Христе Духом Святым. Для того, чтобы являть в мире это единство и спасать им мир, и существует Церковь.

Единство свыше, без которого невозможна Церковь, осуществляется и принимается прежде всего его именованием, явлением в слове. «Будучи само осуществлением “единства веры”, — пишет прот. А. Шмеман, — исповедание веры в самом себе несет и дарует радость об этом единстве, (оно) есть радостное священнодействие Церкви». Поэтому Таинство Единства во Христе — Евхаристия — и начинается с исповедания единства в вере. Символ веры судит нас и проверяет наше учение и благочестие на соответствие подлинному опыту Церкви.

http://www.kiev-orthodox.org/site/worship/760/
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites